Наказание за наказание детей: Как правильно наказывать ребёнка, чтобы не навредить ему? – Госдума приняла закон: ударил ребенка по попе — получи 2 года тюрьмы

Госдума приняла закон: ударил ребенка по попе — получи 2 года тюрьмы

«Побои в отношении близких лиц»: Госдумой одобрен ювенальный закон об уголовной ответственности за наказание детей.Ювенально-педофильское лобби торжествует: Государственная Дума втихаря приняла во втором чтении по-настоящему страшный законопроект, предусматривающий до двух лет лишения свободы за шлепок по попе ребенка.


Лоббисты разрушения семьи в лице экс-министра юстиции Павла Крашенникова цинично ввели в заблуждение коллег и, пока родительская общественность боролась с законопроектом «О семейно-бытовом насилии», внесли изменения в статью 116 УК «побои», распространив действие этой статьи на детско-родительские и внутрисемейные отношения.

Суть изменений, принятых Госдумой 8 июня во втором чтении (это чтение является основным — третье чтение во многом формальное и существует для внесения технической правки), состоит в том, что в описательную часть ст. 116 УК «побои» добавлена фраза «в отношении близких лиц» и примечание, разъясняющее, что близкими лицами являются супруги, дети и родственники(см. текст статьи, изменения выделены жирным шрифтом).

Статья 116. Побои


Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы — наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

П р и м е ч а н и е. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.»

Кроме того, ГД одновременно внесла изменения в Уголовно-процессуальный кодекс, переведя побои из категории дел частного обвинения в категорию частно-публичного обвинения.

Таким образом, в случае подписания этого закона Президентом и вступления его в силу, любое наказание ребенка, в том числе не повлекшее никаких последствий (т.е. обычный шлепок по попе) может стоит родителю двух лет тюрьмы. Надо сказать, что и сейчас в России то и дело появляются уголовные дела по ст.116 в отношении родителей — но до сих пор это были все-таки исключения из правил (большинство сотрудников полиции — здравые люди, и такие дела просто не возбуждаются. А если возбуждаются, то обычно прекращаются за примирением сторон.

В случае вступления в силу свежепринятых Думой поправок такой возможности, по факту, не будет — а судьбу родителей будут решать следственные органы. Такое положение дел, в случае внедрения его в правоприменительную практику, ставит крест на нормальном воспитании, которое невозможно без наказания — это знает любой родитель.

Автором поправок в ст. 116 УК является некто Павел Крашенинников, занимающий кресло председателя комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству. Этот персонаж, в конце 1990-х годов бывший министром юстиции, а затем переквалифицировавшийся в депутаты (с 2005 года — от «Единой России») — типичный пример приспособленца, который использует статус представителя власти для лоббирования чьих-то интересов (в 2010 году гр-н Крашенинников занял седьмое место в рейтинге депутатов-лоббистов русского издания журнала Forbes .

В данном случае — интересов западных фондов и сообщества извращенцев, которым просто необходимо разрушить нормальную семью, чтобы получить доступ к детям.

Поправки Крашенинникова появились в законопроекте ко 2-му чтению: в первом чтении законопроект не предусматривал каких-либо изменений ст. 116 УК. Именно поэтому никто из экспертов родительских организаций вовремя не заметил подвоха, и до сих пор не поднял крик: обычно именно активность родительских организаций и следующие за ней звонки из Администрации Президента заставляет народных избранников включать мозг и начинать анализировать предлагаемые им всякими лоббистами законопроекты.

и всё снова происходит по откатанному сценарию. Путин заявляет с экранов зомбоящика одно, а по факту — его ручная Госдума, находящаяся по полным контролем через карманную «Единую Россию», принимает прямо противоположные решения. Ведь нужно четко понимать, что нет в России никакой 5-й колонны. Всё и всех контролирует Кремль.

Поэтому, если нужен президенту пиар, то «плохая» Госдума принимает плохие законы, а хороший президент их не подписывает и становится спасителем народа. Если же он не отменяет плохие законы, то значит они ему или его кураторам нужны. В любом случае — ничего в России не происходит без согласования с Кремлем. И это нужно понимать!


Крашенинников и иже с ним прямо нарушили указание Президента Владимира Путина, который дал рекомендации Верховному суду либерализовать ряд преступлений небольшой тяжести. Данное поручение Президента исполнил Верховный суд, который 14.12.15 внес в Госдуму законопроект о декриминализации (т.е. отмене уголовной ответственности) некоторых преступлений небольшой тяжести. К ним, в частности, были отнесены побои, совершенные впервые. Их предлагалось включить в Кодекс об административных правонарушениях
. За повторные побои по законопроекту предусматривалось уголовное наказание. — т.е. наказать своего ребенка родитель может только один раз за всю его жизнь. За второй раз — в тюрьму. Таки очень «полезное» указание Путина.

Как сказано в пояснительной записке Верховного суда РФ: «Нередко деяния, квалифицируемые сегодня как преступления небольшой тяжести, либо лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности. Негативные последствия от судимости в таких случаях (причем не только для самого осужденного, но и для его близких родственников) не вполне адекватны характеру этих деяний или личности осужденного. Выходом из сложившейся ситуации могли бы стать декриминализация некоторых деяний, предусмотренных Уголовным кодексом Российской Федерации, а также либерализация уголовного закона».

Предложенный подход позволил бы улучшить ложную практику последних лет, по которой правоохранители иногда возбуждали уголовные дела за физические наказания детей родителями (напр., ремнем), подводя их под статью Уголовного кодекса о побоях.

Однако благое начинание Верховного суда РФ было полностью извращено в процессе лоббирования антисемейных поправок в Госдуме РФ.

Родительские организации России и, в частности, Петербурга, уже несколько лет борются против внедрения законопроекта «О семейно-бытовом насилии», принятие которого активно лоббирует в Думе прозападное лобби в Минздравсоцразвития. За этот законопроект активно выступают всевозможные извращенцы и западные агенты.

Теперь, после принятия законопроекта Крашенинникова, судьба российских семей и детей зависит от того, успеет ли российская общественность «поднять шум», который заставит президента и Ко принять во внимание мнение народа и отменить принятие этого антигосударственного закона.

На сайте Общественного Уполномоченного по защите семьи размещено открытое письмо против законопроекта № 953369-6 (которое можно использовать как образец для собственных обращений) с требованием отклонить в третьем чтении поправки к ст. 116 УК, нарушающие право родителей на воспитание. Для тех, кто готов отправлять протестные письма, адрес приемной Госдумы, адрес приемной Президента — http://priemnaya.parliament.gov.ru/.

10 наказаний, которые ломают детскую психику — Рамблер/женский

Дети нас не только радуют, но и порой огорчают. Это нормально. И иногда мы их наказываем. Это тоже нормально. Но вы должны сказать себе «нет», если собираетесь сделать вот это…

Сын первый раз вас обманул. Или подрался в школе. Дочь не вымыла посуду, как обещала, и взяла без спроса мамину сумочку. Все эти шалости, конечно, требуют немедленного внимания и объяснения. А иногда и четко оговоренного наказания. Но что если наказание, проявленное в определенной форме, может навсегда травмировать психику ребенка? Или запомнится на всю жизнь? Ведь детские обиды очень тяжело отпускаются.

Детский психолог Наталья Перфильева рассказала Wday.ru о десяти типах наказаний, которые дают совсем не тот эффект, какой хотелось бы. А все потому, что они слишком тяжелы для детской психики.

1. Физическое наказание

Однозначно, бить детей нельзя. Иногда самым болезненным считается даже не ремень по попе, а пощечина. Родительская рука — это поддержка, любовь, тепло, ласка. Но не причинение физической боли. Это обидно, унизительно и подрывает доверие ребенка к родителям.

Последствия: воспитание в системе «Кто сильнее, тот и прав». Ложь, месть тем, кто слабее, перекладывание вины на другого. Девочки, которых били отцы, очень тяжело выстраивают потом семейную жизнь с мужчиной. Мальчики вынуждены бороться со скрытой агрессией. Есть ряд исследований в США о прямой зависимости физических наказаний и смены сексуальной ориентации.

2. Молчание, игнорирование

С ребенком перестают разговаривать, замечать. Не отвечают на вопросы и просьбы, как будто его не существует. Излюбленный метод некоторых взрослых показать свою правоту, считая, что есть виновная сторона, которая больше прав не имеет. Это очень удобный способ не тратить свои силы на объяснение. Как бы некоторые из родителей ни защищали этот метод, игнор — это чистой воды обида на маленькое дитя. Вырастая, ребенок запоминает это молчание на всю жизнь. И будут копиться обиды на родителей.

Последствия: отсутствие границ между можно и нельзя, ведь этому ребенка не научили. Игнорирование свидетельствует о родительском эмоциональном отвержении, личность ребенка как бы «стирают». Родители снижают его самооценку, учат не любить себя, делают психологически слабым и уязвимым. Вырастают люди, которые не могут самостоятельно принять решение.

3. Крики и обзывания

Все мы люди. После тяжелого рабочего дня вдруг обнаруживаем, что ребенок не садился за уроки, а весь день смотрел мультфильмы. Или не может успокоиться, бегая по квартире. И в раздраженном состоянии уже не контролируем себя, переходя на крик и меткие слова. Но важно помнить, что крик всегда вызывает реакцию хотя бы секундного испуга у любого человека, даже взрослого и опытного. За испугом следует торможение психологической активности, ступор, замирание. Запомните, когда вы кричите, ребенок не слышит, что вы ему говорите. Он просто боится.

Последствия: «звуковое» давление на ребенка обязательно проявится в его поведении с окружающими: он станет раздражительным, боязливым, замкнутым. Во взрослой жизни ребенок будет себя отвергать и ненавидеть, вспоминая все эпитеты кричащего родителя: тупой, дурак, безмозглый, сумасшедший. Ведь любой человек делает с собой в психологическом плане ровно то, что с ним делали в детстве его родители.

4. Публичная ругань и наказание при свидетелях

Взрослые прибегают к публичным наказаниям из-за внутреннего ощущения своего бессилия и невозможности повлиять на ситуацию. Смотрите, мол, какой у меня скверный ребенок. Цель такой «публичной порки» — вызвать чувство стыда у сына или дочери. В результате ребенок начинает думать, что защиты в виде родителей больше нет.

Нельзя ругать ребенка перед учителем, классом, другим ребенком. Пусть извинится, если виноват. На этом ваша задача выполнена. Остальное — дома! Вы — стена. И что бы ни сделал ваш малыш или школьник, он все равно любимый.

Последствия: часто подобные наказания наносят глубокую психологическую травму. Они совершенно не дают правильную оценку происходящему. Такие вещи ребенок будет помнить всю жизнь, более того — станет бояться публичности, взаимодействия с людьми, страдать социопатией.

5. Наказание трудом

Получил двойку — читаешь сто страниц. Опоздал в школу — зубришь стихи. Не погулял с собакой — моешь пол во всей квартире. Знакомо? Если да, то перестаньте немедленно. Если вы приучили первоклашку читать из-под палки, если это занятие превратилось для него в наказание, то он никогда не полюбит книги. Если работа по дому для него — плата за проступок, то вряд ли он когда-нибудь предложит вам свою помощь. Все, чем вы наказываете, должно быть добровольным. Ребенок вас потом не простит! Ведь вы отняли у него радость. Радость чтения, радость чистой комнаты, радость от поэтических строк…

Последствия: подобные наказания могут на всю жизнь закрепить негативное отношение к труду, учебе и чтению. Так люди становятся безответственными и ленивыми.

6. Наказание за хорошее

Это самое обидное для ребенка. Представим ситуацию: маленькая Маша научилась в детском саду вырезать ножницами кружочки и составлять из них аппликации. Вместо бумаги Машенька нашла новые обои. Не все сразу получилось, так что ушло полрулона. Но зато какой красивой получилась полянка из ромашек для мамы на 8 Марта! С гордостью и теплотой она несет этот подарок маме… И слышит в ответ крик и ругательства, ее отшлепали и поставили в угол. Такая реакция запомнится надолго. Скорее, даже навсегда.

Последствия: очень сильная детская обида. Нежелание отдавать, дарить, приносить радость, заниматься творчеством.

7. Изоляция, запирание в комнате

Часто, чтобы прекратить затянувшуюся детскую истерику, родители закрывают его в комнате, ванной, на кухне. Ребенок продолжает плакать и кричать, но вскоре успокаивается и даже засыпает. Уважаемые родители, малыш просто устал, испугался, наплакался. Но ничего не понял! Это не метод и очень плохое наказание в плане последствий. Также не нужно забывать об индивидуальных различиях детей. Если в изоляции оказывается ребенок, склонный к клаустрофобии, такое наказание превращается в самую жестокую пытку и может спровоцировать нервный приступ.

Последствия: закрытые двери и выключенный свет еще долго будут преследовать ребенка. Во снах, переживаниях, в том же самом лифте. Это страх. Неврастения. Другая сторона последствий такого наказания — проявление жестокости, бойкотирование кого-то.

8. Лишение необходимых вещей

Лишить ребенка свежего воздуха, не накормить обедом или ужином, не купить циркуль, который требуют в школе, или теплую куртку на зиму, отказать в прогулке на велосипедах всей семьей, не взять на день рождения двоюродного брата. Это все «золотой фонд радости», который отменять нельзя! Не говоря о том, что вы оставите ребенка голодным или не оденете его на зиму.

Последствия: будьте справедливы к детям. Не злоупотребляйте подобными наказаниями. Дети озлобляются, обвиняют во всех неудачах родителей. И та же самая куртка будет на устах вашего выросшего ребенка многие годы.

9. «Ты больше не дружишь с этим мальчиком!»Или: «Дружи с Колей, его родители — наши друзья!»

Подобные наказания или приказы для ребенка очень огорчительны. Если у вас есть основания изолировать ваше чадо от какого-то ребенка, это надо обосновать. Хуже всего обстоят дела с приказом с кем-то дружить. Такие вещи вспоминать очень неприятно. Ваш сын не хочет приглашать некоего Васю на день рождения. Но Вася — сын начальника папы, и его вроде как надо пригласить… Знакомая ситуация? Вот таких вещей делать не надо. Если Вася не нужен вашему ребенку в день рождения, пусть сидит дома. С папой-начальником. Раз в году бывает праздник, и он должен пройти радостно, тепло и весело.

Последствия: напряженные отношения с родителями. Пример из классики: «Служить бы рад, прислуживаться тошно!» Это Чацкий. А у вас может вырасти Молчалин.

10. Выкидывать, ломать, передаривать подарки

Школьник что-то натворил. Папа в раздраженном состоянии выкидывает в окно игрушку, которую подарил ребенку на Новый год. Или ломает пополам паровоз, подаренный на день рождения. Или забирает телефон: «Подарю его Косте! Он такой телефон только во сне видел!» И Костя, двоюродный брат, становится… врагом. Папа превращается в монстра. И этот полет игрушки ребенок запомнит на долгие годы.

Запомните: ваш подарок — это любовь, внимание, радость. Нельзя наказывать отрицательными действиями над любимыми вещами.

Последствия: повтор подобных приемов в будущем. Обесценивание приятных моментов. Агрессивность, зависть, заниженная самооценка.

Тюрьма за воспитание? О запрете телесных наказаний детей

 

1.         Суть законопроекта.

07.06.2016 г. в Госдуме РФ во втором чтении принят законопроект N 953369-6[1] («О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации по вопросам совершенствования оснований и порядка освобождения от уголовной ответственности»), согласно которому вносятся существенные поправки в ст. 116 Уголовного кодекса РФ. Эти поправки по факту запрещают любые физические наказания детей.

Согласно новой редакции ст. 116 Уголовного кодекса РФ (далее — УК) «нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы — наказывается обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет. П р и м е ч а н и е. Под близкими лицами в настоящей статье понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки), опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство».

Такая норма предполагает запрет под угрозой двух лет тюрьмы любого физического наказания ребенка, будь то шлепок, удар ремнем, сдавливание руки, толчок, подзатыльник.

Следует отметить, что эта редакция является прямой противоположностью законопроекта, внесенного в Госдуму РФ Верховным судом РФ по рекомендации Президента РФ. Законопроект N 953369-6 изначально справедливо декриминализировал (отменял уголовную ответственность) за однократные побои, заменял их на административное взыскание. За повторные побои по законопроекту предусматривалось уголовное наказание.

В пояснительной записке Верховного суда РФ отмечалось: «Нередко деяния, квалифицируемые сегодня как преступления небольшой тяжести, либо лица, их совершившие, не обладают достаточной степенью общественной опасности. Негативные последствия от судимости в таких случаях (причем не только для самого осужденного, но и для его близких родственников) не вполне адекватны характеру этих деяний или личности осужденного. Выходом из сложившейся ситуации могли бы стать декриминализация некоторых деяний, предусмотренных Уголовным кодексом РФ, а также либерализация уголовного закона».

Однако в первом чтении поправку Верховного суда РФ к ст. 116 Уголовного кодекса РФ исключили, оставив действующую ст. 116 УК о побоях. А ко второму чтению 08.06.2016 в ст. 116 УК проникли вышеизложенные изменения о «близких лицах».

При этом внесена также новая ст. 1161 УК РФ, согласно которой «побои или иные насильственные действия, причинившие физическую боль, но не повлекшие последствий, указанных в статье 115 настоящего Кодекса, совершенные лицом, подвергнутым административному наказанию за побои либо имеющим судимость за преступление, предусмотренное настоящей статьей или статьями 105, 106, 110-112, 115-117 настоящего Кодекса, наказываются… арестом на срок до трех месяцев».

Иными словами, лицам, третьим по отношению к семье, за шлепок, нанесенный ребенку, предлагается назначать до трех месяцев ареста, а родителям - до двух лет тюрьмы.

Кроме того, согласно проекту вносятся поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ (далее — УПК), «благодаря» которым побои из дел частного обвинения переведены в дела частно-публичного обвинения (ст. 20 УПК). Это значит, что отменяется ныне действующее правило о том, что за примирением родственников дело о побоях правоохранители автоматически закрывают.

2.         Современная практика.

Справедливости ради отметим, что в России и сейчас имеется практика привлечения к уголовной ответственности родителей за телесные наказания детей по ст. 116 УК РФ «Побои» (в т.ч. с изъятием детей)[2]. Однако это направление в практике является исключением, а не правилом, и подвергается критике как родительского сообщества, так и специалистов.

В июне 2015 г. прокуроры Республики Хакасия[3] обрушились с резкой критикой на обозначенные тенденции. Исследовав подобные дела по Хакасии, прокуроры заявили, что в них «речь не шла о домашнем насилии, истязании, побоях в состоянии алкогольного опьянения и так называемых «кухонных бойцах»«. «Как правило, уголовные дела возбуждались в отношении матерей, ранее не судимых, имеющих двоих и более детей, работающих продавцами, гардеробщицами, поварами, кассирами, санитарками и т.п. Вызывает сомнения, что им доступно разъяснялись негативные последствия прекращения уголовного дела по нереабилитирующему основанию, что впоследствии может препятствовать как им самим, так и их детям в дальнейшей жизни (учёбе, трудоустройстве и т.д.)».

Для примера: в апреле 2014 г. «уголовное дело возбуждено по истечении пяти месяцев по заявлению начальника отдела опеки администрации города, которая показала, что семья на учёте не состоит. Обвиняемая характеризовалась положительно, к уголовной ответственности ранее не привлекалась, работала продавцом. Потерпевшая девочка показала, что мать её наказывала ремнём дважды (в первый раз за курение, второй раз после собрания в школе, когда узнала, что дочь плохо учится и плохо ведёт себя). Согласно показаниям обвиняемой она ударила дочь ремнём с воспитательной целью».

Как видно, криминализируются абсолютно нормальные воспитательные действия родителя, желающего исправить ребенка.

Авторы справедливо называют такие тенденции правоприменения — политикой «искусственного «осиротения» детей». Кроме того, прокуроры отмечают, что описанные дела совершаются в условиях очевидности, их расследование легко. Поэтому «распространение такой практики даёт основание предположить, что это происходит неслучайно и обусловлено стремлением некоторых должностных лиц органов внутренних дел создать видимость успешной работы по раскрытию преступлений и привлечению виновных к ответственности».

Но если сейчас упомянутые дела — редкость, то в случае принятия законопроекта N 953369-6 в третьем чтении, практика резко поменяется: поскольку статья 116 УК в новом виде недвусмысленно и однозначно предусматривает ответственность родителей, сложно будет доказывать, что законодатель из упомянутой нормы выводит телесные наказания детей как воспитательную меру. А значит, уголовные дела против родителей, применяющих такие меры, грозят стать общим правилом.

3.         Критика законопроекта.

Принятие обсуждаемого закона означает вторжение уголовно-правовых норм в сферу семейного права и явно нарушает конституционное право родителей на воспитание детей (ст. 38 Конституции РФ).

До последнего времени не было необходимости обсуждать, что наказания детей, в т.ч. физические, входят в понятие воспитания. Это предполагалось, поэтому никак специально не оговаривалось в Семейном кодексе РФ.

Новые веяния в семейно-правовой политике обусловлены участием России в международных соглашениях и организациях. В частности, на полный запрет физических наказаний детей нацелен Совет Европы (см. Стратегию СЕ в области защиты прав ребенка на 2012-2015 гг., а также недавно принятую Стратегию СЕ по обеспечению прав ребенка на период 2016-2021 г.г.). Причем, как отмечает Комитет ООН по правам ребёнка в «Замечании общего порядка 8» от 2006 г., «телесное наказание» — «это наказание, при котором применяется физическая сила и которое призвано причинить некоторую степень боли или дискомфорта, какими бы легкими они не являлись». Иначе говоря, международные организации считают «недопустимым насилием» любую степень применения силы родителем по отношению к своему ребенку (одергивание за руку, одергивание за плечо и т.п.).

Такая позиция строится на ложном воззрении о том, что любые меры воздействия, применение которых недопустимо к третьему взрослому лицу, не могут быть применены и по отношению к своему ребенку. В российском научном сообществе также теперь приходится сталкиваться с подобной некорректной установкой[4].

Эта позиция является страшным заблуждением. Страшным, поскольку она подрывает право на воспитание детей в принципе.

Ст. 116 УК РФ имеет своим объектом телесную неприкосновенность человека[5], поэтому запрещает любое физическое воздействие, причиняющее боль третьим лицам. Однако, все дело в том, что гражданин не имеет юридического права воспитывать взрослых третьих лиц, а родитель имеет право и обязан воспитывать своих детей (ст. 38 Конституции РФ). Поэтому с юридической точки зрения, отношение взрослого человека к своему ребенку и его отношение к третьим совершеннолетним лицам — вещи абсолютно несопоставимые.

«Воспитать», согласно С.И. Ожегову, означает — «вырастить (ребёнка), воздействуя на духовное и физическое развитие, дав образование, обучив правилам поведения»[6]. Это «воздействие» предполагает возможность (даже скажем, необходимость) наказания в случаях упорного непослушания, хамства ребенка и т.п. Именно под воздействием различных воспитательных методов происходит коррекция отклоняющегося от норм поведения ребенка, что позволяет ему усвоить правила поведения в обществе. Понятно, что физическое наказания детей являются крайней мерой, которая обычно применяется при недостаточности иных методов убеждения и поощрения. Но такая мера должна быть в арсенале у родителей, если мы не хотим лишить своих сограждан шанса полноценного воспитания детей и желаем оградить общество от разнузданности и уверенности молодежи во вседозволенности.

Если в отношении взрослых лиц «крайним» фактором, влияющим на законопослушность поведения, является страх государственного принуждения, то в отношении детей таким фактором является страх наказания родителей, поскольку до определенного возраста дети неделиктоспособны (не несут юридической ответственности за неправомерные деяния).

Даже если «телесное наказание ребенка» формально можно подвести под термин «насилие», это не отменяет того, что сущностью и содержанием такого наказания является «воспитание». Воспитание же как явление относится к сфере семейного права. Недопустимо понятия семейного права переводить в уголовно-правовую плоскость.

Покажем это на другом примере. В практике футбольных клубов существует такое понятие как продажа игрока одним клубом другому. Продажа, как и любые другие сделки в отношении людей, запрещены и караются Уголовным кодексом РФ (ст. 127.1). Но по смыслу «продажи футболиста» понятно, что это — сделка гражданско-правового характера. Поэтому никому не вздумается предложить включение в норму ст. 127.1 УК РФ специально категории «футболистов», чтобы бороться с «рабством» в футболе. Однако некоторым представителям законотворчества пришло в голову включить в ст. 116 УК РФ категорию родителей и других близких лиц, благодаря чему происходит явное ограничение родительских прав в отношении детей.

Псевдогуманистические теории ряда западных авторов об «опасности» телесных наказаний детей, взятые на вооружение правотворцами в Европе (и теперь в РФ), не обоснованы с научной точки зрения[7]. Поскольку здесь право смыкается с психологией и педагогикой, актуально привести цитаты из работ психологов, непосредственно работающих с детьми.

Так, детские психологи И. Медведева, Т. Шишова научно доказывают необходимость физических наказаний детей в определенных случаях. Приведем выдержку из их работы: «Что касается физических наказаний, то они применяются в тех случаях, когда не действуют слова. А не действуют они по разным причинам: одних людей захлестывают эмоции, и слова тонут в этом эмоциональном водовороте; другими овладевает такой сильный дух противоречия, что им словесные увещевания, как горох об стенку, а то и подливают масло в огонь. Особенно часто разум бывает слабее эмоций у детей. Чем младше ребенок, тем ярче это несоответствие выражено. Кора головного мозга отвечающего за сознание, формируется у человека довольно долго, и у дошкольника она еще в стадии формирования. Поэтому подкорка, отвечающая за сферу эмоций, впечатлений, не всегда может быть удержана под контролем разума.

Согласно учению академика И.П. Павлова, у человека есть первая и вторая сигнальные системы. Первая дает возможность воспринимать внешний мир через систему анализаторов, то есть органы чувств, и существует не только у человека, но и у животных. Вторая же, словесная или система речевых сигналов, присуща исключительно человеку. Только человек способен формировать отвлеченный от обстоятельств образ. Пока ребенок маленький, воздействие на его первую сигнальную систему бывает более продуктивным. Наши предки ничего не знали ни про кору, ни про подкорку, ни про две сигнальные системы, но эмпирический опыт, передававшийся из поколения в поколение, с успехом им эти знания заменял. Народная мудрость наказывать физически, пока дитя помещается поперек лавки, разве не соответствует куда более поздним научным открытиям?»[8].

Включение категории «близких лиц» в ст. 116 УК некорректно и с криминологической точки зрения. Дело в том, что несемейное насилие по статистике происходит существенно чаще, чем семейное. За последние годы на долю неродительского насилия по отношению к детям приходилось от 94 до 88%[9]. В связи с этим нет никаких социально-правовых оснований для усиления ответственности за совершение преступлений в семье. К тому же «совершение преступления в отношении несовершеннолетнего родителем или иным лицом, на которое законом возложены обязанности по воспитанию несовершеннолетнего» уже сейчас относится к обстоятельствам, отягчающим уголовную ответственность (п. «п» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Иногда говорят о том, что запрет физических наказаний детей имеет целью борьбу с подростковой преступностью, якобы стимулируемую родительскими наказаниями («насилием»). Однако статистика говорит скорее об обратном.

Например, в Швеции физические наказания детей были запрещены законом в 1979 г. В 2004 г. Департамент криминологии Университета Швеции выпустил доклад о тенденциях в детской преступности. Он содержит неутешительные данные. С середины 1980-х в Швеции пошел резкий рост насильственной детской преступности. За 10 лет произошел скачок почти в три раза[10].

В РФ по статистике Росстата за период с 2000 г. по 2014 г. детская преступность упала почти в 4 раза (если в 2000 г. при участии несовершеннолетних было совершено 195,4 тыс. преступлений, то в 2014 г. — 59, 5 тыс.). И без всякого запрещения родительских наказаний.

4.         Продвижение нормы ст. 116УК РФ происходит по той же схеме, которая использовалась при введении другого положения, грубо вторгающегося в семейное пространство — о социальном сопровождении семьи.

В 2012 г. сторонники ювенальной юстиции продвигали Закон о социальном патронате, который предполагал широчайший контроль органов опеки за семьей. Этот закон был отклонен во втором чтении благодаря массовому общественному протесту. Однако ключевую норму этого закона — о социальном сопровождении семьи — провели через вкрапление ее в ФЗ РФ от 28 декабря 2013 г. N 442-ФЗ «Об основах социального обслуживания граждан в РФ» (далее — Закон N 442-ФЗ). Главное опасное новшество заключатся в «выявительном», а не «заявительном» характере «социального обслуживания». Уполномоченный орган власти может признать родителей «нуждающимся в социальном обслуживании» при наличии детей, испытывающих трудности в социальной адаптации, при наличии внутрисемейного конфликта и др. (ст. 15). Поскольку понятия «конфликта», «трудностей» в законе не определены, под действие закона может попасть любая семья. «Сопровождение» согласно ч. 1 ст. 22 закона не относится к социальным «услугам»[11]. Это значит, что формально установленная Законом N 442-ФЗ добровольность как принцип оказания социальных услуг (п. 5 ч. 2 ст. 3) в данном случае не применяется, и родители обязаны подписаться на «социальное сопровождение» семьи. В случае отказа родители как лица, «уклоняющиеся от выполнения обязанностей родителей» либо «как жестоко обращающиеся с ребенком», могут быть лишены родительских прав (абз. 2, 5 ст. 69 Семейного кодекса РФ).

Что касается запрета физических наказаний детей, то эта норма изначально также была частью целого закона — «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия», не принятого только благодаря массовому возмущению общества. Теперь одна из его ключевых норм (о запрете упомянутых наказаний) вкрапляется в Уголовный кодекс малоприметно для большинства населения.

С учетом того, что такой метод воспитания как физическое внушение одобряется подавляющей частью родительского населения в России, принятие нового закона может привести к лишению свободы миллионов российских родителей, реально заботящихся о нравственном становлении своих чад.

5.         Нарушение Конституции и стратегических нормативно-правовых актов Российской Федерации.

Поскольку право на воспитание предполагает применение родителями физических наказаний, продвигаемый в Госдуме закон нарушает конституционное право родителей воспитывать своих детей (ст. 38 Конституции РФ). Кроме того, новая норма явно идет вразрез с принципами семейного права. Согласно п. 1 ст. 1 Семейного кодекса РФ (далее — СК) «семейное законодательство исходит из… недопустимости произвольного вмешательства кого-либо в дела семьи, обеспечения беспрепятственного осуществления членами семьи своих прав». Право воспитывать ребенка — ключевое родительское право. Запрещая те или иные методы воспитания детей, государство вторгается в сферу семейной жизни и применяет публично-правовые методы к регулированию частных неимущественных отношений, что абсолютно недопустимо.

Как отмечает д.ю.н., профессор А.М. Нечаева, «принцип недопустимости вмешательства в дела семьи относится к ключевым понятиям, имеющим прямое отношение к взаимосвязи и взаимозависимости государства и гражданина — члена семьи»[12]. Не случайно Конституционный Суд РФ в Определении от 26.05.2011 г. N 875-О-О указал, что обсуждаемый принцип является конкретизацией положения, закрепленного в ч. 1 ст. 38 Конституции РФ о защите государством материнства, детства и семьи.

Попутно заметим, что действующие статьи УК полностью защищают детей от действительно преступного поведения любых лиц, в т.ч. родителей (этому посвящены, в частности, статьи гл. 16 УК РФ).

А обсуждаемый законопроект представляет собой грубое вмешательство в частную жизнь, неприкосновенность которой закреплена в ст. 23 Конституции РФ.

Законопроект нарушает также ст. 28 Конституции РФ: «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право... свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Родители не способны полноценно воспитывать детей, если им запрещают применять разумные меры воздействия на ребенка в соответствии со своими убеждениями.

Законопроект противоречит и Концепции государственной семейной политики в Российской Федерации на период до 2025 года (утв. распоряжением Правительства РФ от 25 августа 2014 г. N 1618-р), которая требует «создания условий для повышения авторитета родителей в семье и обществе и поддержания социальной устойчивости каждой семьи». Однако новый закон направлен на подрыв авторитета родителей, поскольку запрещает им применять определенные методы воспитания. Ни о какой устойчивости семьи также не может идти речи, если родители находятся под угрозой тюрьмы за относительно строгий воспитательный шаг.

Новая редакция ст. 116 УК и ст. 20 УПК грубо нарушает и Стратегию национальной безопасности, согласно п.п. 76, 78 которой защита семьи и сохранение традиционных российских духовно-нравственных ценностей отнесены к «стратегическим целям обеспечения национальной безопасности». Запрет определенных (традиционных) методов воспитания не относится к защите семье и укреплению наших традиций.

Единственным верным выходом в сложившейся ситуации представляется отклонение данного законопроекта и возвращение к редакции закона, изначально предложенной Верховным судом РФ.

Кроме того, в целях исключения разрушительной для семьи правоприменительной практики необходимо внести правки в ст. 63 Семейного кодекса РФ «Права и обязанности родителей по воспитанию и образованию детей», дополнив ее, например, следующим положением: «Родители имеют право самостоятельно выбирать методы воспитания, поощрения и наказания ребенка. В воспитательных целях допустимо использование методов физического воздействия на детей, не причиняющих вреда их здоровью».

Анна Викторовна Швабауэр, кандидат юридических наук, адвокат, эксперт Общественного уполномоченного по защите семьи в С-Петербурге и Лен. области

 



[1] http://asozd.duma.gov.ru/main.nsf/(Spravka)?OpenAgent&RN=953369-6

[2] http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/mat_obvinili_v_ugolovnom_prestuplenii_za_porku_syna_vorishki/?sphrase_id=1392; http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/ottsa_posadyat_v_tyurmu_za_vospitanie_syna/?sphrase_id=1392 http://ivan4.ru/news/yuvenalnaya_yustitsiya/khoroshey_materi_grozilo_8_let_tyurmy_za_podzatylnik/?sphrase_id=2196

[4] См. раздел «Развитие семейного законодательства». Автор М.Л. Шелютто // Нарышкин С.Е., Хабриева Т.Я., Абрамова А.И. и др. Научные концепции развития российского законодательства: монография (отв.ред. академик РАН, д.ю.н., проф. Т.Я. Хабриева, д.ю.н., проф. Ю.А. Тихомиров; 7-е изд. доп. и перераб.). — М.: «ИД Юриспруденция», 2015.

[5] См. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации для работников прокуратуры (постатейный) (отв. ред. канд. юрид. наук В.В. Малиновский; науч. ред. проф. А.И. Чучаев). — М.: «КОНТРАКТ», 2011.

[6] http://enc-dic.com/ozhegov/Vospitat-4053.html

[7] См. например, семейного психолога Дж. К. Роузмонда// http://www.psychologos.ru/articles/view/po_delu_shlepat_rebenka_-_mozhno

 

[8] Медведева И., Шишова Т. «Родители и дети. Конфликт или союз?». Рязань, 2012. С. 258, 259.

[9] http://ruskline.ru/monitoring_smi/2014/noyabr/15/roditelskaya_zhestokost_realnost_i_podtasovki/

[10] Jerzy Sarnecki, Felipe Estrada. JUVENILE CRIME IN SWEDEN. A trend report on criminal policy, the development of juvenile delinquency and the juvenile justice system. Stockholm University. Department of Criminology. Сентябрь 2004 г.

[11] Строго говоря, норма о «социальном сопровождении», которое не является «услугой», поэтому вообще не входит в предмет регулирования закона об «услугах» (см. п. 1 ст. 3). Это не c лучшей стороны характеризует пути внедрения ювенальных норм в российское законодательство.

[12] Комментарий к Семейному кодексу РФ (отв. ред. А.М. Нечаева). 3-е изд. М., 2011// СПС «Гарант».

Статья «О наказании детей»

О НАКАЗАНИИ ДЕТЕЙ

За что нельзя наказывать

Родители должны твердо запомнить, что ребенка нельзя наказывать за врожденные недостатки, которые ребенок не в силах исправить. Например, заикание. Наказание за плохую учебу чаще всего ведет к стойкой нелюбви ходить в школу вообще, а также к обману родителей, вырыванию страниц из дневника, прогулам и т.д.

Нельзя наказывать за проступки, совершенные ребенком из – за непонимания, что это плохо. Ведь он просто этого не знал. Не ругайте его, а спокойно объясните, почему этого делать нельзя. Если вы узнали о проступке вашего ребенка спустя длительное время после его свершения, не наказывайте его. Возможно, сейчас бы он этого не сделал, а скрывал, потому что было стыдно. Поговорите об этом. В случае же непонимания объясните, в чем состоит его вина и как вы огорчены.

Как нельзя наказывать

Наказывать ребенка нужно только с обязательной любовью к нему. Недопустимы элементы жестокости. Такие как подзатыльники, щипки, выкручивание рук или ушей. Часто родители наказывают, еще не остыв и соответственно не соизмеряя меру наказания к самому проступку. Бывают случаи, когда в наказание детей родители вкладывают еще и свое плохое настроение, раздражительность, на них свои собственные неудачи. Это совершенно недопустимо. Вы можете нанести не только телесные повреждения, но и травмировать психику ребенка, что приведет к патологической боязни наказания. А ведь для нас главное – чтобы боялись огорчить, расстроить родителей, а не ремня.

Не стоит в виде наказания использовать домашний труд, если вы, конечно, не хотите привить, например, девочке стойкую неприязнь к уборке. Да и порученную работу ребенок может выполнить плохо, и за это вы тоже будете его наказывать? Нельзя детей наказывать в присутствии друзей и вообще посторонних людей. Ведь вы хотите наказать за конкретный проступок, а не унизить. Для впечатлительных детей нет ничего страшнее, и они могут вас возненавидеть.
Нельзя за один и тот же проступок наказывать несколько раз. Например, сегодня вы не разрешили ему смотреть любимую передачу, а в воскресенье не разрешили пойти в гости, мотивируя тем, что он все еще расплачивается за случившееся. Даже преступников не судят дважды за одно преступление.

Как можно наказывать

Обязательно наказание должно быть адекватно проступку. В любом случае необходимо объяснение, за что и почему это плохо. Лучше ограничиться строгим внушением, но не криком. А для этого нужно успокоиться самому воспитателю. Во всех случаях даже за самым жестоким проступком следует не только наказание, но и прощение.

Может ли наказание быть средством воспитания?

В современной педагогике не прекращаются споры не только о целесообразности применения наказания, но и по всем специальным вопросам методики – кого, где сколько, и с какой целью наказывать. К полному единодушию педагоги, видимо, придут еще не скоро, т.к. бытуют различные и порой крайне противоречивые взгляды на предмет его применения. Одни считают, что надо наказывать чаще, особенно в дошкольном и младшем школьном возрасте, чтобы выработать правильные привычки поведения. Другие советуют прибегать к наказанию крайне редко, в исключительных случаях. А есть, кто убежден, что истинное воспитание – это воспитание, без каких бы то ни было наказаний.

Дети пока вырастают, естественно, совершают множество ошибок, порой грубых, наносящих и материальный, и моральный ущерб окружающим. Родители придают особое значение именно наказанию и зачастую используют его неверно, нанося психике ребенка непоправимый вред.

Надо поставить перед собой задачу, как “очеловечить” наказание, как найти формы, не унижающие человеческого достоинства, как использовать наказание так, чтобы направить его к действиям, которые помогли бы исправить его ошибку, а не добиваться послушания любой ценой.

Наказание должно быть строго объективным (то есть справедливым).

Дети не прощают несправедливого наказания и, наоборот, адекватно относятся к справедливому, не тая обиды на взрослого.
Сочетать наказание с убеждением. Именно через проникновенное слово воспитателя можно довести до сознания смысл наказания и его причины, а также желание исправить свое поведение.
Отсутствие поспешности в применение наказания. Необходимо сначала выявить причины, побудившие ребенка к отрицательным действиям.
Применять наказание лишь после того, как все другие методы и средства не дали никаких результатов или когда обстоятельства требуют изменить поведение человека, заставить его действовать в соответствии с общественными интересами.
Наказание должно быть строго индивидуализировано. Для одного ребенка достаточно только взгляда, для другого – категорического требования, а третьему просто необходим запрет.
Не злоупотреблять наказанием. Дети привыкают и не испытывают угрызений совести. В таком случае – зачем оно?

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о