Блок для детей – Краткая биография Блока, творчество для детей и интересные факты жизни Александра Александровича Блока

Стихи Александра Блока для детей читать онлайн

Содержание:

О, весна без конца и без краю

О, весна без конца и без краю -

Без конца и без краю мечта!

Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!

И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,

И удача, тебе мой привет!

В заколдованной области плача,

В тайне смеха — позорного нет!

Принимаю бессоные споры,

Утро в завесах темных окна,

Чтоб мои воспаленные взоры

Раздражала, пьянила весна!

Принимаю пустынные веси!

И колодцы земных городов!

Осветленный простор поднебесий

И томления рабьих трудов!

И встречаю тебя у порога —

С буйным ветром в змеиных кудрях,

С неразгаданным именем бога

На холодных и сжатых губах…

Перед этой враждующей встречей

Никогда я не брошу щита…

Никогда не откроешь ты плечи…

Но над нами — хмельная мечта!

И смотрю, и вражду измеряю,

Ненавидя, кляня и любя:

За мученья, за гибель — я знаю —

Все равно: принимаю тебя!

Ворона

Вот ворона на крыше покатой

Так с зимы и осталась лохматой…

А уж в воздухе — вешние звоны,

Даже дух занялся у вороны…

Вдруг запрыгала вбок глупым скоком,

Вниз на землю глядит она боком:

Что белеет под нежною травкой?

Вон желтеют под серою лавкой

Прошлогодние мокрые стружки…

Это все у вороны — игрушки,

И уж так-то ворона довольна,

Что весна, и дышать ей привольно!..

1912

Зайчик

Маленькому зайчику

На сырой ложбинке

Прежде глазки тешили

Белые цветочки…

Осенью расплакались

Тонкие былинки,

Лапки наступают

На жёлтые листочки.

Хмурая, дождливая

Наступила осень,

Всю капустку сняли,

Нечего украсть.

Бедный зайчик прыгает

Возле мокрых сосен,

Страшно в лапы волку

Серому попасть…

Думает о лете,

Прижимает уши,

На небо косится –

Неба не видать…

Только б потеплее,

Только бы посуше…

Очень неприятно

По воде ступать!

На лугу

Леса вдали виднее,

Синее небеса,

Заметней и чернее

На пашне полоса,

И детские звонче

Над лугом голоса.

Весна идёт сторонкой,

Да где ж она сама?

Чу, слышен голос звонкий,

Не это ли весна?

Нет, это звонко, тонко

В ручье журчит волна.

Летний вечер

Последние лучи заката

Лежат на поле сжатой ржи.

Дремотой розовой объята

Трава некошеной межи.

Ни ветерка, ни крика птицы,

Над рощей красный диск луны,

И замирает песня жницы

Среди вечерней тишины.

Спят луга, спят леса,

Пала свежая роса.

В небе звездочки горят,

В речке струйки говорят,

К нам окно луна глядит,

Малым деткам спать велит.


После дождя

Я возвращусь стопой тяжелой,

Паду средь храма я в мольбе,

Но обновленный и веселый

Навстречу выйду я к тебе.

Взнеся хвалу к немому своду,

Освобожденный, обновлюсь.

Из покаянья на свободу

К тебе приду и преклонюсь.

И, просветленные духовно,

Полны телесной чистоты,

Постигнем мы союз любовный

Добра, меча и красоты.

Перед грозой

Закат горел в последний раз.

Светило дня спустилось в тучи,

И их края в прощальный час

Горели пламенем могучим.

А там, в неведомой дали,

Где небо мрачно и зловеще,

Немые грозы с вихрем шли,

Блестя порой зеницей вещей.

Земля немела и ждала,

Прошло глухое рокотанье,

И по деревьям пронесла

Гроза невольное дрожанье.

Казалось, мир — добыча гроз,

Зеницы вскрылись огневые,

И ветер ночи к нам донес

Впервые — слезы грозовые

Ветхая избушка

Ветхая избушка

Вся в снегу стоит.

Бабушка-старушка

Из окна глядит.

Внукам-шалунишкам

По колено снег.

Весел ребятишкам

Быстрых санок бег…

Бегают, смеются,

Лепят снежный дом,

Звонко раздаются

Голоса кругом…

В снежном доме будет

Резвая игра…

Пальчики застудят, —

По домам пора!

Завтра выпьют чаю,

Глянут из окна —

Ан уж дом растаял,

На дворе — весна!

Осенний день

Идем по жнивью, не спеша,

С тобою, друг мой скромный,

И изливается душа,

Как в сельской церкви темной.

Осенний день высок и тих,

Лишь слышно — ворон глухо

Зовет товарищей своих,

Да кашляет старуха.

Овин расстелет низкий дым,

И долго под овином

Мы взором пристальным следим

За лётом журавлиным…

Летят, летят косым углом,

Вожак звенит и плачет…

О чем звенит, о чем, о чем?

Что плач осенний значит?

И низких нищих деревень

Не счесть, не смерить оком,

И светит в потемневший день

Костер в лугу далеком…

О, нищая моя страна,

Что ты для сердца значишь?

О, бедная моя жена,

О чем ты горько плачешь?

Осенний вечер так печален

Осенний вечер так печален;

Смежает очи тающий закат…

Леса в безмолвии холодном спят

Над тусклым золотом прогалин.

Озер затихших меркнут дали

Среди теней задумчивых часов,

И стынет всё в бесстрастьи бледных снов,

В покровах сумрачной печали!

Осень поздняя. Небо открытое

Осень поздняя. Небо открытое,

И леса сквозят тишиной.

Прилегла на берег размытый

Голова русалки больной.

Низко ходят туманные полосы,

Пронизали тень камыша.

На зеленые длинные волосы

Упадают листы, шурша.

И опушками отдаленными

Месяц ходит с легким хрустом и глядит,

Но, запутана узлами зелеными,

Не дышит она и не спит.

Бездыханный покой очарован.

Несказанная боль улеглась.

И над миром, холодом скован,

Пролился звонко-синий час.

Учитель

Кончил учитель урок,

Мирно сидит на крылечке.

Звонко кричит пастушок.

Скачут барашки, овечки.

Солнце за горку ушло,

Светит косыми лучами.

В воздухе сыро, тепло,

Белый туман за прудами.

Старый учитель сидит, —

Верно, устал от работы:

Завтра ему предстоит

Много трудов и заботы.

Завтра он будет с утра

Школить упрямых ребяток,

Чтобы не грызли пера

И не марали тетрадок.

Стадо идет и пылит,

Дети за ним — врассыпную.

Старый учитель сидит,

Голову клонит седую.

1906

Колыбельная песня

Спят луга, спят леса,

Пала божия роса,

В небе звездочки горят,

В речке струйки говорят,

К нам в окно луна глядит,

Малым деткам спать велит:

«Спите, спите, поздний час,

Завтра брат разбудит вас.

Братний в золоте кафтан,

В серебре мой сарафан.

Встречу брата и пойду,

Спрячусь в божием саду,

А под вечер брат уснет

И меня гулять пошлет.

Сладкий сон вам пошлю,

Тихой сказкой усыплю,

Сказку сонную скажу,

Как детей сторожу…

Спите, спите, спать пора.

Детям спится до утра…»

Я, отрок, зажигаю свечи

Я, отрок, зажигаю свечи,

Огонь кадильный берегу.

Она без мысли и без речи

На том смеется берегу.

Люблю вечернее моленье

У белой церкви над рекой,

Передзакатное селенье

И сумрак мутно-голубой.

Покорный ласковому взгляду,

Любуюсь тайной красоты,

И за церковную ограду

Бросаю белые цветы.

Падет туманная завеса.

Жених сойдет из алтаря.

И от вершин зубчатых леса

Забрежжит брачная заря.

Я шел во тьме дождливой ночи

Я шел во тьме дождливой ночи

И в старом доме, у окна,

Узнал задумчивые очи

Моей тоски. — В слезах, одна

Она смотрела в даль сырую.

Я любовался без конца,

Как будто молодость былую

Узнал в чертах ее лица

Она взглянула. Сердце сжало…

Огонь погас — и рассвело

Сырое утро застучалось

В ее забытое стекло.

Рождество

Звонким колокол ударом

Будит зимний воздух.

Мы работаем недаром —

Будет светел отдых.

Серебрится легкий иней

Около подъезда,

Серебристые на синей

Ясной тверди звезды.

Как прозрачен, белоснежен

Блеск узорных окон!

Как пушист и мягко нежен

Золотой твой локон!

Как тонка ты в красной шубке,

С бантиком в косице!

Засмеешься — вздрогнут губки,

Задрожат ресницы.

Веселишь ты всех прохожих —

Молодых и старых,

Некрасивых и пригожих,

Толстых и поджарых.

Подивятся, улыбнутся,

Поплетутся дале,

Будто вовсе, как смеются

Дети, не видали.

И пойдешь ты дальше с мамой

Покупать игрушки

И рассматривать за рамой

Звезды и хлопушки…

Сестры будут куклам рады,

Братья просят пушек,

А тебе совсем не надо

Никаких игрушек.

Ты сама нарядишь елку

В звезды золотые

И привяжешь к ветке колкой

Яблоки большие.

Ты на елку бусы кинешь,

Золотые нити.

Ветки крепкие раздвинешь,

Крикнешь: «Посмотрите!»

Крикнешь ты, поднимешь ветку,

Тонкими руками…

А уж там смеется дедка

С белыми усами!

Снег да снег

Снег да снег. Всю избу занесло.

Снег белеет кругом по колено.

Так морозно, светло и бело!

Только черные, черные стены…

И дыханье выходит из губ

Застывающим в воздухе паром.

Вон дымок выползает из труб;

Вот в окошке сидят с самоваром;

Старый дедушка сел у стола,

Наклонился и дует на блюдце;

Вон и бабушка с печки сползла,

И кругом ребятишки смеются.

Притаились, ребята, глядят,

Как играет с котятами кошка…

Вдруг ребята пискливых котят

Побросали обратно в лукошко…

Прочь от дома на снежный простор

На салазках они покатили.

Оглашается криками двор —

Великана из снега слепили!

Палку в нос, провертели глаза

И надели лохматую шапку.

И стоит он, ребячья гроза, —

Вот возьмет, вот ухватит в охапку!

И хохочут ребята, кричат,

Великан у них вышел на славу!

А старуха глядит на внучат,

Не перечит ребячьему нраву.

Пройдет зима – увидишь ты…

Пройдет зима – увидишь ты

Мои равнины и болота

И скажешь: «Сколько красоты!

Какая мертвая дремота!»

Но помни, юная, в тиши

Моих равнин хранил я думы

И тщетно ждал твоей души,

Больной, мятежный и угрюмый.

Я в этом сумраке гадал,

Взирал в лицо я смерти хладной

И бесконечно долго ждал,

В туманы всматриваясь жадно.

Но мимо проходила ты, —

Среди болот хранил я думы,

И этой мертвой красоты

В душе остался след угрюмы

1901

Благоуханных дней теченье

Благоуханных дней теченье

Сменяют тяжкие года,

Но этих прошлых дней значенье

Неизгладимо никогда…

Пускай зима снега покоит

На омертвелых лепестках, —

Мечта пророчески откроет

И в зимний день – цветистый прах.

1901

Зима прошла. Я болен

Зима прошла. Я болен.

Я вновь в углу, средь книг.

Он, кажется, доволен,

Досужий мой двойник.

Да мне-то нет досуга

Болтать про всякий вздор.

Мы поняли друг друга?

Ну, двери на запор.

Мне гости надоели.

Скажите, что грущу.

А впрочем, на неделе —

Лишь одного впущу:

Того, кто от занятий

Утратил цвет лица,

И умер от заклятий

Волшебного кольца.

1907

Милый друг! Ты юною душою

Милый друг! Ты юною душою

Так чиста!

Спи пока! Душа моя с тобою,

Красота!

Ты проснешься, будет ночь и вьюга

Холодна.

Ты тогда с душой надежной друга

Не одна.

Пусть вокруг зима и ветер воет, —

Я с тобой!

Друг тебя от зимних бурь укроет

Всей душой!

1899

Русь

Ты и во сне необычайна.

Твоей одежды не коснусь.

Дремлю — и за дремотой тайна,

И в тайне — ты почиешь, Русь.

Русь, опоясана реками

И дебрями окружена,

С болотами и журавлями,

И с мутным взором колдуна,

Где разноликие народы

Из края в край, из дола в дол

Ведут ночные хороводы

Под заревом горящих сел.

Где ведуны с ворожеями

Чаруют злаки на полях

И ведьмы тешатся с чертями

В дорожных снеговых столбах.

Где буйно заметает вьюга

До крыши — утлое жилье,

И девушка на злого друга

Под снегом точит лезвее.

Где все пути и все распутья

Живой клюкой измождены,

И вихрь, свистящий в голых прутьях,

Поет преданья старины…

Так — я узнал в моей дремоте

Страны родимой нищету,

И в лоскутах ее лохмотий

Души скрываю наготу.

Тропу печальную, ночную

Я до погоста протоптал,

И там, на кладбище ночуя,

Подолгу песни распевал.

И сам не понял, не измерил,

Кому я песни посвятил,

В какого бога страстно верил,

Какую девушку любил.

Живую душу укачала,

Русь, на своих просторах ты,

И вот — она не запятнала

Первоначальной чистоты.

Дремлю — и за дремотой тайна,

И в тайне почивает Русь.

Она и в снах необычайна,

Ее одежды не коснусь.

1906

Рожденные в года глухие

Рожденные в года глухие

Пути не помнят своего.

Мы — дети страшных лет России —

Забыть не в силах ничего.

Испепеляющие годы!

Безумья ль в вас, надежды ль весть?

От дней войны, от дней свободы —

Кровавый отсвет в лицах есть.

Есть немота — то гул набата

Заставил заградить уста.

В сердцах, восторженных когда-то,

Есть роковая пустота.

И пусть над нашим смертным ложем

Взовьется с криком воронье,-

Те, кто достойней, Боже, Боже,

Да узрят царствие твое!

1914

Россия

Опять, как в годы золотые,

Три стертых треплются шлеи,

И вязнут спицы росписные

В расхлябанные колеи…

Россия, нищая Россия,

Мне избы серые твои,

Твои мне песни ветровые,-

Как слезы первые любви!

Тебя жалеть я не умею

И крест свой бережно несу…

Какому хочешь чародею

Отдай разбойную красу!

Пускай заманит и обманет,-

Не пропадешь, не сгинешь ты,

И лишь забота затуманит

Твои прекрасные черты…

Ну что ж? Одно заботой боле —

Одной слезой река шумней

А ты все та же — лес, да поле,

Да плат узорный до бровей…

И невозможное возможно,

Дорога долгая легка,

Когда блеснет в дали дорожной

Мгновенный взор из-под платка,

Когда звенит тоской острожной

Глухая песня ямщика!..

1908

На поле Куликовом

1

Река раскинулась. Течет, грустит лениво

И моет берега.

Над скудной глиной желтого обрыва

В степи грустят стога.

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!

Наш путь — стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Наш путь — степной, наш путь — в тоске безбрежной —

В твоей тоске, о, Русь!

И даже мглы — ночной и зарубежной —

Я не боюсь.

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами

Степную даль.

В степном дыму блеснет святое знамя

И ханской сабли сталь…

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль…

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль…

И нет конца! Мелькают версты, кручи…

Останови!

Идут, идут испуганные тучи,

Закат в крови!

Закат в крови! Из сердца кровь струится!

Плачь, сердце, плачь…

Покоя нет! Степная кобылица

Несется вскачь!

7 июня 1908

2

Мы, сам-друг, над степью в полночь стали:

Не вернуться, не взглянуть назад.

За Непрядвой лебеди кричали,

И опять, опять они кричат…

На пути — горючий белый камень.

За рекой — поганая орда.

Светлый стяг над нашими полками

Не взыграет больше никогда.

И, к земле склонившись головою,

Говорит мне друг: «Остри свой меч,

Чтоб недаром биться с татарвою,

За святое дело мертвым лечь!»

Я — не первый воин, не последний,

Долго будет родина больна.

Помяни ж за раннею обедней

Мила друга, светлая жена!

8 июня 1908

3

В ночь, когда Мамай залег с ордою

Степи и мосты,

В темном поле были мы с Тобою,-

Разве знала Ты?

Перед Доном темным и зловещим,

Средь ночных полей,

Слышал я Твой голос сердцем вещим

В криках лебедей.

С полуночи тучей возносилась

Княжеская рать,

И вдали, вдали о стремя билась,

Голосила мать.

И, чертя круги, ночные птицы

Реяли вдали.

А над Русью тихие зарницы

Князя стерегли.

Орлий клёкот над татарским станом

Угрожал бедой,

А Непрядва убралась туманом,

Что княжна фатой.

И с туманом над Непрядвой спящей,

Прямо на меня

Ты сошла, в одежде свет струящей,

Не спугнув коня.

Серебром волны блеснула другу

На стальном мече,

Освежила пыльную кольчугу

На моем плече.

И когда, наутро, тучей черной

Двинулась орда,

Был в щите Твой лик нерукотворный

Светел навсегда.

14 июня 1908

4

Опять с вековою тоскою

Пригнулись к земле ковыли.

Опять за туманной рекою

Ты кличешь меня издали…

Умчались, пропали без вести

Степных кобылиц табуны,

Развязаны дикие страсти

Под игом ущербной луны.

И я с вековою тоскою,

Как волк под ущербной луной,

Не знаю, что делать с собою,

Куда мне лететь за тобой!

Я слушаю рокоты сечи

И трубные крики татар,

Я вижу над Русью далече

Широкий и тихий пожар.

Объятый тоскою могучей,

Я рыщу на белом коне…

Встречаются вольные тучи

Во мглистой ночной вышине.

Вздымаются светлые мысли

В растерзанном сердце моем,

И падают светлые мысли,

Сожженные темным огнем…

«Явись, мое дивное диво!

Быть светлым меня научи!»

Вздымается конская грива…

За ветром взывают мечи…

31 июля 1908

5

И мглою бед неотразимых

Грядущий день заволокло.

Вл. Соловьев

Опять над полем Куликовым

Взошла и расточилась мгла,

И, словно облаком суровым,

Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,

За разливающейся мглой

Не слышно грома битвы чудной,

Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало

Высоких и мятежных дней!

Над вражьим станом, как бывало,

И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,

Недаром тучи собрались.

Доспех тяжел, как перед боем.

Теперь твой час настал.- Молись!

23 декабря 1908

Стихи Блока для детей

Александру Блоку в русской литературе выпала особая миссия: он творил на рубеже двух эпох – до и после Октябрьской революции. Блок – последний из могикан, великих творцов великой литературы девятнадцатого века. Ему принадлежала честь открыть новую книгу и вписать первую страницу в историю русской советской поэзии.

Ветер принес издалёка
Песни весенней намек,
Где-то светло и глубоко
Неба открылся клочок.

В этой бездонной лазури,
В сумерках близкой весны
Плакали зимние бури,
Реяли звездные сны.

Робко, темно и глубоко
Плакали струны мои.
Ветер принес издалёка
Звучные песни твои.
29 января 1901

У Блока «лицо – крепкого, яркого, земного человека, общественно-революционного» (И. Машбиц-Веров). В стихах Блока бьется сама жизнь с ревом океана и завыванием вьюги, с минутной усталостью и преодолевающим оптимизмом.

«Русь»
Ты и во сне необычайна.
Твоей одежды не коснусь.
Дремлю — и за дремотой тайна,
И в тайне — ты почиешь, Русь.

Русь, опоясана реками
И дебрями окружена,
С болотами и журавлями,
И с мутным взором колдуна,

Где разноликие народы
Из края в край, из дола в дол
Ведут ночные хороводы
Под заревом горящих сел…
24 сентября 1906

Фабула и язык, идея и стих тесно сплетаются в гармоничное целое — в итоге получается превосходное произведение. Блок – рыцарь Прекрасной дамы, певец «иных миров», он часто прорывает окутывающий его мистический туман и выходит на широкий простор реализма и общественности.

О, весна без конца и без краю —
Без конца и без краю мечта!
Узнаю тебя, жизнь! Принимаю!
И приветствую звоном щита!

Принимаю тебя, неудача,
И удача, тебе мой привет!
В заколдованной области плача,
В тайне смеха — позорного нет!

Принимаю бессонные споры,
Утро в завесах темных окна,
Чтоб мои воспаленные взоры
Раздражала, пьянила весна!..
24 октября 1907

Александр Блок – поэт двуликий. Одно лицо у него обращено к «небу», к потустороннему миру, к царству снов и видений, другое – к «земле», к реальному бытию, к человеку и обществу.

«Осенний день»
Осенний день высок и тих,
Лишь слышно — ворон глухо
Зовет товарищей своих,
Да кашляет старуха.

Овин расстелет низкий дым,
И долго под овином
Мы взором пристальным следим
За лётом журавлиным…
1 января 1909

…За нарядные одежды
Осень солнцу отдала
Улетевшие надежды
Вдохновенного тепла.
29 августа 1902

«Пушкинскому дому»
Пушкин! Тайную свободу
Пели мы вослед тебе!
Дай нам руку в непогоду,
Помоги в немой борьбе!

Не твоих ли звуков сладость
Вдохновляла в те года?
Не твоя ли, Пушкин, радость
Окрыляла нас тогда?..
1921

Все стихи Блока по категориям: удобный поиск

  • Детям
  • Школьникам
  • По теме
  • По типу

Лучшие стихи Блока:

  1. Незнакомка
  2. Ночь, улица, фонарь, аптека…
  3. Фабрика
  4. Русь
  5. О доблестях, о подвигах, о славе…
  6. На поле Куликовом
  7. В ресторане
  8. О, весна без конца и без краю…
  9. Вхожу я в темные храмы…
  10. На железной дороге
  11. Ветер принес издалёка…
  12. Двенадцать
  13. Демон («Иди, иди за мной — покорной…»)
  14. Летний вечер
  15. Скифы
  16. Ворона
  17. Россия
  18. Девушка пела в церковном хоре…
  19. Ветхая избушка
  20. О, я хочу безумно жить…
  21. Зайчик
  22. Сытые

Свои стихи Блок начал сочинять в юном возрасте: от стихотворения к стихотворению его талант только становился крепче. Первые стихи были навеяны картинами Васнецова, изображающими вещих птиц древнерусских легенд: Сирина, Алконоста, Гамаюна. А если смотреть более глубоко, то эти стихи были о жизни, о времени, о Родине и России: только говорят они об этом крупно и символически.

После революции в творчестве поэта вырисовывается тема двух Россий: самодержавной и народной. Россия для поэта – это огромное, родное существо, подобное человеку, но более уютное и ласковое. Все произведения пропитаны любовью к Родине, к своей стране: поэтому ему слишком тяжело даются события революции. Голод, нищета и разгром вызывают у Блока неприязнь к лирике: и он начинает творить только сатирические стихи с ядовитой насмешкой.

В пьесах (драмах) которые увидели свет в это время, чувствуется горькое разочарование от несовершенства мира и обманутых надежд.

Писал Александр Блок и произведения исторического характера: самые известные из них — это стихотворения цикла «Куликовская битва». Куликовская битва для поэта – исторический факт, дающий повод поразмышлять о настоящем и будущем России.

Но самые лучшие его стихотворения посвящены Прекрасной Даме, к которой стремится рыцарь (инок, юноша, поэт). За этим стремлением стоит многое: мистическое постижение Бога, поиск жизненного пути, стремление к идеалу, красоте и много других оттенков. Даже описания природы даны не сами по себе. Заря, звезды и солнце – это синонимы Прекрасной Дамы, утро и весна – время надежды на встречу, зима и ночь – разлука и зло. Темой любви пронизано все творчество поэта.

Известный поэт Серебряного века также питал интерес к детской литературе, написал множество стихотворений, некоторые из которых вошли в сборники стихов для детей.

Творчество Блока многогранно: он писал об Италии и Петербурге, о и поэзии, о времени и смерти, о музыке и дружбе. Посвящал свои стихи матери, Богу, женщине, Пушкину, Шахматову, Менделеевой. Посмотрите лирические произведения на этой странице – и выберите те, которые разбудят душу и подарят наслаждение Словом.

Блок Александр Александрович — биография поэта и писателя, личная жизнь, фото, портреты, стихи, книги

Александр Блок написал свои первые стихи еще до гимназии. В 14 лет он издавал рукописный журнал «Вестник», в 17 — ставил пьесы на сцене домашнего театра и играл в них, в 22 — опубликовал свои стихотворения в альманахе Валерия Брюсова «Северные цветы». Создатель поэтичного и таинственного образа Прекрасной Дамы, автор критических статей, Блок стал одним из самых известных поэтов Серебряного века.

Юный издатель и драматург

Александр Блок родился 28 ноября 1880 года в Санкт-Петербурге. Его отец, Александр Блок — старший, — был дворянином и приват-доцентом кафедры государственного права Варшавского университета, а мать Александра — дочерью ректора Санкт-Петербургского университета Андрея Бекетова. После рождения сына родители Блока расстались. В 1883–1884 годах Александр Блок жил за границей, в Италии — с матерью, тетей и бабушкой. Официально брак родителей Блока был расторгнут Синодом в 1889 году. Тогда же мать повторно вышла замуж — за офицера гвардии Франца Кублицкого-Пиоттуха.

Блок 1

Мать поэта Александра Блок. 1880. Варшава. Фотография: wikipedia.org

Блок 1

Александр Блок с матерью и отчимом.1895. Петербург. Фотография: liveinternet.ru

Блок 1

Александр Блок в детстве. Фотография: poradu.pp.ua

В 1891 году Александра Блока отдали сразу во второй класс Введенской гимназии. К тому времени мальчик уже пробовал сочинять — и прозу, и стихи. В 1894 году Блок начал выпускать журнал «Вестник», и в его литературной игре участвовала вся семья. В редакцию входили два кузена, троюродный брат и мать. Бабушка Елизавета Бекетова писала рассказы, дедушка Андрей Бекетов иллюстрировал материалы. Всего вышло 37 номеров «Вестника». Помимо стихов и статей, Александр Блок сочинил для него роман в стиле Майн Рида: он выходил в первых восьми номерах журнала.

В 1897 году Блок отправился с матерью в Германию, в курортный город Бад-Наугейм. Здесь он впервые по-настоящему влюбился — в жену статского советника Ксению Садовскую. Блоку на тот момент было 17 лет, его возлюбленной — 37. Поэт посвятил Садовской стихотворение «Ночь на землю сошла. Мы с тобою одни», которое стало первым автобиографическим произведением в его лирике.

Блок 1

Их встречи были редкими: мать Блока была категорически против общения сына со взрослой замужней дамой. Однако страсть юного поэта не оставила и в Петербурге, где он несколько раз встречался со своей дамой сердца.

В 1898 году Александр Блок окончил гимназию, а в августе того же года поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета. Однако юриспруденция молодого поэта не привлекала. Он увлекся театром. Почти каждые каникулы Блок проводил в имении деда — Шахматово. В соседней усадьбе Боблово летом 1899 года он ставил спектакли — «Бориса Годунова», «Гамлета», «Каменного гостя». И сам же в них играл.

Стихи о прекрасной даме

Блок 2

Александр Блок и его жена Любовь Менделеева. Фотография: radiodacha.ru

Блок 2

Андрей Белый. Фотография: lifo.gr

Спустя три года Блок перевелся на историко-филологический факультет. Он начал знакомиться с петербургской литературной элитой. В 1902 году он подружился с Зинаидой Гиппиус и Дмитрием Мережковским. Валерий Брюсов поместил стихи Александра Блока в альманахе «Северные цветы».

В 1903 году Блок женился на Любови Менделеевой — Прекрасной Даме блоковской любовной лирики. Они были знакомы на тот момент восемь лет, около пяти лет Блок был влюблен. Вскоре в «Северных цветах» вышел цикл «Стихи о Прекрасной Даме» — название для него предложил Брюсов.

В 1904 году в Москве Блок познакомился с Андреем Белым (Борисом Бугаевым), который стал его «заклятым другом»: Белый был влюблен в Любовь Менделееву. Блок боготворил и превозносил жену, гордился их духовным родством. Однако это не мешало ему регулярно заводить романы — с актрисой Натальей Волоховой, оперной певицей Любовью Андреевой-Дельмас. С Андреем Белым поэт то ссорился, то вновь мирился. Они критиковали друг друга, взаимно восхищались творчеством и вызывали друг друга на дуэль.

В 1905 году Россию потрясла первая революция. Она отразилась и в творчестве Александра Блока. В его лирике появились новые мотивы — вьюги, метели, стихии. В 1907 году поэт закончил цикл «Снежная маска», драмы «Незнакомка» и «Балаганчик». Блока публиковали в изданиях символистов — «Вопросы жизни», «Весы», «Перевал». В журнале «Золотое руно» в 1907 году поэт начал вести критический отдел. Спустя год вышел третий блоковский сборник — «Земля в стихах».

Общество ревнителей художественного слова

Блок 3

Александр Блок в роли Гамлета. 1898. Боблово. Фотография: drug-gorod.ru

Блок 3

Любовь Менделеева в роли Офелии. 1898. Боблово. Фотография: liveinternet.ru

Блок 3

Александр Блок в роли короля Клавдия и Любовь Менделеева в роли Офелии в домашнем спектакле «Гамлет». 1898. Боблово. Фотография: liveinternet.ru

В 1909 году у Александра Блока умер отец и приемный сын — Любовь Менделеева родила его от актера Давидовского. Чтобы восстановиться после потрясений, поэт с женой уехали в путешествие по Италии и Германии. По впечатлениям из поездки Александр Блок написал цикл «Итальянские стихи».

После публикации цикла Блока приняли в «Академию стиха», она же — «Общество ревнителей художественного слова». Его организовал при журнале «Аполлон» Вячеслав Иванов, также туда входили Иннокентий Анненский, Валерий Брюсов.

В 1911 году Блок снова отправился в путешествие за границу — на этот раз Франция, Бельгия и Нидерланды. Во Франции поэту не понравилось.

«Неотъемлемое качество французов (а бретонцев, кажется, по преимуществу) — невылазная грязь, прежде всего — физическая, а потом и душевная. Первую грязь лучше не описывать; говоря кратко, человек сколько-нибудь брезгливый не согласится поселиться во Франции».

В этом же году вышел его очередной стихотворный сборник — «Ночные часы». Спустя год Александр Блок дописал пьесу «Роза и Крест» и составил из пяти своих сборников трехтомное собрание стихотворений. Еще при жизни поэта его переиздали дважды. Блок писал литературные и критические статьи, выступал с докладами, читал лекции.

В конце 1912 года Александр Блок взялся переписывать «Розу и Крест». Он закончил ее в январе 1913 года, в апреле читал в Обществе поэтов и лично Станиславскому. В августе драму напечатали в альманахе «Сирин». Однако поставили пьесу нескоро — лишь через несколько лет во МХАТе.

В декабре 1913 года Блок лично познакомился с Анной Ахматовой — она пришла к нему с визитом, принеся с собой блоковский трехтомник. Первые два тома поэт подписал «Ахматовой — Блок», в третий вписал заранее подготовленный мадригал, который позже вошел во все сборники его стихотворений — «Красота страшна — Вам скажут».

В 1916 году Блока призвали на службу, табельщиком в инженерную часть Всероссийского союза. Войска базировались в Белоруссии.

«Я озверел, полдня с лошадью по лесам, полям и болотам разъезжаю, почти неумытый; потом — выпиваем самовары чаю, ругаем начальство, дремлем или засыпаем, строчим в конторе, иногда на завалинке сидим и смотрим на свиней и гусей».

«Искусство и революция»

Блок 4

Александр Блок, Федор Сологуб и Георгий Чулков. 1908. Фотография: wikipedia.org

Блок 4

Александр Блок (второй справа) в составе Чрезвычайной следственной комиссии Временного правительства. 1917. Фотография: arzamas.academy

Отношение к революции у Блока с течением времени менялось. Сначала он принял ее с восторгом, от эмиграции отказался. Блока взяли работать в «Чрезвычайную следственную комиссию для расследования противозаконных по должности действий бывших министров, главноуправляющих и прочих высших должностных лиц как гражданских, так и военных и морских ведомств» — на должность редактора. В начале 1918 года поэт написал поэму «Двенадцать» и «Скифы». Его статьи вышли отдельным сборником — «Искусство и революция». Блок делал доклады в Вольной философской ассоциации, готовил к переизданию свою трилогию, был членом Театрально-литературной комиссии и редколлегии издательства «Всемирная литература».

В феврале 1919 года Блока арестовали по обвинению в связи с левыми эсерами. Однако через два дня отпустили — стараниями Анатолия Луначарского. В августе того же года вышел новый сборник стихов — «Ямбы», а Блока назначили членом коллегии Литературного отдела Наркомпроса. Он много работал, сильно уставал. В одном из писем поэт писал: «Почти год как я не принадлежу себе, я разучился писать стихи и думать о стихах…» Здоровье Блока ухудшалось. Однако он продолжал писать и выступать, в 1920 году подготовил сборник лирики «Седое утро». 5 февраля 1921 года появилось стихотворение «Пушкинскому дому», а 11 февраля в Доме литераторов на вечере, посвященном Пушкину, Блок произнес знаменитую речь «О назначении поэта».

Весной 1921 года Александр Блок просил визу для лечения за границей, но ему отказали. Дальше разыгрывалась драма с огромным количеством действующих лиц, в центре которой оказался смертельно больной поэт. 29 мая Максим Горький написал Луначарскому письмо о необходимости выпустить Блока в Финляндию на лечение. 18 июня Блок уничтожил часть архивов, 3 июля — несколько записных книжек. Луначарский и Каменев выхлопотали разрешение на выезд 23 июля. Но состояние Блока ухудшилось, и 29 июля Горький вновь написал прошение — чтобы жене Блока позволили сопровождать его. 1 августа документы были подписаны, но Горький узнал об этом только спустя пять дней. Было поздно: утром 7 августа Александр Блок умер в своей квартире в Петрограде. Поэта похоронили на Смоленском кладбище.

Произведения Александра Блока для детей — Блок А.А.

В разные годы Александр Блок участвовал во многих изданиях для детей. Так, в ж. “Тропинка” поэт впервые выступил как детский писатель (стих. “Вербная Суббота” в № 6, 1906). И в течение 7 лет, которые издавался журнал, Блок оставался его постоянным автором. Поэт также публикует стихи в рождественском альманахе “Огоньки” (1912) и в сборнике рассказов и стихов “Детям” (1919) и т.д. В конце 1912 г. в типографии И. Сытина выходят две детские книжки Александра Блока: “Сказки” (для среднего возраста) и “Круглый год” (для младшего). Стихи, вошедшие в них, можно разделить на детские, написанные специально для детей, “взрослые”, некоторым образом переработанные для этой публикации, а также “взрослые”, напечатанные без каких-либо изменений и дополнений.

В сборник “Сказки” вошло лишь одно изначально детское стихотворение — “Колыбельная песня”; первое произведение поэта для детей, в то время как “Круглый год” составили в основном детские стихи. Композицию книжки для младших образуют времена года, но пейзаж как таковой занимает немного места. В ранних стихах, созданных под влиянием Жуковского, Полонского, Фета (“Дышит утро в окошко твое…”, “За туманом, за лесами…”, “Я стремлюсь к роскошной воле…”), Александр Блок не описывает, а передает свое чувство природы. Поэт также представляет весну, осень через ощущения и даже переживания зверей: “А уж в воздухе — вешние звоны, /Даже дух занялся у вороны” (“Ворона”). “Только б потеплее, / Только бы посуше. / Очень неприятно / По воде ступать” (“Зайчик”). Представлены в сборнике и стихи о детях: “Снег да снег”, “Ветхая избушка” и др. Они максимально событийны, но это не развитие единого действия в стихе, а лишь перечисление действий, по сути описание статических зарисовок. Образы самих детей зачастую несколько упрощены, лубочны (“Вербочки”, “Ветхая избушка” и др.). Во многом подобные произведения походят на стилизацию детских стихов. Так, в стихотворении “Рождество” излюбленные блоковские приемы описания маленькой героини соединяются с построениями, соответствующими обычным принципам организации языкового материала в детских стихах: синтаксические конструкции произведения просты (как и в “Снег да снег”). Внешние речевые атрибуты также соответствуют характерным приемам написания стихов для детей: присутствие поучительного мотива (“Мы работали недаром, / Будет светел отдых”), лексика определенной тематики: игрушки, хлопушки, пушки, куклы и т.д.

Если “Круглый год” создавался как специфически детская книга, то сборник “Сказки” — это попытка поэта философски подойти к читателю-ребенку, поднять важные темы, поставить его перед глубокими проблемами человеческой жизни.

“Сказки”, по замыслу автора, должны были включать большее число стихотворений, впоследствии вычеркнутых издательством. Большую часть книги составили “взрослые” стихи Александра Блока (“Сказка о петухе и старушке”, “В голубой далекой спаленке…” и др.). Поэт считал их доступными для детей среднего возраста и включил в сборник без всяких изменений. Открывает “Сказки” стихотворение “Гамаюн, птица вещая”, задавая тематику и проблематику книги в целом.

К стихам, подвергшимся переработке, относятся: “Сын и мать”, “Старушка и чертенята”, “Сны”, “Сусальный ангел”. Автор убирает две последних строфы “Сусального ангела”, который повторяет по теме “Ангелочка” Л. Андреева, и таким образом сюжет разворачивается только на событийном уровне, теряя символический подтекст. Сходным образом развитие действия становится одноплановым в стихотворении “Старушка и чертенята”. Александр Блок шел и другим путем: к ранее известному тексту “Снов” прибавлена строфа, усиливающая колыбельный мотив: “Тихо, сладостно, знакомо, / Все, что я люблю… / Сладко мне внимать сквозь дрему… /Дремлешь? Внемлю… сплю…”

Задачами детской литературы Блок “в наш “железный” век” считал подготовку маленьких читателей к взрослой жизни. Поэт утверждал, что “всякая сантиментальность по отношению к детям в наше время есть великий грех…” (из записных книжек).

Так как в эти два издания не вошли все стихотворения, которые Александр Блок предполагал напечатать, в 1918 г. он обдумывает план другой книги для детей и составляет список произведений для нее, всего приблизительно 40-50 стихотворений.

В настоящее время в круг детского и юношеского чтения входят поэмы (“Соловьиный сад”, “Двенадцать”, “Скифы”, “Возмездие”) и стихотворения основных лирических циклов.

Источник: Русские детские писатели XX века: Биобиблиографический словарь. — М.: Флинта: Наука, 1998

Отправить ответ

avatar
  Подписаться  
Уведомление о