Моя первая книжка: Моя первая книжка. Более тысячи новых слов | Гор Роузи

Содержание

Моя первая книжка своими руками

Первую книжку для своего ребенка может сделать своими руками каждый. Для изготовления пригодятся картон, цветная бумага, ткани и т.п.

Разновидности первых книжек

Смотря по цели использования, самоделки могут быть нескольких типов:

  1. Для знаний и развития.
  2. Книжка из фотографий.
  3. Книжка из ткани.

Самую первую книжку годовалому сыну или дочке легко сделать из набора картона. Следует подобрать картинки с крупными, яркими рисунками предметов, которые ребенку знакомы.

Желательно сделать книжку тематической – про игрушки, животных и т.д. А еще лучше в книжке собрать картинки о какой-то игрушке, зверюшке: «Что он здесь делает? А на этой картинке? Что он ест?»

Картинки найдутся в рекламных каталогах магазинов, выбрать из книжек-раскрасок, распечатать из интернета, нарисовать самим, сделать фотографии.

Как мастерить самодельные книжки

Самоделка из фотоальбома

Приобрести не очень толстый фотоальбом, листы белого картона, подготовить рисунки по намеченной теме, вклеить, собрать в альбом.

При желании сохранить надолго сверху заламинировать или обклеить скотчем.

Книжка в канцелярской папке

Приобрести канцелярскую папку и файлы, бумагу формата А4, по желанию можно заменить цветными листами. Наклеить приготовленные картинки с обеих сторон. Оформить в файлы.

Книжка из листов альбома

Взять чистые листы из альбома, сложить пополам и прошить середину (можно воспользоваться дыроколом). Страницы заполнить картинками на намеченную тему и сделать подписи к ним.

Можно сделать детскую книжку-сказку своими руками. Подобрать красочные картинки по знакомой и любимой малышом сказке. Приучать его пересказывать ее, пользуясь книжкой.

Самоделка в альбоме

Подойдет обыкновенный альбом для рисования. Оформлять начинаем прямо с обложки – приклеиваем одну из тематических картинок и пишем название. Листы заполняем картинками или рисуем сами. Можно добавлять слова из детского лепета, первые фразы, фотографии поделок маленького. Альбом будет пополняться с ростом ребенка.

Развивать малышей можно по фотографиям его самого и близких людей. Фотокнигу можно изготовить по одному из перечисленных способов, заполнив ее фотографиями достаточно больших размеров.

Обязательно написать тексты, которые несут полезную информацию. Например, если это фото вашей собаки, можно написать гав. Или кратко описать, что делает сам малыш на фото.

Фотокнижка может быть тематической: «Наша Мурка», «Наш Барбос», «Наш Попка», «Мои машинки» и т.д.

Самодельная книжка из текстиля

Они ценны экологичностью материала. При их изготовлении обычно используются издающие звуки детали, всякие застежки, аксессуары вроде бусин, аппликаций. Подойдут флис, хлопок, лен, шерсть и другие виды.

Виды мягких книжек:

  • Солнышко, с которым можно играть. Вокруг солнышка пришить шнурки, чтобы ребенок мог заплетать косички, завязывать ленточки.
  • Бабочки в карманчиках. Все поле поделить на крупные квадраты разных цветов. Сшить бабочки таких же цветов. Научить малыша вкладывать бабочки в квадраты по цветам. Далее развивать моторику рук: «Синяя бабочка полетела на красное поле». Ребенок перемещает бабочки по подсказке.

Хорошей идеей будет сделать своими руками детские книжки-малышки со сказками, которые вы уже читали или рассказывали ребенку. Они отлично помогут диалогам с ребенком: «Что сделала мышка? Как пела бабушка? Куда спрятался козленок?»

Целью изготовления самодельных книжек прежде всего является развитие малыша.

Фото самодельных детских книг

Вопрос-ответ

С одной и той же книжкой можно работать долго. Учить слова, действия, цвета, качества. К примеру, вы изготовили книжку для девочки «Мои куклы». Первоначально по ней ребенок научится называть их по именам, далее можно обратить ее внимание части лица – ушки, носик, лобик и т. д., на предметы одежды, действия куклы, цвета платьев – все это постепенно, по мере подрастания девочки. Игровых возможностей много у каждой самодельной книжки.

Тема зависит от возраста ребенка, от его интересов. Начальные темы для самых маленьких детей в основном одинаковы – игрушки, еда, фрукты, предметы в комнате, знакомые персонажи. Можно отдельно по каждой особенно любимой игрушке, предмету, к которому малыш привязан.

Книжные издательства выпускают продукцию с более мелкими картинками. Они подходят малышам примерно с 3 лет. А для развития самых маленьких выполнить книжку с тематическими картинками лучше самим.

Во вторник дочка пришла из школы с заданием — сделать своими руками книжку-малышку (задание по окружающему миру, они книгопечатание проходили). Задание на неделю, то есть в ближайший вторник надо сдавать. Сначала долго решали, какое же произведение взять — задача была — маленькое, можно придумать своё, а можно взять что-то известное. Мы решили сделать книжку Б.

Заходер «Кит и Кот».

Что получилось буду рассказывать пошагово, а в серединке смотрите мастер-класс по обложкам для блокнотов/книжек и иже с ними (я его дааавно обещала, всё руки не доходили, а тут повод есть). Для тех, кто со мной недавно, книжку сшивали коптским переплётом (он же ручной вариант книжного переплёта), МК по нему у меня где-то в журнале был, или в сообществе рукоделочек, не помню уже, искать надо.

Для начала я создала макет в фотошопе, распечатала текст и картинки светло-серым шрифтом, потому что полностью вручную дочка ТАКОЙ объём текста бы не написала, да и было бы совсем не ровно.

Далее она обводила текст и иллюстрацию:

Сегодня, когда она закончила писать, мы приступили к самому созданию книжки, не забыв также распечатать дополнительные иллюстрации.

Нам понадобились нитки ирис, иголка большая «цыганская», шило и ножницы.

Для начала — сложили пополам все три листа, тщательно проглаживая сгибы.

После этого взяли ещё один чистый лист бумаги, сложили пополам, развернули, взяли в руки линейку и карандаш. Отступили с обоих краёв по 3 см и через каждые 2,5 поставили метки — итого 7 меток.

После этого листочек с метками мы последовательно вкладывали в каждый из трёх листов с текстом и прокалывали изнутри по меткам дырки на сгибе.

Дальше вдели нитку в иголку (тонкие, обычные швейные нитки лучше не брать — они рвут бумагу при натягивании), отмерили 3 длины той стороны, которую сшиваем плюс ещё немного. И начали шить.

Иголку я вставила только в самую первую дырку — дальше дочка сама шила, я контролировала процесс и подсказывала, в какую дырку следующую вставляется иголка.

Когда мы сшили все три «тетрадки» (сленг, «сложенные вместе листы для сшивания»), дочка очень удивилась и сказала «как, уже всё. »

Не обошлось и без второй, жутко мешающей «помощницы»

В результате после моей просьбы улыбнуться пришлось сделать два десятка кадров, из которых более-менее удачный — один

Вот так выглядит «блок» — внутренняя часть книжки после сшивания.

Оставшиеся хвостики потом покажу куда применяем, а пока просто покажу, как выглядит эта же сшитая книжка изнутри.

Это внутри «тетрадки».

А это между «тетрадками» — остаются просветы, их девать никуда не надо, их потом не будет видно.

Поскольку блок сшит, приступаем к созданию обложки. Ну и, соответственно, дальше будет подробный МК .

Выбираем, из чего будет обложка. У нас был бумвинил (такая специальная бумага, можете погуглить), можно взять плотную бумагу, можно взять даже плотные обои, ткань — что вашей душе угодно и на что хватит опыта — проще всего начинать с обычной плотной бумаги (плотностью от 180 г/м2).

Из картона вырезаем 2 одинаковые части, так, чтобы обложка была на 1-2 мм больше самого внутреннего блока по верхней, нижней и одной из боковых сторон (плотность картона зависит от ваших пожеланий, не меньше 300 г/м2 точно, если нужна прям твёрдая обложка — около 600-700 необходим, только если это не пивной картон — для него цифры я не помню, но он бывает только одной плотности).

Третья часть должна быть по высоте равна первым двум, а её ширина — это толщина самой внутренней части плюс 1-3 мм (смотря какой толщины внутренняя часть, если 5 мм, то серединка обложки — 6 мм, если толщина 5 см — то середина обложки и 5,5 см вполне пойдёт).

Раскладываем картон на «ткани» (напоминаю, что у меня бумвинил, если у вас другой материал для обложки, просто учтите этот момент), обрезаем лишнюю часть «ткани» так, чтобы с каждой из сторон было 1-2 см на подгиб. И не забываем сделать 1-3 мм между серединной картонкой и боковыми.

Дальше специально дорисовала в фотошопе линии, чтобы проще было объяснять.

Сначала примерно раскладываем картон так, чтобы сверху и снизу было одинаковое расстояние (пара мм роли не сыграют). Намечаем себе это точками, убираем картон и проводим ЗЕЛЕНУЮ линию с помощью линейки. Важно, чтобы зелёная линия была ровной, параллельной верху и низу, иначе всё будет перекошено.

Дальше вычисляем середину нашей «ткани» и проводим КРАСНУЮ линию — она должна быть перпендикулярна зелёной.

По этой красной линии лучше сразу же приклеить серединную картонку (если она узкая — то на глаз, если широкая — находим её середину и совмещаем точки верха и низа с красной линией).

Дальше будет самое сложное, в чём можно запутаться, поэтому сразу рекомендую — приложили картонки — сразу их промаркируйте и на самой «ткани», на которой они лежали, поставьте соответствующие номера/буквы/знаки. Потому что если где-то ошиблись хоть на 1 мм и они не совсем одинаковые, то перепутать их местами при приклеивании — почти что смерти подобно. Поэтому я на картонке написала цифру 1, убрала эту картонку, под ней на «ткани» написала цифру 1, то же самое сделала со второй картонкой.

Дальше совмещаем тщательно картонку (сначала одну, потом повторяем всё для другой) и уже имеющуюся зелёную линию. Отступаем от срединной картонки 1-2 мм и обводим боковую картонку по двум сторонам — на рисунке это СИНИЕ линии .

Убираем снова картонки. И размечаем линии разрезов. Чтобы вы не путались и туда-сюда не крутили мышкой — дублирую картинку, которая была выше.

РОЗОВЫЕ линии — просто места надрезов между боковыми картонками и срединной — чтобы легко всё загибалось и не было замятий.

По ЖЁЛТЫМ линиям вырезаем уголки, это лишнее, они нам не нужны (относительно синих линий не большее 45 градусов угол должен быть, оптимально около 30, но я на глаз делаю).

После вырезания уголков последовательно приклеиваем боковые картонки, ориентируясь на зелёную и синию линии (на фото ниже они чёрные, лень уже было цвета переключать).

Кстати, выбор клея полностью зависит от того, что вы используете в качестве «ткани» — кожу и бумагу любого сорта лучше всего клеить на ПВА (только брать строительный — он гуще и быстрее сохнет), а ту же ткань, особенно плотную — на клей момент прозрачный (например, силиконовый). Только не берите никакой секундный клей — только испортите всё — вы его даже нанести не успеете, а надо же ещё и размазать равномерно.

Дочка активно участвовала во всех этапах изготовления книжки, поэтому на том же заклеивании срединной картонки очень виден косяк внизу, ну да ладно, зато почти что сама)))

Собственно, сначала приклеиваются сами картонки, затем — они обклеиваются «тканью» путём её загибания (если это любой вид бумаги — сначала без клея прижимаете и проглаживаете, так проще клеить).

Причём, первыми проклеиваются длинные стороны — с ними больше всего косяков может быть, а уже потом эти косяки пытаемся скрыть, приклеивая короткие стороны.

Собственно, МК на этом можно смело закончить — обложку осталось положить под пресс и оставить высыхать.

Ну а мы с дочкой, пока наша обложка отлёживалась под прессом, проклеили внутренний блок. Это делается для нескольких целей:
— так блок становится крепче, страницы вырвать случайно уже не получится,
— «тетрадки» перестают двигаться вверх-вниз относительно друг-друга (можно сшивать плотнее, но тогда получается перетянуто и не красиво после вклеивания)
— заполняются дырки между «тетрадками».

Важно проклеивать блок тем же клеем, которым и обложку клеили, поэтому в этот раз у нас клей «Момент Кристалл».

Поскольку у нас блок тонкий, то хвостики я просто прижала к блоку, когда блок толстый (хотя бы 1 см и больше) — обязательно сначала промазываем клеем, даём немного подсохнуть, снова немного промазываем, сверху кладём марлю/бинт и опять промазываем клеем — так блок становится единым целым.

В этом деле главное — не переусердствовать — иначе клей может протечь внутрь и склеить частично страницы.

Вот так выглядит блок изнутри после проклейки (широко открывать не стала, всё же стоит ему посохнуть сильно дольше 15ти минут).

Это между «тетрадками» — там, где была пустота — теперь клей.

Ну и внутри тетрадок ближе покажу, как дочка прошила.

Подождали мы, пока обожка подсохнет, и приступили к окончательному «добитию».

Вот так выглядит книжка, если в обложку вложить внутренний блок.

Чего-то не хватает, — сказала мне дочка. Правильно — не хватает форзаца. А поэтому мы взяли ещё два плотных листа бумаги, сложили их пополам и приложили на обложку.

Очень важно, чтобы форзац отступал от края обложки, то есть полностью совпадал с той стороной боковой картонки, которая ближе к срединной. Приклеиваем по одной стороне каждого форзаца к обложке.

То есть чтобы потом форзац открывался, но одна сторона скрывала весь страх и ужас обложки.

Дальше начинаем последний этап — вклеиваем внутренний блок в саму обложку (раньше я сначала клеила блок, потом форзац, но это неудобно до жути).

Сначала намечаем линию, за которую не должен заступать клей. Размеры этого пространства я написала выше. Поскольку у нас размер книжки А5 — я сделала отступ от края примерно 1,5 см. С другой стороны — то же самое.

Затем последовательно и очень быстро наносим клей на уже проклеенную часть блока, на срединную картонку обложки и на намеченные части блока (те саме 1.5 см от края). И прижимаем обложку одновременно торцом к обложке и форзацы к блоку по бокам.

Держим так от минуты до 5 минут (в зависимости от вида клея), а затем — опять любимый пресс. Даём книжке высохнуть под прессом. От получаса до бесконечности — чем дольше — тем лучше.

Ну а мы с дочкой вспомнили, что иллюстрации-то у нас остались неиспользованными, так что пришлось срочно их вырезать и приклеивать уже на клей-карандаш (надеюсь, завтра же не отвалятся).

И вот, что получилось в итоге:

книга в закрытом виде (на обложке надпись появится уже завтра)

Вот так «тянет» форзац и обложку приклеенный внутренний блок (это так и должно быть для «незачитанной» книжки)

Первая страница (которая клеится к форзацу — форзац немного приглаживается рукой)

Страницы 4-5 (образованы двумя разными «тетрадками», в готовой книжке это почти незаметно)

Страницы 6-7 (жаль, не поместилась вся картинка, пришлось только вертолёт брать)

Страницы 8-9 (сюда картинки так и просились, но помещать их было некуда, увы)

Стр 12 («выходные данные» и форзац)

Всем спасибо за просмотр)))

Будут вопросы — задавайте, постараюсь по мере возможностей на них ответить.

Популярные публикации

Последние комментарии

Практическое пособие для тех, кто также как я страдает всякой фигней хочет оформить какие-либо материалы в виде нормальной книги с переплетом.

Очень давно мне хотелось это сделать – распечатать свои записи для себя и своей семьи, чтобы можно было их читать, не заглядывая в интернет (тем более кто в мой блог кроме меня заглядывает?

) . Что-то вроде семейного альбома, только не с фотографиями, а с маленькими историями про нашу жизнь.

(Оговорюсь, пожалуй, сразу. В качестве наглядного пособия для создания своей книжки я использовала материалы из интернета . Автору отдельное респект и уважуха большое спасибо)

1. Сначала книжку надо распечатать.

Я это делала так.
Установки файла в программе ворд делаем такими:
Заходим: Файл – параметры страницы.
Ставим:
Поля: верхнее 1,5см, нижнее 1 см, внутри 2,5см, снаружи 1,5см.
Ориентация страницы: книжная
Несколько страниц: зеркальные поля
Размер бумаги: А5

Заходим: Вставка – номера страниц.
Ставим:
Положение: внизу страницы
Выравнивание: снаружи

Только затем делаем верстку – то есть немножко редактируем, подвигаем, выравниваем, чтобы все было красивенько и не скакало с одной страницы на другую так, как нам не надо.

Затем печатаем.
Нормальной программки для печати «книжкой» я не нашла. Да особо и не искала. Потому что предпочитаю такие вещи делать вручную, просматривая отдельно каждый листок (и переделывая его если что), чтобы уж точно все было так, как я хочу.

Файл – печать.
Устанавливаю: страницы – номера (вписываю через запятую те номера, какие мне нужны на одной странице А4. Например, если собирать книжку частями по 10 листов, то на первой странице будет стоять 40,1 на второй 2,39 и т.д.).
И обязательно – число страниц на листе – 2.

Готовые распечатанные листы необходимо согнуть и собрать в брошюры. Затем сшить или скрепить степлером, чтобы листы не разъединялись.

Сашка крутился вокруг меня, крутился. Потом:
– Эта та книжечка, которая про нас?
– Да.
Он хвать быстренько одну брошюру и бегом в туалет. Я ему кричу:
– Сашка! Она же еще не доделана! Отдавай!
Голос из туалета:
– Подожди. Я должен знать, что со мной происходит!

2. Склеиваем брошюры.

В пособии этого нет, но я сделала. На всякий случай.
Для этого аккуратно сложенные по порядку брошюры разделяем по очереди, промазываем клеем и прижимаем. (Клей ПВА)

3. Оформляем недокнижку под пресс.

То, что получилось, кладем аккуратно на ровную поверхность, прижимаем сверху другой ровной поверхностью и придавливаем чем-нибудь тяжелым.
Мне пригодились: отломанная полка (конечно, починить же некому) и Лехины гандЭли. Но если у кого-то имеются специальные тиски, то это даже лучше.
Небольшой, миллиметров 5, краешек (торец) оставляем свободным (для дальнейшей экзекуции) .

Леха с улицы приходит:
– Не понял, а что мои гантели тут делают? И мама, почему у тебя такое лицо? ТЫ ЧТО, КАЧАЛАСЬ.
Да, я тайно качаюсь в кухне, когда никто не видит! Вы у меня еще все тут узнаете, кто в доме главный!

4. Смазываем торец клеем ПВА.

Собственно, без комментариев. Смазываем – и все.

5. Надрезаем торец.

Вообще-то это надо было делать до того, как смажем клеем.
Но у Ксюшеньки все через жопу не как у людей. И может быть поэтому я управилась обычным хлебным ножом (ножовку не нашла, потому что с этими многочисленными мужиками вообще хер какой инструмент в доме найдешь) – торец размяк и резать его стало очень просто, как по маслу. Надрез (у нормальных людей с ножовками это будет запил) надо делать такой глубины, чтобы он затрагивал все листы, включая внутренние. Иначе трудно будет потом прошивать. То есть миллиметра 3 – 4.

Классная фотка, да?
Злейшая и жесточайшая К. зарезала насмерть бедную, удавленную гандЭлями недокнижку.
Если бы еще потекший клей был алого цвета…

Надрезов (запилов) должно быть четное число. У меня шесть.

Вот он – истекающий кровью (клеем) зарезанный насмерть горец торец:

6. Приклеиваем тряпочку. (Нормальные люди в этом месте приклеивают ТКАНЬ. Запомнили?)

На свежие раны бедного торца наклеиваем тряпочку. Тряпочка может быть любая, у меня это ситец белого цвета (выдранный из старой, занюханной, порванной, но честно сто лет назад выстиранной и поглаженной наволочки) . Края тряпочки должны выступать на 3 – 4 сантиметра. У меня выступают на 5! Так надежней! Мы же не халтуру какую-нибудь лепим – все ж для себя!

Затем книжку надо хорошо высушить.
Оставить ее на ночь под прессом (одну, израненную, в пустой темной кухне) – в принципе достаточно для полноценной пытки .

7. Прошиваем.

А на следующее утро начинаем продолжать.
Каждую брошюру книги пришиваем к присохшей тряпочке нитками. Как уже все поняли, прошивка ведется через те дырочки, которые получились в результате запилов ржавым тупым ножом.

(И не смотрите, что тряпочка уже в шоколаде. Да, я ела!)

8. Промазываем торец клеем.

Делаем это погуще, пожирнее, прямо поверх ниток. Хорошо будет, если клей вам попадется не очень жидкий.

Не знаю, виден ли на фотке клей поверх ниток, но колени мои в трениках точно видны.

А дальше самая интересная часть работы.

9. Делаем обложку!

Для обложки нужен очень плотный картон. Я изрезала старую, советского производства, со знаком качества (мама в свое время подарила) папку для бумаг. Я не нашла в наших магазинах хорошего картона! И нормальных новых папок не нашла. А те, что нашла, которые более-менее могли бы подойти, стоили как новая книжка. Так что, скажу я вам, некоторые советские вещи со знаком качества до сих пор очень даже актуальны.

Вырезаем из очень плотного картона два прямоугольника. Размер каждого должен быть… ну как у нормальной обложки, так чтобы спереди миллиметра 2 – 3 выступало за страницы, и сверху-снизу тоже по столько. Ну или по-другому, как вам нравится.
В моем случае это были размеры 224х156. То есть примерно по 7 мм с трех сторон. Гулять так гулять!

И еще один прямоугольник вырезаем из обычного тонкого картона. По длине он должен быть таким же, как те большие прямоугольники, а по ширине соответствовать толщине торца склеенной книжки. У меня получилось 224х 30.

Затем вырезаем две тряпочки (для умных опять перевожу – два куска ткани)
Одна тряпочка длинной как наш узкий прямоугольник картона (224мм), а шириной сантиметров на 6 – 7 больше его (90мм). Вторая тряпочка шириной, как первая (90мм), но уже длиной примерно на 6-7 см больше (300).

Затем раскладываем обложку.
Узкий прямоугольник картона посередине, а два больших и толстых – по бокам. (Мордой вниз).
Внимание: между ними должен быть зазор. Миллиметров 5, не меньше!

Приклеиваем маленький кусочек ткани. Так чтобы он закрывал серединой узкий картон, зазор и прихватывал толстый картон с двух сторон симметрично.
Переворачиваем.
Приклеиваем аналогично с лицевой стороны длинный кусочек ткани. Так чтобы сверху и снизу оставались симметричные хвостики.
Переворачиваем.
Закладываем хвостики и приклеиваем и к изнанке.
Может быть, не очень понятно описала, но на фотке вроде бы хорошо видно, что должно получиться.

Теперь самая творческая часть.
Берем красивую бумагу. Желательно конечно плотную. Или даже самоклеющуюся пленку (хорошее название, да? Самоклеющаяся! Типа реально сама взяла и приклеилась куда надо по адресу). Вырезаем нужный размер и обворачиваем с лицевой стороны то, что у нас получилось. Загибы красивой бумажки на внутреннюю сторону должны быть по 1 – 2 сантиметров со всех сторон.

Ну а дальше нам осталось только приклеить обложку к недокниге.

Приклеиваем недокнигу выступающими частями тряпочки, которые висят по бокам (которые у меня там в шоколаде) , к толстым картонкам. Ровненько.

Затем чистый лист А4 складываем пополам и заклеиваем форзацы, прихватывая у торца крайние страницы книги. Это, я думаю, не сложно догадаться, как делать.

Ну вот, все и готово!
Можно теперь смело положить ее в туалет для всенародного ознакомления (что я и сделала, теперь-то уж точно вся семья в курсе, что с ними происходит) .

Понравилась статья? Подпишитесь на канал, чтобы быть в курсе самых интересных материалов

Читать книги онлайн бесплатно — Литнет

Читать онлайн на Литнет

Литнет — это популярный литературный портал. В нашей электронной библиотеке можно как читать книги онлайн, так и скачать книги бесплатно, а также купить книги популярных жанров. У нас есть мобильная версия сайта, благодаря чему удобно читать книги онлайн с телефона или планшета. На Литнет вы можете читать:

Наша удобная читалка предназначена как для windows, так и для системы андроид, и для обычного компьютера с планшетом. У нас легко скачать и читать книги для подростков в формате fb2, боевики, детективы, а также триллеры.

Вам интересны фанфики? Юмор? Различные жанры произведений? — Вы можете читать на нашей литературной платформе онлайн, а можете и бесплатно скачать книги. Кроме того у наших читателей есть возможность купить электронные книги. Наша бесплатная библиотека электронных книг непрерывно пополняется новыми произведениями от популярных авторов и молодых талантов. Подростковая проза соседствует с любовными романами, а вместе с книгами о попаданцах вы увидите фантастику, современную прозу и боевик.

Есть уникальная возможность для молодых авторов или уже популярных писателей – когда ваш аккаунт достигнет коммерческого статуса, вы сможете публиковать книги онлайн.

Хотите найти самые популярные книги? — вам поможет удобная система рейтингов и поиск книг. Хотите читать короткие любовные романы? Запросто! В библиотеке электронных книг Литнет вы найдете множество романов про миллионеров, а также другие направления любовных романов, к тому же вы сможете читать бесплатно книги онлайн без регистрации. Выбор книг онлайн еще никогда не был так прост. Исторические романы, женские книги, книги для девочек и книги для подростков также очень легко найти на Литнет. 

ВТБ Бизнес Онлайн — Банк ВТБ

Ошибка свойственна только при работе в старом дизайне системы «ВТБ Бизнес Онлайн».

Причинa:

Не установлен компонент криптографической защиты информации ActiveX.

Необходимо установить модуль криптографической защиты информации ActiveX. Внизу страницы входа в систему «ВТБ Бизнес Онлайн» отображается панель информации с предложением установить надстройку ActiveX.

Для установки компонента необходимо нажать на кнопку «Установить» на панели информации и следовать указаниям на экране.

Сверить данные значения полей в отображаемом поле информации и в появившемся окне «Предупреждение системы безопасности».

«Имя» — ВТБ. Модуль криптографической защиты информации — «Издатель» — Step Up, Inc и подтвердить установку компонента ActiveX кнопкой «Установить».

Если на странице регистрации отсутствует всплывающее окно, воспользуйтесь Инструкцией по установке / переустановке компонента ActiveX (см. раздел «Инструкции»).

Если после установки компонента ActiveX ошибка сохраняется, необходимо проверить следующие настройки браузера.

Для корректной установки компонента необходимо, использовать учетную запись локального администратора, использовать 32-разрядный браузер Internet Explorer версии 11.0 и выше. В браузере Internet Explorer выбрать «Сервис», вкладку «Свойства обозревателя», в появившихся настройках выбрать вкладку «Безопасность» и снизить уровень безопасности для зоны «Интернет» на «Средний» или «Низкий» уровень. После этого выбрать вкладку «Конфиденциальность» и снять отметку «Блокировать всплывающие окна».

Если после проделанных действий ошибка сохраняется, и компонент не устанавливается, необходимо открыть локальный диск C:\WINDOWS\system32, по поиску найти файлы «mespro.dll», «mespro.sig», «mesproax.dll», «mesproax» и удалить их. После удаления файлов необходимо обновить страницу в 32-разрядном браузере Internet Explorer версии 11.0 и выше и повторить установку компонента ActiveX.

Если данные действия не дадут результата, необходимо сделать сброс настроек Вашего браузера Internet Explorer. В 32-разрядном браузере Internet Explorer версии 11.0 и выше выбрать «Сервис», вкладку «Свойства обозревателя», в появившихся настройках выбрать вкладку «Дополнительно» и нажать кнопку «Сброс».

В случае если стандартные действия не привели к положительному результату, необходимо обратиться к системному администратору, так как ошибка может носить локальный характер.

официальный сайт многопрофильной сети клиник АрсВита в Бутово

АрсВита — первая клиника персонализированной медицины.
В соответствии с современными тенденциями в медицине мы руководствуемся принципом «4П»:

1

Предиктивность

выявление признаков заболевания на стадии доклинической паталогии

2

Профилактика

применение профилактических мер для минимизации рисков заболевания

3

Персонализация

учет индивидуальных особенностей человека при выборе методов и инструментов лечения

4

Партисипативность

непосредственное участие пациента в процессе профилактики и лечения

Сеть клиник «АрсВита» — оказывает комплекс услуг по профилактике, диагностике и лечению различных заболеваний. Ежедневно к нам обращаются более 1000 человек в день.


Основными направлениями являются аллергология и пульмонология. Мы считаем важнейшим приоритетом в нашей работе — индивидуальный подход к пациенту и предоставление качественных медицинских услуг. Руководствуясь этим, сеть клиник “АрсВита” строит свою работу на следующих принципах:

Услуги для взрослых и детей

Мы предоставляем обслуживание для детей и взрослых. Это дает возможность оказывать медицинскую помощь всем членам семьи в одном месте. В наших клиниках для маленьких пациентов доступен широкий спектр услуг: вакцинация, лабораторные исследования, консультации педиатра, специалистов узких специальностей, диагностика и многое другое.

Лабораторная база
Партнером сети клиник АрсВита по лабораторной диагностике выступает ЦНИИ Эпидемиологии Роспотребнадзора (лаборатория CMD), который выступает гарантом качества исследований. Это один из крупнейших лабораторно-диагностических центров в России. Он предоставляет пациентам широкий спектр лабораторно-диагностических исследований экспертного уровня. Совместно с ЦНИИ Эпидемиологии в наших клиниках проводятся более 1500 видов анализов по низкой цене. Все исследования проходят в соответствии с высочайшими стандартами качества, обеспечивая точную диагностику. Мы гарантируем полную анонимность и оперативное предоставление результата — по большинству анализов уже на следующий день.

Комплексный подход
Несмотря на то, что основными направлениями нашей работы являются аллергология и пульмонология, в наших центрах работают врачи различных специальностей. Это дает возможность подходить к лечению заболеваний комплексно, достигая синергетического эффекта. Пациент имеет возможность получить консультацию специалистов различного профиля.

Оборудование
Медицинский центр АрсВита оснащен самым современным лечебно-диагностическим оборудованием экспертного класса. В своей работе наши специалисты используют оборудование ведущих мировых производителей в области медицины, предоставляя широкие возможности для точной диагностики и успешного лечения.
  • Аппарат лазерный медицинский «Латус-К» (3 Вт), Аппарат лазерный диодный медицинский АЛОД-01 (10Вт)  широко применяется в гинекологии, дерматовенерологии, хирургии, онкологии.
  • Аппарат УЗИ -LOGIQ P9, Аппарат УЗИ HD15, Аппарат УЗИ PHILIPS Pure Wave — данная категория техники может применяться в различных областях медицины и способна давать четкую визуализацию внутренних органов и тканей человека без рисков для здоровья и каких-либо болезненных ощущений.
  • Видеокольпоскоп цифровой SLV-101, кольпоскоп LEISEGRANG модель 3MV — увеличивают качество диагностирования и последующее лечение болезни.
  • Радиоволновой хирургический аппарат Сургитрон- RadioSURG 2200 m — предоставляет возможность применить уникальную методику малотравматичного  разреза и коагуляции.
  • Бодиплетизмограф экстра-класса для решения самых сложных задач в области спирометрии, исследования диффузионной способности лёгких и пр.
  • Электрокардиограф ЭКГ- MAC 1600 — станция с расширенными возможностями, позволяет при необходимости добавить проведения тестирования с нагрузкой.
  • Станция КТГ-монитор акушерский МАС -02-ч — требуется для длительного или непрерывного проведения кардиотокографии плода.
  • Массажер барабанной перепонки уха  Элема-Н  МБП1 — применяется при лечении воспалительных заболеваний уха, для эффективного устранения застойных явлений.
Стандарты обслуживания
В клиниках используются единые стандарты качества предоставляемых услуг. Забота о пациенте и индивидуальный подход являются приоритетом в нашей работе.

Для нас важен каждый пациент, поэтому мы ежедневно работаем над улучшением качества обслуживания! Спасибо, что выбираете нас!

Всероссийская акция для библиотек «Подари ребенку книгу!»

 

Подарить ребенку книгу очень просто — достаточно выполнить желание детской библиотеки! Не отказывайте себе в удовольствии сделать доброе дело.

Выберите подходящий сценарий:

— есть желание и возможности, но нет времени

Выполните желание библиотеки через книжный интернет-магазин. Выберите библиотеку (из списка или через поиск по названию населенного пункта), откройте список ее желаний, закажите книги из списка в Лабиринте, Озоне или My-shop (переход в магазины доступен прямо из списка желаний), оформите заказ на имя директора библиотеки, почтовую доставку — на адрес библиотеки, произведите 100% предоплату. Отслеживайте вашу посылку и сообщите библиотеке по электронной почте о прибытии посылки в местное почтовое отделение. 

— едете в командировку или отпуск

Введите в поисковой строке название населенного пункта, в который направляетесь — вдруг там есть детская библиотека. Откройте список желаний библиотеки и захватите с собой несколько книг из списка (их можно заказать через книжный интернет-магазин). У вас есть возможность  сделать подарок лично — это особенно приятно!

— у вас есть хорошие детские книги (дети выросли, специально купили или готовы купить)

Введите в поисковой строке название и/или автора, возможно, эти книги нужны детским библиотекам. Если нашлись желающие, просто отправьте эти книги в библиотеку почтой, подарите лично (если библиотека рядом) или закажите через книжный интернет-магазин (см. сценарий «есть желание и возможности, но нет времени«). Отслеживайте вашу посылку и сообщите библиотеке по электронной почте о прибытии посылки в местное почтовое отделение.

Вне зависимости от выбранного вами способа, библиотека будет рада подарку и обязательно скажет вам Спасибо! А вы сможете найти себя среди дарителей!

Подробности акции можно узнать в разделе «О проекте»

Если у вас возникли предложения, вопросы, технические  сложности при поиске библиотек или книг, пишите на адрес «[email protected]».

 

Обратите внимание, что библиотека может указать не конкретную книгу (автора и название), а тему (например: «о дружбе» или «о динозаврах»).
Библиотека может указать желаемое количество экземпляров каждой книги. Но это не означает, что нужно выполнять заказ полностью. Вы можете подарить столько книг, сколько хотите.
Обращаем ваше внимание, что доставка изданий должна быть бесплатной для библиотеки (посылка наложенным платежом или курьером с оплатой при получении – исключаются).

«Самое дорогое чувство – исполненного долга»

15 апр. 2021 г., 12:35

У жителей нашего города старшего поколения 70-е – первая половина 80-х годов XX века прочно ассоциируются с именем заслуженного строителя России и почетного гражданина Балашихи Юрия Михайловича Мариничева. Почти 60 лет на посту первого заместителя председателя и председателя исполкома Балашихинского городского Совета народных депутатов насыщены масштабными преобразованиями на территории Балашихинского района.

На фото: 1973 г. В составе делегации посещение корабля «Балашиха»

Мариничев из когорты тех созидателей, которые, являясь лидерами по натуре, умеют работать в команде, держа руку на пульсе времени. Немало отдано и общественной работе. Много лет Ю.М. Мариничев был депутатом городского и регионального Советов депутатов, народным депутатом СССР, заместителем председателя Совета национальностей Верховного Совета СССР.

За плечами этого человека неуемной энергии и недюжинного ума – полных 60 лет трудовой деятельности. Интересно, что в трудовой книжке Мариничева всего три записи: авиационный завод «Рубин» в Балашихе, исполком Балашихинского городского Совета народных депутатов, Московский региональный союз потребительской кооперации (с 1986-го до осени 2020 года).

Оглядываясь на пройденный в Балашихе трудовой путь, Юрий Михайлович с удовлетворением отмечает, что и его силы и чаяния вложены в развитие Балашихи, чтобы она стала одним из лучших городов Подмосковья. Как это было – читайте в насыщенных историческими фактами, именами современников и яркими подробностями воспоминаниях о времени и о себе Ю.М. Мариничева.

Часть первая

ИЗ СЕМЬИ ВОЕННОСЛУЖАЩЕГО – НА «РУБИН»

С детства привык принимать самостоятельные решения – родителями это поощрялось. Я родился в 1937 году в славном своими военно-морскими традициями городе Владивостоке, где мы прожили до 1950 года… Последнее место службы моего отца – подмосковный город Серпухов, где я окончил школу. Решение поступить в Московский автомобильно-дорожный институт принял сам, как и решение по выбору места работы после вуза. Решил – сделал.

Когда мы учились на последнем курсе, к нам приезжали представители различных заводов, рассказывали о своих предприятиях, приглашали на работу. Среди них был и представитель балашихинского завода «Рубин». Нам понравилась его информация, предприятие показалось перспективным, работа – интересной. В 1959 году после института у нас человек восемь или десять из выпуска поехали устраиваться на работу в Балашиху.

Отмечу, что приход молодым специалистом на авиационный завод «Рубин» – одно из градообразующих балашихинских предприятий той поры и в настоящее время – флагман отечественной авиапромышленности – большая удача для тех, кто привык делать дело засучив рукава. И если говорить о начале трудового пути, то, конечно, это был энтузиазм, неудержимое стремление успеть сделать сегодня то, что можно и завтра, и послезавтра.

ДЕЛО СПОРИТСЯ, КОГДА ЕСТЬ ТЫЛ

Женился в 1958 году. До этого (на старших курсах) мы были с моей избранницей на целине. Она училась в МАИ, я – в МАДИ. Ее, в составе студенческого отряда, послали на лето на целину, я поехал за ней (мы дружили с 8-го класса). Там я прошел первую трудовую школу: работал трактористом, а она у меня была прицепщицей. На целине пробыл шесть месяцев: все уже вернулись к началу учебного года, а я – к ноябрьским праздникам. Меня не отпускали, поскольку там была горячая пора: трактористы распахивали поля – готовили землю под урожай будущего года. Когда вернулись – сначала расписались, потом свадьбу сыграли… У нас с Эльвирой Николаевной двое детей, трое внуков. Супруга проработала на «Рубине» 30 лет. Была конструктором I категории, у нее есть изобретения в области авиационной техники.

Когда только приехал в Балашиху, устроился на «Рубин», первое жилье было… на кухне. Меня поселили в частном домике, у главного бухгалтера завода, в деревне Горенки, от которой осталось только название автобусной остановки и железнодорожной станции (те деревенские дома давно снесены). Поскольку я был женат, года через полтора получил на улице Крупской комнату – наше первое с супругой жилье. Одно помещение на две семьи было разделено… шторкой. Горожане не роптали: строили свой город, жили перспективами, понимали, что трудности быта – величина непостоянная.

«ТА ЗАВОДСКАЯ ПРОХОДНАЯ, ЧТО В ЛЮДИ ВЫВЕЛА МЕНЯ»

Я очень рад, что сразу после института попал на «Рубин». Там можно было пройти все профили (я большинство из них и прошел на этом славном предприятии). Отмечу «рубиновцев» как высококвалифицированный коллектив, выпускающий очень сложные агрегаты для авиационной, ракетной техники.

На заводе первой ступенькой моего профессионального роста стала должность инженера-испытателя. И с первых дней работы я увлекся темой автоматизации процессов испытаний. Целый год, когда смена заканчивалась, в 18 часов, я заносил свои «агрегатики»: паяльную лампу, необходимые приборы, создавал систему автоматического управления процессом испытаний – и сидел паял… Супруга, спасибо отдельное ей за это, меня никогда ни в чем не упрекала (а поздние приходы с завода были не редкость). К работе подходил творчески. Последовательно, примерно через год, проходил ступени профессионального роста. Перешел на должность старшего инженера-испытателя, работал начальником технического бюро, потом – заместителем начальника цеха…

Помню, когда работал начальником 46-го механического цеха (самого большого, самого сложного на предприятии), где делали двигатели для управления ракетами, гидроприводы, приходил на работу всегда с первой сменой, в восемь утра, и уходил каждый день со второй сменой в час ночи. Казалось, что мой ресурс неограничен – настолько был увлечен делом. И настолько мне полюбились именно рабочие – потрясающие профессионалы!.. На тот момент было в цехе более 500 человек (работали в три смены): они меня поняли и приняли, я получил такую закалку – на всю оставшуюся жизнь. Уверен: тот, кто прошел закалку в авиационной промышленности, может работать в любой отрасли.

На фото: В 1973 г. Ю.М. Мариничев посещал корабль «Балашиха»

Часть вторая

КОГДА ПОДОБРАЛАСЬ КОМАНДА

Однажды, когда работал начальником цеха (после учебы в институте имени Серго Орджоникидзе), вдруг приходит в мой цех, вроде бы познакомиться с заводом, цехом, первый секретарь горкома партии Виктор Тимофеевич Шульгинов – это было в конце 1970 года. Мы поговорили. Видимо, он убедился, что у него была правильная обо мне информация, и через неделю меня приглашают первым заместителем председателя в исполком (к Юрию Николаевичу Волкову).

Так я оказался на советской работе. Пошел не колеблясь, так как меня всегда интересовала хозяйственная, а не партийная работа. Семь лет был первым замом, потом меня избрали председателем исполкома. Я горжусь, что прошел эту школу в Балашихе: она тогда всегда была среди самых первых, каждый год красные знамена ЦК, ВЦСПС и так далее за лучшее комплексное развитие города и благоустройство.

В исполкоме у нас тогда сложился хороший коллектив: мы были единодушны в том, что надо решать вопросы, которые волнуют жителей Балашихи. Мы видели первоочередную задачу в расселении ветхого фонда, очень большого. Только в одном поселке Грабари – с северной стороны БЛМЗ и завода «Рубин» – жили тысячи людей в совершенно неприспособленных под жилье бараках, построенных еще в войну. Бараки удалось расселить – на той территории сейчас большая промышленная зона. Следующая задача – расселить двенадцать казарм, в которых проживали две с половиной тысячи семей (!). К ветхому фонду относились и двухэтажные – фибролитовые – дома, построенные сразу после войны (на первой Балашихе, второй, третьей, в Первомайском поселке). Кроме Первомайского, все удалось: людям предоставили новую жилплощадь, ветхое жилье снесли.

С ПРИЦЕЛОМ НА ГРАДООБРАЗУЮЩИЕ ПРЕДПРИЯТИЯ

Следующий момент. В то время в черте города было много деревень: Горенки, Леоново, Пехра… К слову, здание, в котором помещается редакция газеты «Факт» (улица Советская, 15), стоит на территории, где прежде была деревня Николаевка. Деревни мы расселяли, освобождали территорию под городскую застройку, чтобы город развивался. У нас был принцип строить жилье только для работников наших городских организаций и предприятий. Никаких «варягов» мы не принимали. Иногда исключение делалось только для военных строителей, участвовавших в становлении города. Таким образом, не менее 90% возведенного жилья заселялось коренными жителями города, работниками предприятий. Мы были убеждены: надо соблюдать генеральный план (основа для развития любого города), а он всегда рассчитывался с прицелом на градообразующие предприятия, на тех людей, которые сегодня проживают в городе, с определенным плюсом, разумеется.

За 16 лет моей работы в городском исполкоме (первым замом и председателем исполкома) было построено 215 многоквартирных домов общей площадью свыше 1 млн 300 тысяч квадратных метров. Мы выдали коренным жителям Балашихи 36 тысяч ордеров. Особое внимание уделялось ветеранам Великой Отечественной войны и семьям погибших. Около 4 тысяч граждан этих категорий получили благоустроенное жилье. Считаю и своей заслугой, что за эти 16 лет средняя обеспеченность жильем в расчете на одного жителя Балашихи увеличилась с 7,6 метра до 12,5 метра.

РИСКОВАЛИ И СТРОИЛИ

Мы отказались от принципа, который раньше процветал в городе: все силы бросить на строительство жилья, без учета создания социальной инфраструктуры. И уделили большое внимание строительству детских садов и школ, которых построили больше 25-ти. Построили более 130 магазинов, предприятий общественного питания и бытового обслуживания. Одолели даже создание горнолыжной трассы: приняли грунт из отвалов строящегося московского метро, насыпали гору и там поставили первые подъемники. Теперь, уже в других масштабах, это место известно как горнолыжный комплекс «Лисья гора». В числе других объектов были построены родильный дом, две АТС, три плавательных бассейна «Нептун», «Чайка» и «Альбатрос». Кроме того, возвели в Балашихе и первый хоккейный стадион под открытым небом – на две с половиной тысячи зрителей, причем с искусственным льдом! Сейчас эту территорию занимает Ледовый дворец «Арена «Балашиха» имени Ю.Е. Ляпкина.

Тогда категорически было запрещено культурное и спортивное строительство в стране, которая еще не оправилась от ущерба, нанесенного в ходе Великой Отечественной войны: приходилось экономить. Тем не менее мы рисковали и строили… Когда наша команда приступила к обустройству Балашихи, ее центральной части практически не существовало. Здесь находилось огромное поле, на котором зимой мы проводили лыжные соревнования.

Мало кто сейчас может представить, что тогда не было ни «Южного», ни «Нового Света», ни микрорайона Гагарина, а «Балашиха-2» была застроена только двухэтажными домами… Единственным городским капитальным зданием, возведенным до нас, был большой кинотеатр «Октябрь», долго прослуживший (в 2000-х годах его заменили на торговый комплекс с кинотеатром «Люксор» и гостиницей).

СЕГОДНЯ ДЕЛАТЬ ТО, ЧТО МОЖНО ЗАВТРА

Потом мы разработали план застройки (эта территория была обозначена как 13-й квартал), построили плотину через реку Пехорку по проспекту Ленина, и дело пошло… В итоге нам удалось выровнять все отставание по социальной инфраструктуре, значительно его опередить. Столько коммуникаций построили! Более 20 дорог и улиц появилось при нас. Восемь котельных возвели. Строили на перспективу. Хочу напомнить, что тогда Балашиха стала первым городом Московской области, который получил право на пользование московской водой. Два огромных резервуара для запаса воды, расположенные вдоль Щелковского и Горьковского шоссе, и сейчас исправно служат.

Поэтому совершенно не случайно, что с 1977 по 1985 год город Балашиха постоянно признавался лучшим во всесоюзном и российском соревнованиях по комплексному развитию и благоустройству. У нас даже проводился пленум областного комитета партии и Мособлисполкома, где демонстрировали на примере Балашихи, как надо комплексно развивать города.

Я всегда старался сделать сегодня то, что можно сделать завтра. Если с 16 до 19 часов еженедельно вел прием жителей по записи, то потом принимал всех, кто приходил в порядке живой очереди. Заканчивал в десять-одиннадцать вечера: обзванивал всех, директоров, профсоюзные организации, искал решение вопроса, с которым пришел человек, – естественно, в большинстве по жилью.

Часть третья

ДЛЯ ГОРОДА И ГОРОЖАН

В свое время на въезде в Балашиху из Москвы по Горьковскому шоссе висела на столбе железка с надписью «Балашиха». В исполкоме городского Совета мы посчитали, что такой указатель недостоин нашего города, пригласили известного скульптора, коренного балашихинца Николая Сергеевича Любимова, посоветовались с ним. Он предложил несколько вариантов, как достойно оформить въезд в Балашиху. Остановились на варианте, который и был реализован: крупными буквами написано БАЛАШИХА, на стеле выше – герб города (герб на красном фоне – с циркулем и частью шестеренки тоже создавался при нас, автор Н.С. Любимов). С Николаем Сергеевичем мы не раз сотрудничали. Одна из его известнейших работ на территории Балашихи – памятник павшим во время Великой Отечественной войны воинам-землякам. Открытый 9 мая 1973 года, он стал доминантой территории, которая с тех пор называется «площадь Славы».

Напомню, что инициатором создания памятника и активнейшим борцом за воплощение грандиозного замысла в жизнь (памятник таких масштабов на территории, где не проходили военные действия, тогда не разрешалось устанавливать) была ярчайшая личность – участник Великой Отечественной войны, разведчик Николай Максимович Яганов, полный кавалер ордена Славы, почетный гражданин Балашихи. В те годы он руководил всем коммунальным хозяйством Балашихинского района.

Василий Иванович Конотоп – первый секретарь Московского областного комитета КПСС, участвовавший в торжественном открытии памятника, сказал, что оно проведено на государственном уровне. Горжусь, что в период создания и установки памятника находился в гуще событий. Бережно храню фотографии, которые связаны с этим священным местом.

ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ФАКТОР

Многое из задуманного удалось воплотить, но не все. Так, в планах было пустить транспортный поток из Москвы в объезд города, чтобы участок шоссе Энтузиастов (часть федеральной трассы Москва – Нижний Новгород) в пределах Балашихи стал ее центральной улицей. Тогда из-за моей настойчивости по организации объездной дороги, которая частично должна была захватить территорию дивизии им. Ф.Э. Дзержинского, я нажил серьезного врага в лице министра внутренних дел СССР Федорчука. После нашей встречи в кабинете министра, когда он отказал согласовать изъятие 4 гектаров земли у дивизии, а я пообещал добиться выпуска постановления Правительства Российской Федерации и добился этого (через полгода постановление подписал председатель Совета министров России В.И. Воротников), были предприняты массированные попытки собрать на меня компрометирующий материал. Это противостояние продолжалось полтора года. И сплетни распускали, что я под домашним арестом, что у меня дома – японская мебель, японский халат, плоский телевизор (и в помине не было), – чего только не болтали! Сначала расстроился, старался ни с кем не общаться, но потом мне это надоело… Объявляю в Южном квартале (ныне микрорайон «Южный»), в только построенном кинотеатре «Союз», очередной «День открытого письма» – встречу с жителями. Прихожу туда – не протолкнуться: забито все и в зале, и в фойе, на подходе (интересно, видимо, было посмотреть на председателя, о котором столько молвы идет).

Начали мероприятие где-то в половине восьмого вечера. Рассказал о том, что сделано и делается, ответил на насущные вопросы жителей. Кончилось тем, что я предложил желающим проверить и убедиться, что у меня нет японской мебели, халатов и прочего, – пожалуйста, садитесь в машину, и мы поедем ко мне домой… Встреча в «Союзе» закончилась в час пятнадцать ночи. Как был полон зал народу, так и остался до конца. Когда я встал после окончания встречи, все встали и начали аплодировать. Вот тогда я испытал – первый раз в жизни – чувство исполненного долга. И именно тогда я сделал вывод: это самое главное, когда тебе люди говорят спасибо, и ты можешь победить ложь. В таком противостоянии могут защитить только добрые дела.

К сожалению, проект объездной дороги не удалось воплотить в жизнь, как и проект создания центра города между проспектом Ленина и шоссе Энтузиастов на левом берегу реки Пехорки. Не удалось добиться и проведения ветки метро в Балашиху, но это, надеюсь, дело времени. А вот современный спортивный объект, за который я ратовал, в городе появился, но уже после перестройки и не в рамках генплана, который был разработан в мою бытность к 1980 году.

Я – ФАНАТИК СПОРТА!

Моей особой заботой было, чтобы на территории Балашихи появился масштабный стадион. Когда я только пришел работать первым заместителем председателя исполкома, для Леоновского поля (участок на востоке микрорайона «Первомайский», где ныне находится гипермаркет «Глобус») был разработан план застройки домами одного из градообразующих предприятий – Балашихинского литейно-механического завода (БЛМЗ). Стал знакомиться с документами, прочитал, что там, в миниатюре, микрорельеф московских Лужников! Увидел поле – как в Лужниках, лес – как в Лужниках, вместо Москвы-реки – речку Пехорку… Единственно, что вместо железной дороги (в Лужниках) я увидел автомобильную дорогу (шоссе Энтузиастов). И понял: лучшего места для стадиона – а он требует больших территорий – не может быть в городе! И я начал отстаивать свое видение дальнейшей судьбы этой территории. Дважды побывал в областном комитете партии, трижды – в Мособлисполкоме, убеждал, что лучшего места для достойного Балашихи стадиона в городе нет.

«Сегодня мы его не можем построить: у нас нет финансовых возможностей. Но завтра, когда средства появятся, у нас не будет места для строительства такого масштабного спортивного объекта, и город останется без стадиона», – доказывал я. И так мне удалось отменить жилую застройку этого участка (хотя я сам всегда боролся за строительство жилых новостроек), и сколько я работал в Балашихе – берег это место. А когда я был депутатом Мособлдумы, даже привозил сюда Виталия Мутко (в его бытность президентом Российского футбольного союза), чтобы сделать здесь базу для сборной страны по футболу. Не сложилось. Да и местная администрация не горела желанием воплотить эту идею. А в 2000-х тема дворца спорта – при поддержке Московской области – приобрела реальные черты, но несколько в ином ключе и в другом месте. Тогда, с 2003 до 2007 года, я был депутатом в Московской областной Думе от Балашихи и приложил все усилия к постройке нынешнего Ледового дворца «Арена «Балашиха» имени нашего земляка – легендарного хоккеиста Юрия Евгеньевича Ляпкина. Помогал и с возведением: моя компания была заказчиком по строительству Ледового дворца в Балашихе. К слову, в этот же период мне удалось добиться решения по расширению моста над железной дорогой в районе нефтебазы, чтобы сделать проект и расширить дорогу на въезде (выезде) в Москву по шоссе Энтузиастов.

 

P.S. После Балашихи Юрий Михайлович Мариничев практически 34 года отработал в Москве. В 1986 году он избирается председателем правления Московского областного союза потребительских обществ, в 1998 году – председателем Совета Московского регионального союза потребительской кооперации. В этом же году Мариничев стал победителем Всероссийского конкурса «Менеджер года». Он по праву гордится, что по итогам многолетней работы ему присвоили звание почетного председателя правления Московского регионального союза потребительской кооперации.

За годы изменилось и место жительства – семья Мариничевых перебралась в Одинцовский район Подмосковья (Юрий Михайлович много лет счастливо женат, у супругов двое детей, трое внуков). Но душой и сердцем Юрий Мариничев остается с Балашихой. Этот человек слова и дела не только готов, но и делится своим мнением и опытом, в том числе как член Совета старейшин Балашихи. Ведь чувство долга – это навсегда.

Виктория ЯНШИНА

Фото из архива Юрия МАРИНИЧЕВА

Источник: http://inbalashikha.ru/novosti/gorod_i_gorozhane/pochetnyy-grazhdanin-balashihi-yuriy-marinichev-samoe-dorogoe-chuvstvo-ispolnennogo-dolga

Эльфийская культура Монтессори Моя первая книга — Fifth Avenue Kids, дочерняя компания Frockalicious

Моя первая книга Эльфийской культуры — это серия тканевых страниц, содержащих тихие занятия, чтобы развлечь вашего ребенка на первых этапах его развития.

Также известная как «Тихая книга», «Мягкая книга», «Занятая книга», «Тканевая книга», «Рабочая тетрадь», у этого типа книг много названий, но цель одна и та же.

Лучшая обучающая игрушка Монтессори для младенцев и малышей! Эта книга — идеальный первый подарок для ребенка, популярная среди матерей во всем мире, она способствует овладению практическими навыками с раннего возраста.

Мои первые книги помогают развить у вашего ребенка способность к самообучению и способствуют творческому мышлению, привлекая его внимание и заставляя вашего ребенка быть занятым и спокойным.

ОСОБЕННОСТИ

Дети просто ОБОЖАЮТ играть с этой интерактивной книгой о тканях «День из жизни». Моя первая книга помогает детям улучшить мелкую моторику и достичь ключевых этапов развития

ТВОРЧЕСТВО

Сделанный вручную с любовью, динозавр на титульной странице оставлен неокрашенным, чтобы ребенок мог раскрасить его, чтобы способствовать развитию творческих способностей ребенка.

ИЗУЧЕНИЕ И РАЗВИТИЕ НАВЫКОВ

Погрузитесь в 16 ярких, веселых, но сложных страниц: ваш ребенок получит практические навыки, такие как стирка, сбор фруктов и овощей, определение формы, завязывание шнурков, как одеваться, подбор цветов, подсчет чисел, застегивание пуговиц, пряжка. , застежка-молния, зажим и плетение волос.так много еще восхитительных занятий.

СЕРТИФИЦИРОВАНО ОТЧЕТОМ О БЕЗОПАСНОСТИ

Все материалы нетоксичны и пригодны для жевания. Тест на безопасность прошел тесты на качество и безопасность игрушек в США (ASTM), Германии (AZO FREE) и Европе (EN71).

IDEAL TRAVEL BUDDY С ВОДОНЕПРОНИЦАЕМЫМ РЮКЗАКОМ

Размещается в изящном водонепроницаемом рюкзаке, поэтому ребенок может носить с собой собственное развлекательное оборудование без экрана, куда бы он ни пошел. Идеально подходит для развлечения детей в качестве игрушечного автокресла в дальних поездках, самолетах, поездках на поезде, в автобусе, в аэропорту, на вокзале, во время церковных служб, свадеб, в залах ожидания врачей или в любом общественном месте.

МЕТОД MONTESSORI И ПАТЕНТНЫЙ ДИЗАЙН

Это лучшая тетрадь, разработанная MONTESSORI SCHOOL TEACHER для тренировки мышц пальцев и тренировки гибкости. На книгу-мировоззрение был получен патент на дизайн. Уже используется физиотерапевтами в качестве книги для детей с аутизмом в других странах.

Моя первая книга 1 — красного или синего цвета

Моя первая книга рассчитана на детей от 1,5 до 6 лет. Сосредоточен на обучении практическим жизненным навыкам, таким как сопоставление форм и чисел, сортировка, творческие игры, одевание (использование застежек-молний, ​​галстуков, пуговиц, завязывания шнурков и т. Д.).

Моя первая книга 2 — Оправы — зеленого или фиолетового

Этот 16-страничный игровой альбом поставляется с большими пуговицами, маленькими пуговицами, молниями, крючками, липучкой, пряжкой-бабочкой, пряжками Cheongsam, пряжками ремня, каламбурами, шнурками, шнурками для ботинок, кнопками и кольцами для ключей. Отличный способ научиться заботиться о себе для детей от 3 до 6 лет!

Моя первая книга выкроек | Детские книги

«Четко продуманное и очень полезное вступление к формам и узорам.»- Избранные обзоры Publishers Weekly

» Исследуйте горошек, клетку, полосы, шеврон и многое другое … Это яркое художественное введение в узоры создано двумя преподавателями Монтессори, Бобби и Джун Джордж. «- Baby London

«Полоски, горошек, оральный, шеврон и многое другое! … Дайте детям знания, чтобы визуально идентифицировать и маркировать вещи, которые составляют их повседневную жизнь … Это идеальное введение в узоры привлечет внимание художественная, математическая и лингвистическая части ума каждого маленького ребенка.Поразительно простая концепция гарантирует, что новый словарный запас никогда не сбивает с толку, в то время как перелистывание страниц добавляет большое волнение! … Обязательно станет любимым справочником для несовместимых, любящих шаблоны малышей! «- TheBabyWebsite.com

«Созданное педагогами и проиллюстрированное яркими конфетными оттенками, это идеальное введение в узоры затронет художественную, математическую и лингвистическую части ума каждого маленького ребенка». — Publishers Weekly

«Умная презентация, сочетающая ранние математические и художественные навыки.»- Booklist Online

» … Красиво оформленный и элегантный … Выводит формат узоров и форм на совершенно новый уровень. Его расположение и использование цветов гладкое и современное, но при этом полностью ориентировано на опыт ребенка … Моя первая книга шаблонов превосходна во всех смыслах. «- Обзор иллюстрированной книги

» Мое первое впечатление — это что книга оказалась больше, чем я ожидал, она очень хорошего размера. Настольные книги часто бывают маленькими, с очень немногими страницами, и иногда я чувствую, что их немного оторвали, но эта более существенная.Его размеры составляют чуть более 8 дюймов на 6 дюймов, и в нем нет недостатка в содержании, поскольку в нем 66 страниц … Я никогда раньше не видел книги, посвященной изучению шаблонов, существует множество книг, посвященных формам, поэтому мне очень нравится, как эта книга делает еще один шаг вперед. Моей 3-летней дочери это нравится, и это очень хорошо удерживает ее внимание … Было бы здорово, если бы у вас были дети разного возраста, которые могли бы читать и учиться вместе »- Wigan Mum blog

«Удовольствие от книги… На рынке есть много настольных книг, в которых рассматриваются формы, но эта дает детям гораздо более сложное и интересное введение в эти идеи, подходящее для широкого возрастного диапазона. Двойные развороты страниц, показывающие узоры, созданные этими формами, яркие и привлекающие внимание … Визуально приятная книга, которую можно использовать на нескольких уровнях, знакомя очень маленьких детей с основными формами и исследуя узоры с более старшими. Рекомендуется для: младенцев, яслей, дошкольников и приемных детей.»- ArmadilloMagazine

» Я искренне не могу поверить, что не видел такой книги раньше. Она красочная, легкая для понимания и НАСТОЛЬКО весело брать с собой в дорогу … С лингвистической точки зрения очень весело изучать все эти шаблоны и их названия, но эта книга — это гораздо больше. Читателям предлагается осмотреться и найти эти узоры среди своих вещей ». — Let’s Talk Picture Books

« Маленькие дети, которые уже освоили основные цвета и формы, могут изучать полосы, горошек, аргайл и узоры пейсли. , и многое другое в этом ярком фолианте.Грамотно разработанные страницы дают детям визуальные подсказки и словарный запас для распознавания закономерностей, а также могут вдохновлять их на создание собственных ». — Artsy

« Великолепный фолиант как для детей, так и для взрослых »- Brit + Co

«Обманчиво простые … Яркие иллюстрации в стиле ретро.» — Книжный список

«Шикарный … Предлагает шаг вперед по сравнению с инструкциями по основным формам» — Wall Street Journal

«Изобретательность пополнение любой коллекции юного читателя или детского книжного уголка.»- Международный Монтессори

Электронная книга ONYX MY FIRST BOOK :: электронные книги ONYX BOOX

ONYX MY FIRST BOOK — устройство для чтения электронных книг с новейшим экраном «электронная бумага» E Ink Carta и встроенной системой MOON light + с контролем цветовой температуры и функцией SNOW Field. Читалка выполнена в ярком, оптимистичном зеленом цвете, привлекательном для детей. Это устройство предназначено как для детей, так и для их родителей.Вы можете читать ребенку книги и одновременно постепенно приучать его к чтению. В устройстве есть экран типа «электронная бумага», на котором читать гораздо удобнее, чем на смартфоне или планшете. Такие экраны отличаются низким энергопотреблением, поэтому заряжать устройство часто не придется. При желании вы также можете скачать электронные книги прямо со своего компьютера или из онлайн-библиотек.

Экран для защиты глаз

Электронная книга имеет экран E Ink Carta.Этот дисплей выполнен по технологии «электронная бумага» и позволяет читать на нем так же комфортно, как и на обычных бумажных страницах. По сравнению с предыдущими моделями, у этой более легкая основа и более высокая контрастность.

Мягкая подсветка

MOON Light + позволяет независимо регулировать яркость холодного и теплого светодиодных фонарей, выбирая по желанию белый свет для чтения в дневное время и более желтый для чтения перед сном.

Простое управление

Сенсорный экран и удобные боковые кнопки делают процесс чтения максимально простым и комфортным. Емкостный датчик, поддерживающий функцию Multi-touch, обеспечивает легкое управление пальцами.

Удобство использования

Электронная книга имеет простой и понятный интерфейс.Вы можете выбрать упрощенный режим управления, который максимально упрощает использование устройства. Если вы хотите использовать больше функций и настроек, вы можете переключиться в режим расширенного управления.

Умная крышка

В комплекте идет умная крышка, которая не только обеспечивает эффективную защиту экрана, но и при закрытии автоматически переводит устройство в спящий режим.

Непрерывная работа

Низкое энергопотребление дисплеев E-Ink и аккумулятор емкостью 3000 мАч обеспечивают длительную автономную работу.

ONYX MY FIRST BOOK — устройство для чтения электронных книг с новейшим экраном «электронная бумага» E Ink Carta и встроенной системой MOON light + с контролем цветовой температуры и функцией SNOW Field.Читалка выполнена в ярком, оптимистичном зеленом цвете, привлекательном для детей. Это устройство предназначено как для детей, так и для их родителей. Вы можете читать ребенку книги и одновременно постепенно приучать его к чтению. В устройстве есть экран типа «электронная бумага», на котором читать гораздо удобнее, чем на смартфоне или планшете. Такие экраны отличаются низким энергопотреблением, поэтому заряжать устройство часто не придется. При желании вы также можете скачать электронные книги прямо со своего компьютера или из онлайн-библиотек.

Дисплей 6 дюймов, E Ink Carta, 16 уровней серого, коэффициент контрастности 14: 1, 758 × 1024 точек, емкостный Мультитач-экран с функцией SNOW Field
Подсветка MOON Light +
Процессор 4 ядра, 1,2 ГГц
RAM 512 МБ
Внутренняя память 8 ГБ
Слот расширения Для карт micro SD / microSDHC2 Интерфейс USB USB 2.0
Поддерживаемые форматы файлов Текст: TXT, HTML, RTF, FB2, FB2.zip, MOBI, CHM, PDB, DOC, DOCX, PRC, EPUB
Графика: JPG, PNG, GIF, BMP
Беспроводной интерфейс Wi-Fi IEEE 802.11 b / g / n
Аккумулятор Li-on 3000 мАч
Операционная система Android 4.4
Размер 170 × 117 × 8, 7 мм. Гарантийный талон
Гарантийный срок 1 год

Примечание. Поскольку часть объема флэш-памяти составляет системное программное обеспечение, доступная пользователю часть меньше общего размера микросхемы памяти.

Устройство предназначено в первую очередь для чтения электронных книг, но имеет некоторые дополнительные функции, которые определяются установленным программным обеспечением. Например, текущая прошивка имеет такие функции, как календарь, словарь, доступ в Интернет и другие.
Устройство свободно перепрограммируется по запросу пользователя, который может устанавливать, удалять и создавать программы.
В устройстве есть аккумулятор, обеспечивающий длительное автономное использование.

Для ONYX MY FIRST BOOK обновлений нет

Страница поддержки

Техническая поддержка
ONYX MY FIRST BOOK

Поддерживать

Ремонт и обслуживание

Гарантийное и послегарантийное обслуживание ONYX, сервисные центры

Сервисный центр

Парижское обозрение — Моя первая книга (и)

Нечего писать.Все, что вам нужно сделать, это сесть за машинку и вскрыть вену. — Ред Смит

I

Я написал свою первую книгу за три месяца, с 23 июля по 23 октября 1979 года. Через четыре недели мне исполнилось восемнадцать. Это был роман, и это не первая моя попытка; В пятом классе я написал сорок страниц саги под названием Gangwar in Chicago , вдохновленной сюжетом The Godfather и происходящей в городе, где я никогда не был. Установить историю в Чикаго означало прочесать карту в World Book в поисках локаций: я помню, что Канал-стрит была одним из них.Я выбрал его, потому что знал Канал-стрит в Нью-Йорке, и казалось, что это тот пейзаж, в котором может происходить война банд. По сей день я ни разу не видел Канал-стрит в Чикаго, несмотря на то, что двадцать лет я провел в гостях у семьи жены в пригороде на Северном берегу.

Другой роман, который я закончил, был почти полностью мотивирован завистью — моим другом Фредом, который то же лето провел, работая над собственным романом. Мы с Фредом были школьными приятелями-писателями и признались друг другу, пока гуляли по территории нашей школы-интерната в Новой Англии, что мы оба хотим получить Нобелевскую премию.Теперь он написал университетский роман, проследив свои трудности, когда он был на первом курсе, и проанализировал социальную иерархию школы таким образом, который казался поучительным и правдивым. Фред был более серьезным, более сосредоточенным; он не только знал, что такое символизм, но и как его использовать. Было разумно, что он напишет роман, и что это будет хорошо. Год спустя он напишет еще один, и тогда мы потеряли друг друга из виду, пока шесть или семь лет спустя его рассказы не начали появляться в журналах.

Для меня роман Фреда стал чем-то вроде провокации — не с его стороны, а с моей.Я завидовал его таланту, его мотивации; Я завидовал, что у него хватило дисциплины писать. Я хотел быть писателем с семилетнего возраста, но моя работа, как таковая, состояла в основном из осечек: рассказов, пьес, отрывков из романов, эссе — почти все они были отменены. Моя проблема заключалась в завершении; Я начинал с сильного волнения, но потом мне становилось скучно. Даже когда я что-то закончил, я не мог сказать, как я это сделал, и мои сочинения были полны политических и социальных проблем, сантиментов, которые даже для меня казались ложными.Мне нравилась (а почему бы и нет?) Идея быть писателем больше, чем мне нравилось писать, что по сей день остается неустойчивым процессом, балансирующим действием между ожиданием и почти умышленным отсутствием ожидания, между моим стремлением и моей неудачей, между чего я хочу и чего не могу. Сейчас я знаком с этим, с этим непрекращающимся разочарованием, но раньше это сводило меня с ума, несовершенство, которое проявляется в первом написанном слове.

Я начал свою первую первую книгу так же, как я начинал почти все, что до того писал, но еще не пробовал: от руки, в спиральном блокноте.Внутри обложки я написал в качестве эпиграфа лирику из Lynyrd Skynyrd: «Я видел много людей, которые считали себя крутыми / Но опять же, Господи, я видел много дураков». Skynyrd не была моей любимой группой, но строки казались благоухающими, отражающими идею, сообщение, которое я хотел выразить. Конечно, это был трюк, способ подтолкнуть себя; тогда, как и сейчас, мне не нравились хорошие цитаты, я вел записные книжки полными ими, взятыми из книг, фильмов, записей и других уголков культуры, как если бы вместе эти артефакты могли составить коллаж о том, кому я хотел быть.Я написал вступительную сцену о возвращении в школу на последний год после восьми недель в Гарвардской летней школе, сидя в общежитии на дворе, курил травку с того момента, как проснулся утром, до того момента, когда мои глаза закрылись, ночь. Это была бы история моего последнего года обучения или, по крайней мере, часть истории моего последнего года обучения, хотя и та часть, которую я был менее всего способен рассказать. Тогда я был очарован наркологической литературой — Двери восприятия , Учение Дона Хуана , Страх и ненависть в Лас-Вегасе , Тест на электрическую кислотную кислоту — просмотрев такие книги как отчеты из передовые линии сознания, территория, на которой я тоже намеревался заселить.Я хотел сделать что-то подобное со своей собственной книгой, чтобы сформулировать мое потворство своим слабостям, мое (, скажем, ) самоуничтожение, как самоисследование, хотя, как я бы научился, трудно представить себе побитость камнями как причину для быть. Это первый урок: пишите не для того, чтобы служить повестке дня, а для того, чтобы служить рассказу, роману как инструменту повествования, насыщенному характером, конфликтом, внутренним содержанием. Я работал спорадически около месяца, представляя себя эпическим антигероем; Как и Джек Керуак, я стремился превратить автобиографию в миф.И все же, в отличие от Керуака, который написал The Subterraneans за три дня и Big Sur за десять, я не занимался продюсированием — только кусочки и кусочки здесь и там. К концу августа я сочинил, может быть, пятнадцать страниц, это едва ли начало. Роман Фреда вырисовывался в воображении. Мне нужна была другая стратегия.

Не помню, откуда у меня возникла идея использовать магнитофон, но как только я это сделал, мне показалось, что я нашел ключ. Начиная с сентября, я начал новый распорядок дня: не спал всю ночь, подкреплял себя ударами бонга, разговаривал, разговаривал, говорил сериями по восемь часов, с полуночи до восьми A . M ., Вечер за вечером, пока история не была рассказана. В первые несколько месяцев года у меня был отпуск — решение было принято сначала по собственному желанию, а затем стало необходимым из-за того, что я потерпел крушение на последнем курсе, и я хотел вызвать это в романе. , даже когда я пытался оправиться от этого (повторное поступление в колледж, попытка построить новые отношения с моими родителями) в своей жизни вне книги. Той осенью я жил в своей детской комнате, отремонтированной как логово разочарованного подростка: стереосистема, полки с книгами в мягкой обложке, гобелены из батика, свисающие с потолка, тусклый свет по углам, закрытый и уединенный, безопасное пространство, в котором можно зародить мир .Размышляя об этом, я вижу связь между книгой, которую я диктовал (, как я сюда попал, ), и повествованием, которое я пытался создать для колледжа (, как я буду двигаться дальше, ), две стороны легенды о переосмысление, в котором мои ошибки могли только сделать меня сильнее, сделав прививку против самого себя. И все же, теперь я понимаю, что оба были фантазиями, кусочками бравады, историями, в которые я так сильно хотел верить, что убедил себя, что они правдивы.

Так было и с моей первой книгой, которая никогда не была романом в прямом смысле этого слова.Как только я перестал говорить, мой отец заплатил за расшифровку моих пленок, и у меня остались 434 напечатанных страницы свидетельских показаний, свободно одетых как художественная литература, лишенных, по большей части, пунктуации, абзацев, правильного написания — каких-либо отличительных черт отшлифованного текста. проза. Мое намерение состояло в том, чтобы обойти мою лень, страх или недостаток приверженности — мою неспособность довести проект до конца — сократив процесс, продиктовав черновик, чтобы я мог сразу перейти к пересмотру, где: Мне нравилось говорить себе (как оказалось, правильно), что настоящее письмо будет сделано.Но что я знал о настоящем письме? Только то, что это было слишком сложно. Что касается рукописи, я сидел с ней раз или два, но она была непроницаема. Блоки текста, фонетические орфографические ошибки, не говоря уже обо всех этих бесконечных предложениях, отступлениях и других неправильных направлениях разговора. Проблема с диктовкой, у меня не было выбора, кроме как признать, заключалась в том, что разговор — это не письмо, первое было дискурсивным, а второе — должно быть — более контролируемым. Другими словами, ключ к письму — это , написание , второй урок, который я запомнил, когда начал писать свою вторую первую книгу.

II

Свою вторую первую книгу я написал в течение двадцати месяцев, с 18 июня 1982 года по 26 февраля 1984 года. Это тоже был роман, первая попытка, которую я написал после моего эксперимента с устной прозой. Я написал от руки в серии спиральных тетрадей, вдохновленных эпиграфом Гете: «Познай себя? Если бы я знал себя, я бы сбежал ». Позже, во время доработок, я приложил второй эпиграф, заимствованный из Sex Pistols: «Я не верю иллюзии, потому что слишком много всего на самом деле.”

И здесь меня тоже (по крайней мере, изначально) мотивировала ревность. Я начал писать книгу летом между второкурсником и младшими классами колледжа, которые я провел в Кембридже, штат Массачусетс, работая в пиццерии, которую вскоре назвали худшей в Большом Бостоне журналом Boston Magazine . Мой лучший друг Стив перешел в киношколу Нью-Йоркского университета, где снимал свои первые короткометражные фильмы, и в наших почти ежедневных телефонных разговорах я слушал, как он излагал творческие вопросы: сценарий, кадры, сюжет, проблемы сотрудничества с разрозненная команда сокурсников, каждый из которых был увлечен собственными проектами.С расстояния в двести миль это звучало как кусочек рая, хотя фильмы тогда (и сейчас) мне не нравились. Скорее меня взволновало то, что Стив делал , что бы это ни значило, преследуя нечто, что казалось судьбой. В то лето мне было двадцать, а в августе исполнился двадцать один, и я чувствовал растущее давление (как бы это сказать без оговорок и иронии?) великим . Я до сих пор вспоминаю те три месяца в Кембридже через фильтр того, что я читал: Камю, Уокера Перси, Фредерика Эксли и, возможно, наиболее важно, Генри Миллера, чье волнующее увещевание на первых страницах Тропик рака — Мы развили новую космогонию литературы.Это должна быть новая Библия — Последняя книга . Здесь все, кому есть что сказать, скажут — анонимно . После нас ни одной книги — по крайней мере, для поколения, — я воспринял это как призыв к оружию. Этого я и хотел: создать свою собственную Последняя книга , получить все, что я когда-либо думал или чувствовать на бумаге, соединиться с ядром не только литературы, но и бытия, и при этом написать свой путь. из обстоятельств и в судьбу. В том же году я снова начал писать длинную художественную литературу: рассказ из одиннадцати тысяч слов, над которым я работал в основном в задней части классов колледжа, лихорадочно писал, в то время как мои профессора говорили о чем угодно, в иллюзии (если они вообще обращали внимание ), что я делал заметки.

Роман начинался как монолог, роман начинался как тщеславие. Идея заключалась в том, чтобы сделать что-нибудь короткое и яркое, что-то вроде The Stranger , сто пятьдесят страниц внутри и снаружи. Как и Мерсо, мой главный герой был отчужден, рассказчик от первого лица был один в комнате. С самого начала я решил, что роман должен разворачиваться в шести главах, поскольку классическая структура эпоса включает двенадцать; то, что я писал, было наполовину эпопеей, рассказом о мальчике, мало похожем на меня, но совершенно плывущем по течению.В конце концов, эти шесть глав выросли до двенадцати, затем до двадцати четырех: не наполовину, а дважды эпопеи, по крайней мере по длине. Это было в конце 1980-х, после того, как я превратил свой 250-страничный черновик в 564-страничную редакцию, рукопись была настолько раздутой, что ее буквально невозможно было прочитать. Это часть этой истории, хотя, возможно, не самая важная часть этой истории; Я очень давно не просматривал этот набор страниц.

Но вот что важно: я саботировал свою книгу. Я сделал это двумя способами: сначала чрезмерно обдумав, а затем перебив, сказав всем, что знаю о работе все.Опять же, мной двигала тема, концепция. Моя первая глава была тридцатистраничной одой мастурбации, метафорой (слишком очевидной) разобщенности в сердце романа. Мне потребовалось все первое лето, чтобы закончить его, и когда я закончил, я понятия не имел, куда идти. Я написал вторую главу от третьего лица, экспериментировал с прошедшим и настоящим временем; Две трети прохождения первого черновика я так растерялся, так безнадежно оторвался, что решил начать все сначала. Этот второй черновик стал книгой или ее версией: я написал свой путь за девять месяцев, от начала до конца, превратив его в свою главную диссертацию, рассказ о мальчике, который не мог справиться со смертью и, пытаясь убежать от него, нанести ущерб всем, кого он когда-либо знал.

Что я понял из этого? Оказалось, ничего, хотя проблема не в этом. Все эти годы спустя я понял, что письмо — это искусство неизвестного, что мы пишем то, чего не знаем, а не то, что делаем. «Я пишу , — говорит нам Джоан Дидион, — чтобы полностью узнать , что я думаю о , на что я смотрю, что я вижу и что это значит. Чего я хочу и чего боюсь ». В таком заявлении подразумевается, как мало она понимает, когда начинает.Чего я не знал — чего не знал бы десятилетиями, — так это того, как смириться со своей неуверенностью, как позволить повествованию развиваться, как позволить ему быть неконтролируемым. Я хотел написать не просто роман, а знаковый роман, в котором много говорилось о том, что значит жить в этом мире. Возможно, из-за этого черновик, который я закончил, показался мне скудным: в конце концов, это была просто история мальчика. Я отложил его на два года, пытаясь придумать, как его переделать; Я говорил и говорил о его эстетике, о том, что я хотел, чтобы он сказал.К тому времени, когда я снова взял его в руки, в конце 1986 года, я почувствовал себя одетым в смирительную рубашку, определенным им: каждый разговор, каким бы тривиальным он ни был, казалось, возвращался к теме книги. Давление было огромным, непреодолимым, как будто за мной наблюдали. Я потратил два года на третий набросок, еще двенадцать месяцев на четвертый … а потом роман затих, переписанный, чрезмерно обсуждаемый, вздутый, как иссушенный труп чего-то, что я убил, уделив ему слишком много внимания, или неправильное внимание, от чего я должен был отказаться много лет назад.

Или нет, не заброшенный — не обязательно. Это сложно, и я чувствую, что это урок, который я только сейчас усваиваю, может быть, великий урок из этой книги. Прошлой зимой, спустя почти тридцать лет после того, как я закончил его, я прочитал роман в его более короткой, дипломной форме. Без сомнения, это подмастерье, мальчик пишет о том, как трудно быть мальчиком определенного типа. И все же есть что-то захватывающее: я чувствую себя молодым писателем, изо всех сил пытающимся обрести голос.Я продолжаю мешать мне, нагружая повествование изысками, стилистикой и прочим, но есть места, где текст начинает петь. Я помню лучшие моменты его создания: когда в середине книги я шел гулять, разговаривал, читал что-то в газете, и все это, каждый последний шепот, имел какую-то необходимую ссылку к тому, что я пытался построить. «Как только вы попадаете в историю, — однажды заметила Юдора Велти, — все, кажется, применимо: то, что вы подслушиваете в городском автобусе, — это именно то, что ваш персонаж сказал бы на странице, которую вы пишете.Куда бы вы ни пошли, вы встретите часть своей истории ». Я не испытал этого во время моей последней попытки писать романы, потому что в этом случае я на самом деле не был , пишущим , хотя здесь я точно был. Читая мою старую рукопись, я вернулся к тем моментам, к этому чувству связи, к идее присутствовать в книге, в мире , что казалось, будто все мои границы растворились. Это то, что требуется для письма, и это послание, которое я нес с собой… это и еще одно, которое никогда не должно говорить о том, над чем я работаю.Возможно, очевидный момент, связанный с моей первой первой книгой. Но с другой стороны, я медленно учусь, особенно когда дело доходит до признания того, что есть разговор и есть письмо, а для меня нет возможности их сосуществования.

III

Я написал свою третью первую книгу за пять лет, с 9 января 1998 года по 3 января 2003 года. Это была документальная работа, которая началась с тщательно продуманной лжи, и даже здесь, рассказывая вам об этом, я тоже лгала, потому что это была не первая моя книга, а четвертая.К тому времени, когда я закончил ее писать, я опубликовал еще три книги: сборник стихов и две отредактированные антологии. Также ложно то, что я начал писать книгу в 1998 году, поскольку она выросла из длинной статьи, которую я написал для LA Weekly , опубликованной в апреле 1999 года; именно это я начал годом ранее.

Почему такой упор на ложь? Рискуя запутать ситуацию, я не видел — до сих пор не считаю — таким. Ложь, открывшая книгу, была не умышленной ложью, а неправильным восприятием, слиянием воспоминаний, способом добраться до того, что можно назвать (да) эмоциональной правдой.Примерно за десять лет между отказом от моей второй первой книги и началом работы над этой я стал увлеченным, увлеченным, поглощенным научной фантастикой, хотя ни тогда, ни сейчас я не был точно уверен, что это значит. Для меня ключом, как и в художественной литературе, было повествований : мы рассказывали истории, а не передавали факты. К тому времени я провел долгое время, десятилетие или больше, работая журналистом, и я понял (или думал, что понимаю) ограниченность такого образа мыслей. Тем летом, собирая материал для своей статьи Weekly , я вырезал две фотографии из газет: одну из Los Angeles Times , а другую из New York Times .Оба появились в одно утро, и оба изображали Билла и Хиллари Клинтон на помосте какого-то мероприятия вместе, взаимодействуя по-разному. Это было лето импичмента, или, как язвительно его описал Филип Рот, «лето огромной набожности из благочестия, запоя чистоты, когда на смену терроризму, который заменил коммунизм как преобладающую угрозу безопасности страны, пришел на смену терроризму. сосание члена «. На изображении из Los Angeles Times Клинтоны хмурились, повернулись спиной и смотрели в середину, как если бы они находились по разные стороны непреодолимой пропасти.В New York Times они смотрели друг на друга и широко улыбались, как будто делились личной шуткой. Какие истории рассказывают эти картинки? Что было точным — или (если это вообще актуально) истинным ? Это загадка, которую порождает научная литература, вопрос, который возникает всякий раз, когда мы садимся и пытаемся создать повествование из хаоса нашего опыта, независимо от того, является ли это повествование личным, или отчетным, или какой-то комбинацией того и другого.

Я упоминал, что моя книга была о землетрясениях? Или что это была книга, которую я вовсе не собирался писать? Это тоже факты, хотя я не уверен, что они раскрывают правду.Землетрясения интересовали меня еще до того, как я приехал в Калифорнию; Я отложил переезд на запад, потому что беспокоился о жизни в сейсмической зоне. В конце концов, я понял, что землетрясение может случиться во время моего визита так же легко, как если бы я был резидентом; что имело значение, так это то, где вы стояли, когда началась тряска, а не то, где вы обосновались. Он был случайным — или, если не случайным, то выражением другого порядка, слишком обширным, слишком разросшимся, чтобы его можно было понять в наших терминах. Назовите это геологическим, а не человеческим временем: именно так это описали сейсмологи, хотя я предпочитал рассматривать это как стратегию, способ читать время, даже глубокое время, не как абстракцию, а как конкретное.Для меня это всегда было проблемой — мимолетность, потеря, эфемерность всего. Это было движущей силой моей второй первой книги, и я не был удивлен, увидев, что в ней вновь возникло, хотя и с более острой направленностью, вновь обретенное ощущение (если не совсем признание), что единственно возможный ответ на что-либо — это оставаться в присутствии, беспокоиться. не о том, что могло случиться или о том, что уже произошло, а о том, что сейчас происходит , . Идея, как я понял, когда писал, заключалась в том, что сейсмичность может укоренить нас, что в своей непредсказуемой предсказуемости она предлагает маловероятный вид веры.Я не собирался писать об этом, но к этому моменту я научился реагировать на текст — иными словами отказываться от желания контроля, которое преследовало меня в тех первых двух первых книгах, от необходимости с самого начала знайте, в чем был смысл, каковы были темы, чтобы рассказывать историю сверху вниз, а не снизу вверх.

Книга напугала меня до смерти; могу я сказать это сейчас? Я не знал, как это написать, даже как начать. Я продал его по частям в еженедельнике Weekly , провел шесть месяцев, наблюдая, как тикает дедлайн, пока я писал время от времени, если вообще писал.Я совершил пару исследовательских поездок, просмотрел свои записи и интервью. Я надеялся, что статья может стать отправной точкой, но чем больше я ее рассматривал, тем больше понимал, что мне придется разбирать все, что я написал, все, что я думал, что мне придется подходить ко всему этому заново. В отличие от моих первых двух первых книг, эта была вдохновлена ​​не завистью, а возможностью: при написании первоначального рассказа я собрал столько материала — столько неиспользованного материала — что у меня была фантазия, что книга напишет сама .Я знал, как я хотел, чтобы это открылось, ложь о забытом землетрясении, но после этого я понятия не имел, куда идти. Затем, однажды днем, возвращаясь из полевого офиса Геологической службы США в Пасадене, у меня был момент, когда я увидел всю структуру целиком. Я ехал по 110-й, к северу от центра города, и я помню, как тянул через плечо, чтобы записать. И все же это не может быть правдой; Я сейчас езжу по этой дороге и не могу представить, где бы я мог остановиться, хотя у меня все еще есть лист желтой юридической бумаги, разбивающий книгу, каракули почти неразборчивы.Книга будет состоять из девяти глав, отсылающих к шкале Рихтера, и они будут функционировать как палиндром с шарниром посередине, похожим на пик. Были бы отголоски, отражения; первая и последняя главы начинаются таким же образом. Теперь я понимаю, что создавал структуру, которая была бы достаточно прочной и достаточно гибкой, чтобы охватить элементы, которые я хотел: исследования, личное повествование, медитация, наука, комментарии. Но в тот момент у меня возникло ощущение, что я изобретаю форму, и что меня поразило, когда я закончил два года спустя, так это то, насколько строго я придерживался плана.

Конечно, возможность — это палка о двух концах, и я понял это, когда работал. Книга не писалась сама по себе, даже с моими заметками по главам, и мне часто казалось, что я давлю на грани своей компетенции, как будто я слишком много откусил. «Каждая книга, — написала Энни Диллард, — имеет внутреннюю невозможность, которую ее автор обнаруживает, как только утихает его первое волнение. Проблема… неразрешима… недопустимый структурный дефект, который писатель хотел бы никогда не замечать.Он пишет, несмотря на это ». Для меня этот недостаток был не в книге, а во мне. Я был недостаточно умен, недостаточно искусен, недостаточно хорош писателем или мыслителем, чтобы соответствовать моей предпосылке, которая временами казалась мне такой, как если бы она была дарована мне кем-то другим. И снова Диллард: «Я не столько пишу книгу, сколько сижу с ней, как с умирающим другом. В часы посещения я вхожу в его комнату со страхом и сочувствием к многочисленным беспорядкам. Я держу его за руку и надеюсь, что он поправится ». Так было с моими первыми двумя книгами, так было и с этой.Разница была… в чем? Что я старше? По договору? Конечно, да, это было частью этого. Но даже более того, прогуливаясь по этим проектам, я кое-что узнал о том, как ожидания могут расстроить нас, что единственное средство от страха (или, честно говоря, амбиций) — это сесть и поработать.

В конце концов, я написал большую часть книги за шесть месяцев до моего третьего крайнего срока, который мой редактор предупреждал меня не пропускать. (Он сказал: «Единственный способ пропустить этот крайний срок — это если ваша машина упадет со скалы, а вы окажетесь в ней», — предостережение, которое я часто повторяю себе.) Казалось, что я работал над этим вечно, что в некотором смысле у меня было. Первая первая книга, вторая первая книга, третья первая книга … все компоненты процесса, вырастающие один из другого так, как я до сих пор не уверен, что могу объяснить. Я никогда не чувствовал этого грубого, неуравновешенного, этого стремления искупить свои недостатки, выполнив не только черновик, но и окончательную рукопись. Я написал другие книги, каждая из которых представляет собой отдельную историю, полную разочарований, неудач и страхов. Но в те начальные моменты — начальные моменты? первые месяцы, первые годы — после того, как я закончил по этой книге , все, что я знал, это онемение облегчения. Слава богу , подумал я. С этим покончено. Теперь мне больше никогда не придется это делать .

Версия этого эссе появляется в антологии My First Novel , которая предназначена для программы Emerging Voices ПЕН-центра США, и опубликована Writers Tribe Books.

Дэвид Л. Улин является автором последней новеллы Лабиринт . Среди других его книг — «Утраченное искусство чтения: почему книги имеют значение в отвлеченное время», и «Лос-Анджелес: литературная антология» , получившие в 2002 году Книжную премию Калифорнии.Он является книжным критиком Los Angeles Times .

Я написал свою первую книгу в 75 лет. В возрасте 81 года и 10 книгами позже я провожу время своей жизни | Книги

Все мы любим «знаменательные» дни рождения. В 16 лет мы уже достаточно взрослые, чтобы водить машину. А вскоре после того, как мы станем достаточно взрослыми, чтобы пить (по закону). Затем мы начинаем отмечать десятилетия, и 50 — это главное: полвека. Но для меня самой большой вехой в истории был день рождения, когда мне исполнилось три четверти века. В возрасте 75 лет я написал и опубликовал свою первую книгу, а вот шесть лет спустя я работаю над книгой номер 11 и мне нравится эта новая страсть, которую я обнаружил.

Что делает это еще более примечательным, так это то, что всю мою жизнь я прожил богатую и счастливую жизнь как музыкант (ученик / учитель / исполнитель / режиссер). Музыка была моей дисциплиной с самого раннего возраста. Чтение было хобби, и у меня, вероятно, была смутная мысль о том, чтобы «когда-нибудь что-нибудь напишу».

Я до сих пор помню точную дату, когда я решил написать свою первую книгу, — 6 мая 2013 года. Я только что закончил постановку мюзикла, дорогого моему сердцу, «Карусель Роджерса и Хаммерштейна» с замечательной группой подростков в местном центре. Средняя школа.Впервые за 20 лет у меня не было летней постановки для постановки. Я скулил хорошему другу о том, что я буду делать с собой тем летом без шоу. «Почему ты не пишешь книгу?» Я посмотрел на нее, как будто у нее две головы, и пробормотал: «С таким же успехом я мог бы попытаться подняться на Эверест». Но эта мудрая женщина возразила: «Не думай так грандиозно. Подумайте об одном событии, о чем-то значимом в вашей жизни ».

Я познакомился с «Каруселью» в школьной постановке в 1954 году. Однажды январской ночью родители близкой подруги были застрелены ее отчужденным зятем.Два месяца спустя она блестяще исполнила роль Джули Джордан в «Карусели», и я воочию убедился, что творчество может дать силу в невообразимом кризисе. Это было свежо в моей памяти, потому что я поделился этой историей со своими молодыми актерами. Мой друг продолжил: «Напиши от первого лица». Я пошел домой, сел за компьютер и через пять месяцев держал в руках книгу «Как я вырос». Я рассказал ей историю Аниты, поскольку ее больше не было здесь, чтобы рассказывать ее самой. Я сказал это как римский ключ, вымышленный пересказ реального события.

Я впервые создаю, создаю что-то новое своим талантом и воображением

Это было здорово! Я написал книгу. Люди купили и прочитали. Им понравилось. Но я знал, что это еще не все. Подсюжет в книге — история лучшей подруги моей героини, которая встретила этого необыкновенного юного вундеркинда-пианиста с врожденным пороком сердца. На какое-то время возникла дружба. Но что, если стал чем-то большим? Семя было посеяно для книги номер два.Этот образец продолжился в 10 книгах … и я работаю над номером 11.

Лучшее в писательстве? Это еще один способ поделиться музыкой, которая является центром моей жизни. Многие из моих персонажей обращаются к музыке, чтобы справиться с проблемами, с которыми им приходится сталкиваться. Создаваемые мной персонажи становятся очень реальными для меня, а следовательно, и для моих читателей. Иногда они развиваются в совершенно неожиданном направлении, но это то, что делает их интересными.

Один читатель называет мои романы «музыкальными», и это довольно точное описание — даже для детективных романов, которые я недавно выпускал.Мой главный герой — музыкант (представьте себе!) — певец, педагог, а теперь и сыщик-любитель.

В 81 год я живу лучше всех. Впервые я создаю , создавая что-то новое своим талантом и воображением. У меня был скромный успех и несколько отличных отзывов. Но я не хочу стать богатым и знаменитым. Я пишу, потому что на данный момент я не могу писать ни , ни . Для меня это так же необходимо, как и дыхание.

И я многому научился.Исследование приносит огромное удовлетворение. Я приобрел новых друзей среди щедрых и отзывчивых людей, которые выступают в качестве моих «консультантов», в том числе и бывшего лейтенанта полиции Цинциннати в отставке. Августа Макки живет, выступает, преподает и занимается сыщиками в этом прекрасном городе в 1960-х годах, когда я тоже там жила.

Музыка продолжает оставаться важной частью моей жизни. Я преподаю голос в частном порядке с 1979 года, и у меня до сих пор есть действующая голосовая студия. Моя единственная научно-популярная книга — это воспоминания о некоторых из 80 постановок, которые я ставил на протяжении более 30 лет (постановки средней школы и общественных театров).

Я полностью погружаюсь в каждую книгу, когда пишу. Когда он прошел все правки и готовится к публикации, мне приходит в голову еще одна идея, и мы снова уходим. Совсем недавно я выпустила третью книгу из серии «Тайны Августы Макки». Книга номер четыре находится в разработке.

Не могу дождаться, чтобы увидеть, в какие проблемы попадет Августа на этот раз и как она выберется из них.

Сьюзан Мур Джордан пишет книги, действие которых происходит в 20 веке, и дает частные уроки голоса.Независимо опубликованный автор, Джордан живет в горах Поконо в Пенсильвании.

Моя первая книга о пророке Мухаммеде. — Издательство Кубе

{{/если}} {{#if item.templateVars.price}} {{item.templateVars.price}} {{/если}} {{#if item.summary}}

{{{item.summary}}}

{{/если}}
    {{#if item.isbn13}}
  • ISBN13: {{item.isbn13}}
  • {{/если}} {{#if item.isbn10}}
  • ISBN10: {{item.isbn10}}
  • {{/если}} {{#if item.pages}}
  • Страниц: {{item.pages}}
  • {{/если}} {{#if item.imprint.name}}
  • Выходные данные: {{item.imprint.name}}
  • {{/если}} {{#if item.publisher.name}}
  • Издатель: {{item.publisher.name}}
  • {{/если}} {{#if item.templateVars.formattedPubDate}}
  • Дата публикации: {{item.templateVars.formattedPubDate}}
  • {{/если}} {{#if item.templateVars.dimensions}}
  • Размер обрезки: {{item.templateVars.dimensions}}
  • {{/если}} {{#if item.refID}}
  • Идентификатор продукта: {{item.refID}}
  • {{/если}} {{{item.templateVars.formatsDropdown}}}
{{#if item.description}} {{{описание товара}}} {{/если}} {{#if item.templateVars.contributorBios}}

{{item.templateVars.contributorBioLabel}}

{{#each item.templateVars.contributorBios}}

{{{это}}}

{{/каждый}} {{/если}} {{#if item.templateVars.reviews}}

Обзоры

{{#each item.templateVars.reviews}}

{{{это}}}

{{/каждый}} {{/если}} Заголовок по умолчанию — 5,99 фунтов стерлингов

-320 в наличии

Добавить в корзину

[{«id»: 15415318806637, «title»: «Заголовок по умолчанию», «option1»: «Заголовок по умолчанию», «option2»: null, «option3»: null, «sku»: «9780860377023», «requires_shipping»: true, «taxable»: false, «Feature_image»: null, «available»: true, «name»: «Моя первая книга о пророке Мухаммеде», «public_title»: null, «options»: [«Заголовок по умолчанию»], «цена»: 599, «вес»: 324, «compare_at_price»: null, «inventory_management»: null, «barcode»: «9780860377023», «requires_selling_plan»: false, «sales_plan_allocations»: []}]

Моя первая книга о Рамадане — Издательство Кубе

{{/если}} {{#if item.templateVars.price}} {{item.templateVars.price}} {{/если}} {{#if item.summary}}

{{{item.summary}}}

{{/если}}
    {{#if item.isbn13}}
  • ISBN13: {{item.isbn13}}
  • {{/если}} {{#if item.isbn10}}
  • ISBN10: {{item.isbn10}}
  • {{/если}} {{#if item.pages}}
  • Страниц: {{item.pages}}
  • {{/если}} {{#if item.imprint.name}}
  • Выходные данные: {{item.imprint.name}}
  • {{/если}} {{#if item.publisher.name}}
  • Издатель: {{item.publisher.name}}
  • {{/если}} {{#if item.templateVars.formattedPubDate}}
  • Дата публикации: {{item.templateVars.formattedPubDate}}
  • {{/если}} {{#if item.templateVars.dimensions}}
  • Размер обрезки: {{item.templateVars.dimensions}}
  • {{/если}} {{#if item.refID}}
  • Идентификатор продукта: {{item.refID}}
  • {{/если}} {{{item.templateVars.formatsDropdown}}}
{{#if item.description}} {{{описание товара}}} {{/если}} {{#if item.templateVars.contributorBios}}

{{item.templateVars.contributorBioLabel}}

{{#each item.templateVars.contributorBios}}

{{{это}}}

{{/каждый}} {{/если}} {{#if item.templateVars.reviews}}

Обзоры

{{#each item.templateVars.reviews}}

{{{это}}}

{{/каждый}} {{/если}} Заголовок по умолчанию — 5 фунтов стерлингов.99 фунтов стерлингов

-209 в наличии

Добавить в корзину

[{«id»: 33317378719853, «title»: «Заголовок по умолчанию», «option1»: «Заголовок по умолчанию», «option2»: null, «option3»: null, «sku»: «9780860378303», «requires_shipping»: true, «taxable»: false, «Feature_image»: null, «available»: true, «name»: «Моя первая книга о Рамадане», «public_title»: null, «options»: [«Название по умолчанию»], » price «: 599», «weight»: 250, «compare_at_price»: null, «inventory_management»: null, «barcode»: «9780860378303», «requires_selling_plan»: false, «sales_plan_allocations»: []}]

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *