За что отвечает левое полушарие мозга у мужчин: В РАН прокомментировали опровержение учеными функций полушарий мозга

Содержание

Как мужчины и женщины используют левое и правое полушария мозга

Как мужчины и женщины используют левое и правое полушария мозга

В XXI веке, скорее всего, для многих видов деятельности потребуется более «женственный» метод управления. Например, в таких сферах, как управление отношениями, налаживание связей, коммуникации, взаимодействие и сотрудничество, а также там, где требуется забота о других, честность и т. д. Бесспорно, у женщин гораздо больше «женственности», чем у мужчин!

Утопия – способность человека предвосхищать будущее, возможное или только воображаемое, чтобы жить в настоящем. Это способность освободиться от экзистенциальных проблем и заглянуть за грань. Утопия может обогатить нас новыми идеями и концепциями, став мощным стимулом для новой деятельности. Это гораздо больше, чем простое выживание.

Утопия позволяет смотреть вперед, изведать новые территории. Она освобождает от бремени нашего опыта и ограничений; это фантастический эксперимент, который возможен только в перспективе будущего.

В этом отношении утопия может также предупредить нас о будущих изменениях.

Без воображения и предвидения многое в истории человечества осталось бы непознанным. Там, где утопия не открыла новых возможностей, люди концентрируются только на настоящем, а культура человечества теряет возможность развиваться.

Истинная утопия порождает невероятную страсть к деятельности. Она направлена на достижение цели, которую невозможно полностью реализовать. Положительная утопия стремится улучшить мир, чтобы дать человечеству стабильность, богатство и счастье. Здесь мы видим изменения, которые приносит утопия. Это не конкретный жизненный опыт, а абстракция, чистый продукт нашего воображения. Утопия оперирует не конкретным мнением одного человека, а, наоборот, абстрактным представлением общества в целом.

Каждая утопия сталкивается с тяжелейшей проблемой противоречий между индивидом и обществом. На практике можно достичь лишь компромисса между благом человечества и благом отдельного человека. Есть риск, что утопия приведет к тоталитаризму. Мы видим подобные примеры в истории. Однако утопия дает и надежду на создание лучшего мира.

Казалось бы, мы утратили смелость балансировать на грани утопии, оставаясь в рамках комфортной жизни в обществе, лишенном идеи. Возможно, это – признак конца цивилизации или, по крайней мере, крутого поворота в развитии нашей культуры. Мы дорого платим за отсутствие утопии в нашей жизни: внутренняя пустота, бесцельность существования, псевдомораль, псевдорелигия, распространение суеверий, абсолютный материализм и т. д. Кроме того, у нас нет нравственных ориентиров и примеров для подражания. Вокруг – одни только коррумпированные политики, олигархи с их огромными деньгами и так называемые «звезды», которых кроме славы и денег ничего не волнует. Нам нужна цель в жизни. Необходимо найти баланс между бизнесом и личной жизнью, между ценностями акционеров и ценностями общества, иначе вся система рухнет.

В успешной деятельности предприятий должны быть заинтересованы не только их акционеры, но и сотрудники, как и все общество в целом. Можно разработать новые модели финансирования бизнеса, которые освободят компании от «ежеквартальных проверок» и порабощения акционерами.

Решение этой проблемы, конечно же, не направлено против бизнеса, но оно предусматривает сотрудничество. Мы живем не в вакууме, поэтому нуждаемся в общении друг с другом. Если другие будут жить хоть немного лучше, мы станем счастливее. Нужно вернуть в бизнес– модель ответственность за человека и общество.

Мы отчаянно нуждаемся в идеалах, примерах для подражания и положительной утопии.

Возможно, захватившая нас гигантомания уже свидетельствует о конце капитализма – такого, каким мы его знаем. Интересно, насколько проблемы современного общества обусловлены «мужественным» стилем жизни и каким бы стал мир в более «женственном» обществе?

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Чем различается мужской и женский мозг и на что это влияет

Размер

Мозг среднего мужчины на 8–13% больше, чем у средней женщины. Но речь идёт об абсолютных показателях без пересчёта на массу тела. С учётом того, что средний рост и вес у мужчин тоже больше, в этом нет ничего удивительного. При одинаковых параметрах велика вероятность, что и мозг будет весить одинаково.

Однако это тот случай, когда размер действительно не имеет значения. У мужчин мозг весит в среднем 1,345 кг, у женщин — 1,222 кг. Мозг слона весит 4,6 кг, но вряд ли вы рассматриваете его как серьёзного соперника в интеллектуальной дуэли. К слову, мозг Альберта Эйнштейна весил 1,23 кг.

Структура мозга

Мужчины в среднем имеют больший объём и более высокую плотность тканей в миндалевидном теле левого полушария, гиппокампе, коре, путамене. Отдельные участки мозга превосходят аналогичные области у женщин только объёмом или плотностью.

Средняя женщина, в свою очередь, может похвастаться более высокой плотностью лобного полюса левого полушария и превосходящим объёмом лобного полюса правого полушария, нижней и средней лобных извилин, треугольной части лобной доли и не только.

Казалось бы, такие различия должны привести к революционным выводам, но всё осталось на уровне неподтверждённых предположений.

Например, считается, что женщина способна выполнять сто дел одновременно, а мужчина может сосредотачиваться только на одной задаче за раз. Теория была основана на предположении , что у женщин лучше связь между полушариями мозга, тогда как у мужчин нейроны активнее передают информацию в пределах одного полушария. Но исследования этого не подтвердили . В эксперименте с участием 240 человек мужчины даже проявили себя чуть лучше при тестировании на многозадачность, чем женщины.

Определённо можно говорить, что мужчины в среднем показывают лучшие результаты при пространственном ориентировании, выполнении заданий на вращение фигур, тогда как женщины превосходят их в запоминании объектов и их локализации. Кроме того, мужчины агрессивнее и более склонны к асоциальному поведению.

Белое и серое вещество

Есть разница и в распределении белого и серого вещества. Серое вещество представляет собой центры обработки информации, а белое — связь между этими центрами. У мужчин примерно в 6,5 раза больше серого вещества, а у женщин почти в 10 раз больше белого вещества. Исследователи предполагают, что, возможно, именно это определяет успехи мужчин в решении математических задач и вербальные способности женщин.

Несмотря на различия, женский и мужской мозг имеют одинаковую общую производительность по широким показателям когнитивных способностей.

Кстати, с математическими способностями всё непросто . В среднем мальчики лучше справляются с задачами, чем девочки. Но в странах, где стремятся к равноправию, средние математические способности девочек становятся как минимум такими же. Поэтому особенности гендерной социализации в этом вопросе могут иметь большее значение, чем строение мозга.

Паттерны активации мозга

Исследователи обнаружили различающуюся активность мужского и женского мозга при решении схожих задач или реакции на одинаковые раздражители.

В одном из экспериментов испытуемые должны были найти выход из виртуального лабиринта. Данные МРТ показали, что при решении задач у мужчин активировался гиппокамп слева, который связан с контекстно-зависимой памятью. У женщин задействовалась задняя теменная кора, отвечающая за пространственное восприятие и внимание, и префронтальная кора правого полушария, связанная с эпизодической памятью.

Есть разница в активности мозга и в состоянии покоя. Мозг мужчин и женщин по-разному организует свою деятельность, и это, по мнению некоторых исследователей , объясняет разницу в их поведении.

Синхронизация нервной деятельности

Учёные исследовали модели сотрудничества у мужчин и женщин. Пары, состоящие из мужчины и мужчины, женщины и женщины, мужчины и женщины выполняли одинаковую простую задачу. Синхронизация нервной деятельности была выше в однополых парах, но наблюдалась в разных участках у мужчин и женщин.

Ядро полового диморфизма

Этот участок находится в гипоталамусе и отвечает за половое влечение. У мужчин ядро полового диморфизма в 2,5 раза больше, чем у женщин. Причём межполовая разница в этом вопросе намечается только к четырём годам и становится явной к 6–10 годам.

Врождённые склонности, связанные с мозгом

Учёные предполагают, что некоторые особенности поведения, связанные с размножением и выживанием, могут быть врождёнными, а не приобретёнными, и значит, они завязаны на мозге. Например, эксперимент на обезьянах показал, что маленькие самцы предпочитали игрушки с колёсами, а маленькие самки — плюшевых зверят.

Похожие результаты были получены в ходе исследования группы детей от 9 месяцев до 2,5 года. По мнению учёных, в этом возрасте ребёнок ещё далёк от формирования гендерных стереотипов.

Впрочем, результаты этого исследования критикуются. Во-первых, нет данных, с какого именно возраста ребёнок впитывает гендерные установки. Во-вторых, в эксперименте участвовал всего 101 ребёнок. Что касается обезьян, критики указывают на то, что человек хоть и имеет общего с ними предка, но гораздо больше подвержен влиянию на поведение сторонних факторов, а не только биологических.

Чей мозг лучше

Различия между мужским и женским мозгом существуют, но учёным до конца непонятно, что это даёт. Да и средние характеристики важнее для науки, чем для оценки способностей конкретного человека или небольшой группы людей, так как индивидуальная вариабельность выше, чем половая.

Между двумя случайными мужчинами разница может быть больше, чем между одним из них и женщиной.

Для наглядности подойдёт пример с ростом. В среднем мужчины выше, чем женщины. Но россиянка ростом в 180 см уже выше большинства соотечественников. И если низкорослый мужчина подойдёт к ней с заявлением «Ты женщина, значит, ты ниже», это вызовет лишь недоумение. Со способностями мозга этот принцип тоже работает. Тем более что типично «женский» или «мужской» мозг встречается чуть чаще, чем единороги.

Кроме того, при половой классификации мозга предполагается, что на его развитие влияют только гормоны, а каждый его отдел имеет определённую функцию, которую можно привязать к мужчинам и женщинам. Но в обоих случаях это не так.

Во-первых, на формирование мозга влияют опыт и внешние обстоятельства, питание человека в детском возрасте и множество других факторов, включая гендерную социализацию и гендерные стереотипы.

Во-вторых, мозг всё ещё не до конца изучен, и учёные не готовы поделить его на участки с конкретным указанием, как эти области влияют на поведение и способности.

Что касается исследований, понимание различий в мужском и женском мозге помогает сделать более совершенным лечение заболеваний, связанных с содержимым черепной коробки. Например, женщинам чаще диагностируют депрессию, а мужчинам — расстройства аутического спектра. Изучение разницы между мужским и женским мозгом должно прояснить, почему так происходит и как исправить ситуацию.

Читайте также 🧐

Structural-functional peculiarities of physiological systems in persons with different types of hemispheric domination (review) | Kottsova

This article presents the significance of research on hemispheric asymmetry for assessing the structural and functional parameters of various physiological systems. The authors performed the literature analysis on the functional hemispheric asymmetry (FHA). Special features of the right and left hemispheres according to the evolutionary-genetic approach have been given. Thus, the right hemisphere was phylogenetically attributed to the older one; therefore, the development of its bioelectrical activity was largely determined by the genotype. The left hemisphere was phylogenetically younger and had greater individual variability depending on environmental and social factors. Psychic asymmetry was described, by which we understood the functional inequality of the cerebral hemispheres in the implementation of neuropsychic activity. Concepts of various types and profiles of asymmetry were revealed. A brief overview of the changes was given. FHA changes during ontogenesis were traced: right hemisphere was predominant from birth to 6-7 years; by 10-14 years, the activity of the left hemisphere increased, the functional connections became more rigid, the brain’s energy resources turned to the front sections of the left hemisphere; in old age, hemispheric asymmetry was smoothed out.
Morphological and functional features of the hemispheres, depending on gender were also presented. Thus, cytoarchitectonic structures of men’s brain had a pronounced structural asymmetry, while cytoarchitectonic structures of women’s brain were more typical and were characterized by structural symmetry. Experimental-psychological and physiological methods of recording and assessing hemispheric asymmetry were described. A non-invasive method for the analysis of interhemispheric energy-exchange processes according to the distribution of the level of constant potential of the brain, reflecting the transformation of the membrane potentials of neurons, glia and the hemato-toencephalic barrier was presented. The effect of interhemispheric asymmetry on the success of adaptation processes was analyzed. Today, the interaction between the cerebral cortex and the autonomic nervous system remained understudied. Study and evaluation of the structural and functional state of human’s physiological functions are recommended to carry out taking into account the type of hemispheric dominance.


Библиографическая ссылка: Котцова О. Н., Аникина Н. Ю., Грибанов А. В. Структурно-функциональные особенности физиологических систем у лиц с различными типами полушарного доминирования (обзор) // Экология человека. 2019. № 8. С. 32-40. Kottsova O. N., Anikina N. Yu., Gribanov A. V. Structural-Functional Peculiarities of Physiological Systems in Persons with Different Types of Hemispheric Domination (Review). Ekologiya cheloveka [Human Ecology]. 2019, 8, pp. 32-40. 32 Экология человека 2019.08 Ментальная экология В настоящее время полушария головного мозга рассматривают как два симметричных, но функционально неравнозначных органа, роль которых заключается в обеспечении определенных функций и межполушарных взаимодействий [2, 3, 18, 23]. Физиологические механизмы при этом до сих пор остаются до конца не изученными и оцениваются неоднозначно.

Так, например, при негативных эмоциях имеются данные как о вовлеченности левого полушария [35], так и о преимущественной эмоциональности правого [44]. В то же время корковая регуляция эмоций осуществляется в норме при взаимодействии обоих полушарий [5]. На фоне высокого эмоционального напряжения преобладают активации левой передней коры [30]. Длительное время считалось, что межполушарная асимметрия (МПА) может иметь только стационарный характер при стабильном преобладании некоторых сенсорных и моторных характеристик («ведущая рука», «ведущий глаз» и др.) [17]. Однако при регистрации электроэнцефалограммы, локального мозгового кровотока, использовании современных компьютерных методов биохимического картирования и другом доказано наличие динамического характера функциональной асимметрии мозга (ФАМ) [22]. Характерным признаком такой асимметрии полушарий является ее лабильность, она изменяется при осуществлении различных видов деятельности [28] и зависит от асимметрии внешней среды, характера межполушарных взаимодействий, специализированной работы каждого полушария, функционального состояния организма и особенно заметна при развитии стресса [18, 21].
(adsbygoogle = window.adsbygoogle || []).push({});
Известно, что морфологический субстрат ФАМ может проявляться не только в коре головного мозга, но и в других образованиях нервной системы [24]. Говоря о межполушарной асимметрии, чаще всего подразумевают неравенство полушарий головного мозга в обеспечении нервно-психической деятельности человека, поскольку по теории мозговой организации высших психических функций [14] при их реализации головной мозг работает как парный орган, но каждое полушарие вносит свой определенный вклад. В зависимости от специализации полушарий каждое из них перерабатывает и преобразует сенсорные сигналы и стимулы по-своему. Левое полушарие отвечает за речевые функции и аналитическую абстрактную деятельность, участвует в прогнозировании сложных моторных и психических актов. Правое полушарие участвует в восприятии пространства, времени и имеет особое значение в эмоциональных проявлениях. Большинство гностических функций, некоторые виды праксиса обеспечиваются преимущественно правым полушарием [40]. Существует огромное количество гипотез о неравнозначности полушарий головного мозга в осу ществлении нервно-психической деятельности. Согласно эволюционно-генетическому подходу к межполушарной асимметрии [15], правое полушарие относят филогенетически к более старому. В связи с этим развитие его биоэлектрической активности во многом определяется генотипом. Левое полушарие, как филогенетически более молодое, обладает большей индивидуальной изменчивостью, его работа во многом зависит от средовых и социальных факторов. Специализация полушарий головного мозга является врожденной [28], но под влиянием биосоциальной среды функциональная асимметрия и межполушарное взаимодействие совершенствуются [2]. Различают сенсорную, моторную, психическую асимметрию полушарий головного мозга. Сенсорная асимметрия — совокупность признаков функционального неравенства правой и левой частей органов чувств. Так, различны острота и поля зрения, различно цветоощущение, различны острота слуха левым и правым ухом. Асимметрично осязание (проприо-, терморецепция, болевая чувствительность), обоняние, вкус. Моторная асимметрия — совокупность признаков неравенства функций рук, ног, половин туловища и лица в формировании общего двигательного поведения и его выразительности. Наибольшая роль в процессе латерализации отводится мануальной асимметрии, которая рассматривается как обобщенный индекс индивидуальных вариаций в функциональной асимметрии мозга и является одной из наиболее устойчивых индивидуальных характеристик. Однако четкой связи между ведущей рукой и доминантностью полушарий нет. В исследовании М. М. Безруких [3] подвергается сомнению закономерная связь латерализации моторных функций и межполушарной асимметрии у детей, и на этом основании мануальную асимметрию предлагают не считать маркером межполушарной асимметрии. Оценивая доминирование полушарий в сенсорной и моторной сферах, можно описать профиль функциональной сенсомоторной асимметрии [17]. Моторные процессы, как правило, зависят от левого полушария, сенсорные — от правого [17]. Существуют индивидуальные профили асимметрии. Так, по П. Деннисону, с учетом ведущего полушария, ведущих руки, ноги, глаза и уха насчитывается 32 типа [Цит. по 17]. Несмотря на разнообразие профилей асимметрии, можно выделить три основных: правый (преобладание правых асимметрий), левый (сочетание левых асимметрий), смешанный (сочетание правых и левых сенсомоторных асимметрий). Известно, что у лиц с разным типом полушарного доминирования имеются особенности внутриполу-шарной организации психических процессов. Так, у правшей отмечается высокая степень внутриполу- 33 Ментальная экология Экология человека 2019.08 шарной дифференцированности, в первую очередь это относится к левому полушарию, в меньшей степени — к правому. У левшей внутриполушарная функциональная организация как правого, так и левого полушарий мозга отличается более диффузным, недифференцированным характером. У левшей имеет место феномен функциональной разобщенности мозговых гемисфер, относительная автономия полушарий мозга в процессе осуществления психических функций [24]. Кроме функциональной асимметрии полушарий мозга имеются данные об их морфологическом различии. Так, при ультразвуковом исследовании беременных на 20-22 неделе выявлено, что диаметр левого полушария головного мозга плода больше диаметра правого, причем как у мальчиков, так и у девочек [28]. У новорожденных сильвиева борозда слева значительно больше, чем справа [39]. С момента рождения ребенка и в среднем до 6-7 лет преобладает правое полушарие, поэтому в этом возрасте дети эмоциональны, их поведение характеризуется неосознанностью и непроизвольностью [17]. При овладении навыками письма начинает набирать активность левое полушарие. Причем у мальчиков межполушарные различия формируются позже, но сохраняются дольше, чем у девочек. К 10-14 годам, к периоду завершения интенсивного развития головного мозга, возрастает активность левого полушария, функциональные связи становятся более жёсткими, энергетические ресурсы мозга обращаются к передним отделам левого полушария [17]. Однако единого мнения у исследователей о сроках критических периодов формирования МПА до сих пор нет. Первый критический период в формировании МПА до двух лет некоторые авторы связывают с развитием речевых навыков у ребенка [37], другие — с созреванием к этому периоду мозолистого тела [38]. Общепринятым считается завершение формирования МПА к периоду половой зрелости, однако окончательное формирование латерализации головного мозга может происходить и к пяти годам [36]. Существует мнение, что МПА — это не только состояние, но и процесс, который реализуется в течение всей жизни человека и определяется особенностями психического развития. У мужчин мозг латерально более специализирован, у женщин он бицеребрален [4, 17]. В настоящее время выявлены половые различия корковых структур и МПА. Так цитоархитектониче-ские структуры мозга мужчин имеют выраженную структурную асимметрию, в то время как для ци-тоархитектонических структур мозга женщин более типичным и характерным является симметричность строения [4]. Известно, что МПА зависит от функционального состояния организма и проявляется в преобладании активности в одном из полушарий головного мозга [7]. Для изучения МПА используются экспериментально-психологические методы (не требующие специальной аппаратуры, направленные на анализ предпочтений (моторных и сенсорных) при выполнении тех или иных поведенческих актов и физиологические методы, основанные на регистрации различных биоэлектрических показателей асимметрии (порогов сенсорных ответов, ЭЭГ- и ВП-показателей, ЭМГ-реакций, вегетативных процессов и др. ). Для изучения динамической МПА в последние десятилетия достаточно широко применяется регистрация распределения уровня постоянного потенциала головного мозга (УПП), как медленно меняющегося потенциала милливольтового диапазона, который при регистрации от кожи головы интегрально отражает трансформацию мембранных потенциалов нейронов, глии- и гематоэнцефаличе-ского барьера [10, 11]. При этом вклад различных источников (мембранных потенциалов нейронов, глии- и гематоэнцефали-ческого барьера) в электрогенез УПП в конкретных ситуациях может быть различным. Однако, вне зависимости от этого, интегральная величина УПП позволяет оценить интенсивность энергетических процессов в мозге, поскольку создание и поддержание определенных концентраций ионов на мембранах требует затрат энергии на работу против диффузного концентрационного градиентах [26]. В общих чертах регуляция интенсивности энергетического обмена осуществляется путем воздействия конечных продуктов аэробного и анаэробного обмена на активность определенных ферментов, участвующих в цикле Кребса и гликолизе. При повышении мозговой активности усиливается поступление в кровь кислых продуктов энергетического обмена, pH оттекающей от мозга крови снижается, а УПП на поверхности головы увеличивается. Уровень pH мозга, отражаемый в параметрах УПП головного мозга, таким образом, является конечной характеристикой энергетического метаболизма [13]. В любом возрасте существует определенная интенсивность церебрального энергообмена, который обеспечивает необходимый уровень адаптации в норме. Таким образом, метод регистрации УПП как метод энергетической характеристики головного мозга применим в течение всей жизни организма. Технологическая доступность метода и его безвредность, портативность используемой аппаратуры дают возможность прижизненного изучения церебральных энергетических процессов. Между тем современные методы компьютерной визуализации биохимических процессов в головном мозге (позитронная эмиссионная томография, магнитно-резонансная томография, однофотонная эмиссионная компьютерная томография) зачастую сопряжены с введением радиоактивных препаратов (что небезопасно для пациента), аппаратура громоздкая, оборудование дорогостоящее 34 Экология человека 2019. 08 Ментальная экология (поэтому данные методы исследования применяются в крупных клинических центрах), а поддержание определенной позы делает затруднительным данные исследования у детей [20]. Основными параметрами УПП являются: монополярно зарегистрированные значения УПП, усредненный УПП (средний по всем отведениям), локальные УПП (разности между значением УПП в каком-либо отведении и усредненным УПП), градиенты УПП (разности между монополярно зарегистрированными значениями УПП). Среди градиентов УПП наиболее важным для изучения МПА является межполушарный градиент (разность потенциалов между правым и левым височными отведениями), который в течение дня может меняться. Так, в первой половине дня энергетический метаболизм у правшей преобладает в левом полушарии, во второй половине дня — в правом [20]. Исследования функциональной асимметрии церебральных энергетических процессов при адаптации к условиям окружающей среды имеет важное значение, поскольку от их величины и преобладания в одном из полушарий зависит успешность или незавершенность адаптации [7, 8]. Зачастую в условиях стресса преобладает активность субдоминантного полушария. Считается, что при данном переключении происходит защита доминантного полушария от неблагоприятного воздействия конечных продуктов энергетического обмена [20]. Известно, что адаптивные реакции центральной нервной системы в высоких широтах сопровождаются значительным увеличением церебральных энергетических процессов, как и формирование экологической адаптированности, что соответствует признакам синдрома адаптационного профицита церебрального энергообмена [7]. Лимитируются эти состояния состоянием центральной нервной системы [12]. Степень созревания мозговых структур, участвующих в формировании конкретной деятельности, влияет на генерирование адекватного уровня активационных влияний на фронтальную кору полушарий мозга при модулировании оптимального рабочего состояния мозга. В свою очередь, поддержание этого состояния невозможно без достаточного энергетического обеспечения клеток. Так, адаптивные реакции у молодых людей в условиях Арктического региона при формировании экологической адаптированности энергетического метаболизма характеризуются, как правило, завершенностью и успешностью адаптации центральной нервной системы при наличии правополушарного доминирования с высокой интенсивностью энергетического метаболизма [7]. Основой для развития теорий о влиянии МПА на особенности адаптации организма к высоким широтам служит морфологическая, нейрохимическая и функциональная МПА. Преобладание в правом полушарии головного мозга норадренергических структур при водит к побуждающим и мотивационным действиям индивида, направленным на обеспечение адаптации к дискомфорным условиям окружающей среды; а серо-тонинергических — к тормозящему эффекту реакций, ведущих к тревоге и депрессии [23]. Преобладание в левом полушарии дофамин-, ГАМК- и холинергических структур ведет к обеспечению подкрепления адаптивных реакций организма [23, 32]. Таким образом, с учетом нейрохимической теории МПА головного мозга активация правого полушария является пусковым механизмом в развитии адаптивных реакций организма. Роль левого полушария заключается в обеспечении «закрепления» этих реакций. Такое распределение является в какой-то мере условным, т. к. каждое из полушарий влияет на определенный спектр функций. Внутри- и меж-полушарное взаимодействие определяет протекание процессов адаптации [19]. В настоящее время доказано, что функциональная МПА тесно связана с иммунной реактивностью организма. Так, в результате клинических наблюдений показано, что у лиц с правополушарным доминированием чаще встречаются аллергические и аутоиммунные заболевания [1]. Установлена связь МПА с патогенетической разнородностью иммунологических заболеваний психосоматической природы, вариантами их клинических проявлений и эффективностью лечения [34]. Экспериментально показано, что эффекты, оказываемые различными полушариями мозга на иммунную систему, являются результатом асимметричного контроля мозгом симпатической нервной системы [41, 46]. Доказаны изменения иммунной реактивности под влиянием стресса. Так, при первой стадии стресса активируется правое полушарие и усиливается пролиферативная активность Т-лимфоцитов. Это связано с активацией гипоталамо-гипофизарно-над-почечниковой системы через кортикоидные рецепторы гиппокампа [34]. Обратную связь иммунной системы с нервной опосредуют цитокины — эндогенные медиаторы полипептидной природы. Продукция и эффекты цитокинов во многом зависят от латерализации мозга [41]. Молекулярно-генетическая основа МПА связана с асимметричной экспрессией mRNA в головном мозге таких цитокинов, как интерлейкин (IL) 1р, IL-6 и фактор некроза опухоли (TNF) а [33, 43, 47]. Огромный интерес для ученых представляют механизмы адаптации человека к физическим нагрузкам [9, 16]. Доказано, что существует тесная связь между ФАМ, иммунным статусом спортсменов, степенью их тренированности, половой принадлежностью, характером вегетативной регуляции. Так, нейтрофилы девушек-спортсменок с «правым» профилем латерализации имеют более низкую 35 Ментальная экология Экология человека 2019.08 способность к фагоцитозу по сравнению с левшами. У высококвалифицированных юношей левшей фагоцитарная активность нейтрофилов на 47,1 % выше, чем у спортсменов левшей низкой квалификации [25]. Выявленные различия в функционировании нейтрофилов у спортсменов разных полов могут быть связаны с тем, что при физических нагрузках важную роль в регуляции нейтрофильных функций играют адренергические рецепторы [29, 31], а р2-адренергическая регуляция функций нейтрофилов обладает выраженным половым диморфизмом. Доказано, что физические нагрузки оказывают непосредственное влияние на продукцию цитокинов клетками и их уровень в плазме крови [45]. На фоне повышенного содержания IL-6 и низкой концентрации IL-8 в плазме крови высококвалифицированных юношей левшей их нейтрофилы более активны в реакциях фагоцитоза, чем нейтрофилы левшей низкой квалификации [25]. При исследовании УПП подростков с разным уровнем физической активности выявлено, что у подростков с низкой физической активностью в покое показатели МПА и уровень УПП приближены к норме, но имеются признаки незавершенности адаптационных процессов. А наиболее оптимальное функциональное состояние имеют подростки с умеренным уровнем физической активности [16]. Особая роль в исследованиях принадлежит механизмам адаптации организма детей и студентов к обучению [19]. В условиях интенсивной умственной нагрузки активируется деятельность головного мозга, следовательно, повышаются энергообмен и уровень УПП. Однако И. А. Шимко, О. А. Андреев [26] в своей работе получили противоречивые результаты. Они изучили особенности лабильности церебральных УПП у школьников-правшей 10-11 лет в условиях начальной тренировки концентрации внимания. В ходе исследования школьники разделились по типу доминантного по реактивности УПП полушария: с преобладанием в левом и правом полушарии. На начальном этапе тренировки концентрации внимания амплитуда УПП нарастала как в правом, так и в левом полушарии головного мозга. В ходе дальнейшей тренировки уменьшалась амплитуда УПП в полушариях и уменьшалась величина межполушарной асимметрии УПП, что, по мнению авторов, можно расценить как церебральный энергосберегающий эффект обучения и повышение синергичного действия полушарий головного мозга (нивелирование МПА церебральных энергозатрат [26]. Профиль МПА не влияет на выбор направления обучения в ВУЗе. Однако у студентов технических специальностей при переходе от состояния покоя к деятельности, независимо от её характера, наблюдается усиление доминирования левого полушария, а у студентов художественных специальностей — правого полушария коры мозга [19]. Сравнительно недавно появилось положение о динамических свойствах МПА, обусловленной взаимодействием между корой и вегетативной нервной системой. В отношении височной (инсулярной) коры показан наиболее яркий эффект разнонаправленного влияния правого и левого полушария на активность вегетативной нервной системы [42]. В литературе описана связь динамической асимметрии с асимметрией вегетативной нервной системы [27]. Основываясь на том, что стимуляция симметричных образований коры (в основном инсулярной) вызывает противоположные изменения вегетативных функций, автор предположил, что симпатические и парасимпатические волокна, идущие из вентроме-диального ядра таламуса, перекрещиваются таким образом, что большая часть симпатических волокон направляется в правую инсулярную кору, а парасимпатических — в левую. Следовательно, наличие связи инсулярной коры с височной и лобной, подтверждает следующее положение: стимуляция височной и лобной коры правого или левого полушарий приводит к активации симпатической либо парасимпатической системы [42, 46]. А естественная суточная ритмика тонуса симпатической и парасимпатической нервной системы также может оказывать влияние на динамическую асимметрию [21]. Таким образом, взаимодействия между корой головного мозга и вегетативной нервной системой на сегодняшний день остаются малоизученными. Так, у детей-северян с разным типом межполушар-ной асимметрии выявлены особенности вегетативной регуляции [12]. У подростков с преобладанием парасимпатической нервной системы (по результатам ВСР) зарегистрирован (по результатам ЭЭГ) более зрелый головной мозг, чем у их сверстников с преобладанием симпатической нервной системы. Девочки с левополушарным доминированием в отличие от мальчиков имеют более зрелую организацию взаимосвязей в ЭЭГ. Таким образом, доказано, что огромную роль в процессах формирования вегетативной регуляции функций и процессов межполушарного взаимодействия (по результатам ЭЭГ) играет межполушарная асимметрия сенсомоторных функций, оценка которой является важным показателем морфофункционального созревания головного мозга детей-северян. Следует сказать, что адаптация церебрального энергообмена у ваготоников, проживающих в Арктическом регионе, характеризуется как успешная, а формирование экологической адаптированности происходит менее затратно для организма [6]. Исходя из этого, исследования и оценку структурно-функционального состояния физиологических функций у человека следует проводить с учетом типа полушарного доминирования. Исследование выполнено при финансовой поддержке конкурса научных проектов «Молодые ученые Поморья» 2019 г. в рамках научного проекта № 18-2019-02а. 36 Экология человека 2019.08 Ментальная экология Авторство Котцова О. Н. внесла существенный вклад в проведение исследования, участвовала в анализе и интерпретации данных, подготовке статьи; Аникина Н. Ю. внесла существенный вклад в проведение исследования, участвовала в анализе и интерпретации данных, подготовке статьи; Грибанов А. В. предложил идею статьи, внес существенный вклад в анализ и интерпретацию данных, подготовил окончательный вариант статьи.

  1. Абрамова Т. Я., Смык А. В., Соловьева И. Г., Демина Д. В., Леонова М. И., Труфакин С. В., Абрамов В. В. Психофизиологические и иммунологические характеристики больных бронхиальной астмой и здоровых мужчин с различной функциональной асимметрией мозга // Медицинская иммунология. 2012. № 1-2. С. 75-80.
  2. Антропова Л. К., Андронникова О. О., Куликов В. Ю., Козлов Л. А. Функциональная асимметрия мозга и индивидуальные психофизиологические особенности человека // Медицина и образование в Сибири. 2011. № 3. C. 4-7.
  3. Безруких М. М. К вопросу о функциональной межполушарной асимметрии и латерализации моторных функций // Актуальные вопросы функциональной межполушарной асимметрии: материалы II Всероссийской научной конференции. М.: НИИ мозга РАМН, 2003. С. 27-28.
  4. Боголепова И. Н., Малофеева Л. И., Свешников А. В., Ловчицкая А. О. Нейронная организация корковых полей как показатель межполушарной асимметрии мозга мужчин и женщин // Асимметрия. 2017. Т. 11, № 3. С. 5-16.
  5. Вартанян И. А. Физиология сенсорных систем. СПб.: Лань, 1999. 153 c.
  6. Волокитина Т. В., Аникина Н. Ю., Котцова О. Н., Грибанов А. В. Проявления экологической адаптированности церебрального энергообмена у молодых жителей арктического региона с различным вегетативным тонусом // Современные проблемы науки и образования. 2018. № 6. URL: http://www.science-education.ru/ru/article/view?id=28335 (дата обращения: 21.12.2018).
  7. Грибанов А. В., Аникина Н. Ю., Котцова О. Н. Распределение церебральных энергетических процессов у молодых людей, постоянно проживающих в Арктическом регионе // Журнал медико-биологических исследований. 2019. № 1. С. 118-123.
  8. Грибанов А. В., Гудков А. Б., Попова О. Н., Крайнова И. Н. Кровообращение и дыхание у школьников в циркумполярных условиях: монография / Сев. (Арктич.) федер. ун-т им. М. В. Ломоносова. Архангельск: САФУ, 2016. 270 с.
  9. Дерягина Л. Е., Цыганок Т. В., Рувинова Л. Г., Гудков А. Б. Психофизиологические свойства личности и особенности регуляции сердечного ритма под влиянием трудовой деятельности // Медицинская техника. 2001. № 3. С. 40-44.
  10. Илюхина В. А. Медленные биоэлектрические процессы головного мозга человека. Л.: Наука, 1977. 184 с.
  11. Илюхина В. А., Ломарев М. П., Кожушко Н. Ю., Бажин Е. Ф. Пороговые критерии асимметрии омега-потенциалов в оценке нарушений психических функций // Физиология человека. 1994. Т. 20, № 1. С. 37-43.
  12. Иовлева Н. Н., Рожкова В. П., Сороко С. И. Особенности формирования пространственных взаимодействий корковых процессов и вегетативной регуляции сердечнососудистой системы у детей-северян с разными типами межполушарной латерализации сенсомоторных функций // Вестник СВНЦ ДВО РАН. 2011. № 1. С. 65-76.
  13. Калинина М. А., Боравова А. И., Галкина Н. С. Изменение уровня антител к фактору роста нервов и межполушарной асимметрии по уровню постоянного потенциала головного мозга у детей из группы высокого риска по шизофрении // Асимметрия. 2010. Т. 4, № 3. С. 14-22.
  14. Лурия А. Р. Высшие корковые функции человека и их нарушение при локальных поражениях мозга. М.: Изд-во МГУ, 1962. С. 431.
  15. Орбели Л. А. Вопросы высшей нервной деятельности. М., Л., 1949. С. 384.
  16. Рожнова К. С. Особенности энергетического обмена мозга у подростков с различным уровнем физической активности в покое и при выполнении функциональных проб // Асимметрия. 2010. Т. 4, № 2. С. 13-61.
  17. Силина Е. А., Евтухт В. Межполушарная асимметрия и индивидуальные различия: монография. Пермь: Перм. гос. пед. университет, 2005. 132 с.
  18. Степанян Л. С., Степанян А. Ю., Григорян В. Г. Межполушарная асимметрия в системной деятельности мозга при коррекции подростковой агрессивности // Асимметрия. 2009. Т. 3, № 2. С. 41-50.
  19. Тамбиев А. Э., Асланян Е. В. Межполушарная функциональная асимметрия у студентов технических и художественных специальностей // Асимметрия. 2016. Т. 10, № 1. С. 24-37.
  20. Фокин В. Ф., Пономарева Н. В. Энергетическая физиология мозга. М.: Антидор, 2003. 288 с.
  21. Фокин В. Ф., Пономарёва Н. В., Кротенкова М. В., Коновалов Р. Н., Танашян М. М., Лагода О. В. Влияние вегетативной нервной системы на динамические свойства функциональной межполушарной асимметрии: материалы конференции «Современные направления исследований функциональной межполушарной асимметрии и пластичности мозга». Москва, 2-3 декабря 2010 года. М.: Научный мир, 2010. С. 543-555.
  22. Фокин В. Ф., Пономарева Н. В., Кротенкова М. В., Коновалов Р. Н., Танашян М. М., Лагода О. В. Факторы, определяющие динамические свойства функциональной межполушарной асимметрии // Асимметрия. 2011. Т. 5, № 1. С. 5-20.
  23. Чувилев Н. В., Мулик А. Б. Межполушарная асимметрия как фактор организации функционального состояния организма // Вестник Волгоградского государственного университета. 2007. № 6. С. 160-162.
  24. Шарова Е. В., Ениколопова Е. В., Зайцев О. С., Болдырева Г. Н., Трошина Е. М., Окнина Л. Б. Прикладные и методологические аспекты функциональной межполушарной асимметрии: руководство по функциональной межполушарной асимметрии. М.: Научный мир, 2009. С.836.
  25. Швыдченко И. Н., Бердичевская Е. М., Тамбовцева А. А., Степукова А. С., Кужильная Ю. А. Реактивность нейтрофилов и уровень провоспалительных цитокинов в плазме крови у спортсменов с разным профилем функциональной асимметрии мозга // Асимметрия. 2015. Т. 9, № 3.С. 14-30.
  26. Шимко И. А., Андреев О. А. Динамика лабильности церебральных УПП и психофизиологических параметров детей 10-11 лет с гетеротипной межполушарной асимметрией в условиях тренировки концентрации внимания // Асимметрия. 2010. Т. 4, № 1. С. 38-53.
  27. Craig A. D. Forebrain emotional asymmetry: a neuroanatomical basis // TRENDS in Cognitive Sciences. 2005. Vol. 9 (12). P 566-571.
  28. Geschwind N. Cerebral dominance in biological perspective // Neuropsychology. 1984. Vol. 22, N 6. P. 675.
  29. Giraldo E., Hinchado M. D., Ortega E. J. Combined activity of post-exercise concentrations of NA and eHsp72 on human neutrophil function: role of cAMP // Cell Physiol. 2013. Vol. 228, N 9. P 1902-1906.
  30. Heller W. Neuropsychological mechanisms of individual differences in emotion. Personality and arousal // Neuropsychology. 1993. Vol. 7. P. 476-489.
  31. Hinchado M. D., Giraldo E., Ortega E. J. Adrenoreceptors are in volved in the stimulation of neutrophils by exerciseinduced circulating concentrations of Hsp72: cAMP as a potential “intracellular danger signal” // Cell. Physiol. 2012. Vol. 227, N 2. P 604-608.
  32. Holmboe K., Nemoda Z., Fearson R. M. P., Sasvari-Szekely M., Johnson M. H. Dopamine D4 receptor and serotonin transporter gene effects on the longitudinal development of infant temperament // Genes, Brain and Behavior. 2011. Vol. 10. P. 513-522.
  33. Jiao X. Y., Shen Y. Q., Li K. S. The correlation between cytokine production by cerebral cortical glial cells and brain lateralization in mice // Neuromodulation. 2008. Vol. 11, N 1. P. 23-32.
  34. Koh K. B., Sohn S.-H., Kang J. I. Relationship between neural activity and immunity in patients with undifferentiated somatoform disorder // Psychiatry Research: Neuroimaging. 2012. Vol. 202, N 3. P 252-256.
  35. Kolb B., Milner B. Observationson spontaneous facial expression after local cerebral excinsions and after intracfrotid injection of Sodium Amital // Neurupsihol. 1981. Vol. 19, N 4. Р 107-116.
  36. Krachsen S. D. Lateralization, lanquage learning, and the critical period : some new evidence // Lanquage Learning. 1975. Vol. 23, N 1. P 63-74.
  37. Lenneberg E. H. Biological foundations of language. New York: Wiley, 1967.
  38. McKeever W. F., Hoemann H. W., Florian V. A., Van Deventer A. D. Evidence of minimal cerebral asymmetries for the processing of English words and American sign language in the congenitally deaf // Neuropsychologia. 1976. Vol. 14. P. 413-423.
  39. McManus I. C., Silk G., Cole D. R., Mellon A. F., Wong J., Kloss J. The development of Handedness in children // British Journal of Developmental Psychology. 1988. Vol. 6, N 3. P. 257-273.
  40. Miller C. L. Qualitative differences among gender-stereotypes toys : Implications for cognitive and social development in girls and boys // Sex Roles. 1987. Vol. 16. P. 473-487.
  41. Neveu P. J. The Production and Effects of Cytokines Depend on Brain Lateralization // Neuroimmune Biology. 2008. Vol. 6. P. 549-563.
  42. Oppenheimer S. M., Gebb A., Girvind P., Hachinski V. C. Cardiovascular effects of human insular cortex stimulation // Neurology. 1992. Vol. 42, N 41. P 1727-1732.
  43. Shen Y.-Q., Hebert G., Moze E., LiK.-S., Neveu P. J. Asymmetrical Distribution of Brain Interleukin-6 Depends on Lateralization in Mice // Neuroimmunomod. 2005. Vol. 12. P. 189-194.
  44. Stenberg G. Personality and the EEG: arousal and emotional arousability // Person, individ. differ. 1992. Vol. 13, N 10. P 1097-1 1 13.
  45. Walsh N. P., Gleeson M., Shephard R. J., ets. Position statement. Part one: Immune function and exercise // Exerc. Immunol.Rev. 2011. Vol. 17. P 6-63.
  46. Wittling W., Block A., Gensel S., Schweiger E. Hemisphere asymmetry in parasympathetic control of the heart // Neuropsychologia. 1998. N 36. P. 461-468.
  47. Xin G., Su Y., Gao Y. L., Zhang H., Wang G. F., Li K.-S. Lipopolysaccharide enhances asymmetrical production of cytokines and nitric oxide by left and right cerebral cortical microglial cells in BALB/C mice // Cell Biochem. Funct. 2011. Vol. 29, N 1. P 50-54.
Cited-By

Article Metrics

PlumX

Dimensions

Refbacks

  • There are currently no refbacks.

почему блондинки «глупые» и как из левшей получаются предсказатели

12:03, 29 июля 2016

Развенчиваем популярные стереотипы о работе мозга вместе с ученым-психологом

Е1.RU продолжает развенчивать разные научные и околонаучные мифы вместе с учёными УрФУ. В прошлых публикациях мы рассказали о растениях-мутантах, выращенных с помощью ГМО, и о том, стоит ли на самом деле их бояться, поговорили о возможности жизни на Марсе и перспективе открытия инопланетной жизни.

На этот раз речь пойдёт о мифах, связанных с мозгом: выясняем, правда ли на нём появляются извилины, когда мы узнаём что-то новое, зависит ли интеллект от объёма серого вещества и цвета волос. Искать ответы на эти вопросы мы отправились в лабораторию мозга и нейрокогнитивного развития в гости к кандидату психологических наук, заведующему кафедрой клинической психологии и психофизиологии департамента психологии УрФУ Сергею Киселёву.

Миф первый: человек использует ресурсы мозга только на 10%

— Это недоказанный факт, есть косвенные предположения, что используются не все ресурсы нашего мозга в связи с тем, что есть люди, у которых наблюдаются так называемые сверхспособности, например, к языкам, математике, музыке. Если сверхспособности есть у некоторых людей, то, возможно, они есть у всех. Отсюда и сделали вывод, что, возможно мы не умеем пользоваться всеми возможностями, — рассказывает Сергей Киселёв. — Но доказательств о том, что это именно так, нет. Эта цифра — 10% — достаточно спекулятивная — кто-то просто решил, что она красиво звучит. Но, если мы не имеем доказательств самого утверждения, то точно не можем ответить, на сколько процентов мы используем возможности мозга.

То, что мы используем не все возможности, подтверждается в стрессовых ситуациях, например, на экзамене. Там используется реально больше ресурсов — вы можете ответить на такой вопрос, на который вы не ответите в состоянии покоя, например, когда проснулись. Стресс, как правило, активизирует возможности организма, в частности мозга. Есть примеры, когда в состоянии стресса человек с легкостью перепрыгивает через высокий забор, проявляет какую-то недюжинную силу.

В нашем организме есть две нервные системы — парасимпатическая и симпатическая, которые запускаются в разных ситуациях. Например, когда надо быстро решить какую-то проблему — на вас бежит тигр — запускается симпатическая система, которая все ресурсы нашего организма активизирует, включая мозг. И на фоне этого состояния человек делает какие-то сложные вещи.

Но это возможно только на короткий период времени. Иначе это может привести к состоянию дистресса, когда организм будет разрушаться, истощаться, в частности, у человека появляются различные психосоматические расстройства, например, язва желудка, гипертония. У студентов, которые таким образом готовятся к экзаменам, это чревато тем, что у них могут появляться такие психосоматические болезни.

Миф второй: повреждения мозга не лечатся

— Это не так. Существует такое понятие, как пластичность мозга. Она меняется с возрастом, у детей она наибольшая, у взрослых меньше. Понятно, что из-за инсульта, черепно-мозговой травмы, опухоли мозг начинает хуже работать. Но иногда после получения травмы могут запускаться процессы перестройки мозга, основанные на его ресурсах. Сейчас поясню на конкретном примере. Если у ребёнка до года удаляют целое полушарие (это рекомендуется делать при наличии у ребёнка очень серьёзной формы эпилепсии, несовместимой с жизнью), то, по идее, это должно привести к тому, что у малыша не будет развиваться речь, потому что за речевую функцию у нас отвечает левое полушарие. Однако, как было показано, у ребёнка в мозге происходит очень сильная перестройка, в результате которой правое полушарие берёт на себя функции недостающего левого полушария. И у ребёнка формируется речь, хотя и на уровне нижней границы, но нормы.

Но если мы такую операцию будем делать позже, после 5, 7, 10 лет, то такой перестройки не произойдёт. У взрослых пластичность тоже существует, но в зрелом мозге запускаются другие механизмы — не пластичности, а компенсации. Мозг так перестраивается, что компенсирует недостающие функции. Другими словами, он иными средствами пытается решить ту же задачу. Например, если слухоречевая память повреждена у человека, то частично может скомпенсировать эту потерю зрительная память.

Тем и хороша живая система, в отличие от неживой. Например, если компьютер сломался, на место поломки надо поставить такую же деталь. Но наш организм построен так, что проблема может быть решена разными средствами, привлечением разных мозговых механизмов. Так, например, происходит после инсульта, когда часть мозговой ткани нарушается. Интересно то, что у мужчин восстановление после инсульта происходит хуже, чем у женщин. Это связано с тем, что у женщин полушария мозга обладают лучшими способностями к компенсации, к передаче функции из повреждённого полушария в сохранное. А у мужчин левое и правое полушария настолько разные, что способности к передаче функций у них очень ограниченные.

— Но принято считать, что нервные клетки не восстанавливаются….

— Долгое время считалось, что нервные клетки не восстанавливаются, однако современные данные говорят о другом. В мозге существуют так называемые преднейроны, которые могут при необходимости превращаться в нейроны, перемещаться и встраиваться в нарушенные нейронные сети, восстанавливая утраченные функции. Эта одна из причин, почему люди после инсульта или других травм могут успешно идти на поправку — как раз за счёт этого резерва. Другой вопрос, что мы не знаем, как происходит этот процесс, и не умеем его контролировать. Если бы мы научились управлять нейронообразованием, это привело бы к революции в лечении травм мозга, но пока мы делать этого не можем.

— От алкоголя клетки мозга умирают?

— На самом деле клетки мозга всё время умирают, алкоголь не является единственным фактором их гибели. От алкоголя клетки могут погибать, но эти потери меньше, чем ежедневная гибель нейронов. А вот если клетки мозга не используются в повседневной деятельности, то это может приводить к их гибели. Известен факт, что если человек до глубокой старости занимается интеллектуальной деятельностью, у него гибель клеток меньше, а значит, не возникает болезнь Альцгеймера — прогрессивное отмирание нейронов. Профилактика этой болезни — интенсивная интеллектуальная деятельность. Профилактика гибели клеток в более молодом возрасте — это постоянное развитие, уменьшение рутинной, однообразной, автоматизированной работы. Если человек занимается одним и тем же делом, не меняя стратегии, задач, то возникает эффект автоматизации, что приводит к деградации мозга. Надо либо менять работу, либо развиваться, усложнять свои задачи, находить новые хобби.

Миф третий: мозг может решать несколько задач одновременно

— Нет. Это иллюзия — человеку кажется, что он одновременно выполняет несколько дел, но исследования показывают, что это невозможно. Каждый раз мозг концентрируется на какой-то одной задаче, но при этом может быстро переключаться с одной деятельности на другую. При этом нам может казаться, что мы решаем несколько задач. У кого-то это переключение происходит быстрее, у кого-то медленнее. Способность к переключению у разных людей развита в разной степени. Например, есть предположение, что у сангвиников эта способность лучше развита, чем у флегматиков.

— Есть утверждение, что женщина может думать о нескольких вещах одновременно, а мужчина только об одном… Простой пример с магазином: муж не может запомнить 5 наименований, а жена может…

— Это зависит от рода деятельности. Понятно, что для мужчин поход в магазин — это не их естественная деятельность. А если женщине дать задание, которое больше естественно для мужчин, например, ремонт автомобиля, то надо ещё посмотреть, кто справится быстрее и лучше. В процессе эволюционного развития у мужчин и женщин были разные роли, поэтому в чём-то более успешны мужчины, в чём-то женщины.

Миф четвёртый: чем больше человек узнаёт, тем больше извилин появляется у него на мозге

— Извилины на мозге у человека есть с рождения, с возрастом их больше не становится. Степень интеллектуальных возможностей не зависят от их количества, даже от массы мозга не зависят. Известны случаи, когда люди с низким объёмом мозга обладали высоким интеллектом и наоборот. Классический пример, мозг французского писателя Анатоля Франса весил немногим более килограмма, а мозг Ивана Тургенева — около 2 килограммов. Разница в два раза, но это не значит, что Франс был глупее, чем Тургенев. Дело не в массе, не в количестве извилин, а в связях между нейронами. Информация хранится и обрабатывается в нейронных сетях, и чем больше развиты эти нейронные сети, тем выше способность мозга к анализу, синтезу и обработке информации.

— Ещё часто говорят: ты глупый — у тебя мало серого вещества, действительно есть взаимосвязь?

— Серое вещество мозга — это нейроны, белое вещество — это их отростки, волокна, которые обеспечивают связи межу нейронами. Степень интеллекта зависит не от количества нейронов, а от количества связей между ними. Если даже у вас мало нейронов, но много связей между ними, то вы, скорее всего, будете умнее того человека, у которого нейронов много, а связей мало. Обработка информации происходит в нейронных сетях. Один нейрон может создавать до 10 тысяч связей с другими нейронами, а может только несколько. Поэтому лучше говорить — чем больше белого вещества, тем человек умнее.

— А вообще, степень интеллектуальных способностей заложена с рождения, или, при желании, можно «прыгнуть выше головы»?

— Любая психическая функция и не только психическая — это результат взаимодействия генов и среды. Гены передаются вам от родителей. При этом установлено, что на какие-то признаки больше влияет среда — садик, программы, по которым вы учились, а на какие-то — гены. Если взять интеллект, то было доказано, что он только на 40% определяется средой, а на 60% — генами. Но, если говорить о креативных способностях, то оказывается, они больше определяются средой, чем генами.

— А что касается стереотипа о «глупых блондинках»?

— Есть в мире миф, что блондинки глупые. И, когда мы начинаем общаться с блондинкой, то хочешь не хочешь, мы начинаем проецировать на неё, что она не может быть умной, мы начинаем общаться с ней с определённой установкой. А почему мы блондинок стали называть глупыми…? Наверно, это как-то связано с историей, культурой, но пока научного обоснования феномена «блондинки» нет.

Миф пятый: всех людей по способностям можно разделить на физиков и лириков

— Есть ещё одно расхожее утверждение, что правое полушарие отвечает за рациональность, а левое за творчество. Это не совсем так. Когда мы начнём рассуждать, что такое рациональное, что такое творческое, то увидим, что это очень сложные феномены, которые не могут быть реализованы только каким-то одним полушарием. Полушария отличаются не по видам психической деятельности, а по механизмам обработки информации.

Например, в левом полушарии используются такие механизмы, как анализ, последовательность в обработке информации. В правом полушарии — противоположная стратегия: если в левом анализ, то в правом синтез, если в левом последовательная обработка информации, то в правом одновременная. Полушария отличаются именно по механизму обработки информации, но не по виду деятельности — творческой, математической. Разные виды деятельности включают в мозге разные механизмы. Математическая в большей степени ориентируется на анализ информации, поэтому, видимо, люди, у которых больше развито левое полушарие, больше склонны к математической деятельности, а люди с художественным уклоном более целостно воспринимают действительность, а это как раз функции правого полушария.

Вы сейчас смотрите на меня, и ваше левое полушарие анализирует отдельные детали моего лица: цвет глаз, форму губ, бровей. А правое в это время синтезирует эти отдельные детали в целостный образ. И это происходит одновременно. Вы, когда первый раз меня увидели, на что больше обратили внимание? На детали моего лица или целостный образ? Если на целостный, это говорит о том, что у вас, возможно, более доминирует правое полушарие, а если заметили детали, то левое полушарие. Приведу ещё одну аналогию на эту тему: при взгляде на картинку с изображением леса кто-то за деревьями не видит лес, а кто-то за лесом не замечает деревьев.

Миф шестой: левши — более творческие люди

— Наш мир в основном состоит из правшей, и, когда мы сталкиваемся с левшой, то воспринимаем его как что-то нестандартное. Их поведение и ход мыслей нас удивляет. Левши могут демонстрировать нестандартные решения. Возможно, левши существуют в человеческой популяции для того, чтобы привносить нестандартность, а значит новизну и креативность в наш «правый мир». В последнее время леворуких детей становится больше, потому что их перестали переучивать. На самом деле, истинных левшей немного.

Левшество — это феномен не только доминирования левой руки. Если говорить о 100% левше — это человек, у которого по-другому устроен мозг, в котором зоны речи находятся не в левом, а в правом полушарии. Среди леворуких людей только у 25% мозг «левши», у остальных функции распределены по полушариям так же, как и у праворуких.

Как понять, что у ребёнка левый мозг? Попробовать его переучить. Если он не истинный левша, переучивание произойдёт легко, а, если у вас истинный левша, то для него это будет очень тяжело и даже невозможно. Истинное левшество ещё можно определить с помощью аппаратурных методов, например, функциональной томографии. Если она нам показывает, что у человека во время восприятия речи больше активно правое полушарие, то мы делаем вывод о том, что перед нами истинный левша.

Есть обоснованное предположение, что для левшей характерно зеркальное восприятие пространства и времени. Левша, вынужденный жить в мире правшей, постепенно обучается воспринимать мир по законам правого мира, где, в частности, время течёт из прошлого в будущее. Но во время стресса, перегрузок, транса, у истинных левшей начинают проявляться феномены зеркальности в письме, речи, например, пилот самолёта начинает воспринимать крен самолёта влево как крен вправо. У левши в таком состоянии начинает проявляться феномен восприятия обратного течения времени, возникает эффект, будто бы он знает, что будет впереди, потому что мозг обрабатывает информацию в обратную сторону по стреле времени. Поэтому среди предсказателей много левшей, в состоянии стресса или транса у них мозг начинает работать по врождённому механизму, у них возникает ощущение, что время течёт в обратную сторону, и им кажется, что они знают, что будет в будущем. Свои убеждения они начинают передавать людям. И чем убедительнее они говорят, тем больше им верят люди.

После беседы с учёным отправляемся в самое сердце лаборатории, туда, где проводятся различные исследования мозга. Они ведутся с помощью нескольких приборов — видеорегистратора поведения, электроэнцефалографа, системы фотограмметрии и айтрекера.

Комната с видеорегистратором поведения представляет собой помещение с ярким детским ковриком, по углам расположены четыре камеры. Здесь учёные тщательно наблюдают за ребёнком, пока он выполняет разные задания и общается с родителями. Это позволяет, например, заметить у малыша ранние маркеры аутизма или другие расстройства развития, связанные с отклонением в созревании мозга.

— Мы смотрим на рефлексы ребёнка, как он лежит, двигается. Некоторые проблемы в развитии начинают формироваться очень рано. Это сигналы о том, что у ребёнка, например, есть склонность к аутизму. Наиболее ярко симптомы аутизма начинают проявляться после двух-трёх лет, а ранние маркеры аутизма можно распознать уже с 5 месяцев, — рассказывает наш эксперт.

Следующий пункт — помещение, где проводится электроэнцефалографическое исследование. То самое исследование, которое, в том числе, позволяет определить, «левый» мозг у ребёнка или нет. Для этого на малыша надевается особая шапочка с 128 датчиками, она соединена со специальным блоком, который передаёт на компьютер данные об активности мозга.

Для повышения точности исследования используют систему фотограмметрии — купол со встроенными 11 камерами.

— Они снимают голову ребёнка с 11 разных позиций, позволяют создать объёмную модель шапочки в координатах, чтобы каждый датчик располагался на положенном месте. Система фотограмметрии нужна для лучшей локализации активности в мозге, — пояснила нам сотрудница лаборатории мозга Надежда Павлова.

Ещё один прибор, который используется для исследования работы мозга и анализа поведения — это айтрекер. Исследование происходит следующим образом — на экран выводится видеоролик, на котором раз в несколько секунд меняются предметы. Прибор отслеживает, куда падает взгляд ребёнка, как он рассматривает картинку, на что больше обращает внимание. Полученные данные также позволяют делать вывод о том, как работает его мозг, есть ли у него какие-то особенности, например, связанные с аутизмом.

В лаборатории мозга реализуется много проектов, которые финансируются различными грантами. Сейчас учёные разработали и подали на грант проект, созданный совместно с известным шведским учёным из университета Упсалы, профессором Фон Хофстеном. Проект связан с исследованием раннего развития детей, который позволит внести вклад в раскрытие тайны развития мозга и психики ребёнка в самые первые месяцы и годы его жизни.

Ирина Ахметшина, материал портала E1.ru

Уральский федеральный университет (УрФУ) — один из ведущих вузов России со столетней историей. Расположен в Екатеринбурге — столице Всемирных летних студенческих игр 2023 года. В Год науки и технологий примет участие в конкурсе по программе «Приоритет–2030». Вуз выполняет функции проектного офиса Уральского межрегионального научно-образовательного центра мирового уровня (НОЦ).

Как мозг перекраивает сам себя — Bird In Flight

Фитнес для мозга

Обучение и опыт изменяют структуру мозга. Многочисленные исследования определили, что освоение нового языка, спортивные тренировки и занятия музыкой приводят к увеличению плотности серого вещества в определенных зонах мозга. Наиболее известное исследование было посвящено лондонским таксистам. Будущие кэбби в течение 3-4 лет проходят интенсивное обучение и запоминают расположение улиц британской столицы. Исследователи Университетского колледжа Лондона выяснили, что у таксистов увеличивается плотность серого вещества в заднем отделе гиппокампа — части мозга, связанной с ориентацией в пространстве. Обучение повышает количество нейронных связей. В результате роста числа связей нейроны «расступаются в стороны», что вызывает увеличение объема и плотности мозга.

Изменения в гиппокампе теоретически могут быть связаны с образованием новых клеток — нейрогенезисом. Раньше считалось, что у взрослых людей «нервные клетки не восстанавливаются». Впервые нейрогенезис в гиппокампе был обнаружен в 1998 году Фредериком Гейджем и Питером Эрикссоном с помощью специального маркера, который светится в момент формирования нейрона. Исследование шведских ученых выяснило, что в гиппокампе ежедневно образуется 700 нейронов, и этот показатель мало снижается с возрастом. Увы, пока наука не располагает знаниями о пользе и значении нейрогенезиса у взрослых людей. Интересный факт: в экспериментах на мышах было установлено, что флуоксетин («Прозак») и подобные антидепрессанты стимулируют нейрогенезис в гиппокампе. Также известно, что депрессия сопровождается уменьшением объема гиппокампа. Можно предположить, что нарушение нейрогенезиса в этой области мозга связано с развитием депрессии, но пока это только догадка.

В конце прошлого столетия нейропластичность стала популярным и многообещающим трендом. На рынке появились программные продукты для «тренировки мозга». С 1996 года и до настоящего времени Scientific Learning Corporation выпускает программу Fast ForWord, предназначенную для обучения детей с дислексией — нарушением способности к овладению навыками чтения и письма. Posit Science предлагает систему онлайн-тренировок BrainHQ, которая, как утверждают создатели, помогает улучшить концентрацию внимания, память, скорость мышления. Десятки других компаний продают видеоигры, гаджеты и приложения для смартфонов, которые якобы тренируют мозг и предотвращают возрастное угасание когнитивных способностей. Но многие эксперты сомневаются в эффективности подобных программ. В 2014-м около 70 ученых из Стэнфордского университета и других организаций опубликовали заявление о том, что польза «тренировок для мозга» для пожилых людей на самом деле не доказана. А спустя год Федеральная торговая комиссия США оштрафовала компанию Lumosity на 2 миллиона долларов за то, что та вводит пользователей в заблуждение описанием преимуществ ее продуктов.

Польза «тренировок для мозга» для пожилых людей на самом деле не доказана.

Нейропластичность — не волшебная таблетка. «Перепрограммирование» мозга требует больших усилий и длительных тренировок; нейропластичность зависит от возраста и индивидуальных особенностей. Пока идут научные дискуссии, обычному человеку стоит помнить: неиспользуемые нейронные связи распадаются. Возможно, возрастное ослабление когнитивных функций обусловлено не биологическими причинами, а человеческой ленью, рутиной или ужесточением приоритетов. Мы меньше учимся, реже пробуем новые виды деятельности. Мозг способен перекраивать себя, только пока мы сами готовы к переменам.

Различиях между мужским и женским мозгом.Факты

Ученые считают, что 20% мужчин имеют женский мозг, а 10% женщин — мужской, конечно, с множеством индивидуальных различий. Например, женщины слышат вдвое лучше (в 2,3 раза), чем мужчины. Женщины слышат, что мужчина кричит (и думают, что он зол), тогда как у мужчин создается ощущение, что он говорят в доверительной манере, даже с неким оттенком участия.

Женщина слышит говорящего с помощью обоих полушарий (левого и правого), тогда как мужчина — преимущественно с помощью левого полушария, с участием вербального, логического мышления и, следовательно, критически. У женщин — более тесные связи между двумя полушариями мозга, что позволяет решать одновременно несколько задач, и речь мужчины им кажется эмоционально окрашенной, субъективно осознанной через их желания и тревоги, пропущенной сквозь этические или социальные ценности. Они слышат, что мужчина говорит, но еще больше чувствуют, как он это делает, ощущая тембр мужского голоса, ритм его дыхания, его предполагаемые чувства.

Левое полушарие мозга более развито у женщин, а правое (так называемое эмоциональное) — у мужчин. Это противоречит тому, что думают обыватели (а иногда даже психотерапевты). Значит, женщина более вовлечена в вербальное участие и коммуникацию, тогда как мужчина больше подготовлен к действию и конкуренции.

Уже в детском саду девочки разговаривают в 4 раза больше, чем мальчики. Мальчики шумят и дерутся в 10 раз чаще, чем девочки (в среднем 5 мин против 30 сек). В 9-летнем возрасте девочки опережают мальчиков в развитии на 18 месяцев. Взрослые женщины тратят в среднем 20 минут на каждый телефонный разговор, мужчины — 6 минут и только для того, чтобы передать необходимую или срочную информацию. Женщине необходимо поделиться своими мыслями, чувствами, эмоциями, тогда как мужчина сдерживает и контролирует эмоции, пытаясь найти решение.

Муж прерывает жену, чтобы предложить решение, а у жены создается ощущение, что он ее не слушает. Фактически же мужчины более эмоциональны, чем женщины, но они меньше выражают свои эмоции, и этим не следует пренебрегать в супружеской жизни. Для женщины более важно время, за это отвечает левое полушарие. Мужчине важнее пространство, и тут играет важную роль правое полушарие. Преимущество мужчины при испытаниях в объемном пространственном действии — огромно, начиная с детства.

Женщина находит дорогу по конкретным маркерам, превосходя мужчину в запоминании или определении конкретных объектов. Мужчина оперирует абстрактными понятиями — он способен импровизировать, «срезать путь, чтобы добраться до своего автомобиля или отеля».

Считается, что женщина более чувствительна, но не эмоциональна. У нее очень хорошо развит слух, вот почему важное значение имеют для нее нежные слова, тембр голоса, музыка и т. п. Более развита у нее тактильная чувствительность — на коже женщины находится в 10 раз больше, чем у мужчины, рецепторов, чувствительных к прикосновению. Кроме того, окситоцин и пролактин (гормоны привязанности и ласки) усиливают ее потребность в прикосновении и ласке.

Что касается зрения, то у мужчин оно более развито и более эротизировано — отсюда их интерес и возбуждение, вызываемые одеждой, макияжем, ювелирными украшениями, наготой, порнографическими журналами. Однако у женщин лучше развита зрительная память (на лица, порядок расположения предметов, форму объектов и т. д.).

Фундаментальные различия между мужчиной и женщиной объясняют естественным отбором в течение более миллиона лет эволюции человеческого вида. Мужчина приспособлен к охоте на больших пространствах и расстояниях (а также к борьбе и войне между племенами). Обычно ему приходилось вести молчаливое преследование добычи, иногда в течение нескольких дней, а затем находить дорогу обратно в свою пещеру (ориентация). В давние времена вербальный обмен был очень незначительным, подсчитано, что доисторический человек за всю жизнь встречал не более 150 людей. В течение того же периода времени мозг женщины приспособился к выполнению ее основного назначения — воспитания детей, что требовало вербального общения. Исходя из этого, на биологическом уровне мужчина запрограммирован на конкуренцию, женщина — на сотрудничество.

Эти различия закладываются в течение самых первых недель внутриутробной жизни, и на них очень незначительно воздействуют в дальнейшем образование и культура. Сегодня считают, что наша личность детерминирована и определена на треть наследственностью, на треть — внутриутробной жизнью. Личность определяется на треть и приобретенными знаниями, на что влияют культурная среда, уровень образования, воспитание, случайные обстоятельства.

Когда мяч лежит на земле, мальчики бьют по нему ногой, а девочки берут в руки и прижимают к груди. Это происходит непроизвольно и имеет непосредственное отношение к гормонам.

Преодолеваем стереотипы: пять мифов об интеллекте и мышлении

Мно­гие рас­про­стра­нен­ные опре­де­ле­ния ин­тел­лек­та ан­ти­на­уч­ны. Мы ве­рим, что ко­гни­тив­ные спо­соб­но­сти мож­но из­ме­рить с по­мо­щью IQ-те­ста, ма­те­ма­ти­че­ское мыш­ле­ние при­су­ще лю­дям с бо­лее раз­ви­тым ле­вым по­лу­ша­ри­ем, муж­ское и жен­ское мыш­ле­ние от­ли­ча­ют­ся, а хо­ро­ше­му ли­де­ру необ­хо­ди­мо про­ка­чать эмо­ци­о­наль­ный ин­тел­лект. Что из это­го прав­да, а что — миф? Раз­би­ра­ем­ся с по­пу­ляр­ны­ми тео­ри­я­ми об ин­тел­лек­те и мыш­ле­нии.

Фи­зи­ки и ли­ри­ки

Ги­по­те­за о раз­ли­чи­ях пра­вой и ле­вой ча­сти моз­га при­шла из на­у­ки, но в по­пу­ляр­ном из­ло­же­нии тео­рию из­ряд­но ис­ка­зи­ли и са­мое глав­ное — из нее вы­па­ла часть, свя­зан­ная с изу­че­ни­ем эпи­леп­сии.

Все на­ча­лось в 1960–1970 годы с ис­сле­до­ва­ния уче­но­го Род­же­ра Спер­ри и его сту­ден­та Майк­ла Га­з­за­ни­ги, ко­то­рое впо­след­ствии при­нес­ло Спер­ри Но­бе­лев­скую пре­мию в 1981 году. Спер­ри и Га­з­за­ни­ги за­ин­те­ре­со­ва­лись экс­пе­ри­мен­таль­ной ме­то­ди­кой ле­че­ния эпи­леп­сии, при­ду­ман­ной хи­рур­гом Уил­льям ван Ва­ге­не­ном. Врач фраг­мен­тар­но разъ­еди­нял связь меж­ду ле­вой и пра­вой по­ло­ви­ной моз­га, осу­ществ­ля­е­мую за счет мо­зо­ли­сто­го тела че­ре­па. Ван Ва­ге­нен утвер­ждал, что ум­ствен­ные спо­соб­но­сти и по­ве­де­ние па­ци­ен­тов, в це­лом, оста­ва­лись преж­ни­ми. Од­на­ко Спер­ри, про­ве­дя осмотр боль­ных, об­на­ру­жил неко­то­рые спе­ци­фи­че­ские из­ме­не­ния: часть па­ци­ен­тов не мог­ли на­звать вещи, за рас­по­зна­ва­ние ко­то­рых была от­вет­ствен­на пра­вая часть моз­га, но узна­ва­ли пред­ме­ты, за ко­то­рые от­ве­ча­ла ле­вая. Про­дол­жив свои на­блю­де­ния, Спер­ри при­шел к за­клю­че­нию, что за речь от­вет­ствен­на ле­вая часть моз­га. Так, за ле­вой по­ло­ви­ной за­кре­пи­лась функ­ция кон­тро­ля язы­ка и ло­ги­ки, а за пра­вой — ви­зу­аль­ное вос­при­я­тие и ори­ен­ти­ро­ва­ние в про­стран­стве.

Со вре­ме­нем, в мас­со­вой куль­ту­ре укре­пи­лась идея о том, что каж­дая по­ло­ви­на моз­га от­ве­ча­ет за свой тип мыш­ле­ния. При этом, у лю­дей бо­лее раз­ви­то одно из по­лу­ша­рий: если это ле­вое, то та­кой че­ло­век луч­ше справ­ля­ет­ся с ма­те­ма­ти­кой, ра­ци­о­наль­ным мыш­ле­ни­ем и ло­ги­кой; если это пра­вое — то че­ло­ве­ку при­су­ще твор­че­ское мыш­ле­ние, и он скло­нен к им­про­ви­за­ции.

Бо­лее позд­ние ис­сле­до­ва­ния до­ка­за­ли, что ди­хо­то­мия по­лу­ша­рий пре­уве­ли­че­на. Для ма­те­ма­ти­че­ских же за­дач и во­все прин­ци­пи­аль­на связь меж­ду по­ло­ви­на­ми моз­га. Чем слож­нее за­да­ча — ма­те­ма­ти­че­ская или лю­бая дру­гая — тем боль­шее зна­че­ние при­об­ре­та­ет об­мен ин­фор­ма­ци­ей меж­ду дву­мя по­ло­ви­на­ми моз­га, в этом со­гла­ша­ют­ся со­вре­мен­ные уче­ные.

На­уч­ный жур­на­лист Карл Цим­мер по­яс­ня­ет, что в по­пу­ляр­ной пси­хо­ло­гии упус­ка­ют­ся осо­бен­но­сти вза­и­мо­дей­ствия меж­ду ле­вым и пра­вым по­лу­ша­ри­ем. К при­ме­ру, ле­вое по­лу­ша­рие спе­ци­а­лиз­ру­ет­ся на рас­по­зна­ва­нии зву­ков, из ко­то­рых скла­ды­ва­ют­ся сло­ва, и син­так­си­се фра­зы, но у него нет мо­но­по­лии на об­ра­бот­ку речи. А пра­вое по­лу­ша­рие по­мо­га­ет рас­по­зна­вать ин­то­на­цию, ритм и вы­ра­же­ние, с ко­то­рым про­из­но­сит­ся фра­за.

Для по­ни­ма­ния речи со­бе­сед­ни­ка нам не обой­тись без за­дей­ство­ва­ния обе­их по­ло­вин моз­га.

Эмо­ци­о­наль­ный ин­тел­лект

По­ня­тие «эмо­ци­о­наль­но­го ин­тел­лек­та» по­пу­ля­ри­зи­ро­вал жур­на­лист Дэни­ел Го­ул­ман в 1995 году, под­хва­тив тер­мин, пред­ло­жен­ный ра­нее дву­мя пси­хо­ло­га­ми Джо­ном Май­е­ром и Пи­те­ром Са­ло­вей. В опре­де­ле­ние ЭИ (эмо­ци­о­наль­но­го ин­тел­лек­та) вхо­дит спо­соб­ность рас­по­зна­вать чу­жие эмо­ции и по­ни­мать свои, уме­ние раз­ли­чать раз­ные типы эмо­ций и при­ме­нять эти зна­ния на прак­ти­ке.

Тра­ди­ци­он­ное пред­став­ле­ние об эмо­ци­о­наль­ном ин­тел­лек­те ос­но­ва­но на двух пред­по­ло­же­ни­ях:

  1. Мож­но на­учить­ся точ­но опре­де­лять эмо­ции дру­го­го че­ло­ве­ка.
  2. Эмо­ции — это непо­сред­ствен­ная ре­ак­ция на внеш­ние со­бы­тия, и, при же­ла­нии, они под­да­ют­ся объ­яс­не­нию и кон­тро­лю.

Лиза Фел­д­ман Ба­ретт, док­тор пси­хо­ло­гии и ав­тор кни­ги «Как со­зда­ют­ся эмо­ции: сек­рет­ная жизнь моз­га» объ­яс­ня­ет в сво­ей ста­тье, по­че­му вос­при­я­тие эмо­ций как неко­го на­бо­ра уни­вер­саль­ных со­сто­я­ний (злость, оби­да, за­висть, ра­дость и т. п.) оши­боч­но. Ба­ретт уве­ре­на: за­ра­нее за­го­тов­лен­ные шаб­ло­ны лишь за­ве­дут нас в ту­пик; чем боль­ше мы тре­ни­ру­ем­ся ви­деть но­вые, необыч­ные мо­де­ли по­ве­де­ния — тем луч­ше.

Впро­чем, у ис­сле­до­ва­те­лей есть и ряд дру­гих пре­тен­зий к тео­рии эмо­ци­о­наль­но­го ин­тел­лек­та:

  • Боль­шин­ство опре­де­ле­ний эмо­ци­о­наль­но­го ин­тел­лек­та слиш­ком об­те­ка­е­мы и гре­шат обоб­ще­ни­я­ми, по­это­му их едва ли мож­но при­ме­нять в на­уч­ном кон­тек­сте. Бо­лее того, они пе­ре­се­ка­ют­ся с неко­то­ры­ми дру­ги­ми кон­струк­та­ми из об­ла­сти пси­хо­ло­гии, на­при­мер, с те­ста­ми на пси­хо­тип.
  • Так как не су­ще­ству­ет чет­ко­го опре­де­ле­ния эмо­ци­о­наль­но­го ин­тел­лек­та, то неяс­но, воз­мож­но ли его от­не­сти к ко­гни­тив­ным ха­рак­те­ри­сти­кам, спо­соб­но­стям, ко­то­рым обу­ча­ют­ся, врож­ден­ным зна­ни­ям и на­вы­кам или при­об­ре­тен­ным чер­там.
  • Учи­ты­вая преды­ду­щие пунк­ты, слож­но ска­зать, как из­ме­рить или оце­нить эмо­ци­о­наль­ный ин­тел­лект. В за­ви­си­мо­сти от опре­де­ле­ния, спо­со­бы те­сти­ро­ва­ния или изу­че­ния бу­дут раз­ны­ми.

Как на­счет мно­го­чис­лен­ных те­стов, со­здан­ных для из­ме­ре­ния ЭИ, и тек­стов о том, по­че­му успеш­ным ру­ко­во­ди­те­лям нуж­но раз­ви­вать эмо­ци­о­наль­ный ин­тел­лект? Та­кие те­сты ско­рее мож­но от­не­сти к ин­ду­стрии раз­вле­че­ний, чем к на­у­ке. Уже к 2004 году бла­го­да­ря мета-ис­сле­до­ва­нию аме­ри­кан­ских пси­хо­ло­гов ста­ло ясно, что кор­ре­ля­ции меж­ду про­дук­тив­но­стью на ра­бо­те и эмо­ци­о­наль­ным ин­тел­лек­том ста­ти­сти­че­ски незна­чи­тель­на.

К сло­ву, сам Го­ул­ман не ожи­дал, что его кни­га при­об­ре­тет та­кой ши­ро­кий ре­зо­нанс — в осо­бен­но­сти, в сфе­ре ме­недж­мен­та и ка­рьер­ных со­ве­тов. По мне­нию жур­на­ли­ста, неко­то­рые ав­то­ры ста­тей де­ла­ют за­яв­ле­ния о важ­но­сти эмо­ци­о­наль­но­го ин­тел­лек­та для раз­ви­тия ка­рье­ры и ли­дер­ских ка­честв, без­осно­ва­тель­но и ис­ка­жая из­на­чаль­ную идею ав­то­ра.

IQ-тест по­ка­зы­ва­ет уро­вень ин­тел­лек­та

Тест на опре­де­ле­ние ко­эф­фи­ци­ен­та ин­тел­лек­та вы­зы­ва­ет мно­же­ство спо­ров. Одни го­во­рят, что в нем не учи­ты­ва­ют­ся раз­ли­чия, при­су­щие раз­ным куль­ту­рам, из-за чего у бе­лых ев­ро­пей­цев ре­зуль­та­ты все­гда бу­дут выше. Дру­гие об­ра­ща­ют вни­ма­ние на раз­ни­цу меж­ду си­ту­а­ци­ей про­хож­де­ния те­ста и по­ве­де­ния че­ло­ве­ка в дей­стви­тель­но­сти — это на­по­ми­на­ет ар­гу­мент об огра­ни­чен­но­сти дан­ных, по­лу­чен­ных в ла­бо­ра­тор­ных усло­ви­ях. Впро­чем, глав­ная про­бле­ма кро­ет­ся в дру­гом.

Тест Стэн­форд — Бине, один из наи­бо­лее по­пу­ляр­ных те­стов на опре­де­ле­ние ко­эф­фи­ци­ен­та IQ, пред­по­ла­га­ет, что всю со­во­куп­ность раз­лич­ных на­вы­ков и ум­ствен­ных спо­соб­но­стей мож­но сум­ми­ро­вать и вы­ра­зить че­рез еди­ный по­ка­за­тель. На­уч­ный жур­на­лист Род­жер Хай­филд обос­но­ван­но счи­та­ет та­кое обоб­ще­ние нена­уч­ным и бес­смыс­лен­ным. До сих пор не су­ще­ству­ет уни­вер­саль­но­го опре­де­ле­ния ин­тел­лек­та, од­на­ко мы мо­жем из­ме­рить неко­то­рые из ко­гни­тив­ных спо­соб­но­стей. Та­кие как крат­ко­вре­мен­ная па­мять, ло­ги­че­ское мыш­ле­ние, линг­ви­сти­че­ские на­вы­ки и ряд дру­гих. Хай­филд и его кол­ле­ги вы­яс­ни­ли, что как ми­ни­мум эти три типа мыш­ле­ния ак­ти­ви­зи­ру­ют­ся в моз­ге неза­ви­си­мо друг от дру­га. И про­стое сло­же­ние ак­тив­но­сти того или ино­го ре­ги­о­на моз­га не спо­соб­но от­ра­зить ре­аль­ную кар­ти­ну ко­гни­тив­ных про­цес­сов, про­ис­хо­дя­щих в на­ших го­ло­вах.

Мы ис­поль­зу­ем 10% сво­е­го моз­га

Миф о том, что мы обыч­но за­дей­ству­ем лишь 10% сво­е­го моз­га, поль­зу­ет­ся осо­бой по­пу­ляр­но­стью в мас­со­вой куль­ту­ре и су­ще­ству­ет едва ли не с на­ча­ла XX века. Бла­го­да­ря нему лег­ко пред­ста­вить, буд­то в каж­дом из нас дрем­лет су­пер­ге­рой, ко­то­ро­го мож­но раз­бу­дить при же­ла­нии и опре­де­лен­ной тре­ни­ров­ке. На этом сю­же­те, в част­но­сти, спе­ку­ли­ру­ет Люк Бес­сон в сво­ем филь­ме «Люси», где глав­ная ге­ро­и­ня ока­зы­ва­ет­ся спо­соб­на управ­лять всем объ­е­мом и по­тен­ци­а­лом сво­е­го моз­га. К той же идее неред­ко при­бе­га­ют ав­то­ры про­грамм по са­мо­раз­ви­тию и са­мо­про­воз­гла­шен­ные лайф­ко­учи.

До­ка­зать ан­ти­на­уч­ную при­ро­ду этой тео­рии мож­но несколь­ки­ми спо­со­ба­ми. К при­ме­ру, сним­ки, сде­лан­ные с по­мо­щью по­зи­трон­но-эмис­си­он­ной то­мо­гра­фии, по­ка­зы­ва­ют, что во вре­мя вы­пол­не­ния раз­ных ко­гни­тив­ных за­дач ак­ти­ви­ру­ет­ся бОль­шая часть моз­га.

С точ­ки зре­ния эво­лю­ции, тео­рия так­же зву­чит неубе­ди­тель­но: за­чем че­ло­ве­ку ну­жен та­кой огром­ный мозг, если 90% объ­е­ма — не функ­ци­о­наль­но, при этом на под­дер­жа­ние его жиз­ни ухо­дит мно­го энер­гии.

Кро­ме того, будь этот миф прав­дой, люди, часть моз­га ко­то­рых по­стра­да­ла в ре­зуль­та­те несчаст­но­го слу­чая или бо­лез­ни, не за­ме­ти­ли бы осо­бен­ной раз­ни­цы в сво­ем по­ве­де­нии и са­мо­чув­ствии по­сле ин­ци­ден­та. В дей­стви­тель­но­сти же, увы, по­чти ни один слу­чай по­вре­жде­ния моз­га не оста­ет­ся без по­след­ствий для че­ло­ве­ка.

Муж­ской мозг от­ли­ча­ет­ся от жен­ско­го

В сво­ей недав­ней кни­ге «Ген­дер­ный мозг» Джи­на Рип­пон, спе­ци­а­лист по ко­гни­тив­ной ней­ро­ви­зу­а­ли­за­ции, раз­об­ла­ча­ет из­вест­ный сте­рео­тип о муж­ском и жен­ском типе мыш­ле­ния.

Цен­траль­ная мысль Рип­пон стро­ит­ся во­круг со­ци­аль­ной и куль­тур­ной при­ро­ды мифа. Как ни груст­но это осо­зна­вать, пока об­ще­ство и до­ми­ни­ру­ю­щая куль­ту­ра про­из­во­дит, а не по­дав­ля­ет ген­дер­ные кли­ше, из­ба­вить­ся от псев­до­на­уч­ных тео­рий, по­доб­ных идее о ген­дер­ном моз­ге, крайне слож­но. Ав­тор кни­ги при­зна­ет­ся, что ее соб­ствен­ное ис­сле­до­ва­ние было по­пыт­кой об­на­ру­жить раз­ли­чия меж­ду муж­ским и жен­ским моз­гом. Лишь со­по­ста­вив дан­ные несколь­ких на­уч­ных тру­дов, Рип­пон была го­то­ва при­знать аб­со­лют­ную несо­сто­я­тель­ность мифа.

Одна из по­след­них на­хо­док, поз­во­ля­ю­щих раз­об­ла­чить тео­рию ген­дер­но­го мифа, — тот факт, что наш мозг ме­ня­ет­ся на про­тя­же­нии жиз­ни. На воз­ник­но­ве­ние но­вых ней­рон­ных свя­зей вли­я­ет не толь­ко об­ра­зо­ва­ние, но и наша ра­бо­та, хоб­би, при­выч­ки и за­ня­тия спор­том. Та­ким об­ра­зом, с точ­ки зре­ния раз­ли­чия меж­ду моз­гом раз­ных лю­дей, жиз­нен­ный опыт име­ет го­раз­до боль­шее зна­че­ние, чем пол. Мозг мос­ков­ско­го до­став­щи­ка еды бу­дет силь­но от­ли­чать­ся от моз­га бра­зиль­ско­го фут­бо­ли­ста и от моз­га нью-йорк­ско­го так­си­ста на пен­сии.

Рип­пон го­во­рит, что идея муж­ско­го или жен­ско­го моз­га под­ра­зу­ме­ва­ет го­мо­ген­ность, ста­тич­ность и ти­пи­за­цию мыш­ле­ния. Слов­но все муж­чи­ны по­хо­жи друг на дру­га. В то вре­мя как прин­цип пла­стич­но­сти моз­га утвер­жда­ет несо­сто­я­тель­ность кон­флик­та меж­ду при­ро­дой и вос­пи­та­ни­ем.

До того, как левое полушарие стало логическим, оно было мужским | Управление науки и общества

Недавно я бросила математическую задачу по софтболу одной из своих подруг, и она ответила: «Я не знаю, я никогда не была хороша в математике. Я больше склоняюсь к правому полушарию, чем к левому «. Идея о том, что у некоторых из нас доминирует левое полушарие — и поэтому они преуспевают в логике, математике и фактической информации — в то время как у других — правое полушарие — лучше справляются с творческими и интуитивными задачами, — широко распространенное общественное мнение, но оно совершенно неточно.

На самом деле мой друг — и 91% школьных учителей Великобритании — ошибаются. На самом деле она не использует правое полушарие мозга больше, чем левое, и ее предпочтение искусству математике не имеет никакого отношения к полушариям мозга. Это правда: мозг латерализован. Некоторые функции преимущественно выполняются на одной стороне. Например, элементарные математические навыки, такие как счет или запоминание таблицы умножения, показывают большую активность мозга в левой части, чем в правой.Но это базовые когнитивные способности, и их распространение для более широких заявлений о личности совершенно не подтверждается научными данными. Исследования изображений мозга показывают, что задачи, которые мы считаем особенно творческими, например рисование абстрактной картинки, или логические, например решение математического уравнения, в равной степени требуют всего мозга. Но оказывается, что этот миф несложно развенчать: нейробиологи десятилетиями знали, что ни одно полушарие не «доминирует» над другим.Это извечное заблуждение было так трудно развеять, потому что оно больше связано с обществом, чем с наукой, и поначалу это общество было очень сексистским.

Все мозги животных заметно разделены на левую и правую части; но идея о том, что эти полушария управляют различными частями разума, возникла в конце девятнадцатого века. Французский врач Поль Брока обнаружил, что повреждение левой передней части мозга нарушило способность пациента говорить, но такое же повреждение правой части — нет.Поскольку с пациентом мало что было не так, Брока справедливо предположил, что наша способность использовать язык должна критически зависеть от этой конкретной области, которую мы теперь называем «областью Брока».

Изображение Кассандры Ли.

Это важное открытие быстро захватило общественное мнение, потому что считалось, что оно подтверждает существовавшие в то время предрассудки: белые мужчины были более интеллектуально развиты, чем женщины, цветные люди, дети и бедняки. Поэтому, когда было обнаружено, что более высокие интеллектуальные способности, такие как речь, локализованы в левом полушарии, люди интерпретировали эти открытия как объяснение того, почему белые люди интеллектуально превосходят: потому что, конечно, у них было доминирующее левое полушарие! И в это верили не только шарлатаны и знатоки, но и некоторые выдающиеся ученые, публиковавшиеся в уважаемых журналах.

Люди быстро начали изображать правое полушарие как противоположность левому, несмотря на то, что у них почти не было научных доказательств этого факта. Части разума, которые считались низшими и животными, такие как эмоции, инстинкты и сексуальность, были отнесены к правому полушарию как естественное противопоставление левому. Возможно, неудивительно, что это были черты, которые обычно воплощали женщины. Таким образом, к концу века левое полушарие было широко признано как символ превосходства белого мужчины: идеального гражданина, наделенного логикой и разумом.И наоборот, правое полушарие стало подчиненным «женским мозгом»: эмоциональным, инстинктивным и нестабильным.

Несмотря на то, что Брока и другие ученые настаивали на том, что его открытия не показывают, что левое полушарие интеллектуальнее правого или что кто-то доминирует в том или ином, идея оставалась довольно популярной. Классический викторианский научно-фантастический роман «Странная история доктора Джекилла и мистера Хайда» является аналогией этого разрыва между левыми и правыми. Доктор Джекилл, ухоженный доктор и символ доброй белой вежливости, находится в полной оппозиции своему альтер-эго, мистеру Байону.Гайд: неопрятный дегенерат, движимый эмоциями и желаниями.

Мужчина-женщина «Dr. Джекилл-Мистер. Парадигма Хайда сохранялась до середины 1950-х годов, когда доктор Уайлдер Пенфилд из Монреальского неврологического института обнаружил реальные научные доказательства того, что правое полушарие имеет свои интеллектуальные преимущества. Это побудило исследователей нарисовать более равноправную картину мозга, в которой левое полушарие может быть лучше в вычислениях, но правое лучше в пространственном восприятии и распознавании образов.Но в очередной раз эти небольшие когнитивные способности были расширены, чтобы сделать более широкую категоризацию человеческой натуры: от мужчины и женщины до науки и искусства. Эта идея действительно взлетела у псевдопсихологов, педагогов и писателей, которые противопоставили левое логическое полушарие, связанное с более жесткими и негибкими стилями обучения, творческой и художественной силы правого. Ни нынешнее, ни историческое понимание разума не является правильным с научной точки зрения, и тем не менее извечная тенденция категоризировать друг друга сохраняется.

В целом этот миф довольно безобиден; это хороший способ разобраться в наших различиях. Однако опасно полагать, что наши полушария определяют, кем мы можем стать. Ни одна часть здорового мозга, ни левая, ни правая, не мешает кому-либо преуспеть в логических или творческих проектах. То, как мы разделяем мозг, больше говорит о том, что мы думаем друг о друге, а не о том, как он работает на самом деле.

Мужской и женский мозг на самом деле устроен по-разному

Поскольку женский мозг, кажется, имеет более сильную связь между логической и интуитивной частями, «когда женщин просят выполнять особенно сложные задачи, они могут задействовать очень разные части мозга», — сказал Рагини Верма, доцент радиологии Пенсильванского университета и один из авторов отчета.«Мужчины могут чрезмерно задействовать только одну часть мозга».

Это может означать, например, что мужчины склонны видеть проблемы и решать их напрямую из-за сильной связи между областями «восприятия» и «действия» их мозга, в то время как женщины могут быть более склонны сочетать логику и интуицию. при решении проблемы.

Их менее взаимосвязанные полушария могут побуждать мужчин, например, «идти вперед, очень умело выполнять дела и, возможно, не принимать во внимание, что кто-то [что-то не сделал] из-за того, что у них был плохой день», — сказал Верма. объяснил.Между тем, «интуитивные чувства, попытки соединить точки вместе … женщины, как известно, очень сильны в этом».

Различия были менее очевидны у маленьких детей, но они стали заметными при сканировании подростков.

Мозг ребенка (B), подростка (C) и взрослого (D) (PNAS)

Ученым давно известно, что мужской и женский мозг различны, но степень этих различий и их влияние на поведение все еще остаются в некотором роде загадка. Поле неоднократно обнаруживало, казалось бы, надежные улики, которые оказались отвлекающими маневрами.В августе, например, исследование, опубликованное в журнале PLoS One , подвергло сомнению давнюю идею о том, что мужской и женский мозг демонстрируют различия в «латерализации» или сильных сторонах одной или другой половины мозга. А прошлые книги о «мужском» и «женском» стилях мышления подвергались критике только за то, что в них были включены только исследования, укрепляющие хорошо известные гендерные стереотипы.

В то же время существует множество свидетельств того, что мужской мозг с Марса, а женский мозг — с другого места на Марсе.Например, исследователи уже знают, что мужской мозг немного больше женского (потому что мужские тела тоже, как правило, больше). Самцы и самки крыс по-разному перемещаются в пространстве. Было показано, что женщины, принимающие противозачаточные таблетки, которые изменяют уровень эстрогена и прогестерона, запоминают эмоционально заряженные события больше, чем мужчины в небольших исследованиях. Мигрень не только чаще поражает женщин, но и влияет на разные части их мозга.

Исследование, опубликованное в прошлом месяце в журнале Nature Communications , показало, что гены по-разному экспрессируются в головном мозге мужчин и женщин.Исследователи предполагают, что одна из причин, по которой частота аутизма выше среди мужчин, может быть связана с тем, что форма гена NRXN3 вырабатывается на более высоких уровнях в мужском мозге.

Прошлые исследования показали, что в разных культурах мозг женщины более функционально взаимосвязан в состоянии покоя, чем мозг мужчины в среднем. Этот и аналогичные результаты были использованы для поддержки идеи о том, что женщины «лучше справляются с несколькими задачами». И действительно, исследование, опубликованное в конце прошлого месяца исследователями из Университета Глазго в Шотландии, показало, что женщины действительно имеют преимущество, когда дело доходит до быстрого переключения между задачами, якобы потому, что, вернувшись в пещеру, мы должны были следить за дети, пока мы… сделали то же самое, что и пещерные домохозяйки.

Мужские изображения, видимые левой стороной мозга — ScienceDaily

Новое исследование, опубликованное сегодня в журнале Laterality , показало, что люди быстрее классифицируют лицо как мужское, когда оно отображается с левой стороны. мозг.

Команда исследователей из Университета Суррея проанализировала ответы 42 добровольцев, которых попросили сфокусировать внимание на кресте в центре экрана компьютера.Затем им показали лица, которые были преобразованы из 100% мужчин в 100% женщин в ходе 280 испытаний, и их попросили как можно быстрее разделить эти лица на женские или мужские. Команда обнаружила, что когда изображение было представлено левому полушарию мозга, оно обычно считалось более мужским, хотя правильно воспринималось как более женское при представлении в правом полушарии.

Предыдущее исследование Университета Суррея уже показало, что носители английского языка ставят мужчин впереди женщин в предложениях, отчасти из-за гендерных стереотипов.При описании романтических пар люди сначала называют партнера, который воспринимается как более мужской, независимо от того, описывают ли они гетеросексуальную или однополую пару — например, «Ромео и Джульетта» или «Адам и Ева». Новое исследование, проведенное на английском языке на англоговорящих добровольцах, показало, что предвзятость восприятия лиц как мужчин на английском языке влияет на то, как мы воспринимаем лица других людей, потому что левая часть мозга — это сторона, которая язык процессов.

«Наше исследование ясно показало, что люди с гораздо большей вероятностью быстро примут решение о том, что лицо является мужским, если его показать в левой части мозга», — сказала ведущий автор Сапфира Торн из Университета Суррея.

«Важно осознавать, что наши суждения за доли секунды о поле другого человека не всегда верны, и мы должны осознавать нашу способность бессознательно судить и классифицировать людей. В обществе, которое все больше признает право трансгендеров определять свой собственный пол. идентичности, полагаясь на наши стереотипы при оценке пола других, может привести к дискриминации ».

История Источник:

Материалы предоставлены Университетом Суррея . Примечание. Содержимое можно редактировать по стилю и длине.

Паттерны латеральности функциональной связи мозга: гендерные эффекты

Abstract

Латерализация мозговой связи может иметь важное значение для нормального функционирования мозга и может иметь половой диморфизм. Здесь мы изучаем паттерны латеральности краткосрочной (задействованной в функциональной специализации) и долгосрочной (задействованной в функциональной интеграции) связности, а также влияние пола на эти паттерны латеральности.Параллельные вычисления использовались для количественной оценки плотности функциональной связи на ближнем и дальнем расстоянии у 913 здоровых субъектов. Связность на коротком расстоянии была латерализована вправо и наиболее асимметрична в областях вокруг боковой борозды, тогда как связность на дальнем расстоянии была латерализована вправо в боковой борозде и латерализована влево в нижней префронтальной коре и угловой извилине. Задняя нижняя затылочная кора была латерализована влево (короткое и дальнее соединение). У мужчин была большая правосторонняя латерализация связности мозга в верхней височной (короткая и дальняя), нижней лобной и нижней затылочной кортиках (ближняя), тогда как у женщин была большая левосторонняя латерализация связи дальнего действия в нижней лобной коре.Большая латерализация мужского мозга (правая и преимущественно ближняя) может лежать в основе их большей уязвимости к расстройствам с нарушенной асимметрией мозга (шизофрения, аутизм).

Ключевые слова: связь , функциональные коннектомы, латеральность

Введение

Анатомия и функции мозга левого и правого полушарий человеческого мозга различаются, что, как полагают, отражает не только появление языка, но и факторы развития и генетические факторы. (Тога и Томпсон, 2003).Асимметрия мозга присутствует на структурном уровне в мозге плода у людей и нечеловеческих приматов (Galaburda et al. 1978) и, по-видимому, нарушена у пациентов с расстройством аутистического спектра (РАС), шизофренией и дислексией развития (Saugstad 1999).

Различия латеральности мозга между полами также были задокументированы и могут лежать в основе гендерных различий в когнитивных стилях (Proust-Lima et al. 2008). Например, общее языковое преимущество женщин над мужчинами может отражать более сильную левостороннюю латерализацию языковых сетей, тогда как преимущество пространственных навыков мужчин над женщинами может отражать более сильную правостороннюю латерализацию зрительно-пространственных сетей (Clements et al.2006 г.). Гендерные различия в латерализации функции мозга могут также вносить вклад в гендерные различия в частоте нейропсихиатрических расстройств, таких как РАС (Baron-Cohen et al. 2005) и шизофрения (Narr et al. 2001). Тем не менее, гендерные различия в латерализации функции мозга до сих пор остаются спорными, и было проведено мало исследований, посвященных этому вопросу. Например, в то время как некоторые исследования функциональной магнитно-резонансной томографии, зависящие от уровня кислорода в крови, показали, что латерализация речи может быть более выраженной у мужчин, чем у женщин (Shaywitz et al.1995), другие не смогли воспроизвести эти гендерные эффекты (Frost et al. 1999).

Собственная мозговая активность, зафиксированная во время короткого (5–10 мин) сканирования с помощью магнитно-резонансной томографии (МРТ) в состоянии покоя (Biswal et al. 1996; Biswal et al. 2010), теперь может использоваться для оценки локальной и удаленной функциональной связи (Sepulcre et al. 2010), включая оценку функциональной асимметрии головного мозга (Liu et al. 2009) в мужском и женском мозге. Исследования, основанные на 200 семенных областях интереса (ROI), равномерно распределенных в головном мозге, сообщили о небольшом, но значительном влиянии взаимодействия полов по латеральности на силу функциональной связи (более сильной у мужчин, чем у женщин) между областями семян (Liu et al.2009 г.). Однако асимметрия краткосрочных или долгосрочных функциональных связей и их взаимодействия с полом не оценивалась.

Недавно мы предложили функциональное отображение плотности связности (FCDM), метод на основе воксельных данных, управляемый данными для оценки краткосрочной (локальной) функциональной плотности связности ( l FCD) (Tomasi and Volkow 2010). Здесь мы описываем новый метод, основанный на FCDM и стандартном подходе теории графов для раздельной оценки FCD на короткие и дальние расстояния, который мы использовали для сопоставления паттернов латеральности функциональной связности и оценки гендерных эффектов у 913 субъектов из широкой общественности. База данных МРТ (Biswal et al.2010). Простой метод параллельных вычислений был использован для значительного ускорения (в 1000 раз быстрее) огромных вычислений, измеренных теорией графов, для глобальной функциональной плотности связности ( г, FCD) при изотропном пространственном разрешении 3 мм. На основании документально подтвержденных анатомических и функциональных асимметрий вправо (Devlin et al. 2003; Toga and Thompson 2003; Schönwiesner et al. 2007; Okamoto et al. 2009) мы выдвинули гипотезу, что височная и поясная коры коры будут демонстрировать правую латерализацию как для короткой, так и для короткой части коры. дальний FCD.Мы также предсказали, что латеральность моделей FCD на коротких и дальних дистанциях будет демонстрировать значительные гендерные эффекты в зависимости от региона.

Материалы и методы

Субъекты

Функциональные сканы, которые были собраны в условиях «состояния покоя» и соответствуют 913 здоровым субъектам () из 19 исследовательских центров проекта «1000 функциональных коннектомов» (http: //www.nitrc .org / projects / fcon_1000 /) были включены в исследование. Наборы данных с других исследовательских сайтов, которые не были доступны во время исследования (ожидающие подтверждения статуса IRB), не сообщали о демографических переменных (пол и возраст), демонстрировали артефакты изображения, которые препятствовали изучению FCD на коротких и дальних дистанциях, или не соответствовали критериям получения изображений (3 с ≥ время повторения, полный охват мозга, моменты времени> 100, пространственное разрешение лучше 4 мм) не были включены в исследование.

Таблица 1

Демографические данные, соответствующие 408 мужчинам (M) и 505 женщинам (F), и параметры изображения (Tp: временные точки и TR: время повторения) для всех 913 наборов данных из 19 исследовательских центров

0 20M / 0F 0215 16M / 21F
Данные набор Субъекты Возраст (лет) Tp TR (s)
Ann Arbor 21M / 2F 13–41 295
19–38 265 2.0
Пекин 75M / 122F 18–26 225 2,0
Берлин 13M / 13F 23–44 195 Кембридж 75M / 123F 18–30 119 3,0
Cleveland 11M / 20F 24–60 127 2,8
Dallas 1210–12 115 2.0
ICBM 17M / 25F 19–85 128 2,0
Лейден 23M / 8F 20–27
20–42 195 2,3
MIT 17M / 18F 20–32 145 2,0
Newark 135 2.0
Нью-Йорк 8M / 12F 18–46 175 2.0
Orangeburg 15M / 5F 20–55 165
37M / 65F 20–23 245 1,8
Oxford 12M / 10F 20–35 175 2,0
Palo Alto –46 235 2.0
Квинсленд 11M / 7F 21–34 190 2,1
Saint Louis 14M / 17F 21–29 127 Предварительная обработка

Пакет статистического параметрического картирования SPM2 (Wellcome Trust Center for Neuroimaging, Лондон, Великобритания) использовался для перестройки изображения и пространственной нормализации стереотаксического пространства Монреальского неврологического института (MNI) с использованием 12-параметрического аффинного преобразования со средней регуляризацией. , 16-нелинейных итераций, размер вокселя 3 × 3 × 3 мм 3 .Другие этапы предварительной обработки выполнялись с использованием IDL (ITT Visual Information Solutions, Боулдер, Колорадо). Подход с полилинейной регрессией, который использовал изменяющиеся во времени параметры перестройки (3 перевода и 3 вращения), был применен для минимизации связанных с движением колебаний в сигналах МРТ (Tomasi and Volkow 2010), а глобальная интенсивность сигнала была нормализована по временным точкам. Полосовая временная фильтрация (0,01–0,10 Гц) использовалась для удаления дрейфа магнитного поля сканера (Foerster et al. 2005) и минимизации физиологического шума высокочастотных компонентов (Cordes et al.2001). Вокселы с отношением сигнал-шум (как функция времени) <50 были исключены, чтобы минимизировать нежелательные эффекты от артефактов потери сигнала, связанных с восприимчивостью, на FCDM. Временные ряды МРТ, отражающие этапы предварительной обработки, сохранялись на жестком диске для последующего анализа.

Локальный и глобальный FCD

Временные ряды предварительно обработанных изображений подверглись FCDM для вычисления силы FCD l (Tomasi and Volkow 2010). Количество локальных соединений в каждом местоположении вокселя x 0 , k ( x 0 ), было определено с помощью корреляций Пирсона между изменяющимися во времени сигналами при x 0 и сигналами из ближайших соседей с произвольным порогом R> 0.6 (Томази и Волков 2010, 2011a, 2011b, 2011c, 2011d). Этот порог корреляции был выбран в нашей предыдущей работе, потому что R <0,4 увеличивает частоту ложных срабатываний и время ЦП, а R> 0,7 приводит к l FCD-картам с уменьшенным динамическим диапазоном и более низкой чувствительностью; таким образом, мы зафиксировали R = 0,6 для всех расчетов (Tomasi and Volkow 2010). Кроме того, стандартная теория графов (степень центральности) использовалась для отображения силы g FCD из временного ряда предварительно обработанных изображений (Tomasi and Volkow 2011c) (полный набор мер теории графов см. В Rubinov and Sporns 2010). .Два вокселя считались функционально связанными, если коэффициент линейной корреляции Пирсона R> 0,6; мы выбрали этот порог корреляции, чтобы он соответствовал тому, который использовался для расчета карт FCD . Мы подтвердили, что масштабированный FCD г (нормализованный к его среднему значению для всего мозга) был стабильным при изменении порога в диапазоне 0,5 g в данном вокселе x 0 был вычислен как глобальное число функциональных соединений , k ( x 0 ), между x 0 и всеми остальными N — 1 = 57 712 вокселов в мозгу.Этот расчет был повторен для всех вокселей мозга размером x 0 и включал вычисление корреляционной матрицы N 2 .

Параллельные вычисления

Для ускорения вычислений FCD g был реализован простой подход, основанный на параллелизме данных, за счет использования преимуществ многопроцессорных компьютерных архитектур. В частности, данные были распределены между узлами обработки таким образом, что все узлы выполняли один и тот же код (gFCD.EXE; 32 бит) на различных данных визуализации (1 файл gFCD.exe на объект, 2 объекта на ядро). Автономный код gFCD.exe (188 КБ) эффективно выделил 128 МБ динамической памяти с помощью ссылки на указатель, установив режим обработчика для malloc, стандартной подпрограммы C для быстрых операций с памятью с произвольным доступом. Код gFCD.c был разработан и скомпилирован с использованием Visual C ++ 6.0 (Microsoft Corp, Редмонд, Вашингтон). Таким образом, вычисление карт FCD g потребовало всего 120 минут на каждый субъект (одноядерный ПК без технологии Hyper-Threading [HTT]), что было значительно быстрее, чем то, что можно было бы достичь с помощью удобных для пользователя языков программирования высокого уровня, таких как как IDL или Matlab (~ несколько дней на тему).

Рабочая станция с 2 процессорами Intel Xeon X5680 (6 ядер на процессор, 12 МБ кэш-памяти L3, 64-разрядная версия, 3,33 ГГц), которая насчитывает в общей сложности 12 ядер и допускает 24 потока обработки с HTT, под управлением Windows 7 (64- bit) был использован для расчета карт FCD g для каждого объекта. Обратите внимание, что HTT позволил операционной системе адресовать 2 виртуальных процессора для каждого из 12 ядер, которые присутствовали физически. Двадцать четыре пакета заданий (gFCD.exe) были отправлены одновременно командами терминала; Windows 7 распределила рабочий процесс между 24 виртуальными процессорами.Таким образом, наш простой, но эффективный подход к распараллеливанию позволил нам одновременно вычислить 24 объекта (1 объект на виртуальный процессор) и потребовал в среднем всего 5 минут на каждый объект.

FCD ближнего и дальнего действия

FCD l включал все воксели, которые принадлежали локальному кластеру функционально связанных вокселей. Так как он преимущественно отражает региональную функциональную связность ближнего действия, мы определили: ближнего действия FCD = l FCD. Поскольку г FCD включает как локальные, так и дистальные соединения, мы определили дальнего действия FCD = г FCD — l FCD (Tomasi and Volkow 2011a).Эти карты унаследовали радиологическую условность (слева направо) исходных изображений. Карты FCD ближнего и дальнего действия были пространственно сглажены (8 мм) в SPM, чтобы минимизировать различия в функциональной анатомии мозга у разных субъектов.

Индекс латеральности

Мы разработали воксельный метод для вычисления латеральности функциональной связности мозга, который контрастирует с измерениями FCD в гомологичных вокселях в левом и правом полушариях. Для этой цели карты FCD ближнего и дальнего действия с неврологическим соглашением (R: справа справа) были дополнительно созданы путем переворачивания (как зеркальное отражение) радиологических карт FCD (L) по оси x .Затем сила и направление коротко- и дальнодействующей асимметрии FCD были сопоставлены воксель за вокселем с использованием индекса латеральности (LI) (Steinmetz 1996):

LI = (R — L) / (R + L). ),

что частично объясняет межпредметную изменчивость и дифференциальные протоколы сбора данных между исследовательскими центрами. Отрицательные значения LI указывают на левую асимметрию, а положительные значения LI указывают на правую асимметрию. Преобразование Фишера использовалось для нормализации значений LI, распределенных по шагам. Карты LI ближнего и дальнего действия были пространственно сглажены (8 мм), чтобы минимизировать различия в функциональной анатомии мозга у разных субъектов.Групповой анализ этих карт LI проводился в SPM с использованием модели двухфакторного дисперсионного анализа (ANOVA) с двумя условиями (FCD с коротким и дальним диапазоном), двумя группами (мужчины и женщины) и одной ковариатой (возраст). . Воксели с консервативным значением P FWE <0,05, скорректированным для множественных сравнений во всем мозге с поправкой на семейную ошибку (FWE) на уровне вокселей, считались статистически значимыми для всех субъектов. Атлас коры головного мозга со средними по популяции ориентировочными и поверхностными объектами (Van Essen 2005), входящий в установочный пакет программы просмотра изображений MRIcron (http: // www.nitrc.org/projects/mricron) был использован для идентификации кластеров FCD с областями Бродмана (BA) в стереотаксическом пространстве MNI.

Анализ представляющего интерес объема

Изотропные кубические маски, содержащие 27 вокселей изображения (0,73 мл), были определены в координатах центров кластеров в правом полушарии () и их гомологичных областей в левом полушарии для извлечения средней силы латеральность FCD ближнего и дальнего действия из отдельных карт LI и с использованием специальной программы, написанной на IDL.Показатели объема интереса (VOI) использовались для оценки значимости результатов латеральности, а также гендерного фактора (оцениваемого с помощью параметрического критерия t и непараметрического критерия Колмогорова – Смирнова и Манна – Уитни – Вилкоксона) в Statview (SAS Institute Inc., Кэри, Северная Каролина) и Microcal Origin (Microcal Software Inc., Нортгемптон, Массачусетс).

Таблица 2

Статистическая значимость (оценка T ) LI в 3-миллиметровых изотропных (кубических) областях интереса, центрированных в координатах MNI, которые показывают вправо (положительное среднее% ± SE) или влево (среднее отрицательное% ± SE ) латерализация FCD ближнего или дальнего действия

z (мм) 9010 9,9
Область мозга Ядро BA MNI Латерализация
x (мм) y (мм) Короткое расстояние T -счет (%) Дальний T -счет (%) Короткий> длинный T -счет
Цингулят 29 3 −42 6 −13.4 (−10,4 ± 0,5) −6,5 (−6,3 ± 0,4) −3,5
Калькарин 17 3 −102 12 −11,6 (−10,8 ± 0,6) 901 −7,4 (−12,7 ± 0,5) NS
Языковой 17 3 −57 6 −7,2 (−8,0 ± 0,7) −6,3 (−8,7 ± 0,7) NS
Гиппокамп 37 30 −42 0 −5.6 (−5,8 ± 0,5) −7,1 (−9,1 ± 0,6) NS
Верхний фронтальный 8 15 30 57 −4,3 (−4,9 ± 0,7) −9,8 (−14,2 ± 0,9) 4,9
Гиппокамп 37 36 −39 −6 −4,1 (−4,4 ± 0,5) −6,1 (−7,9 ± 0,6) NS
Угловой 19/39 42 −72 36 −3.8 (−5,0 ± 1,0) −12,9 (−19 ± 1,2) 7,6
Площадь двигателя Sup 6 12 18 66 −3,1 (−4,9 ± 0,6) −4,3 (−7,7 ± 0,8) NS
Верхний затылочный 19 24 −78 39 −2,6 (−3,5 ± 1,0) −9,7 (−14,7 ± 1,3 ) 5,8
Нижний лобный треугольник 45 51 27 18 NS (−2.2 ± 1,0) −18,2 (−25,6 ± 1,2) 13,1
Прецентральный 9 45 15 51 NS (0,1 ± 0,6) −9,3 (−11,4 0,8) 7,2
Средняя фронтальная 6 51 12 45 NS (1,4 ± 0,6) −8,4 (−10,9 ± 0,8) 7,4
9 15 51 39 NS (−2.4 ± 0,7) -7,4 (-11,1 ± 1,0) 4,7
Хвостатое 9 6 12 NS (1,2 ± 0,5) 6,2 (7,4 ± 0,5) −4,2
Таламус Пульвинар 15 −30 6 NS (0,4 ± 0,8) 8,5 (10,7 ± 0,9) −6,5
30 30 6 2.9 (3,0 ± 0,2) 3,4 (4,2 ± 0,2) NS
Гиппокамп 20 33 −21 −12 3,4 (3,8 ± 0,8) 9,3 (12,3 ± 12,3) 1,1) −5,0
Нижняя орбитальная лобная 47 45 36 −9 4,4 (5,0 ± 1,0) −9,3 (−14,7 ± 1,3)
Постцентральный 3 36 −30 42 4.4 (2,4 ± 0,2) 6,2 (4,3 ± 0,3) NS
Сингулят 23 3 −24 36 5,7 (5,6 ± 0,6) 12,9 (13,6 ± 0,6) ) −6,4
Медиальный фронтальный 6 3 6 51 5,7 (5,7 ± 0,6) 12,4 (15,0 ± 0,7) −6,0
23 15 −66 33 9.3 (11,2 ± 0,9) 9,2 (13,6 ± 1,2) NS
Временной полюс 38 63 6 −3 13 (20,7 ± 0,5) 7,1 (14,8 0,5) 2,7
Верхняя височная 22 69 −24 12 14,4 (22,1 ± 0,7) 9,1 (17,8 ± 0,7) NS Передняя или лицевая или 11 27 45 −18 15.3 (16,8 ± 1,0) 12,2 (16,3 ± 1,0) NS
Временной полюс 38 57 15 −9 22,6 (21,6 ± 0,6) 12,8 ( 0,6) 4,4

Результаты

Функциональная связь на коротком и дальнем расстоянии

Среднее распределение FCD на коротком расстоянии было максимальным в задней поясной извилине и вентральной предклинье (). Другие области с высокой амплитудой FCD ближнего действия включали вентрально-затылочную (cuneus), заднюю боковую теменную (угловую извилину), а также вентральную и дорсолатеральную префронтальную кору.Среднее распределение FCD дальнего действия было максимальным в зрительной коре, за которой следовали задняя поясная извилина и вентральная предклиния (). Угловая извилина, верхняя и нижняя теменная и дорсолатеральная префронтальная и височная кора также имели значительную дальнодействующую FCD. Обратите внимание, что паттерны этих тесно связанных регионов (как ближних, так и дальних) имели одинаковое распределение в левом и правом полушарии. В целом, FCD ближнего и дальнего действия были ниже для подкорковых областей, чем для корковых областей.

Визуализация поверхности, показывающая распределение ближнего ( A ) и дальнего ( B ) FCD в мозгу человека. Выборка: включены все 913 человек. Порог, используемый для вычисления FCD на коротких и больших расстояниях: R> 0,6. Изображения были созданы с помощью Computerized Anatomical Reconstruction and Editing Toolkit (CARET) 5.0, который представляет собой бесплатное программное обеспечение, разработанное Вашингтонским университетом (http://brainvis.wustl.edu/wiki/index.php/Caret:About).

Индекс латеральности

Статистический анализ паттернов LI у всех 913 субъектов показал, что FCD ближнего действия преимущественно правосторонняя и, за исключением угловой извилины, включает области с низким FCD.Области, показывающие правую асимметрию при ближнем FCD, были расположены в окрестностях боковой борозды, включая верхнюю и среднюю височные извилины (BA 21, 22, 40, 41 и 42) и в постцентральной извилине (BA 3). Более мелкие области в префронтальной коре (BAs 6, 11 и 47), островке (BA 13) и височном полюсе (BAs 20 и 38) также демонстрируют правую асимметрию. Области, демонстрирующие левостороннюю асимметрию при ближнем FCD, были ограничены и включали небольшие области в задней поясной извилине (BA 29), нижне-задней части (BA 17) и верхней затылочной коры (BA 19), лобно-теменной коры (BA 6 и 8), угловой извилина (BA 19/39) и гиппокамп (а).Височная и нижняя задняя затылочная кора продемонстрировали наибольшие краткосрочные латеральные эффекты (LI = 22,1 ± 0,6% и -16,8 ± 0,6% соответственно; среднее значение ± стандартная ошибка).

Статистическая значимость LI (вставленная формула), соответствующего короткому (A) и дальнему (B) FCD в левом (L) и правом (R) полушариях. Цветовые узоры (баллы T ) подчеркивают статистическую значимость правой (красный – желтый) и левой (синий – голубой) асимметрии. Статистический анализ: односторонний дисперсионный анализ.Гистограммы отражают распределение вероятности LI по субъектам и иллюстрируют относительную асимметрию FCD в процентах во временной (извилина Хешля) и затылочной (задняя петалия) корках. Выборка: 913 человек.

Что касается FCD ближнего действия, FCD дальнего действия был преимущественно правосторонним латерализованным вокруг боковой борозды (LI = 17,8 ± 0,7%) и левосторонним латерализацией в нижней задней части затылочной коры (LI = -12,7 ± 0,5%; и ), но также продемонстрировал сильную правую латерализацию в передней и дорсальной поясной коре (включая BA 23, 24, 31 и 32) и сильную левостороннюю латерализацию во фронтальной коре (область Брока, которая включает pars opercularis, BA 44; pars transversalis, BA 45). ; pars orbitalis, BA 47) и угловой извилине (BA 19/39).Сравнение паттерна латеральности для FCD на короткие и большие расстояния показало противоположный паттерн в нижней орбитальной лобной коре (pars orbitalis; BA 47), который показал латеральность влево при FCD дальнего действия, но латеральность вправо для FCD ближнего действия ().

Объемы интересов

Анализ VOI FCD ближнего и дальнего действия в гомологичных областях левого и правого полушария () показал, что хвостатое тело имело самую сильную правую латерализацию как для ближнего, так и дальнего действия (22,2 ± 1.3%) и дальнодействующий (37,8 ± 2,5%) FCD, и этот височный полюс, верхняя височная и средняя орбитальная лобная извилины также продемонстрировали сильную правостороннюю латерализацию как для короткого, так и для дальнего FCD (> 7,3%). Правая латерализация в поясной коре и таламусе была сильной для дальнодействующей FCD (> 7,3%), но намного слабее для короткой FCD (<3,7%). Самая сильная латерализация влево произошла в средней лобной извилине как для ближнего (-30,5 ± 1,8%), так и для дальнего действия (-11,9 ± 0,6%) FCD; калькариновая и задняя поясная корка, нижняя часть лобной треугольной мышцы и дополнительная моторная область также показали сильную левостороннюю латерализацию как для коротко-, так и для дальнодействующей FCD.Левосторонняя латерализация угловой извилины была сильной для FCD дальнего действия (-18,8 ± 1,1%), но намного слабее для FCD ближнего действия (-3,5 ± 0,2%). Нижняя орбитальная лобная часть (pars orbitalis) демонстрировала сильную левостороннюю латерализацию FCD дальнего действия (-15,0 ± 0,8%) и слабую латерализацию вправо ближнего FCD (1,1 ± 0,1%).

Среднее количество функциональных связей с локальными (FCD ближнего действия) и дистальными (FCD дальнего действия) вокселями для различных VOI, показывающих значительную латерализацию в анализах SPM ().Измерения включают VOI в правом полушарии и их гомологичные VOI в левом полушарии. Для всех областей, кроме нижней орбитальной лобной (ближний; не значимый, NS), статистическая значимость различий между левыми и правыми в коротко- и дальнодействующих FCD: P <0,001. Столбцы отражают стандартные ошибки. Выборка: 913 человек. Порог, используемый для вычисления FCD на коротких и больших расстояниях: R> 0,6.

Пол

Групповой анализ выявил значительные гендерные эффекты в латеральности FCD (), хотя они были ограничены небольшими областями мозга.FCD ближнего действия выявил значительно большую латеральность у самцов ( N = 408), чем у самок ( N = 505). Это включало более высокую правую латерализацию на ближней связности в нижней лобной (pars orbitalis, triangularis и opercularis) и верхней височной и нижней париетальной (постцентральной извилине) корках (и). Связность на больших расстояниях у мужчин показала более высокую правую латерализацию в верхней височной коре, тогда как у женщин была показана большая латерализация влево для связи на дальние расстояния в областях нижней лобной коры, тогда как у мужчин была более высокая латерализация вправо для связности на короткие расстояния (и).

Таблица 3

Статистическая значимость (оценка T ) гендерных эффектов на латеральность FCD ближнего и дальнего действия в 3-миллиметровых изотропных (кубических) областях интереса с центром в координатах пика ( x , y ). , z ) статистически значимых кластеров

NS)
Область мозга K вокселы BA MNI LI
x (мм) (мм) z (мм) Самки короткие (длинные) Самцы короткие (длинные) Самки> самцы короткие (длинные)
Pars orbitalis 270 47 33 −6 2.9 (−5,2) 6,3 (NS) −2,8 (−3,6)
Pars треугольной формы 45 57 27 3 NS () −2,1 (−2,2)
Pars opercularis 44 60 21 18 NS (−4,9) 4,0 (NS) )
Верхний височный 294 22 66 −9 3 10.5 (6,0) 12,2 (9,5) −2,3 (−2,9)
Постцентральный 43 66 −15 30 6,7 (4,3) 7 7,210 NS (-2,4)
Верхний височный 22 66 −24 12 13,2 (7,7) 14,5 (11,2) −2,3 (

Статистическая значимость LI, соответствующего короткому (слева панели) и дальнему (справа) FCD, для женщин и мужчин ( A ) и для различий между полами ( B ).Цветные карты ( T -балл) указывают на области мозга со значительной латерализацией вправо (красный – желтый) или влево (синий – голубой) для мужчин (M) и женщин (F) или регионы, где LI значительно различается между мужчинами и женщинами. Статистический анализ: односторонний дисперсионный анализ. ( C ): Распределения LI, соответствующие короткому (слева) и дальнему (справа) FCD для мужчин (синий) и женщин (розовый) в 4 различных VOI в дорсолатеральной префронтальной и поясной коре головного мозга. Сплошные линии соответствуют гауссовской аппроксимации.Выборка: 505 здоровых женщин и 408 здоровых мужчин.

Обсуждение

Области с высокой функциональной связностью могут играть важную роль для оптимальной эффективности и интеграции функциональных сетей как в состоянии покоя, так и во время выполнения задач (Biswal et al. 1995; Tomasi and Volkow 2011b) и могут иметь решающее значение для минимизации количество шагов для соединения любой пары нейронов (Bassett and Bullmore 2006; Bullmore and Sporns 2009). Несбалансированность между FCD на коротком и дальнем расстоянии может привести к патологии, как показали исследования с участием пациентов с ASD, которые показали повышенную связь на коротком и дальнем расстоянии (Anderson et al.2011; Barttfeld et al. 2011).

В этом исследовании мы впервые оцениваем паттерны латеральности, которые возникают из наборов данных функциональной связности в состоянии покоя, отдельно для короткого и дальнего FCD, и оцениваем гендерное влияние на эти паттерны с непревзойденным пространственным разрешением. (3-мм изотропный). Основные результаты исследования: 1) в состоянии покоя FCD был правосторонним латерализованным в области предклинья, верхней теменной, височной и средней лобной коры (ближний и дальний) и нижней орбитальной лобной части (ближний) и поясная (дальняя) кора и левая латерализация в задней затылочной, верхней лобной, латеральной теменной и задней поясной коры (ближняя и дальняя) и в нижней лобной части коры (дальняя) и 2) у мужчин была большая вправо латеральность связности головного мозга в верхней височной, нижней лобной и нижней затылочной кортиках (ближний) и в верхней височной коре (дальний), чем у женщин, тогда как у женщин наблюдалась большая боковая латерализация связи дальнего действия в нижней лобной коре.

Латеральность

Воксельный анализ выявил правостороннюю латерализацию FCD ближнего и дальнего действия в большой области височной коры (включая верхнюю и медиальную височные извилины) и в нижних лобных извилинах, которые, насколько нам известно, ранее не наблюдались. сообщил. Правая латерализация, вероятно, отражает межполушарные различия в анатомии височной коры, такие как большая протяженность сильвиевой щели (которая граничила с областью, которая в нашем анализе показывала наибольшую правую латеральность) в правом полушарии, чем в левом (LeMay and Kido 1978; Kertesz et al.1986). Однако этот паттерн латерализации может частично отражать высокие уровни акустического шума, излучаемого МРТ-сканером во время получения эхопланарных изображений (Tomasi et al. 2005) после обработки звука (Devlin et al. 2003; Schönwiesner et al. 2007; Okamoto). et al. 2009), в том числе восприятие слуховых движений является правосторонним (Hirnstein et al. 2007), что, вероятно, увеличивает мозговую активность преимущественно в правой височной коре. Аномальная асимметрия полушарий, особенно в извилине Гешля (слуховая кора), была связана со слуховыми галлюцинациями (Chance et al.2008), а те, что в лобных областях, были вовлечены в шизофрению (Bear et al. 1986; Chance et al. 2005).

Правая асимметрия FCD дальнего действия в поясной коре головного мозга согласуется с предыдущими исследованиями, сообщающими о более высокой функциональной связности в состоянии покоя правой поясной коры с префронтальной и теменной корой, чем левой (Yan et al. 2009). Латерализация в поясной коре головного мозга также согласуется со структурной асимметрией, описанной для поясной извилины (Huster et al.2007) и парацингуляции коры (Paus et al. 1996). Правая латерализация поясной коры была более выражена у женщин, чем у мужчин, и может быть клинически значимой, поскольку потеря асимметрии в передней поясной коре головного мозга наблюдалась у пациенток с шизофренией (Takahashi et al. 2002). Наши результаты не подтвердили правую асимметрию силы функциональной связности затылочно-теменной коры и островка, о которой ранее сообщалось у молодых людей с использованием подхода ROI, который не различает короткие и дальние связи (Liu et al.2009 г.). Однако это расхождение можно объяснить методологическими различиями между исследованиями. В частности, LI, использованный Liu et al. сравнивали силу дифференциальной ипсилатеральной функциональной связи между полушариями по сравнению с контрлатеральной, используя 200 произвольных ROI в каждом полушарии. Настоящее исследование основано на более крупной выборке и использует воксельный подход и управляемый данными подход с простым LI, который отражает различия в плотности связи между полушариями.

Левосторонняя латерализация FCD ближнего и дальнего действия в задней затылочной коре, вероятно, отражает затылочную петалию (LeMay 1976), выступ левого полушария относительно правого (Toga and Thompson 2003).Левосторонняя асимметрия FCD дальнего действия в нижней префронтальной коре и угловой извилине согласуется с предыдущими исследованиями функциональной связности в состоянии покоя (Liu et al. 2009). Левосторонняя латерализация также может отражать латерализацию языка в левое полушарие. Хотя традиционно производство языка было связано с областью Брока (BAs 44 и 45), премоторная область в BA 6, которая контролирует сложные артикуляции, также задействована (Price 2010). Точно так же понимание языка, которое приписывается области Вернике (преимущественно включает заднюю BA 22), также включает BA 20, 21, 38 и 39 (Price 2010).Морфологические исследования показали левостороннюю асимметрию области Брока и височной плоскости (рядом с угловой извилиной) у людей (Falzi et al. 1982; Steinmetz 1996; Amunts et al. 1999) и приматов, не относящихся к людям (Yeni-Komshian and Benson 1976). , а аномалии левой асимметрии языковых областей были связаны с дислексией развития (Hynd et al. 1990; Larsen et al. 1990; Galaburda 1995) и шизофренией (Crow et al. 1989; Bilder et al. 1999; Narr et al. 2001).

Латеральность на коротком и большом расстоянии

Существовали значительные различия в латеральности между FCD на коротком и большом расстоянии.Наиболее примечательно то, что левосторонняя латерализация наблюдалась для дальнего действия, но не для ближнего FCD в нижней лобной коре и угловой извилине. Точно так же противоположный паттерн латеральности наблюдался в задней поясной извилине (BA 29) и таламусе (пульвинар) для ближнего (слева) по сравнению с дальним (справа) FCD. Функциональное значение этих латеральных различий неясно. Однако, поскольку корковые связи дальнего действия участвуют в функциональной интеграции (Bressler 1995), а локальные связи участвуют в функциональной специализации (Schroeder and Lakatos 2009), мы предполагаем, что различия в асимметрии между FCD дальнего и ближнего действия могут отражать различия в интеграция и специализация между полушариями.

Пол

Наиболее заметное гендерное различие в латеральности FCD произошло в верхней височной коре, где у мужчин была более сильная правосторонняя латерализация FCD короткого и дальнего действия, чем у женщин. Это открытие согласуется с более сильной латерализацией функций верхней височной коры у мужчин, чем у женщин (Weekes et al. 1976). Эти гендерные различия могут отражать уровни тестостерона во время внутриутробного развития, которые у мужчин выше, чем у женщин, и могут влиять на нейронные связи, предотвращая запрограммированную гибель клеток во время нервного развития (De Vries and Simerley 2002).Таким образом, более выраженная правосторонняя асимметрия верхней височной и нижней лобной коры у мужчин, чем у женщин, предполагает половой диморфизм латерализации мозга. Исследования МРТ показали, что у малышей с РАС было больше серого и белого вещества в верхней височной коре, чем в контрольной группе, и этот аномальный рост был более выражен у женщин, чем у мужчин (Schumann et al. 2010). Таким образом, паттерны латеральности FCD можно использовать для проверки того, является ли РАС крайним проявлением типичного мужского профиля, как предполагает крайняя мозговая теория аутизма (Baron-Cohen, 2003), и может ли она служить биомаркером РАС.С другой стороны, левосторонняя латерализация FCD дальнего действия в нижней лобной коре была значительно сильнее у женщин, чем у мужчин, что предполагает большую латерализацию языковой функции в женском мозге. Некоторые предположили, что мужской мозг более асимметричен, чем женский мозг (Shaywitz et al. 1995), и наши результаты подтверждают в целом большую латерализацию связи на короткие расстояния для мужчин. Однако это не относилось к связи на большие расстояния, для которой была более высокая асимметрия в некоторых регионах для женщин (нижняя лобная часть) и в других для мужчин (верхняя височная область).Обратите внимание, что более распространенная модель гендерных различий в латеральности может проявляться в условиях отсутствия отдыха (то есть во время задач когнитивной, эмоциональной или перцептивной стимуляции).

Ограничения

База данных «1000 функциональных коннектомов» включает ограниченные фенотипические характеристики индивидуумов. Таким образом, не удалось установить функциональную значимость гендерных эффектов на краткосрочные или долгосрочные FCD. Тем не менее, согласованность результатов паттернов FCD в состоянии покоя (Tomasi and Volkow 2010) позволяет генерировать стандарты, которые можно использовать в последующих исследованиях для сравнения с популяциями пациентов.

Заключение

Паттерны FCD показали правую асимметрию в височной (ближний и дальний) и поясной коры (дальний) и левостороннюю асимметрию в задней затылочной (ближний и дальний) и нижней лобной (длинный) -диапазонные) коры и угловые извилины (дальние). Мужской мозг был более правосторонним, чем женский. Латерализация связности на короткие расстояния была сильнее у мужчин, чем у женщин (латерализация вправо), тогда как латерализация связи на большие расстояния была сильнее в некоторых регионах для женщин (слева), а в других — для мужчин (справа).

Левое полушарие, правое полушарие: факты и фантазии

PLoS Biol. 2014 Янв; 12 (1): e1001767.

Майкл К. Корбаллис

Школа психологии Оклендского университета, Окленд, Новая Зеландия

Школа психологии Оклендского университета, Окленд, Новая Зеландия

Автор заявил, что не существует конкурирующих интересов.

Автор (ы) сделали следующие заявления о своем вкладе: Автор (ы) задумал и написал: MC.

Это статья в открытом доступе, распространяемая в соответствии с условиями лицензии Creative Commons Attribution License, которая разрешает неограниченное использование, распространение и воспроизведение на любом носителе при условии надлежащего указания автора и источника.

Эта статья цитируется в других статьях в PMC.

Резюме

Ручка и асимметрия мозга широко считаются уникальными для человека и связаны с дополнительными функциями, такими как специализация левого полушария по языку и логике и специализация правого полушария по творчеству и интуиции. Фактически, асимметрия широко распространена среди животных и поддерживает постепенную эволюцию асимметричных функций, таких как язык и использование инструментов. Ручка и асимметрия мозга являются врожденными и находятся под частичным генетическим контролем, хотя ген или гены, ответственные за это, точно не установлены.Когнитивные и эмоциональные трудности иногда связаны с отклонениями от «нормы» праворукости и доминирования левого полушария языка, чаще с отсутствием этих асимметрий, чем их обращением.

«Тот ворон на левом дубе

(Прокляните его дурное карканье)

Не сулит мне ничего хорошего! »

—из Басни, Джона Гэя (1688–1732)

Введение

Наиболее очевидным признаком того, что наш мозг функционирует асимметрично, является почти универсальное предпочтение правой руки, которое восходит к нам, по крайней мере, так далеко, как показывают исторические данные, и долгое время являлось мощным источником символизма где ловкая правая ассоциируется с положительными ценностями, а зловещая левая — с отрицательными [1].Это часто приводило к стигматизации левшей, иногда заставляя их менять руки, что иногда приводило к тяжелым последствиям. Суеверия о левом и правом усугубились открытием в 1860-х годах, что речь в основном базируется в левом полушарии мозга [2]. Поскольку язык сам по себе исключительно человеческий, это укрепило идею о том, что асимметрия мозга в более общем смысле является отличительным признаком человека [3]. Поскольку левое полушарие также контролирует доминирующую правую руку, оно стало широко рассматриваться как доминирующее или большое полушарие, а правое — как недоминантное или второстепенное.Тем не менее, дальнейшие доказательства того, что правое полушарие является более специализированным для восприятия и эмоций, также привели к предположениям, некоторые из которых были надуманными, о взаимодополняющих ролях двух сторон мозга в поддержании психологического равновесия [4].

На какое-то время интерес снизился, но он возродился столетием позже, в 1960-х, с исследованием пациентов, перенесших операцию по разделению мозга, в ходе которой были рассечены основные спайки, соединяющие два полушария, как средство контроля трудноизлечимой эпилепсии. .Тестирование каждого отключенного полушария снова показало, что левое специализируется на языке, а правое — на эмоциональных и невербальных функциях [5], [6]. Эта работа принесла Роджеру В. Сперри Нобелевскую премию по физиологии и медицине в 1981 году, но снова привела к предположениям, по большей части преувеличенным или необоснованным, о взаимодополняющих функциях двух сторон мозга.

Одним из популярных примеров является «Рисунок на правой стороне мозга » Бетти Эдвардс, впервые опубликованный в 1979 году, но теперь уже в четвертом издании [7], который воплощает популярную точку зрения о том, что правое полушарие отвечает за творчество.Однако визуализация мозга показывает, что творческое мышление активирует широко распространенную сеть, не благоприятствуя ни одному полушарию [8]. Более свежий пример — книга Иэна МакГилкриста « The Master and His Emissary » 2009 года, в которой церебральная асимметрия исходит из обширного описания сил, сформировавших западную культуру, и провокационно провозглашается правое полушарие как доминирующее («хозяин»). ) [9]. Несмотря на широкое признание, эта книга выходит далеко за рамки неврологических фактов. Полярности левого и правого полушарий широко используются в искусстве, бизнесе, образовании, теории литературы и культуре, но они обязаны больше силе мифа, чем научным свидетельствам [10].

Эволюция асимметрии мозга с последствиями для языка

Один миф, который сохраняется даже в некоторых научных кругах, заключается в том, что асимметрия присуща исключительно человеку [3]. В настоящее время известно, что лево-правые асимметрии мозга и поведения широко распространены как среди позвоночных, так и среди беспозвоночных [11], и могут возникать через ряд генетических, эпигенетических или нейронных механизмов [12]. Многие из этих асимметрий аналогичны асимметриям у людей или могут рассматриваться как эволюционные предшественники. Сильная предвзятость левого полушария к динамике действий у морских млекопитающих и некоторых приматов и предубеждения левого полушария к действиям у людей, возможно, включая жесты, речь и использование инструментов, могут происходить от общего предшественника [13].Доминирование эмоций в правом полушарии, по-видимому, присутствует у всех исследованных до сих пор приматов, что свидетельствует об эволюционной преемственности, уходящей корнями по крайней мере 30-40 миллионов лет [14]. Доминирование левого полушария для вокализации было показано у мышей [15] и лягушек [16], и вполне может быть связано с преобладанием левого полушария в отношении речи, хотя сам язык уникален для людей и не обязательно является вокальным, о чем нам напоминают языки жестов. . Около двух третей шимпанзе — правши, особенно в жестах [17] и метании [18], а также демонстрируют левостороннее увеличение в двух областях коры головного мозга, гомологичных основным языковым областям человека, а именно области Брока [19]. и площадь Вернике [20] (см.).Эти наблюдения были восприняты как свидетельство того, что язык не появился de novo у людей, как утверждали Хомский [21] и другие, а постепенно эволюционировал через нашу родословную приматов [22]. Они также были интерпретированы как свидетельство того, что язык возник не из криков приматов, а из жестов рук [23] — [25].

Некоторые отчеты об эволюции языка (например, [25]) были сосредоточены на зеркальных нейронах, впервые идентифицированных в мозге обезьяны в области F5 [26], области, гомологичной области Брока у людей, но теперь рассматриваемой как часть обширной сети. более широко гомологичен языковой сети [27].Зеркальные нейроны называются так потому, что они реагируют, когда обезьяна выполняет действие, а также когда они видят, что другой человек выполняет то же действие. Это «зеркальное отображение» того, что видит обезьяна, на то, что она делает, кажется, обеспечивает естественную платформу для эволюции языка, которая, как можно видеть, включает отображение восприятия на производство. Например, моторная теория восприятия речи утверждает, что мы воспринимаем звуки речи в соответствии с тем, как мы их производим, а не посредством акустического анализа [28].Зеркальные нейроны обезьян также реагируют на звуки таких физических действий, как рвут бумагу или роняют палку на пол, но молчат на крики животных [29]. Это предполагает эволюционную траекторию, в которой зеркальные нейроны возникли как система для производства и понимания ручных действий, но в ходе эволюции стали все более латерализованными в левое полушарие, включая вокализацию и приобретение грамматической сложности [30]. Левое полушарие является доминирующим как для языка жестов, так и для разговорной речи [31].

Сами зеркальные нейроны были жертвами гипербол и мифов [32], и нейробиолог Вилаянур Рамачандран однажды предсказал, что «зеркальные нейроны сделают для психологии то же, что ДНК сделала для биологии» [33]. Как следует из самого названия, зеркальные нейроны часто принимаются за основу для имитации, но нечеловеческие приматы — плохие имитаторы. Кроме того, моторная теория восприятия речи не учитывает тот факт, что речь может быть понята людьми, лишенными способности говорить, например, с повреждением области Брока.Даже шимпанзе [34] и собаки [35] могут научиться отвечать на простые устные инструкции, но не могут воспроизводить ничего, напоминающего человеческую речь. Альтернативой является то, что зеркальные нейроны являются частью системы калибровки движений, чтобы соответствовать восприятию, как процесс обучения, а не прямого имитации. Обезьяна постоянно наблюдает за движениями своих рук, чтобы научиться точно дотягиваться, а лепет младенец калибрует производство звуков в соответствии с тем, что она слышит. Младенцы, выросшие в семьях, где используется язык жестов, «лепечут», делая повторяющиеся движения руками [36].Более того, именно этот продуктивный аспект языка, а не механизмы понимания, показывает более выраженную предвзятость к левому полушарию [37].

Врожденная асимметрия

Ручка и церебральная асимметрия обнаруживаются у плода. Ультразвуковая запись показала, что к десятой неделе беременности большинство плодов перемещает правую руку больше, чем левую [38], а с 15-й недели чаще всего сосут правый большой палец, а не левый [39] — асимметрия сильно прогнозирует более поздней ручности [40] (см.).В первом триместре у большинства плодов наблюдается увеличение сосудистого сплетения влево [41], структуры внутри желудочков, которая, как известно, синтезирует пептиды, факторы роста и цитокины, которые играют роль в нейрокортикальном развитии [42]. Эта асимметрия может быть связана с увеличением влево височной плоскости (часть области Вернике), очевидным на 31 неделе [43].

При такой пренатальной асимметрии мозга примерно две трети случаев демонстрируют смещение влево. То же самое соотношение относится к асимметрии височной плоскости как у младенцев, так и у взрослых [44].Распространенность правшей у шимпанзе также составляет около 65–70 процентов, как и вращающий момент по часовой стрелке, при котором правое полушарие выступает вперед, а левое — назад, как у людей, так и у человекообразных обезьян [45]. Эти и другие асимметрии привели к предположению, что асимметрия «по умолчанию» около 65–70 процентов, как у человекообразных обезьян, так и у людей, является врожденной, а асимметрия человеческой руки и церебральная асимметрия речи увеличиваются примерно до 90 процентов за счет «Культурная грамотность» [46].

Вариации асимметрии

Какими бы ни были их «истинные» проявления, вариации руки и церебральная асимметрия вызывают сомнения в значении «стандартного» условия праворукости и лево-церебральной специализации для языка, наряду с другими качествами, связанными с левое и правое полушарие, которые так часто упоминаются в популярных дискурсах. Ручка и церебральная асимметрия не только изменчивы, но и несовершенно связаны. Около 95–99 процентов правшей обладают левым полушарием в отношении речи, но так же около 70 процентов левшей.Асимметрия мозга в отношении языка может на самом деле более тесно коррелировать с асимметрией мозга для умелых ручных действий, таких как использование инструментов [47], [48], что снова подтверждает идею о том, что сам язык вырос из ручного мастерства — возможно, первоначально через пантомиму.

Даже когда мозг находится в состоянии покоя, изображение мозга показывает асимметрию активности в ряде областей. Факторный анализ этих асимметрий выявил четыре различных измерения, каждое из которых не коррелирует между собой. Только одно из этих измерений соответствовало языковым областям мозга; остальные три были связаны со зрением, внутренним мышлением и вниманием [49] — зрение и внимание были смещены в сторону правого полушария, язык и внутреннее мышление — влево.Этот многомерный аспект ставит под сомнение идею о том, что церебральная асимметрия имеет какое-то единое и универсальное значение.

Наручность, по крайней мере, частично зависит от родительской руки, что предполагает генетический компонент [50], но гены не могут рассказать всю историю. Например, около 23% монозиготных близнецов, имеющих одни и те же гены, имеют противоположную ориентацию [51]. Эти так называемые «зеркальные близнецы» сами стали жертвами мифа « в Зазеркалье» ; согласно Мартину Гарднеру [52], Льюис Кэрролл предполагал, что близнецы Твидлдум и Твидлиди в этой книге будут энантиомерами или совершенными трехмерными зеркальными изображениями в телесной форме, а также в работе рук и мозга.Хотя некоторые утверждали, что зеркальное отображение возникает в процессе самого двойникования [53], [54], крупномасштабные исследования предполагают, что ручность [55], [56] и церебральная асимметрия [57] у зеркальных близнецов не подлежат особому зеркальному отображению. эффекты. У большинства разноручных близнецов левое полушарие является доминирующим в отношении речи у обоих близнецов, что согласуется с выводом о том, что у большинства одиноких левшей также доминирует левое полушарие в отношении речи. У близнецов, как и у одиноких, по оценкам, только около четверти вариации руки обусловлена ​​генетическими влияниями [56].

Способ, которым наследуется праворукость, был наиболее успешно смоделирован путем предположения, что ген или гены влияют не на то, правша или левша человек, а на то, будет ли выражаться склонность к праворукости или нет. У тех, у кого отсутствует предвзятость «сдвига вправо», направление руки зависит от случая; то есть леворукость возникает из-за отсутствия смещения в сторону правой руки, а не из-за «гена левой руки». Такие модели могут достаточно хорошо объяснить влияние родителей [58] — [60], и даже связь между ручностью и церебральной асимметрией, если предполагается, что один и тот же ген или гены склоняют мозг к левостороннему преобладанию речи [ 60], [61].Сейчас кажется вероятным, что участвует ряд таких генов, но основная идея о том, что гены влияют на то, выражается или нет данное направленное смещение, а не на то, может ли оно быть обращено вспять, остается правдоподобным (см. Вставку 1).

Вставка 1. Генетика рук и церебральная асимметрия

Анализ сцепления часто выявляет гены-кандидаты латеральности, но слишком часто они терпят неудачу в последующем анализе — распространенная проблема при поиске генов, связанных с поведением человека.Частично проблема заключается в огромной необъятности генома, что означает, что кандидаты могут появиться случайно, и проблема усугубляется вероятностью наличия сильного случайного элемента в определении самой руки. При соответствующем статистическом контроле несколько крупномасштабных полногеномных исследований не смогли выявить какой-либо единственный локус, значимо связанный с хиральностью [68], [69], включая одно исследование [70], основанное на большой выборке близнецов, которая также не удалось конкретно поддержать модель одного гена, разработанную Макманусом [60], или более слабые версии этой модели.Авторы одного исследования подсчитали, что может быть задействовано до 40 различных локусов [71], но отмечают, что было бы трудно отличить мультилокусные модели от модели с одним геном, такой как модель МакМануса, с точки зрения родословной ручности.

Изучение одного гена-кандидата, PCSK6 , привело к некоторому пониманию того, как полигенный контроль хиральности. В трех независимых выборках людей с дислексией полногеномный анализ показал, что минорный аллель в локусе rs11855415 в этом гене в значительной степени связан с повышенной праворукостью [72].Этот аллель не был существенно связан с хиральностью в большой выборке из общей популяции. Другой целевой поиск в гене PCSK6 не подтвердил роль rs11855415 в большой выборке из общей популяции, но показал, что полиморфизм тандемных повторов в другом локусе, rs10523972, был связан со степенью, но не с направлением ручность [73]. PCSK6 участвует в регуляции NODAL, который играет роль в развитии левой-правой оси у позвоночных, а нокаут PCSK6 у мышей приводит к дефектам размещения обычно асимметричных внутренних органов.Несколько других генов в пути, который приводит к аномалиям лево-правого развития у мышей, оказались связаны как группа с человеческой рукой в ​​общей популяции, что привело к предположению, что ручность действительно является полигенным признаком, частично контролируемым генами, которые устанавливают асимметрия тела на ранних этапах развития [74].

Другой представляющий интерес ген — это LRRTM1 , который был связан с ручностью и шизофренией при наследовании от отца [75], где конкретный гаплотип, состоящий из минорных аллелей в трех местах в пределах гена, значительно сдвинул хиральность влево — a находка частично подтверждена в другом месте [76].Опять же, LRRTM1 не выделяется в анализах всего генома в образцах из общей популяции. Тем не менее, шизофрения долгое время ассоциировалась с повышенной леворукостью или амбидекстрией [77], [78], как и шизотипия и склонность к магическому мышлению [79] — [81]. Так же, как ассоциация PCSK6 с дислексией привела к предположению о полигенном пути, так и ассоциация LRRTM1 с шизофренией может привести к другим путям, влияющим на маневренность и асимметрию мозга.

Другое предположение состоит в том, что церебральная асимметрия и даже предрасположенность к шизофрении были критическими для человеческого видообразования, включая перестройку в хромосомах X и Y, и что именно это событие составило предполагаемый «большой взрыв», который создал язык novo у нашего вида [82]. Идея о том, что язык возник таким скачкообразным образом, все еще отстаиваемая Хомским [21], в настоящее время широко подвергается сомнению [83], [84]. Анализ сцепления мало поддерживает участие X- и Y-хромосом, хотя одно исследование показало, что повторы последовательности CAG в локусе рецептора андрогена на X-хромосоме связаны с хиральностью.У женщин частота леворукости увеличивалась с увеличением количества повторов, а у мужчин — с увеличением количества повторов. Это открытие подтверждает роль тестостерона в определении хреновости [85]. В недавних формулировках теории X – Y было высказано предположение, что ручность и церебральная асимметрия являются факультативными чертами, универсально кодируемыми в геноме человека, и что вариации, вызывающие шизофрению или аномалии ручности и церебральной асимметрии, являются эпигенетическими и, следовательно, не кодируется в нуклеотидной последовательности [86].Похоже, что эпигенетические изменения посредством метилирования ДНК могут передаваться между поколениями [87], что может объяснять родословные эффекты, которые не обнаруживаются в анализах сцепления.

Другой ген, который был связан с эволюцией языка, — это ген FOXP2 , после открытия, что около половины членов расширенной семьи обладают мутацией этого гена, которая вызывает серьезный дефицит артикуляции речи [88]. В отличие от незатронутых членов семьи, все они не смогли показать активацию области Брока, когда их попросили молча генерировать слова, и действительно не продемонстрировали стойкой асимметрии вообще [89].Более недавнее исследование также показывает широко распространенные анатомические различия между пораженными и здоровыми членами семьи, включая двустороннее сокращение хвостатого ядра у пораженных членов, наряду с уменьшением серого вещества в области Брока слева [90]. Тем не менее, все затронутые люди — правши, поэтому эффект мутации, по-видимому, затрагивает мозговые цепи, участвующие в речи и, возможно, в более общем плане, в языке и других моторных навыках, но не в самой руке.Хотя ген FOXP2 человека является высококонсервативным в эволюции млекопитающих, он отличается в двух местах от такового у шимпанзе, что позволяет предположить, что он, возможно, сыграл роль в эволюции языка [91]. Свидетельства того, что самая последняя мутация также присутствовала в ДНК неандертальцев [92], снова опровергают теорию «большого взрыва», согласно которой язык эволюционировал исключительно у людей.

Помимо генетических соображений, отклонения от праворукости или лево-церебрального доминирования иногда связывают с инвалидностью.В 1920-х и 1930-х годах американский врач Сэмюэл Торри Ортон объяснил как нарушение чтения, так и заикание неспособностью установить церебральное доминирование [62]. Влияние взглядов Ортона снизилось, возможно, отчасти потому, что он придерживался эксцентричных идей о межполушарных переворотах, вызывающих путаницу между левыми и правыми [63], а отчасти потому, что объяснения теории обучения стали предпочтительнее неврологических. В недавней статье Дороти Бишоп переворачивает аргумент Ортона, предполагая, что слабая церебральная латерализация сама может быть результатом нарушения изучения языка [64].В любом случае идея связи между инвалидностью и нарушением церебрального доминирования может быть вызвана возрождением, поскольку недавние исследования показали, что амбидекстричность или отсутствие четкой управляемости или церебральной асимметрии действительно связаны с заиканием [65] и дефицитом в академические навыки [66], а также проблемы с психическим здоровьем [67] и шизофрения (см. вставку 1).

Хотя отсутствие асимметрии, а не ее обратное изменение может быть связано с проблемами социальной или образовательной адаптации, левши часто рассматриваются как несовершенные или противоречащие друг другу, но это может быть основано больше на предубеждениях, чем на предубеждениях. факты.Левши преуспели во всех сферах жизни. В их число входят пять из семи последних президентов США, звезды спорта, такие как Рафаэль Надаль в теннисе и Бейб Рут в бейсболе, а также человек эпохи Возрождения Леонардо да Винчи, возможно, величайший гений всех времен.

Отчет о финансировании

Некоторые исследования, кратко изложенные в этой статье, финансировались Contract UOA из Фонда Марсдена Королевского общества Новой Зеландии. Финансирующие организации не играли никакой роли в дизайне исследования, сборе и анализе данных, принятии решения о публикации или подготовке рукописи.

Список литературы

1. Герц Р. (1960) Смерть и правая рука. Абердин (Соединенное Королевство): Cohen & West. [Google Scholar] 2. Broca P (1865) Sur la siège de la faculté du langage articulé. Bull Mem Soc Anthropol Париж 6: 377–393. [Google Scholar] 3. Chance SA, Crow TJ (2007) Исключительно человек: церебральная латерализация и язык в Homo sapiens . J Anthropol Sci 85: 83–100. [Google Scholar] 4. Харрингтон А. (1987) Медицина, разум и двойной мозг. Принстон (Нью-Джерси): Издательство Принстонского университета.[Google Scholar] 5. Sperry RW (1982) Некоторые эффекты отключения полушарий головного мозга. Наука 217: 1223–1227. [PubMed] [Google Scholar] 6. Gazzaniga MS, Bogen JE, Sperry RW (1965) Наблюдения за зрительным восприятием после отключения полушарий головного мозга у человека. Мозг 88: 221–230. [PubMed] [Google Scholar] 7. Эдвардс Б. (2012) Рисунок на правой стороне мозга. Нью-Йорк: Пингвин Патнэм. [Google Scholar] 8. Элламил М., Добсон С., Биман М., Кристофф К. (2012) Оценочные и генеративные способы мышления во время творческого процесса.Нейроизображение 59: 1783–1794. [PubMed] [Google Scholar] 9. Макгилкрист I (2009) Мастер и его посланник. Нью-Хейвен (Коннектикут): Издательство Йельского университета. [Google Scholar] 10. Corballis MC (1999) Находимся ли мы в здравом уме? В: Делла Сала С., редактор. Разумные мифы. Чичестер (Великобритания): John Wiley & Sons. С. 26–42. [Google Scholar] 11. Роджерс Л.Дж., Валлортигара Г., Эндрю Р.Дж. (2013) Разделенный мозг: биология и поведение асимметрий мозга. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. [Google Scholar] 12.Кончла М.Л., Бьянко И.Х., Уилсон С.В. (2012) Асимметрия кодирования в нейронных цепях. Nat Rev Neurosci 13: 832–843. [PubMed] [Google Scholar] 13. MacNeilage PF (2013) Асимметрии действий всего тела позвоночных и эволюция праворукости: сравнение между людьми и морскими млекопитающими. Дев Психобиол 56: 577–587. [PubMed] [Google Scholar] 15. Ehert G (1987) Преимущество левого полушария в мозгу мыши для распознавания ультразвуковых коммуникационных вызовов. Природа 325: 249–251. [PubMed] [Google Scholar] 16.Бауэр Р.Х. (1993) Латерализация нервного контроля лягушки вокализацией ( Rana pipiens ). Психобиол 21: 243–248. [Google Scholar] 17. Meguerditchian A, Vauclair J, Hopkins WD (2010) Шимпанзе в неволе используют правую руку, чтобы общаться друг с другом: последствия для происхождения мозгового субстрата для языка. Кора 46: 40–48. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 18. Hopkins D, Russell JL, Cantalupo C, Freeman H, Schapiro SJ (2005) Факторы, влияющие на распространенность и маневренность бросания шимпанзе в неволе ( Pan troglodytes ).J Comp Psychol 119: 363–370. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 20. Ганнон П.Дж., Холлоуэй Р.Л., Бродфилд, округ Колумбия, Браун А.Р. (1998) Асимметрия височной плоскости шимпанзе: человекоподобный образец гомолога языковой области Вернике. Наука 279: 220–222. [PubMed] [Google Scholar] 21. Хомский Н. (2010) Несколько простых evodev тезисов: насколько они верны для языка? В: Ларсон Р.К., Депрес В., Ямакидо Х., редакторы. Эволюция человеческого языка. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. С. 45–62. [Google Scholar] 22.Corballis MC (2012) Латерализация человеческого мозга. В: Хофман М.А., Фальк Д., редакторы. Прогресс в исследованиях мозга, Vol. 195. Амстердам: Эльзевир. С. 103–121. [PubMed] [Google Scholar] 23. Hewes GW (1973) Общение приматов и жестовое происхождение языка. Курр Антрополь 14: 5–24. [Google Scholar] 24. Corballis MC (2002) Из уст в уста: истоки языка. Принстон (Нью-Джерси): Издательство Принстонского университета. [Google Scholar] 25. Арбиб М.А. (2005) От распознавания обезьяноподобных действий к человеческому языку: эволюционная основа нейролингвистики.Behav Brain Sci 28: 105–168. [PubMed] [Google Scholar] 26. Риццолатти Дж., Камарди Р., Фогасси Л., Джентилуччи М., Луппино Дж. И др. (1988) Функциональная организация нижней зоны 6 у макаки. II. Область F5 и контроль дистальных движений. Exp Brain Res 71: 491–507. [PubMed] [Google Scholar] 27. Rizzolatti G, Sinigaglia C (2010) Функциональная роль теменно-лобного зеркального контура: интерпретации и неправильные интерпретации. Nat Rev Neurosci 11: 264–274. [PubMed] [Google Scholar] 28. Либерман А.М., Купер Ф.С., Шанквейлер Д.П., Стаддерт-Кеннеди М. (1967) Восприятие речевого кода.Psychol Rev 74: 431–461. [PubMed] [Google Scholar] 29. Колер Э., Кейзерс С., Умилта М.А., Фогасси Л., Галлезе В. и др. (2000) Слышание звуков, понимание действий: представление действия в зеркальных нейронах. Наука 297: 846–848. [PubMed] [Google Scholar] 30. Corballis MC (2003) Из уст в руки: жест, речь и эволюция правши. Behav Brain Sci 26: 198–208. [PubMed] [Google Scholar] 31. Петтито Л.А., Заторре Р.Дж., Гауна К., Никельски Э.Дж., Дости Д. и др. (2000) Речеподобная мозговая активность у глухих людей, обрабатывающих жестовые языки: последствия для нейронной основы человеческого языка.Proc Natl Acad Sci U S A 97: 13961–13966. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 32. Хикок Г.С. (2009) Восемь проблем для понимания действия теории зеркальных нейронов у обезьян и людей. J Cogn Neurosci 21: 1229–1243. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 34. Savage-Rumbaugh S, Shanker SG, Taylor TJ (1998) Обезьяны, язык и человеческий разум. Оксфорд: Издательство Оксфордского университета. [Google Scholar] 35. Pilley JW, Reid AK (2011) Бордер-колли воспринимает имена объектов как вербальные референты.Поведенческие процессы 86: 184–195. [PubMed] [Google Scholar] 36. Pettito LA, Holowka S, Sergio LE, Levy B, Ostry D (2004) Детские руки, которые двигаются в ритме языка: слышать, как младенцы, осваивающие язык жестов, беззвучно бормочут руки. Познание 93: 43–73. [PubMed] [Google Scholar] 37. Хикок Г.С., Поппель Д. (2007) Корковая организация обработки речи. Nat Rev Neurosci 8: 393–402. [PubMed] [Google Scholar] 38. Hepper PG, McCartney G, Shannon EA (1998) Боковое поведение у плодов человека в первом триместре.Нейропсихология 36: 531–534. [PubMed] [Google Scholar] 39. Хеппер П.Г., Шахидулла С., Уайт Р. (1991) Руки у человеческого плода. Нейропсихология 29: 1101–1111. [Google Scholar] 40. Hepper PG, Wells DL, Lynch C (2005) Пренатальное сосание большого пальца связано с послеродовой подвижностью. Нейропсихология 43: 313–315. [PubMed] [Google Scholar] 41. Abu-Rustum RS, Ziade MF, Abu-Rustum SE (2013) Референсные значения для правого и левого сосудистых сплетений плода в период от 11 до 13 недель: ранний признак латеральности «развития»? J Ультразвук Med 32: 1623–1629.[PubMed] [Google Scholar] 42. Redzic ZB, Preston JE, Duncan JA, Chodobski A, Szmydynger-Chodobska J (2005) Система сосудистого сплетения и спинномозговой жидкости: от развития к старению. Curr Top Dev Biol 71: 1–52. [PubMed] [Google Scholar] 43. Corballis MC (2013) Ранние признаки асимметрии мозга. Тенденции Cogn Sci 17: 554–555. [PubMed] [Google Scholar] 44. Geschwind N, Levitsky W (1968) Человеческий мозг: лево-правые асимметрии в височной области речи. Наука 161: 186–187. [PubMed] [Google Scholar] 45. Holloway RL, de la Coste-Lareymondie MC (1982) Асимметрия эндокастов головного мозга у понгидов и гоминидов: некоторые предварительные результаты палеонтологии церебрального доминирования.Am J Anthropol 58: 101–110. [PubMed] [Google Scholar] 46. Previc FH (1991) Общая теория пренатального происхождения церебральной латерализации у людей. Psychol Rev 98: 299–334. [PubMed] [Google Scholar] 47. Vingerhoets G, Acke F, Alderweireldt A-S, Nys J, Vandemaele P и др. (2012) Церебральная латерализация праксиса у правшей и левшей: одинаковый паттерн, разная сила. Hum Brain Mapp 33: 763–777. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 48. Xu J, Gannon PJ, Emmorey K, Smith JF, Braun AR (2009) Символические жесты и устная речь обрабатываются общей нейронной системой.Proc Natl Acad Sci U S A 106: 20664–20669. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 49. Лю Х., Stufflebeam С.М., Сепулькреа Дж., Хеддена Т., Бакнер Р.Л. (2009) Доказательства внутренней активности, свидетельствующие о том, что асимметрия человеческого мозга контролируется множеством факторов. Proc Natl Acad Sci U S A 106: 20499–20503. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 50. McManus IC, Bryden MP (1992) Генетика маневренности, церебрального доминирования и латерализации. В: Rapin I, Segalowitz SJ, редакторы. Справочник по нейропсихологии, Vol.6: нейропсихология развития, Часть 1. Амстердам: Elsevier. С. 115–144. [Google Scholar] 51. Сикотт Н.Л., Вудс Р.П., Мацциотта Дж.К. (1999) Рука близнецов: метаанализ. Латеральность 4: 265–286. [PubMed] [Google Scholar] 52. Гарднер М., Кэрролл Л. (1960) Аннотированная Алиса. Нью-Йорк: Брэмхолл-хаус. [Google Scholar] 53. Люкс С., Келлер С., Маккей С., Эберс Дж., Маршалл Дж. К. и др. (2008) Перекрестная церебральная латерализация для вербальной и зрительно-пространственной функции у парных монозиготных близнецов, несогласных с управляемостью: МРТ и фМРТ изображения мозга.J Anat 212: 235–248. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 54. Sommer IEC, Ramsey NF, Mandl RCW, Kahn RS (2002) Латерализация языка в монозиготных парах близнецов, согласованная и несогласная для ручности. Мозг 125: 2710–2718. [PubMed] [Google Scholar] 55. McManus IC (1980) Руки близнецов: критический обзор. Нейропсихология 18: 347–355. [PubMed] [Google Scholar] 56. Медланд С., Даффи Д.Л., Райт М.Дж., Геффен Г.М., Хэй Д.А. и др. (2009) Генетическое влияние на ручность: данные из 25 732 австралийских и голландских близнецов.Нейропсихология 47: 330–337. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 57. Бадзакова-Трайков G, Häberling IS, Corballis MC (2010) Церебральная асимметрия у монозиготных близнецов: исследование фМРТ. Нейропсихология 48: 3086–3093. [PubMed] [Google Scholar] 58. Аннетт M (2002) Ручность и асимметрия мозга: теория сдвига вправо. Хоув (Соединенное Королевство): Psychology Press. [Google Scholar] 59. Klar AJS (1999) Генетические модели ручности, латерализации мозга, шизофрении и маниакальной депрессии. Schizophr Res 39: 207–218.[PubMed] [Google Scholar] 60. McManus C (2002) Правая рука, левая рука. Лондон: Вайденфельд и Николсон. [Google Scholar] 61. Корбаллис М.С., Бадзакова-Трайков Г., Хеберлинг И.С. (2012) Правая рука, левое полушарие: генетические и эволюционные основы церебральных асимметрий для языка и мануальных действий. Wiley Interdiscip Rev Cogn Sci 3: 1–17. [PubMed] [Google Scholar] 62. Ортон С.Т. (1937) Проблемы с чтением, письмом и речью у детей. Нью-Йорк: Нортон. [Google Scholar] 63. Corballis MC, Beale IL (1993) Повторный визит Ортона: дислексия, латеральность и спутанность сознания слева направо.В: Willows DM, Kruk RS, Corcos E, редакторы. Зрительные процессы при чтении и нарушениях чтения. Хиллсдейл (Нью-Джерси): Лоуренс Эрлбаум Ассошиэйтс. С. 57–73. [Google Scholar] 65. Кушнер Х.И. (2012) Переподготовка левшей и этиология заикания: взлет и падение интригующей теории. Латеральность 17: 673–693. [PubMed] [Google Scholar] 66. Crow TJ, Crow LR, Done DJ, Leask S (1998) Относительные навыки рук предсказывают академические способности: глобальные дефициты в точке полушарной нерешительности. Нейропсихология 36: 1275–1282.[PubMed] [Google Scholar] 67. Родригес А., Каакинен М., Мойланен И., Таанила А., Макгоф Дж. Л. и др. (2010) Двусторонность связана с проблемами психического здоровья у детей и подростков. Педиатрия 125: e340 – e348. [PubMed] [Google Scholar] 69. McManus IC, Davison A, Armor JAL (2013) Мультилокусные генетические модели ручности очень похожи на модели с одним локусом в объяснении семейных данных и совместимы с общегеномными исследованиями ассоциации. Ann N Y Acad Sci 1288: 48–58. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 71.Шерри Т.С., Брандлер В.М., Параккини С., Моррис А.П., Ринг С.М. и др. (2011) PCSK6 связан с рукопожатием у людей с дислексией. Хум Мол Генет 20: 608–614. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 74. Francks C, Maegawa S, Lauren J, Abrahams BS, Velayos-Baeza A, et al. (2007) LRRTM1 на хромосоме 2p12 — это ген, подавленный по материнской линии, который по отцовской линии связан с ручностью и шизофренией. Мол Психиатрия 12: 1129–1139. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 75. Ludwig KU, Mattheisen M, Muhleisen TW, Roeske D, Schmäl C и др.(2009) Подтверждающие доказательства импринтинга LRRMT1 при шизофрении. Мол Психиатрия 14: 743–745. [PubMed] [Google Scholar] 76. ДеЛиси Л.Е., Светина С., Рази К., Шилдс Г., Веллман Н. и др. (2002) Предпочтение рук и навыки рук в семьях с шизофренией. Латеральность 7: 321–332. [PubMed] [Google Scholar] 77. Орр К.Г., Кэннон М., Гилварри С.М., Джонс П.Б., Мюррей Р.М. (1999) Больные шизофренией и их родственники первой степени проявляют чрезмерную неоднозначность. Schizophr Res 39: 167–176. [PubMed] [Google Scholar] 78.Барнетт К.Дж., Корбаллис М.К. (2002) Амбидекстричность и магическое мышление. Латеральность 7: 75–84. [PubMed] [Google Scholar] 79. Somers M, Sommer IE, Boks MP, Kahn RS (2009) Предпочтение рук и популяционная шизотипия. Schizophr Res 108: 25–32. [PubMed] [Google Scholar] 80. Tsuang H-C, Chen WJ, Kuo S-Y, Hsiao P-C (2013) Межкультурный характер взаимосвязи между шизотипией и смешанной хирургией. Латеральность 18: 476–490. [PubMed] [Google Scholar] 81. Crow TJ (2008) Теория «большого взрыва» происхождения психоза и языковой способности.Schizophr Res 102: 31–52. [PubMed] [Google Scholar] 82. Corballis MC (2009) Эволюция языка. Ann N Y Acad Sci 1156: 19–43. [PubMed] [Google Scholar] 83. Dediu D, Levinson SC (2013) О древности языка: переосмысление языковых способностей неандертальцев и их последствия. Фронт Психол 4: 397. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 84. Йоханссон С. (2013) Говорящие неандертальцы: что говорят окаменелости, генетика и археология? Биолингвистика 7: 35–74. [Google Scholar] 85.Medland SE, Duffy DL, Spurdle AB, Wright MJ, Geffen GM и др. (2005) Противоположные эффекты длины повтора CAG рецептора андрогена на повышенный риск леворукости у мужчин и женщин. Behav Genet 35: 735–744. [PubMed] [Google Scholar] 86. Crow TJ (2013) Гипотеза XY гена психоза: происхождение и текущее состояние. Am J Med Genet B Neuropsychiatr Genet 9999: 1–25. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 88. Lai CS, Fisher SE, Hurst JA, Vargha-Khadem F, Monaco AP (2001) Ген вилочного домена мутирован при тяжелом речевом и языковом расстройстве.Природа 413: 519–523. [PubMed] [Google Scholar] 89. Льежуа Ф., Бальдевег Т., Коннелли А., Гадиан Д. Г., Мишкин М. и др. (2003) Языковые аномалии фМРТ, связанные с мутацией гена FOXP2. Nat Neurosci 6: 1230–1237. [PubMed] [Google Scholar] 90. Варга-Хадем Ф., Уоткинс К.Э., Прайс С.Дж., Эшбернер Дж., Алкок К.Дж. и др. (2013) Нейронные основы наследственного расстройства речи и языка. Proc Natl Acad Sci U S A 95: 12695–12700. [Бесплатная статья PMC] [PubMed] [Google Scholar] 91. Enard W., Przeworski M, Fisher SE, Lai CSL, Wiebe V и др.(2002) Молекулярная эволюция FOXP2, гена, отвечающего за речь и язык. Природа 418: 869–871. [PubMed] [Google Scholar] 92. Краузе Дж., Лалуэза-Фокс С., Орландо Л., Энард В., Грин RE и др. (2007) Производный вариант FOXP2 современного человека был общим с неандертальцами. Curr Biol 17: 1908–1912. [PubMed] [Google Scholar]

Битва полов: мужской и женский мозг

Вы когда-нибудь были озадачены мыслями и поведением противоположного пола? Ты не одинок! Пишут книги, поют песни и шутят о том, что невозможно понять битву полов.Изучение различий в мужском и женском мозге дает захватывающие ключи к разгадке тайны.

Архитектура мозга

Мужское и женское тела значительно различаются по размеру и форме, мозг не является исключением. Различия в размере и структуре мужского и женского мозга позволяют понять, как мы думаем и ведем себя. Вы когда-нибудь задумывались, почему женщины склонны говорить больше, чем мужчины, или почему мужчины кажутся менее эмоциональными, чем женщины? Ответ начинается еще до того, как мы родимся.

В мозге есть левое и правое полушария, которые работают вместе. Однако в утробе матери эти полушария развиваются по-разному у мужчин и женщин. Например, женский мозг имеет вербальные центры в обоих полушариях с большим количеством связей между словами, воспоминаниями и чувствами. Мужской мозг, как правило, имеет вербальные центры только в левом полушарии с меньшим количеством связей между словами, воспоминаниями и чувствами. Это одна из причин, почему женщины склонны больше говорить и им легче обсуждать эмоции.

Еще один ключ к пониманию различий между мужчинами и женщинами находится в гиппокампе. Гиппокамп — это часть мозга, которая помогает нам формировать воспоминания и безопасно ориентироваться в окружающей среде. Женский мозг, как правило, имеет больше связей в гиппокампе. Это означает, что женщины, как правило, задействуют все пять чувств и более четко запоминают события дня, чем мужчины.

Интересно отметить, что мужской мозг обычно больше женского. Однако эта разница в размерах не связана с интеллектом.Разница в размерах объясняет только разницу в массе тела мужчин и женщин.

Забудьте о черном и белом, думайте о сером и белом!

Наш мозг состоит из двух разных типов материи — серого и белого. Серое вещество позволяет нам обрабатывать информацию и действия. Белое вещество отвечает за отправку этой информации в серое вещество и быстрое соединение различных частей мозга. Интересно, что чем больше серого вещества в мозгу, тем больше в нем морщин.Мозг животных с меньшим количеством серого вещества выглядит намного более гладким, чем наш.

Исследования показывают, что мужской мозг в целом использует до 7 раз больше серого вещества, в то время как женский мозг в целом использует в 10 раз больше белого вещества. Что это значит в битве полов? У мужчин использование большего количества серого вещества создает тенденцию к сосредоточению внимания на задаче, обычно с упором только на одну задачу за раз. Для женщин использование большего количества белого вещества упрощает выполнение нескольких задач одновременно.

Мысли идут туда, где течет кровь

Вы когда-нибудь замечали, как мужчины и женщины по-разному решают проблемы? Кровоток в головном мозге — одна из причин.У женщин обычно более высокий кровоток в мозгу, чем у мужчин. Повышенный кровоток связан с уровнем концентрации и связи.

Когда женщина сталкивается с проблемой, она, скорее всего, много раз задумается над ней и задумается над ее эмоциональными последствиями. У мужчин эмоциональная связь происходит ненадолго, после чего следует период анализа, а затем переход к следующей задаче. Мужчины часто занимаются деятельностью, совершенно не связанной с проблемой на этапе анализа решения проблемы, в то время как женщины очень поглощены проблемой на этапе анализа.

Ученые осторожно подчеркивают, что различия в мужском и женском мозге — это скорее рекомендации, чем абсолюты. Мысли, поведение и действия могут сильно различаться от человека к человеку независимо от пола. Однако больше информации о мужском и женском мозге может помочь нам понять некоторые общие различия, которые часто сбивают нас с толку. Надеюсь, что эти идеи помогут нам построить мост между ними, а не битву полов!

Левое полушарие знает, что делает правая рука

Просмотрите список самых известных левшей в истории, и вы, вероятно, увидите имя Альберта Эйнштейна.Вы даже можете увидеть, как люди связывают гений Эйнштейна с его леворукостью. Проблема в том, что леворукость Эйнштейна — это миф. Например, на бесчисленных фотографиях он пишет на классной доске правой рукой.

Но корни руки уходят в мозг — у правшей мозг преобладает в левом полушарии, и наоборот, — и левши, утверждающие, что Эйнштейн, были не так уж и далеки. Хотя он определенно был правшой, вскрытие показало, что его мозг не отражал типичного левого доминирования в области языка и речи.Полушария его мозга были более симметричными — черта, типичная для левшей и амбидекстров.

Для сравнения: 95 процентов правшей обладают мозгом, который строго разделяет задачи: левое полушарие почти исключительно обрабатывает речь и речь, правое — эмоции и обработку изображений, но только около 20 процентов левшей обладают мозгом, который так жестко распределяет эти обязанности. .

Специалист по полушариям мозга Майкл Корбаллис, доктор философии, психолог из Оклендского университета в Новой Зеландии, отмечает, что выполнение полушариями различных задач может повысить эффективность мозга.

«Преимущество церебрального доминирования в том, что оно локализует функцию одного полушария», — говорит он. «В противном случае информация должна пересекать мозолистое тело взад и вперед, и это иногда может вызвать проблемы».

Сильно симметричный мозг, как у Эйнштейна, оставляет людей уязвимыми для умственной дисфункции, но также открывает путь для творческого мышления. Исследователи изучают этот необычно сбалансированный мозг и выясняют, почему это так.

Правило правды

По словам Корбаллиса, около 90 процентов людей — правши.Остальные 10 процентов либо левши, либо в некоторой степени владеют обеими руками, хотя люди с «истинной» амбидекстрией, т. Е. Вообще без доминирующей руки, составляют лишь около 1 процента населения.

Это означает, что подавляющее большинство людей на этой планете имеют сильно латерализованный мозг. «Вероятно, это не случайность», — говорит Корбаллис. Он утверждает, что на раннем этапе истории человечества и, возможно, даже у наших до-человеческих предков, эволюция делегировала разные когнитивные функции двум полушариям мозга.Для обеих сторон было бы неэффективно, например, обрабатывать речь человека, когда одно полушарие может делать это само по себе. Это позволяет другому полушарию делать что-то еще, например, разбираться в эмоциональном содержании речи.

Исследователи раньше думали, что незначительное повреждение мозга на раннем этапе развития вызывает леворукость, отмечает он.

«Но если это правда, то это, вероятно, меньшинство случаев», — говорит Корбаллис. Просто левшей слишком много, и повреждение мозга не может быть главной причиной, «поэтому мы обращаем внимание на генетику.«

В 2007 году генетики идентифицировали ген LRRTM1 на хромосоме 2, который, по-видимому, присутствует у большинства левшей ( Molecular Psychiatry , Vol. 12, No. 12). Этот ген также был связан с шизофренией, что согласуется с более ранними исследованиями, показавшими, что люди с шизофренией значительно чаще являются левшами или амбидекстрами.

Менее латерализованный мозг также может быть связан с более низкими показателями IQ, предполагает исследование Корбаллиса, опубликованное в Neuropsychologia (Vol.46, № 1). Исследование показало, что у левшей и правшей были схожие показатели IQ, но у людей, считающих себя амбидекстрами, результаты были немного ниже, особенно в арифметике, памяти и рассуждениях.

Эти результаты совпадают с предыдущими выводами Корбаллиса о том, что амбидекстры люди также получают более высокие оценки по шкале «магических идей», которая измеряет склонность людей, например, думать, что люди по телевидению разговаривают с ними напрямую или что они могут чувствовать, когда люди говорят. о них ( Laterality , Vol.7, № 11).

Связь между этими тремя открытиями — небольшая склонность к шизофрении, более низкие показатели IQ и магическое мышление — может указывать на то, что мозг с большей вероятностью столкнется с неисправными нейронными связями, когда информация, которую он обрабатывает, должна перемещаться туда и обратно между полушариями, говорит Корбаллис. .

Двусторонняя окупаемость

«Это ставит эволюционный вопрос», — говорит Корбаллис. «Если этот [правша] ген так полезен, почему все еще остаются левши?»

Исследования показывают, что у менее ограниченного мозга может быть большое преимущество: это может привести к менее ограниченному мышлению.

В течение многих лет неофициальные данные предполагали, что левши могут мыслить более творчески, чем правши, и недавние исследования подтверждают эту связь. В статье 2007 года в журнале Journal of Mental and Nervous Disease (том 195, № 10) было обнаружено, что музыканты, художники и писатели значительно чаще были левшами, чем участники контрольной группы.

У Корбаллиса есть теория относительно того, почему: информация подвержена ошибкам, когда она перемещается между полушариями мозга, и с большей вероятностью встретятся новые решения.Правши могут отвергнуть идею как слишком радикальную, но не правши, тем не менее, могут захотеть поддержать эту мысль и разработать решение, которое мозг правши сразу пропустит.

«Хорошо, когда в любом обществе есть несколько человек, которые думают за пределами площади», — говорит Корбаллис.

Левши тоже берут свое творчество прямо в банк, говорит Кристофер Рубек, доктор философии, экономист из колледжа Лафайет в Истоне, штат Пенсильвания. В исследовании, опубликованном в Laterality , он обнаружил, что левши зарабатывают немного больше, чем их сверстники-правши, работающие на одинаковых должностях.Эти результаты были наиболее заметны у мужчин-левшей с высшим образованием, говорит Рубек, которые в среднем зарабатывают на 15 процентов больше, чем правши. В областях, где ценно творческое мышление, левши могут получить преимущество и соответственно зарабатывать больше.

«Кажется, левши получают более высокую отдачу от своего образования», — говорит он.

Исследование обнаружило этот эффект у мужчин, но не у женщин, добавляет Рубек, хотя он не уверен, почему это может быть. И поскольку его исследование — одно из немногих, в которых до сих пор рассматривалась эта область, он предостерегает от чрезмерного обобщения этих результатов; на данный момент это остается интересной корреляцией.

Кроме того, приравнивание левши к творчеству приукрашивает тот факт, что 20 процентов левшей обладают сильно латерализованным мозгом и, вероятно, не более креативны, чем правши. Идея левшей как творческого типа «вероятно, относится к подгруппе [левшей], у которых нет явного доминирования в полушариях», — говорит Корбаллис.

Так какой окончательный вердикт? Что ж, в некотором смысле сам человеческое состояние можно охарактеризовать как баланс между асимметрией и симметрией мозга — рациональностью и творчеством, новыми идеями и традиционными решениями.

«Асимметричный мозг может даже представлять науку, а симметричный мозг — религию», — размышляет Корбаллис. «Без сомнения, это преувеличение, но думать об этом интересно».

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *