Основа метода обучения умственно отсталых детей э сегена заключалась – Тест Психология детей с нарушением интеллекта (олигофренопсихология) Умственная отсталость как тип отклоняющегося развития. Этиология и патогенез .

Идеи социализации детей с умственной отсталостью в трудах Эдуарда Сегена

Проблема необходимости помощи людям с нарушениями интеллекта всегда была очень актуальна, несмотря на то, что общественное отношение к лицам с такими отклонениями постоянно изменялось и в основном определялось уровнем развития общества. Принятие обществом аномальных людей прошло большой исторический путь от банального убийства детей, не соответствующих рамкам культа здорового тела в Древней Спарте и Риме, до тщательного исследования этиологии нарушений интеллекта, обеспечения необходимых условий для их лечения, проживания, обучения, воспитания, социализации.

В настоящее время в мире увеличивается количество детей с нарушениями интеллекта, о чем свидетельствуют статистические данные о частоте и видах нарушений развития, приведенные международными общественными организациями (ЮНЕСКО, ВОЗ). Большинство стран также ведет свой статистический учет в соответствии с принятой в стране терминологией и определенными признаками ограниченными возможностями здоровья.  Люди с нарушениями интеллекта составляют сейчас 1-3 % всего населения [1].

Обратимся к статистике специальной педагогики. По степени распространенности различных отклонений в пределах детской возрастной группы во всем мире второе место по численности занимают дети с нарушениями интеллекта (около 20 %). По данным Министерства образования и науки РФ, в настоящее время 1,7 млн. детей, проживающих в нашей стране, т.е. 4,5 % всей детской популяции, относятся к категории детей с ограниченными возможностями здоровья и нуждаются в специальном образовании. Почти 272 тыс. детей школьного возраста обучается в 1905 специальных (коррекционных) образовательных учреждениях. К системе школьного специального образования относят 1461 школу для детей с нарушениями интеллекта, где обучаются 207836 детей [2].

Согласно статистике, 15 % случаев нарушений интеллекта присущи детям с тяжелыми формами умственной отсталости. К сожалению, до окончания второй мировой войны такая категория детей считалась необучаемой. Они оставались вне образовательного пространства, несмотря на то, что уже доказано, что при систематической и правильной коррекционно-педагогической работе дети способны к социализации. Сейчас в большинстве своем эта группа детей находится в закрытых интернатных учреждениях социальной защиты, где они получают уход. Сегодня в нашей стране примерно 32 тыс. таких детей [3]. Стоит сказать, что в систему специального образования также включены и специальные классы, предназначенные для разных категорий учащихся, но преимущественно для детей с нарушениями интеллекта. В специальных классах сейчас обучаются 200 тыс. человек. Примерно 34 тыс. детей с ограниченными возможностями здоровья обучаются или на дому, или в школах индивидуального (надомного) образования.

Детей с ограниченными возможностями здоровья нужно социализировать, делать полноценными членами общества, обучать навыкам самообслуживания, поведению. Для этого нужны усилия и поддержка не только со стороны семьи, но и со стороны государства. С сентября 2016 года вступил в силу ФГОС начального общего образования обучающихся с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и ФГОС образования обучающихся с интеллектуальными нарушениями [2].

Согласно последнему социализация признается как «процесс усвоения человеком образцов поведения, психологических установок, социальных норм и ценностей, знаний, навыков, позволяющих ему успешно функционировать в обществе» [2]. Решение проблемы социализации тесно связано с удовлетворением особых образовательных потребностей обучающихся.

В настоящее время понятие «социализация» имеет множество определений. Впервые термин «социализация» употребил американский социолог Франклин Г. Гиддингс, который в 1897 году в книге «Теория цивилизации» обозначил ее как «развитие социальной природы или характера индивида». С точки зрения педагогики, он имеет немного иное значение. Например, И.С.Кон определяет понятие социализации как «усвоение индивидом социального опыта, в ходе которого создается конкретная личность». А Л.С.Выготский считает, что в процессе онтогенеза растущий человек овладевает общественным опытом, присваивает его, делает своим достоянием, т.е. происходит социализация. В то же время человек приобретает и все большую самостоятельность, относительную автономность, то есть происходит индивидуализация. По М. А. Галагузовой, социализация – это 1) приобщение человека к социальной жизни; 2) это процесс вхождения ребенка в общество, приобретение им определенного социального опыта (в виде знаний, ценностей, правил поведения, установок).

Итак, социализацию можно охарактеризовать как процесс и результат усвоения и активного воспроизводства индивидом социального опыта, осуществляемый в общении и деятельности.

Проблемой социализации личности с ограниченными возможностями здоровья в контексте модернизации отечественного образования занимаются Королева Ю.А., Мудрик А.В., Радина Н.К. и др. [4, 5]. Для обеспечения преемственности организации освоения социального опыта детьми с умственной отсталостью в образовательных организациях актуальным остается изучение опыта социализации обучающихся в прошлом.

К концу XVII столетия успешное индивидуальное обучение глухонемых становится рядовым явлением городской жизни ряда европейских стран. Однако не получают доступа к образованию слепые дети, так как даже обучение грамоте казалось большинству образованных людей бесполезным и ненужным. А умственно отсталые дети вообще остаются вне поля зрения европейцев. До тех пор, пока школьное образование не станет всеобщим, государство не задумается об организации специального обучения. Но в то же время философы-просветители и педагоги-гуманисты с конца XVII века начинают выдвигать идеи о праве «ненормальных» детей на обычное образование, также впервые выдвигается идея об обучении умственно отсталых [6].

И только в XIX веке одной из первых стран, которая занялась душевнобольными людьми, в том числе и людьми с умственной отсталостью, стала Франция. Одним из первых врачей, который посвятил свои труды изучению идиотии был Жан-Этьен-Доминик Эскироль. Он указал на то, что идиотия – не болезнь, а определенное состояние, при котором умственные способности никогда не проявлялись или не развились в течение жизни. Он ввел симптоматическую классификацию. Другой выдающийся врач, занимавшийся умственно отсталыми, был Жан Итар. Он обучал, развивал, воспитывал мальчика-маугли, найденного в 1799 году в лесах Айверона.  Это был первый опыт обучения ребенка с умственной отсталостью [7].

Но наибольший вклад в воспитание и обучение умственно отсталых внес врач-педагог Эдуард Сеген (1812-1880). Большую часть своей жизни он отдал неутомимому служению идее общественного воспитания этих детей. Двенадцать лет напряженной работы при самых неблагоприятных условиях во Франции и тридцать лет широкой деятельности в США доставили Сегену непревзойденную славу специалиста, впервые сумевшего практически разрешить сложную проблему воспитания умственно отсталых детей.

Он начал свою педагогическую работу с умственно отсталыми детьми в 1837 году. В 1839 году вышла совместная работа Эдуарда Сегена и Жана-Этьена Доминика Эскироля «Резюме нашей четырнадцатимесячной работы», описывающая достигнутые ими успехи в развитии интеллекта слабоумных детей, находившихся в психиатрической лечебнице в Биссетре.

Анализ научной литературы убеждает нас в том, что Сеген пытался улучшить условия жизни слабоумных, предпринимал попытки отделить их от душевнобольных, но его современники негативно отнеслись к его стремлениям [7, С. 82-88].

В 1841 году он самостоятельно организовал в Париже частную школу для слабоумных.

В 1846 году в Париже увидел свет труд Сегена под названием «Traitement moral, hygiene et education des Idiots et des autres enfants arrieres». Позже несколько дополненная, уже на английском языке выходит его новая книга «Idiocy and its treatement by the physiological method». Русский перевод труда Сегена долгое время был интересен отечественным олигофренопедагогам.

Сеген сумел проанализировать, обобщить и оформить в виде целостной медико-педагогической системы собственную практику воспитания слабоумных [7].

Он считал целью обучения и воспитания слабоумных – поставить их в связь с окружающим миром, развить способности, дать навыки производительного труда, что мы сейчас и можем назвать социализацией.

По глубокому убеждению Сегена, современная ему школа не лишена недостатков. Он выступил против традиционно-схоластического режима, культивирующего лишь механическую память детей и игнорирующий идею единства физического, интеллектуального и нравственного воспитания. Он был преисполнен стремлениями создать новые основы обучения и воспитания детей в духе увлекавших его идей сенсимонизма и сенсуалистической философии.

Рассуждая о природе идиотиии, Сеген отмечал, что у идиота «нет умения  свободно прилагать свои способности к явлениям нравственного и отвлеченного характера; ему недостает той свободы, из которой рождается нравственная воля» [8].

Подчеркивая, что «идиот, предоставленный своим инстинктам, своей инертности, отданный во власть своих нервных расстройств, своих грязных, отталкивающих и вредных привычек, быстро старится и умирает обыкновенно раньше достижения тридцатилетнего возраста; а разве не наибольшее ухудшение болезни есть то ухудшение, которое разрушает молодость и быстро ведет, при целой массе болезненных явлений» [8], Сеген выражал убежденность в ответственности за судьбу несчастного не только его семьи, но и общества в целом.

Сеген создал «триаду» принципов воспитания. Он говорил, что сначала должно осуществляться воспитание деятельности, активности, затем можно приступать к воспитанию мышления, а потом и к воспитанию воли, что само по себе соответствует нравственному воспитанию. «Человек двигается и ощущает раньше, чем знает, и знает много раньше, чем сознает нравственное значение своих действий и своих мыслей», — говорил Сеген [8, с.53].

Стоит отметить, что большое значение он уделял физическому развитию, что способствовало не только укреплению здоровья, но и выводило детей из  состояния инактивности. Сеген подобрал специальные упражнения, разработал различные виды гимнастических снарядов и приспособлений с учетом индивидуальных особенностей, состояния и потребностей [9, с.248]. «Для одного нужна лестница с очень низкими и широкими ступенями, чтобы он начал всходить и сходить; затем одна или две других лестницы, ступени которых приближаются к ступеням наших жилищ. Другому нужно давать в руки тела тяжелые, но тонкие, чтобы его рука … привыкла к схватыванию. Третьему нужны попеременные упражнения в схватывании и бросании…» [8, с.68]

Сеген выстроил последовательность развития чувств слабоумных детей: осязание, зрение, слух и речь, вкус, обоняние. Постепенное и обособленное развитие этих чувств способствовало большей адаптации к окружающему миру.

Нравственное развитие умствнно отсталых, безусловно, имело большое значение в социализации таких детей. «Нравственное лечение идиотии состоит в разумном применении всех средств, пригодных для развития и регулирования деятельности, мышления и страстей … с целью содействовать переходу идиота из того исключительного состояния, в которое он погружен, к обычному … социальному состоянию» [8, с.255].

Он добивался создания благоприятных условий жизни слабоумных людей в специальных учреждениях, он также четко определил требования к жилищу, одежде, питанию, режиму дня.

Последний, по мнению Сегена, должен основываться не только на общепринятых положениях гигиены, но и на тех специальных предписаниях, которые наиболее благоприятствуют развитию детей с умственной отсталостью [8].

Педагог подчеркивал, что расположение жилища для умственно отсталых детей имеет огромное значение как гигиеническое, так и воспитательное. Лучше, если жилище располагается не в городе, а вблизи города, в сельской местности, чтобы «дети могли видеть все создания роскоши, искусства и промышленности». Важно окружение дома (деревья, цветы, огород, сад, поля, луга). «Тут же должны содержаться домашние животные; кругом должна быть вода, леса и горы. Если последнее недостижимо, около дома необходимо устроить место для прогулок детей, где они могут проводить большую часть дня в играх, доступных их возрасту и состоянию здоровья… Они должны иметь возможность заниматься земледелием, ходить за домашними животными, перерабатывать сырые материалы, приготовляя хлеб, вино, пиво, различные кушанья и так далее» [8]. Иными словами, Э.Сеген определил идею о значении практического труда для достойного вхождения в жизнь детей с умственной отсталостью.

Жилище – особая постройка (это ни старинный барский дом, ни монастырские постройки, ни ветхая ферма). Оно должно быть обращено «фасадом к югу, с большими окнами, с различными приспособлениями для защиты от холода и жары» [8].

«Привычка — вторая натура», — писал Э.Сеген. Одним из основополагающих методов работы с детьми с умственной отсталостью педагог считал упражнения, направленные на развитие моторики, органов чувств, интеллекта и воли.

Он также обращал пристальное внимание на личность воспитателя, его собственную волю и умения работать с такими детьми. «Если привычки, которые ему прививают, внушены равнодушием, отвращением, глупым состраданием, слепой любовью — чувствами, равносильными по их результатам, — то идиот погиб; но он спасен, если ему постарались привить привычки, руководствуясь твердой волей и разумной привязанностью» [8].

Заслуга Сегена также состоит и в том, что он создал первую в мире систему воспитания умственно отсталых детей, сочетающую педагогические и медицинские средства воздействия на воспитанника.

«Задача воспитания идиотов заключается не в том, чтобы заменить несуществующие способы восприятия какими-либо новыми: она просто состоит в возможности регулировать пользование чувствами, в возможности умножить понятия, оплодотворить идеи, желания, страсти тех жалких существ, которые, будучи предоставлены самим себе, остались бы без связи, без сношений с внешним миром, остались бы идиотами; это задача жизненной динамики» [8].

Сегеном были созданы особые шко

Тест Психология детей с нарушением интеллекта (олигофренопсихология) Умственная отсталость как тип отклоняющегося развития. Этиология и патогенез .

Психология детей с нарушением интеллекта (олигофренопсихология)

Умственная отсталость как тип отклоняющегося развития. Этиология и патогенез .

01. Какие отрасли специальной психологии получили самостоятельное развитие одними из первых?

a. тифлопсихология, сурдопсихология

b. тифлопсихология, сурдопсихология, олигофренопсихология 

c. психология лиц с тяжелыми психическими расстройствами

d. олигофренопсихология

02. Первая классификация душевнобольных на основе критериев нарушений интеллекта, эмоций, физического состояния была создана:

a. Филлипом Пинелем

b. Жаном Итаром

c. Феликсом Платтером 

d. Альфредом Бине

03. История изучения умственной отсталости может быть разделена на:

a. 2 периода

b. 3 периода

c. 4 периода 

04. Основа метода обучения умственно отсталых детей Э. Сегена заключалась:

a. в первоначальном развитии способностей к восприятию, а затем понятийных функций 

b. в первоначальном развитии понятийных функций

c. в одновременном развитии способностей к восприятию и понятийных функций

d. в первоначальном развитии моторных функций

05. По мнению Вильяма Штерна, коэффициент интеллекта (IQ):

Выберите один ответ:

a. изменяется по мере взросления человека

b. изменяется в течение жизни под влиянием семейной среды

c. изменяется под влиянием обучения

d. остается постоянным, характеризуя интеллект в течение всей жизни 

06. Впервые термин «умственная отсталость» для обозначения одной из градаций слабоумия ввел:

a. Эскироль 

b. Сеген

c. Дюфуа

d. Термен

07. Л.С. Выгосткий считал, что основная особенность умственно отсталого ребенка заключается в:

a. недоразвитии мнестических функций

b. нарушениях внимания

c. недоразвитии абстрактного мышления 

d. недоразвитии наглядно-образного мышления

08. Основным недостатком шкалы Бине-Симона являлось:

a. построение на невербальных заданиях

b. отсутствие заданий для взрослых

c. отсутствие четких диагностических критериев

d. построение на вербальных заданиях 

09. Эмиль Крепелин впервые:

a. ввел термин «умственная отсталость»

b. создал психометрическую шкалу для оценки уровня интеллектуального развития детей

c. объединил все формы раннего поражения мозга в одну общую группу – олигофрению 

d. разграничил легкую умственную отсталость со сходными нарушениями развития

10. Предметом изучения олигофренопсихологии является:

Выберите один ответ:

a. своеобразие психического развития лиц с интеллектуальной недостаточностью 

b. своеобразие физического развития лиц с интеллектуальной недостаточностью

c. своеобразие физического и психического развития лиц с интеллектуальной недостаточностью

d. особенности обучения и воспитания лиц с интеллектуальной недос-таточностью

11. Развитие умственно отсталого ребенка:

a. протекает по закономерностям, присущим только обозначенной категории детей

b. протекает по основным закономерностям, что и развитие нормального ребенка 

c. имеет качественное своеобразие, характерное для всех групп аномальных детей

d. имеет свои закономерности в зависимости от степени тяжести нарушения

12. Появление новых направлений исследований в олигофренопсихо-логии связано, в первую очередь, с:

a. государственной политикой в области образования лиц с интеллек-туальной недостаточностью

b. развитием новых образовательных технологий

c. формированием гуманистической парадигмы в области специального образования и защиты детства 

d. развитием психиатрии

§ 4. Зарождение и развитие медико-педагогического,

филантропически-христианского и педагогического

направлений общественной помощи слабоумным

‘ Итар воодушевил других врачей продолжить его опыт по воспитанию слабоумных.

В 1828 году французские врачи Фсррю и Лере открыли отделение для идиотов при психиатрической лечебнице в Бисетре.

В 1831 году такое же отделение открыл врач Фальре при больнице в Сальпетриере.

В 1833 году доктор Ф. Вуазен основал самостоятельное учреждение для слабоумных в Париже—Ортофренический институт.

В 1841 году Сеген открыл в Париже частную школу для идиотов.

В том же году в горах Швейцарии доктор Гуггснбюль открыл учреждение для идиотов и эпилептиков.

В 1848 году открылось первое медицинское учреждение для слабоумных в США.

Таким образом было положено начало медико-педагогическому направ­лению в развитии помощи слабоумным. Нет сомнения в том, что приоритет в этдй форме обслуживания слабоумных принадлежит французским психи­атрам, открывавшим отделения для слабоумных при психиатрических больницах или же создававшим самостоятельные учреждения, в которых проводились лечебно-педагогические мероприятия по развитию физических сил, моторики и главным образом органов чувств. Из этого направления развилась так называемая лечебная педагогика, основанная на синтезе медицины и педагогики. Медико-педагогические учреждения в дальнейшем обслуживали аномальных детей разных категорий. Среди них были слабо­умные, дети с нарушением поведения, дети-психопаты. Такого рода учреж­дения возникли в России во второй половине XIX века. Это были руководимые врачами частные, платные учреждения. Почти одновременно судьба слабо­умных стала привлекать внимание пасторов и педагогов, которые положили начало филантропически-христианскому и чисто педагогическому направ­лениям в развитии помощи слабоумным.

Инициатива в организации филантропически-христианской формы помо­щи слабоумным исходила главным образом от пасторов или же от лиц, решивших посвятить себя «богоугодному» делу, каким считалось оказание помощи слабоумным и другим аномальным лицам.

В своей деятельности эти люди руководствовались такими мотивами: «Все люди должны приобщаться к Богу. Слабоумные живут, не зная слова божьего. Забота о слабоумных—выполнение христианского долга. Это благое дело зачтется на том свете».

27

Для слабоумных создавались приюты при монастырях, при различных религиозных организациях и монашеских орденах и частные благотвори­тельные приюты.

Деятельность этих учреждений была направлена на воспитание набож­ности, благочестивости, аскетизма, чувства благодарности к своим благоде­телям.

Начало этому филантропически-христианскому направлению помощи слабоумным было положено в Германии, когда пастор Хальденванг открыл в 1835 году в городе Вильдеберге приют для слабоумных. В дальнейшем в Германии это направление представляли пасторы Й. Пробст, Диссельхоф, К. Бартхольд, X. Зенгельманн и другие.

В Англии первый приют с благотворительными целями был открыт мисс Уайт в 1846 году в Лондоне.

Идеи педагогического направления, как уже отмечалось выше, были впервые высказаны в работах Яна Амоса Коменского, а затем получили развитие в трудах Песталоцци. Практическое осуществление педагогических мероприятий в отношении слабоумных началось в первой четверти XIX века. Самые ранние из этих мероприятий—организация занятий для малоспособ­ных учащихся начальных школ Германии в городе Зайтце в 1803 году

Первыми педагогическими учреждениями для слабоумных были также приюты и частные школы-пансионы.

Если учреждения первых двух направлений обслуживали преимущест­венно глубоко отсталых, то учреждения педагогические—главным образом детей с легкими формами отсталости.

В задачи этих учреждений входило дать воспитанникам общее образова­ние, трудовую подготовку и таким образом оказать помощь обычной школе, освободив ее от детей, мешающих нормальной работе.

В 1842 году немецкий педагог К. Зегерт открыл школу для слабоумных в Берлине.

В дальнейшем, со второй половины XIX века, педагогическое направ­ление в организации помощи умственно отсталым детям стало ведущим. Основным типом учреждений для слабоумных стали вспомогательные классы и вспомогательные школы для детей с легкими формами умствен­ной отсталости.

Все названные направления возникли почти одновременно и продолжают существовать и в наше время.

Хотя каждое из этих направлений имело свои особенности (цели и методы воспитания, тип учреждений), они развивались не изолированно друг от друга. Врачи, занимавшиеся лечением и воспитанием слабоумных, не могли обойтись без использования в работе соответствующих педагогических средств. Педагоги не могли решать свои задачи без врачебной помощи. И в чисто христианских учреждениях с детьми велась врачебная и педагогическая работа. Правда, не всегда медицинское и педагогическое направления в работе со слабоумными мирно уживались и поддерживали друг друга. Полное

28

сотрудничество этих направлений наблюдалось преимущественно в первой половине XIX века. Во второй половине XIX века, особенно в 80-х годах, поднялся острый спор по поводу того, кому должен принадлежать приоритет в воспитании слабоумных—врачам или педагогам.

Этот спор приобрел особенно острый характер в Германии в связи с тем, что там в середине XIX века глубоко отсталые находились вместе с детьми со средними и легкими формами отсталости. Возникали такие воспитатель­ные проблемы, которые должны были решать и врачи и педагоги. Тем и другим казалось, что их методы являются более важными. К тому же во второй половине XIX века медицина достигла больших успехов в изучении слабоумных, что поднимало авторитет этой науки.

В результате спор между врачами и педагогами закончился не в пользу педагогов: с 1885 года в Германии все учреждения для слабоумных были переданы только врачебному руководству, а педагоги обязаны были получить медицинское образование. Такая категоричность в решении вопроса о приоритете врачей в учреждениях для слабоумных была отвергнута в 1891 году.

К этому времени в Германии сложилась дифференцированная система учреждений для разных категорий слабоумных. Учреждения для глубоко отсталых были переданы врачам, а учреждения для детей с легкими формами отсталости—педагогам. Когда же вспомогательные школы окончательно утвердились как особый тип учебного заведения, в них был полностью восстановлен приоритет педагогов.

Тест Психология детей с нарушением интеллекта (олигофренопсихология) Умственная отсталость как тип отклоняющегося развития. Этиология и патогенез .

Психология детей с нарушением интеллекта (олигофренопсихология)

Умственная отсталость как тип отклоняющегося развития. Этиология и патогенез .

01. Какие отрасли специальной психологии получили самостоятельное развитие одними из первых?

a. тифлопсихология, сурдопсихология

b. тифлопсихология, сурдопсихология, олигофренопсихология 

c. психология лиц с тяжелыми психическими расстройствами

d. олигофренопсихология

02. Первая классификация душевнобольных на основе критериев нарушений интеллекта, эмоций, физического состояния была создана:

a. Филлипом Пинелем

b. Жаном Итаром

c. Феликсом Платтером 

d. Альфредом Бине

03. История изучения умственной отсталости может быть разделена на:

a. 2 периода

b. 3 периода

c. 4 периода 

04. Основа метода обучения умственно отсталых детей Э. Сегена заключалась:

a. в первоначальном развитии способностей к восприятию, а затем понятийных функций 

b. в первоначальном развитии понятийных функций

c. в одновременном развитии способностей к восприятию и понятийных функций

d. в первоначальном развитии моторных функций

05. По мнению Вильяма Штерна, коэффициент интеллекта (IQ):

Выберите один ответ:

a. изменяется по мере взросления человека

b. изменяется в течение жизни под влиянием семейной среды

c. изменяется под влиянием обучения

d. остается постоянным, характеризуя интеллект в течение всей жизни 

06. Впервые термин «умственная отсталость» для обозначения одной из градаций слабоумия ввел:

a. Эскироль 

b. Сеген

c. Дюфуа

d. Термен

07. Л.С. Выгосткий считал, что основная особенность умственно отсталого ребенка заключается в:

a. недоразвитии мнестических функций

b. нарушениях внимания

c. недоразвитии абстрактного мышления 

d. недоразвитии наглядно-образного мышления

08. Основным недостатком шкалы Бине-Симона являлось:

a. построение на невербальных заданиях

b. отсутствие заданий для взрослых

c. отсутствие четких диагностических критериев

d. построение на вербальных заданиях 

09. Эмиль Крепелин впервые:

a. ввел термин «умственная отсталость»

b. создал психометрическую шкалу для оценки уровня интеллектуального развития детей

c. объединил все формы раннего поражения мозга в одну общую группу – олигофрению 

d. разграничил легкую умственную отсталость со сходными нарушениями развития

10. Предметом изучения олигофренопсихологии является:

Выберите один ответ:

a. своеобразие психического развития лиц с интеллектуальной недостаточностью 

b. своеобразие физического развития лиц с интеллектуальной недостаточностью

c. своеобразие физического и психического развития лиц с интеллектуальной недостаточностью

d. особенности обучения и воспитания лиц с интеллектуальной недос-таточностью

11. Развитие умственно отсталого ребенка:

a. протекает по закономерностям, присущим только обозначенной категории детей

b. протекает по основным закономерностям, что и развитие нормального ребенка 

c. имеет качественное своеобразие, характерное для всех групп аномальных детей

d. имеет свои закономерности в зависимости от степени тяжести нарушения

12. Появление новых направлений исследований в олигофренопсихо-логии связано, в первую очередь, с:

a. государственной политикой в области образования лиц с интеллек-туальной недостаточностью

b. развитием новых образовательных технологий

c. формированием гуманистической парадигмы в области специального образования и защиты детства 

d. развитием психиатрии

Глава 7

ВОСПИТАНИЕ И ОБУЧЕНИЕ УМСТВЕННО ОТСТАЛЫХ ДЕТЕЙ ВО ФРАНЦИИ

§ 1. Развитие учреждений для глубоко отсталых во второй половине XIX века

Как уже отмечалось, Франции принадлежит приоритет в осуществлении первых мероприятий по изучению, воспитанию и обучению слабоумных детей. В этой стране, благодаря благотворному влиянию идей Великой французской буржуазной революции, зародились гуманистические взгляды на аномальных и на долг общества по отношению к этим лицам. Французские врачи Пинель и Эскироль провели первое глубокое исследование душевно­больных и слабоумных. Итар осуществил первый опыт воспитания глубоко отсталого. Врачи Феррю и Лере открыли первые отделения для слабоумных детей при больницах для душевнобольных. Ж. Вуазен и Сеген открыли первые школы для глубоко отсталых детей. Сеген дал миру первую медико-педагогическую систему воспитания глубоко отсталых детей.

Однако продуктивная деятельность в области воспитания и обучения слабоумных в первой половине XIX века, оказавшая большое влияние на развитие этого дела во всем мире, не получила такого же интенсивного развития в последующее время. Другие страны опередили Францию в

142

гп

практических мероприятиях по оказанию помощи слабоумным. В то же время Франция продолжала, вносить большой вклад в клиническое и психологическое изучение слабоумия.

Особенно медленно, с излишней осторожностью развивались учебные учреждения для детей с легкими формами отсталости. Официальным моти­вом, оправдывавшим эту остЬрожность, были опасения, что создание специ­альных школ для умственно отсталых детей будет шокировать родителей и унижать достоинство учащихся.

В результате такой позиции государства помощь слабоумным во Франции с середины и до конца XIX века находилась в неудовлетворительном состоянии: лишь при нескольких больницах имелись отделения для слабо­умных детей, кроме того, существовало несколько частных приютов для глубоко отсталых детей.

Разработанные Сегеном принципы воспитания и обучения слабоумных были во второй половине XIX века забыты. Даже в лучшем учреждении для слабоумных, в Бисетре, где в свое время протекала деятельность Эдуарда Сегена, слабоумных детей не учили. Их содержали вместе со взрослыми эпилептиками и душевнобольными. Беспокойных детей связывали, сурово наказывали.

С конца XIX века важную роль в развитии воспитания и обучения слабоумных сыграл французский психиатр Бурневиль (1840—1910). Он поставил цель—возродить и развить лучшие традиции в работе с этими детьми, заложенные Э. Сегеном и Гуггенбюлем. Бурневиль выступил как энергичный пропагандист усиления общественного внимания к судьбе сла­боумных. С момента назначения (1880) директором «Убежища для слабо­умных» в Бисетре он начал коренную реорганизацию этого учреждения. Благодаря своей огромной энергии и знаниям Бурневилю удалось добиться завершения в 1891 году строительства в Бисетре нового здания для «убежи­ща». Это было образцово оборудованное учреждение в соответствии с идеалами Сегена. Оно имело большие светлые помещения. На каждого воспитанника приходилось 45 л воздуха. При «убежище» был разбит большой парк.

Это учреждение могло одновременно обслужить 500 воспитанников в возрасте от нескольких месяцев до 20—25 лет. Учреждение ставило задачу подготовить воспитанников к самостоятельной трудовой жизни.

Всех поступающих в учреждение слабоумных Бурневиль делил на 3 группы. В первую группу он помещал детей неопрятных, с физическими недостатками; во вторую—неопрятных, но физически здоровых; в третью— чистоплотных и физически здоровых.

В первой группе обычно находились идиоты, которые при поступлении не умели передвигаться; многие из них не ощущали голода, жажды, не умели жевать и глотать пищу. Бурневиль обеспечил развитие и этих детей. Он разработал приемы их обучения передвижению с помощью параллельных брусьев, специального кресла, тачки. Широко применялись массажи.

ИЗ

Нашел Бурневиль и способ приучения детей к жеванию. Правда, этот способ выглядел довольно курьезно: воспитатели обязаны были в присут­ствии своих питомцев неустанно что-либо жевать. Этот способ достигал цели. Дети начинали жевать, подражая воспитателю. Но часто акт жевания приобретал характер привычки, которая становилась единствен­ным занятием ребенка.

Успешно окончивших этот первоначальный курс жизнедеятельности переводили во вторую группу и направляли в так называемую «малую школу», где основное внимание было обращено на воспитание чувств, речи, на развитие способностей распознавать предметы, воспитание ручной уме­лости. Методами воспитания здесь служили упражнения по системе Сегена, предметные уроки в саду, прогулки.

Только в единичных случаях воспитанники Бурневиля оказывались абсолютно неизлечимыми и оставались лишь объектом гигиенического ухода.

Воспитанники второй группы сразу приступали к занятиям в «малой школе».

Детей, достигших успеха в развитии, переводили в третью группу, где они занимались в «большой школе». Здесь воспитанники обучались грамоте, получали элементарные знания. В различных мастерских они получали ремесленную подготовку. В «большой школе» проводились занятия по пению, музыке; воспитанников обучали танцам, гимнастике.

Обучение чтению, письму и счету велось в третьей группе с помощью многочисленных и оригинальных пособий. Занятия были органически свя­заны со всей жизнью детей в учреждении. Все классы, спальни и даже столовая изобиловали всевозможными предметами и картинами, с которыми воспитатели знакомили детей. Даже приему пищи предшествовала опреде­ленная образовательная работа. Например, если детям подавали в столовой баранью котлету, то при этом им показывали картины с изображением пасущегося барана, а затем демонстрировали натуральную баранью тушу. При всей анекдотичности этого приема обучения в нем выражалось стрем­ление Бурневиля связать процесс интеллектуального развития слабоумного с жизнью, с конкретной, близкой, доступной ему ситуацией.

Дидактическим целям служил и парк при «убежище». Его газоны были разделаны в виде геометрических фигур: квадратов, треугольников, кругов. Кустарники были подстрижены в форме геометрических тел: кубов, пирамид, шаров.

Большое место во врачебно-педагогической системе Бурневиля занимала гимнастика. Он видел эффект гимнастики в необходимости подчиняться команде, понимать словесные указания и соблюдать дисциплину.

Выбор ремесла для воспитанников зависел от их физического состояния. При убежище имелись столярные, слесарные, портняжные, сапожные, щеточные, корзинные и наборные мастерские (для печатания афиш). Большинство воспитанников по выходе из убежища могли полшостью содержать себя на заработанные собственным трудом деньги.

144

Когда воспитанники овладевали ремеслом, их переводили в отделения для взрослых и готовили к выходу из учреждения. В этих отделениях их приучали пользоватьея деньгами, делать покупки, рассчитывать свой бюджет. В некоторые дни воспитанники вместо готового рациона получали деньги, на которые они должны были покупать у эконома пищу по своему вкусу и материальным возможностям. Доходы от мастерских были настолько значи­тельны, что они полностью покрывали расходы по содержанию всей прислуги и учителей.

Учреждение Бурневиля было в конце XIX—начале XX века самым крупным и передовым в мире по постановке учебно-воспитательной работы. В нем дефектологи многих стран, в том числе и русские, получали первое знакомство с методами воспитания глубоко отсталых детей. В нем же они проходили стажировку для приобретения опыта работы с этими детьми.

В целом учреждения для слабоумных во Франции развивались чрезвы­чайно медленно. В 1903 году во всех приютах и больницах Франции находилось всего 3500 слабоумных, в то время как их число превышало 40 000 человек.

От изоляции к интеграции (70-е гг. ХX в.

Современный период эволюции отношения западноевропейского общества и государства к лицам с особыми нуждами характеризуется несколькими противоречивыми тенденциями, проявляющимися в системе специального образования.

С одной стороны, широко распространяются интегративные подходы к обучению, базирующиеся на идеях равенства и равноправия. С другой стороны, результаты интеграции подвергаются критическому осмыслению, начинает дискутироваться возможность, полезность и целесообразность интеграции для большого числа детей с особыми проблемами; среди родителей, специалистов, администраторов общеобразовательных школ появляются противники интеграции. С третьей — получают распространение поселения для инвалидов, рассматривающиеся как оптимальная модель организации их самостоятельной «взрослой» жизни в искусственно созданном для них микросоциуме. Например, Camphill movement объединяет более 70-ти таких поселений в 22 странах мира (1995).

В это же время в борьбу за свое право на самоопределение вступают те, кто вчера принадлежал к бесправному меньшинству, и за кого принимали решения общество и государство. Так, Всемирная Федерация Глухих (ВФГ) требует признания всеми странами статуса глухих как самодостаточного меньшинства с уникальным языком и культурой, а также обеспечения для детей с нарушением слуха специального образования на основе родного для них национального жестового языка. Провозглашаются идеи о необходимости изучения жестового языка слышащим сообществом для общения с глухими.

8. Деятельность Э. Сегена и его вклад в мировую олигофре­нопедагогику.

Наиболее плодотворной из ранних попыток воспитания и обучения слабоумных была деятельность французского врача-педагога Эдуарда Сегена (1812—1880). Кроме того, он был одним из тех, кто сумел проанализировать, обобщить и оформить в виде целостной медико-педагогической системы собственную практику воспитания слабоумных. Э. Сеген родился в семье потомственных бургундских врачей. В Париже он сблизился с Итаром, Эскиролем и стал их любимцем. Они ценили в Сегене его терпение, глубокий аналитический ум. Сеген увлекался философией и стал членом философского кружка, разделявшего филантропические взгляды Сен-Симона и стремившегося поднять уровень развития человечества. Из этого кружка впоследствии вышли Луи Блан, Виктор Гюго и другие известные деятели. Сеген посвятил свою жизнь воспитанию самых отверженных из людей — слабоумных. В 1837 году врач Эскироль поручил Сегену заняться индивидуальным воспитанием идиота, используя опыт Итара. Сеген добился значительных успехов в этом деле. Тогда Эскироль предложил ему исследовать несколько слабоумных детей, находившихся в психиатрической лечебнице в Биссетре. В 1839 году Сеген был назначен руководителем детского отделения для слабоумных при этой больнице.



В этом же году вышла написанная совместно с Эскиролем работа «Резюме нашей четырнадцатимесячной работы». В этой статье рассказывается о достигнутых ими успехах в развитии интеллекта слабоумных.

Все мероприятия Сегена в Биссетре, направленные на борьбу с рутиной и антипедагогичностью, встречали враждебное отношение со стороны, администрации и коллег. Вопреки косности персонала больницы Сеген решил улучшить условия жизни слабоумных детей, изолировать их от душевно больных, заняться их воспитанием. Под давлением интриг Сеген был вынужден в 1841 году уйти из Биссетра и организовать собственную частную школу для слабоумных.

Через несколько лет Сеген обратился во Французскую академию наук с просьбой составить комиссию для обследования его опыта и дать ему оценку. Эта комиссия тщательно выполнила свою миссию и высоко оценила результаты педагогической работы Сегена. Она признала, что Сеген — тот человек, который практически решил проблему воспитания идиотов. Это заключение комиссии привлекло внимание общественности других стран к школе Сегена. Ее стали посещать учителя, филантропы разных стран с целью использовать опыт Сегена у себя на родине.

В 1846 году вышел большой труд Сегена «Воспитание, гигиена и нравственное лечение умственно ненормальных детей». Эта книга была в 1903 году издана на русском языке в переводе М. П. Лебедевой и в течение многих десятилетий служила настольной книгой русских олигофренопедагогов.

Во Франции книга Сегена была встречена очень холодно. Ее идеи казались утопическими. Не находила должной поддержки во Франции и практическая деятельность Сегена. В 1848 году Сеген был вынужден покинуть родину и переехать в США, где его встретили с большим почетом. Американские врачи еще не имели опыта работы со слабоумными, поэтому они были свободны от каких бы то ни было предрассудков в этой области. И они были рады приветствовать пионера в области воспитания слабоумных.

Сеген был убежден, что в каждом человеке, какими бы глубокими недугами он ни страдал, заложены огромные потенциальные возможности к совершенствованию физических и духовных сил. Эти возможности могут быть приведены в действие силой духа, воли и искусства воспитателя и путем создания благоприятных условий жизни для тех лиц, которые нуждаются в помощи врачей и воспитателей.

Сеген считал, что каждый человек, как бы он ни был немощен, имеет право на такую жизнь, на такое отношение к себе, в котором нет места нравственному унижению, физическим страданиям. Он понимал, что самое большое счастье — чувствовать себя человеком среди людей, осознавать, что ты не лишний, не обуза для них, а приносишь людям пользу.

Сеген ставил задачу развить ощущения и восприятия слабоумных, научить их слушать, видеть. Это своего рода гимнастика чувств, которая на каком-то этапе обучения заменяется гимнастикой интеллекта и в сочетании с благоприятными условиями жизни слабоумных может «видоизменить строение нервных масс».

Сеген считал, что воспитание идиотов может иметь успех, если будут учтены достижения философии, психологии, физиологии, гигиены. Принципы воспитания, по мнению Сегена, должны быть точны, как формула. Сеген пытался представить эти формулы в виде «триады». Воспитание должно охватывать:

1) воспитание деятельности, активности — развитие двигательной способности, мышечной системы, ощущений, чувств;

2) воспитание мышления — формирование представлений и понятий, овладение элементарными знаниями и навыками чтения, письма, счета;

3) воспитание воли, что, по Сегену, соответствует нравственному воспитанию, поскольку воспитание воли приучает глубоко отсталых управлять своими инстинктами.

Сеген был убежден в том, что работа с глубоко отсталым должна вестись в такой последовательности, при которой воспитание активности предшествует воспитанию мышления, воспитание мышления предшествует воспитанию воли. В установлении такой последовательности воспитания сказывается механистичность его системы: он еще не понимал, что невозможно резко отграничить сферу чувств от процессов мышления и воли. Привлекает в системе Сегена его стремление воздействовать на всю личность глубоко отсталого, обеспечить ее всестороннее развитие, корригировать недостатки этого развития.

Сеген считал, что все средства, обеспечивающие решение конечной цели воспитания глубоко отсталого ребенка — подготовку его к труду,— себя оправдывают.

Эту мысль Сеген хорошо выразил в следующем положении:

«Никакое улучшение жилища для детей-идиотов не кажется мне слишком роскошным. Когда поймут наконец все нравственное и социальное значение разумного призрения многих десятков тысяч несчастных существ, в лучшем случае пользующихся уходом родителей, которые могут умереть раньше их, тогда только выяснится, что эти десятки тысяч индивидов, теперь совершенно бесполезных, при разумном руководстве, за немногими лишь исключениями, способны сами зарабатывать для себя средства к жизни, и тогда, быть может, эгоизм осуществит то, о чем мы теперь можем только мечтать».

Таким образом, Сеген создал первую систему воспитания умственно отсталых детей, сочетающую педагогические и медицинские средства воздействия на воспитанника. И хотя во Франции современники Сегена не оценили в должной мере его систему, разработанные им методы воспитания умственно отсталых детей в дальнейшем получили широкое распространение и стали применяться не только при воспитании умственно отсталых, но и частично при воспитании нормальных детей.

Во Франции система Сегена была основательно забыта до конца XIX века. Затем ее возродил психиатр Бурневиль, считавший эту систему классической.

В США Сеген работал в разных штатах, последние 30 лет в Нью-Йорке. Им был создан особый тип школ для слабоумных, которые получили название «физиологические школы Сегена». Такие школы, организованные в соответствии с педагогическими идеалами Сегена, располагались в живописной местности вблизи от города. Последнее обстоятельство Сеген считал очень важным, так как близость от города позволяла привлечь к работе молодых и энергичных учителей. Наблюдения Сегена показали, что если школы удалены от культурных центров, то а них работают только пожилые педагоги, лишенные разнообразных жизненных интересов и, следовательно, не способные воздействовать на эмоциональную жизнь ребенка.

За месяц до смерти, в октябре 1880 года, Э. Сеген составил проект новой школы для детей с различными аномалиями в развитии — «физиологической школы — школы будущего». В этом документе Э. Сеген отмечал, что воспитание аномальных детей начинает охватывать и те слои общества, где раньше царствовало невежество. Разница между способным ребенком и детьми, не умеющими выражать свои мысли, трудно воспринимающими, медлительными, сначала очень невелика, но все больше возрастает впоследствии. С точки зрения Сегена, неспособность детей не зависит от первичных причин — плохого питания, болезней и т. д., а зависит от вторичных причин, например от отсутствия надлежащего воспитания, которое они не могут получить в обычной школе. Задача физиологического воспитания заключается в создании необходимых условий для благоприятного развития детей с отклонениями в психическом состоянии. «Физиологическая школа» должна развивать функции органов чувств и движения, исправлять их недостатки путем упражнений. Эта школа предназначена для трех групп детей:

1) младших детей, недостатки которых надо исправлять сейчас же, чтобы предупредить их превращение в привычки, могущие повлечь образование новых дефектов;

2) детей, которых нельзя воспитывать в обыкновенных школах, потому что им необходим регулярный курс лечения для развития психических и физических функций организма;

3) детей, воспитание которых в обыкновенной школе не дало хороших результатов. Занятия с этими детьми сводятся к выявлению и развитию их индивидуальных способностей. Советских олигофренопедагогов привлекает в разработанной Сегеном системе воспитания умственно отсталых детей ее обоснованно оптимистический характер, заключенная в ней вера в возмоленость развития этих детей, ее направленность на всестороннее развитие личности умственно отсталого ребенка, ослабление недостатков этого развития, включение ребенка в трудовую жизнь. Заслуживают внимания требования Сегена в отношении организации жизни слабоумных детей в специальных учреждениях, требования к воспитателю; представляют интерес его многочисленные практические советы относительно того, как следует осуществлять уход за глубоко отсталыми, формировать у них навыки и привычки самообслуживания и культуры поведения.

Особенно много полезных практических указаний могут найти в трудах Сегена работники специальных учреждений для глубоко отсталых детей.

9. Вклад Л.С. Выготского в разработку методологических ос­нов дефектологии.

Было бы глубокой ошибкой считать, что только личному таланту Л. С. Выготского советская дефектология обязана началом нового этапа ее развития — этапа становления диалектико-материалистической дефектологии. Этот новый этап развития дефектологии был подготовлен всей предыдущей деятельностью огромной армии советских государственных и общественных деятелей, врачей и педагогов, разработавших стратегию нашего государства в области дефектологии на основе общей политики Коммунистической партии и Советского правительства в области просвещения, здравоохранения и социального обеспечения, на основе принципа социалистического гуманизма — краеугольного камня всей этой политики. Роль Л. С. Выготского — в том, что он сумел выразить, придать форму большого научного обобщения тем тенденциям в области специальной педагогики, которые уже назрели, требовали права на жизнь. Заслуга Л. С. Выготского — в том, что он своим талантом сумел эти тенденции в области аномального детства, подготовленные временем, условиями жизни нашего советского общества, выявить, систематизировать, связать с общими закономерностями развития личности и общества. Основной порок в состоянии воспитания и обучения дефективных детей Л. С. Выготский видит в том, что педагоги и психологи рассматривают глухоту, слепоту, умственную отсталость только как дефекты физические и психические и не видят главного — их социальной сущности.

Л. С. Выготский указывает: «Всякий телесный недостаток — будь то слепота, глухота или врожденное слабоумие — не только изменяет отношение человека к миру, но прежде всего сказывается на отношениях с людьми. Органический дефект или порок реализуется как социальное ненормальное поведение». В связи с дефектом меняется положение дефективного в семье. В одном случае он становится обузой, в другом — к нему удваивается любовь и нежность со стороны родителей. Это меняет отношение дефективного к окружающим. И в конечном счете, по образному выражению Л. С. Выготского, происходит «социальный вывих», «перерождение общественных связей, смещение всех систем поведения». Аномальный начинает приобретать особые личностные качества: застенчивость, неуверенность или агрессивность, негативизм и т. д.

Такую социальную оценку существа дефективности Л. С. Выготский справедливо противопоставляет чисто биологической его оценке, при которой организм дефективного изучался в отрыве от социальной среды. При чисто биологическом подходе к дефективности компенсация была направлена на изменение материальной основы дефекта.

Л. С. Выготский считает задачей воспитания «вправить в жизнь» аномального ребенка, исправить социальный вывих, т. е. преодолеть те отклонения в поведении, которые определяют социальное лицо человека. В этой связи он писал: «Вероятно, человечество победит раньше или позже и слепоту, и глухоту, и слабоумие. Но гораздо раньше оно победит их социально и педагогически, чем медицински и биологически».

Таким образом, в качестве первоочередной задачи специальной педагогики он выдвигает социальную компенсацию дефекта. Выготский считает, что задача состоит не в социальной нейтрализации умственно отсталых, а в воспитании из них социально активных индивидуумов. Он отвергает мнение, согласно которому у умственно отсталых понижены социальные инстинкты, общественные импульсы.

Отрицая чисто биологический подход к пониманию сущности дефективности, Л. С. Выготский утверждает, что в каждом ненормальном ребенке имеется колоссальный резерв здоровых потенциалов.

Л. С. Выготский правильно считает физическую или психическую аномалию ребенка явлением не только биологическим, но и социальным, поскольку дефект оказывает влияние на всю личность аномального, ставит его в особое положение в окружающей социальной среде.

Эти теоретические позиции Л. С. Выготского в отношении понимания сущности дефекта и задач воспитания и обучения аномальных детей, как мы увидим дальше, сыграли положительную роль в развитии советской дефектологии. Система воспитания и обучения аномальных освободилась от присущей ей ограниченности, от филантропически-призренческого духа и стала ставить более широкие образовательно-воспитательные задачи.

10. Деятельность Ж. Итара и ее значение для развития помо­щи слабоумным.

Многие историографы лечебной педагогики утверждают, что впервые возможность воспитывать и обучать слабоумных практически была доказана знаменитым французским психиатром Жаном Итаром (1775—1838) — главным врачом Национального института глухонемых в Париже. Побудившие к тому обстоятельства носили случайный характер. В 1799 году в лесах Авейрона на юго-востоке Франции охотники нашли совершенно одичавшего мальчика в возрасте 11 — 12 лет, который был мало похож на человеческое существо. Все его поведение свидетельствовало о том, что дикий образ жизни стал для него привычным. Он находился в непрерывном движении, кусался, царапался. Мальчик был доставлен в Париж, где к нему был проявлен всеобщий интерес. Предполагалось, что он является человеком, выросшим вне цивилизации. Этот мальчик должен был разрешить многовековый спор: какое влияние оказывает цивилизация на человека? Некоторые философы и педагоги утверждали, что ребенок от рождения получает все идеальные человеческие качества вплоть до идей и нравственных понятий, в процессе же воспитания под воздействием пороков цивилизации человеческая личность уродуется. И вот наблюдения за одичавшим мальчиком («дитя природы»), которому дали имя Виктор (его еще называли авейронским дикарем), должны были пролить свет на проблему о влиянии природы и цивилизации на человеческую личность.Мальчиком заинтересовалась Французская академия наук. Знаменитый французский психиатр Пинель, обследовавший Виктора, признал, что он неизлечимый идиот, который не подлежит воспитанию. Все органы чувств мальчика были абсолютно не развиты, движения носили некоординированный и хаотичный характер. Он обладал одной лишь способностью — хватанием. У него не было обнаружено никаких проявлений умственных способностей.

Французская академия поручила заняться мальчиком врачу Национального института глухонемых Итару. Тот с большим энтузиазмом приступил к воспитанию Виктора, полагая, что он имеет дело отнюдь не с идиотом, как утверждал Пинель, а с одичавшим человеком. Итар, разделяя взгляды сенсуалистов, признававших, что основой всей психической деятельности человека являются его чувства, решил использовать в процессе воспитания Виктора методы, основанные на развитии чувств (физиологическое обучение). Этот метод раньше применялся первым учителем глухонемых во Франции Я. Перейра (1715—1780).

Итар понимал свою задачу несколько упрощенно. Он начал обучение с развития у мальчика одного органа, полагая, что одновременная работа над развитием нескольких органов чувств не даст эффекта. Развивая орган слуха, Итар выключал зрение, завязывая воспитаннику глаза, развивая органы зрения, закрывал уши мальчика и т. д. В процессе развития органов чувств он использовал систему тренировочных упражнений. Одновременно Итар воспитывал у мальчика социальные качества. Вначале он создавал ему обстановку, близкую той, в которой мальчик находился раньше. Затем постепенно эта обстановка приближалась к той, в которой обычно живут люди.

Итар воспитывал у Виктора человеческие потребности, привязанности, стремление к комфорту, разборчивость в пище, чистоплотность. Много внимания он уделял воспитанию речи. В этом плане Итару удалось добиться многого. Виктор стал различать температуру воды, мог фиксировать взгляд на предметах, стал разборчив в пище, очень привязался к няне, соблюдал элементарные гигиенические требования, испытывал страх перед опасностью, научился складывать из букв отдельные слова и пр. Итар убедился в том, что Пинель справедливо считал Виктора идиотом. В то же время вопреки пессимистическим взглядам Пинеля Итар, как уже говорилось, достиг результатов, вполне оправдавших его тяжелый труд. Итар не сделал Виктора нормальным человеком. Однако он убедил окружающих в том, что даже самые глубокие идиоты небезнадежны и способны к совершенствованию. Определил Итар и тот путь, которым, по его мнению, нужно следовать при воспитании идиотов, — развитие с помощью тренировочных упражнений органов чувств и моторики. Опыт Итара был положен в основу всех систем воспитания и обучения слабоумных, которые создавались в первой половине XIX в.

11. Деятельность И.В. и Е.Х. Маляревских и их вклад в отече­ственную олигофренопедагогику.

Большую роль в пропаганде идей сближения педагогики с медициной, основных принципов воспитания и обучения умственно отсталых детей и в разработке организационных форм помощи этим детям сыграла деятельность врачей-супругов Ивана Васильевича и Екатерины Хрисанфовны Маляревских.

И.В. Маляревский — врач, педагог, писатель. Он очень рано проявил интерес к педагогической работе. После окончания уездного училища Маляревский стал народным учителем. В школе он столкнулся с трудными для обучения детьми. Здесь же у него зародился интерес к познанию природы патологического развития детей. После окончания гимназии он поступил в Киезский университет, а затем перешел в Медицинскую академию и стал врачом-психиатром.

Личный педагогический опыт и опыт врача-психиатра убедили его в необходимости сблизить педагогику с медициной, без чего педагогика, по его мнению, лишается естественнонаучной основы и перестает быть наукой. Эти идеи И. В. Маляревский впервые высказал в 1881 году в своем докладе в Петербургском обществе психиатров. В дальнейшем Маляревский руководствовался ими в своей практической деятельности по воспитанию аномальных детей. Они же стали программой созданного им журнала «Медико-педагогический вестник», о котором речь пойдет ниже.

Екатерина Хрисанфовна Маляревская была также врачом и педагогом. Это одна из первых женщин-врачей в России. В русско-турецкую войну она служила фронтовым врачом. Как и Иван Васильевич, Екатерина Хрисанфовна посвятила свою деятельность аномальным детям. В 90-х годах прошлого века Е.X. Маляревская посетила все крупнейшие зарубежные учреждения для аномальных детей. Наиболее рациональной в обучении и воспитании слабоумных она признала систему Сегена. Руководствуясь этой системой, Екатерина Хрисанфовна разработала свои методы обучения грамоте и воспитания слабоумных, которые были изложены в ряде ее работ.

Врачебно-педагогическая деятельность Маляревских в основном протекала в созданном ими в Петербурге в 1882 году учреждении для аномальных детей, именовавшемся «Врачебно-воспитательное заведение доктора И. В. Маляревского». Это учреждение оставило глубокий след в истории отечественной дефектологии как по содержанию своей работы, так и по его организации. Учреждение это было частным, платным. Цели его были так определены в его уставе: «…оказывать врачебно-воспитательное воздействие детям, обнаруживающим предрасположение к нервным и душевным заболеваниям, а равно нравственно пренебреженным и оказывающим отсталость в умственном развитии, дабы они по мере сил своих могли или обратиться к честной, трудолюбивой жизни земледельцев или же продолжать свое дальнейшее образование». Учреждение Маляревского обслуживало детей с различными формами аномалий — умственно отсталых, психически больных, эпилептиков, с нарушением поведения и пр.

За время существования этого учреждения несколько раз менялись его задачи и структура. К концу XIX века оно имело в своем составе:

1) врачебное отделение, где помещались дети, нуждающиеся в медицинском надзоре, в том числе и глубоко отсталые. Обучение здесь проводилось по методу Сегена, усовершенствованному Е.X. Маляревской;

2) воспитательное отделение для детей с легкими формами умственной отсталости и детей неуравновешенных;

3) «кабинет» по типу современных медико-педагогических консультаций, где проводился амбулаторный прием детей, их обследование.

Все усилия медицинского и педагогического персонала были направлены на укрепление организма воспитанника, оздоровление его нервной системы, развитие самостоятельности путем использования медицинских и педагогических средств, среди которых самое почетное место отводилось физическому, в частности сельскохозяйственному труду.

Занятия с детьми проводились по группам, составленным в зависимости от подготовки учащихся, их умственного развития, степени утомляемости и других особенностей.

Большое место занимали уроки рисования, лепки, музыки, гимнастики, ручного труда.

Лето воспитанники проводили под Петербургом на ферме в деревне Сумской, Ново-Ладожского уезда. Там они занимались садоводством, огородничеством, рыболовством.

Постепенно заведение Маляревского расширялось. К 1903 году оно имело 5 двухэтажных домов со служебными постройками, садом, пчельником, огородом и даже квасным заводом, где работали воспитанники. При заведении имелись хорошо оборудованные водолечебница, врачебный кабинет.

Возраст воспитанников — от 4 месяцев до 21 года. Большинство было в возрасте от 10 до 16 лет. Срок пребывания воспитанников в этом учреждении колебался от нескольких месяцев до 5 лет. В отдельных случаях воспитанники оставались пожизненно работать на ферме, где родители покупали для них участок земли. Они работали под контролем персонала заведения.

Дети поступали в заведение со всех концов России и даже из других стран. Конечно, оно было доступно только детям состоятельных родителей. Об этом свидетельствует социальный состав воспитанников. Из 712 детей, обслуженных заведением за 30 лет его существования, было: детей дворян и чиновников — 399, купцов и почетных граждан — 138, военных — 58, духовенства — 27, прочих сословий — 31. Опыт, накопленный заведением Маляревского в процессе работы с аномальными детьми, а также структура заведения были использованы в дальнейшем при организации других подобных учреждений. В 1885 году И. В. Маляревский начал издавать журнал «Медико-педагогический вестник» — первый в России журнал, посвященный вопросам аномального детства. И. В. Маляревский ставил перед журналом следующие цели: всестороннее изучение детей, выявление условий правильного развития ребенка и причин, порождающих болезненные отклонения в этом развитии.

Основная идея журнала — сближение педагогики и физиологии. Журнал высоко оценивал значение педагогики в общественной жизни; при этом в нем отмечалось, что эта наука перестанет быть таковой, превратится в простое искусство, если она не сблизится с физиологической наукой и медициной. В первом номере «Медико-педагогического вестника» за январь 1885 года в редакционной статье высказано большое беспокойство за будущее педагогики: «Что же станет с современной педагогикой?

Как обветшалому миру, ей предстоит задохнуться в не свойственной для нее атмосфере, которая воспитывает новую, наступающую и подавляющую ее жизнь — ей предстоит разрушиться! Она уже теперь несет признаки смерти и тления: ее литература бесцветна и бессодержательна.

Справедливо ли это? Педагогика имеет свое прошлое, имеет свою специальную область. О важности значения ее и говорить нечего: она основа благосостояния каждой страны. Где же источники, могущие оживить ее?…..Выход педагогики из рамок искусства и постановка ближайших связей с естествознанием представляет самый надежный путь для ее оживления и дальнейшего развития».

И. В. Маляревский выступает не за подмену педагогики медициной при воспитании и обучении аномального ребенка, а за глубокое изучение человека, природы и сущности аномалии развития и закономерностей воспитания и обучения.

Прогрессивный характер журнал приобрел благодаря участию в нем, кроме И.В. Маляревского, виднейших русских деятелей медицины и педагогики: В.М. Бехтерева, П.Ф. Лесгафта, И.М. Сеченова, П.И. Стоюнина, И.П. Мержеевского и других.

При всей значительности задач, которые ставились журналом, он не получил широкого распространения. Второй номер журнала вышел с большим опозданием. Число подписчиков не превышало 115. Редакция объясняла это тем, что, очевидно, новизна идей журнала еще не дошла до сознания широких общественных кругов. Чтобы журнал продолжал существовать, авторы отказались от гонорара. Однако в начале 1887 года журнал все же пришлось закрыть. Роль журнала, как и всей деятельности И.В. Маляревского, получила широкое признание в дальнейшем.

В течение многих лет после открытия «Врачебно-воспитательного заведения доктора И.В. Маляревского» ничего не предпринималось для оказания помощи умственно отсталым детям, хотя в печати все более остро критиковалось равнодушие царского правительства по отношению к этим детям.

Статья (1, 2, 3, 4 класс) по теме: Методы обучения учащихся с умственной отсталостью

Методы обучения учащихся с умственной отсталостью

   Классификация и выбор методов обучения умственно отсталых школьников зависит от принципов решения вопроса обучения. Классификация методов обучения многообразна, их насчитывается до 10. В отечественной практике олигофренопедагогики используются две традиционные классификации методов обучения:

— Санкт-Петербургская, рассматривающая использование методов в зависимости от этапов обучения. Эта классификация выглядит следующим образом:

 а/ методы изложения нового материала;

 б/ методы закрепления и повторения.

 —   Московская, которая предлагает делить методы на словесные, наглядные и практические. В практике применяются все три группы методов в сочетании и на всех этапах урока. А. Граборов назвал это сочетание   «живое слово учителя». Специфика методов обучения в специальной школе 8-го вида заключается в их коррекционной направленности. Это понятие включает замедленность обучения и частую повторяемость, подачу учебного материала малыми порциями, максимальную развернутость и расчлененность материала, наличие подготовительного периода в обучении, постоянную опору на опыт ребенка. Чтобы методы работали надежно и эффективно, необходимо правильно их выбрать и применить.

   Средства обучения. Это содержание обучения, наглядность, технические средства и т.д.  Методы состоят из приемов. Ценность метода реализуется в том случае, если он обеспечивает общее развитие умственно отсталого школьника, делает обучение доступным и посильным, обеспечивает прочность знаний, учитывает индивидуальные особенности ребенка, способствует  активизации учебной деятельности аномального ученика.

Словесные методы: рассказ, объяснение, беседа.

   Требования к рассказу: это должно быть небольшое по объему и эмоционально насыщенно изложение учебного материала. Для лучшей доступности рекомендуется применять прием образности в рассказе. Композиция рассказа состоит из завязки, нарастания и развязки.

   В сюжете рассказа должно быть несложные рассуждения. При рассказе обязательно применение наглядности. В рассказе иногда можно использовать небольшой диалог. По длительности рассказ в l-4-x классах не должен превышать 10 минут, а в 5-9-х классах — 20 минут. Фабула рассказа должна быть предельно простой с малыми событиями. Не стоит прерывать рассказ вопросами к ученикам. Они из-за этого могут потерять нить рассказа.

   Перед рассказом и после него ведется объяснительно-подготовительная работа: проводится беседа для связи рассказа с темой, разбираются трудные и неизвестные слова, а после рассказа желательно провести обобщающую беседу с выделением главной идеи. Объяснение  — это логическое изложение темы или объяснение сущности учебного материала на выявление закономерностей фактов в форме рассказа, доказательств, рассуждений и описаний.

   Делается это для понимания умственно отсталыми учащимися содержания учебного материала.    Объяснение в младших классах краткое, не более 5 минут, в других группах классов продолжительность объяснения составляет до 10 минут. При объяснении необходимо осуществлять акцентирование на главных моментах содержания материала, применять интонацию, ударения на главном, существенном в объяснении.

   Ценным в методическом плане является проблемное изложение в виде вопросов-задач, рассуждений на поиск ответов. Объяснение необходимо совмещать с показом и демонстрацией. Беседа — это вопросно-ответный способ изучения учебного материала.   Она побуждает к активной мыслительной деятельности умственно отсталого учащегося.

   Беседа является мощным средством в коррекции умственного развития ученика специальной школы 8-го вида и выступает как коррекционное средство. В беседе с учеником учитель исправляет неточности речи, аграмматизмы, наращивает словарный запас ученика, требует от детей полных, выразительных ответов.

   Благодаря беседе можно выявить пробелы в знаниях учащихся, недостатки их умственного развития.   Эффективность беседы зависит от характера вопросов к ученикам. Они должны быть краткие, предельно понятные и соответствовать ожидаемому ответу. Вопросы должны будить мысль умственно отсталого ученика и быть логически взаимосвязаны, один вопрос должен вытекать из второго. Вопросов не по теме изучаемого учебного       материала и лишних слов не должно быть.    Большое значение для результативности беседы имеет ее темп.

   Ответ для умственно отсталого ученика всегда большой труд и дети пытаются его избежать. Из-за этого часто отвечают невпопад. Замедленный темп беседы соответствует замедленному темпу мышления аномального ученика. Эффективность беседы также зависит от качества речи учителя. Речь учителя должна быть выразительной, ясной в произношении, эмоциональной. Ученик специальной школы 8-го вида мыслит прямолинейно и сказанное учителем он воспринимает как истину, выраженную в речевой форме. Поэтому свои мысли учителю необходимо выражать адекватно, без двусмысленности.

В специальной школе 8-го вида словесные методы обучения являются наиболее распространенными (по данным Луценко В.С. — 49,4% из всех применяемых методов). Из них чаще всего применяются изложение и несколько меньше — беседа. В выборе методов обучения учитывается предмет изучения, содержание темы и цель урока, а также возможности школы и состав учащихся.    Беседа побуждает воспроизведению усвоенных знаний.

   В беседе ответы детей в 1,5-2 раза полнее по сравнению с самостоятельным пересказом услышанного и прочитанного. На уроках естественно-научного цикла дети сравнительно легко усваивают названия предметов, объектов и географических явлений, а также фактические сведения. Но с большой трудностью дается усвоение отвлеченных сведений типа: «скапливание воды над слоем глины».

   Для осознанности такого рода знаний учитель в беседе применяет вопросы на сравнение (что общего? чем похожи? чем отличаются! и пр.). Если сравнивают два явления (родник и ручей), то нужно найти три сходных и четыре различных свойств, а для раскрытия причинно-следственных связей нужно помочь назвать три причины, так как только треть учеников специальной школы 8-го вида может справиться с этой работой.

Рекомендуется повторность прослушивания или прочитанного материала разными приемами или методами, такими как краткий рассказ, чтение текста, эмоциональная беседа, вопросы на сравнение, обобщение и на установление причинно-следственных связей.  

 Наглядные методы:

   Наглядные методы — это такие способы обучения, когда прием информации и осознание учебного материала происходит на чувственных восприятиях предмета. Эти методы имеют хорошую коррекционную направленность из-за соответствия их наглядно-образному мышлению умственно отсталых детей. Лозунг при этом такой: ни один урок географии без опоры на наглядность. Особенность применения наглядных методов: рассредоточение по всему полю учебного процесса. Сочетание словесных методов с наглядными переводят образы в знания, предметы в слова, обеспечивают предметную отнесенность понятий (как можно говорить о пустыне, не показав ее картину?).

   Показ — это предъявление образа действия (реку показывают на карте от истока до устья, показ полуострова осуществляют обводом его с трех сторон и т.д.) разных способов работы. Условие:  обеспечить умственно отсталым детям способность видеть все, что им показывают. И нужно научить видеть то, что показывают. Для этого нужно указать, на что именно детям нужно смотреть.

   Иллюстрация — это наглядное объяснение  путем предъявления предметов, их изображений, примеров. Иллюстрация обеспечивает понимание малодоступных абстракций речи на основе их предметного соотношения (особенно смену времен года, высотную поясность, тепловые пояса и т.д.). После показа объект убирается. Демонстрация — показ предметов в движении. Наблюдение — процесс целенаправленного восприятия самими умственно отсталыми детьми по ходу урока.    Наиболее часто наблюдение употребляется в начальном курсе географии и особенно в биологии. В процессе применения наглядности многими олигофренопедагогами рекомендуется вовлекать все органы чувств, чаще пользоваться вопросами, стимулирующими сравнение предметов по вкусу, цвету, размерам. В процессе познания должны участвовать руки. Все возможное должно зарисовываться и лепиться.   Однако Л.В. Занков считает, что успешность усвоения нового материала мало зависит от участия в познании одновременной работы разных анализаторов.

Психологические функции наглядных средств в обучении состоят из:

 -сигнально-информативной;

 -носителя образа;

-стимулятора в деятельности всех анализаторов;

 -иллюстрации и демонстрации.

   Особенности практического использования наглядных средств.

    Картины дополняют вербальное описание, дают зрительный образ демонстрируемого  объекта.    Синев В.Н. установил, что картина способствует установлению  причинных связей, вызывает стимул к высказываниям.

   Приемы использования картины: ее не следует рано показывать для осмысления содержания, дети сами при помощи вопросов учителя должны делать раскрытие содержания картины. Перед рассматриванием проводят предварительную беседу. При восприятии картины необходимо внимание учеников направлять на характерное, существенное в ее содержании. Описание картины должно осуществляться по плану. После просмотра картины необходимо побеседовать на эту тему. Можно составить рассказ по картине.

   Для рисунков придумать вопросы на сравнение. Желательно использование в процессе восприятия не более двух картин. На уроке также используются и другие наглядные пособия: объемные, графики, схемы. Они незаменимы, если у учителя возникает необходимость объяснять по ходу сообщения.

   Все это улучшает внимание и восприятие аномального ребенка. Рисунки выполнять лучше цветными мелками. Графическое содержание учебника можно попросить перерисовать в тетради по предмету. Этим мы получаем конкретность представлений.

   Для лучшего восприятия объекта изучения используют муляжи или объемные пособия. При их самостоятельном изготовлении они имеют большую дидактическую пользу из-за осознанности интереса к восприятию (модели из песка, глины, пластилина, гербарии).

   Наиболее доступно наблюдение натуральных предметов или явлений. При наблюдении восприятием умственно отсталых детей нужно управлять: сравнивать один объект с другим, знакомиться с ним, разбивать задачу наблюдения на части.   Наблюдение используется для перевода познания с уровня представлений на уровень понятий. При наблюдении на уроках картинки или иллюстрации используются как опора для понимания общей мысли. Упражнение  — это повторение действий в целях выработки умения и навыков. Если качество упражнения улучшается, то умственно отсталые дети приобретают умения, если в упражнении появился автоматизм — это означает сформированность навыков. Для формирования умений и навыков при использовании упражнении нужно использовать:

       -осознанность действия;

         -систематичность;

       -разнообразие;

       -повторяемость;

      -расположение упражнений во времени в нужном порядке.

Требования к            упражнениям:

        -понимание цели;

        -краткость инструкций;

        -для преодоления стереотипа разнообразить упражнения;

        -упражнения должны иметь практическую направленность.

   Практические методы:

   Основной источник познания – деятельность учащихся. Практические и лабораторные работы часто связаны с программированными методами работы. Некоторые методисты считают, что практические и лабораторные работы повышают прочность знаний, другие отрицательно относятся к ним из-за низкой речевой активности процесса обучения.    Практические методы как вид деятельности умственно отсталых детей используется на всех этапах обучения. Это заключается и в   выполнении   рисунков, схем, диаграмм, обведение контуров материков и т.д.

Прием – это часть метода. Например, при использовании метода упражнений применяются следующие приемы: сообщение условий задания, запись условий, выполнение задания, анализ результатов выполнения задания, контроль за правильностью выполнения задания.

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о