Колыбельные песни какие: Колыбельные стихи. Читать колыбельные стихотворения великих русских поэтов классиков на портале «Культура.РФ»

Содержание

Колыбельные стихи. Читать колыбельные стихотворения великих русских поэтов классиков на портале «Культура.РФ»

Мы ответили на самые популярные вопросы — проверьте, может быть, ответили и на ваш?

  • Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день
  • Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»
  • Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?
  • Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?
  • Как предложить событие в «Афишу» портала?
  • Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Подписался на пуш-уведомления, но предложение появляется каждый день

Мы используем на портале файлы cookie, чтобы помнить о ваших посещениях. Если файлы cookie удалены, предложение о подписке всплывает повторно. Откройте настройки браузера и убедитесь, что в пункте «Удаление файлов cookie» нет отметки «Удалять при каждом выходе из браузера».

Хочу первым узнавать о новых материалах и проектах портала «Культура.РФ»

Подпишитесь на нашу рассылку и каждую неделю получайте обзор самых интересных материалов, специальные проекты портала, культурную афишу на выходные, ответы на вопросы о культуре и искусстве и многое другое. Пуш-уведомления оперативно оповестят о новых публикациях на портале, чтобы вы могли прочитать их первыми.

Мы — учреждение культуры и хотим провести трансляцию на портале «Культура.РФ». Куда нам обратиться?

Если вы планируете провести прямую трансляцию экскурсии, лекции или мастер-класса, заполните заявку по нашим рекомендациям. Мы включим ваше мероприятие в афишу раздела «Культурный стриминг», оповестим подписчиков и аудиторию в социальных сетях. Для того чтобы организовать качественную трансляцию, ознакомьтесь с нашими методическими рекомендациями. Подробнее о проекте «Культурный стриминг» можно прочитать в специальном разделе.

Электронная почта проекта: [email protected]

Нашего музея (учреждения) нет на портале. Как его добавить?

Вы можете добавить учреждение на портал с помощью системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши места и мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После проверки модератором информация об учреждении появится на портале «Культура.РФ».

Как предложить событие в «Афишу» портала?

В разделе «Афиша» новые события автоматически выгружаются из системы «Единое информационное пространство в сфере культуры»: all.culture.ru. Присоединяйтесь к ней и добавляйте ваши мероприятия в соответствии с рекомендациями по оформлению. После подтверждения модераторами анонс события появится в разделе «Афиша» на портале «Культура.РФ».

Нашел ошибку в публикации на портале. Как рассказать редакции?

Если вы нашли ошибку в публикации, выделите ее и воспользуйтесь комбинацией клавиш Ctrl+Enter. Также сообщить о неточности можно с помощью формы обратной связи в нижней части каждой страницы. Мы разберемся в ситуации, все исправим и ответим вам письмом.

Если вопросы остались — напишите нам.

Карельская колыбельная песня на перекрестке культур | Рябининские чтения – 2011| Электронная библиотека

стр. 365Колыбельная песня – полифункциональный жанр фольклора. Природа рассматриваемого жанра заключается не только в усыплении и пестовании ребенка, но и в защите его от злых сил, а также «программировании» будущего младенца, что можно проследить на всех четырех уровнях языка колыбельной (фонологическом, морфологическом, синтаксическом и лексико-семантическом).

Следует подчеркнуть, что традиционная колыбельная песня – общая у прибалтийско-финских народов.

Этому вопросу посвящена статья В.Я.Евсеева «Колыбельные песни карел и других прибалтийско-финских народов» [1] , в которой сопоставляются мотивы и стилистические особенности рассматриваемого жанра. Сравнение колыбельных песен прибалтийско-финских народов дает возможность выявить инородные языковые наслоения в пределах любой отдельно взятой традиции (карельской, в рамках данного исследования).

Разумеется, карельская колыбельная, находясь на перекрестке культур, испытывала и русское, и финское (финско-шведское) влияние. Примером последнего можно считать следующий текст, в который шведское заимствование vinkerpori ‘наперсток’, используемое в диалектах финского языка, пришло, вероятно, с коробейниками:

Tullin lullil lasta,Vinkerpori vastah [2] …

Усыпляю пением (усл.) ребенка,Наперсток навстречу…

В данном докладе сделана попытка представить взгляд на карельскую колыбельную песню как на жанр

фольклора, с одной стороны, подвергшийся влиянию русской традиции, с другой – эволюционировавший в результате упразднения мифологического мышления пестуньи. Влияние русской традиции представляет для лингвистического исследования большой интерес, поскольку карельский и русский языки относятся к разным языковым группам; в этом отношении любопытны пути освоения одним языком фонологических, грамматических и лексических категорий другого.

Среди русских заимствований, зафиксированных нами в текстах карельских колыбельных песен, встречаются в различной мере заимствования, освоенные языком на звуковом, грамматическом и лексическом уровнях. О неосвоенности языком заимствованной формы может свидетельствовать ее семантическое несоответствие содержанию песни, например:

Bai, bai, bassalai,T’eron akka lapšen šai,Pandih nimi Nikolai [3] .

Бай, бай, басалай,Жена Терентия родила,Назвали сына Николай.

Сравним с текстом русской колыбельной:[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Баю-баюшки, бай-бай, Приезжает басалай,Приезжает басалай,Скажет: «Дочку мне отдай» [4] .

В отличие от предыдущей, формы bai, baju/pai, pa(i)ju ‘баю’ (‘бай’), l’u(u)li ‘люли’ семантически освоены языком и выступают в текстах карельских колыбельных в качестве рефренов усыпления:

L’uuli, l’uuli, muamo lastu,L’uuli, l’uuli, pikkarastu [5] .

Люли, люли, мама ребенка,Люли, люли, маленького.

Свидетельством освоенности карельским языком заимствованных рефренов на уровне грамматики можно считать их способность к участию в словообразовательных процессах. Так, диминутивный суффикс -ni/-ne иногда примыкает к заимствованному рефрену pai ‘бай’, равно как и традиционному для карельской колыбельной песни рефрену tuuti ‘туути’, эмоционально обогащая тексты:

Pai, pai, paipaseh,Tuuti, tuuti, tutuseh [6] …

Баю, баю, баюшки,Туути, туути, туутушки…

стр. 366Под воздействием русской традиции в карельские колыбельные песни перекочевали, вероятно, в XX в., рефрены «бай (баю)», «люли» c диминутивным суффиксом -ушк/-юшк в форме множественного числа: pa(i)juški, ‘баюшки’, l’ul’uški ‘люлюшки’:

Paju, paju, paijuški,Tuuti, tuuti, tuutuški [7]

Баю, баю, баюшки,Туути, туути, туутушки.

Из последнего примера видно, что традиционный для карельской байки рефрен tuuti ‘туути’ также подвергся словоизменительной кальке русского языка. По модели рефрена «баюшки» (бай+ушк+и) образовалась форма

tuutuški (tuuti+ušk+i). Представляется, что многообразие рефренов и их диминутивных форм в колыбельной песне обусловлено не только аллитерацией и метрикой карельского фольклора, но также стремлением пестуньи обогатить картину мира детства, придать ей особую нежность средствами языка, родного (карельского) и соседствующего (русского).

Некоторое число освоенных языком русских заимствований встречаются в текстах карельских колыбельных песен в качестве иносказательных обозначений младенца. С целью защиты ребенка от злых сил его имя, как и термин, обозначающий степень родства с ним, не произносились вслух, на них словно накладывалось табу; в этом отношении колыбельные песни близки плачам и заговорам. На сегодняшний день нами зафиксировано более 60 различных устойчивых иносказательных обозначений ребенка (далее – метафорических замен [8] ) в карельской колыбельной песне, связанных с миром птиц и растений, этнографическими реалиями, характеристикой ребенка по поведению, внешности, выражающих кровную связь с матерью и др. Приведем пример метафорической замены, заимствованной из русского языка, вероятно, посредством плачей:

Ani, ani, linnuistani, Ani, linnun lennätintä,Ani, kuukolkkoani [9] .

Ани, ани, мою птичку, Ани, ани, птичье крылышко, Ани, мою куколку.

Как видим, заимствование фонетически освоено языком; в карельском варианте u стало долгим, появилась гемината kk. Слово вступает и в грамматические отношения в словосочетании (с рефреном ani оно использовано в форме партитива единственного числа (окончание -a), что характерно для подобных конструкций; кроме того, в форме выступает притяжательный суффикс -ni).

Иногда заимствованные из русского языка слова семантически не соответствуют содержанию колыбельной песни. Например, в «Suomen kansan vanhat runot» («Старые песни финского народа») тексту следующей колыбельной предшествует пояснение информанта, что она исполнялась для дочери:

Pai, pai, tievuskoan’,Ani, ani, malččikkoan’ [10] …

Баю, баю, мою девушку,Ани, ани, моего мальчика

По всей видимости, подобные несоответствия могли появиться в колыбельной песне из-за плохого знания пестуньей русского языка, а также ее желания разнообразить тексты новыми обращениями к ребенку.

Вообще, заимствованные из русского языка слова, становившиеся метафорическими заменами термина «ребенок», осваивались языком не только на фонетическом и грамматическом, но и на семантическом уровнях. Так же как в плачах, ряд метафорических замен мог использоваться только при обращении к сыну или дочери (ср.: сын в карельской колыбельной песне – это традиционно

sokola ‘сокол’, дочь – kuukolkka ‘куколка’ и др.).[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Среди записанных в XX–XXI вв. текстов карельских колыбельных песен встречаются такие, язык которых утратил мифологические основы, а выступающие в них мотивы заимствованы из русской традиционной колыбельной:

Kutti, kutti, elä tule,Miun Andr’uškua elä kose [11] .

Собака, собака, не приходи, Моего Андрюшку не трогай.

стр. 367Сравним со словами русской колыбельной песни:

Собачка, не лай, Нашей Мани не пугай [12] .

Очевидна идентичность текстов, проявляющаяся как в содержании и синтаксической модели предложений, так и в использовании имен собственных.[текст с сайта музея-заповедника «Кижи»: http://kizhi.karelia.ru]

Можно с уверенностью сказать, что рассмотренные выше случаи органичного освоения русскоязычных форм обогащали тексты карельских колыбельных песен новыми синонимами и образами. Однако явления, связанные с утратой пестуньей синкретического мышления, что, в частности, проявляется в упразднении табу на имена и указание степени родства, свидетельствуют о начале ассимиляции культур и постепенном забвении традиционной карельской колыбельной песни.

  • [1] Евсеев В.Я. Колыбельные песни карел и других прибалтийско-финских народов // Вопросы литературы и народного творчества. Петрозаводск, 1962. С.37–61 (Труды Карельского филиала АН СССР; Вып.35).
  • [2] Virtaranta, Pertti. Vienalaisia lastenlauluja // Castrenianumin toimitteita 3. Helsinki, 1973. N6.
  • [3] Tunguon rahvahan suusanallista perinnehtä = Устная поэзия тунгудских карел / Изд. подготовила А.С.Степанова. Петрозаводск, 2000. С.120.
  • [4] Русский детский фольклор Карелии / Сост., автор вступит. статьи и коммент. С.М.Лойтер. Петрозаводск, 1991. С.32.
  • [5] Из собственных экспедиционных записей.
  • [6] Из собственных экспедиционных записей.
  • [7] Karjalan rahvahan runoja = Карельский фольклор: Хрестоматия / Изд. подготовила Н.А.Лавонен. Петрозаводск, 1992. – На русском и карельском языках.
  • [8] Термин, введенный в научный оборот исследователем русских причитаний К.В.Чистовым в 1960 г. и впоследствии широко используемый карельским фольклористом А.С.Степановой.
  • [9] Suomen kansan vanhat runot. Osa I (3–4) (Vienan läänin runot). Helsinki, 1919. N1810. Suomalaisen kirjallisuunden seura arkisto (SKS).
  • [10] Ibid. N 1811.
  • [11] Научный архив Карельского научного центра РАН, оп.2, кол.8, №842.
  • [12] Русский детский фольклор Карелии. С.33.

// Рябининские чтения – 2011
Карельский научный центр РАН. Петрозаводск. 2011. 565 с.

Текст может отличаться от опубликованного в печатном издании, что обусловлено особенностями подготовки текстов для интернет-сайта.

«Колыбельная — вчера, сегодня, завтра»

История русской литературной колыбельной песни насчитывает более двух веков. История изучения и публикаций русской фольклорной колыбельной песни насчитывает более полутора столетий. Колыбельная песня — один из древнейших жанров фольклора. Название колыбельных песен произошло от слов «колыбель», «колебать», то есть качать. Пение колыбельных песен – это искусство, которым в старину овладевали с детства. Обычно это мелодия или песня, напеваемая мамой или бабушкой для успокаивания и засыпания ребенка. Колыбельные песни – это заговоры-обереги, основанные на магической силе воздействия слова и музыки. Это ниточка из взрослого мира в мир ребенка. Не случайно основное содержание народных колыбельных песен – это любовь матери к своему ребенку, ее мечты о его счастливом будущем. Колыбельные песни – удивительный дар прошлого. Колыбельные песни – это первые мелодии, первые музыкальные впечатления малыша.

Сегодня мамы редко поют своим детям колыбельные песни, ссылаясь на занятость, усталость, суматошный темп жизни, а также на не знание колыбельных песен. Однако, общение мамы с малышом с помощью пения колыбельных песен очень важно для маленького человечка. Колыбельные песни – это и первые уроки родного языка для малыша. Когда мама поет своему малышу колыбельную песню, он быстрее засыпает, ему становится спокойнее, и ему снятся хорошие сны. Ребенок быстрее забывает свои беды и обиды. Его укладывают спать лаской, именно ласка передается с колыбельной песней, ребенок чувствует любовь, ласку, нежность мамы. Дети, которым поют в детстве песни, вырастают более добрыми, нежными и ласковыми. Слушая колыбельные песни, малыш защищает свою психику от стрессов и эмоциональной неустойчивости.
Детские психологи такое состояние ребенка называют «базовым доверием к миру», и дарит это доверие мамина нежность, которую она выражает посредством своей песни. Как и во все времена, современные дети требуют бережного отношения, любви и ласки. Исследования последних лет показали, что колыбельные песни снимают тревожность, возбуждение, действуют на ребенка успокаивающе.

Пойте своим детям перед сном колыбельные песни. Неважно, обладаете ли вы вокальными способностями или нет. Песня поется сердцем и душой.

Для ребенка очень важно видеть рядом доброе лицо матери, слышать ее интонации, тембр голоса, чувствовать ее любовь, ласку и нежность. Пойте ребенку колыбельные перед сном как можно дольше. Как утверждают психотерапевты, это поможет вашему ребенку вырасти уравновешенным и доброжелательным, интеллектуально развитым.

Сокотрийские колыбельные | Коган | Ориенталистика

Аннотация

Осенью 2019 года автором статьи в сотрудничестве с С. Ю. Гинцбург и В. В. Наумкиным на острове Сокотра (Аденский залив, Йемен) был собран, расшифрован и прокомментирован корпус из 18 сокотрийских поэтических текстов, относящихся к одному конкретному, до сих пор практически не описанному жанру – колыбельных песен. Помимо образцов сокотрийских колыбельных, статья содержит краткий очерк их публикационной истории, сводку параллельных мест из «Венского корпуса» сокотрийских текстов Д. Х. Мюллера, а также несколько примечательных параллелей в мотивах между сокотрийскими колыбельными и старовавилонскими аккадскими «колыбельными заклинаниями».

Введение

 Осенью 2019 г. группа российских исследователей под руководством В. В. Наумкина смогла в очередной раз посетить остров Сокотра (Аденский залив, Йемен) с целью сбора и анализа лингвистических и фольклорных материалов в сотрудничестве с носителями сокотрийского языка — бедуинами племени да’рхо1. Как обычно, двухнедельного пребывания на острове оказалось недостаточно для решения многообразных задач, которые ставит перед исследователем грандиозный массив традиционного наследия сокотрийцев. Тем не менее одной из поставленных целей участникам проекта удалось достичь: в сотрудничестве с С. Ю. Гинцбург (Университет Наварры, Испания), автором настоящей статьи был собран, расшифрован и прокомментирован сравнительно репрезентативный корпус сокотрийских поэтических текстов, относящихся к одному конкретному, до сих пор практически не описанному жанру — колыбельных песен.
 Настоящая статья призвана дать заинтересованному читателю представление о собранных нами 18 образцах сокотрийских колыбельных2. Помимо текстовых образцов как таковых, статья содержит краткий очерк публикационной истории сокотрийских колыбельных, сводку параллельных мест из «Венского корпуса» сокотрийских текстов Д. Х. Мюллера, а также несколько примечательных параллелей в мотивах между сокотрийскими колыбельными и старовавилонскими аккадскими «колыбельными заклинаниями» — древнейшими в истории человечества письменно засвидетельствованными образцами этого удивительного фольклорного жанра.

Сокотрийские колыбельные: история публикации

 Первые образцы сокотрийских колыбельных были опубликованы в 1905 г. выдающимся австрийским арабистом и семитологом Давидом Генрихом Мюллером (David Heinrich Muller, 1846-1912) [3, S. 352-353, 357]. Речь идет о четырех текстах (Nos. 732, 733, 742 и 743), при этом текст 733 содержит два четверостишия (733a и 733b), тематически не связанных между собой и, возможно, являющихся самостоятельными композициями, механически совмещенными друг с другом сокотрийским информантом Мюллера.
 Пионерские работы Мюллера, посвященные Сокотре и другим ареалам распространения современных южноаравийских языков (Махра, Дофар), не произвели заметного впечатления ни на современников, ни на последующие поколения семитологов. Возрождение интереса к традиционному наследию сокотрийцев связано с исследовательской деятельностью В. В. Наумкина в 1970-1980 гг., однако в его работах этого периода [4]; [5 и др.] сведений о колыбельных песнях не содержится. Таким образом, первым — и последним на сегодняшний день — образцом сокотрийской колыбельной, опубликованным в новейшую эпоху, является текст No. 20 в первом томе нашего «Корпуса сокотрийского фольклора» (CSOL I) [6, p. 30б-309].
 На протяжении многих десятилетий сбором и интерпретацией сокотрийского поэтического фольклора занимается замечательная британская исследовательница Миранда Моррис — один из лучших в мире знатоков языка и культурного наследия сокотрийцев и неутомимый энтузиаст полевого исследования современных южноаравийских языков. В ее текстовом собрании The Island Voices, которое доктор Моррис любезно предоставила нам для ознакомления, содержатся более 80 образцов сокотрийских колыбельных песен. Не приходится сомневаться, что после выхода в свет этого монументального собрания (предварительно намечено на 2021 г.) наши представления о сокотрийских колыбельных существенно пополнятся и претерпят значимые изменения. В настоящий момент, однако, использование материалов М. Моррис возможно лишь в ограниченной степени.

 

Рис. 1. В. В. Наумкин, С. Г. Гинзбург, В. Г. Жигульская и Л. Е. Коган во время полевого сезона на Сокотре, 2019 г. Фото Кевина Мак-Нира

Fig. 1. V Naumkin, S. Gintsburg, V Zhigulskaya and L. Kogan during the field season On Soqotra, 2019. Photo by Kevin McNeer

 

Канонические и неканонические формы сокотрийских колыбельных

 Жанр колыбельной чрезвычайно пластичен: с целью успокоения младенца может, в определенных обстоятельствах, исполняться едва ли не любая песня. Красноречивые свидетельства об этом можно найти уже в небольшом корпусе сокотрийских колыбельных, опубликованном Д. Х. Мюллером: среди пяти текстов два не имеют каких-либо формальных признаков колыбельных и лишь с трудом могут быть отождествлены с ними на уровне мотивов3.
 В свете этого обстоятельства представляется желательным разделить собранные нами образцы на два больших класса: колыбельные песни в строгом смысле слова (далее «канонические колыбельные») и песни, представленные информантами в этом качестве, но не имеющие формальных признаков, характерных для композиций первой группы.

Канонические колыбельные

 Канонические колыбельные в нашем корпусе обладают следующими формальными признаками.

– Употребление особых «колыбельных» междометий (ho tshohó ho tshohó, ľiľó ľíľo).
– Эксплицитное обращение к младенцу (например, (di-)bíyyo ‘мамин (сын)’).
– Речь от инклюзивного двойственного лица (ǝdɛmέyo ‘давай спать, ты и я’).
– Упоминание плача (bóši), просьб перестать плакать (bass mǝn bóši).
– Обращение к Богу с различными просьбами и пожеланиями, касающимися младенца.

 Приведу несколько примеров канонических колыбельных, где эти признаки содержатся в различных комбинациях и с разной степенью выраженности.

     No. 1 

bass bíyyo wa-bass mǝn bóši

wa-bass mǝn bóši

wa-ʔǝdɛmέyo wa-ʔǝdɛmέyo

wa-ʔǝnɛhέro bíyyo šǝnɛhíro

ya-wa-ʔaʔḥ áḷḷa tǝnádaḳ həyki

ya-wa-mǝn díʔɛ wa-ḥáfǝn

ya-bǝr íno šǝk áḷḷa aḷ-bíŝi

Довольно, сынок, довольно плакать!

Довольно плакать!

Давай спать, ты и я!

Давай забудем плохое, сынок!4

Боже, одари нас обоих

От твоего лона!

Ведь у тебя все есть, Боже, ни в чем нет нехватки!

  No. 2

wa-bǝsmǝľľá bíyyo bǝsmǝľľá

wa-bass bíyyo wa-bass mǝn bóši

wa-ľidmέ šǝk mǝľák ke dómik

ya-wa-ʔaḷ-tǝnʕáḷǝm ke ǝtéḳṭik

wa-ʔǝdɛmέyo bíyyo ǝdɛmέyo

wa-bass bíyyo mǝn zɛʔɛzíyo

Во имя Бога, сынок, во имя Бога!

Хватит, сынок, хватит плакать!

Пусть ангел уснет с тобой, когда ты уснешь!

И не куксись, когда проснешься!

Давай спать, сынок, ты и я!

Хватит ныть, сынок!

  No. 4

aʔḥ aḷḷá tǝráʕa mǝn di-ṣéṭar ə ľbǝb

ʕan bíľe maʕǝdébo

díʔɛ bǝ-ḥáfǝn wa-ʕíḳaḷ

wa-díʔɛ bǝ-ʔǝgédo aʔḥ aḷḷá

kor tə ṣtǝt ʕan di-yoʕodíbin

ʕӧ
ḳaḷk šǝk aʔḥ aḷḷá ʕӧ
ḳaḷk šǝk aḷḷá

ézmaʕk šǝk aḷḷá ézmaʕk ézmaʕk šǝk

wa-ʔémraʕk šǝk aʔḥ aḷḷá wa-ʔémraʕk šǝk

wa-tóyhǝn tóyhǝn tóyhǝn

bǝr ɛ aʔḥ aḷḷá ḷáfi

aḷ-tóʔo tə yho

Боже, храни того, кто поселился в моем сердце

От всего, что приносит вред!

Пусть лежит у тебя на лоне

И перед твоими глазами, Боже!

Береги его от всякого, приносящего вред!

Я вручаю его тебе, о Боже, вручаю его тебе, Боже!

Поручаю его тебе, о Боже, поручаю тебе!

Под твою охрану, о Боже, под твою охрану!

И всех их, всех их, всех их!5

Ведь ты, Боже, могучий —

Не то что я.

  No. 5

wa-bíro mi aḷ-nɛmiṭótki

bíyyo aḷ-nɛmiṭótki

wa-zéʕe ʕə yki iľ-mǝʕéḷhe

bíyyo iľ-mǝʕéḷhe

iľ-sə ʔki bíyyo ǝšnaḥáro díyhǝn

Смерть не дала нам покоя, тебе и мне,

Не дала нам покоя, малыш, тебе и мне!

Забрала у нас с тобой любимых,

Любимых, малыш!

Тех, кому мы могли излить душу прежде, малыш.

  No. 76

wa-ʔémraʕk šǝk áḷḷa mǝšóḳbhiľ

wa-ʔaḷ-yǝmogédǝk tǝṭábhǝr

bǝr ɛ rízaḥ di-ḷáfi

wa-tέkɛn díʔɛ déro saʕíde

Я вручаю тебе, Боже, моего утешителя —

Да не нападут на него люди с упреками!

На тебе утомилась моя сила —

Да будет твоя судьба счастливой!

  No. 11

wa-bǝsmǝľľá bíyyo bǝsmǝľľá

wa-bǝsmǝľľá ʕan sǝḷhǝbétǝn

wa-bǝsmǝľľá ʕan šǝḷǝbíyyo

bíyyo di-ḥóriš

wa-dɛmέyo wa-dɛmέyo

wa-dεmέyo dεmέyo biyyo

wa-dɛmέyo dέmi di-šker

ya-waʔḥ aḷḷá kor tǝraʕáki

ya-waʔḥ aḷḷá kor taʕtébor ʕə yki

ya-waʔḥ aḷḷá kor tə ṣtǝt ʕə yki

ya-wa-ʕan di-yǝẓ̂ẓ̂óḷki

wa-bíyyo aḷḷá di-ḥóriš

Во имя Бога, сынок, во имя Бога,

Во имя Бога — прочь от тягот,

Во имя Бога — прочь от лести!

Малыш, сын человеческого рода!

Давай спать, давай спать, ты и я,

Давай спать, давай спать, ты и я, сынок!

Давай спать, ты и я, пусть сон будет добрым!

О Боже, храни нас обоих!

О Боже, наблюдай за нами!

О Боже, смотри за нами!

Прочь от того, кто навредит нам, тебе и мне!

Защити младенца, Боже, сына человеческого рода!

  No. 12

ya-wa-ľáṭrɛd ʕek aḷḷá mǝn íʔitin

ya-wa-ʔə šhǝd ľák bǝr dǝrɛgóto

ya mǝn ʕáyni dǝmaʕhǝnítin

Да избавит тебя Бог с Небес!

Я вижу, как они текут

Из глаз твои слезки!

  No. 137

wa-ʕӧ
ḳaḷk šǝk aḷḷá ḳaḷέḷhɛn

wa-ʕan bíľe mǝʕǝdhǝbétǝn

wa-ʕӧ
ḳaḷk šǝk ʕan ʕǝdhǝbétǝn

wa-taʕáḳaḷ díʔɛ bǝ-ʔídi

wa-díʔɛ bǝ-ḥáfǝn ḳanínhin

wa-taʕáḳaḷ díʔɛ bǝ-ʔídi

wa-mǝk bǝ-ʕayn aḷ-ľišnáṣaḷ

wa-tǝráʕa aḷḷá wa-ʔaḷ-ḷóriʕ

aḷḷá wa-ʔaḷ-ḷóriʕ

wa-ʕan ʕarέḳhɛn ʕan ʕarέḳhɛn

ya-ʕan ŝiyáṭ aḷḷá ḳanínhin

wa-tǝráʕa aḷḷá ʕan ŝiyáṭ

ya-wa-ʕan ṭíyyo ʕan ṭíyyo

wa-tǝráʕay aḷḷá ʕan ṭíyyo

wa-ʕӧ
ḳaḷk šǝk aḷḷá wa-ʔaḷ-ḷóriʕ

aḷḷá wa-ʔaḷ-ḷóriʕ

wa-riẓ̂á di-kǝḷɛmhinítin

wa-šέḷfɛyk ken aḷḷá hidáya

wa-taṭbíyo wa-ken ḳanínhin

ya-waʔḥ aḷḷá wa-ʔǝbórǝk énhi

wa-ʔǝbórǝk énhi

wa-taʕtébor ʕan ʕǝdhǝbétǝn

ʕan ʕǝdhǝbétǝn

wa-tǝráʕa aḷḷá ʕan ṭíyyo

wa-ʕan ṭíyyo wa-ʕan ʕarέḳhɛn

wa-ľóṣir bǝk aḷḷá dǝ góḷǝ

ľiľó dǝ góḷǝ

wa-dǝ šǝmǝhímhin di-ʔébdodk

wa-ľarfáʕ tok aḷḷá dǝ góḷǝ

aḷḷá dǝ góḷǝ

Я вручаю тебе, Боже, малыша —

Против всего, приносящего вред,

Вручаю его тебе, против всякого вреда!

Помести его в свои руки

И к себе на лоно, Господь!

Помести его в свои руки,

И да не удалится он от твоего взора!

Храни его, Боже, и не отдай хранить другому,

Боже, не отдай другому!

Защити от утопления, от утопления,

И от огня, Господи Боже!

Храни от огня, Боже,

И от пропасти, от пропасти,

Храни его, Боже, от пропасти!

Я вручаю его тебе, Боже, не отдай хранить другому,

Боже, не отдай хранить другому!

Он моя радость в этом мире!

Я прошу у Бога прямого пути,

Благополучия — у Господа.

О Боже, дай мне твое благословение,

Дай мне благословение!

И оберегай от всякого вреда,

От всякого вреда!

Храни, Боже, от пропасти,

От пропасти и от утопления!

Пусть отбросит Бог от тебя эту болезнь,

Ах, эту болезнь!

Этот жар, от которого ты страдаешь!

Пусть удалит тебя Бог, о болезнь!

Тебя, о болезнь!

Другие композиции, исполняемые в качестве колыбельных

 Ряд образцов из нашего собрания можно отнести к неканоническим формам колыбельных: квалифицированные как таковые информантами, эти произведения не имеют ни формальных, ни — выраженных — тематических связей с произведениями, бесспорно относимыми к этому жанру. Как было показано выше, такого рода примеры известны уже из корпуса Мюллера. Приведем несколько текстов, которые можно отнести к этой группе.

 

No. 10

wa-ʕӧ
ẓ̂ank ṭad ṭáyǝr mǝn ṭáyra

wa-ḫáľḳa di-ḳanínhin riẓ̂éfe

wa-ke ʕak áḷḷa tǝnádaḳs énhi

wa-kaḥ mǝn ə ľbǝb tǝmásaḥs ʕánhi

wa-kaḷ tǝmásaḥ wa-ʔaḷ-tǝnádaḳ

tə ṣrǝr ḷǝ-di-gaʕarhinítin  

Полюбил я птицу среди птиц —

Господа прекрасное творенье!

Если ты не дашь мне ее, Боже,

Вырви ее у меня из сердца!

Ну а если не дашь и не вырвешь —

Брось ее за волнистое море.

  No. 14

wa-kɔn énhi di-ʔǝmtíni

wa-méḷokk ʕǝy wa-ŝínik

áḥfǝf ṭad wa-ṭad ǝzónǝg

wa-ṭad mǝn míʕi yǝrákaẓ

Есть у меня все, что я желала —

Убедилась и вижу своими глазами:

Один — на коленях, другой за плечами,

Третий в бок меня толкает8.

  No. 169

ya-wa-ʔǝrnέ še ḳə ḳha wa-tέtǝ

bǝ-dǝ di-gɛḷə ki

di-ʔaḷ-zéʕe kaḷ mǝḷḥóytǝn

mǝn tri ǝrǝmǝmóti

di-ʔaḷ-ʕérob mésǝn ŝékǝr

wa-ʔaḷ-riʔíme di-báʕsǝn

Пожалуйся Богу, короткоухая, ради меня

На того, кто следил за нами, тобой и мной,

На того, кто отнял у нас домашних,

Одну из двух любимых,

Не знающего ни как их доить,

Ни кто из них хозяина любит.

Параллели в «Венском корпусе»: мотивы и словоупотребление

Одной из характерных черт сокотрийского фольклора является исключительно высокая степень консерватизма. Оценить ее в полной мере стало возможным в начале 2010-х гг., когда тексты, собранные российской экспедицией под руководством В. В. Наумкина, начали систематически сопоставляться с сокотрийским корпусом, опубликованным в 1902-1907 гг. Д. Г. Мюллером: очень многие из собранных В. В. Наумкиным и другими современными исследователями композиций находят поразительные параллели в текстах, записанных Мюллером около 120 лет назад10. Как и ожидалось, колыбельные песни не стали исключением. Интересно отметить, однако, что все отмеченные ниже параллели относятся к «неканоническому» типу. Разумеется, из этого нельзя сделать однозначный вывод о том, что «канонический» тип не был распространен на острове 120 лет назад: определяющее значение может иметь здесь случайность записей. Тем не менее этот факт заслуживает внимания и может интерпретироваться в том смысле, что религиозно ориентированная «каноническая колыбельная» сформировалась на острове сравнительно поздно.

No. 5 = SAE VI 246 No. 333

wa-bíro mi aḷ-nɛmiṭótki

wa-zéʕe ʕə yki iľ-mǝʕéḷhe

iľ-sə ʔki bíyyo ǝšnaḥáro díyhǝn 

bíroh gózi wål ʕaléten

bíroh mī wål nemíṭoten

zéʕeh ḥey ʔéfo máʕẓ̂ehen

il-sák íšnódi idíhin  

Смерть не дала нам покоя, тебе и мне,

Забрала у нас с тобой любимых

Тех, кому мы могли излить душу прежде, малыш.

Cудьба меня не любила

Смерть не дала покоя,

Забрала у меня любимых,

На которых можно было положиться.

No. 10 = SAE VI 265 No. 414

wa-ke ʕak áḷḷa tǝnádaḳs énhi

wa-kaḥ mǝn ə ľbǝb tǝmásaḥs ʕánhi

wa-kaḷ tǝmásaḥ wa-ʔaḷ-tǝnádaḳ

tə ṣrǝr ḷǝ-di-gaʕarhinítin

yā állāh tenádaḳs ínhi

keṭáḥ min élbib temásaḥs

kål temásaḥs wål tenádaḳs

ʕaíhofs min kelémheníten

Если ты не дашь мне ее, Боже,

Вырви ее у меня из сердца!

Ну а если не дашь и не вырвешь —

Брось ее за волнистое море.

Боже, дай мне ее

Или вырви ее из моего сердца!

Если же не дашь и не вырвешь —

Удали ее из этого мира.

No. 14 = SAE VI 287 No. 510

wa-kɔn énhi di-ʔǝmtíni

wa-méḷokk ʕǝy wa-ŝínikэ

áḥfǝf ṭad wa-ṭad ǝzónǝg

wa-ṭad mǝn míʕi yǝrákaẓ

leʕám ʕeš míbrho (i)zihógen

ḳalhéten di-ī
be-ḳáʕer

taḥfíf deg wu-dég teẓ̂óniḥ

wu-dég min míʕeh irékaẓ

 

Есть у меня все, что я желала —

Убедилась и вижу своими глазами:

Один у меня на коленях, другой за плечами,

Третий в бок меня толкает.

Дай Бог, чтобы дети вокруг тебя шумели,

Малыши у тебя в доме!

Один на коленях, другой за плечами,

Третий в бок тебя толкает!

No. 15 = SAE VI 83 No. 1411

ʕéŝe bǝ-ʕéŝe ǝkósǝэ

wa-ʔóʔḥo aḷ-šǝtémǝn

ya-wa-ʔaḷ-ʔǝḷaḳáṭyhǝn ḳarére

wa-ʔaḷ-ʔǝẓ̂óʕot ʕə yhǝn mǝn mǝrέŝi

ʕárumk ʕáŝe be-ʕáŝe

wa-ḥíyo ål ʔetímen

lol ʔlóḳeṭen ḳarére

ẓ̂áʕteót min meréŝi

Мужа вместо мужа я найду,

А вот братьев ни с кем не поделишь!

Не подберешь их на улице завтра,

Из других семей не подхватишь!

Я поменяла мужа на мужа,

А вот братьев найти не сумею,

Даже если стану побираться завтра,

Выпрашивать в домах по соседству.

Nos. 17, 18 = SAE VI 299 No. 54512

tǝráʕa ya aḷḷá

wa-ʔaḷḷá wa-ʔaḷ-ḷóriʕ

teráʕa wa-ʕa-lóriḥ

di-ē
ḳénho ḥaléleh

ber nóhor mésin ḳádim

le-kedéreh le-ḥaúroh

Храни его, Боже,

И не отдавай хранить другому!

Храни и не отдавай хранить другому

Твой скот, о дядя —

Иначе баран-вожатый

Окажется в мусорной куче.

Некоторые архаичные мотивы

«Усни и нам дай поспать…»

 Естественная функция колыбельной состоит в том, чтобы уснувший ребенок позволил, наконец, заснуть изнуренным родителям (бабушкам, няням). Неудивительно, что это желание часто отражается в «канонической» форме сокотрийской колыбельной, чаще всего в следующем виде.

bass bíyyo wa-bass mǝn bóši

wa-bass mǝn bóši

wa-bass bíyyo wa-bass mǝn bóši

wa-ʔǝdɛmέyo wa-ʔǝdɛmέyo

Хватит, малыш, хватит плакать!

Хватит плакать!

Хватит, малыш, хватит плакать!

Давай спать, ты и я, давай спать, ты и я!

 Мысль о том, что плачущий ребенок не дает покоя матери, няне и кормилице встречается уже в старовавилонских колыбельных-заклинаниях [8, p. 161-162].

atta-ma ṣeḫrum wurdum ša awīlūtim

lū tattaṣiam lū tātamar šamšam nūram

ammīni ina libbi ummaka kīam lā tētepuš

kī ša dumḳam tēpušu abāka

sūḳam ša nišī ummaka tušbīʔu

tuštaʔdir tārītam taddalip mušēniḳtam  

О малыш, порождение человеческого рода!

Ты вышел к нам, ты увидел свет солнца.

Почему в утробе матери ты так себя не вел?

Вместо того, чтобы сделать хорошее отцу,

Дать матери пройтись по улице, как делают люди,

Ты тревожишь няню, лишаешь сна кормилицу.

  

«Пусть ангел уснет вместе с тобой…»

 Значительный интерес представляет собой упоминание в сокотрийских колыбельных ангела (mǝľák), который, по-видимому, тоже не может нормально спать из-за криков младенца.

wa-ľidmέ šǝk mǝľák ke dómik  Пусть ангел спит с тобой, если ты уснешь!  

 Этот мотив также находит разительную параллель в старовавилонских колыбельных, где исполнитель(ница) жалуется на то, что плачущий младенец разбудил домашнего бога [8, p. 161-162]13.

ili bītim tedki kusarikkum iggeltêm

mannum idkianni mannum ugallitanni

ṣeḫrum idkika ṣeḫrum ugallitka

ina rigmīka ili bītim ul iṣallal

ištar bītim ul iḫḫaz šittum 

Домашнего бога разбудил, кусариккум из-за тебя проснулся!

– Кто меня разбудил, кто меня напугал?

– Малыш тебя разбудил, малыш тебя напугал!

Из-за твоих криков домашний бог не спит

Домашнюю богиню не берет сон!14

Заключение

 Задача этой небольшой статьи — познакомить ученых (фольклористов, арабистов, семитологов), а также всех интересующихся читателей с малоизвестным жанром устного народного творчества сокотрийцев. Разумеется, сокотрийские колыбельные нуждаются в дальнейшем изучении, основные направления которого можно представить себе уже сегодня: всестороннее сопоставление с обширным корпусом, собранным Мирандой Моррис; осмысление места сокотрийской колыбельной в ближневосточном (прежде всего, арабском и южноаравийском) культурном контексте; теоретический анализ как с точки зрения поэтики, так и на когнитивном и онтологическом уровнях. По крайней мере, некоторые из этих направлений автор планирует охватить уже в ближайшем будущем в рамках серии публикаций в соавторстве с С. Ю. Гинцбург.

Сноски

1. Наумкин В. В. Острова архипелага Сокотра (экспедиции 1974–2010 гг.). М.: Языки славянской культуры; 2012.

2. Наумкин В. В., Коган Л. Е. Третий том «Корпуса сокотрийского фольклора» (CSOL III): аннотированный каталог и образец комментированного издания текста. В: Ex Oriente Lux. Сборник статей к 75-летию Михаила Борисовича Пиотровского. СПб.: Изд-во Гос. Эрмитажа; 2019. С. 126–156.

3. Müller D. H. Die Mehriund Soqoṭri-Sprache. Bd. II. Soqoṭri-Texte. Wien: Alfred Hölder; 1905.

4. Наумкин В. В., Порхомовский В. Я. Очерки по этнолингвистике Сокотры.М.: Наука; 1981.

5. Наумкин В. В. Сокотрийцы. М.: Наука; 1988.

6. Naumkin V., Kogan L. et al. Corpus of Soqotri Oral Literature. Leiden, Boston: E. J. Brill; 2014. Vol. 1.

7. Naumkin V., Kogan L. et al. Corpus of Soqotri Oral Literature. Leiden, Boston: E. J. Brill; 2018. Vol. 2.

8. Farber W. Schlaf, Kindchen, schlaf ! Mesopotamische Baby-Beschwörungen und Rituale. In: Mesopotamian Civilizations. 2. Winona Lake, Indiana: Eisenbrauns; 1989.

9. Murad A., Cavigneaux A. IM 160096: un charme pour calmer un bébé qui pleure. In: Altorientalische Forschungen. 2018. Bd. 45. S. 193–198.


Колыбельные песни — это… Что такое Колыбельные песни?

Целый ряд К. п., подобно другим видам «народной» лирики, хотя и бытовал в некоторых зажиточных слоях деревни, но первоначально, надо полагать, возникал в среде господствующих классов старой Руси: в боярской, купеческой и т. д. Есть напр. К. п., в к-рых очень большое внимание уделено описанию богатой обстановки и счастливой жизни ребенка, окруженного мамушками, нянюшками, сенными девушками.

«Вот тут колыбель,
       На высоком терему…
       Крюк золотой,
       Ремни бархатные,
       Колечки витые,
       Крючки золотые,
       Мамушки, нянюшки,
       Качайте дитя.
       Сенны красны девки,
       Прилюлюкивайте!
       Вырасту большая,
       Буду в золоте ходить,
       Буду в золоте ходить,
       Парчеву шубу носить».
       Любимыми образами в К. п. восточных славян и многих других европейских народов являются образы животных и птиц: кота («У котика-кота / Была мачеха лиха»), козла или козы, причем последний образ повидимому навеян детскими сказками, а может быть, восходит, подобно аналогичному образу в песнях аграрно-обрядовых, к представлению о козле как символе богатства: в К. п., как и в свадебных, упоминание о богатстве нередко имело магическое значение.
       Идеализация быта и хозяйства — проявление магических пожеланий и заклинаний. Здесь те же магические основы, поэтическая символика, что и в других фольклорных жанрах (ср. «подблюдные» песни, «колядки», свадебные «величания» и т. д.).
       Традиционные К. п. продолжали последовательно развиваться и в XIX—XX вв., отметая многие из старых бытовых мотивов и нанизывая новые, отражающие процесс все большего проникновения городской культуры в деревню. Вот напр. К. п., недавно записанная в Лодейнопольском округе, в районе развитых отхожих промыслов:
       «Баю-баю-баюшки,
       Нету дома татушки,
       На чужой сторонушке.
       Татушка домой придет
       И гостинца принесет:
       С Ладоги яблоки,
       С Питера конфетики».
       С закреплением коллективизации деревни традиционная колыбельная песня или вымрет начисто или сильно видоизменится и по содержанию и по форме, т. к. традиционная песня выросла на почве патриархального семейного уклада с его специфическим использованием труда и времени женщины-матери и хозяйки. Об усвоении форм К. п. письменной литературой — см. Песня.Библиография:
Ветухов А., Народные колыбельные песни, «Этнографическое обозрение», 1892, № 1—4; Шейн П. В., Великорусе в своих песнях-обрядах и т. д., т. I, СПБ., 1898; Карский Е. Ф., Белоруссы, т. III, вып. I, М., 1916: Капицын О. И., Детский фольклор, Л., 1928; Элиаш Н. М., До вивчання колискових пісень, «Бюллетень Етнографічноi комісi ВУАН», 1930, № 14; Гагенторн Н., Колыбельная песня как отражение быта русской деревни, «Художественный фольклор», 1930, № VI—VII.

Литературная энциклопедия. — В 11 т.; М.: издательство Коммунистической академии, Советская энциклопедия, Художественная литература. Под редакцией В. М. Фриче, А. В. Луначарского. 1929—1939.

.

Всех желающих научат петь колыбельные песни в роддоме Подольска: Новости: Здоровье

Пойте своим детям колыбельные, даже если они уже школьники, ведь «баю-бай» — не просто слова, а универсальное средство для расслабления, успокоения и самых приятных сновидений. О том, как это делать правильно, и почему все же колыбельные песни никогда не перестанут быть нужными, расскажет корреспондент ТВ «Кварц» Алиса Колесникова.

«Детям нужна вся гамма наших чувств», — писала когда-то Агния Барто. Поспорить с этим, как и с тем, что именно колыбельные песни помогают их передать, практически невозможно. Издавна колыбельные успокаивали и убаюкивали малыша. Однако, современные мамы традиций придерживаются все реже.

«У меня вообще есть стойкая позиция, что наша жизнь складывается из мелочей. И все давно забытое старое — это очень хорошее и полезное новое. Эта идея у меня была давно, но только после того, как мы познакомились со Скобенниковым Александром Юрьевичем, она зародилась с большей силой. Семинар. лекция, беседа, встреча — это как угодно можно назвать. Но главная суть в следующем — донести до будущих мам важность сохранения традиций и передача такого духовного начала своим деткам», — говорит директор ДК «Молодёжный» Ирина Талпа.

Колыбельные — настоящая панацея. Они дарят малышу здоровый сон, помогают ему успокоится и даже влияют на его развитие еще до рождения. Лучшего всего начинать петь их со второй половины беременности. В этот период ребенок уже начинает слышать звуки и даже различать голоса. К слову, исполнение колыбельных положительно влияет и на здоровье самой будущей мамы.

«Для мам сегодня это тоже имеет определенное медицинское значение, которое влияет и на грудное вскармливание. И в момент ее пения ее состояние несомненно стабилизируется, и давление, и гормональные процессы», — отмечает главный врач Подольского роддома Александр Скобенников.

При таком количестве плюсов современные родители нередко отказываются петь, ссылаясь на отсутствие голоса и слуха, а сами колыбельные заменяют на лёгкую фоновую музыку. Однако ни одна аудиозапись, ни Бах или Моцарт, не заменят малышу родного голоса.

«На вдохе Вы набираете воздух, и на выдохе поется колыбельная. Это ритм дыхания всего-то. Вы выдыхаете и поете. На втором выдохе — вторую часть. Все естественно, все от природы, от Бога», — утверждает методист ДК «Молодежный» Вера Левченко.

Если в начале семинара многие относились к теме скептически, то в конце занятия все будущие мамочки с удовольствием подпевали гостям. А значит донести до них простую истину, что пение колыбельных занятие важное и нужное, удалось.

«Очень все понравилось, очень приятно услышать таких талантливых людей, которые так красиво поют. Проснулось что-то теплое в душе, и хочется спеть своем ребенку в будущем что-нибудь», — сказала Ирина Толстова.

Остались довольны и сами организаторы. Теперь подобные семинары в Подольском роддоме планируется сделать постоянным и проводить как минимум раз в месяц.  

17:25 Проект «Колыбельная песня» реализуется в рамках Года ребенка

Колыбельным песням учат в родительском клубе. Сегодня состоялось очередное занятие в родительском клубе «Новые родители» организованным на базе МУЗ «Городской перинатальный центр». Занятие началось с вступительных слов главного специалиста управления здравоохранения и социальной политики администрации г. Чебоксары Михайловой Елены, главного специалиста управления культуры администрации г. Чебоксары Шмелевой Галины, депутата Чебоксарского Городского Собрания Депутатов от партии «Единая Россия», главного врача  МУЗ «Городской перинатальный центр» Мыцикова Александра.

           Главной темой занятия стала «Колыбельная песня». О роли колыбельной песни в эмоциональном и интеллектуальном развитии человека рассказали сотрудники Городского перинатального центра  и провела занятие специалист Центра семейного чтения им.Шумилова  Кушникова Наталья.

            О преимуществах пения колыбельных песен слушали не только беременные женщины, но и их мужья.

            Ученые считают, что люди, засыпавшие под колыбельные, по достижении взрослого возраста,   становятся более успешными, чем те, кто колыбельных не слышал. Благодаря  своеобразию колыбельная песня  способствует гармонизации биоритмам матери и ребенка. Доказано, что уникальная ритмика колыбельной песни является  универсальным терапевтическим средством, определяющим здоровье ребенка в последующие годы. Особо, специалисты рекомендуют петь колыбельни детям с проблемами здоровья (рожденным раньше срока и с малым весом, перинатальной энцефалопатией  и т.д.).

            Само исполнение колыбельных  песен  благотворно влияет на материнский организм, способствуя быстрому восстановлению после родов, улучшению выработке материнского молока. Будущие мамы и папы с воодушевлением  спели несколько колыбельных песен. Все остались очень довольны проведенным занятием. 

             Ведь на самом деле мало кто задумывается о важности песен для ребенка, а ведь это самая важная ниточка взаимопонимания детей и родителей в будущем.

            Всем присутствующим были вручены памятки для молодых мам и книга «Мамино счастье» с поздравлениями и пожеланиями Главы города Чебоксары Николая Емельянова, книга — пособие по уходу за ребенком в первый год его жизни, с полезными советами.

           

колыбельных рабов | Три рабских колыбельных | Проект FSE

Колыбельные «Три раба»


До свидания! Иди спать!
My Little Colored Chile
Go To Sleepy / All the Pretty Little Horses
Другие песни от The Slave Narratives


«Bye-o-Baby!»

Мама Луиза Браун из Уэверли-Хиллз, Южная Каролина, вспомнила, что каждый сочинял песни, чтобы помочь детям на плантации уснуть, и у каждого была своя песня, которую они пели.Это то, что она поделила:

Пока-о-детка!
Иди спать!
До свидания, детка!
Иди спать!
Какой большой аллигатор
Идет ловить
Один мальчик!
Дисс сюда, мальчик Ватсон!
До свидания, детка, иди спать!
Какой большой аллигатор Идет поймать этого мальчика!



«Мой маленький цветной Чили»
Кэти Саттон, из Эвансвилля, штат Индиана, описала материнский опыт своей матери как конфликт между общественными и частными обязанностями.«Когда я была маленькой девочкой, — вспоминала Кэти Саттон, — я жила с мамой в старой бревенчатой ​​хижине. Моя мама хорошо относилась ко мне, но ей приходилось тратить столько времени на то, чтобы подшучивать над белыми младенцами и заботиться о них, что ей почти никогда не удавалось даже спеть собственных детей «. Песня, которую запомнила Кэти Саттон, рассказывает просто нарисованную, но звучную историю жизни в доме хозяина по сравнению с жизнью в хижине рабыни. Песня выросла из легенды о том, что белые женщины плантации рассказали детям-рабам, что белый аист принес белых младенцев, а младенцы-рабы вылупились из яиц канюков или стервятников, птиц, имеющих важное значение в афроамериканском фольклоре.Для этой пронзительной лирики не найдено ни одной мелодии.

«Колыбельная рабыни и мамочки» (название предоставлено интервьюером)

Белоснежный аист слетел с неба,
Прощай, малышка;
Чтобы взять девочку, такую ​​прекрасную,
Для молодой госпожи, жди там;
Когда все было тихо, как мышка,
В большом красивом доме оле массы.

Припев:
Эта маленькая девочка родилась богатой и свободной.
Она — сок из дерева сугах;
Но ты мне так мил;
Мой маленький цветной чили.
Джес положил голову мне на грудь;
An res, an res, an res, an res,
Мой маленький цветной чили.

В хижину в лесном унынии,
Ты пришел порадоваться материнским сердцем;
В хижине этого старого раба.
Твои руки мои сердечные струны хватают;
Джес, положи голову на мои груди,
Джес, прижмись к моим глазам,
Мой маленький цветной чили. (Повторить рефрен)

Йо, папа пашет кукурузу оле массы.
Йо, мамочка, готовит;
Она накормит свой голодный чили,
Когда никто не смотрит;
Не стыдись, мой чили, умоляю,
На случай, если ты вылупился из куриного яйца,
Мой маленький цветной чили.(Повторить припев)



«Go to Sleepy»

Вот три версии этой песни, которая фигурирует в традиции белой народной музыки как «All the Pretty Little Horses».

Энни Литтл, , родившаяся в рабстве в штате Миссури в 1856 году и выросшая на плантации в Миссисипи, родила 10 детей и спела их всех, чтобы уснуть этой преследующей песней утешения и покинутости:

Мама ушла — она ​​сказала мне остаться,
И позаботься о ребенке.
Она велела мне остаться и спеть неодобрительно.
О, иди спать, малышка.

Закрой глаза и не плачь,
Иди спать, малышка.
«Вызвать маменькин сынок».
О, иди спать, малышка.

Мы заделаем трещины и зашьем швы,
De booger man никогда тебя не уложит.
О, ложись спать и мечтай сладких снов,
De Booger Men никогда тебя не уложит.

Река широкая, река глубокая,
О, пока, сладкая малышка.
Эта лодка качается медленно, она убаюкивает тебя,
О, пока, милая малышка.

Припев: О, иди в сонный, сонный, маленький ребенок.
Потому что, когда вы проснетесь, вы получите кусок пирога,
И покатаетесь на маленькой белой виске.
О, маленькая бабочка, он украл пирог,
Иди спать, малышка.
И взлетел так высоко, что выколол себе глаз.
О, иди спать, маленький младенец.

Версия этой колыбельной Лоры М. Кромарти , обещает сонному ребенку наслаждение материальными благами, а не безопасность, обещанную в песне Энни Литтл:

Тише и не плачь,
«иди спать, малышка;
Когда проснешься, у тебя будет пирожное.
Иди хорошенькая лошадка.

У тебя будет небольшое каноэ
Аня немного весла;
У тебя будет маленький рыжий мул.
Ан’а маленькое седло.

Черный и гнедой, щавель и серый,
Все принадлежит моему ребенку.
Так заткнись и не плачь
Иди спать, малышка.

Джоанна Томпсон Исом, родившаяся незадолго до Гражданской войны на плантации в Миссисипи, рассказала такую ​​историю: «Я была акушеркой и прачкой. Эта она использовалась для пения младенцев перед сном с тех пор, как она взяла чили.Раньше я пел эту песню:

Маленькая черная овечка, где ты, лам ‘
Вон там, в медо’
Пчелы и бабочки
Плевать своими глазами
Бедная маленькая черная овца
Cry Ma- aa-my. «

Составлено по

Джудит Тик
Старший аналитик, Проект феминистской сексуальной этики

Мелисса Дж. Де Грааф
Аналитик-исследователь, Проект феминистской сексуальной этики

Колыбельная | Академия американских поэтов

Колыбельная — это песня или народное стихотворение, призванное помочь ребенку заснуть.

Из Глоссарий поэта

Следующее определение термина колыбельная перепечатано из Глоссарий поэта Эдварда Хирша.

Песня перед сном или песнь, чтобы усыпить ребенка. Колыбельные обычно начинаются словами «Тише, детка, на верхушке дерева», или «Прощай, детка», или «Спи, дитя мое», или «Тише, малышка, не говори ни слова». ” Английский термин колыбельная может происходить от звуков lu lu или la la , звука, который издают матери и медсестры, чтобы успокоить младенцев, и by by или другого убаюкивающего звука или еще одного слова спокойной ночи.Самой древней из уцелевших колыбельных может быть колыбельная римских медсестер, записанная в схолии на Персии: «Lalla, Lalla, Lalla, / aut dormi, aut lacte» (Колыбельная, Колыбельная, Колыбельная / или ложись спать, либо корми грудью). Как древние народные стихи, колыбельные варьируются от бессмысленных джинглов до полубаллад. Они тесно связаны с детскими стишками. Родриго Каро назвал эти успокаивающие мелодии, которые встречаются во всем мире, «преподобной матерью всех песен». Федерико Гарсиа Лорка отметил, что «Испания использует свои самые грустные мелодии и самые меланхоличные тексты, чтобы затемнить первый сон своих детей», и заключил: «Европейская колыбельная песня пытается только усыпить ребенка, а не, как испанская, одновременно ранили его чувствительность »(« О колыбельных », 1928).Лорка напоминает нам, что колыбельные песни были изобретены женщинами, которые отчаянно пытались уложить своих детей спать. Женщины успокаивают своих детей, выражая свою усталость. Таким образом, стихотворения преследуют двойную цель. Он нашел самую горячую колыбельную, спетую в Бехаре, и сказал: «Эта колыбельная будет звенеть, как золотая монета, если мы уроним ее на каменистую землю». Начинается:

Спи, мальчик,
спи, ибо я наблюдаю за тобой.
Боже, дай тебе удачи
в этом лживом мире.

Пронзительное последнее стихотворение Иосифа Бродского своей маленькой дочери «Колыбельная» («Рождение, которое я дал тебе в пустыне») перекликается с одним из самых красивых ранних стихов В. Х. Одена «Колыбельная» («Положи свою спящую голову, любовь моя»). Ритика Вазирани (1962–2003) написала поразительное и безутешное трехстрочное стихотворение под названием «Колыбельная» (2002), которое ранит:

Я бы не стал петь тебе, чтобы спать.
Я прижмусь губами к твоему уху
и надеюсь, что ужас в моем сердце будоражит тебя.

Подробнее из коллекции.

Какие колыбельные поете?

Какие колыбельные поете? У нас есть три…

Читатель по имени Стейси недавно прокомментировал:

«Какие песни вы поете своим детям? Я искала идеальную колыбельную, чтобы научиться самой себе, пока была беременна, — и от которой я не устану после того, как спела миллион раз. С помощью друга я нашла «Комфорт» Деб Талан, и это спасло мне жизнь.Я пела ее не менее 12 раз в день, когда моя дочь была новорожденной. Теперь все, что мне нужно сделать, это начать петь, и она становится замазанной в моих руках. Это по-настоящему павловское.

Задача хорошей колыбельной — помочь «убаюкивать» ребенка. В идеале песня должна быть «достаточно интересной, чтобы привлечь внимание ребенка, но недостаточно интересной, чтобы не дать ребенку заснуть», — пишет Ривка Галчен в New York Times. Возможно, именно поэтому большинство колыбельных «ограничиваются пятью нотами» и имитируют ритм качания.И они действительно работают: исследователи обнаружили, что когда недоношенным детям пели колыбельные, у них снижалась частота сердечных сокращений и улучшался сон.

Но даже если мелодия успокаивает, некоторые тексты старой школы действительно причудливы — например, этот исландский номер:

Бим, пчелиный, бамбалов, бамбалов и укроп.
Мой маленький друг, я убаюкиваю передохнуть.
Но снаружи
В окне вырисовывается лицо.

(Что ?! Ужасно! Если вы живете в Исландии, вы когда-нибудь слышали это?)

Для наших мальчиков я обычно пою «Эдельвейс», «Ты мое солнце» или придуманные песни о временах Тоби и Антона.А еще я люблю обычные песни, которые можно использовать как колыбельные — Антон часто просит «Уехать на реактивном самолете», а я пою «Я буду» группы The Beatles с тех пор, как Тоби был новорожденным. Насколько милы лирики, если представить их от матери к ребенку?

Я буду
Битлз

Кто знает, как долго я тебя любил
Ты знаешь, я все еще люблю тебя
Я буду ждать одинокую жизнь
Если ты хочешь, чтобы я любил — я буду.

Потому что, если я когда-нибудь тебя видел
Я не уловил твоего имени
Но это никогда не имело значения
Я всегда буду чувствовать то же самое.

Люблю тебя вечно и вечно
Люблю тебя всем сердцем
Люблю тебя, когда мы вместе
Люблю тебя, когда мы в разлуке.

И когда, наконец, я найду тебя
Твоя песня наполнит воздух
Пой громко, чтобы я мог тебя слышать
Сделай так, чтобы быть рядом с тобой было легко
За то, что ты делаешь, ты мне нравишься
Ты знаешь, я буду
Я буду .

Знаете ли вы, что You Are My Sunshine на самом деле разрушительная песня о любви? Вот полный текст, если вам интересно.

А вы, ребята? Любимые колыбельные? Я бы хотел услышать…

П.С. О том, как быть пробным камнем, и шесть слов, которые нужно сказать своему ребенку.

(Фотография Тоби и Антона, спящих в постели.)

659 Комментарии

18 темных и тревожных колыбельных со всего света

Колыбельные могут быть сладкими, успокаивающими песнями перед сном, но они также могут быть ужасными, когда вы действительно слушаете тексты. (И если вы видели достаточно трейлеров к ужасным фильмам, то знаете, что даже самые красивые могут показаться странными.)

Этот феномен темной колыбельной, конечно же, не ограничивается только США. Родители по всему миру убаюкивают своих детей мрачными словами об угрожающих монстрах или насильственных обстоятельствах.

Ниже мы собрали образцы мрачных и тревожных колыбельных со всего мира.

«Rock-A-Bye Baby»

Эта классическая колыбельная, хорошо известная в большей части англоязычного мира, звучит очень мило. Но финал довольно нервирует, так как кажется, что ребенок упал с вершины дерева и умер…или хотя бы серьезную травму.

Прощай, детка, на верхушке дерева,

Когда дует ветер, колыбель будет качаться,

Когда сук сломается, колыбель упадет,

И вниз придет младенец, колыбель и все такое.

«Bíum Bíum Bambaló»

Эту исландскую колыбельную исполнял Sigur Rós. В то время как слова «Bíum bíum bambaló, Bambaló og dillidillidó» — это просто успокаивающие звуки, призванные успокоить ребенка, последующие строки несколько жуткие, предполагая, что за пределами дома скрывается таинственная фигура.

Мой маленький друг, я убаюкиваю отдыхать.

Но снаружи

У окна ждет лицо.

«Додо Титит»

Эта гаитянская колыбельная немного устрашающая. В текстах говорится, что ребенок должен заснуть или стать жертвой краба. В других местах на Карибах есть подобные колыбельные с другими опасными существами, такими как большая кошка.

Спи, малышка.

Если не спишь,

Краб тебя съест.

«Le Grand Lustucru»

«Большой призрак» — это один из переводов монстра в этой французской колыбельной. «Большой людоед» — другое. Как краб в «Додо Титит», «Le grand Lustucru» будет есть детей, которые не спят.

Это «le grand Lustucru» плачет.

Он голоден и будет есть

Сырой и живым, без хлеба и масла,

Все маленькие дети

Кто не спит.

«Колыбельная фей Хайленд»

Эта старая шотландская колыбельная рассказывает историю матери, чей ребенок унесен феями, когда она собирала ягоды.

Хован, Хован Горри и о.

Я потеряла своего любимого ребенка, о!

«Нана Нене»

«Нана Нене» ссылается на Кука, чудовищного аллигатора в бразильском фольклоре. Эта песня на португальском языке, сохраняющая тему других колыбельных, предупреждает детей, что за ними, возможно, придет Кука, поэтому им нужно успокоиться.

Тише, малышка

Кука идет за тобой,

Папа ушел в поле, мама пошла на работу.

«Нинна Нанна, Нинна О»

Колыбельная по-итальянски — «Нинна Нанна», а одну известную нинну-бабушку зовут «Нинна Нанна, Нинна Ох», что изображает мать, размышляющую, дать ли ей от ребенка к таким существам, как белый волк, черный бык или старая ведьма. В других версиях упоминается бойегман.

Кому отдать этого ребенка?

Если я отдам его старой ведьме, она оставит его себе на неделю.

Если я отдам его черному быку, он оставит его себе на целый год.

Если отдам белому волку, он надолго сохранит.

«Колыбельная Ицуки»

Многие традиционные японские колыбельные печальны, потому что их написали молодые бедные девушки, которым пришлось покинуть свои дома, чтобы позаботиться о детях из более обеспеченных семей. В одной из версий «Колыбельной Ицуки» молодой смотритель оплакивает ее отсутствие и предполагает, что никому не будет дела, если она умрет.

Я нищий, просто нищий

Они богатые люди

с хорошим оби и хорошим кимоно.

Кто будет плакать по мне

Когда я умру?

Только цикады в горах.

«Lelo Ledung»

Эта индонезийская колыбельная берет свое начало на острове Ява. Хотя песня в целом милая, есть отсылка к страшному гиганту, рыщущему в поисках плачущих детей, что очень портит настроение.

Пожалуйста, заткнись… Дитя мое…

Вот… Луна полная,

Как голова страшного гиганта

Тот, кто ищет плачущего ребенка.

«Duérmete Niño»

В этой испанской колыбельной говорится о чудовище типа страшилы по имени Коко, которое съедает детей, если они не спят.

Спи малыш.

Спи сейчас.

Коко идет

И он тебя съест.

«Sininen Uni»

По-фински «Голубая мечта» «Sininen Uni» описывает фигуру Песочного человека, проникающую в детские дома.

Тогда Песочный человек встанет и тихонько постучит в дверь.

У него синие тапочки и он на цыпочках ходит с ними

Он подкрадывается и прыгает за шкаф

«Баю Баюшки Баю»

Версия А Русская колыбельная предупреждает о маленьком сером волчонке, который утащит ребенка в лес, если тот ляжет слишком близко к краю кровати.

Нельзя лежать на краю

Или серый волчонок подойдет

И прикусит тебя, и по животу,

Утащит в лес

Под ивовым корнем.

«Лима Анак Аям»

Малазийская певица и автор песен Зи Ави включила «Лима Анак Аям» в попурри из своих любимых колыбельных с детства. Тексты, кажется, просто относятся к смерти цыпленка.

Пять цыплят

Один цыпленок умирает

Один умирающий цыпленок оставляет четыре

«Колыбельная фей»

В то время как шотландская «Колыбельная фей Хайленд» рассказывает о феях, похищающих ребенка, эта ирландская колыбельная о феях, несущих от матери и держит ее в плену, чтобы заботиться о своих детях, а не о своих собственных.

Тише, детка, детка не моя,

Мой горестный вопль, тебе никогда не жалко?

Тише, детка, детка не моя,

Год назад меня схватили навсегда.

«Mues Sang Få Hansemand»

Эта старая датская колыбельная рассказывает о том, как мать беспокоится о будущем своего сына Ханса. О жизненных проблемах становится довольно темно и реально.

Папа очень много работает, мама должна помогать.

Ганс плачет снова и снова, когда ей нужно уйти.

Надо работать, чтобы зарабатывать на жизнь. Пострадают дети.

Мы не можем дать им лучшего, даже если хотим.

«Инчили Бебек Нинниси»

Эта турецкая колыбельная связана с историей о человеке, который пообещал принести в жертву трех верблюдов, если его жена сможет иметь ребенка, но затем решил отступить и оставить трех верблюдов после того, как она дала рождение. Затем орел унес ребенка и разорвал его на части. Песня от лица убитой горем матери.

Выше летающих черных орлов,

Внезапно налетев,

Моя маленькая кража,

Спи, малышка, спи.

Над парящими черными орлами,

Жемчужная корона осталась лежать,

Храпит твой тупой отец.

«Par Les Chemins Creux De La Lande»

В этой французской колыбельной угроза — оборотень, который придет за детьми, которые не спят.

Закрой глаза, мой маленький мальчик

Мерзкий оборотень забирает

Детей, которые не спят.

«Kråkevisa»

Лирика этой норвежской народной песни, которую поют как колыбельную, рассказывает о человеке, который думает, что ворона собирается убить его, поэтому он убивает ее и описывает то, что он сделал с помощью тушка.

Затем он снял шкуру с Вороны и разрезал ее на куски.

Она весила около шестнадцати двадцати фунтов.

Из шкуры он сделал двенадцать пар обуви

Он отдал лучшую пару Матери

И мясо посолил в сосудах и бочках

И сохранил язык для рождественской трапезы

Важность пения для вас Малышка — Сан-Диего — Sharp Health News

Мерцай, мерцай, звездочка,
Как мне интересно, кто ты!

Для многих из нас укладывание в постель под сладкие звуки колыбельных было ритуалом перед сном.Однако родители-миллениалы могут постепенно отказываться от этой традиции.

Согласно недавнему опросу, проведенному компанией по исследованию рынка YouGov, чуть более трети молодых родителей с детьми в возрасте до 5 лет поют колыбельные перед сном, причем большинство колыбельных поют в возрасте 45 лет и старше.

«Пение — одна из естественных сверхспособностей родителей, — говорит Эндрюс. «Пение усиливает связь между родителями и ребенком, которая так важна для благополучия младенца».

Исследования показывают, что пение успокаивает малышей, поддерживает их развитие и укрепляет связь между родителем и ребенком.Другие преимущества пения и пения для младенцев, обнаруженные в условиях отделения интенсивной терапии, включают улучшение сна младенцев, жизненно важные показатели, увеличение веса, снижение стресса и беспокойства для родителей, а также более короткую госпитализацию в отделении интенсивной терапии.

Почему родители-миллениалы не поют своим младенцам?
Эндрюс догадывается, самая большая причина — легкий доступ к музыке на смартфонах и других устройствах.

«Еще одна мысль — популярность телешоу о талантах, которая способствует появлению нового культурного мифа о том, что не все мы певцы», — говорит Эндрюс.«Правда в том, что петь может каждый; пение поддерживает наше благополучие, а естественные материнские или отцовские голоса всех родителей способны успокаивать и выражать любовь младенцам ».

Слушать музыку на телефоне или петь?
Эндрюс отдает предпочтение пению перед записанной музыкой по трем важным причинам:
  • Связь — «Пение с младенцем поддерживает более глубокую связь, способствуя привязанности родителей к ребенку и ребенка к родителям», — говорит Эндрюс. «Уникальное качество и вибрация голоса родителей оказывают сильное влияние на их ребенка, поскольку их голоса являются успокаивающим звуком матки.Ее нельзя заменить записанной колыбельной, какой бы красивой она ни была ».
  • Успокаивающий — «Пение также дает родителям эффективную стратегию успокоения в данный момент», — говорит она. «Голос родителей — это незамедлительный инструмент, чтобы утешить их ребенка».
  • Отзывчивость на сигналы ребенка — Записанная музыка — это постоянный стимул, который не реагирует на сигналы ребенка. Сигналы младенца могут быть неуловимыми и требуют бдительного взгляда родителей. Поющий родитель может замедлить или прекратить пение, покачивание или похлопывание в ответ на своего ребенка.

Жужжание тоже работает?

«Хотя пение — значимый способ для родителей сблизиться со своим ребенком, напевание и нежная речь также являются эффективными способами успокоить ребенка и передать любовь», — говорит Эндрюс. «Когда к напевной мелодии добавляются слова, младенцы получают больше эмоционального содержания от голоса своих родителей и подвергаются повторяющейся речи, способствуя языковому развитию».

Младенцы также положительно реагируют на одну и ту же песню или песни, которые им регулярно поют.Это повторение увеличивает положительный эффект музыки для младенцев.

Думаете о шумовой машине?
Шумогенераторы могут помочь успокоить младенцев, однако важно помнить о следующих факторах:
  • Громкость не должна быть выше 65 децибел, что соответствует уровню разговорной речи.
  • Выбирайте звуки с предсказуемым ритмом и без спонтанных звуков.

Звуки животных менее успокаивающие, неожиданные и могут напугать ребенка, — говорит Эндрюс.Если вы решите использовать шумовые машины или звукозаписи, лучшие постоянные шумы для новорожденного имитируют звуки, слышимые в утробе матери, такие как сердцебиение или свистящий звук, подобный океанским волнам.

Почему традиционные колыбельные по-прежнему остаются лучшими?

Если вы выросли с родителями, которые пели вам колыбельные в детстве, есть вероятность, что вы все еще помните слова в слово, даже если не слышали их 20 лет. Когда мой сын был младенцем, я пела ему колыбельные. Голос у меня был ужасен, но песни все равно его успокаивали.

Однажды мой муж держал нашего суетливого ребенка, и он был измотан, потому что не мог его успокоить. Я подумал: «Спой ему колыбельную!» Мой муженек начал петь моему сыну песню Тома Петти. Я засмеялся и сказал: «Это не колыбельная!» Мой муженек признался, что не вспомнил слов одной старой школьной колыбельной — ни «Rock-A-Bye Baby», ни «Hush Little Baby», ни «Twinkle Twinkle Little Star». Мы смеялись и смеялись. Это был один из тех памятных моментов в жизни родителей.

В нашем мире, наполненном технологиями, существует миллион новых способов успокоить вашего ребенка, но вы можете не знать, что старые добрые традиционные колыбельные по-прежнему остаются лучшими.

История колыбельных

Традиционные колыбельные существуют уже сотни лет. Знаете ли вы, что первая колыбельная была высечена на камне в 2000 году до нашей эры? Происхождение колыбельных и их странные тексты интересны, но что действительно круто, так это то, что научные исследования доказали, что колыбельные действительно успокаивают капризного ребенка и убаюкивают его. Фактически, многие отделения интенсивной терапии новорожденных в США играют в колыбельные, чтобы помочь недоношенным детям есть, спать и лечить.

Что делает колыбельную уникальной

Причина того, что традиционные колыбельные так почитаются, заключается в том, что они достаточно интересны, чтобы удерживать внимание вашего ребенка, но не слишком интересны, чтобы отвлекать его от сна. Достичь этого баланса непросто. Большинство колыбельных содержат всего около 5 различных нот на расстоянии 6/8 метра. Песни могут показаться немного грустными или меланхоличными, но такими они и должны быть.

Общение по-детски

Ученые согласны с тем, что колыбельные усиливают связь между ребенком и мамой.Когда вы нежно качаете ребенка и поете ей, она слушает. Это способ общения. Даже если ваш ребенок не понимает слов, пение развивает основные языковые навыки и помогает ему развить чувства.

Сладкая охрана

Одна из самых важных особенностей колыбельных состоит в том, что они дают вашему ребенку чувство защищенности. Когда вы поете ребенку перед сном, он слышит ваш голос и чувствует ваше присутствие, что помогает ей расслабиться, потому что она чувствует себя в безопасности.Колыбельные не только укрепляют доверие и уверенность в ваших отношениях, но и создают спокойную и безопасную атмосферу, которая улучшает самочувствие вашего ребенка.

А если слов не знаешь…

Исследования показывают, что вам не нужно петь колыбельные, чтобы они могли творить чудеса. Если вы не знаете слов, напевайте мелодию тоже. Колыбельные и баллады по-прежнему помогают суетливому ребенку, даже без слов. Преимущества связи, безопасности и надежности все еще существуют, даже если вы поете фальшиво.

Какую колыбельную вы спели миллион раз? Сообщите нам любимую песню вашего ребенка в разделе комментариев на нашей странице в Facebook .

Развитие грамотности с помощью колыбельных:

Мы оба работали в сфере раннего детства на многих должностях в течение последних 30 лет, и у нас есть дети в возрасте от 40 лет. Мы хотели поделиться кое-чем из того, что мы сделали, что, как мы думали, мы знаем, и что мы изменили в своем мышлении.По мере того, как наши семьи растут, мы по-прежнему твердо верим, что детские стишки и колыбельные просто необходимы!

Младенцы не рождаются с предрасположенностью говорить или понимать определенный язык. Они приобретают свой словарный запас на основе того, что слышат. Исследования показывают прямую связь между количеством слов, которые слышит маленький ребенок, и его будущей способностью к обучению. Известное ныне исследование 1995 года показало, что дети из малообеспеченных семей к трехлетнему возрасту слышали на 30 миллионов меньше слов, чем их более удачливые сверстники (Hart and Reisley 1995).Без сомнения, этот огромный пробел в словах ставит детей из малообеспеченных семей в невыгодное положение еще до того, как они пойдут в школу. Это также возлагает большую ответственность на взрослых, которые заботятся об этих детях.

Хотя это исследование оказалось новаторским, наука просто подтвердила то, что матери и бабушки инстинктивно знали на протяжении поколений. Маленьким детям необходимо погрузиться в языковую среду, чтобы научиться общаться. Вы помните детские стишки? Можете ли вы вспомнить колыбельные, которые пели вам мама или бабушка в детстве? (Вероятно, они узнали их от своих матерей и бабушек.) Как вы думаете, у сегодняшних детей будет сопоставимый запас колыбельных и детских стихов, которые они могут вспомнить из глубины своей памяти? Давайте же удостоверимся, что они это делают, потому что эти повторяющиеся песни могут стать прочной основой для развития грамотности у каждого ребенка.

Начиная с младенчества

С младенцами нужно поговорить, дать им время ответить и ответить.
Чувства — их окно в мир.
Смотри на меня, слушай меня, корми меня, трогай меня,
Мы их гиды / партнеры по танцам, наши круги — их мир
Почувствуй меня, погладь меня, подгузни меня, узнай меня.

Целенаправленное взаимодействие в повседневной жизни, например, подгузник или кормление, составляет основу подхода Магды Гербер к уходу за младенцами и детьми ясельного возраста (Gordon and Browne 2007). Это отличные возможности для разговора или пения с детьми. Через процесс привязанности и отзывчивые отношения младенцы узнают о социальном взаимодействии. Возвратный имитационный обмен между воспитателем и младенцем имеет решающее значение для языкового развития (Gonzalez-Mena and Eyer 2007).Хотя наши матери и бабушки не знали о творчестве Гербера, они развлекали нас песнями и песнями во время поездок на машине, прогулок и других повседневных дел. Подсознательно они готовили нас к дальнейшему овладению навыками чтения.

Для некоторых людей разговаривать с младенцем неестественно или инстинктивно. Однако мы обнаружили, что разговор с младенцем с помощью motherese или речи, ориентированной на ребенка, влияет на развитие речи. Родители и воспитатели часто помогают младенцам освоить звуки, разговаривая в этом особенном стиле.Взрослые говорят медленно, с преувеличенными изменениями высоты тона и громкости. Эта управляемая младенцем речь привлекает внимание младенца своим более медленным темпом и акцентированными изменениями, предоставляя младенцам все более заметные языковые подсказки. Направленная речь младенцев включает особенно хорошие примеры гласных, которые могут помочь младенцам научиться различать эти звуки (Kail 2010). Новорожденные биологически способны слышать весь спектр фонем — уникальные звуки, которые можно соединить вместе, чтобы образовать слова на любом языке.По мере того, как младенцы растут и знакомятся с определенным языком, они начинают замечать лингвистические различия, которые имеют значение и уникальны для этого языка.

Примерно в возрасте двух месяцев младенцы начинают издавать подобные гласным звуки, такие как «оооооо» или «ааааааххх», явление, известное как воркование (Кайл). После воркования следует лепет, похожий на речь звук, который не имеет значения, но звучит как один слог с согласной и гласной. Младенцы старшего возраста начинают сочетать лепет для получения более сложных звуков, а позже младенец добавляет интонацию.Бормотание — это не просто бессмысленная игра со звуками, это предшествует реальной речи, и motherese помогает детям в этом языковом процессе.

Окружите ребенка языком

Эти две бабушки определенно правы,
Окружите своего ребенка днем ​​и ночью
Разговорами, стихами, музыкой и песнями.
Они следят за вашей игрой слов, танцуют и подпевают.

Поэзия, детские стишки и песни идеально подходят для поддержки языкового развития.Мелодия и каденция английского языка глубоко ощущаются в звуке и движении этих старинных рифм. Ясно, что дух и намерение традиционной устной литературы сохраняются благодаря нашему использованию (Marino and Houlihan 1992). Говорим ли мы или поем слова с правильной мелодией, повторно используем несколько любимых мелодий или придумываем собственные, связи, которые мы устанавливаем с ребенком в это время, важны.

Звуки, которые слышит ребенок, создают связи, которые усиливаются при повторении.Когда мы поем или декламируем « Баа, Баа, паршивая овца», , мы начинаем процесс фонематического осознавания. Это укрепляет буквенно-звуковые связи, которые позволяют детям овладеть навыками чтения. Колыбельные и устные рифмы улучшают процесс обучения, способствуя фонологической осведомленности и развитию языка. Младенцы заранее запрограммированы на язык и музыку, в том числе способность ребенка в возрасте одного месяца различать звуки «ба» и «па» при условии, что они получают адекватное воздействие (Doja 2014).Это повторение необходимо включить в наши программы, чтобы дети не потеряли этот навык.

Возможно, одно из самых важных применений колыбельных — это успокаивать детей перед сном или перед сном. В результате колыбельная часто бывает довольно простой и повторяющейся. Колыбельные можно найти во многих странах, и они существуют с древних времен. Колыбельные в исполнении родителей и опекунов вызывают расслабление, отдых, комфорт и оптимальный рост и развитие (Loewy and Stewart 2013). Если мы запомнили много колыбельных, мы можем призывать их по желанию, привлекая внимание ребенка, чтобы помочь модулировать его эмоции, перевести его в более спокойное состояние или разбудить, если необходимо.

Программы могут и должны иметь файл этих рифм для вызова. На веб-сайте http://www.lullaby-link.com/baby-lullabies.html есть слова, а также демонстрация мелодий для тех, кто не знаком.

Заключение

Мы не можем подчеркнуть важность языковой среды для всех младенцев, детей ясельного и дошкольного возраста. Младенцы и дети дошкольного возраста имеют возможность постоянно пополнять словарный запас, слушая слова, используемые в их окружении.Нам, как попечителям, нужно окружать их песнями и стихами. Мы можем заполнить «пробел в словах» с помощью рутинного использования этих детских стишков или повторяющихся колыбельных песен, соответствующих уровню развития. Они передавались из поколения в поколение. Есть причина, по которой они выдержали испытание временем. Возьмите его у двух бабушек, потому что «Бабушка знает лучше!»

Библиография

Биркмайер, Дж., А. Стоунхаус. и А. Кеннеди. 2008. От колыбельных к литературе: рассказы из жизни младенцев и детей ясельного возраста .Вашингтон, округ Колумбия: NAEYC

Христос, Т. и К. Ван. 2010 . «Исследования в обзоре. Устранение разрыва в словарном запасе: что исследования говорят нам о преподавании словарного запаса в раннем детстве » Дети младшего возраста . 65 (4).

Доджа, А. 2014. «Социальное очарование: социо-антропологический подход к детскому пению, музыкальному образованию и культурной социализации» Международный обзор эстетики и социологии музыки .45 (1), с. 120.

Fabes, R.и К.Л. Мартин. 2003. Exploring Child Development (2 nd edition). Бостон, Массачусетс: Издательство Allyn & Bacon.

Гордон, А. М. и К. У. Браун. 2007. Основы начального образования в дошкольном образовании. Клифтон-Парк, Нью-Йорк: Thomson Delmar Publishing

Гонсалес-Мена, Дж. И. Д. У., Эйер. 2015. Младенцы, дети ясельного возраста и лица, осуществляющие уход, учебная программа уважительного, отзывчивого, основанного на отношениях ухода и образования. , Нью-Йорк, Нью-Йорк: McGraw-Hill

Харт, Б., Т. Рейсли. 1995 Значимые различия в повседневном опыте маленьких детей. Балтимор Доктор медицины: Издательство Пола Х. Брукса.

Kail, R.V. 2010. Дети и их развитие (4 -е издание ). Река Аппер Сэдл, Нью-Джерси: Пирсон / Аллин и Бэкон.

Лоуи, Дж. И К. Стюарт. 2013. «Влияние музыкальной терапии на показатели жизнедеятельности, кормление и сон у недоношенных детей». Педиатрия 131 (5), 902–18.

Марино, Дж., и Д.Ф. Houlihan.1992 Мать Время гуся: библиотечные программы для младенцев и их воспитателей. Нью-Йорк: H. W. Wilson Co

Роббинс-Уилсон, A, 2008. Детские колыбельные в алфавитном порядке . http://www.lullaby-link.com/baby-lullabies.html

Соломон, Д. С. 2013. Ребенок знает лучше всего, воспитывая уверенного и находчивого ребенка, путь RIE . Нью-Йорк, Нью-Йорк: Little, Brown and Co

Трейнор, L.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *