Межполушарное взаимодействие: Развитие межполушарных связей у детей, упражнения и игры. Признаки несформированности межполушарного взаимодействия – Подтвердите, что вы не робот

Содержание

Книга Межполушарное взаимодействие читать онлайн бесплатно, автор Коллектив авторов на Fictionbook

Межполушарное взаимодействиеМежполушарное взаимодействие

© Издательство «Генезис», 2009

Предисловие

Теория межполушарного взаимодействия – междисциплинарная система взглядов о закономерностях, механизмах, этапах и формах протекания многогранных эндо- и экзогенных энергоинформационных коммуникаций человека.

Функциональная асимметрия мозга и межполушарные взаимодействия в процессе осуществления психической деятельности являются одной из важнейших характеристик человека как вида, эволюционным новообразованием, не уступающим по своей важности прямохождению, мануальной деятельности, речи и сознанию. Собственно последние и стали неотъемлемыми человеческими качествами, отобранными эволюцией благодаря стагнированной именно асимметричным образом нейробиологической базе. Вместе с тем эти поведенческие паттерны сами являются триггерными механизмами для становления и закрепления специфически латерализованной мозговой активности в фило- и онтогенезе человека.

Функциональная специализация и взаимодействие полушарий, с одной стороны, обеспечивают человеческой психике устойчивость, упорядоченность и дифференцированность, с другой – предопределяют наличие степеней свободы для создания новых психологических интеграций.

С середины ХХ века проблема межполушарных взаимодействий стабильно удерживает первое место в исследовательском поле нейронаук. К «межполушарному дискурсу» постоянно апеллируют также клиницисты, этологи, лингвисты, педагоги и т. д., не говоря уже о средствах массовой информации. Вряд ли какой-то другой объект обсуждения может конкурировать с этим по обилию фактов, объяснительных моделей, а подчас и спекуляций. К настоящему времени имеется достаточно литературных источников, посвященных феноменологии и научному обсуждению огромного массива данных о парной работе мозга. Но накал страстей не уменьшается, а потребность в такого рода литературе не уменьшается. Это обусловлено, во-первых, постоянным пополнением «банка данных» в этой области знаний, а во-вторых, тем очевидным обстоятельством, что многие фундаментальные работы стали сегодня раритетами, поскольку давно не переиздавались или в свое время были опубликованы в специальных научных сборниках.

В результате молодые специалисты знакомятся не с базовой литературой (в истинном смысле этого слова), а с той, которая им доступна. И дело не в том, хороша она или плоха, а в том, что любой автор использует накопленный ранее опыт избирательно, в некотором предпочтительном именно для его точки зрения контексте.

Таким образом, имеет место некоторая парадоксальная ситуация. Кажется, что все в той или иной мере знакомы с основными тезисами «межполушарной парадигмы», но в ходе наблюдения за дискуссией появляется ощущение, что разговор ведется о разных феноменах и разных объяснительных моделях. А терминология при этом используется одна и та же.

В этой связи представляется важным обозначить ряд понятий, которые являются центральными в данной парадигме. Это необходимо именно потому, что нет сегодня направления в науках о поведении человека, которое не обращалось бы к анализу межполушарного обеспечения психических функций. Но терминологическая путаница и эклектика схем анализа приводят подчас к необоснованным выводам и явным противоречиям между различными научно-исследовательскими школами.

Итак, понятие «межполушарное взаимодействие» включает в себя представления:

• о доминантности полушарий мозга. Употребление этого термина еще с 50-х годов прошлого века было признано грамотным только в контексте непременного упоминания, «по отношению к какому фактору (именно фактору, а не целой функции или процесса), в каких условиях, в каком возрасте, в каком социокультурном обрамлении»;

• о функциональной асимметрии мозга, имеющей нейробиологические, психофизиологические и психические (фило-и онтогенетические) аспекты; то есть о функциональной латерализации, специализации левого и правого полушарий мозга в процессе обеспечения любой психической функции и, более глобально, целостных стратегий поведения;

• о парной работе левого и правого полушарий мозга, то есть о собственно межполушарных взаимодействиях в актуализации различных параметров, аспектов психической деятельности в целом и конкретной психической функции или процесса в частности;

• о системе и функциях комиссуральных связей, обеспечивающих парную работу мозга актуально и на разных этапах онтогенеза; то есть о структурах и механизмах, которые собственно и реализуют многогранные межполушарные взаимодействия (координации).

Следует отметить, что наибольшее число имеющихся публикаций (в том числе – тематических хрестоматий) посвящено обсуждению специализации правого и левого полушарий. Данное же издание в первую очередь акцентирует аспект собственно взаимодействия полушарий: системно-динамических модулей и уровней его обеспечения, онтогенетических характеристик, а также базовых феноменов и патофеноменов, имеющих место в норме, субнорме и патологии.

В разделе 1 объединены работы, обсуждающие теоретические проблемы парной работы полушарий мозга. Литературные обзоры, выполненные Б.С. Котик и В.И. Голодом, представляются наиболее на сегодняшний день информационно насыщенными и обобщающими опыт, накопленный прежде всего за рубежом. Следует подчеркнуть, что за истекшее с момента первой публикации время их ценность ничуть не убавилась. Следующие две работы (А.В. Семенович, М. Кинсборн) посвящены постоянно обсуждаемой в психолого-педагогической среде проблеме левшества. Здесь специально представлены те отрывки авторских работ, которые апеллируют именно к теоретическому дискурсу данной проблемы. Помимо этого, работа М. Кинсборна (в переводе Л.И. Московичюте), любезно предоставленная автором для данной хрестоматии, является, на наш взгляд, образцом корректного научного анализа. Ее, помимо прочего, мы рекомендовали бы всем для усвоения как базовый алгоритм размышления истинного профессионала.

В разделе 2 представлены работы отечественных психиатров, ставшие классикой нейропсихологии. Генеалогически они примыкают к линии научных поисков мозговой организации психопатологических процессов, заложенной еще в XIX веке Х. Джексоном. Помимо самостоятельной ценности и уникальности этих описаний, данные тексты имеют особое значение ввиду набирающего силу нового направления исследований – идеологии «нейрокогнитивного дефицита». Ведь в излагаемых текстах, в сущности, заложены кардинальные линии дальнейших междисциплинарных разработок проблем мозгового обеспечения поведения человека. Например, сопоставление описываемых А.С. Шмарьяном патофеноменов и механизмов патологии ствола головного мозга с представленными в разделе 5 аналогичными нейропсихологическими данными позволяет совершенно по-новому увидеть функциональную иерархию межполушарных взаимодействий в актуал- и онтогенезе человека.

Раздел 3 посвящен обсуждению проблемы, которая не так часто попадает в фокус исследовательского внимания. Между тем динамические характеристики межполушарных взаимодействий – альфа и омега нейропсихологического анализа. Системно-динамическая природа мозговой организации психической деятельности инвариантно предполагает дифференциацию ее статических и кинетических (динамических) параметров. И соответственно внедрение в экспериментальный и аналитический арсенал нейропсихолога методов, адекватных решению этой задачи. В этом разделе представлены модели исследования разнообразных системно-динамических модификации церебрального обеспечения психической деятельности.

В Разделе 4 объединены работы авторов, профессиональный интерес которых направлен на изучение главной мозговой комиссуры – мозолистого тела. С середины 50-х годов ХХ века, после знаменитого открытия Р. Сперри, Дж. Богеном и М. Газзанигой «расщепленного мозга», признанного одним из величайших в истории науки, этой теме посвящены тысячи статей и монографий. Но интерес к тайнам этого уникального мозгового образования не ослабевает. Богатая феноменология, описываемая в каждом из представленных текстов, сама по себе уникальна, поскольку частота встречаемости больных с поражением (или недоразвитием) мозолистого тела невелика. Но не менее важен обзор литературы по данной проблеме, присутствующий в каждом тексте. В целом читатель получит возможность рассмотреть загадки мозолистого тела в самых различных ракурсах.

Раздел 5 посвящен онтогенетическим аспектам межполушарных взаимодействий человека. В определенном смысле они отражают эволюцию, преемственность нейропсихологического знания о закономерностях формирования межполушарных взаимодействий в онтогенезе и центральной роли стволовых и срединных образований в этой драматургии. Все представленные в этом разделе работы выполнены на верифицированном клиническом материале (ИНХ им. Н.Н. Бурденко РАМН, директор – академик А.Н. Коновалов), что обусловливает высокую валидность и надежность заключенных в них данных и выводов. Акцентируем это особо, поскольку, строго говоря, только такая схема анализа, опирающаяся на скрупулезное исследование локальной мозговой патологии, должна в принципе рассматриваться как безусловная доказательная база для дальнейших теоретических рассуждений. Можно дискутировать о трактовках полученных результатов, но их истинность не подлежит сомнению в отличие от любых сколь угодно многочисленных экспериментов на нормативной (субнормативной) выборке.

Собственно, сказанное в полной мере относится ко всем работам, включенным в настоящую хрестоматию. Они выполнены в единой жесткой схеме анализа (начиная от методического обеспечения и заканчивая алгоритмом рассуждений) и, таким образом, стопроцентно сопоставимы, объективны и независимы от времени, индивидуального авторского почерка и т. п. Очевидно, в этом содержится одно из главных достояний школы А.Р. Лурия. Стабильность, инвариантность базовых схем анализа – единственная возможность реализации «времясвязывающей» функции научной мысли, а, следовательно, плодотворного развития знания.

 

Раздел 1. Межполушарное взаимодействие: теоретические аспекты

История и современное состояние проблемы межполушарного взаимодействия. Котик Б.С.

Историко-методологический анализ развития нейропсихологии вообще и проблемы межполушарного взаимодействия в частности представляются актуальной задачей, заслуживающей специального внимания. Но при первых же попытках реализовать эту задачу выявляются трудности, имеющие принципиальное значение. Прежде всего логическая история прогресса идей не всегда совпадает с хронологической историей их появления и существования. Скорее можно выразить это так: идеи рождаются, живут, но не умирают, то есть практически все идеи в области межполушарного взаимодействия, появившись на том или ином этапе развития нейропсихологии, на некоторый период занимают центральное положение, затем экспериментальное обоснование и критика идеи приводят к формулировке новой, более прогрессивной, более широкой идеи, объяснительная сила которой значительно выше. Однако фактически изжившая себя концепция продолжает имплицитно или явно влиять на интерпретацию новых фактов, и, таким образом, новая и старая концепции как бы сосуществуют.

Представления о системной и динамической локализации высших психических процессов стимулируют поиск в плане исследования межполушарного взаимодействия как динамического процесса обеспечения сложной жизнедеятельности человека, где каждое из полушарий выполняет свои вполне определенные функции, вносит свой вклад в осуществление любого психического процесса (Лурия, 1969; Хомская, 1986; Симерницкая, 1985).

Реальность функциональных асимметрий и латеральных феноменов несомненна, под каким бы углом зрения мы ее ни рассматривали. Все дело именно в том и состоит, что, исходя из одних и тех же фактов, разные авторы строят разные модели для их интерпретации. Сегодня нет недостатка в частных моделях, которые создаются для интегрирования информации определенного аспекта проблемы, таких как, например, теории, объясняющие мануальную доминантность, половые различия в латерализации. Недостает как раз некоторой большой объединяющей схемы, метатеории, или парадигмы, для всех проблем латеральности. Можно предположить, что такую теорию вообще нельзя сформулировать, считая, что латеральные феномены могут быть разнообразны по своей природе и не иметь общего механизма или принципа. Однако мы солидарны с более оптимистическим взглядом, отстаиваемым М. Алленом (Allen, 1983). В значительной части данные разных авторов часто совпадают или соответствуют друг другу. Параметры латерализации из разных и далеких областей коррелируют между собой, и, хотя корреляции часто невелики и сложно объяснимы, общая их схема обнадеживает.

Итак, доминируют частные модели. ‹…› М. Аллен (Allen, 1983) выделяет 5 основных классов моделей:

1) односторонней специализации;

2) кооперативного взаимодействия;

3) негативного взаимодействия;

4) параллелизма;

5) распределения. ‹…›

Следует отметить, что развитие взглядов на проблему парности в работе головного мозга всегда шло в ногу с попытками практического использования знаний и представлений о функционировании мозга. Две сферы деятельности человека являются основными потребителями информации в этой области: медицина и педагогика, т. е. организация и методика общего и специального обучения. При этом эффективность внедрения результатов научного поиска в практику существенно зависит от того, насколько верны исходные теоретические положения.

‹…›

Ранние взгляды: эквипотенциальность двух полушарий. Борьба за амбилатеральность

Первый значительный трактат о двойственности мозга, опубликованный Л. Виганом (Wigan, 1844), сразу же привлек внимание к новому взгляду на природу психических заболеваний. Его воззрения, достаточно прогрессивные для своего времени, вызвали противоречивые реакции общественности и прессы. Он считал человека существом двойственным, «сделанным из двух совершенных половин». Проблема парности рассматривалась еще вне идеи асимметрии функций, поскольку каждое из полушарий считалось полноценным мозгом. Ключ к успешной деятельности человека заключается в обеспечении синхронности их активности. Рассогласованность в их работе ведет к помешательству, является причиной нарушений поведения. Анализ логики А. Вигана представляется весьма поучительным для современного латерализационного бума.

Он начал с простого и потенциально проверяемого утверждения, что при поражении одного полушария психика может оставаться целостной, и приводил примеры сохранности психики в отдельных случаях односторонней мозговой патологии. Но не оговаривалось, какая сторона поражена, и делался вывод о дублировании психики. Доказательство существования двух сознаний, управляемых двумя полушариями, он черпал также в случаях раздвоения сознания: способность видеть себя со стороны, управлять своими патологическими склонностями, сдерживать импульсы. Он считал, что двойственное сознание заложено в природе нормального нейропсихологического функционирования. Однако в других случаях он видел причины нарушения поведения в дисфункции одного из полушарий, и теперь уже не важно, что в исходной позиции предполагалось, что каждое из полушарий обладает полным набором психических возможностей и могло бы обеспечить нормальное поведение самостоятельно.

В современной версии идея о двойственности мозга отстаивается некоторыми исследователями, но далеко не все ее разделяют. Дж. Боген и другие (Bogen, 1969; Puceetty, 1981) исходят из того, что при рассечении мозолистого тела психика не «разделяется» на две de novo, а просто рассечение выявляет уже существующую двойственность. Большинство исследователей считают, что мозолистое тело объединяет полушария в реализации познания и для обеспечения целостности сознания (Sperry, 1974; Мосидзе, Эзрохи, 1986), а Дж. Боген (Bogen, 1969) утверждает, что оно осуществляет посреднические функции между двумя фундаментально несовместимыми типами психики, «генерируемыми в одном и том же мозге». Его последователи считают, что с помощью мозолистого тела каждый из двух наших умов получает полную, но независимую репрезентацию мира (Puccetty, 1981).

А. Виган видел в обучении источник гармонии, однако предполагал, что «воля» одного полушария обычно «тиранизирует» другое, то есть одно лидирует, а другое ассистирует. Он считал, что, как правило, левое полушарие превосходит по силе правое и что эта асимметрия объясняет большую эффективность правой руки как инструмента воли. Таким образом, он как бы предвосхитил концепцию доминантности левого полушария.

Следует отметить, что идея равенства и параллелизма в работе полушарий привлекла внимание широкой общественности. Представление о том, что асимметричное использование рук есть результат исключительно воспитания при потенциальном их функциональном равенстве, легло в основу создания специальной организации «Общество амбидекстральной культуры», которую возглавил Дж. Джексон. В 1905 г. он изложил цели общества в книге «Амбидекстральность, или Двурукость и двуполушарность: аргумент для естественного развития и рационального обучения». Систематическая тренировка левой руки стала вводиться в практику в школах Америки и Европы. Результаты отражены как в научной, так и в художественной литературе. Так, в воспоминаниях Н. Саррот описываются муки французских школьников, которых заставляли писать левой рукой. И это несмотря на то, что уже в те времена большинство ученых считало, что ведущая рука есть продукт определенной естественной асимметрии мозга, результат естественного отбора, представляющий более высокий уровень эволюции видов. Уже исследовались анатомические асимметрии, асимметричное кровоснабжение мозга. Появлялись данные о развитии правшества по мере развития цивилизации. Но представители амбидекстральной культуры считали, что правшество исключительно продукт предубежденного воспитания, что любые функциональные различия вторичны по отношению к социально и культурно организованному обучению одной руки. Утверждалось, что тренировкой обеих рук можно достигнуть более равного кровоснабжения и вследствие этого – гармонизации человеческих эмоций и страстей. Предполагалось также, что письмо обеими руками будет освобождать по очереди каждую руку для отдыха, явится профилактическим средством против искривления позвоночника. Обещанные познавательные и неврологические преимущества обеспечивали широкое влияние идей амбидекстральности: давали надежду удвоить психические возможности.

В начале нынешнего века неврологи пытались найти объяснение тем случаям, когда поражение зоны Брока не сопровождается афазией. Некоторые вслед за К. Монаковым считали, что прилежащая к речевым зонам кора принимает на себя функции пораженного участка, другие приписывали викарную функцию противоположному полушарию. При этом важная роль отводилась ведущей руке. К. Броун-Секар (Brown-Sequard, 1874) полагал, что билатеральное развитие движений будет способствовать развитию обеих частей мозга. Была введена специальная гимнастика для развития тонких и точных движений при афазии. Некоторые ученые также считали, что благодаря тренировке можно изменить врожденную тенденцию мозговой доминантности, если интенсивную тренировку начать в раннем детстве. В те времена эти взгляды разделяли многие, нельзя сказать, что и сегодня столь упрощенные средства не предлагаются вновь и вновь.

Один на сторонников Дж. Джексона, Р. Ланди, советовал в качестве средства против афазии при поражении мозга изучение второго или даже третьего языка, но при этом, утверждал он, нужно держать книгу, писать, переворачивать страницы левой рукой, а правая должна быть как можно более пассивной. Предполагалось, что этот метод приведет к приобретению языка с помощью неиспользуемого правого полушария, а если так, то способности мозга в отношении языка удвоятся. Представлялось, что будущие поколения будут использовать свой левый мозг для германских языков и сохранять романские языки в правом. Если у больного будут поражены речевые центры слева, то у него все же сохранятся некоторые языки, на которых он сможет излагать свои мысли (Lundie, 1896)

Не правда ли, настолько просто, что кажется гениальным! Однако на самом деле, несмотря на то что у билингвов и полиглотов отмечается большая гибкость мозговых механизмов речи, картина афазии у них далеко не простая.

‹…›

Другой тип аргументов в поддержку амбидекстральности черпается из данных о левшах, поскольку известно, что под давлением традиций они чаще пользуются правой рукой, чем правши пользуются левой. Таким образом, они ‹…› стимулируют оба полушария, достигая уровня амбидекстрии, что обеспечивает им особую точность тонких манипуляций. Почему бы правшам не достичь уровня амбилатеральности, которая обычно является привилегией левшей (Lundie, 1896).

И наконец, особое внимание привлекали факты, свидетельствовавшие, что, несмотря на раннее поражение левого полушария головного мозга, у детей может развиваться речь. Интерпретация этих фактов была единодушной: у ребенка неполная дифференциация полушарий по речи, а у взрослого снижаются способности правого полушария развивать управление произвольными речевыми движениями. Отсюда ясно, что начинать тренировку обеих рук нужно как можно раньше в детстве для повышения силы разума и снижения вероятности нарушения психики при мозговых поражениях.

Действительно, клинические факты свидетельствуют о снижении способности к развитию речи у взрослого и о большей пластичности детского мозга (Симерницкая, 1985). Что же касается тренировки левой руки при афазии, то нет доказательства, что именно это влияет на восстановление речи.

По ряду оснований сторонники амбидекстральной культуры использовали мощные аргументы, но, несмотря на это, с самого начала они встретились с очень сильной оппозицией, хотя и не по тем пунктам аргументации, которые были наиболее слабыми.

Призывая к тренировке левой руки, представители амбидекстральной культуры исходили из предположения, что она просто нетренированная копия правой руки, как и правое полушарие – нетренированная низшая копия левого полушария. Но по крайней мере в отношении рук это оспаривалось уже тогда. Обещанию усилить силу ума тоже не очень поверили даже те, кто в целом положительно относился к движению за амбидекстрию. Было замечено, что больший процент амбидекстров, но не левшей, встречается среди имбецилов, чем в целом среди населения. Из этого не следует, что тренировка левой руки приведет к идиотии, но и в той же мере вряд ли приведет к гениальности.

 

Отмечалось, что большая амбилатеральность левшей вследствие вынужденного использования правой руки ведет к не столь уж благотворным результатам. Появились описания случаев эмоциональных расстройств и распада навыков письма, когда родители и учителя активно вмешивались в процесс формирования предпочтения руки у ребенка. Однако такие протесты были на руку движению за амбидекстрию: ведь они призывали не к замещению одной руки другой, а к двурукости или равнорукости. А в 1911–1912 гг. стали известны исследования по переученным левшам, которые подчинились традиции общества и стали писать правой рукой. Среди них заикание встречалось в три раза чаще, чем среди других, включая левшей, которые не переучивались. Объясняли это тем, что либо доминантная речевая область «обкрадывается энергией», либо имеет место некоторое соревнование, дезорганизующее функцию.

1. Котик Б.С. Межполушарное взаимодействие у человека. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1992.

Межполушарное взаимодействие у детей

В последние годы актуальность исследования проблемы межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия объясняется повышением частоты случаев отклонений в развитии. Особенно ярко это видно, если обратить внимание на педиатрию и те заболевания, с которыми родители приводят своих чад ко врачу. Известно немало таких ситуаций, когда к специалистам не обращаются, тем не менее ребенок нуждается в коррекции с участием профессионалов в области педагогики, психологии.

Тонкости вопроса

Любое нарушение и отклонение в развитии приводит к формированию неких патологических проявлений. Известны такие общие черты и проявления, которые наблюдаются при разных вариантах дизонтогенеза. У многих маленьких пациентов наблюдаются сложности межполушарного взаимодействия. У детей нередки искажения сенсорики, моторики, отставание в становлении психики. Неправильное и недостаточное взаимодействие мозговых полушарий всегда негативно влияет на способность ребенка двигаться.

нейропсихология упражнения межполушарного взаимодействия

Ученые признают одной из перспективных и исключительно интересных областей исследования проблемы межполушарного взаимодействия и их влияние на двигательную активность ребенка, отличающегося психическими нарушениями. Предположительно, еще предстоит узнать много нового об асимметричном развитии полушарий, их взаимодействии, онтогенезе явления. Для исследования этой проблемы привлекают детей, у которых выявлен синдром Дауна либо задержка формирования психики.

Официальные подходы

Посвященные межполушарным взаимодействиям мозга исследования, организованные в научной среде, проводились с привлечением более сотни участников, из числа которых половина была здоровой, у второй половины наблюдались задержки развития и становления психики. Каждый участник был комплексно проверен, особенное внимание уделено психоневрологическому состоянию. Половое соотношение между мальчиками и девочками в процентах в группе здоровых исследуемых составляло 48 % и 52 %, среди половины, страдающей отклонениями, девочек было 36 %. Также к работе привлекались 9-11-летние детишки, больные синдромом Дауна. Для официального исследования пригласили восьмерых.

Чтобы оценить особенности межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия, исследователи прибегали к методикам Лурия, предложенным в начале нашего тысячелетия. Такое вариант предполагает анализ кинестетического, динамического, пространственного праксиса. Дополнительно обследуются способность рисовать и писать. По итогам проб можно оценить рельеф взаимодействия мозговых частей применительно к способности ребенка двигаться. Особенно четкий результат наблюдается при анализе бимануальных проб.

межполушарная асимметрия межполушарное взаимодействие

Цели и задачи

Как показали посвященные развитию межполушарного взаимодействия у детей исследования, определенные наблюдения помогают оценить, как устанавливается контроль того или иного полушария над некоторым движением. В пробах ребенок преимущественно пользуется конкретной рукой, и особенно выражен эффект влияния полушария при экспериментах, в ходе которых одинаковые движения приходится выполнять разными конечностями. Ученые, изучая обозначенную проблему, оценивали, насколько сильны у участников группы связи между мозговыми зонами, как это влияет на способность исполнить пространственную задачу, поставленную перед испытуемым. Врачи оценивали гибкость, зрелость взаимоотношений полушарий применительно к моторике и активности ребенка.

Достоверные сведения, полученные при изучении возможностей развития межполушарного взаимодействия у детей, показывают, что при дизонтогенезе парное функционирование мозговых областей формируется несколько иначе, нежели у полностью здорового несовершеннолетнего.

Нормы и отклонения

Обычно развитие межполушарного взаимодействия происходит гетерохронно. Различные функциональные аспекты формируются в разные временные промежутки. При психических отклонениях наблюдаются количественно измеряемые отклонения. Разнообразные формы праксиса и стабильность специализации на конкретной моторике проходит по аналогичным последовательным шагам, как и у здоровых детей, но медленнее и менее равномерно. При этом постепенно формируется та же иерархия отношений между мозговыми полушариями. Исследование детей с синдромом Дауна позволило выяснить, что латеральные факторы развиваются намного медленнее, причем полного развития так и не происходит – это связано с особенностями врожденного заболевания. Довольно существенно сбивается комиссуральное взаимное влияние полушарий. Сбои затрагивают все аспекты парной работы мозговых структур.

Изучение особенностей развития межполушарного взаимодействия у левшей показало, что таким детям свойственны некоторые особенности становления асимметрии, не присущие тем, у кого ведущая рука – правая. Как показал анализ исследований, во многом организация мозговых структур зависит от половой принадлежности ребенка.

упражнения на межполушарное взаимодействие

А стоит ли внимания?

Исследования, в ходе которых выявлялись особенности межполушарного взаимодействия, показали, что такой нюанс мозгового функционирования можно смело назвать фундаментальной закономерностью. Частный вариант взаимной работы парного органа – асимметрия, но в текущий момент ситуация сложилась так, что именно ее закономерности знакомы специалистам больше, нежели в целом правила взаимодействия мозговых элементов. Изучение физиологии и анатомии, сбор статистических, экспериментальных данных, многочисленные наблюдения за лицами с латеральными нарушениями позволяют с уверенностью говорить – два мозговых полушария играют разные роли в человеческом организме.

Изучение мозговой анатомии показало асимметричность корок этого органа и подкорковых слоев. Физиологически это выражено в отличиях биологической электрической активности в период спокойствия и при деятельности, связанной с психикой, требующей межполушарного взаимодействия. Клинические наблюдения позволяют заключить, что разные элементы мозга в разной степени связаны со способностью человека говорить, а также реализацией неречевых мозговых функций. В нейропсихологии асимметрия полушарий стала проблемой специфики работы разных половин мозга, вклада каждой из них в технический аспект движения. Нельзя сказать, что асимметрия – глобальная проблема, явлению присущ парциальный характер.

Асимметрия: тонкости

Изучая межполушарное взаимодействие, ученые установили, что асимметричность работы разных элементов мозга может сказываться на сенсорике, моторике и психической деятельности. Для каждого из этих видов присуще обилие частных случаев. Были введены системы классификации асимметрии, Хомская предложила определять профили латеральной мозговой организации. Принято говорить об абсолютных левшах, правшах, людях, одновременно владеющих обеими руками, лево-, праворуких персонах. У чистых типов доминирует конкретная система анализа, при смешанном варианте ведущие системы отличаются. Исходя из типов взаимодействия, можно определить, каковы степень развития, форма конкретного полушария. Для людей, принадлежащих к разным категориям, присущи несколько отличные когнитивные особенности, личностные процессы, эмоциональность и способность двигаться.

Межполушарное взаимодействие обеспечено комиссурой и сопровождается явлением, которое в медицине было названо расщепленным мозгом. При нарушении нормальной функциональности в первую очередь это сказывается на реципрокных движениях, ребенок не может в словах описать сведения, которые получает правое полушарие. Возможно нарушение способности рисовать, писать, используя обе руки. Сбои взаимодействия между полушариями бывают абсолютными либо частичными.

межполушарные взаимодействия мозга

Проблемы и их решение

В нейропсихологии упражнения для развития межполушарного взаимодействия разрабатываются достаточно давно. Сами особенности взаимной работы мозговых областей, асимметричность этого процесса считаются спровоцированными биологическими и социальными факторами. Неравнозначность функций мозговых частей наблюдается, когда ребенок только рождается, но механизмы взаимодействия окончательно складываются в среднем к четырнадцатилетнему возрасту, а у некоторых – позже. Парная мозговая работа представляет собой итог влияния генетики, социального окружения взрослеющего ребенка.

Чтобы оценить особенности конкретного случая, исследуемому дают упражнения на межполушарное взаимодействие, по итогам которых определяют, какие части тела можно назвать ведущими. Упражнения строятся таким образом, чтобы оценить функциональность разных анализаторов и обоснованно сопоставить итоги. Изучение обусловлено принципом двойной стимуляции. Классический вариант – дихотическое слушание.

Разработкой упражнений на межполушарное взаимодействие, анализов результатов исследования, уточнением нюансов случая и возможностей его коррекции занимаются специалисты по нейроанатомии, нейрофизиологии. Привлечены психологи и ученые из других близких областей. Проблему считают одной из ключевых для клинической психологии нашего времени.

От теории к практике

Человек формирует свое представление о мире, в котором существует, исходя из сведений, проникающих через органы восприятия. Наше физиологическое тело, мыслительные процессы и эмоциональное состояние тесно между собой связаны. Человеческому мозгу присущ сильный эмоциональный компонент, во многом именно эмоции определяют то, как хорошо мы запомним некоторое событие, насколько легко и эффективно будем учиться. Эмоции тесно связаны с вниманием и способностью его фокусировать. Они направляют нас, а через внимание, ими контролируемое, корректируется способность учиться и усваивать новую информацию. Оптимальный вариант развития человека – в достижении баланса между эмоциями, физиологическим состоянием и мышлением. Каждый из этих элементов должен обеспечить некоторую пользу, чтобы суммарно человек как целостный объект, столкнувшись с жизненной ситуацией, повернул ее в свою пользу.

Стрессовые условия могут сопровождаться блокированием кровотока в мозговых структурах, в силу чего возникают нарушения межполушарного взаимодействия. Отдельные органы, ответственные за чувственное восприятие мира, отключаются. Человек сталкивается с проблемами одновременного функционирования и мышления. Дабы нормализовать и стабилизировать работу организма, необходимо уметь привести в норму энергию, восстановить все коммуникационные каналы. Для этого разработаны специальные приемы, упражнения, довольно простые, доступные всем – детям, взрослым.

развитие межполушарного взаимодействия

Нужно ли нам заниматься?

Разработанные для улучшения межполушарного взаимодействия упражнения для детей позволяют активизировать взаимодействие физического организма, мыслительных процессов, понизить агрессивное стрессовое воздействие среды, оптимизировать способность человека обучаться, повысить качество этого процесса. Существуют практические методики и простые задания, которые можно практиковать в любом месте и в любое время, при этом эффективность их проверена временем. Как считают некоторые специалисты, лишь каждый десятый человек на нашей планете может эффективно и сбалансировано пользоваться обеими частями мозга, в то время как прочие развивают лишь левую или правую сторону, вторая же игнорируется. Чаще внимание уделяют левой части мозга, из-за чего втуне пропадет творческий потенциал.

Разработанные для развития межполушарного взаимодействия упражнения направлены на улучшение интеллектуальных способностей и телесного здоровья. Для этого применяют разные варианты двигательной активности, посредством которых можно создавать нейронные сети и улучшать взаимную работу мозговых отделов.

Особенности мозговых половин

Правая половина человеческого мозга ответственна за гуманитарные аспекты личности, способность генерировать и воспринимать образы. Традиционно это полушарие считают творческим. Его адекватная работа обеспечивает возможность координировать движения, воспринимать пространственное положение вещей.

Левая мозговая половина ответственна за способность говорить, рассуждать логически. Она объясняет математические способности человека, возможности распознавать знаки. Именно ресурсами правого полушария мозга человек может аналитически мыслить, воспринимать сведения на слух, формулировать для себя цели и строить последовательные программы их достижения.

межполушарное взаимодействие

Связь полушарий реализована через нервные волокна, расположенные в области затылка, темечка. Ученые подсчитали: количество волокон превышает 200 миллионов. Они формируют собой мозолистое тело, контролирующее мозговую активность и передающее сведения между половинами органа. Если этот элемент организма нарушается, деятельность человека страдает. При сбоях проводимости основная нагрузка ложится на ведущее полушарие, в то время как второе оказывается полностью заблокированным, связи между отделами нет. Такой человек не может ориентироваться в пространстве, его эмоциональные реакции не соответствуют ожиданию, восприятие зрительных образов и звуков, письмо нескоординированные.

Как улучшить?

Ритмирование – первая и базовая последовательность действий, позволяющая подготовить человека к новым сведениям, повысить эффективность их восприятия. Перед началом занятия рекомендуется выпить стакан воды – жидкость помогает телу и мозгу эффективно комплексно работать, повышает энергетические запасы и нормализует способности мыслить. Следующий шаг – связка из трех простых упражнений.

Первое выполняют сидя либо стоя. Ноги располагают так, чтобы было удобно, параллельно друг другу или немного сведя, расслабляют колена, руку кладут на пупок, двумя пальцами (первым, третьим) другой руки начинают массировать область между двумя верхними ребрами. Дышат нормально, продолжают выполнять задание некоторое время, пока ощущения приятные, затем меняют руки.

Второе упражнение помогает активизировать разные элементы обоих полушарий. Левым локтем тянутся к правому колену, одновременно поднимая его к руке, пока участки тела не соприкоснутся. Затем аналогичное движение повторяют другой стороной. Необходимо выполнить задание 4-8 раз, точное количество повторов определяют, ориентируясь на ощущения. Стараются поддерживать дыхание обычным, размеренным. Желательно делать задание медленно, концентрируясь на активности мышц пресса. При отсутствии такого ощущения, вероятно, что-то делается неверно: колено поднимается выше задуманного, возможно, локоть наклоняется излишне.

Заключительное задание блока начинается со скрещивания лодыжек. Затем перекрещивают верхние конечности, вытягивая ладони тыльными областями вперед так, чтобы первые пальцы смотрели к полу. Руку переносят через другую, ладонями фиксируют замок, опускают конечности, на уровне груди выворачивают, направляя локти к полу. Язык прижимают к небу вблизи зубного ряда, глубоко выдыхают. Длительность – пока комфортно находиться в такой позе.

развитие межполушарного взаимодействия детей

Что еще попробовать?

Довольно популярным стало упражнение, названное «ленивыми восьмерками». Специалисты рекомендуют выполнять его, если человек продолжительное время должен работать за компьютером. Одну руку вытягивают вперед, немного сгибая в локте, сжимают кулачок, выпрямляя первый палец так, чтобы он был на уровне носа. Руку начинают двигать по траектории перевернутой восьмерки. Важно поддерживать голову хоть без напряженности, но прямо. За перемещениями конечности необходимо следить глазами, не меняя положение головы. Большой палец должен двигаться от центра к потолку, в противоположном движению часовой стрелки направлении. Каждое движение должно быть медленным. Необходимо концентрироваться на задании и четко осознавать, что за упражнение выполняется. Каждой рукой движение повторяют не менее трех раз.

Читать книгу Межполушарное взаимодействие Коллектива авторов : онлайн чтение

Межполушарное взаимодействие. Хрестоматия

© Издательство «Генезис», 2009

Предисловие

Теория межполушарного взаимодействия – междисциплинарная система взглядов о закономерностях, механизмах, этапах и формах протекания многогранных эндо– и экзогенных энергоинформационных коммуникаций человека.

Функциональная асимметрия мозга и межполушарные взаимодействия в процессе осуществления психической деятельности являются одной из важнейших характеристик человека как вида, эволюционным новообразованием, не уступающим по своей важности прямохождению, мануальной деятельности, речи и сознанию. Собственно последние и стали неотъемлемыми человеческими качествами, отобранными эволюцией благодаря стагнированной именно асимметричным образом нейробиологической базе. Вместе с тем эти поведенческие паттерны сами являются триггерными механизмами для становления и закрепления специфически латерализованной мозговой активности в фило– и онтогенезе человека.

Функциональная специализация и взаимодействие полушарий, с одной стороны, обеспечивают человеческой психике устойчивость, упорядоченность и дифференцированность, с другой – предопределяют наличие степеней свободы для создания новых психологических интеграций.

С середины ХХ века проблема межполушарных взаимодействий стабильно удерживает первое место в исследовательском поле нейронаук. К «межполушарному дискурсу» постоянно апеллируют также клиницисты, этологи, лингвисты, педагоги и т. д., не говоря уже о средствах массовой информации. Вряд ли какой-то другой объект обсуждения может конкурировать с этим по обилию фактов, объяснительных моделей, а подчас и спекуляций. К настоящему времени имеется достаточно литературных источников, посвященных феноменологии и научному обсуждению огромного массива данных о парной работе мозга. Но накал страстей не уменьшается, а потребность в такого рода литературе не уменьшается. Это обусловлено, во-первых, постоянным пополнением «банка данных» в этой области знаний, а во-вторых, тем очевидным обстоятельством, что многие фундаментальные работы стали сегодня раритетами, поскольку давно не переиздавались или в свое время были опубликованы в специальных научных сборниках.

В результате молодые специалисты знакомятся не с базовой литературой (в истинном смысле этого слова), а с той, которая им доступна. И дело не в том, хороша она или плоха, а в том, что любой автор использует накопленный ранее опыт избирательно, в некотором предпочтительном именно для его точки зрения контексте.

Таким образом, имеет место некоторая парадоксальная ситуация. Кажется, что все в той или иной мере знакомы с основными тезисами «межполушарной парадигмы», но в ходе наблюдения за дискуссией появляется ощущение, что разговор ведется о разных феноменах и разных объяснительных моделях. А терминология при этом используется одна и та же.

В этой связи представляется важным обозначить ряд понятий, которые являются центральными в данной парадигме. Это необходимо именно потому, что нет сегодня направления в науках о поведении человека, которое не обращалось бы к анализу межполушарного обеспечения психических функций. Но терминологическая путаница и эклектика схем анализа приводят подчас к необоснованным выводам и явным противоречиям между различными научно-исследовательскими школами.

Итак, понятие «межполушарное взаимодействие» включает в себя представления:

• о доминантности полушарий мозга. Употребление этого термина еще с 50-х годов прошлого века было признано грамотным только в контексте непременного упоминания, «по отношению к какому фактору (именно фактору, а не целой функции или процесса), в каких условиях, в каком возрасте, в каком социокультурном обрамлении»;

• о функциональной асимметрии мозга, имеющей нейробиологические, психофизиологические и психические (фило-и онтогенетические) аспекты; то есть о

функциональной латерализации, специализации левого и правого полушарий мозга в процессе обеспечения любой психической функции и, более глобально, целостных стратегий поведения;

• о парной работе левого и правого полушарий мозга, то есть о собственно межполушарных взаимодействиях в актуализации различных параметров, аспектов психической деятельности в целом и конкретной психической функции или процесса в частности;

• о системе и функциях комиссуральных связей, обеспечивающих парную работу мозга актуально и на разных этапах онтогенеза; то есть о структурах и механизмах, которые собственно и реализуют многогранные межполушарные взаимодействия (координации).

Следует отметить, что наибольшее число имеющихся публикаций (в том числе – тематических хрестоматий) посвящено обсуждению специализации правого и левого полушарий. Данное же издание в первую очередь акцентирует аспект собственно

взаимодействия полушарий: системно-динамических модулей и уровней его обеспечения, онтогенетических характеристик, а также базовых феноменов и патофеноменов, имеющих место в норме, субнорме и патологии.

В разделе 1 объединены работы, обсуждающие теоретические проблемы парной работы полушарий мозга. Литературные обзоры, выполненные Б.С. Котик и В.И. Голодом, представляются наиболее на сегодняшний день информационно насыщенными и обобщающими опыт, накопленный прежде всего за рубежом. Следует подчеркнуть, что за истекшее с момента первой публикации время их ценность ничуть не убавилась. Следующие две работы (А.В. Семенович, М. Кинсборн) посвящены постоянно обсуждаемой в психолого-педагогической среде проблеме левшества. Здесь специально представлены те отрывки авторских работ, которые апеллируют именно к теоретическому дискурсу данной проблемы. Помимо этого, работа М. Кинсборна (в переводе Л.И. Московичюте), любезно предоставленная автором для данной хрестоматии, является, на наш взгляд, образцом корректного научного анализа. Ее, помимо прочего, мы рекомендовали бы всем для усвоения как базовый алгоритм размышления истинного профессионала.

В разделе 2 представлены работы отечественных психиатров, ставшие классикой нейропсихологии. Генеалогически они примыкают к линии научных поисков

мозговой организации психопатологических процессов, заложенной еще в XIX веке Х. Джексоном. Помимо самостоятельной ценности и уникальности этих описаний, данные тексты имеют особое значение ввиду набирающего силу нового направления исследований – идеологии «нейрокогнитивного дефицита». Ведь в излагаемых текстах, в сущности, заложены кардинальные линии дальнейших междисциплинарных разработок проблем мозгового обеспечения поведения человека. Например, сопоставление описываемых А.С. Шмарьяном патофеноменов и механизмов патологии ствола головного мозга с представленными в разделе 5 аналогичными нейропсихологическими данными позволяет совершенно по-новому увидеть функциональную иерархию межполушарных взаимодействий в актуал– и онтогенезе человека.

Раздел 3 посвящен обсуждению проблемы, которая не так часто попадает в фокус исследовательского внимания. Между тем динамические характеристики межполушарных взаимодействий – альфа и омега нейропсихологического анализа. Системно-динамическая природа мозговой организации психической деятельности инвариантно предполагает дифференциацию ее статических и кинетических (динамических) параметров. И соответственно внедрение в экспериментальный и аналитический арсенал нейропсихолога методов, адекватных решению этой задачи. В этом разделе представлены модели исследования разнообразных системно-динамических модификации церебрального обеспечения психической деятельности.

В Разделе 4 объединены работы авторов, профессиональный интерес которых направлен на изучение главной мозговой комиссуры – мозолистого тела. С середины 50-х годов ХХ века, после знаменитого открытия Р. Сперри, Дж. Богеном и М. Газзанигой «расщепленного мозга», признанного одним из величайших в истории науки, этой теме посвящены тысячи статей и монографий. Но интерес к тайнам этого уникального мозгового образования не ослабевает. Богатая феноменология, описываемая в каждом из представленных текстов, сама по себе уникальна, поскольку частота встречаемости больных с поражением (или недоразвитием) мозолистого тела невелика. Но не менее важен обзор литературы по данной проблеме, присутствующий в каждом тексте. В целом читатель получит возможность рассмотреть загадки мозолистого тела в самых различных ракурсах.

Раздел 5 посвящен онтогенетическим аспектам межполушарных взаимодействий человека. В определенном смысле они отражают эволюцию, преемственность нейропсихологического знания о закономерностях формирования межполушарных взаимодействий в онтогенезе и центральной роли стволовых и срединных образований в этой драматургии. Все представленные в этом разделе работы выполнены на верифицированном клиническом материале (ИНХ им. Н.Н. Бурденко РАМН, директор – академик А.Н. Коновалов), что обусловливает высокую валидность и надежность заключенных в них данных и выводов. Акцентируем это особо, поскольку, строго говоря, только такая схема анализа, опирающаяся на скрупулезное исследование

локальной мозговой патологии, должна в принципе рассматриваться как безусловная доказательная база для дальнейших теоретических рассуждений. Можно дискутировать о трактовках полученных результатов, но их истинность не подлежит сомнению в отличие от любых сколь угодно многочисленных экспериментов на нормативной (субнормативной) выборке.

Собственно, сказанное в полной мере относится ко всем работам, включенным в настоящую хрестоматию. Они выполнены в единой жесткой схеме анализа (начиная от методического обеспечения и заканчивая алгоритмом рассуждений) и, таким образом, стопроцентно сопоставимы, объективны и независимы от времени, индивидуального авторского почерка и т. п. Очевидно, в этом содержится одно из главных достояний школы А.Р. Лурия. Стабильность, инвариантность базовых схем анализа – единственная возможность реализации «времясвязывающей» функции научной мысли, а, следовательно, плодотворного развития знания.

Раздел 1. Межполушарное взаимодействие: теоретические аспекты
История и современное состояние проблемы межполушарного взаимодействия1
  Котик Б.С. Межполушарное взаимодействие у человека. Ростов-на-Дону: Изд-во Ростовского ун-та, 1992.

[Закрыть]

. Котик Б.С.

Историко-методологический анализ развития нейропсихологии вообще и проблемы межполушарного взаимодействия в частности представляются актуальной задачей, заслуживающей специального внимания. Но при первых же попытках реализовать эту задачу выявляются трудности, имеющие принципиальное значение. Прежде всего логическая история прогресса идей не всегда совпадает с хронологической историей их появления и существования. Скорее можно выразить это так: идеи рождаются, живут, но не умирают, то есть практически все идеи в области межполушарного взаимодействия, появившись на том или ином этапе развития нейропсихологии, на некоторый период занимают центральное положение, затем экспериментальное обоснование и критика идеи приводят к формулировке новой, более прогрессивной, более широкой идеи, объяснительная сила которой значительно выше. Однако фактически изжившая себя концепция продолжает имплицитно или явно влиять на интерпретацию новых фактов, и, таким образом, новая и старая концепции как бы сосуществуют.

Представления о системной и динамической локализации высших психических процессов стимулируют поиск в плане исследования межполушарного взаимодействия как динамического процесса обеспечения сложной жизнедеятельности человека, где каждое из полушарий выполняет свои вполне определенные функции, вносит свой вклад в осуществление любого психического процесса (Лурия, 1969; Хомская, 1986; Симерницкая, 1985).

Реальность функциональных асимметрий и латеральных феноменов несомненна, под каким бы углом зрения мы ее ни рассматривали. Все дело именно в том и состоит, что, исходя из одних и тех же фактов, разные авторы строят разные модели для их интерпретации. Сегодня нет недостатка в частных моделях, которые создаются для интегрирования информации определенного аспекта проблемы, таких как, например, теории, объясняющие мануальную доминантность, половые различия в латерализации. Недостает как раз некоторой большой объединяющей схемы, метатеории, или парадигмы, для всех проблем латеральности. Можно предположить, что такую теорию вообще нельзя сформулировать, считая, что латеральные феномены могут быть разнообразны по своей природе и не иметь общего механизма или принципа. Однако мы солидарны с более оптимистическим взглядом, отстаиваемым М. Алленом (Allen, 1983). В значительной части данные разных авторов часто совпадают или соответствуют друг другу. Параметры латерализации из разных и далеких областей коррелируют между собой, и, хотя корреляции часто невелики и сложно объяснимы, общая их схема обнадеживает.

Итак, доминируют частные модели. ‹…› М. Аллен (Allen, 1983) выделяет 5 основных классов моделей:

1) односторонней специализации;

2) кооперативного взаимодействия;

3) негативного взаимодействия;

4) параллелизма;

5) распределения. ‹…›

Следует отметить, что развитие взглядов на проблему парности в работе головного мозга всегда шло в ногу с попытками практического использования знаний и представлений о функционировании мозга. Две сферы деятельности человека являются основными потребителями информации в этой области: медицина и педагогика, т. е. организация и методика общего и специального обучения. При этом эффективность внедрения результатов научного поиска в практику существенно зависит от того, насколько верны исходные теоретические положения.

‹…›

Ранние взгляды: эквипотенциальность двух полушарий. Борьба за амбилатеральность

Первый значительный трактат о двойственности мозга, опубликованный Л. Виганом (Wigan, 1844), сразу же привлек внимание к новому взгляду на природу психических заболеваний. Его воззрения, достаточно прогрессивные для своего времени, вызвали противоречивые реакции общественности и прессы. Он считал человека существом двойственным, «сделанным из двух совершенных половин». Проблема парности рассматривалась еще вне идеи асимметрии функций, поскольку каждое из полушарий считалось полноценным мозгом. Ключ к успешной деятельности человека заключается в обеспечении синхронности их активности. Рассогласованность в их работе ведет к помешательству, является причиной нарушений поведения. Анализ логики А. Вигана представляется весьма поучительным для современного латерализационного бума.

Он начал с простого и потенциально проверяемого утверждения, что при поражении одного полушария психика может оставаться целостной, и приводил примеры сохранности психики в отдельных случаях односторонней мозговой патологии. Но не оговаривалось, какая сторона поражена, и делался вывод о дублировании психики. Доказательство существования двух сознаний, управляемых двумя полушариями, он черпал также в случаях раздвоения сознания: способность видеть себя со стороны, управлять своими патологическими склонностями, сдерживать импульсы. Он считал, что двойственное сознание заложено в природе нормального нейропсихологического функционирования. Однако в других случаях он видел причины нарушения поведения в дисфункции одного из полушарий, и теперь уже не важно, что в исходной позиции предполагалось, что каждое из полушарий обладает полным набором психических возможностей и могло бы обеспечить нормальное поведение самостоятельно.

В современной версии идея о двойственности мозга отстаивается некоторыми исследователями, но далеко не все ее разделяют. Дж. Боген и другие (Bogen, 1969; Puceetty, 1981) исходят из того, что при рассечении мозолистого тела психика не «разделяется» на две de novo, а просто рассечение выявляет уже существующую двойственность. Большинство исследователей считают, что мозолистое тело объединяет полушария в реализации познания и для обеспечения целостности сознания (Sperry, 1974; Мосидзе, Эзрохи, 1986), а Дж. Боген (Bogen, 1969) утверждает, что оно осуществляет посреднические функции между двумя фундаментально несовместимыми типами психики, «генерируемыми в одном и том же мозге». Его последователи считают, что с помощью мозолистого тела каждый из двух наших умов получает полную, но независимую репрезентацию мира (Puccetty, 1981).

А. Виган видел в обучении источник гармонии, однако предполагал, что «воля» одного полушария обычно «тиранизирует» другое, то есть одно лидирует, а другое ассистирует. Он считал, что, как правило, левое полушарие превосходит по силе правое и что эта асимметрия объясняет большую эффективность правой руки как инструмента воли. Таким образом, он как бы предвосхитил концепцию доминантности левого полушария.

Следует отметить, что идея равенства и параллелизма в работе полушарий привлекла внимание широкой общественности. Представление о том, что асимметричное использование рук есть результат исключительно воспитания при потенциальном их функциональном равенстве, легло в основу создания специальной организации «Общество амбидекстральной культуры», которую возглавил Дж. Джексон. В 1905 г. он изложил цели общества в книге «Амбидекстральность, или Двурукость и двуполушарность: аргумент для естественного развития и рационального обучения». Систематическая тренировка левой руки стала вводиться в практику в школах Америки и Европы. Результаты отражены как в научной, так и в художественной литературе. Так, в воспоминаниях Н. Саррот описываются муки французских школьников, которых заставляли писать левой рукой. И это несмотря на то, что уже в те времена большинство ученых считало, что ведущая рука есть продукт определенной естественной асимметрии мозга, результат естественного отбора, представляющий более высокий уровень эволюции видов. Уже исследовались анатомические асимметрии, асимметричное кровоснабжение мозга. Появлялись данные о развитии правшества по мере развития цивилизации. Но представители амбидекстральной культуры считали, что правшество исключительно продукт предубежденного воспитания, что любые функциональные различия вторичны по отношению к социально и культурно организованному обучению одной руки. Утверждалось, что тренировкой обеих рук можно достигнуть более равного кровоснабжения и вследствие этого – гармонизации человеческих эмоций и страстей. Предполагалось также, что письмо обеими руками будет освобождать по очереди каждую руку для отдыха, явится профилактическим средством против искривления позвоночника. Обещанные познавательные и неврологические преимущества обеспечивали широкое влияние идей амбидекстральности: давали надежду удвоить психические возможности.

В начале нынешнего века неврологи пытались найти объяснение тем случаям, когда поражение зоны Брока не сопровождается афазией. Некоторые вслед за К. Монаковым считали, что прилежащая к речевым зонам кора принимает на себя функции пораженного участка, другие приписывали викарную функцию противоположному полушарию. При этом важная роль отводилась ведущей руке. К. Броун-Секар (Brown-Sequard, 1874) полагал, что билатеральное развитие движений будет способствовать развитию обеих частей мозга. Была введена специальная гимнастика для развития тонких и точных движений при афазии. Некоторые ученые также считали, что благодаря тренировке можно изменить врожденную тенденцию мозговой доминантности, если интенсивную тренировку начать в раннем детстве. В те времена эти взгляды разделяли многие, нельзя сказать, что и сегодня столь упрощенные средства не предлагаются вновь и вновь.

Один на сторонников Дж. Джексона, Р. Ланди, советовал в качестве средства против афазии при поражении мозга изучение второго или даже третьего языка, но при этом, утверждал он, нужно держать книгу, писать, переворачивать страницы левой рукой, а правая должна быть как можно более пассивной. Предполагалось, что этот метод приведет к приобретению языка с помощью неиспользуемого правого полушария, а если так, то способности мозга в отношении языка удвоятся. Представлялось, что будущие поколения будут использовать свой левый мозг для германских языков и сохранять романские языки в правом. Если у больного будут поражены речевые центры слева, то у него все же сохранятся некоторые языки, на которых он сможет излагать свои мысли (Lundie, 1896)

Не правда ли, настолько просто, что кажется гениальным! Однако на самом деле, несмотря на то что у билингвов и полиглотов отмечается большая гибкость мозговых механизмов речи, картина афазии у них далеко не простая.

‹…›

Другой тип аргументов в поддержку амбидекстральности черпается из данных о левшах, поскольку известно, что под давлением традиций они чаще пользуются правой рукой, чем правши пользуются левой. Таким образом, они ‹…› стимулируют оба полушария, достигая уровня амбидекстрии, что обеспечивает им особую точность тонких манипуляций. Почему бы правшам не достичь уровня амбилатеральности, которая обычно является привилегией левшей (Lundie, 1896).

И наконец, особое внимание привлекали факты, свидетельствовавшие, что, несмотря на раннее поражение левого полушария головного мозга, у детей может развиваться речь. Интерпретация этих фактов была единодушной: у ребенка неполная дифференциация полушарий по речи, а у взрослого снижаются способности правого полушария развивать управление произвольными речевыми движениями. Отсюда ясно, что начинать тренировку обеих рук нужно как можно раньше в детстве для повышения силы разума и снижения вероятности нарушения психики при мозговых поражениях.

Действительно, клинические факты свидетельствуют о снижении способности к развитию речи у взрослого и о большей пластичности детского мозга (Симерницкая, 1985). Что же касается тренировки левой руки при афазии, то нет доказательства, что именно это влияет на восстановление речи.

По ряду оснований сторонники амбидекстральной культуры использовали мощные аргументы, но, несмотря на это, с самого начала они встретились с очень сильной оппозицией, хотя и не по тем пунктам аргументации, которые были наиболее слабыми.

Призывая к тренировке левой руки, представители амбидекстральной культуры исходили из предположения, что она просто нетренированная копия правой руки, как и правое полушарие – нетренированная низшая копия левого полушария. Но по крайней мере в отношении рук это оспаривалось уже тогда. Обещанию усилить силу ума тоже не очень поверили даже те, кто в целом положительно относился к движению за амбидекстрию. Было замечено, что больший процент амбидекстров, но не левшей, встречается среди имбецилов, чем в целом среди населения. Из этого не следует, что тренировка левой руки приведет к идиотии, но и в той же мере вряд ли приведет к гениальности.

Отмечалось, что большая амбилатеральность левшей вследствие вынужденного использования правой руки ведет к не столь уж благотворным результатам. Появились описания случаев эмоциональных расстройств и распада навыков письма, когда родители и учителя активно вмешивались в процесс формирования предпочтения руки у ребенка. Однако такие протесты были на руку движению за амбидекстрию: ведь они призывали не к замещению одной руки другой, а к двурукости или равнорукости. А в 1911–1912 гг. стали известны исследования по переученным левшам, которые подчинились традиции общества и стали писать правой рукой. Среди них заикание встречалось в три раза чаще, чем среди других, включая левшей, которые не переучивались. Объясняли это тем, что либо доминантная речевая область «обкрадывается энергией», либо имеет место некоторое соревнование, дезорганизующее функцию.

Функции полушарий и межполушарное взаимодействие — Мегаобучалка

Функциональную асимметрию левого и правого полушарий можно рассматривать как эволюционное приобретение, отражающее достигнутый человеком исключительно высокий уровень функциональной дифференциации его мозга. По одной из гипотез с появлением зачатков абстрактного мышления и речи у далеких предков современного человека эти функции взяло на себя левое полушарие. В связи с этим связанная с левым полушарием правая рука постепенно становилась более активной и вместе с тем более сильной и ловкой. Абстрактное мышление и речь, находясь во взаимозависимости, постепенно совершенствовались и приобретали для человека все большую значимость.

Существует предположение, что полушария мозга пластичны, относительно простых функций, и специализированы, относительно сложных.

В научно-популярной литературе стало укореняться несколько упрощенное представление, что различие между полушариями целиком определяется видом информации, которой полушария оперируют: левое — словами и другими условными знаками, а правое — образами и другими невербальными (несловесными) сигналами. В соответствии с этим основная деятельность левого полушария получила название логико-вербального мышления, а правого – пространственно-образного. Эта теория выдвинута на основе того, что большинство левополушарных функций явно эволюционно моложе, чем правополушарные. Так, по мнению Леутина, левое полушарие специализируется на новых задачах, включается в исполнение тех или иных действий до тех пор, пока не выработается конкретная стратегия решения задачи, либо действие дойдет до автоматизма, и не будет нуждаться в участии левого полушария. Когда уже процесс решения задачи или действия закрепился, то вся информация о методах решения переходит в правое полушарие, где и хранится.

Левое полушарие служит для смыслового восприятия и воспроизведения речи, арифметического, логического и абстрактного мышления. Было обнаружено, что у 95 % людей левое полушарие отвечает за запоминание имен, математические операции, логику, прямолинейность — это функция левого полушария. Левое полушарие отвечает за языковые способности, контролирует речь, способность к чтению и письму, оно запоминает факты, даты, понимает глаголы. Гипотетически, правое полушарие функционирует в настоящем времени с опорой на прошлое, а левое — в настоящем с опорой на будущее время.



Обычно правое полушарие головного мозга ассоциируется исключительно с интуицией и творческим вдохновением, при этом чуть ли не кардинально противопоставляя «логическому» левому полушарию. В действительности столь строго деления нет: функции правого полушария неотделимы от логической деятельности.

Сферой специализации правого полушария является интуиция, обработка невербальной информации, которая выражается не на словах, а в символах и образах. Параллельная обработка информации, т. е. одновременной множественной целостной обработки без детального анализа, совокупное целостное восприятие пространственной, глобальной мобилизацией. Музыкальные способности, метафизические, передача смысла, художественны, изобразительные способности свойственны правому полушарию.

Таким образом, у человека, у которого оба полушария «бодрствуют», передача информации из одного полушария в другое происходит непосредственно во время процесса восприятия и обучения или же на ранних стадиях кратковременной памяти. Если этого не произошло, то память о предмете или событии может храниться в закодированной форме, например в правом полушарии, и быть недоступной для левого, для его речевой системы, а, следовательно, и для сознания.

Легко заметить, что в исследовании с помощью теста Вада (временное «угнетение» полушария, путем введения в сонную артерию амитала натрия) получена экспериментальная модель бессознательного психического явления, которое 3. Фрейд описал как феномен «вытеснения в подсознание». Логично предположить, что и в реальной жизни по тем или иным причинам (например, по механизму обратной маскировки.) временно может быть заблокирована передача информации по волокнам мозолистого тела или других комиссур, соединяющих оба полушария, из правого в левое. В результате, событие, которое было воспринято правым полушарием, остается неосознанным для субъекта, хотя след его хранится в правом полушарии и может влиять на когнитивную деятельность.

Переработка информации в левом полушарии более медленная, словесно-знаковая и последовательная, в правом полушарии – быстрая в образах, и мгновенно проводимая при чувственном анализе сложных стимулов.

Что касается осознаваемых и неосознаваемых процессов, то левое полушарие является центром сознания и контроля, управления произвольными психическими процессами, имеет чувство осознания и выделения человека из окружающей среды – «Я».

По мнению сторонников концепции об особой роли правого полушария в функциях бессознательных психических явлений, некоторые аспекты в деятельности этого полушария совпадают со способом познания, получившим в учении о психоанализе название первичного процесса, формы мышления, относимой 3. Фрейдом к системе бессознательного. Таких аспектов несколько: в правом полушарии представлено в основном невербальное мышление; правое полушарие работает по нелинейному принципу образования ассоциаций, «схватывает» внешнюю среду, как целое по восприятию какой-либо ее отдельной части; правое полушарие анализирует и может «произносить» отдельные слова, но не в состоянии организовать их в предложения.

Известен факт, что деятельность каждого полушария сопряжена с определенной гаммой эмоциональных состояний: левого – с положительной гаммой, правого – с отрицательной. Можно предположить, что за таким «расхождением» эмоций кроется важная закономерность более тесная связь абстрактного мышления с положительным эмоциональным тонусом и образного мышления с отрицательным эмоциональным тонусом. Эта закономерность уже подмечена нейрофизиологами. П. В. Симонов на основании анализа особенностей условных рефлексов, образованных на фоне отрицательных и положительных эмоциональных состояний, высказал мысль, что отрицательные эмоции склонны к оперированию конкретными образами, положительные эмоции способствуют переходу к абстрактным, обобщенным моделям. [7] Интересно также то, что при поражении правого полушария было замечено повышенное настроение, состояние эйфории и снижение агрессивности.

Было выявлено доминирование правого полушария в оценке эмоций вне зависимости от ее знака по тону прослушиваемого текста и преимущество левого полушария в оценке семантического содержания. Установлено, что в процессе прослушивания музыки у музыкально необразованных людей происходит активация правого полушария, что, казалось бы, вполне соответствует общепринятой точке зрения о его роли в корковой организации эмоциональных реакций и образного невербального мышления. Но у профессиональных музыкантов или у знатоков и любителей музыки подобной асимметрии. Это связано с тем, что при прослушивании, музыка вызывает более сложную когнитивную деятельность на уровне апперцепции с оживлением ассоциаций при участии системы речи, что приводит к активации левого полушария. Поэтому связать восприятие музыки с тем или другим полушарием у обычного человека довольно затруднительно.

Межполушарная асимметрия и межполушарное взаимодействие — фундаментальные закономерности работы мозга как парного органа. Межполушарная асимметрия является частным случаем межполушарного взаимодействия.

Взаимодействие полушарий возможно благодаря комиссурным нервным волокнам (спайкам). Правое и левое полушария соединены между собой тремя комиссурами, из которых самая большая – мозолистое тело. Оно объединяет лобные, теменные и затылочные области больших полушарий головного мозга и, соответственно, подразделяется на передние, средние и задние отделы. Экспериментальные исследования показали, что через мозолистое тело передается уже первично обработанная сенсорная информация. Информация низшего порядка, отражающая сенсорные и физические характеристики стимула (яркость, световой поток, контур, расположение, движение), поступает в оба полушария через ипсилатеральные или подкорковые пути. Для переноса более сложной информации необходимо целое мозолистое тело. Исследователи также указывают, что роль мозолистого тела невелика в переносе моторных команд, но оно является более значимым для переноса латерализованной вербальной или зрительно-пространственной информации. Роль межполушарного взаимодействия возрастает при повышении трудности выполняемого задания. Одна из важных функций мозолистого тела — обеспечение возможности межполушарного торможения для дифференциации активности полушарий и более эффективной обработки информации. От качества межполушарного взаимодействия зависит и уровень интеллекта.

Характер психической деятельности состоит в дифференцированном участии различных мозговых образований и полушарий мозга в организации высших психических функций. Ни одно полушарие не может быть рассмотрено как доминирующее по отношению к какой-либо функции или деятельности. Каждое полушарие доминирует по свойственному ему принципу работы, по тому вкладу, которое оно вносит в организацию психической функции. Таким образом, можно сказать, что межполушарная организация психических процессов основана на единстве двух факторов: функциональной асимметрии (специализации) полушарий мозга и их взаимодействии в психической деятельности человека.

 

Речь и межполушарное взаимодействие

Развитие межполушарного взаимодействия необходимо для гармноничного развития высших психических функций.
Сейчас все чаще в логопедические занятия включаются задания на развитие умственных способностей и физического здоровья через определенные, которые заключаются в двигательных упражнениях, сопряженных с речью. Кинезиологические упражнения – комплекс движений, позволяющий активизировать межполушарное взаимодействие, развивать комиссуры (нервные волокна, осуществляющие взаимодействие между полушариями).

Функционирование мозга складывается из деятельности двух полушарий, тесно связанных между собой системой нервных волокон (мозолистое тело). 

Мозолистое тело находится между полушариями головного мозга в теменно-затылочной части и состоит из двухсот миллионов нервных волокон. Оно является необходимым для координации работы мозга и передачи информации из одного полушария в другое. 

Нейропсихологи утверждают, что нарушение межполушарного взаимодействия является одной из причин появления дислексии и дисграфии. Поэтому при выявлении нарушения межполушарного взаимодействия, можно начинать работу по профилактике дисграфии и дислексии.

Тест на определение наличия нарушения межполушарного взаимодействия и предрасположенности к дислексии и дисграфии. 

Ребенок держит одну руку за спиной. 

Взрослый притрагивается кисточкой к фалангам пальцев (1-й или 3-й фаланге любого пальца, кроме большого, всего 8 вариантов) в произвольном порядке. 

Ребенок должен показать большим пальцем на другой руке, к какой фаланге, какого пальца было прикосновение. 

Если неправильных ответов более 30%, то это говорит о том, что есть предрасположенность к дислексии, дисграфии, так как более 30% ошибок свидетельствует о наличии нарушения межполушарного взаимодействия.

Упражнения для развития межполушарного взаимодействия 

  • Улучшают мыслительную деятельность, 

  • синхронизируют работу полушарий, 

  • способствуют улучшению запоминания, 

  • повышают устойчивость внимания, 

  • облегчают процесс овладения навыками письма. 

Продолжительность занятий зависит от возраста и может составлять от 5-10 до 20 – 35   мин. в день. Заниматься рекомендуется ежедневно. 

Длительность занятий по одному комплексу упражнений – 45 – 60 дней. Желательно делать перерыв (две недели) между комплексами. 

Упражнения для развития межполушарного взаимодействия. Улучшают мыслительную деятельность, синхронизируют работу полушарий, способствуют улучшению запоминания, повышают устойчивость внимания, облегчают процесс овладения навыками письма. 

Колечко.  Поочередно и как можно быстрее необходимо перебирать пальцы рук, соединяя в кольцо с большим пальцем последовательно указательный, средний и т. д. 

Упражнение выполняется в прямом (от указательного пальца к мизинцу) и в обратном (от мизинца к указательному пальцу) порядке. Вначале упражнение выполняется каждой рукой отдельно, затем вместе.

Кулак-ребро-ладонь.  

Проба Н.И. Озерецкого на динамический праксис «Кулак-ребро-ладонь» Ребенку показывают три положения руки на плоскости стола, последовательно сменяющих друг друга: •  ладонь на плоскости,  • сжатая в кулак ладонь,  • ладонь ребром на плоскости стола,  • снова распрямленная ладонь на плоскости стола.

Ухо-нос.  Левой рукой взяться за кончик носа, а правой рукой – за противоположное ухо. Одновременно отпустить ухо и нос, хлопнуть в ладоши и поменять положение рук «с точностью до наоборот». 

. Упражнения выполнять, начиная с указательного пальца и в обратном порядке от мизинца к указательному. Выполнять нужно каждой рукой отдельно, затем обеими руками вместе. 

Зеркальное рисование.  Положить на стол чистый лист бумаги. Попросить ребенка взять в обе руки по карандашу или фломастеру. Попросить его рисовать одновременно обеими руками зеркально-симметричные рисунки, буквы (по предложенному образцу). 

  • Инструкция :  «Постучи по столу расслабленной кистью правой, а затем левой руки». 

  • Инструкция :  «Опираясь на стол ладонями, полусогни руки в локтях. Встряхивай по очереди кистями». 

  • Инструкция :  «Соедини концевые фаланги выпрямленных пальцев рук. Пальцами правой руки с усилием нажми на пальцы левой, затем наоборот. Отработай эти движения для каждой пары пальцев отдельно». 

  • Инструкция:  «Постучи каждым пальцем правой руки по столу под счет „1, 1–2, 1-2-3 и т. д.“.

Это только некоторые из огромного множества упражнений на развитие межполушарного взаимодействия, которые можно совместить с развитием речи и профилактикой нарушений письма и чтения.

Предположим, для профилактики артикулятрно-акустической дисграфии можно использовать технику межполушарного взаимодействия, используя логопедические магнитные жезлы.
Ребенку предлагаются магнитные жезлы и монетки. Поочередно, меняя руки, ребенок «собирает» жезлами монетки, называя звуки [c]-[ш] или слоги/слова с этими звуками. Таким образом, задействовав работу обоих полушарий, ребенок дифференцирует свистящий и шипящий звук.

(Могу приложить видео)


Для профилактики оптической дисграфии, можно использовать задания по изображению графического образа буквы с помощью тела. Ребенок получает задание показать букву «К». Таким образом задействуется не только навык правильного написания буквы, но и межполушарного взаимодействия.
(Могу приложить видео)

Межполушарное взаимодействие; межполушарные связи; синдром «расщепленного мозга».

Межполушарное взаимодействие; межполушарные связи; синдром «расщепленного мозга».

Межполушарное взаимодействие — особый механизм объединения ЛП и ПП в единую интегративную, целостно работающую систему, формирующийся под влиянием как генетических, так и средовых факторов. Взаимодействие полушарий ГМ обеспечивается комиссурными (спаечными) нервными волокнами. ЛП и ПП объединяются тремя комиссурами, самая большая — Мозолистое тело соединяет все гомотипические области коры левого и правого полушарий (кроме первичных проекционных полей). Операция по перерезке комиссур была разработана американскими нейрохрургами с целью хирургического лечения эпилепсии. После операций на мозолистом теле нет отчетливых изменений темперамента, личности и интеллекта больного. Однако при спец. исследовании обнаруживаются симптомы нарушений психических функций. Исследование комиссуротомированных больных обнаружило у них целый комплекс нарушений высших псхических функций, получивший название синдрома «расщепленного мозга». К ним относятся феномены, которые не встречаются при какой-либо другой патологии мозга.

Сенсорные феномены — зрительные стимулы, предъявленные в левое поле зрения, больные (правши) как бы не замечают и не могут их назвать. Но вспышка света в левом поле зрения ими замечается, т. е. передача зрительной информации через зрительную хиазму сохранна. Тот же эффект и при ощупывании предметов левой рукой. Этот феномен — аномия. Аномия не имеет ничего общего с амнестической афазией, так как те же объекты, «воспринимаемые» левым полушарием мозга, опознаются и называются правильно. Аномия — это невозможность называния предметов, «воспринимаемых» правым полушарием у правшей.

Речевые феномены — невозможности прочесть слово, предъявленное в левое поле зрения, или написать его. Те же слова, предъявленные в правое поле зрения, больной может прочесть и написать правильно. Полушарие хотя и является «неграмотным», но все же обладает определенными лингвистическими способностями. Если больному предлагается найти предмет, который обозначает предъявленное слово, среди прочих предметов, то он или находит его, или выбирает предмет из того же семантического поля (ручка — карандаш, и т. п.).

Двигательные феномены — нарушение реципрокных (совместных) движений рук или ног, совершаемых по разным программам (езда на велосипеде и др.). Также на отключение внимания больного от левой руки и в обыденных движениях. При изучении письма и рисунка правой и левой руками у больных с «расщепленным мозгом» был выявлен симптом дископиидизграфии. Если до операции больной мог писать и рисовать обеими руками (правой — лучше, левой — хуже), то после пересечения мозолистого тела левой рукой он может только рисовать, а правой — только писать.

Зрительно-конструктивная деятельность (в виде выполнения тестов на комбинирование кубиков и т. п.) существенно лучше выполняется левой, а не правой рукой (как и рисунок). В этой деятельности, так же как при письме и рисовании, отмечаются большие индивидуальные различия.

Изучение модели «расщепленного мозга» показало, что полушария головного мозга представляют собой единый парный орган, нормальное функционирование которого возможно лишь при их взаимодействии.

Особенностью последствий частичной перерезки мозолистого тела являются нарушения межполушарного взаимодействия лишь в одной модальности (зрительной, тактильной или слуховой). Модально-специфический характер этих нарушений зависит от места и объема перерезки волокон мозолистого тела (передние, средние, задние отделы). При перерезе средне-задних отделов мозолистого тела возникает тактильная. При каудальной перерезке мозолистого тела нарушения проявляются только в зрительной сфере. Называние объектов, информация о которых поступает в правое полушарие, также невозможно. Больные могут писать только правой, а рисовать — только левой рукой, хотя до операции они могли выполнять эти действия обеими руками. Нарушение взаимодействия слуховых систем проявляется в виде невозможности воспроизведения слов, подаваемых в левое ухо (по методике ди-хотического прослушивания), и наблюдается при повреждении передних и средних отделов мозолистого тела. При частичном поражении только передних отделов мозолистого тела нарушается реципрокная координация движений и запаздывает время переноса кожно-кинестетической информации слева направо и наоборот. мозолистое тело представляет собой дифференцированную систему, различные участки которой выполняют разные роли в механизмах межполушарного взаимодействия.

Другой особенностью синдрома частичной перерезки мозолистого тела является нестойкость появляющихся симптомов, т. е. сравнительно быстрое восстановление психических функций. Скорость восстановления различных функций неодинакова: сначала восстанавливается вербальная оценка тактильных стимулов, наносимых на левую половину тела, позже исчезают игнорирование левой половины зрительного поля и явления дископиидизграфии.

1.         В осуществлении любой психической функции —принимает участие весь мозг в целом, однако разные мозговые структуры и разные полушария выполняют различные роли в ее обеспечении.

2.         В дифференцированном участии разных мозговых образований и разных полушарий в реализации психических функций и состоит системный характер мозговой организации психической деятельности. Ни одно из полушарий не может рассматриваться, как доминирующее по отношению к какой бы то ни было психической деятельности или функции в целом. Каждое полушарие доминирует лишь по свойственному ему принципу работы, по тому вкладу, который оно вносит в общую мозговую организацию любой психической деятельности

Латеральные особенности нарушений гностических процессов (зрительного, слухового, тактильного восприятия), произвольных движений и действий, мнестических, интеллектуальных процессов, эмоций.

В современной нейропсихологии наметились два основных направления в изучении проблемы межполушарной асимметрии мозга. (немного истории)

Первое направление — это экспериментальное изучение специфики на-рушений отдельных (вербальных и невербальных) психических функций при поражении симметричных отделов ЛП и ПП ( позволяет выявить нейро симптомы, характерные для поражения только ЛП или ПП). Так, звено отсроченного восприятия запоминаемого материала преимущественно связано с работой ЛП, а непосредственного воспроизведения — с работой ПП, произвольный уровень управления психическими функциями реализуется преимущественно структурами ЛП, а непроизвольный, автоматизированный — структурами ПП(у правшей).

Второе направление – сопоставление целостных нейропсихологических синдромов, возникающих при поражении симметрично расположенных структур ЛП и ПП.

(история закончилась, теперь непосредственно по нарушениям)

После операций на мозолистом теле, нет отчетливых изменений темп-та, личности и общего интеллекта больного. Но есть характерные симптомы нарушений психических функций. К ним относятся сенсорные, речевые, двигательные и конструктивно-пространственные феномены, которые не встречаются при какой-либо другой патологии мозга. Эти данные и послужили основанием для выделения специального синдрома «расщепленного мозга».

Сенсорные феномены –1) зрит. St, предъявленные в левое поле зрения (т. е. проецируемые в ПП), больные (правши) как бы не замечают и не могут их назвать. Но вспышка света в левом поле зрения ими замечается, т. е. передача зрительной информации через зрительную хиазму сохранна.

2) Тот же эффект наблюдается и при ощупывании предметов левой рукой. Этот феномен получил название аномия. Т.о. аномия — это невозможность называния предметов, «воспринимаемых» правым полушарием (т. е. предъявленных в левую половину поля зрения или на левую руку) у правшей.

Речевые феномены 1) невозможность прочесть слово, предъявленное в левое поле зрения (т. е. в ПП), или написать его. Те же слова, предъявленные в правое поле зрения (в ЛП), больной может прочесть и написать правильно.

Двигательные феномены весьма демонстративны. 1) нарушение реципрокных (совместных) движений рук или ног, совершаемых по разным программам (печатание на машинке, езда на велосипеде и др.). (отключение внимания больного от левой руки и в обыденных движениях.)

2) синдром дископии-дисграфии («расщепленного мозга). Если до операции больной мог писать и рисовать обеими руками (правой — лучше, левой — хуже), то после пересечения мозолистого тела левой рукой он  может только рисовать, а правой — только писать.

Зрительно-конструктивная деятельность (в виде выполнения тестов на комбинирование кубиков и т. п.) лучше выполняется левой, а не правой рукой (как и рисунок). В этой деятельности, так же как при письме и рисовании, отмечаются большие индивидуальные различия.

Эмоциональном реагировании на эмоционально значимые стимулы. – 1) при ПП-х лобных поражениях – выраженное угнетение «-» эмоц. систем и патологич. усиление «+», неспособность к эмоц. контролю для Лп-х наоборот 2) пораж. височных областей – у ПП-х эмоц. Наруш. более грубые, у ЛП-х – тревожно – фобич. синдром

Мнестич. особенности: 1)поражение ЛП – нарушения слухоречевойи и зрит.-реч. памяти, непосредственное воспроизвед.сохранно больше, чем при ПП

2) поражение ПП- амузии, при пораж. затылочно-теменных отделов – нарушение пространственной памяти.

Т.о., Изучение модели «расщепленного мозга» впервые со всей очевидностью показало, что полушария головного мозга представляют собой единый парный орган, нормальное функционирование которого возможно лишь при их взаимодействии.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *