Петрановская кризис 3 лет – Л. Петрановская про непослушание и кризис негативизма (кризис трех лет) — петрановская людмила кризис 3 лет онлайн — запись пользователя Эйприл (id1834731) в дневнике

Содержание

Как пережить кризис 3 лет: лекция петрановской

Рывок к самостоятельности

Мы не считаем детей в этом возрасте учениками, но на самом деле именно сейчас они впитывают все знания. Ребенок не строит башню в том смысле, как это делает пятилетка, то есть как часть игры, а строит ее для того, чтобы распознать все свойства этих предметов.

Если представить, что мы живем в мире без техногенных опасностей, то трехлетний ребенок может быть автономным. Что мы и наблюдаем в архаичных культурах: он захотел попить — пошел и попил, захотел есть — пошел и взял себе кусок, замерз — подошел ближе к очагу и так далее. Мы так, конечно, не можем себе позволить, так как живем в условиях большого города со всеми его опасностями. Но главное, мы можем сделать вывод, что ребенок в этом возрасте обретает автономию.

Однако вместе с этой самостоятельностью приходит головокружение от успеха. Малыш может вести себя так, как будто хочет сказать: «Нечего меня тут ограничивать, я уже все умею сам!».

Откуда приходит кризис

Кризис — это рывок сепарации. Ребенок в районе 9-10 месяцев слазит с ручек родителей и начинает увеличивать автономию. И если раньше малыш мог лишь плакать, чтобы к нему пришли, то теперь он обнаруживает, что милости от родителей уже можно не ждать, а лучше действовать самому.

Такой ребенок живет будущим, он видит себя на опережение. Психологи проводили следующий эксперимент: они задавали детям вопрос «Ты большой или маленький?».

Трехлетки отвечали «Я большой!». А пятилетки говорили «Я маленький». Это происходит потому, что критичность сильно отстает от рывка к автономии.

Когда трехлетка сидит и крутит крышку от кастрюли, воображая, что это руль от машины, то он искренне верит, что он может водить машину не хуже, чем его отец. А пятилетка уже понимает, что крышку-то он крутит, но машина — это совсем другое дело.

И этот рывок к автономии толкает ребенка на ощущение, что ему море по колено. Истерика в период кризиса трехлетки — это апокалипсис. Он происходит сам по себе, и иногда ребенок обнаруживает себя катающимся в луже и сам не помнит, как он там оказался, так как у него еще не работает тот участок мозга, который отвечает за самоконтроль и торможение импульсов.

Почему кризисы трехлеток проходят по-разному

У одних детей случаются истерики пару-тройку раз за период с двух до трех лет. А у других кризис начинается в 1,9 — и до 3,5 лет родители живут, как на вулкане. Это врожденное качество нервной системы. Дети — не конструкторы, они рождаются со своими особенностями, а наша задача — научиться справляться со слабыми сторонами характера.

почему послушный малыш становится тираном

Содержание статьи

Мама с папой не узнают своего малыша: он стал капризным, непослушным, все делает назло родителям. Не пугайтесь, ничего особенного не происходит – через кризис 3 лет проходят все дети, но проявляется это по-разному. Если мама понимает, что младенческий возраст прошел и несмышленыш становится личностью, она сумеет найти с ним общий язык, и вся семья безболезненно переживет тяжелый период. А вот когда родители стараются удержать малыша в прежних рамках, кошмар затягивается надолго, а его последствия могут отравлять семейное счастье всю жизнь. Если справиться с ребенком своими силами не получается, обратитесь к психологу, его советы помогут восстановить мир.

Ребенок копается в ящике на кухне

Ребенок копается в ящике на кухне

Критическая масса знаний и умений

Примерно до двух с половиной лет малыш говорил короткими фразами, мог высказать, но не обосновать свои просьбы и пожеланиями. Спорить с взрослыми, не имея достаточного словарного запаса, очень сложно, единственным аргументом были слезы. Сейчас он может составить сложные предложения, сообщить о том, что он чувствует, как относится к чужим просьбам или поступкам. Примерно года в 3 у детей развивается умение хитрить. Ребенок трет глаза руками и хнычет в ответ на отказ дать ему конфетку. Всем кажется, что он расстроен и плачет, а хитрец через раздвинутые пальцы смотрит мультик по телевизору.

Трехлетний возраст знаменуется тем, что ребенок совсем по-другому начинает воспринимать сам себя. В нем формируется личность, имеющая право на собственное мнение и самостоятельные решения. В это время малыши очень любят вертеться перед зеркалом, им становится интересна внешность, наряды. Трехлетки не умеют ждать, они живут сейчас, а не в будущем. Девочке купили нарядное платье. Мама объясняет, что если сегодня пойти в нем на прогулку, вещь испачкается. Пусть повесит в шкафу, зато завтра на утреннике она будет самой красивой. А дочка хочет быть принцессой не завтра, а сию минуту, поэтому подарок вместо радости вызывает слезы.

Ребенок критически оценивает отношение к нему взрослых и не прощает несправедливости. Если мама сгоряча накричит на двухлетнего малыша, он поплачет и быстро забудет обиду. Через год у него проявляется гордость, и подобный незаслуженный окрик он может припомнить родителям и через месяц. Не думайте, что все пройдет само по себе, лучше извинитесь за свое неправильное поведение, чтобы инцидент был забыт.

Младенцы играют в кубики, песочек, катают машинки. С приближением кризисного периода начинается время ролевых игр. Куклы уже не просто подружки девочки, а семья: мама, папа, дети. Девочка разыгрывает сценки, которые видела в своем окружении. Прислушайтесь, как кукла-мама разговаривает со своими детьми, и вы будто увидите себя в зеркале.

Трехлетний ребенок недоволен

Трехлетний ребенок недоволен

Почему у малыша портится характер?

Сущность кризиса в том, что в 3 года ребенок уже вырос из прежних отношений, как из ползунков и распашонок. Так же, как грудничковая одежда давит и сковывает его тело, не может уместиться в прежние рамки и его психика. Мама с папой тоже должны перейти на новый уровень общения с ребенком, иначе конфликтов не избежать. Младенец был полностью зависим от родителей, не представлял себя отдельно от них. Теперь он воспринимает себя как отдельную личность, и чтобы утвердиться в этом качестве, старается во всем противопоставить себя взрослым. Иногда родители каждый каприз ребенка любого возраста списывают на кризис, хотя у этого явления есть свои «симптомы».

Когда ждать наступления кризиса и сколько длится сложный период? Четких границ не существует. Начало обычно наблюдается в возрасте от 2,5 до 3 лет, а длительность зависит от того, насколько правильно поведут себя родители. Обычно к 4 годам все заканчивается, психология взаимоотношений переходит на новый уровень – и в семье наступает мир. Иногда мама с папой сами ведут себя как упрямые трехлетки, с железной настойчивостью устанавливают бессмысленные запреты и правила. Не удивляйтесь, если при таких отношениях кризис затянется года на 2 и даже дольше.

Родителям нужно заранее настроиться на преодоление временных трудностей. Вся негативная симптоматика кризиса должна не огорчать, а радовать маму с папой. Ваш ребенок подрос, он переходит от раннего детства к дошкольному возрасту. Таких переломных моментов в жизни любого человека бывает много, и каждый проходит болезненно. Не жалуйтесь, как вам трудно стало с ребенком, поймите, что ему еще хуже, чем вам. Взрослый человек может получить рекомендации психолога, найти информацию о своей проблеме, а трехлетка не понимает, что с ним происходит, не знает, что делать с просыпающейся в нем личностью, как пережить новые ощущения.

Трехлетний ребенок

Трехлетний ребенок

Прислушайтесь к специалистам

Кризис трех  лет – настолько серьезный период в развитии малыша, что ему посвятили множество научных работ и психологи, и педагоги. В своих публикациях специалисты исследуют причины и ищут наиболее безболезненные способы преодолеть опасный рубеж. Родителям нужно вовремя заметить приближение перехода на новый этап становления личности, не перепутать его с обычными капризами или болезненным состоянием ребенка.

В помощь мамам и папам Л.С. Выготский описал 7 симптомов детского кризиса, которые так и названы – «семизвездие».

  1. Негативизм. Малыш отказывается выполнять просьбы взрослых, сам решает, чьи требования можно игнорировать, а кого нужно слушаться. Часто негативизм как симптом кризиса трех лет направлен только на близких людей, а с посторонними ребенок ведет себя хорошо. Мама никак не может увести трехлетку с детской площадки. Незнакомый прохожий говорит: «Ты почему не слушаешься? Быстро беги домой!» – и ребенок сразу слезает с карусели.
  2. Упрямство. Ребенок настаивает на своем и не перестает упрямиться, даже если понимает, что ему это невыгодно. Сын просит у мамы купить ему пластмассовую машинку. Женщина говорит, что эта игрушка неинтересная и показывает управляемый танк. Мальчик тоже понимает, что ему больше нравится танк, но упрямо требует уже ненужный автомобиль.
  3. Обесценивание. Ребенок ломает любимые игрушки, отказывается заниматься делом, от которого его прежде было невозможно оторвать. Бабушка поднимает с пола плюшевую игрушку и говорит, что зайчик плачет, ему жестко и холодно. Раньше малыш и спал, и ел с мягким другом, а сейчас выхватывает его и бросает в мусорное ведро.
  4. Строптивость. Малыш отвергает установленные правила семейной жизни и распорядка. Если все садятся за стол, он отказывается есть, даже когда голоден. Семья пообедала и собирается на прогулку, а он начинает кричать, что хочет кушать.
  5. Своеволие. Ребенок хочет все делать сам. Мама советует ему, что мелкие предметы удобно переносить в коробке или корзинке, но малыш упрямо хватает горсть деталей конструктора, несет в руках, по дороге все рассыпает.
  6. Протест-бунт. Ребенок начинает ссориться с взрослыми совершенно без повода. Посреди игры он может заявить маме: «Ты плохая, я тебя не люблю!».
  7. Деспотизм. Малыш становится настоящим диктатором, он хочет, чтобы все в семье происходило только по его желанию, родители подчинялись его требованиям. Мама говорит, что ей нужно срочно сделать очень важный звонок, она быстро закончит и прочитает ребенку сказку. Маленький тиран выхватывает из ее рук телефон и забрасывает его под кровать.

Кандидат психологических наук  В. А. Ильин рассматривает кризис трех лет с психосоциальной точки зрения. В этом возрасте малышу приходится контактировать и с взрослыми, и с другими детьми. Переходный период имеет большое значение для формирования умения общаться.

По Ильину, такой резкий перелом в поведении обусловлен 3 факторами.

  1. В развитии личности малыша начинается новый, очень важный этап.
  2. Взаимоотношения между ребенком и взрослыми резко становятся более разнообразными и сложными. То же самое происходит при его общении с другими детьми.
  3. Раньше дети воспитывались в семье, общаться в коллективе сверстников они начинали в школьном возрасте. Сейчас большинство малышей около 3 лет поступают в детские учреждения, где нужно уметь находить контакт не с 2-3 друзьями, а с целой группой.

Л. А. Петрановская рассматривает возрастной кризис 3 лет с точки зрения теории привязанности. С самого рождения малыш считал себя и родителей единым целым, и вдруг оказалось, что его и мамины желания могут быть абсолютно разными. Ребенок в ужасе, он всей душой любит родных людей – и одновременно стремится к проявлению самостоятельности. Сейчас только от взрослых зависит, сохранится ли крепкая привязанность между родителями и ребенком. Если мамина и папина позиция окажется правильной, теплые чувства не остынут и помогут выйти из любого конфликта. Если взрослые уподобятся трехлетке и начнут войну с ним, ребенок начнет бунтовать, стараясь взять на себя роль главы семьи. Ему не нужен этот тяжелый груз, маленький человечек хочет ощущать опеку родителей, но отношения между ними должны перейти на новый уровень.

Трехлетняя девочка рисует

Трехлетняя девочка рисует

Пути выхода из кризиса

Конфликты возникают в разных сферах жизни, и человек, не умеющий преодолевать их, находит другие способы сохранить душевный комфорт. С вызывающим раздражение мужем можно развестись или жить отдельно в гостевом браке и встречаться в периоды хорошего настроения, с неприятными знакомыми можно перестать общаться. А что делать, если отношения с собственным ребенком стали совершенно невыносимыми?

Родители находят разные методы преодолеть сложную ситуацию:

  • не спорят, становятся рабами своего чадушки;
  • силовыми методами настаивают на своем;
  • сводят к минимуму общение с ребенком: отдают в круглосуточный детский сад, нанимают няню с проживанием или отправляют то к одной, то к другой бабушке;
  • стараются понять причины происходящего и ищут компромисс с малышом.

Самым мудрым будет последнее решение. Перекладывать свои проблемы на других, во-первых, неэтично: сами решили родить малыша, вам и отвечать за его упрямство, истерики и своеволие. Во-вторых, ребенку нужны мама и папа. Бабушки, няни, воспитатели могут присмотреть за ним некоторое время, но нормально сформироваться личность может только с родителями. Потакать всем капризам тоже нельзя. Даже если у вас есть деньги на исполнение любых прихотей ребенка, ему когда-нибудь придется учиться ограничивать свои желания. В школе и во взрослой жизни человеку, не умеющему считаться с другими, будет очень трудно, подумайте о будущем своего малыша. Силовые методы приведут к психическому слому, ребенок вырастет или затравленным, закомплексованным, безвольным или озлобленным на весь мир.

Если вы решили создать семейную атмосферу, комфортную для всех, в первую очередь твердо усвойте: малыш не хочет причинить зло ни себе, ни вам. Ребенку неприятно, когда мама плачет, бабушка не желает с ним разговаривать. Не хочет он ни замерзнуть на улице без куртки, ни страдать от голода. Кризис и признаки его проявления обусловлены тем, что трехлетке нужно исследовать мир, который теперь существует отдельно от него. А как? Только путем проб и ошибок, вот малыш и отвергает все, что раньше окружало его, чтобы проверить, что из этого выйдет. Он хочет научиться жить в новом состоянии, самому решать, когда нужно поступать по-своему, а когда лучше прислушаться к советам старших.

Совет

Чтобы в вопросах воспитания не было разногласий, за «круглым столом» должны собраться родители, бабушки, дедушки и другие родственники, с которыми часто остается малыш. Выработайте общую стратегию и договоритесь, что излишне баловать или ставить в слишком жесткие рамки ребенка не будет никто.

Мама играет с ребенком

Мама играет с ребенком

Какие методы помогут найти компромисс?

Готовиться к наступлению кризиса нужно заранее. Если раньше ребенок ревом мог добиться всего, что пожелает, в 3 года истерики только усилятся. С младенческого возраста дайте ему понять, что ваше «Нет!» невозможно отменить никакими слезами. Не уподобляйтесь несмышленому малышу, не кричите, не плачьте сами. Иногда детские вопли вызваны желанием не съесть конфетку, а вывести вас из равновесия. Спокойно занимайтесь своими делами, можете время от времени обратиться к ребенку с каким-нибудь нейтральным вопросом, чтобы он понял: крики и слезы на вас не действуют. Если конфликт возник по незначительному вопросу (например, положить книжку на стол или в шкаф), дайте малышу право проявить самостоятельность. Пусть в комнате не будет идеального порядка, зато ребенок поймет, что с его мнением тоже считаются.

Вместо твердого руководства лучше предложить ребенку 2 альтернативных варианта – пусть сам выберет, что ему больше понравится. Малыш не хочет мыть руки перед обедом – объявите, что все севшие за стол с чистыми руками на десерт получат мороженое, пусть сам решит, что выбрать: лакомство или упрямство. Разрешите ребенку быть самостоятельным, не навязывайте свое руководство в каждом деле. Ребенок в игрушечном ведерке пытается постирать свои трусики – предложите помощь, а если услышите в ответ: «Я сам», не настаивайте. Когда ребенок уснет, уберите лужи на полу, перестирайте одежду, а потом похвалите маленького помощника.

Сейчас самое время объяснить малышу, что у взрослых тоже есть нужды и желания, с которыми надо считаться. Мама кладет на стол 3 мандарина: себе, папе и ребенку. Он захватывает все фрукты и говорит, что съест их один. Не ругайте и не наказывайте маленького жадину, просто скажите, что если он не хочет делиться, то вы не хотите вести его в парк на карусели. Помочь в этом могут игрушки. Кукла не хочет ложиться спать, пока ее хозяйка не ляжет в кроватку. Предложите девочке улечься вместе с пластмассовой подружкой, а вы тем временем расскажете им очень интересную сказку.

Как бы отвратительно не вел себя ребенок, он ни на минуту не должен усомниться, что вы его любите. Не забывайте ласкать его, хвалить даже за мелкие достижения. Нельзя пугать малышей, что такой вредный сын вам не нужен, нужно отдать его другой маме, а себе взять хорошего мальчика. Если родители действуют правильно, их можно сравнить с ведущими психологических тренингов. Они учат малыша конфликтовать и выходить из конфликтных ситуаций, принимать решения и брать на себя ответственность за их последствия. Эти знания нужно получить своевременно, они пригодятся на всю будущую жизнь.

Мама ругает ребенка

Мама ругает ребенка

Не пеняйте на зеркало

Ребенок стал невыносимым, грубым, непослушным. Родители ведут его к детскому психологу, читают статьи о том, как заставить малыша слушаться взрослых. Все усилия направлены на маленького человечка, хотя в любом конфликте всегда есть не меньше 2 участников. Почему бы заодно не проанализировать и свое поведение? С точки зрения взрослых характеристика любого конфликта сводится к нежеланию ребенка подчиняться разумным требованиям. Часто все происходит совсем иначе.

Мама одела сына, как модель на подиуме, и пошла гулять в парк. Малышу хочется побегать под фонтаном, пролезть через заросли кустов, чуть не с головой зарыться в песок. Нельзя! Во что превратится после такой прогулки новый костюмчик? Можно только чинно гулять по аллеям и фотографироваться с аниматорами. Через 10 минут сорванец или вырвется на свободу и оставит от нарядов одни лохмотья, или потребует вернуться домой.

Кто виноват в этой ситуации? Мама должна знать, что ее малыш с прогулок всегда приходит с пятнами и дырами, ей нужно было думать не о красоте, а о комфорте сына. Женщине хотелось потешить свое тщеславие, похвастаться красивым ребенком. Его протесты совершенно справедливы: парк предназначен для развлечений, а не для демонстрации модной одежды. Если решение малыша не угрожает ни его здоровью, ни действительно ценным предметам, не нарушает жизненное пространство других людей, разрешите ему поступить по-своему.

Совет

Когда ведете ребенка в гости или на утренник, оденьте его в прогулочный костюм, а нарядную одежду возьмите с собой. В этом случае не будет трагедии, если он по дороге залезет в лужу или скатится с грязной горки.

Мечта многих родителей – послушный ребенок. В 3 года можно переломить характер малыша, и ваше желание исполнится. В школе сын будет примерным учеником, любимчиком преподавателей, таким же выйдет и во взрослую жизнь. Какая прекрасная добыча для криминальной среды! Начальник велит внести лживые данные в отчет, сосед просит спрятать в его квартире пакет с каким-то подозрительным порошком, а подросший примерный ребенок не может ответить «нет!» тем, кто старше его по возрасту или положению. Вы хотите для малыша такую судьбу? Если не хотите, дайте ему проявить самостоятельность, наделать ошибок и получить необходимый опыт в трехлетнем возрасте.

КРИЗИС НЕГАТИВИЗМА, - Православный журнал "Фома"

Трехлетний сын не слушается взрослых. Может лечь на пол в магазине, или в лужу на улице, требуя своего. Что делать?

Отвечает Людмила Петрановская, педагог, психолог, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.

— Это типичное проявление «кризиса трех лет», или «кризиса негативизма». В этот период ребенок начинает осознавать, что он с мамой не одно целое, что он способен действовать независимо от нее. Начинают формироваться представления о себе и собственных желаниях. Но поскольку ребенок еще неопытен, ему трудно справиться с новыми знаниями и скорректировать свое поведение. Он не умеет управлять волей и порой, пытаясь настоять на своем, говорит «нет», даже если ему до слез хочется, чтобы было «да».

«Кризис трех лет» — очень важный опыт. В этот период закладывается умение человека владеть своей волей. Если ситуации «кризиса» разрешаются неверно, то это грозит формированием у ребенка однобокого поведения, что чревато в будущем проблемами в ситуациях столкновения интересов. Иначе говоря, человек становится либо конфликтным — готов спорить по пустякам, либо ненормально гибким, неспособным сказать «нет». Причина такого поведения — в родителях, которые слишком жестко пресекали любую попытку проявления самостоятельности или, наоборот, демонстрировали свою слабость в столкновениях с волей ребенка.

Родителям важно научиться воспринимать «кризис трех лет» как тренинг, где ребенок учится справляться со всеми своими «хочу — не хочу» и где родители выступают в качестве спарринг-партнеров.

В этот период ребенок должен освоить три варианта реакций на ситуации.

Во-первых, он должен понять, что есть ситуации, в которых по его желанию не будет никогда. Прежде всего это касается безопасности и грубого нарушения прав других людей. Например, нельзя играть на проезжей части, нельзя подходить к спящему папе и стучать ему кубиком по голове. Родители заранее должны продумать свое поведение в таких случаях, научиться реагировать незамедлительно и без колебаний. Именно колеблющийся взрослый, испытывающий вину за сказанное, разрушает ребенка.

Во-вторых, ребенок должен освоить ситуации, требующие проявления упорства и настойчивости, когда взрослые вынуждены услышать и сделать то, что он считает нужным. Например, можно разрешить посмотреть мультфильм в неурочное время, съесть лишнее печенье. Уступать надо сразу, при этом озвучив: «Я с этим не согласен, но вижу, что тебе этого очень хочется, потому иду тебе навстречу». Ваши слова не должны восприниматься, как признание поражения. Они должны звучать с позиции сильного взрослого, который разумно принимает решение в пользу ребенка из любви и желания порадовать его.

Наконец, в-третьих, ребенок должен научиться не расстраиваться из-за мелочей. Здесь задача родителя, проявляя изобретательность и фантазию, суметь перевести спорный момент в режим игры. Например, родители, чтобы заставить ребенка убрать, начинают при нем спорить:

«А я говорю, он уберет, пока я досчитаю до пяти. — Нет, не уберет…».

Ребенок, освоивший все три ситуации,  обычно  легко и максимально эффективно преодолевает «кризис негативизма» (обычно он проходит к 4—5 годам). Дети, у которых он проходил особенно бурно, обретут внутренний стержень, устойчивость к чужому  влиянию, в том числе групповому.

Всё сказанное относится как к кровным, так и к усыновленным детям, если последние попали в семью вскоре после рождения. Если ребенок, появившись на свет, провел без семьи несколько месяцев, во время кризиса он может быть более склонен к истерикам как способу привлечения внимания.

Те дети, которые в два-три года находились в госучреждении, как правило, не переживали этого кризиса. Но, оказываясь в нормальной семье, даже если они взяты в более старшем возрасте, также проходят через него. Одиннадцатилетний может вести себя, как трехлетний. В данной ситуации и родителям нужно вести себя с ним, как с трехлетним. И лишь когда «уровень» будет пройден, а пустота заполнена, он сможет пойти дальше.

Если ребенок в истерике, – оставьте его в покое

Экологичное родительство: Дети растут неравномерно. Бывает, что вы меняете одежду по три раза за полгода, потому что она становится мала, а бывает, что купил ребенку одни штаны, и он в них три года ходит. То же самое можно сказать и про развитие: например, ребенок никак не начнет читать, а потом раз — и через три дня уже читает. Для трехлеток такие рывки очень характерны.

Известный психолог Людмила Петрановская рассказвывает о том, как пережить кризис трехлеток и дала советы, что нужно делать родителям, чтобы их благополучно пережить.

Дети растут неравномерно. Бывает, что вы меняете одежду по три раза за полгода, потому что она становится мала, а бывает, что купил ребенку одни штаны, и он в них три года ходит. То же самое можно сказать и про развитие: например, ребенок никак не начнет читать, а потом раз — и через три дня уже читает. Для трехлеток такие рывки очень характерны.

Людмила Петрановская: если ребенок в истерике

На что ребенок способен уже в три года:

  • подражать;

  • говорить;

  • отличать своих от чужих;

  • двигаться: ходить, ползать, прыгать, осваивать пространство;

  • одеваться;

  • осознавать свои желания;

  • есть;

  • пользоваться туалетом;

  • манипулировать предметами;

  • жадничать.

Чтобы понять, какое значение для человека (даже взрослого!) имеет этот список способностей, представим следующие ситуации.

Допустим, после волшебного щелчка человек забыл абсолютно все, чему он учился после школы. В принципе, трагедии не произойдет. Многие работают не по профессии или не пользуются теми навыками, которые были получены за эти годы.

Теперь вообразим, что щелкнули еще раз — и вы забыли все, чему учились после 5-6 лет. А это значит, вы теперь не умеете ни читать, ни писать. Как изменится качество вашей жизни? Существенно! В современном мире так жить уже сложновато, особенно когда не можешь посчитать сдачу в магазине или прочитать объявление. Но на самом деле жить можно.

И всеобщая грамотность — это относительно недавнее изобретение. И до сих пор есть страны, где подавляющее большинство населения неграмотны. И ничего, они живут нормально. Наши предки не были поголовно грамотными: они могли иметь хозяйство, дом, вырастить детей, быть уважаемыми членами общества и достойно прожить свою жизнь.

Но если вы забудете то, чему вы учились до трех лет (то же список выше), мы увидим, что это реальная катастрофа! Умения, которые мы получаем с 1 года до 3 — это самые важные навыки, которые определяют качество всей нашей последующей жизни.

Рывок к самостоятельности

Мы не считаем детей в этом возрасте учениками, но на самом деле именно сейчас они впитывают все знания. Ребенок не строит башню в том смысле, как это делает пятилетка, то есть как часть игры, а строит ее для того, чтобы распознать все свойства этих предметов.

Если представить, что мы живем в мире без техногенных опасностей, то трехлетний ребенок может быть автономным. Что мы и наблюдаем в архаичных культурах: он захотел попить — пошел и попил, захотел есть — пошел и взял себе кусок, замерз — подошел ближе к очагу и так далее. Мы так, конечно, не можем себе позволить, так как живем в условиях большого города со всеми его опасностями. Но главное, мы можем сделать вывод, что ребенок в этом возрасте обретает автономию.

Однако вместе с этой самостоятельностью приходит головокружение от успеха. Малыш может вести себя так, как будто хочет сказать: «Нечего меня тут ограничивать, я уже все умею сам!».

Людмила Петрановская: если ребенок в истерике

Откуда приходит кризис

Кризис — это рывок сепарации. Ребенок в районе 9-10 месяцев слазит с ручек родителей и начинает увеличивать автономию. И если раньше малыш мог лишь плакать, чтобы к нему пришли, то теперь он обнаруживает, что милости от родителей уже можно не ждать, а лучше действовать самому.

Такой ребенок живет будущим, он видит себя на опережение. Психологи проводили следующий эксперимент: они задавали детям вопрос «Ты большой или маленький?».

Трехлетки отвечали «Я большой!». А пятилетки говорили «Я маленький». Это происходит потому, что критичность сильно отстает от рывка к автономии.

Когда трехлетка сидит и крутит крышку от кастрюли, воображая, что это руль от машины, то он искренне верит, что он может водить машину не хуже, чем его отец. А пятилетка уже понимает, что крышку-то он крутит, но машина — это совсем другое дело.

И этот рывок к автономии толкает ребенка на ощущение, что ему море по колено. Истерика в период кризиса трехлетки — это апокалипсис. Он происходит сам по себе, и иногда ребенок обнаруживает себя катающимся в луже и сам не помнит, как он там оказался, так как у него еще не работает тот участок мозга, который отвечает за самоконтроль и торможение импульсов.

Почему кризисы трехлеток проходят по-разному

У одних детей случаются истерики пару-тройку раз за период с двух до трех лет. А у других кризис начинается в 1,9 — и до 3,5 лет родители живут, как на вулкане. Это врожденное качество нервной системы. Дети — не конструкторы, они рождаются со своими особенностями, а наша задача — научиться справляться со слабыми сторонами характера.

Людмила Петрановская: если ребенок в истерике

Что делать родителям

 Предотвратить. Если вы хотите, чтобы трехлетка вел себе хорошо, то этим придется заниматься именно вам: развлекать, давать печенье, стоять на ушах и так далее. Но если вы этого не будете делать, то он не сможет контролировать себя самостоятельно. Все это происходит потому, что он пока не умеет тормозить лишние действия, так как быть импульсивным гораздо легче, чем отфильтровывать нужное от ненужного. Призывать к порядку трехлетку бессмысленно.

• Помнить, что такое поведение — это процесс обучения, а не желание отравить вам жизнь. Это не педагогическое фиаско, а просто период развития. Ситуации, в которых ребенок начинает истерить, бывают разными, но для 2-3-летки это не очевидно. Объяснить причину запрета или уступок никогда не будет лишним: например, «я хотела надеть на тебя эту новую футболку, когда мы в субботу поедем к бабушке, но раз ты так настаиваешь, то давай прямо сейчас».

 Переждать. Если у ребенка уже началась истерика, то вы не сможете ничего поделать. Кем нужно заниматься, так это собой и супругом/супругой, если он/она находится рядом. Обнимаем, гладим по головке, глубоко дышим. Просто переждите бурю и сохраните терпение. После выхода из истерики малыш будет нуждаться в вашей заботе, как будто ничего не произошло.

• Уйти в сторонку. Если вы находитесь в таком месте, где не принято шуметь, то можно взять малыша в охапку и переместиться куда-нибудь подальше.

 

Значение кризиса трехлеток

Кризис — это период обучения и перестройки. Дети в этом возрасте занимаются тренингом: они учатся вырабатывать различные стратегии. И если родители начинают бить ребенка за его непослушание, то он никогда не усвоит важных правил. И наоборот, когда малышу все позволено и родители умеют только уступать, ребенок не сможет выработать тонкую сложную систему реакций.

Это Вам будет интересно:

9 способов быть хорошими родителями, ничего не делая

Влияние ситуации родов на личность ребенка

Этап трехлетнего кризиса важно пройти. Благодаря этому периоду взрослеющий ребенок учится принимать решения — где нужно уступить, а где проявить жесткость характера. опубликовано econet.ru

Автор: Людмила Петрановская

P.S. И помните, всего лишь изменяя свое потребление - мы вместе изменяем мир! © econet

Людмила Петрановская: «Детям до трех лет развивашки не нужны» - Статьи - 1 год - 3 года

depositphotos.com

Спокойная жизнь родителей закончилась

Возраст от года до трех можно охарактеризовать так: «Держитесь, кошки, мобильники и мамины туфли; вставайте с кресла, родители, теперь вам предстоит побегать, вашего отпрыска ждут великие дела!»

Ребенок слезает с рук и познает свободу передвижения: сначала начинает ползать, в районе года – ходить, потом учится бегать, лазить, доставать и многое другое. У родителей заканчивается спокойная жизнь и начинается период тяжелых физических нагрузок. Все потому, что у ребенка еще нет критичности мышления: он не понимает и не оценивает риски, у него нет страха, он не может предвидеть последствий своих поступков. Зато уже может везде залезть и все что угодно взять.

Не ограждайте ребенка от ошибок

Хорошая новость в том, что от природы ребенок заточен на эту активность «исследования окружающего мира», и сам по себе ребенок обычно не травмируется: он достаточно легкий и пластичный, поэтому не надо относиться к нему, как к хрустальной вазе.

Нет ничего страшного в том, что ребенок вдруг дотронется до горячей батареи. Наоборот, он чуть-чуть обожжется и запомнит, что лучше это не трогать. Не страшно, если он свалится с дивана. Не надо, чтобы рядом на полу обязательно лежали подушки. Не страшно, если он почувствует, что иголка острая. Лучше он уколется и запомнит, чем постоянно за ним бегать и от всего ограждать. Но есть вещи, которые ребенок никак не может оценить. Природа приготовила его к жизни в естественных условиях, но не приготовила к тому, чтобы отличать бытовую химию от воды, например. Тут ответственность лежит на взрослых.

Дети — машины обучения, родители — аккумуляторы

Ребенок в возрасте с года до трех – это машина обучения. Все, что он делает, – постоянно учится: как управлять своим телом, как «работает» внешний мир, как разговаривать, как преодолевать неудачи.

Если бы взрослые чему-то учились с таким количеством неудач, как у двухлеток, они давным-давно бросили бы это дело. У младенцев есть совершенно потрясающая способность – разочаровываться и начинать снова, сотни, тысячи раз, пока не получится.

Родители в этот период работают аккумулятором, к которому ребенок может подойти и подзарядиться силами для новых свершений. Он упал, испугался, расстроился – пережить это и вновь перейти к активным действиям ему поможет только любящий родитель.

Вот почему ребенок в этом возрасте может очень долгое время может играть сам по себе, но при условии, что папа или мама рядом, к ним можно подойти, что-то показать или попросить о помощи.

В «тревожный период» помогают прятки

В этом возрасте дети проходят «тревожной период» привязанности, который часто становится испытанием. Ребенок следует за мамой повсюду, может биться головой в закрытую дверь. Не надо пугаться, это временное поведение.

Со временем дети понимают, что каждый раз, когда мама исчезает, она потом возвращается. Такие игры, как «ку-ку» и прятки, формируют понимание того, что мама не пропадает совсем, если ее нет в поле зрения ребенка. Важно помогать малышу преодолеть этот страх, показывать, что вы не забываете о нем и не перестаете его любить, когда исчезаете, и обязательно вернетесь.

Ребенку до трех лет развивашки не нужны

Если ребенок не будет ходить на развивающие занятия, то он не будет плохо учиться в школе. Ребенку до трех лет для нормального развития достаточно гулять, смотреть, разговаривать, чтобы дома ему читали сказки, играли с ним, давали в руки карандаши или игрушечную машинку.

Если вам скучно, можете поводить ребенка на развивашки, но не надо ждать от этого каких-то сверхъестественных результатов. Если ребенок не имеет каких-то ярко-выраженных особенностей развития, которым нужна психокоррекция, то никакой необходимости в этом нет.

К развивающим занятиям нужно относится как к развлечению. Мы же не идем в кино, если нам не хочется.

Основа этого возраста – естественное развитие. Ребенку вообще все равно, поведете вы его в галерею или в гастроном. Для него и то и другое – это запахи, цвета, слова, люди, какие-то алгоритмы действий. Другое дело, когда вы берете его всегда только в гастроном или только в галерею. Это ограничение опыта.

Кризис трехлетки — это упорство, которое нужно освоить

Читайте также

Более точное название этого явления – кризис когнитивизма, когда ребенок говорит нет по любому поводу, отстаивая свое мнение. Вторая любимая фраза в это время «Я сам», и даже если у него плохо получается, он не позволяет себе помогать.

Дело в том, что по мере развития мозга у ребенка появляется способность запоминать свои желания. Годовалый малыш может захотеть взять вазочку, но стоит его отвлечь песенкой, как он о своем желании через секунду забудет.

С трехлеткой такой номер не пройдет. Если он захотел эту вазочку, то он ее будет хотеть. Более того, он может поспать, проснуться и вспомнить опять, что он хочет эту вазочку. Фокусы как «отвлечь внимание» перестают работать.

Однако эти же упорство и последовательность он использует, когда учится, когда снова и снова пробует надеть колесо на стержень пирамиды. С таким же упрямством он добивается и вазочки. Ему нужно освоить это упорство в выполнении задачи.

Материал подготовлен на основе вебинаров «О детях по-взрослому» благотворительного фонда Амвэй «В ответе за будущее».

Читайте также: Избаловать невозможно: нужно ли «воспитывать» ребенка в первый год его жизни.

Глава 2 Кризис 1 года. Свои и все остальные

Глава 2

Кризис 1 года. Свои и все остальные

«Он стесняется»

Обычно это случается внезапно, когда ребенку месяцев 7–8. Иногда позже, ближе к году. Вы в очередной раз приходите с ним в детскую поликлинику. Раньше ваш малыш весьма лояльно относился ко всем этим тетенькам, которые хотят на него посмотреть, его потрогать, что-то ему говорят (ну, конечно, если они не делают больно), благосклонно принимал их знаки внимания, улыбался, тянулся к блестящему фонендоскопу. Теперь все иначе. Внутри у ребенка как будто что-то переключилось. Он их не хочет. Он их боится. Он пытается ввинтиться головой маме за пазуху, прячась от взглядов и рук чужих людей. А если они настаивают и тянутся, да еще и трогают – тут уж жди грандиозного рева.

Или к вам в гости может прийти подруга, которая приходила всегда, которая раньше тетешкала вашего малыша к обоюдному удовольствию, он шел к ней на ручки и радостно лепетал, а тут вдруг – раз! – и словно не узнает. Отворачивается, прячется, а то и орет в голос, как будто не давнюю знакомую увидел, а Бармалея.

Что это с ним? А он просто вырос. И скорее всего, в последние дни или недели начал осваивать свободу передвижения: пополз, стал все чаще проситься с рук – на пол, в свободное плавание.

Если мы вспомним, что поведение ребенка, заложенное в природной программе привязанности, призвано обеспечить его выживание и безопасность, станет понятен смысл перемен. Пока ребенок не может перемещаться сам, очень удобно, что мать может дать его подержать любому человеку, которому сама доверяет. Мало ли зачем – горячий суп в котле помешать, например, или в туалет сходить. Малыш чаще всего не будет возражать, если его держат уверенно и удобно, с ними ласково разговаривают, а мама не отсутствует слишком долго.

Но вот он слез с рук и пополз. Ситуация меняется. Теперь он сам может последовать за матерью или за другим взрослым. Который мало ли куда идет – может, в лес? Может, к краю обрыва? Может, к болоту, где змеи в траве? Если дети начнут ползать за любым и каждым, в том числе за человеком, который и знать не знает, что за ним следует ребенок – ведь это не его ребенок, у него не включена родительская бдительность – все становится очень опасным. С того момента, когда ребенок обретает свободу передвижения, он должен знать, за кем следовать, а за кем нет. Выделять своих взрослых. Тех, кто про него помнит и думает. Очень кстати, именно к этому времени в его мозге созревают те участки, которые отвечают за хранение целостных зрительных образов. И он начинает узнавать маму или папу, отличать их от остальных людей даже на расстоянии в несколько десятков метров.

Типичная сцена, которую каждый может наблюдать прямо у себя во дворе: вечер, малыш в коляске, с ним гуляет мама, няня или бабушка, они встречают папу с работы. Или маму, если она уходила. На улице немало других, чужих людей, ребенок равнодушно и с любопытством скользит по ним взглядом, и вдруг – просиял, задвигался всем телом, зазвучал – это оно! Родное лицо! Вот радость то! Кажется, мог бы – выскочил бы из коляски и побежал навстречу – скорее на ручки, воссоединиться после расставания. А совсем скоро и побежит…

Совсем маленький так не может, он отреагирует на маму, только если она подойдет близко, посмотрит ему в глаза, заговорит – тут он и выдаст «комплекс оживления»: улыбку, активные движения руками и ногами, звуки. Но если мама буквально в пяти шагах, в поле его зрения, но не разговаривает с ним, чем-то занята, он может грустить и хныкать, словно потерял ее, хотя она в поле его зрения.

К этому важному переломному моменту, который называют кризисом 1 года (хотя мы помним, что чаще он бывает немного раньше) у ребенка складывается круг привязанностей. Это все те люди, которые регулярно осуществляли по отношении к нему поведение защиты и заботы. То есть те, кто живет с ним вместе или приходит очень часто и занимается ребенком. Мама, папа, бабушка, дедушка, старшие дети, няня, иногда даже кошка или собака. Все те, с кем у ребенка связано чувство безопасности, кого он будет звать на помощь в случае чего, и кто своим поведением уже много раз показал, что на него можно положиться, с ним не пропадешь: покормит, согреет, утешит, побудет с тобой. Тот, с кем можно не бояться и расти. Это «свои» люди. А все остальные – это все остальные. Чужие. С ними расслабляться нельзя. Следовать за ними не стоит. Позволять им себя трогать и хватать, оставаться с ними – не надо, мало ли, чего от них ждать.

Пятимесячного чужого ребенка обычно можно просто подойти и взять из коляски, даже если он впервые вас видит. Если его при этом не испугать, не схватить больно, он не будет против. Попытка проделать такое с годовалым не пройдет: он будет орать, выкручиваться и вертеть головой в поисках «своих» взрослых.

Это не значит, что после года невозможно стать близким ребенку человеком, заслужить его доверие. Можно, но для этого надо исполнить некий ритуал, «попроситься» в круг и дождаться благосклонного согласия.

Интуитивно мы все знаем, как войти в доверие к малышу. Мягко, без нажима, отзеркалить его выражение лица, коротко улыбнуться. Потом еще раз. Показать издалека игрушку. Помахать рукой – не приближаясь. Обменяться парой слов и улыбок с матерью. Только когда заинтересованный взгляд ребенка остановится на вас – просмотреть ему прямо в глаза, что-то сказать ласковым веселым голосом, подмигнуть. Если улыбнется в ответ – только тогда тянуть руки, сделать приглашающий жест «хочешь ко мне?». И только когда он протянет в ответ ручки, можно его брать – но быть готовым к тому, что он немедленно захочет обратно к матери.

Для того, чтобы ребенок был готов остаться с вами наедине, без своих взрослых, должно пройти еще больше времени, в течение которого вы будете постоянно подтверждать, что надежны и безопасны.

NВ! Желая услужить окружающим, взрослые иногда пытаются сломать эту программу обеспечения безопасности ребенка. Они настойчиво требуют от него коммуникабельности, ругают или высмеивают ребенка за то, что он стесняется, дичится чужих, выталкивая его насильно в центр внимания, вынуждая быть «вежливым» и мило общаться с гостями или соседями, встреченными в лифте. Для маленького ребенка это неестественно и довольно мучительно. Ему бы гораздо больше хотелось, чтобы мама или папа позволили спрятаться лицом на своей груди или за свою ногу, если ребенок уже стоит, успокаивающе положили руку ему на голову и продолжали сами общаться с чужими взрослыми, давая ребенку привыкнуть, повыглядывать, поприсматриваться. Обычно, если новый человек ведет себя правильно, уже через пятнадцать-двадцать минут начнутся улыбки и дело пойдет на лад. Ну, а если незнакомец, вместо того, чтобы исполнить ритуал завоевания доверия, описанный выше, начнет выговаривать ребенку за то, что он «не здоровается», говорить громким резким голосом, настырно заглядывать в лицо – не стоит удивляться, что ребенок вовсе отвернется, а то и заплачет.

Родителю важно понимать: малыш делает то, что велит ему программа, цель которой – обеспечить его безопасность, а не доставить удовольствие не в меру общительной соседке. Представляете, что он чувствует, когда собственная мама настойчиво подталкивает его к тому, чтобы нарушить технику безопасности? Можете себе представить родителя, который сказал бы: «А ну-ка, иди поиграй в мяч вот там, на проезжей части, ведь это очень понравится Анне Петровне!» Дикость какая-то. Но для ребенка принуждение к контакту с чужим взрослым – примерно такая же дикость.

С возрастом напряжение при встрече с незнакомыми людьми будет слабеть, но разделение на своих и чужих останется как одно из базовых на всю жизнь. Чуть позже мы увидим, почему оно очень важно.

Незаменимые есть

Разделение на своих чужих связано с таким важным свойством привязанности, как избирательность. Это отношения, в которых нам важен сам человек, именно этот, уникальный.

Когда мы приходим в парикмахерскую стричься, мы можем поболтать с мастером о чем-то и установить неформальный контакт. Но если он будет стричь плохо, или поведет себя невежливо, то мы с легким сердцем поменяем его на другого, поискусней и подружелюбней. Когда мы приходим на новую работу, нам важно, чтобы коллеги были достаточно профессиональны, надежны и хорошо сотрудничали с нами. Мы можем привыкнуть к ним, но если завтра кого-то из них заменят на более профессионального, добросовестного и менее конфликтного, мы скорее будем рады, чем огорчены. Это отношения неизбирательные, в партнерах нас интересует скорее функционал, их способность и желание что-то делать, их качества, а не их уникальность.

Другое дело – привязанность. Когда мы думаем о своих детях, мы, конечно, рациональной частью своего сознания, понимаем, что есть дети умнее, красивее, здоровее, талантливее наших. Но если представить себе, что нам предложили поменять нашего на образцового, на самого распрекрасного, мы же ни за что не согласимся. Нам нужен наш. Это привязанность. Мы к нему привязаны сердцем, к уникальному человеку, не просто к роли «мой ребенок».

Если в силу обстоятельств ребенок не имел возможности разделить мир на своих и чужих – такое бывает, например, с детьми в домах ребенка, о которых заботится множество постоянно меняющихся людей, это может иметь довольно серьезные последствия для развития его личности, его привязанность может стать неизбирательной, размытой. Кто приласкал, кто угостил – тот и «свой. А значит, никто по настоящему не свой, ни к кому глубокой привязанности нет.

В антиутопии Лоиса Лоури «Дающий» (по ней снят фильм «Посвященный») люди живут, отказавшись вот чувств, в том числе и от избирательности привязанности. Это на первый взгляд идеальный мир, где все друг другу в равной степени дороги, нет ссор и ревности. Родители и учителя никогда не сердятся на детей, они терпеливы и разумны, заботливы и внимательны. Дети не дерутся и не безобразничают. Все всегда готовы друг другу помочь.

Детей там раздают родителям уже годовалыми, учитывая при этом особенности семей и младенцев, и мудро подбирая их друг к другу. А если какой-то ребенок оказался «лишним», от него легко избавляются, и никто, даже люди, растившие его, не возражают – ведь вместо него будет другой, поздоровее и получше.

Чем дальше разворачивается сюжет, чем ужаснее оказывается этот «идеальный» мир заменимых, мир без избирательной привязанности.

Избирательность привязанности обрекает нас на тревогу за близких – ведь их не заменишь, на боль при расставании и утрате – ведь другого такого человека нет. Она же заставляет нас бороться за своих близких, жертвовать и рисковать ради их спасения. И дает невероятное счастье в минуты встреч, в часы, когда мы можем быть вместе – даже ничего особо не делая, просто быть рядом, слышать, видеть, чувствовать друг друга. Она делает нас очень уязвимыми – но и очень сильными. Можно сказать, делает нас людьми.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Читать книгу целиком

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Мама сдулась, кризис 3-х лет - запись пользователя Анна (lipohek) в сообществе Все о детях от трех до шести лет. в категории У нас проблема!

Ну правда, уже не хватает нервов, терпения, срываюсь, кричу(( Сыну 2,11, "на носу" день рождения, а я каждое утро бужу какого то другого ребенка. Он стал такой вредный. До мелочей. Укладываю на ночь, сижу с ним, и ему надо чтобы я положила руку ему на кровать определенным образом, под определенным углом, обычно так, как мне не удобно, объясняю, что так маме больно, вопли, крики, слезы. Сандали снимает, одевать не хочет, дома полы холодные, он сейчас болеет, предлагаю альтернативу- теплые носки, нет, носки для слабаков, снова крики и слезы.

Горшок-это просто атас, это моя печаль. На горшок стал ходить в 2,6 без промахов, в 2,8 начала на улицу выводить без подгуза, и все с этих пор начались мокрые трусы. Что он делает- он играет, терпит, потом подписывает или пятно, или прям ПЯТНО ( но не по ногам льется), остальное сдерживает в себе и играет дальше, на горшок не идет, вижу мокрые штаны, знаю что хочет в туалет, предлагаю, орет дурниной, иди на горшок, орет, нет нет, иногда идет к горшку со мной, я держу горшок, сын начинает смеяться, вертеться, и говорить нет нет, вырывается и убегает, т.е. воспринимает все как игру, но в итоге, после моих не реальных танцев с бубнами, и энергозатратных уговоров, он делает дела в горшок и много, т.е. хочет, но терпит!!! Почему??? Иногда уговариваю сходить на унитаз, с ним такая же история, упирается, орет, не идет, если притащили, будет стоять, ерзать, мешать снять трусы, и путем уговоров таки соглашается пописать. Раньше без проблем шел и делал все сам, без напоминаний и прочего. Что происходит? Почему так? Я устала, честно, каждый день описанные трусы и штаны, задолбалась придумывать истории и легенды, почему надо пописать в горшок/унитаз. На сон в подгузе, куда там без него, если днем писается.

Музыка- этот бзик у него случился в 2,4, если где то играет музыка ( в кафе, в машине, в магазине, по телеку) у него начинается сначала тревожное отрицание, не нет нет, мама на на на ( мама музыка), нет не не, т.к. мама музыку устранить не может, начинается пронзительный крик, орать будет пока не выключат музыку, стыдобища ужасная, что делать не знаю, неврологи разводят руками, говорят в этом возрасте у всех деток свои страхи, кто то боится темноты, кто то не остается один в комнате, а у нас вот музыка, говорят перерастет, но когда??? когда??? Невозможно с ним даже в магазин зайти, орет ужасно.

Не слушается, говоришь не трогай розетку, обязательно именно туда и полезет, и еще зарядку от телефона будет туда пихать. Сегодня ходили в поликлинику, больных полный коридор, я договорилась с сыном заранее, давай ты оденешь маску, вместе со мной, а я подарю тебе новую машинку, даааа, воодушевился и обрадовался ребенок, ага, щазззз, дошло дело до маски, как начал орать и сдирать ее, я отобрала машину, тогда не дам, мы с тобой договорились, но какой там, орал дурниной, уже не отобрать. Вот вроде все понимает и договориться с ним можно, но делает все вот так.

Шкодит по мелочи, то полотенце кинет в кошачий туалет, то воду разольет специально, то еду, которую только что яростно просил, не ест и выкидывает. Я все понимаю, это ребенок, у него кризис 3-х лет, но не хватает у меня терпения реагировать спокойно, я "взрываюсь", кричу, особенно когда ситуация прям вот как назло. У меня у одной такой проблемный ребенок? Мамочки, как вы справляетесь с такими детками, у которых цветет и пахнет кризис 3-х лет? Посоветуйте, как реагировать на ситуацию с горшком? Заранее спасибо!

P.s. ребенок не говорит, слов 27 только и небольшие предложения типо мама дай, мама не дюзь ( мама не суши меня феном) и.т.д. В сад пошли, отходили неделю и заболели. В саду плакал, без меня оставался на час, не более, в пятницу вообще не отпустил меня.

почему сушит в носу

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *