Проблемы раннего развития детей – Материал на тему: Реферат по дисциплине: Воспитание и обучение детей раннего возраста «Проблема диагностики психического развития в педагогике раннего возраста»

Содержание

Проблема исследования раннего развития детей



Данная статья посвящена теме раскрытия и изучения одной из актуальных проблем современных родителей. Это раннее развитие детей. Статья раскрывает особенности различий между развитием и обучением, а также раскрывает позитивные и негативные стороны усиленного раннего развития ребенка. Помимо этого, в статье рассмотрены методы и методики, применяемые и используемые в практике работы педагога-психолога с детьми данного возраста.

Ключевые слова: раннее развитие, обучение, методика, развитие мозговой деятельности.

Тема, выбранная нами в качестве предмета исследования посвящена вопросам рассмотрения раннего развития детей, выявления особенностей, которые возникают на данном этапе развития. С самого рождения начинается постоянное развитие ребенка. Сегодня, впрочем, как и всегда, вопрос о развитии детей очень актуален. Многие родители задумываются над тем, что нужно их ребенку? Усиленное занятие дома или специальные занятия в детских центрах. Знание в детском возрасте различных иностранных слов, цифр, цветов — что это обучение или развитие? Давайте для начала определимся, что обучение и развитие — это абсолютно различные понятия. Соответственно в возрасте до 5 лет для ребенка важно именно развитие, которое идет в ногу с возрастом ребенка (соответствие его интересов и потребностей). В младенческом возрасте ребенок эмоционально связан с матерью и самое важное, что может она дать ребенку — это любовь, внимание и забота. Именно эти чувства дают возможность младенцу познавать и узнавать окружающий его мир, воспринимать окружающую среду как безопасность. Все это вызывает чувство интереса и служит основой для дальнейшего познавания мира.

Следует отметить, что вопросами разработки раннего развития детей занимались многие ученые, такие, как: Масару Ибука [3], Б.Никитин [5, 6], Н.Зайцев [1].

Ранний возраст принято считать от 1,5 до 3 или 3,5 лет и основное развитие идет в определенных сферах, таких как: крупная моторика, развитие речи и предметная деятельность. «Это очень важный и наиболее сенситивный период для развития физического, психического и нравственного здоровья. Порой раннее развитие мы можем обозначить как «принуждение ребенка к приобретению знаний» [2, с. 293].

Итак, мы раскрыли и попытались понять, что подразумевается под понятием «развитие». Однако суть проблемы состоит в том, что амбициозные мамы и папы воспитывают и занимаются ни сколько развитием, а сколько обучением ребенка (счет, письмо, логика). Одним словом, азы тех предметов, которые будут изучаться в школе.

Дети от одного до 3 лет с большим интересом приобретают информацию. Это считается одним из самых интенсивных периодов в жизни ребенка. Они учатся сидеть, ходить, ползать, входить в диалог со взрослыми. Зачастую мы сталкиваемся с родителями, которые одержимы идеей развития своего ребенка. Здесь мы можем смело сказать, что это своего рода стремление испытать чувство гордости за свои родительские достижения и удачи. Но если ребенок встречает какие-либо неудачи на своем пути, это рассматривается как личное поражение взрослых. Будучи практикующим психологом могу отметить, что «проблема раннего развития» указывает на некие проблемные стороны самого родителя.

Из вышесказанного можно сделать выводы о том, что «раннее развитие» имеет как позитивные, так и негативные стороны.

Общеизвестно, что развитию умственных способностей способствует развитие когнитивных процессов (мышление, внимание, память, способность к языкам, логика и математика) и за все это отвечает высокое развитие коры головного мозга.

Начиная с младенческого возраста, развитие мозга идет очень интенсивно. Благодаря всем этим особенностям детей в возрасте 2,5–3 лет можно обучить большому объемному информации и знаний (письмо, счет, чтение). Мы можем задаться вопросом, для чего ребенку до 3 лет нужен такой большой поток информации — о социуме, об окружающем мире?

Человек на протяжении всей жизни социализируется, строит отношения с людьми, входит в контакт. Для всего этого соответственно необходим развитый мозг. Ребенку нужно владеть различными знаниями, принципами жизни и групповыми иерархиями. Также ребенку необходимо владеть знаниями об окружающем мире (флора и фауна, астрономия, история, география). Главный закон жизни, который действует на инстинктивном уровне — это умение выживать. Следовательно, возраст 3 года является наиболее сенситивным периодом для адаптации и социализации во внешнем мире.

Учитывая новый ритм современной жизни, маленькому ребенку приходится ежедневно получать огромный объем информации. Однако не стоит забывать, что для использования различных методологий нужно обязательно учитывать индивидуальные особенности ребенка. Также стоит учесть один момент. Недоразвитие мозга ребенка, может способствовать превращению его в состояние трудного ребенка. Можно считать ошибочным мнение о том, что развитие познавательных процессов главным образом состоит из обучения письму, счету. Достаточно провести познавательную беседу о природе, мире, то есть правильно построить познавательный диалог со своим малышом. Именно такое повседневное общение есть залог хорошего развития познавательных процессов.

Как было упомянуто выше раннее обучение имеет и отрицательные стороны. Первые 3 года жизни ребенка — это самый удачный и позитивный период для развития эмоциональной и сенсомоторной сферы ребенка. В этот период не стоит нагружать познавательные процессы (чтения, письма и счета). Таким образом, отбирается потенциальная энергия ребенка, которая рассчитана на проявление его эмоций и чувств. В этот момент спокойно могут произойти психосоматические дисфункции, которые могут привести к психосоматическим заболеваниям. Существует целый список болезней, которые мы можем внести в эти ряды. Таким образом, к 6–7 летнему возрасту можно наблюдать появление энуреза, агрессии, гиперактивности и тревожности. Основная сфера деятельности ребенка в этот период – это игровая деятельность. Малыши познают мир в результате игры (ролевой, имитации и т. д). Зачастую родители так охвачены идеей раннего развития ребенка, что загружают его ежедневное расписание походами в кружки, детские центры и т.д. Следовательно, у ребенка не остается ни одной свободной минуты для общения со сверстниками. Соответственно мы наблюдаем следующую картину, что дети не способны войти в контакт с другими детьми (нарушена коммуникативная сфера) либо элементарно поиграть в песочнице. Психологи ввели свой термин для подобного рода детей понятие — тепличный эффект. Да, такие дети эрудированы, но на любой вопрос, выходящий за рамки их знаний, или какое-либо общение со сверстниками выводит их из колеи.

Особенность детского восприятия состоит в том, что они хорошо запоминают то, что видят и слышат. Как отметили Никитин Б. П., Никитина Л. А в своей книге «значительно позже мы поняли, какие большие возможности для развития получат дети при самостоятельном исследовании окружающего мира» [5, с.29]. Помимо этого, важную роль в развитие ребенка играют их беседы со взрослыми. Дети очень хорошо воспринимают информацию, переданную при не опосредованном общении. Они применяют имитацию, учатся эмоциям и чувствам.

В науке существует много разнообразных методик, разработанных российскими авторами: система Монтессори [4], «складывая кубики» И. Зайцева [1], система «НУВЭРС» Никитиных [5,6,7]. Все эти методики, в основном построены по тому принципу, что мозг ребенка активно развивается до 5 лет. Конечно же, легче воспринимать информацию в детском возрасте, нежели будучи взрослым. Если методика правильно подобрана, то она будет мотивировать и формировать интерес к знаниям. Но необходимо знать, что даже самая эффективная и востребованная методика не всегда учитывает индивидуальные особенности и развитие вашего ребенка. Если родители будут обучать ребенка через «не хочу», то в дальнейшем это может вызвать ненависть к школьным предметам и обучению.

Из всего этого можно сделать вывод, что конкретного решения проблемы, связанного с использованием определенных методов и методик раннего развития детей понятие относительное. Именно учет особенностей каждого ребенка, индивидуальный подход к нему способствует оптимизации процесса воспитания ребенка данной возрастной категории. Любая из методик будет подходить вашему ребенку, свидетельствовать исключительно о развития его когнитивных процессов, эмоционально-волевой сферы, его мотивации, ну и конечно же многое будет зависеть от родителей, которые должны быть готовы предоставить эту возможность.

Литература:

  1. Зайцев Н. А. Письмо. Чтение. Счет. — СПб.: Лань, 1997. — 224 с.
  2. Крайг Г. Психология развития. — СПб.: Питер, 2005. — 940 с.
  3. Масару Ибукаю. После трёх уже поздно. О важности развития в первые три года жизни. — М.: Альпина нон-фикшн, 2017. — 224 с.
  4. Монтессори М. Мой метод. М.: АСТ.2006, 352 с.
  5. Никитин Б. П., Никитина Л. А. Мы, наши дети и внуки. в 2 томах. — М: Самокат, 2015. Т.1. — 224 с.
  6. Никитин Б. П. Интеллектуальные игры. — М, изд. 6-е испр. доп. с новым вступлением. — Обнинск: Световид, 2009. — 216 с.
  7. Никитины Л. А. и Б. П. Мы и наши дети. — М.: Ростов-на-Дону, 1991.

Основные термины (генерируются автоматически): ребенок, развитие, раннее развитие детей, раннее развитие, окружающий мир, ваш ребенок, младенческий возраст, жизнь ребенка, детский возраст, сенситивный период.

Проблема раннего обучения и развития детей

раннее обучение и развитие

Каждый родитель желает, чтобы его ребенок вырос самым умным, талантливым, необыкновенным. Проблема раннего обучения и развития детей в возрасте от 0 до 3-4 лет не сходит со страниц материнских форумов. В среде детских психологов и педагогов этот вопрос также продолжает вызывать большое количество разногласий.

Проблема раннего обучения и развития: за и против

За последние годы появилось множество методик, форсирующих естественный процесс развития ребенка. Авторы этих технологий основываются на том, что современное общество предъявляет всё более высокие требования к своим членам. Они уверяют – чтобы растущий человек успел побыстрее освоить необходимые навыки, знания, умения в большем объёме, следует развивать его способности, начиная с младенческого возраста. Обученные по этим методикам дети раньше других овладевают счётом, чтением, письмом, выделяются среди сверстников более высоким уровнем развития или отдельными талантами.

Оппоненты таких образовательных систем обращают внимание на вред от подобного вмешательства. Они справедливо считают, что выбор раннего обучения для малыша – это удовлетворение родительских амбиций, перенос на ребенка груза личных нереализованных желаний.

Негативные последствия раннего обучения

Ученым удалось отследить побочные эффекты применения технологий раннего обучения:

  1. Перегрузка центральной нервной системы
    , как следствие – возможное нарушение сна, энурез, частые соматические (телесные) заболевания, дисфункции эндокринной системы, заикание, расстройство эмоциональной сферы (капризы, агрессия и т.д.).
  2. Энергетическое «обкрадывание» тех отделов мозга, которые в возрасте до 4 лет обеспечивают действия, движения, восприятие своего тела в пространстве. В будущем, в 7-8 лет, функциональное недоразвитие этих участков может проявиться в неуклюжести, неумении владеть телом (трудно прыгать, спускаться по лестнице и т.д.).
  3. Недоразвитие связей между левым (отвечающим за логическое мышление, речь, чтение, письмо) и правым (образное мышление, пространственная ориентацию тела, эмоции) полушарием ведёт к школьным проблемам и неадекватному поведению.
  4. Завышенная планка родительских требований, их перфекционизм приводит к серьёзным проблемам психологического здоровья
    ребенка, которые сопровождают его потом во взрослой жизни.
  5. Преждевременно сниженная пластичность головного мозга препятствует раскрытию во взрослом возрасте генетически заложенного интеллектуального потенциала.

Раньше – не значит «лучше»

Развитие ребенка младшего и дошкольного возраста должно проходить без слёз, без принуждения, а подаваемая информация соответствовать физиологическим и психологическим особенностям этого возраста. На каждом возрастном этапе существуют сензитивные периоды, т. е. периоды, наиболее чувствительные к восприятию информации разного рода – тактильной, зрительной, речевой, умению слушать, ощущать запахи и вкусы, восприятию социальных навыков и т. д.

проблема раннего обучения и развитияВ этих фазах усвоение определенных знаний и навыков идет особенно продуктивно. Так, например, возраст от 0 до 5 лет – стадия повышенной двигательной и поисковой активности, от 6 до 10 лет – наиболее благоприятное время для изучения иностранных языков.

Различные зоны головного мозга «созревают» в разное время. Заставлять ребенка говорить, читать, считать, когда мозговые центры, отвечающие за это, ещё не готовы к восприятию, не только бесполезно, но даже приносит значительный вред общему развитию.

Установлено, что по мере развития отдельных областей головного мозга, нейронные цепочки, обрабатывающие информацию, меняются. Преждевременное обучение малыша (например, абстрактным понятиям) вынуждает мозг задействовать доступные на данный период нейронные пути. Неизбежная при этом энергетическая нагрузка на «несозревшие» для этого отделы мозга истощает другие участки, которые на этой возрастной стадии как раз предрасположены к активному развитию.

Парадоксом для «продвинутых» родителей, у которых актуальна проблема раннего обучения и развития, будет заключение современных нейропсихологов. Они выяснили, что беглым чтением, счетом быстрее (в нужное время) овладевает тот ребенок, которому не подсовывали раньше времени карточки с цифрами или буквами, а которому в возрасте от 0 до 4-х лет позволяли много двигаться, начиная от ползания и заканчивая подвижными уличными играми.

Правильные ориентиры раннего развития

Всё больше детских специалистов высказывают мнение, что нельзя преждевременно, неадекватно вторгаться в естественный процесс развития маленького человека. Самое правильное – ориентироваться на научно установленные сензитивные периоды – время физиологической готовности воспринять и переработать предлагаемую информацию. Для гармоничного развития ребенка младшего возраста без насилия над его психикой достаточно обеспечить следующие условия:

  1. играть с ним в сюжетно-ролевые игры – уже с полугода можно показывать бытовые ситуации с помощью игрушек: как они одеваются, кушают, танцуют, ложатся спать;
  2. создать условия для двигательной активности;
  3. организовать развивающую среду – развивающие игры, кубики, мозаики и т. д.;
  4. воспитывать интерес к творчеству – знакомить с рисованием, лепкой, поделками.

При этом важно наблюдать за предпочтениями малыша, его реакцией. Мозг ребенка без внешнего давления в процессе естественного развития сам сформирует оптимальные и эффективные для него алгоритмы будущего обучения.

Проблемы раннего развития и раннего обучения детей

настоящее время внимание многих психологов во всем мире при- влечено к проблемам раннего детства (ранний возраст 1–1,5 –

3–3,5 лет). Этот интерес далеко не случаен, так как обнаруживает — ся, что первые годы жизни — период наиболее интенсивного познавательно — го и нравственного развития, когда закладывается фундамент физического, психического и нравственного здоровья. От того, в каких условиях оно будет протекать, во многом зависит будущее ребенка.

«Вирус» под названием «раннее развитие детей» поразил большинство молодых родителей крупных городов. «Моя дочь уже в 3 года читает…» —

«А мой сын в 2,5 — считает», — хвастаются мамы малышей друг перед другом. Широкий размах увлечения методиками воспитания вундеркиндов спровоцирован появлением молодых неработающих, но образованных мам с нереализованными амбициями [5].

Необходимо пояснить, что в этом случае понятие «развитие» употреб — ляется ошибочно, так как на самом деле оно подразумевает психическое, фи — зическое и интеллектуальное формирование личности. Но в домашних «шко — лах для младенцев» занимаются не столько развитием, сколько досрочным обучением тем предметам, которые ребенок позже изучает в начальной шко — ле. Энтузиазм мам и пап подогревается необходимостью сдачи тестов при поступлении в элитные школы. Таким родителям кажется, что с помощью раннего обучения они дадут ребенку «ранний старт», повысив его конкурен — тоспособность в дальнейшей жизни.

Дети прекрасно развиваются в раннем возрасте, поглощая умопомрачи — тельные объемы информации, если им не мешают взрослые. Независимо от того, стремятся ли родители развить ребенка или не делают этого, — он прой- дет колоссальный этап развития именно в первые три года жизни, из которых особенно насыщен первый год. Это происходит просто потому, что ребенок так психически устроен. Но родители, зная об этой природной особенности ребенка и не вполне понимая, зачем она нужна, боятся чего-нибудь недодать

своему чаду. Многие из них окрылены идеей развития гения, чтобы гордить — ся своими достижениями в воспитании ребёнка. Ну очень хочется маме двух — летнего малыша сказать другой маме: «А наш уже читает!» И непременно подчеркнуть — «вот чего мы достигли!», подразумевая, «какая я молодец, какая я замечательная мама» [5].

Раннее обучение ребенка — это проблема родителей, а не детей. Это всег — да стремление испытать гордость за свои родительские достижения, даже если мама и папа искренне уверяют, что они хотят только общения с ребен — ком, хотят дать ему только самое лучшее. Причем очень часто родители стре — мятся к этому любой ценой, и все неудачи ребенка рассматривают как лич — ное поражение, подтверждение собственной несостоятельности. Педагоги и психологи из практики знают, что если к ним пришел ребенок, прошедший школу «раннего развития», то это, прежде всего, проблемные родители, а по — том уже — трудные дети.

Позитивные стороны раннего обучения

Главным аргументом приверженцев идеи раннего обучения служит ге — неральная особенность развития головного мозга ребенка. Способности мла- денцев просто невероятны. И сейчас ученые дают этому объяснение. При рождении мозг ребенка весит около 340 грамм, и в течение первых лет рас — тет с невероятной быстротой. К концу первого года его вес достигает при — близительно 1 100 граммов. А к 5 годам вес мозга ребенка составляет около

90% веса мозга взрослого человека. Многочисленные структуры мозга тоже претерпевают существенные изменения, проходя определенные стадии со- зревания. Наличие коры головного мозга отличает людей от животных. Вы — соким умственным способностям — мыслительной деятельности, памяти, языковым способностям, математическому мышлению мы обязаны развитию коры головного мозга. У новорожденных кора не слишком хорошо развита, в отличие от подкорковых структур. Но по мере увеличения ее веса, размера и образования нервных соединений, связывающих клетки, она развивается. И именно формирование нервных соединений, связывающих каждую клет — ку с множеством других, влияет на развитие мозга. А формирование связей у младенцев идет с космической скоростью. Эта скорость продолжает быть большой до 6-летнего возраста (максимальна она до 2,5–3 лет), а потом замед — ляется. По мере взросления ребенка рост числа связей постепенно прекра — щается, а потом и вовсе начинается обратный процесс. Незадействованные синаптические связи атрофируются и умирают, те же связи, которые активно используют, становятся прочными и стабильными. Именно благодаря этим особенностям развития мозга, дети с рождения имеют экстраординарные спо- собности. И в возрасте до 2,5–3 лет их легко можно научить тому, чему у нас детей учат гораздо позже и с трудом (это и чтение, и математика в объеме двух классов начальной школы, и иностранные языки, и многое другое).

В течение первого года жизни мозг развивается на 60%, а к трем го — дам — на 80%. В самом деле, — это впечатляет! Но это развитие происходит

не за счет появления новых клеток мозга, то есть серого вещества, а за счет разветвления нервной сети, миелинизации нервных волокон и образования связей между ними, — качественного развития высшей материи. Это гово — рит о том, что задача развития головного мозга — это не столько накопление информации, сколько ее систематизация. Задача накопления информации ре — шается примерно до исполнения малышу 9–10 месяцев, а затем начинается ее систематизация и, параллельно, продолжается накопление.

Зачем же ребенку нужно, чтобы к трем годам была накоплена и система — тизирована большая часть информации о внешнем мире? Человек существо социальное и ему необходим развитый мозг, чтобы он мог успешно интегри- роваться в социум. Для этого необходимо овладеть многими понятиями. На — пример, надо знать иерархию группы и общества, различные формы взаи — моотношений между ее членами, запретные зоны, свое положение в группе, культурные особенности, быт и систему хозяйствования. Но кроме этого необ — ходимо также знать и то, что позволит выжить, понять взаимосвязи с окружа — ющим миром и уметь ориентироваться в нем. А для этого необходимо знать животный и растительный мир, атмосферные и астрономические явления, смену времени суток и времен года, и так далее. Таким образом, к моменту активной социальной адаптации (социализации), которая начинается у ребен — ка примерно в 3–3,5 года, он должен знать все, что поможет ему жить по за — конам группы и выжить в природной среде обитания. Поэтому в зависимости от сложности устройства социума и условий выживания ребенок усваивает тот или иной объем знаний и проводит взаимосвязи между полученными по — нятиями. С этой точки зрения его развитие в указанный период должно быть оптимальным, востребованным жизненной необходимостью [6].

Одним из парадоксов нашего времени является то, что функциональные

возможности человеческого организма остаются неизменными с древних времен, а знать и уметь надо несоизмеримо больше, чем раньше. Этим объяс — няется наметившаяся в современной педагогике тенденция к более раннему интенсивному обучению — в педагогической практике широко применяются методики раннего развития; в более раннем возрасте, чем прежде, начинается и школьное обучение. Поэтому попытки навязать ребенку программу раз — вития определенную не его естественным образом жизни, а рекомендациями папы или мамы, — Н. Зайцева, Г. Домана или Б. Никитина — мы неизменно

вторгаемся в процесс индивидуального развития ребенка и нарушаем его.

С другой стороны, если ребёнком не заниматься, не развивать его, — он бу — дет ущербным, у него также будет много проблем, и его тоже можно будет счи — тать трудным ребёнком. Тогда встаёт закономерный вопрос: «А как заниматься развитием ребёнка?». Почему-то часто считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком

3–4 лет идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит:

«А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похо-

жего у них и что разного? Ведь они обе цветочки». То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать?». Вот это «заземлённое» действо и есть развитие познавательных процессов в ран — нем возрасте, по крайней мере, прежде всего [5].

Негативные стороны раннего обучения

Возможности раннего обучения действительно колоссальны и есть пси — хологические механизмы их задействования. В общем, это не новая и вполне доступная психолого-педагогическая информация. Авторы методик раннего обучения всегда подают эту информацию как некую диковинку, известную только им. Им кажется, что все остальные просто слепцы, которые не видят этих возможностей ребенка.

Интересен и тот факт, что подавляющим большинством разработчиков идей раннего развития являются мужчины: Глен Доман, Масару Ибука, Бо — рис Никитин, Николай Зайцев [1; 2; 4]. Однако сегодня в психологии доказа- но (в том числе отечественными исследователями), что в отличие от женщи — ны, мужчина в полной мере не способен идентифицировать себя с ребенком раннего возраста. Психологическая идентификация с ребенком, это особое состояние женщины-матери, позволяющее ей точно понимать все потреб — ности малыша. Именно поэтому в древних обществах мужчина допускался к воспитанию только после исполнения ребенку 5, а то и 7 лет. В некоторых русских общинах (местностях) для мужчины считалось позором, принимать участие в воспитании детей до 3 лет. Если он совершал подобный проступок, то женщины могли его публично побить и с криками выгнать из дому. Отец мог баловать маленького ребенка (ребёнка раннего возраста), но не мог вос — питывать или учить его. Известно также, что мальчики переходили на «муж — скую половину» не ранее исполнения им 5–6 лет.

В этих правилах поведения заключались прекрасное знание психологии пола и многовековая мудрость — только женщина-мать может точно чувство — вать потребности маленького ребенка и не сможет ему навредить. Мужчина же стремится к нововведениям, плохо рассчитывает силу ребенка, который может стать жертвой оплошности или неудачного воспитательного экспери — мента. Вот когда малыш окрепнет и подрастет, у него появится потребность расширить поле деятельности, тогда ему необходимо социальное участие мужчины.

Итак, мужчины придумали, «на какие кнопки надо нажимать», чтобы по — лучить вожделенный результат — маленького гения. А что же придумали женщины? А женщины оказались намного мудрее и придумали программу поощрения и поддержки грудного вскармливания, методы мягкой адаптации новорожденного к внеутробному существованию и методику спонтанного развития творческих способностей ребенка.

Есть, как упоминалось выше, нейрофизиологические законы развития мозга. Нейропсихолог А. В. Семенович считает, что энергетический потен- циал мозга ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то воз — никает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направ — лена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики [5].

Два–три года — это период активнейшего развития сенсомоторной и эмо — циональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, счи — тать — перегружать его познавательные процессы, — то вы отбираете энер — гию, в частности, у эмоций, у чувственного развития ребёнка. И у маленького ребенка «полетят» (в развитии) все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне ве — роятно проявление каких-то психосоматических дисфункций, что-то может за — болеть, и ребенка даже начнут лечить.

Последствия этого раннего «отбора психической энергии», кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда родители 6–7 летнего ребёнка начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся детские страхи, тревожность. Далее, почему «вдруг» возникают эмоциональные сры- вы в пубертате (в подростковом возрасте), «никто не понимает», почему ребе — нок «стал» чересчур агрессивным и/или гиперактивным [5].

Социально-психологические цели раннего обучения

Многообещающее раннее обучение ребенка, которое взрослые начинают осуществлять, чуть ли не на следующий день после родов (чтобы не опо- здать), не отличается содержательным разнообразием. Если мы посмотрим, какой именно набор знаний вкладывается в понятие «раннее развитие», то мы увидим, что это чтение и счет. Еще говорят о живописи, иностранных языках и музыке, но мало. Если мы вспомним, какой объем системной информации должен на своём уровне усвоить ребенок (иерархия и культура группы, раз — личные формы поведения, объекты живого и неживого мира, атмосферные и астрономические явления и так далее). Возникают вопросы, а не обедняем ли мы его? Не сводим ли мы его поистине гениальные возможности к собствен — ным примитивным представлениям о том, что такое гениальность?

Наверное, для мамы, которая не знает иностранного языка, не умеет скла — дывать в уме трехзначные числа и не любит читать книги, высшее проявление гениальности — это умение бегло читать и считать. Но с точки зрения ребенка это совсем не так. Он готов усваивать знания по зоологии, ботанике, изучать звездное небо, рассматривать облака, познавать водный мир, мифологию пото — му, что это ему интересно. Но взрослым трудно дать ему эти знания, они про — сто не знают этого сами, зато все они, в принципе, знают алфавит и цифры.

Специфика детского восприятия состоит в том, что лучше всего они усваи — вают только то, что видят и слышат, то, что получают в непосредственном общении со взрослыми. Но видеть они должны не знаковые символы (циф-

ры и буквы), а объекты внешнего мира и взаимоотношения в группе людей. Из многолетнего опыта воспитания детей первых лет жизни могу сказать, что они очень хорошо запоминают информацию на слух (в этом возрасте практи — чески у всех детей сензитивный период в развитии аудиальной модальности). Трехлетний ребенок способен рассказывать наизусть сказки и стихи, которые не раз слышал от матери или бабушки в 1,5 года притом, что эти стихи ему позже больше ни разу не читали. Но малыш не может в 3 года воспроизвести стихи и сказки, которые он прочел в 2 года сам. И здесь дело не в технической стороне запоминания, а в эмоциональности восприятия. Ребенок продуктив — но воспринимает то, что передано в непосредственном общении и окрашено определённой эмоцией и множеством «взрослых» интонаций. Текст же, кото — рый малыш читает самостоятельно, не расцвечен эмоциями, потому что ма — лыш пока не имеет опыта эмоциональной передачи информации. Этот опыт складывается у него в результате длительного ежедневного общения, в ре — зультате слушания рассказов и переживания различных событий.

Авторы различных методик исходят из постулата о том, что чем раньше

начать обучение, тем гениальнее будет воспитанник. На неопытных роди — телей это действует неотразимо: оказывается, мой ребенок может запросто

стать гением! «Волшебная палочка» для чудесного превращения младенца в вундеркинда берется из богатого набора известных новаторских «брэндов»: Монтессори («Ах!»), Никитин, Зайцев, Тюленев и другие. Чем подходы к ран — нему обучению отличаются друг от друга, что положительного способны они дать ребенку, а чем могут ему навредить?

Система М. Монтессори

Мария Монтессори, итальянская педагог-дефектолог, занималась про — блемой обучения умственно отсталых детей в первой половине XX века. Она разработала упражнения со стимульным материалом, — с картонными рамками, карточками и кубиками, тренирующими у детей мелкую моторику пальцев (на кончиках которых находятся нервные окончания, стимулирую — щие речевые центры в коре головного мозга). Умственно отсталые дети (с ко — торыми долго индивидуально занимались) не только научились говорить, но и начали читать, писать и считать раньше своих сверстников из обычной школы. И тогда М. Монтессори предположила, что те же упражнения (разви — тие мелкой моторики — развитие речи и тому подобное) могут помочь и при обучении здоровых детей [3]. Сегодня в монтессори-садиках по всей Европе в одной группе занимаются дети разного возраста и уровня знаний, старшие и более опытные своим примером помогают новичкам. Сложение и вычи — тание познается с помощью, например, разноцветных бусин, нанизанных на нитку в различном порядке, а читать дети учатся по специальным картинкам. Елена Смирнова, заведующая лабораторией психологии детей дошкольного возраста Психологического института РАО, считает, что эта система в ее тра — диционном варианте «ограничивает речевое взаимодействие детей и их фан — тазию». Фактически на этих уроках фантазия, воображение, эмоциональные

стороны маленькой личности не находят выхода. Человеческая природа та — кова, что со временем недостаток общения и бедность эмоциональной жизни приводят к расстройствам психики и психосоматическим заболеваниям [6].

«НУВЭрС» Никитиных

Семье Никитиных принадлежит идея «НУВЭРСа» — Необратимого Уга — сания Возможностей Эффективного Развития Способностей. Не дав ребенку до трех лет особых умений, родители, по мысли Никитиных, лишают его возможности в будущем приобретать знания и, в конечном счете, не дают раскрыться личности маленького человека.

На своих семи детях Никитины опробовали оригинальный метод раз — вития способностей с помощью кубиков, таблиц, логических задач. По си- стеме Никитиных дети должны не только умственно воспринимать знания, но и физически развиваться, чтобы тело, не перегруженное лишней одеждой, не отягощенное сверхкалорийной пищей, легко и охотно откликалось на ре — шение интеллектуальных задач [4]. Минусом системы Никитиных можно признать то, что в ней акцент сделан на физическое и интеллектуальное раз — витие, в ущерб эмоционально-чувственному формированию личности.

Сотрудники Института психологии РАН неоднократно предпринимали попытки понять особенности развития детей, воспитанных в семье Никити — ных. Но от предложения протестировать детей и дать научную оценку этой методике родители-новаторы отказывались. Интересно, что дети Никити — ных крайне неохотно рассказывают о своем раннем развитии, и никто из них не попытался повторить родительские эксперименты на собственных детях. Система Никитиных, казалось бы, нацеленная на воспитание гениев, вырас — тила из них совершенно обычных, хотя и образованных людей, с развитым геометрическим интеллектом.

«Складовые кубики» Н. Зайцева

Свои авторские кубики питерский педагог Николай Зайцев создал, «уви — дев» единицу строения языка не в слоге, а в так называемом складе. Склад — это пара из согласной с гласной, или из согласной с твердым или мягким знаком, или же это одна буква. Вот эти склады Зайцев и написал каждый на отдельных гранях кубиков. Пользуясь этими складами, ребенок начинает составлять слова. Кубики отличаются по цвету, размеру и звуку — их на — полняют разным содержимым: деревянными палочками (для кубиков с глу — хими звуками), металлическими крышечками (для звонких кубиков-звуков), бубенчиками или колокольчиками (для кубиков с гласными звуками). Это помогает детям интонационно почувствовать разницу между гласными и со — гласными, звонкими и мягкими звуками. Кубики Зайцева помогают детям

3–4 лет научиться читать с первых занятий.

Конечно, выучиться чтению по традиционным методикам труднее, чем по «кубикам Зайцева». Дело в том, что двухлетний ребенок способен без осо-

бых проблем выучить, какие звуки передаются какими буквами, но ничего прочесть он при этом все равно не сумеет, потому что он пока не способен понять, что отдельные звуки надо сливать в слоги и слова. В методике Н. За — йцева «тупость» двухлетнего малыша преодолевается хитрым способом: ре- бенку предъявляется, например, буквосочетание «МА» как один неделимый символ-склад. Подобных складов оказывается очень много — около двух со — тен, однако выучить «пару сотен» складов малышу все же проще, чем до — гадаться о том, что склады (условные слоги) получаются из отдельных букв. Но впоследствии, в традиционной школе, маленькому умнику придется фак — тически переучиваться, чтобы научиться читать традиционным способом. Тогда непонятно, зачем было осваивать «складовое» чтение?

«Читать раньше, чем ходить»

Так называется методика Виктора Тюленева [7], обосновавшего дости — жения в педагогике на опыте воспитания собственных дочерей. Он исполь- зует для домашнего образования карточки с буквами и цифрами, которые следует с самого рождения вешать над кроваткой малыша и показывать ему регулярно. Стены детской следует также украсить географическими картами, таблицей периодических элементов Д. И. Менделеева, портретами поэтов и писателей. В одной семье девочка с помощью методов В. Тюленева научилась читать в год, а через два месяца цитировала наизусть «Бородино» М. Ю. Лер — монтова, печатала на машинке и сама составляла из магнитных букв сло — ва на холодильнике. Это впечатляет! Однако, маме приходилось скрывать от окружающих способности своей дочери.

Психологи и медики утверждают, что активные образовательные экспери-

менты над «младенцами» не проходят бесследно. Психотерапевты приводят в качестве примера жалобы родителей на «ранообучаемых» детей: «Маль- чику 3,5 года, после садика водим на музыку и английский язык, при этом он плачет и кричит»; «Девочке 2 года, она не хочет ни рисовать, ни лепить. Быстро «накалякает» и бежит машинки катать!»; «Нам 5 лет — читает только из-под палки, только, если ремень видит».

Все программы воспитания гениев построены так, будто конечная цель состоит в том, чтобы ребенок в дошкольном возрасте лишь усвоил материал начальных классов. Конечно, семилетнему «грамотею» проще учиться в пер — вых классах, но когда приходит время заниматься всерьез информатикой или алгеброй, вдруг выясняется, что преимущества на стороне тех, кто с самого начала привык корпеть над обычными учебниками под присмотром зауряд — ных учителей. После поступления в вуз становится окончательно ясно, что ранний форсированный старт не обеспечил «вундеркинду» преимуществ по сравнению с однокашниками. Сторонникам раннего обучения часто прихо — дится отбиваться от критиков, которые говорят о том, что детей нельзя ли — шать детства. Многие методики акцентируются на легкости усвоения зна — ний, создается обманчивое впечатление, что ребенок учится как бы играючи,

безо всякого умственного усилия. После столь активного обучения в мла — денчестве у подросших вундеркиндов формируется эмоционально ущербная психика, не способная воспринимать в школе все усложняющиеся задания. Такие дети страдают зацикленностью на каких-то идеях, им трудно само- стоятельно сконцентрироваться, они постоянно перевозбуждены, требуют к себе повышенного внимания учителя. Профессор Елена Смирнова счи — тает, что, стремясь обучать 2–3-летнего ребенка чтению и счету, родители подсознательно устраняются от необходимости «опуститься» до его интере — сов и потребностей. Не всякий взрослый умеет играть с ребенком — встать на колени, ползать за машинами, говорить «за зайчика». Очень часто, не наи — гравшись досыта в раннем детстве, вундеркинды наверстывают упущенное в школе, предпочитая урокам игры под партой. Представители традиционной психологии и педагогики считают, что раннее развитие (излишне раннее обу — чение) — явление психолого-педагогически нездоровое прежде всего потому, что в его основе лежит совершенно ложная идея о том, что учить годовалого ребенка намного легче, чем шестилетнего. Профессор Елена Смирнова счи — тает, что драма заключается в том, что родители не понимают возрастной психологии, не знают особенностей восприятия, мышления, интеллекта ре — бенка. Никто не спорит, что развивать ребенка необходимо, но все хорошо в свое время [6].

Психологи настаивают на том, что до 5 лет, без активного познавательно — го интереса со стороны ребёнка, усиленно обучать читать и писать — значит, наносить вред детской психике, которая ориентирована на игровые способы познания мира и не способна адекватно «переваривать» информацию, выра- женную в абстрактных для ребенка символах. Если вовремя не остановиться в чрезмерно активном стремлении воспитать гения, то, возможно, потом при — дется лечить ребенка от заикания, энуреза, бессонницы, гастрита и других психосоматических заболеваний. Хотя есть в «эпидемии» раннего обучения («ускоренного» обучения) и положительный аспект. Здравомыслящие роди — тели, «переболев» новомодными педагогическими методиками, возвращают — ся к играм в «Ладушки» и сказкам про «Колобка» (у ребёнка должно быть игровое детство!). Психологи признают, что проверенные десятками поколе — ний методы воспитания гораздо лучше (пролонгировано эффективнее) ново — модных образовательных продуктов.

Итак, необходимость в раннем развитии, именно психологическом разви-

тии, а не обучении (!) ребенка несомненна, но методы, которые пытаются для этого использовать, оставляют желать лучшего. Опережение так же пагубно, как и отсрочка. Всему свое время. Во всяком случае, не нужно торопить — ся и ставить эксперименты на собственном ребенке, тем более что никто из разработчиков этих методик не говорит о том, что происходит с гениально- стью чада к исполнению ему 25–30 лет. А это очень важно, потому что только к этому возрасту можно произвести полную оценку педагогического воздей — ствия на ребенка (на человека) за все предшествующие годы. Если после всех

воздействий и воспитательных мер к 30 годам мы получим яркую личность, человека с устойчивыми нравственными понятиями, способностью к твор- честву и широкими интеллектуальными возможностями, значит, мы получи — ли хороший педагогический результат. А если нет?…

Материал взят из: Вестник МГПУ Серия «Педагогика и Психология» № 4 (29)

(Visited 1 101 times, 1 visits today)

С. В. Куваева Проблемы раннего развития и раннего обучения детей

скачать Дискуссии

С.В. Куваева

Проблемы раннего развития и раннего обучения детей

В настоящее время внимание многих психологов во всем мире при­влечено к проблемам раннего детства (ранний возраст 1-1,5 -3-3,5 дет). Этот интерес далеко не случаен, так как обнаруживается, что первые годы жизни — период наиболее интенсивного познавательно го и нравственного развития, когда закладывается фундамент физического, психического и нравственного здоровья. От того, в каких условиях оно будет протекать, во многом зависит будущее ребенка.

«Вирус» под названием «раннее развитие детей» поразил большинство молодых родителей крупных городов. «Моя дочь уже в 3 года читает…» — «А мой сын в 2,5 — считает», — хвастаются мамы малышей друг перед другом. Широкий размах увлечения методиками воспитания вундеркиндов спровоцирован появлением молодых неработающих, но образованных мам с нереализованными амбициями [5].

Необходимо пояснить, что в этом случае понятие «развитие» употребляется ошибочно, так как на самом деле оно подразумевает психическое, физическое и интеллектуальное формирование личности. Но в домашних «школах для младенцев» занимаются не столько развитием, сколько досрочным обучением тем предметам, которые ребенок позже изучает в начальной школе. Энтузиазм мам и пап подогревается необходимостью сдачи тестов при поступлении в элитные школы. Таким родителям кажется, что с помощью раннего обучения они дадут ребенку «ранний старт», повысив его конкурентоспособность в дальнейшей жизни.

Дети прекрасно развиваются в раннем возрасте, поглощая умопомрачи­тельные объемы информации, если им не мешают взрослые. Независимо от того, стремятся ли родители развить ребенка или не делают этого, — он пройдет колоссальный этап развития именно в первые три года жизни, из которых особенно насыщен первый год. Это происходит просто потому, что ребенок так психически устроен. Но родители, зная об этой природной особенности ребенка и не вполне понимая, зачем она нужна, боятся чего-нибудь недодать своему чаду. Многие из них окрылены идеей развития гения, чтобы гордить­ся своими достижениями в воспитании ребёнка. Ну очень хочется маме двух­летнего малыша сказать другой маме: «А наш уже читает!» И непременно подчеркнуть — «вот чего мы достигли!», подразумевая, «какая я молодец, какая я замечательная мама» [5],

Раннее обучение ребенка — это проблема родителей, а не детей. Это всегда стремление испытать гордость за свои родительские достижения, даже если мама и папа искренне уверяют, что они хотят только общения с ребен­ком, хотят дать ему только самое лучшее. Причем очень часто родители стре­мятся к этому любой ценой, и все неудачи ребенка рассматривают как лич­ное поражение, подтверждение собственной несостоятельности. Педагоги и психологи из практики знают, что если к ним пришел ребенок, прошедший школу «раннего развития», то это, прежде всего, проблемные родители, а потом уже — трудные дети.

Позитивные стороны раннего обучения

Главным аргументом приверженцев идеи раннего обучения служит генеральная особенность развития головного мозга ребенка. Способности младенцев просто невероятны. И сейчас ученые дают этому объяснение. При рождении мозг ребенка весит около 340 грамм, и в течение первых лет растет с невероятной быстротой, К концу первого года его вес достигает при­близительно 1100 граммов. А к 5 годам вес мозга ребенка составляет около 90% веса мозга взрослого человека. Многочисленные структуры мозга тоже претерпевают существенные изменения, проходя определенные стадии созревания. Наличие коры головного мозга отличает людей от животных. Вы­соким умственным способностям — мыслительной деятельности, памяти, языковым способностям, математическому мышление мы обязаны развитию коры головного мозга. У новорожденных кора не слишком хорошо развита, в отличие от подкорковых структур. Но по мере увеличения ее веса, размера и образования нервных соединений, связывающих клетки, она развивается. И именно формирование нервных соединений, связывающих каждую клетку с множеством других, влияет на развитие мозга. А формирование связей у младенцев идет с космической скоростью. Эта скорость продолжает быть большой до 6-летнего возраста (максимальна она до 2,5-3 лет), а потом замедляется. По мере взросления ребенка рост числа связей постепенно прекращается, а потом и вовсе начинается обратный процесс. Незадействованные синаптические связи атрофируются и умирают, те же связи, которые активно используют, становятся прочными и стабильными. Именно благодаря этим особенностям развития мозга, дети с рождения имеют экстраординарные спо­собности. И в возрасте до 2,5-3 лет их легко можно научить тому, чему у нас детей учат гораздо позже и с трудом (это и чтение, и математика в объеме двух классов начальной школы, и иностранные языки, и многое другое).

В течение первого года жизни мозг развивается на 60%, а к трем годам — на 80%. В самом деле, — это впечатляет! Но это развитие происходит не за счет появления новых клеток мозга, то есть серого вещества, а за счет разветвления нервной сети, миелинизации нервных волокон и образования связей между ними, — качественного развития высшей материи. Это гово­рит о том, что задача развития головного мозга — это не столько накопление информации, сколько ее систематизация. Задача накопления информации ре­шается примерно до исполнения малышу 9-10 месяцев, а затем начинается ее систематизация и, параллельно, продолжается накопление.

Зачем же ребенку нужно, чтобы к трем годам была накоплена и систематизирована большая часть информации о внешнем мире? Человек существо социальное и ему необходим развитый мозг, чтобы он мог успешно интегрироваться в социум. Для этого необходимо овладеть многими понятиями. Например, надо знать иерархию группы и общества, различные формы взаимоотношений между ее членами, запретные зоны, свое положение в группе, культурные особенности, быт и систему хозяйствования. Но кроме этого необходимо также знать и то, что позволит выжить, понять взаимосвязи с окружающим миром и уметь ориентироваться в нем. А для этого необходимо знать животный и растительный мир, атмосферные и астрономические явления, смену времени суток и времен года, и так далее. Таким образом, к моменту активной социальной адаптации (социализации), которая начинается у ребенка примерно в 3-3,5 года, он должен знать все, что поможет ему жить по законам группы и выжить в природной среде обитания. Поэтому в зависимости от сложности устройства социума и условий выживания ребенок усваивает тот или иной объем знаний и проводит взаимосвязи между полученными по­нятиями. С этой точки зрения его развитие в указанный период должно быть оптимальным, востребованным жизненной необходимостью [6].

Одним из парадоксов нашего времени является то, что функциональные возможности человеческого организма остаются неизменными с древних времен, а знать и уметь надо несоизмеримо больше, чем раньше. Этим объяс­няется наметившаяся в современной педагогике тенденция к более раннему интенсивному обучению — в педагогической практике широко применяются методики раннего развития; в более раннем возрасте, чем прежде, начинается и школьное обучение. Поэтому попытки навязать ребенку программу раз­вития определенную не его естественным образом жизни, а рекомендациями папы или мамы, — Н. Зайцева, Г. Домана или Б. Никитина — мы неизменно вторгаемся в процесс индивидуального развития ребенка и нарушаем его.

С другой стороны, если ребёнком не заниматься, не развивать его, — он бу­дет ущербным, у него также будет много проблем, и его тоже можно будет счи­тать трудным ребёнком. Тогда встаёт закономерный вопрос: «А как заниматься развитием ребёнка?». Почему-то часто считают, что познавательные процессы развиваются только тогда, когда ребенок сел за стол и начал писать буквы. А ведь развитие познавательных процессов происходит и тогда, когда мама с ребенком 3—4 лет идут в лес, и она спрашивает: «Смотри, вот ромашка. Она какая? Какие у нее лепесточки?» И вместе с ребенком это проговаривает. А потом говорит: «А вот фиалка. Она какая?» А потом спрашивает: «Как тебе кажется, что похожего у них и что разного? Ведь они обе цветочки». То же самое можно сделать, когда ребенок сидит за столом и мама спрашивает его: «Как тебе кажется, сейчас мы обедаем или завтракаем? А что на столе такого, чего не было за завтраком?» А еще лучше, если она его спрашивает до того, как накрывает на стол. Она может поинтересоваться: «А что мы с тобой поставим на стол, когда будем обедать?». Вот это «заземлённое» действо и есть развитие познавательных процессов в ран­нем возрасте, по крайней мере, прежде всего. [51]

Негативные стороны раннего обучения

Возможности раннего обучения действительно колоссальны и есть пси­хологические механизмы их задействования. В общем, это не новая и вполне доступная психолого-педагогическая информация. Авторы методик раннего обучения всегда додают эту информацию как некую диковинку, известную только им. Им кажется, что все остальные просто слепцы, которые не видят этих возможностей ребенка.

Интересен и тот факт, что подавляющим большинством разработчиков идей раннего развития являются мужчины: Глен Доман, Масару Ибука, Борис Никитин, Николай Зайцев [1; 2; 4]. Однако сегодня в психологии доказано (в том числе отечественными исследователями), что в отличие от женщины, мужчина в полной мере не способен идентифицировать себя с ребенком раннего возраста. Психологическая идентификация с ребенком, это особое состояние женщины-матери, позволяющее ей точно понимать все потреб­ности малыша. Именно поэтому в древних обществах мужчина допускался к воспитанию только после исполнения ребенку 5, а то и 7 лет. В некоторых русских общинах (местностях) для мужчины считалось позором, принимать участие в воспитании детей до 3 лет. Если он совершал подобный проступок, то женщины могли его публично побить и с криками выгнать из дому. Отец мог баловать маленького ребенка (ребёнка раннего возраста), но не мог вос­питывать или учить его. Известно также, что мальчики переходили на «мужскую половину» не ранее исполнения им 5-6 лет.

В этих правилах поведения заключались прекрасное знание психологии пола и многовековая мудрость — только женщина-мать может точно чувство­вать потребности маленького ребенка и не сможет ему навредить. Мужчина же стремится к нововведениям, плохо рассчитывает силу ребенка, который может стать жертвой оплошности или неудачного воспитательного эксперимента. Вот когда малыш окрепнет и подрастет, у него появится потребность расширить поле деятельности, тогда ему необходимо социальное участие мужчины.

Итак, мужчины придумали, «на какие кнопки надо нажимать», чтобы получить вожделенный результат — маленького гения. А что же придумали женщины? А женщины оказались намного мудрее и придумали программу поощрения и поддержки грудного вскармливания, методы мягкой адаптации новорожденного к внеутробному существованию и методику спонтанного развития творческих способностей ребенка. Есть, как упоминалось выше, нейрофизиологические законы развития мозга. Нейропсихолог А.В.Семенович считает, что энергетический потен­циал мозга ограничен в каждый момент времени, поэтому если мы тратим энергию на несвоевременное развитие какой-то психической функции, то воз­никает дефицит там, куда эта энергия должна была быть актуально направ­лена. Раз внешняя среда требует выполнения определенной задачи, мозг ее будет выполнять, но за счет каких-то других структур психики [5].

Два-три года — это период активнейшего развития сенсомоторной и эмо­циональной сферы ребенка. А если вы начинаете его учить писать, читать, счи­тать — перегружать его познавательные процессы, — то вы отбираете энер­гию, в частности, у эмоций, у чувственного развития ребёнка. И у маленького ребенка «полетят» (в развитии) все эмоциональные процессы и, скорее всего, сорвутся какие-то программы соматического (телесного) развития. Вполне ве­роятно проявление каких-то психосоматических дисфункций, что-то может за­болеть, и ребенка даже начнут лечить.

Последствия этого раннего «отбора психической энергии», кстати говоря, могут сказаться и не сразу, и тогда родители 6—7 летнего ребёнка начинают удивляться, откуда «вдруг» берется энурез, откуда «вдруг» берутся детские страхи, тревожность. Далее, почему «вдруг» возникают эмоциональные сры­вы в пубертате (в подростковом возрасте), «никто не понимает», почему ребе­нок «стал» чересчур агрессивным и/или гиперактивным [5].

Социально-психологические цели раннего обучения

Многообещающее раннее обучение ребенка, которое взрослые начинают осуществлять, чуть ли не на следующий день после родов (чтобы не опоздать), не отличается содержательным разнообразием. Если мы посмотрим, какой именно набор знаний вкладывается в понятие «раннее развитие», то мы увидим, что это чтение и счет. Еще говорят о живописи, иностранных языках и музыке, но мало. Если мы вспомним, какой объем системной информации должен на своём уровне усвоить ребенок (иерархия и культура группы, раз­личные формы поведения, объекты живого и неживого мира, атмосферные и астрономические явления и так далее). Возникают вопросы, а не обедняем ли мы его? Не сводим ли мы его поистине гениальные возможности к собствен­ным примитивным представлениям о том, что такое гениальность?

Наверное, для мамы, которая не знает иностранного языка, не умеет скла­дывать в уме трехзначные числа и не любит читать книги, высшее проявление гениальности — это умение бегло читать и считать. Но с точки зрения ребенка это совсем не так. Он готов усваивать знания по зоологии, ботанике, изучать звездное небо, рассматривать облака, познавать водный мир, мифологию пото­му, что это ему интересно. Но взрослым трудно дать ему эти знания, они про­сто не знают этого сами, зато все они, в принципе, знают алфавит и цифры.

Специфика детского восприятия состоит в том, что лучше всего они усваи­вают только то, что видят и слышат, то, что получают в непосредственном общении с взрослыми. Но видеть они должны не знаковые символы (цифры и буквы), а объекты внешнего мира и взаимоотношения в группе людей. Из многолетнего опыта воспитания детей первых лет жизни могу сказать, что они очень хорошо запоминают информацию на слух (в этом возрасте практически у всех детей сензитивный период в развитии аудиальной модальности). Трехлетний ребенок способен рассказывать наизусть сказки и стихи, которые не раз слышал от матери или бабушки в 1,5 года притом, что эти стихи ему позже больше ни разу не читали. Но малыш не может в 3 года воспроизвести стихи и сказки, которые он прочел в 2 года сам. И здесь дело не в технической стороне запоминания, а в эмоциональности восприятия. Ребенок продуктив­но воспринимает то, что передано в непосредственном общении и окрашено определённой эмоцией и множеством «взрослых» интонаций. Текст же, который малыш читает самостоятельно, не расцвечен эмоциями, потому что малыш пока не имеет опыта эмоциональной передачи информации. Этот опыт складывается у него в результате длительного ежедневного общения, в результате слушания рассказов и переживания различных событий.

Авторы различных методик исходят из постулата о том, что чем раньше начать обучение, тем гениальнее будет воспитанник. На неопытных родителей это действует неотразимо: оказывается, мой ребенок может запросто стать гением! «Волшебная палочка» для чудесного превращения младенца в вундеркинда берется из богатого набора известных новаторских «брэндов»: Монтессори («Ах!»), Никитин, Зайцев, Тюленев и другие. Чем подходы к раннему обучению отличаются друг от друга, что положительного способны они дать ребенку, а чем могут ему навредить?

Система М.Монтессори

Мария Монтессори, итальянская педагог-дефектолог, занималась проблемой обучения умственно отсталых детей в первой половине XX века. Она разработала упражнения со стимульным материалом, — с картонными рамками, карточками и кубиками, тренирующими у детей мелкую моторику пальцев (на кончиках которых находятся нервные окончания, стимулирующие речевые центры в коре головного мозга). Умственно отсталые дети (с которыми долго индивидуально занимались) не только научились говорить, но и начали читать, писать и считать раньше своих сверстников из обычной школы. И тогда М. Монтессори предположила, что те же упражнения (развитие мелкой моторики — развитие речи и тому подобное) могут помочь и при обучении здоровых детей [3]. Сегодня в монтессори — садиках по всей Европе в одной группе занимаются дети разного возраста и уровня знаний, старшие и более опытные своим примером помогают новичкам. Сложение и вычитание познается с помощью, например, разноцветных бусин, нанизанных на нитку в различном порядке, а читать дети учатся по специальным картинкам. Елена Смирнова, заведующая лабораторией психологии детей дошкольного возраста Психологического института РАО, считает, что эта система в ее традиционном варианте «ограничивает речевое взаимодействие детей и их фантазию». Фактически на этих уроках фантазия, воображение, эмоциональные стороны маленькой личности не находят выхода. Человеческая природа такова, что со временем недостаток общения и бедность эмоциональной жизни приводят к расстройствам психики и психосоматическим заболеваниям [6].

«НУВЭРС» Никитиных

Семье Никитиных принадлежит идея «НУВЭРСа» — Необратимого Угасания Возможностей Эффективного Развития Способностей. Не дав ребенку до трех лет особых умений, родители, по мысли Никитиных, лишают его возможности в будущем приобретать знания и, в конечном счете, не дают раскрыться личности маленького человека.

На своих семи детях Никитины опробовали оригинальный метод раз­вития способностей с помощью кубиков, таблиц, логических задач. По си­стеме Никитиных дети должны не только умственно воспринимать знания, но и физически развиваться, чтобы тело, не перегруженное лишней одеждой, не отягощенное сверхкалорийной пищей, легко и охотно откликалось на ре­шение интеллектуальных задач [4]. Минусом системы Никитиных можно признать то, что в ней акцент сделан на физическое и интеллектуальное раз­витие, в ущерб эмоционально-чувственному формированию личности.

Сотрудники Института психологии РАН неоднократно предпринимали попытки понять особенности развития детей, воспитанных в семье Никити­ных. Но от предложения протестировать детей и дать научную оценку этой методике родители-новаторы отказывались. Интересно, что дети Никити­ных крайне неохотно рассказывают о своем раннем развитии, и никто из них не попытался повторить родительские эксперименты на собственных детях. Система Никитиных, казалось бы, нацеленная на воспитание гениев, вырас­тила из них совершенно обычных, хотя и образованных людей, с развитым геометрическим интеллектом.

«Складовые кубики» Н.Зайцева

Свои авторские кубики питерский педагог Николай Зайцев создал, «увидев» единицу строения языка не в слоге, а в так называемом складе. Склад — это пара из согласной с гласной, или из согласной с твердым или мягким знаком, или же это одна буква. Вот эти склады Зайцев и написал каждый на отдельных гранях кубиков. Пользуясь этими складами, ребенок начинает составлять слова. Кубики отличаются по цвету, размеру и звуку — их наполняют разным содержимым: деревянными палочками (для кубиков с глухими звуками), металлическими крышечками (для звонких кубиков — звуков), бубенчиками или колокольчиками (для кубиков с гласными звуками). Это помогает детям интонационно почувствовать разницу между гласными и со­гласными, звонкими и мягкими звуками. Кубики Зайцева помогают детям 3-4 лет научиться читать с первых занятий.

Конечно, выучиться чтению по традиционным методикам труднее, чем по «кубикам Зайцева». Дело в том, что двухлетний ребенок способен без особых проблем выучить, какие звуки передаются какими буквами, но ничего прочесть он при этом все равно не сумеет, потому что он пока не способен понять, что отдельные звуки надо сливать в слоги и слова. В методике И. Зайцева «тупость» двухлетнего малыша преодолевается хитрым способом: ребенку предъявляется, например, буквосочетание «МА» как один неделимый символ-склад. Подобных складов оказывается очень много — около двух сотен, однако выучить «пару сотен» складов малышу все же проще, чем догадаться о том, что склады (условные слоги) получаются из отдельных букв. Но впоследствии, в традиционной школе, маленькому умнику придется фактически переучиваться, чтобы научиться читать традиционным способом. Тогда непонятно, зачем было осваивать «складовое» чтение?

«Читать раньше, чем ходить»

Так называется методика Виктора Тюленева [7], обосновавшего достижения в педагогике на опыте воспитания собственных дочерей». Он использует для домашнего образования карточки с буквами и цифрами, которые следует с самого рождения, вешать над кроваткой малыша и показывать ему регулярно» Стены детской следует также украсить географическими картами, таблицей периодических элементов Д.И. Менделеева, портретами поэтов и писателей. В одной семье девочка с помощью методов В. Тюленева научилась читать в год, а через два месяца цитировала наизусть «Бородино» М.Ю. Лер­монтова, печатала на машинке и сама составляла из магнитных букв сло­ва на холодильнике. Это впечатляет! Однако, маме приходилось скрывать от окружающих способности своей дочери.

Психологи и медики утверждают, что активные образовательные экспери­менты над «младенцами» не проходят бесследно. Психотерапевты приводят в качестве примера жалобы родителей на «ранообучаемых» детей: «Мальчику 3,5 года, после садика водим на музыку и английский язык, при этом он плачет и кричит»; «Девочке 2 года, она не хочет ни рисовать, ни лепить. Быстро «накалякает» и бежит машинки катать!»; «Нам 5 лет — читает только из-под палки, только, если ремень видит».

Все программы воспитания гениев построены так, будто конечная цель состоит в том, чтобы ребенок в дошкольном возрасте лишь усвоил материал начальных классов. Конечно, семилетнему «грамотею» проще учиться в пер­вых классах, но когда приходит время заниматься, всерьез информатикой или алгеброй, вдруг выясняется, что преимущества на стороне тех, кто с самого начала привык корпеть над обычными учебниками под присмотром зауряд­ных учителей. После поступления в вуз становится окончательно ясно, что ранний форсированный старт не обеспечил «вундеркинду» преимуществ по сравнению с однокашниками. Сторонникам раннего обучения часто прихо­дится отбиваться от критиков, которые говорят о том, что детей нельзя ли­шать детства. Многие методики акцентируются на легкости усвоения, зна­ний, создается обманчивое впечатление, что ребенок учится как бы играючи, безо всякого умственного усилия. После столь активного обучения в мла­денчестве у подросших вундеркиндов формируется эмоционально ущербная психика, не способная воспринимать в школе все усложняющиеся задания. Такие дети страдают зацикленностью на каких-то идеях, им трудно само­стоятельно сконцентрироваться, они постоянно перевозбуждены, требуют к себе повышенного внимания учителя. Профессор Елена Смирнова счи­тает, что, стремясь обучать 2-3-летнего ребенка чтению и счету, родители подсознательно устраняются от необходимости «опуститься» до его интере­сов и потребностей. Не всякий взрослый умеет играть с ребенком — встать на колени, ползать за машинами, говорить «за зайчика». Очень часто, не наи­гравшись досыта в раннем детстве, вундеркинды наверстывают упущенное в школе, предпочитая урокам игры под партой. Представители традиционной психологии и педагогики считают, что раннее развитие (излишне раннее обу­чение) — явление психолого — педагогически нездоровое прежде всего потому, что в его основе лежит совершенно ложная идея о том, что учить годовалого ребенка намного легче, чем шестилетнего. Профессор Елена Смирнова считает, что драма заключается в том, что родители не понимают возрастной психологии, не знают особенностей восприятия, мышления, интеллекта ребенка. Никто не спорит, что развивать ребенка необходимо, но все хорошо в свое время [6].

Психологи настаивают на том, что до 5 лет, без активного познавательного интереса со стороны ребёнка, усиленно обучать читать и писать — значит, наносить вред детской психике, которая ориентирована на игровые способы познания мира и не способна адекватно «переваривать» информацию, выраженную в абстрактных для ребенка символах. Если вовремя не остановиться в чрезмерно активном стремлении воспитать гения, то, возможно, потом придется лечить ребенка от заикания, энуреза, бессонницы, гастрита и других психосоматических заболеваний. Хотя есть в «эпидемии» раннего обучения («ускоренного» обучения) и положительный аспект. Здравомыслящие родители, «переболев» новомодными педагогическими методиками, возвращают­ся к играм в «Ладушки» и сказкам про «Колобка» (у ребёнка должно быть игровое детство!). Психологи признают, что проверенные десятками поколений методы воспитания гораздо лучше (пролонгировано эффективнее) новомодных образовательных продуктов.

Итак, необходимость в раннем развитии, именно психологическом развитии, а не обучении (!) ребенка несомненна, но методы, которые пытаются для этого использовать, оставляют желать лучшего. Опережение так же пагубно, как и отсрочка. Всему свое время. Во всяком случае, не нужно торопить­ся и ставить эксперименты на собственном ребенке, тем более что никто из разработчиков этих методик не говорит о том, что происходит с гениальностью чада к исполнению ему 25-30 лет. А это очень важно, потому что только к этому возрасту можно произвести полную оценку педагогического воздействия на ребенка (на человека) за все предшествующие годы. Если после всех воздействий и воспитательных мер к 30 годам мы получим яркую личность, человека с устойчивыми нравственными понятиями, способностью к творчеству и широкими интеллектуальными возможностями, значит, мы получили хороший педагогический результат. А если нет?

Литература

1. Доман Г. Гармоничное развитие дошкольника. — М.: Аквариум, 1996.

2. Ибука М. После трёх уже поздно : пер. с англ. — М.: РУССЛИТ, 1991.

3. Монтессори М. Мой метод., -М.: изд-воАСТ,-2006. .

4. Никитин Б. П. Мы, наши дети и внуки. — М.: Молодая гвардия, 1989.

5. Семенович А В. Отстаньте от детей // Школьный психолог. — 2000. — №14.

6. Смирнова О. Е. Дошкольник в современном мире; Книга для родителей. — М., 2006.

7. Тюленев П. В. Читать раньше, чем ходить. — М.: Знание, 1996.

скачать

Статья по теме: Проблема раннего обучения детей. За и против

Проблема раннего обучения детей.

За и против.

 

ШЕХОВЦОВА ВЕРА ВЛАДИМИРОВНА,

учитель начальных классов МОУ гимназия № 6,

                                                  г. Волгоград

Содержание

Исторический анализ проблемы.                                                              1

Отрицательные последствия раннего  обучения.                                 2                                

Оптимальное время обучения                                                                   4                                                                                    

Исторический анализ проблемы.

 Проблема раннего обучения детей возникла несколько десятилетий назад. Возникла эта проблема не только в нашей стране, но практически во всех странах Европы.    

   Практически все крупные учёные-педагоги, детские и педагогические психологи России, Европы, США и др. на протяжении последних двух столетий предупреждали о губительности пути искусственного ускорения, форсирования темпов детского развития. Они осознавали, что подобное ускорение, технически упрощая интеграцию детей во взрослое сообщество,

«социальную адаптацию» подрастающих поколений, способно стать тормозом на пути нормального психического   развития ребёнка.

   Проблема обучения шестилеток в школе, в частности, всплыла на волне обсуждения проекта реформы советской системы образования в 1984 году. Одним из немногих, кто публично выступил против раннего школьного старта детей – психолог Д.Б. Эльконин.

     В психологии хорошо известно, что дошкольное детство является не подготовительным этапом к школьной (равно как и ко всей последующей) жизни, а самоценным возрастным периодом. В этот период закладываются основы человеческого в человеке — такие универсальные способности и свойства, как творческое воображение, образное мышление, ориентация на позицию другого человека, произвольность (умение управлять своим поведением), «социальные» эмоции и многие другие. Установлено, что их развитие (а его пик как раз и падает на 5-6 лет) протекает в рамках специфически «дошкольных» видов деятельности – игры, активного восприятия сказок, различных форм художественного творчества, конструирования и др.

     В мире уже давно осознано, что наметившаяся тенденция перехода детей к школьному обучению с 6 лет породила проблему несоответствия психических особенностей ребенка 7-го года жизни и условий школьного обучения. Данный возраст характеризуется незавершённостью становления психических функций (произвольного внимания, опосредованного запоминания, воображения, логического мышления, эмоционально-волевой сферы и др.) и требует специальной работы, нацеленной на их развитие. В тоже время в соответствии с образовательной программой начальной школы к детям этого возраста предъявляются весьма жёсткие требования по освоению системы знаний в логике школьного обучения, что предлагает сформированность указанных функций. Следствиями этого несоответствия может выступать ранняя утрата учебной мотивации, разнообразные эмоциональные дисгармонии, возникновение защитных невротических реакций, перерастающих в устойчивые черты личности, «выученной беспомощности» и др.

Отрицательные последствия раннего обучения.

     Развитие структур и систем мозга строго подчинено базисным нейробиологическим закономерностям, актуализирующимся в конкретных социальных условиях. Формирование психики ребенка непосредственно связано с темпами роста и созревания головного мозга. Частичное отклонение или нарушение в этом процессе приходит к осложнениям в психическом развитии.
    Раннее обучение детей существенно обостряет проблемы школьников в усвоении знаний. Особенно это относится к мальчикам, у которых темпы созревания мозга медленнее, чем у девочек. Школьная программа рассчитана на определенный уровень развития функциональных возможностей организма, и ребенок не может начать усваивать знания до тех пор, пока его организм и, в первую очередь, ЦНС не будут готовы к этому процессу. Клинические наблюдения показывают, что при недоразвитии лобных долей мозга неизменно отмечается нарушение личностных компонентов.
Например, при раннем обучении ребенка (до 5-летнего возраста) цифрам и буквам может произойти искажение нормального онтогенеза. Реакция на раннее обучение может быть отсроченная и в дальнейшем проявится в различного рода эмоционально-личностных девиациях, склонности ребёнка к частным заболеваниям, аллергических явлениях, логоневрозе, дизартрии, тиках и навязчивых движениях.
   Опережающая нагрузка на кортикальные отделы, которая неизбежна при обучению чтению, письму, счету, в силу своей энергоемкости истощает субкортикальные образования, которые, в свою очередь, завершили свое развитие и утратили пластичность и ресурсы для реадаптации (восстановления). Такой ребёнок на фоне высоких достижений в области литературы и математики демонстрирует несформированность элементарных навыков (неумение завязывать шнурки, застегивать пуговицы, резать хлеб..). ребенок зачитывает энциклопедию «до дыр», оставаясь при этом беспомощным в быту. Поэтому раннее обучение детей знакам, цифрам, счету и чтению может спровоцировать дизонтогенетическое развитие.
   Для ребенка одинаково вредным является как опережение, так и запаздывание в развитии. Дело в том, что энергия мозга конечна в каждый конкретный период, а для развития той или другой моторной или психической функции эволюционно заложены определённые сроки. Раннее развитие мозга для этого отнимается у этой функции, которая в это время должна активно развиваться.
  Психологами доказано, что образование малышей возможно только путем игры. Эффективность раннего обучения была официально признана еще в 70-х годах: маленькие дети по сравнению с более старшими обладают лучшей восприимчивостью — у них незашоренная психика, их можно, чему хочешь, научить.

   Но те, кто это доказали, отлично понимали и особенности психики маленьких детей. Понимали, что обучать их можно только внутри игры. Вот почему воспитатели детских садов оказались традиционно более пригодными для обучения малышей, чем учителя.

     При раннем обучении ребенка (до 5-летнего возраста) цифрам и буквам может произойти ис кажение нормального онтогенеза. Реакция на раннее обуче ние может быть отсроченной и в дальнейшем проявиться в различного рода эмоционально-личностных девиациях, склонности ребенка к частым заболеваниям, аллергических явлениях, логоневрозе (заикание), дизартрии (нарушение речи), тиках и навязчивых движениях. Опережающая нагруз ка на кортикальные отделы мозга, неизбежная при обуче нии чтению, письму, счету, в силу своей энергоемкости ис тощает субкортикальные образования, которые в свою оче редь, завершили свое развитие и утратили пластичность и ресурсы для реадаптации (восстановление). Такой ребенок на фоне высоких достижений в области литературы и мате матики продемонстрирует несформированность элементар ных навыков (неумение завязывать шнурки, застегивать пуговицы, резать хлеб и т.д.). Указанные автоматизмы дол жны быть многократно воспроизведены, т.е. отперсевери-рованы. При условии опережающего обучения передних отделов мозга феномен персевераторного поведения зако номерно не закрепляется. Такой ребенок зачитывает энцик лопедию «до дыр», оставаясь при этом беспомощным в быту. Недопустимо раннее обучение детей знакам, цифрам, счету и чтению, так как это может спровоцировать дизонтогенети ческое развитие!

Оптимальное время начала обучения.

   Другая точка зрения. Среди специалистов широко обсуждается вопрос об оптимальном времени начала обучения детей чтению. Родители также имеют разные точки зрения на эту проблему. Одни родители ратуют за раннее обучение, другие считают, что обучение чтению лучше отложить до тех пор, пока ребенок не пойдет в школу. В разное время знакомят детей и с буквами алфавита. Существует мнение, что, для того чтобы привить ребенку интерес к чему-либо, необходимо дождаться момента, когда он сам этим заинтересуется. В противном случае может произойти отторжение ребенком навязываемого предмета или действия. Когда ребенок начинает осваивать что-либо без особого интереса, впоследствии это может вызвать у него отвращение.                                                                          

     Хотя подобные суждения и имеют рациональное зерно, у них есть свои противники. Дело в том, что, ожидая проявления интереса ребенка к какому-либо действию, можно так его и не дождаться. А в случае обучения чтению этот процесс рано или поздно будет носить обязательный характер. Следовательно, отвращение к чтению при отсутствии интереса может возникнуть при любых сроках обучения.

   Кроме того, многие уверены в том, что интерес можно сформировать, причем формирование интереса вовсе не обязательно будет носить принудительный характер. Родителям следует постараться ненавязчиво вызвать у ребенка заинтересованность в чем-то еще не известном ему, желание узнать это получше, возвращаться к заинтересовавшему предмету.    
 Специалисты все чаще высказываются о пользе раннего обучения чтению. Почему советуют учить детей читать как можно раньше? Дело в том, что особенности развития ребенка говорят в пользу того, что в четыре-пять лет ему легче научиться читать, чем в шести-семилетнем возрасте. Процесс обучения в дошкольном возрасте проходит проще и менее болезненно для  ребёнка.

   В пяти-шестилетнем  возрасте не только каждые полгода, но и каждые два-три месяца очень существенны для развития детей. Шестилетки в целом принадлежат еще дошкольному миру. Эксперименты двадцатилетней давности по их обучению показали, что ребенок шести лет действительно способен усваивать учебный материал. Но при этом у него еще сохраняется острая потребность играть. Это ребенок играющий. Поэтому обучение шестилеток изначально задумывалось как обучение игровое.

    Массовая школа с такой психологической задачей справиться не смогла. В первую очередь к этому оказались не готовы учителя: невозможно, проработав в школе десять, двадцать, тридцать лет, вдруг на один год сменить профессиональную стратегию — переключиться с навыкового тренинга на игру. Поэтому шестилетки очень быстро оказались точно в таких же условиях, как и семилетние дети. Это не лучшим образом сказывается и на их здоровье, и на психологическом развитии.

 .

Библиография

  1. Безруких М.М., Ефимова СП. Знаете ли вы своего ученика? М., 1991 г.
  2. Журнал. Школьный психолог, № 3, 1998 г.
  3. Овчарова Р. В. Справочная книга школьного психолога. М., 1996 г.
  4. Сиротюк А. Л. Синдром дефицита развития с гиперактивностью. М.,
    2002 г.

плюсы и минусы, что нужно развивать в первую очередь

На первом месте – достижения и результаты. Порой родителям очень сложно устоять перед искушением – сравнить своего ребенка с другими детьми. Ведь если соседская Маша уже Шекспира в подлиннике читает, то это толкает амбициозных пап и мам искать все новые и новые грани таланта своего ребенка. «Иногда родители считают, что ребенок должен развиваться семимильными шагами. Он должен знать шесть языков к пяти годам, к десяти — ряды Фурье. И желательно метить на Нобелевскую премию. Жалко, что сначала надо вырасти.

Ребенок с одной стороны развивается у него много навыков, он ходит по всем кружкам, поет, знает математику, но все детство остается за скобками: игра веселье, дружба, беспечность. Все это остается не прожитым», — резюмирует Млодик.

Различные занятия не оставляют времени для спонтанной игры.

«Малыши не тянутся к буквам и к книжкам, — напоминает психолог. — Они тянутся к кубикам, чтобы строить башенку, к дивану, на который нужно залезть, слезть. Они любят прятаться и бегать. Потому что именно так, играя, они должны развиваться в этом возрасте».

Родительские фантазии и нереалистичные ожидания не дают возможности увидеть «реального» ребенка. «Важно наблюдать за малышом, узнавать его. Часто родительский взгляд замылен. Бывает полезно расспросить о своем ребенке родственников, знакомых, педагогов, чтобы составить какую-то более полную картину о малыше», — советует Млодик.

Родители не используют врожденные устремления малыша, стараются навязать свое развитие. «В ребенке многое делает сама природа. Мы можем затормозить это развитие, мы можем помешать ему. От природы довольно много у ребенка силы, интереса, желания эту жизнь съесть, использовать. Но, конечно, мы можем сделать так, что у него пропадет интерес. Если росточек дергать, чтобы он рос побыстрее, то можно его покалечить. Нужно опираться на этот природный потенциал», — говорит специалист.

Всему свое время. Когда мы предлагаем ребенку опережающие задания, он может пропустить «нужное» ему развитие для данного возраста. «Теоретически и в годик можно начать учить буквы, давать логические задачки, если мама этого очень хочет. Но тогда некоторые функции мозга остаются неразвитыми. Что на самом деле нужно делать детям в этом возрасте? Ползать, двигаться, осваивать пространство, исследовать возможности своего тела: слез, залез, прополз, учиться прыгать, поворачиваться и т.д. В результате гиперраннего развития ребенка в 7-9 лет приводят к нейропсихологу, и он пытается доразвить нужные области с помощью специальных упражнений. Но это, конечно, не может сравниться с естественным процессом. И в этом смысле желание обогнать и перегнать всех детей на свете приводит к тому, что мы идем против природы ребенка и что-то нарушается».

Раннее развитие: ошибки и заблуждения — запись пользователя Синди (LybovZla) в сообществе Я ФАНАТКА своего ребёнка в категории Раннее развитие


http://www.babyroom.narod.ru/rr.html

Раннее развитие: ошибки и заблуждения

Раннее развитие…. Какую картинку рисует ваше воображение при этих словах? Наверное, несчастный, бледный младенец в комнате, увешанной географическими картами, азбуками, периодической системой элементов Менделеева, и мама, рассказывающая ему перед сном таблицу умножения вместо колыбельной песенки? Похоже, этому крохе действительно не повезло. Я же вижу совсем иное: трехлетняя девчушка, крепенькая и загорелая, хохотушка и всеобщая любимица, вместе с мамой склонилась над божьей коровкой на травинке и считает точечки у нее на крылышках…


Что это такое?

Тема раннего развития малышей неоднократно освещалась на страницах прессы, об этом сняты телепрограммы, за круглыми столами спорят специалисты, родители доказывают друг другу нужность-ненужность ранних занятий с детьми… В чем причина таких жарких дебатов, почему диапазон мнений разнится от восторженных отзывов до полного неприятия? Основная проблема заключается в том, что многие оппоненты плохо ориентируются в предмете, о котором спорят: в словосочетание “раннее развитие” каждый из них вкладывает свой смысл, который часто отличается от реальности. И для того, что бы в дальнейшем у нас с вами не возникало разночтений одного и того же термина, необходимо сразу расставить все точки над “i”.


Давайте определимся

Формально под ранним развитием понимают обучение малыша чему-либо от рождения до трех лет. На практике все несколько иначе. Обучение у многих из нас ассоциируется со школьной партой, “вбиванием” знаний, зубрежкой и прочими неприятными моментами классической общеобразовательной школы. Часто именно этим мотивируют вред раннего развития. Дескать, сажают малышей за парты, навязывают им знания, а в будущем у них развивается стойкое отвращение к школе в частности и любой учебе вообще. Все верно: от такого обучения больше вреда, чем пользы. Однако мы забыли, что говорим о раннем РАЗВИТИИ, а не об ОБУЧЕНИИ. Проблема в том, что мы часто отождествляем эти понятия. Но на самом деле они несут совершенно разную смысловую нагрузку. Раннее развитие – это не только раннее чтение и счет, как думают многие. Прежде всего, это развитие основных психических функций: внимания, воображения, памяти, логического и пространственного мышления, умения анализировать и обобщать. Это не заполнение крошечной ребячьей головки ненужной информацией, а создание некой интеллектуальной базы, которая станет прочным фундаментом для дальнейшего успешного обучения, сделает психику ребенка более устойчивой к школьным стрессам. Однако нельзя забывать и об эмоциональном, социальном и физическом развитии. В идеале малыш должен развиваться всесторонне.

А что значит ранее развитие для меня? Это ежедневные маленькие и большие открытия, это удивление и восхищение способностями крошечного человечка, это огромный мир детства - такой забытый и близкий одновременно. Это доброта, чуткость, внимание и понимание. Это букашки на цветах, которые становятся большими, как когда-то в детстве, если лечь на траву и рассматривать их вместе с малышом. Это альбомы гербариев и звонкий голосок: “Папа, это же цикорий! Разве ты не знаешь?” Это звездное небо с огромной, таинственной луной и сказки о созвездиях. Это неумелые рисунки гуашью и акварелью, мелками и темперой. Это старые выгоревшие диафильмы в луче проектора и завораживающая темнота вокруг. Это первые опыты с водой и “вулкан” из соды и уксуса. Это походы в музеи и планетарий, прогулки по городу с рассказами о том, как жили люди раньше. Это то, что сближает родителей и детей, помогает им учиться друг у друга, делает их лучше и духовнее…


Мифы

А вот те заблуждения, которые часто отпугивают родителей от ранних занятий с малышами. Нет ли среди них и ваших?

1. Раннее развитие – модное новшество поэтому, как все новое, имеет множество неизученных негативных последствий.
Идеи раннего развития отнюдь не новы - некоторым методикам уже более 100 лет. Ученые из многих стран (Япония, США, Россия, Италия, Германия, Франция и др.) постоянно изучают это явление. Детское раннее развитие уже давно существует в Кении и Перу. А, например, в Ливане и других арабских странах, школьное обучение начинается с трех лет и никого это не удивляет.

2. Малыши, с которыми занимаются ранним развитием, развиваются быстрее своих сверстников-“неучей”.
Нет, такие дети развиваются быстрее, чем могли бы, если бы с ними не занимались! Для каждого конкретного ребенка свои сроки развития. Кто-то без всякого обучения начал бы читать в 3 года, кто-то в - 7. Так что и темпы раннего развития для этих малышей различны.

3. Я не хочу иметь ребенка-вундеркинда. Таким детям тяжело в обществе, они редко находят свое место в жизни.
При помощи раннего развития этого и не получится. Раннее развитие – не метод выращивания гениев. Вундеркинды (“чудо-дети”) имеют врожденные особенности строения мозга. Как правило, они проявляют свои таланты и без специального обучения.

4. Раннее развитие может перегрузить мозг ребенка и в дальнейшем привести к серьезным проблемам со здоровьем.
Мозг маленького непоседы надежно защищен от перегрузок. Еще бы, ежедневно кроха получает из разных источников такое огромное количество информации, что, не будь этой естественной защиты, и впрямь не далеко до беды. А так, только устал малыш – сразу начинает капризничать, отвлекаться, зевать. Это верный признак того, что пора отдыхать.

5. Раннее развитие – это обычные программы обучения, которые предлагают детям более раннего возраста.
Основа раннего развития – стимулирование познавательной деятельности малыша. Эта методика не имеет ничего общего с классическими системами обучения. Вокруг ребенка создают особую развивающую среду, наполненную интересными объектами для изучения, стимулирующую все органы чувств. В такой среде кроха имеет возможность интенсивно изучать окружающий мир, удовлетворять свой исследовательский интерес. Любое обучение проводят посредством игр. Основное условие - заинтересованность самого ребенка.

6. Мамы, занимающиеся с малышом ранним развитием – фанатки, полностью посвятившие себя ребенку.
Отнюдь, если речь идет об истинном раннем развитии. Как правило, это образованные женщины, с интересами, выходящими далеко за рамки одних лишь занятий с ребенком. Они много читают, увлеченно учатся, имеют широкий кругозор. Таким мамам приходится освежать в памяти весь школьный курс: вместе с малышом они заново проходят зоологию и ботанику, географию и историю. В результате они становятся более интересными людьми как для себя, так и для окружающих. В их действиях присутствует не фанатизм, а увлеченность, способствующая творческому и духовному росту. Иногда такие мамы свою дальнейшую трудовую деятельность так или иначе связывают с детьми.

7. Раннее развитие “крадет” у ребенка беззаботное детство.
Конечно, куда лучше, когда ребенок до 5 лет только и делает, что ковыряет совком в песочнице. Вот оно, счастливое,безоблачное детство! А если не утрировать? Для малыша желание учиться, познавать что-то новое необходимо, как воздух. Это, если хотите, его главная цель в первые годы жизни. Без этой врожденной способности он никогда не станет полноценным членом общества. Так почему же не поддержать и не развить естественное стремление, почему не дать крохе интересную информацию? А он пусть возьмет то, что в данный момент ему важнее всего. Если занятия с ребенком проводятся без принуждения в виде увлекательной игры, если они приносят радость и пользу малышу и родителям, какое же тут украденное детство? А вот отсутствие внимания как раз и делает ребенка глубоко несчастным.

8. Зачем учить чему-то с рождения, если можно в 5 лет научить ребенка читать и подготовить к школе.
Раннее развитие – не способ подготовки к школе. Повторюсь: чтение и математика – не первостепенная задача раннего развития. Цель - воспитание всесторонне развитой личности. А если мы начнем воспитывать ребенка в 5 лет, значит, мы опоздаем на 5 лет!

9. А как же сказки, обычные игрушки и игры? Может, для малыша это важнее, чем карточки с цифрами и буквами?
А разве это взаимоисключающие вещи? И сказки, и колыбельные, и нежные мамины руки, и ролевые игры со сверстниками, и куклы-машинки и все то, что необходимо любому малышу…


Здоровые принципы

Если вы сделали выбор в пользу раннего развития, помните об основных его правилах:

♦ Самый главный принцип – никакого насилия над ребенком. Любые занятия должны проводиться в игровой, интересной форме и только тогда, когда малыш в них заинтересован.
♦ Важно научиться определять момент, когда малышу стало не интересно и прекращать занятия за минуту до этого.
♦ Прежде, чем отдать предпочтение той или иной методике, внимательно прочитайте книги самих авторов, а не отрывочные статьи в журналах. Проанализируйте методику и подумайте, подойдет ли она вам и вашему малышу.
♦ Не бывает раннего развития вообще, бывает раннее развитие конкретного ребенка. Поэтому, методика, подошедшая, например, соседскому Саше, может “не сработать” с вашим малышом.
♦ Совсем необязательно следовать одной-единственной методике от корки до корки. Можно взять у нескольких авторов лучшее - то, что будет интересно вам и крохе. В результате у вас получится своя, совершенно оригинальная система.
♦ Не составляйте графиков занятий, не ставьте перед собой и ребенком никаких целей.
♦ Уделяйте больше внимания тому, что особенно понравилось малышу. Старайтесь подавать материал комплексно: картинки посмотрели, книжку почитали, в музей сходили, просмотрели фильм или мультик по теме, слепили из пластилина, нарисовали, сочинили историю…
♦ Старайтесь, что бы ваши занятия были разносторонними. Не злоупотребляйте интеллектуальным развитием в ущерб эмоциональному.
♦ Искренне радуйтесь даже самой маленькой победе малыша.
♦ Не стремитесь вырастить из ребенка банкира или президента.Постарайтесь просто воспитать настоящего ЧЕЛОВЕКА.


Так в чем проблема?

А проблема, в первую очередь, в нас с вами, дорогие родители. В наших неуемных амбициях, в нашем родительском тщеславии, в желании доказать всем и вся, что наш ребенок самый лучший, а, следовательно, мы – хорошие родители. Мы пытаемся самореализоваться за счет ребенка, воплотить в крохе то, чего не удалось когда-то нам самим. Хотим вырастить гения, стремимся к каким-то немыслимым планкам и результатам, взваливаем на хрупкие детские плечики непосильный груз. Бездумно следуем методикам, даже не прочитав внимательно первоисточник, и искажаем главный девиз раннего развития, который гласит: “Чудо - в самом ребенке”.

И если все это сказано не о вас – прекрасно! Значит, вы на верном пути. Для вас и малыша раннее развитие станет тем, чем оно и должно быть: радостью познания огромного и прекрасного мира, восторгом от взаимного общения, жаждой новых открытий.

К счастью, я вовремя поняла все это. И мои амбиции рассыпались, едва зародившись. Каюсь, покупая 6-месячной дочке кубики Зайцева, я представляла, как к двум годам она будет читать вывески на улицах, удивляя и умиляя прохожих. Но Машка категорически отказывалась даже слышать о буквах. Она с удовольствием слушала чтение любых книг, кроме… азбук в стихах. Не помогали никакие ухищрения. Плакаты сиротливо висели на стенах, холодильник пестрел невостребованной магнитной азбукой, под кроватью пылились буквы-паззлы и кубики Зайцева…

Но вот мы отпраздновали трехлетие, и ситуация в корне изменилась: чтение осваивается семимильными шагами, и Маша уже с удовольствием читает названия журналов и книг… И страшно даже представить, каких дров я могла наломать в стремлении доказать, что мой ребенок самый умный. Наверное, Маша зачитала бы в 2 года, но ценою чего? И, возможно, никогда не было бы сказки, рассказанной мне доверительно на ушко: “Жила была коза с козлятами. Но волка там не было… Просто мама очень любила своих козлят…”

На мой взгляд, существует лишь одна реальная проблема – дальнейшее школьное обучение. Поэтому подойти к выбору школы для маленького умницы нужно со всей ответственностью. К счастью, сейчас существуют специализированные школы с углубленным изучением того или иного предмета, нестандартным подходом к обучению, где развитому малышу скучать не придется. Кроме того, родители хорошо знают, как сложно школьникам выкроить время для занятий спортом, танцами, да просто для прогулок и игр со сверстниками. А вот ребенок, которому учиться легко и интересно здесь в явном выигрыше. Без проблем справляясь со школьной программой, он имеет возможность уделять больше времени дополнительному образованию, посещать интересные кружки и секции, рисовать, моделировать, творить…

И напоследок самое важное: только искренняя любовь к ребенку должна быть главным двигателем в любых ваших начинаниях и тогда все подводные камни раннего развития будут вам не страшны.


Юлия Каспарова
"Мир семьи"
октябрь 2004

хороший проектор звездного неба

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *