Психосоматика таблица заболеваний детей: Таблица психосоматических заболеваний у детей

Содержание

Таблица психосоматических заболеваний у детей

Проблема Возможные причины
Аритмия Сбой человека от привычного ритма жизни вызывает и сбой ритма сердечного.Чтобы вылечиться, надо избавиться от привычки спешить, суетиться, попусту переживать и беспокоиться, только после этого сердце начнет работать с оптимальным ритмом.
Головная боль Болеть голова может по нескольким причинам. Это или неуверенность в себе, или последствие лицемерия. Часто человек вынужден произносить приятные слова тому, кто является крайне неприятным. Разница в мыслях и поступках вызывает напряжение, которое и есть причиной головной боли.
Мигрень Психосоматика заключается в самокритичности. Вечное самокопание, самокритика, придирки к себе, стремление к идеальности во всем. Параллельно возникает чувство вины за свою несовершенность.
Амнезия Сильный страх, стремление поскорее все стереть, убежать от реальности.
Организм включает защиту и для уменьшения душевных страданий стирает их с памяти. Этим объясняется амнезия после перенесенного стресса, аварии или бедствия.
Невралгия Характерна для людей с повышенным чувством долга и совести, которые берутся помогать абсолютно всем, иногда, даже если их об этом не просят.
Радикулит Символическое значение низа спины — это опора и поддержка человека, поэтому психосоматика радикулита это страхи за будущее или за финансовое благосостояние.
Головокружение Нет концентрации внимания на главном, на чем-то одном. Человек мечется туда-сюда, не способен сосредоточиться на чем-то одном, зато есть множество разных проблем, которые не в силах разрешить.
Бессонница Если за день накопился большой груз проблем, которые не позволяют организму расслабиться, то подсознание за счет сна продлевает время на решение проблем.
Воспаление уха Нежелание слышать окружающих. Гнев и раздражение вызывают в ухе воспалительный процесс. По статистике, чаще всего воспаление уха переносят дети, которые не умеют проявить себя и высказать свое отношение к неприятной ситуации. Если ребенку часто приходится слышать ссоры, выяснение отношений между взрослыми, то он от бессилия повлиять на ситуацию, реагирует отитом.
Глухота Для человека категорически неприемлема точка зрения окружающих, не хочет слышать и тем более понимать их. Развивается агрессия на весь мир, слух постепенно снижается. Чтобы защитить человека от раздражающих факторов, подсознание обеспечивает изоляцию от внешнего мира посредством глухоты.
Ячмень Взгляд на жизнь или определенного человека устремлен со злостью и неприязнью.
Катаракта Согласно таблице заболеваний Синельникова, характерна для людей пожилого возраста, начинающие утрачивать радость жизни и смысл существования. Они перед собою уже не видят того радостного будущего, что в молодости, для них будущее туманное и малоприятное. При ожидании старости, беспомощности, смерти и больше ничего обнадеживающего, начинает мутнеть хрусталик.
Сердечные боли При непроявлении любви к самому себе и всем окружающим возникают самые разные сердечные заболевания. Сердце блокируется обидами, страхами, недоверием, гневом, ревностью, завистью. Как бы человек не пытался закрыть свое сердце, как бы не мешал его раскрытию, пытается открываться поток любви. Естественно, при блоке такие попытки приводят к болям и проявлению разных сердечных патологий. Также сердечные боли свойственны тем людям, которые все близко принимают к сердцу и всеми силами пытаются помогать родственникам, близким и друзьям.
Атеросклероз Когда радости в жизни стает меньше, организм начинает вырабатывать холестерин. Поэтому истинная причина заболевания не всегда в продуктах, составляющих рацион. Важно выработать привычку радоваться самым обычным и привычным вещам, после этого сосуды сами будут очищаться, без лекарств. Также часто болезнь развивается у людей упрямых, которые не видят положительные стороны своей жизни, но любят доказывать остальным то, что в жизни все тяжело, а мир недружелюбный.
Гипертония Повышенная активность человека, агрессивная реакция на жизненные события и обстоятельства. Гипертония проявляется у тех, кто долго не желает отпускать ситуацию, внутренне переживает, испытывает страх и недоверие.
Гипотония Говорит о потере организмом жизненной силы. Характерна для людей, которые не уверены в себе или в своих силах, которые постоянно уходят от ответственности и назревающих конфликтов. Рекомендована активная жизнь, постановка цели и уверенное движение к ней.
Варикоз Наблюдается у тех, кто в силу обстоятельств пребывает в ненавистной ситуации. Это семейные отношения на грани развала или неприятная, без удовольствия профессиональная деятельность. Все это вызывает раздражение, но временно их приходится терпеть.
Пневмония Болеют люди, разочаровавшиеся в жизненном процессе, которые устали и отчаялись, имеют неизлечимые эмоциональные раны.
Бронхит Гораздо чаще заболевают дети. Бронхит развивается тогда, когда нет возможности проговорить переживания и недовольство, и если в семье нет гармонии в отношениях, ребенок растет среди постоянных разборок и выяснения отношений. Нахождения ребенка в напряженной домашней атмосфере. Недуг служит катализатором примирения родителей — в доме ребенок слышит тишину.
Насморк Согласно психосоматике, это подавленные и невыплаканные слезы, плач. Где-то в глубине души человек копит и дает выход жалости, сожалению, разочарованию, старым обидам.
Гастрит и язва Они возникают при формировании страхов перед всем неизведанным, что появляется на протяжении жизни, неспособность разрешать конфликтные ситуации. Иногда, это чрезмерное служение окружающим в ущерб себе. У мужского пола гастрит появляется в результате удара по эго и мужественности, когда постоянно приходится доказывать свою значимость.
Панкреатит Проявление повышенной агрессии, отказ воспринимать конкретную ситуацию либо чувство ненависти к определенному человеку.
Диабет Человек начинает терять вкус, радость (сладость) жизни, недуг возникает на фоне застарелых обид или гнева на одного или нескольких людей.
Эндометриоз Женщина чувствует себя незащищенной, ей постоянно кажется, что к ней окружающие придираются, убежденность в том, что мужчины хотят плохо поступить.
Эрозия шейки матки Затронуто женское самолюбие. Женщина ощущает все время свою ущербность, не чувствует женской реализации. Нужен пересмотр отношения к себе и к мужчинам.
Запор Нежелание расставаться со старыми мыслями, человек живет в прошлом; ощущения ограничения и нужды вызывают застойные явления.
Параллельно с этим запор возникает на фоне страха прекратить изжившие себя отношения, страха потерять работу, даже если она нелюбима. Нежелание расставаться с вещами, поэтому запор часто бывает у жадных людей.
Камни в почках Почечные камни символизируют накопившийся годами гнев, злость, ненависть, неудовлетворенность своей жизнью. При лечении камней по законам психосоматики следует помнить, что отложения камней сами не рассасываются. То есть, при обнаружении таковых в результате обследования необходимо прибегнуть в врачебной помощи по удалению, а не ждать, что они сами исчезнут. Изменение образа мышления следует подключать в процессе лечения.
Кашель Поскольку кашель часто напоминает лай, его появление связывают с желанием рявкнуть на весь мир, заявив о себе. Кашель останавливает тех людей, кто любит осуждать, покритиковать других. Также приступы кашля должны заставить задуматься о выражении своих эмоций. Смело говорю то, что думаю.
Болезни горла, ангина При частых воспалительных процессах в горле, человек все время сдерживает себя от высказывания грубых слов, подавляет гнев и другие негативные эмоции, неумение высказать в глаза человека того, что думает на самом деле. А еще эта патология указывает на неполноценность, переживаемую человеком.
Морская болезнь и укачивание Страхи перед неизвестным, человек не доверяет миру. Необходимо научиться доверять. Важно расслабиться и позволить событиям идти своим ходом.
Фибромиома Постоянные обвинения в адрес мужчин. Женщина будто вынашивает оскорбление, которое нанес мужчина и не в состоянии простить. Уязвленное женское самолюбие.
Сбой менструального цикла Подсознательно имеется агрессия на мужской пол и ненависть к своему телу, отрицание или отвержение своей женственности. Также сбой возникает на фоне чувства вины и страхов на сексуальной почве. Убеждение, что все связанное с половыми органами грязно и бездуховно.
Бесплодие Подсознательно женщина руководствуется мыслями, которые могут уничтожить душу будущего ребенка. В женщине затаилась агрессия на мужской пол, часто еще присоединяется презрение, неуважение, претензии, обида, ревность, ненависть. Женщина очень часто пребывает в страхе перед будущим или сопротивляется жизненному процессу. Страх перед возлагаемой ответственностью. Или страх потерять свою привлекательность, испортить фигуру и т. д.
Мастит Беспочвенное возникновение страхов и чрезмерного беспокойства о ребенке, часто с лихорадочной заботливостью. Прокручивание страха, что я не справлюсь.
Лишний вес, ожирение Такие образом проявляется страх и потребность в защите, еще это свидетельство повышенной чувствительности. Недовольство собою вплоть до ненависти к телу. Посредством еды и жира некоторые заполняют эмоциональную пустоту. Чтобы избавиться от лишнего веса, следует поработать над любовью к себе и над принятием своего тела.
Алкоголизм Это патология личности, когда нет самореализации, нет любимого дела. Набор переживаемых эмоций состоит из страха, ненависти, обиды, злости, отчаяния. Необходимо находить положительные качества, делать акцент на них вместо негативных эмоций, создавать новые положительные привычки.
Зоб Человек терпит внешнее давление. Возникает чувство, будто жизнь атаковала, сдавила. Наличие обиды ко всему навязанному в жизни. Следует проявлять заботу о себе, осознавать потребности и желания, открыто выражать эмоции, без притворства и масок.
Новообразования и кисты Удерживание в душе старых обид, эмоций и потрясений, которые постоянно прокручиваются в голове. Усиление по нарастающей неприязни к миру, к себе, к людям.
Вывих, растяжение Постоянное желание отомстить кому-то, наличие гнева, злости и обид.
Синяки, ожоги, язвы Это гнев, который накопился внутри и ему не позволяют выйти наружу. Он возвращается обратно к человеку в виде ран и боли.
Болезни, повреждения ногтей Опасение за свое будущее, неуверенность в нем. Возникает чувство беззащитности и постоянной опасности. Ощущение, что кто-то или что-то вам угрожает. Следует позаботиться о своей защищенности.
Прыщи, угри Возникают при недовольстве человека собою, когда он хочет буквально оградиться от окружающих посредством внешности. Высыпания на коже учат принимать себя, любить себя такими, какие есть. Когда человек стает публичным и больше появляется на людях, не отгораживается, прыщи постепенно уходят.
Сыпь, зуд Возникшее внутри раздражение, которое внешне проявляется на коже. Про сыпь так часто и говорят: раздражение на коже. Даже при самом умелом скрытии факта, что что-то раздражает вас, кожа выдаст внутреннее состояние. Помимо этого, развивается сыпь при подавлении желаний и неудовлетворенности в жизни. Дело в том, что на подсознательном уровне зуд связан с либидо, расчесывание в этом случае заменяет символически акт удовлетворения. При возникновении сыпи у детей, взрослым следует пересмотреть свое поведение.
Венерические заболевания Связаны с чувством вины на сексуальной почве, когда все время хочется себя наказать. Человек уверен в том, что все связанное с гениталиями, в том числе и секс, является греховным и нечистым. Еще в качестве причин способны выступать непринятие своих гениталий, блуд и прелюбодеяние.
Косоглазие Чаще возникает у детей. Родители действуют наперекор друг другу. Наладить отношения между родителями, согласовано действовать. Уметь договариваться.
Геморрой Человеку сложно избавиться от старого и ненужного в жизни. Выброс происходит тяжело и болезненно. Наличие злости, гнева, страха, чувства вины и других негативных эмоций на фоне каких-то прошлых событий. Следует приучить себя к мысли, что тело покидает лишь то, что не нужно и сдерживает развитие, движение вперед. Не следует цепляться за старое.

таблица заболеваний, причины болезней аденоидов, насморка и кашля, аллергии и энуреза

Довольно часто родители сталкиваются с тем, что ни врачам, ни диагностам не удается установить истинную причину болезни ребенка. Другая ситуация — длительное лечение, которое не приводит к выздоровлению. Доктора говорят, что «это хроническое», и выписывают очередной рецепт на таблетки или уколы. Прервать замкнутый круг может психосоматическая медицина, которая позволит установить истинные глубинные причины недуга и подскажет, как ребенка вылечить.

Что это такое?

Психосоматика — это направление в медицине, которое рассматривает связь души и тела, влияние психических и психологических факторов на развитие тех или иных болезней. Многие великие врачи описывали эту связь, утверждая, что у каждого физического недуга есть психологическая первопричина. Да и сегодня многие практикующие врачи уверены, что на процесс выздоровления, к примеру, после хирургической операции, напрямую влияет настроение больного, его вера в лучший исход, его состояние духа.

Наиболее активно эта связь начала изучаться врачами еще в начале XIX века, большой вклад в это изучение внесли в середине XX века врачи из США, России, Израиля. О психосоматическом заболевании сегодня доктора говорят в том случае, если подробное обследование ребенка не показало каких-либо физических причин, которые могли бы способствовать развитию его заболевания. Причин нет, а болезнь есть. С точки зрения психосоматики, рассматривают и неэффективное лечение. Если все назначения врача выполняются, препараты принимаются, а болезнь не отступает, то это тоже может быть свидетельством ее психосоматического происхождения.

Специалисты-психосоматы рассматривают любую болезнь, даже острую, с точки зрения прямой связи между душой и телом. Они считают, что у человека есть все необходимое для того, чтобы выздороветь, главное — осознать глубинные причины недуга и принять меры к их устранению. Если выразить эту мысль в одной фразе, то получится знакомое всем утверждение – «Все болезни от нервов».

Принципы

Психосоматика основывается на нескольких важных принципах, которые обязательно должны знать родители, если они решили искать истинные причины болезни своего ребенка:

  • Негативные мысли, тревога, депрессия, страхи, если они довольно продолжительные или глубоко «спрятанные» всегда приводят к возникновению тех или иных физических болезней. Если изменить образ мышления, установки, то болезнь, которая не «поддавалась» медикаментам, уйдет.
  • Если причина найдена верно, то излечение труда не составит.
  • Человеческий организм в целом, как и каждая его клетка, имеет свойство самовосстанавливаться, регенерировать. Если позволить организму это делать, то процесс выздоровления будет более быстрым.
  • Любая болезнь у ребенка говорит о том, что малыш не может быть самим собой, что он испытывает внутренний конфликт. Если ситуацию разрешить, болезнь отступит.

Кто наиболее подвержен психосоматическим заболеваниям?

Ответ на этот вопрос однозначен — любой ребенок любого возраста и пола. Однако наиболее часто болезни имеют психосоматические причины у деток, которые находятся в периодах возрастных кризисов (в 1 год, в 3 года, в 7 лет в 13-17 лет). Воображение у всех детей очень яркое и реалистичное, порой у малышей стирается грань между вымышленным и реальным. Кому из родителей не приходилось хоть раз замечать, что ребенок, который очень не хочет по утрам идти в садик, чаще болеет? А все потому, что болезнь он создает сам, она необходима ему, чтобы не делать то, чего так не хочется — не идти в детский сад.

Болезнь нужна, как способ обратить на себя внимание, если его в семье уделяется мало, ведь с больным ребенком общаются больше, чем со здоровым, его окружают заботой и даже подарками. Заболевание у детей часто является защитным механизмом в пугающих и неопределенных ситуациях, а также способом выразить свой протест, если в семье долгое время царит обстановка, в которой малышу неуютно. Многие родители, пережившие развод, прекрасно знают, что в пик переживаний и семейной драмы ребенок «так не вовремя» начал болеть. Все это — лишь самые элементарные примеры действия психосоматики. Есть и более сложные, глубинные и запрятанные далеко в подсознание малыша причины.

Прежде чем их искать, нужно обратить внимание на индивидуальные качества ребенка, на его характер, на манеру его реагирования на стрессовые ситуации.

Наиболее серьезные и хронические заболевания случаются у детей, которые:

  • не умеют справляться со стрессом;
  • мало общаются с родителями и окружающими о своих личных проблемах и переживаниях;
  • находятся в пессимистичном настроении, всегда ждут неприятной ситуации или подвоха;
  • находятся под влиянием тотального и постоянного родительского контроля;
  • не умеют радоваться, не умеют готовить для других сюрпризы и подарки, дарить радость другим;
  • боятся не соответствовать завышенным требованиям, которые предъявляют к ним родители и педагоги или воспитатели;
  • не могут соблюдать режим дня, не высыпаются или плохо питаются;
  • болезненно и сильно принимают во внимание чужое мнение;
  • не любят расставаться с прошлым, выбрасывать старые сломанные игрушки, заводить новых друзей, переезжать на новое место жительства;
  • склонны к частым депрессиям.

Понятно, что по отдельности каждый перечисленный фактор случается время от времени с каждым человеком. На развитие болезни же влияет продолжительность эмоции или переживания, а потому опасна долгая депрессия, а не одноразовая апатия, опасен длительный страх, а не минутное состояние. Любая негативная эмоция или установка, если она длится достаточно долго, способна вызвать определенное заболевание.

Как найти причину?

Все без исключения болезни, по утверждениям известных мировых психосоматов (Луизы Хей, Лиз Бурбо и других), строятся на пяти основных ярких эмоциях:

  • страх;
  • гнев;
  • грусть;
  • интерес;
  • радость.

Рассматривать их нужно в трех проекциях — как ребенок видит себя (самооценка), как ребенок видит окружающий мир (отношение к событиям, явлениям, ценности), как ребенок взаимодействует с другими людьми (наличие конфликтов, в том числе и скрытых). Нужно установить доверительные отношения с ребенком, постараться вместе с ним выяснить, что же его волнует и тревожит, что огорчает, есть ли люди, которых он не любит, чего он боится. Помочь в этом могут детские психологи, врачи-психотерапевты. Как только обрисуется приблизительный круг эмоций ребенка, можно приступать к прорабатыванию глубинных причин.

Некоторые популярные авторы (та же Луиза Хей) составили психосоматические таблицы, чтобы облегчить задачу. В них указаны заболевания и наиболее распространенные причины их возникновения. Однако слепо доверять таким таблицам нельзя, ведь они довольно усредненные, составленные зачастую при наблюдении за небольшой группой людей со сходными симптомами и душевными переживаниями.

Таблицы не учитывают личности и индивидуальности вашего ребенка, а это очень важный момент. Поэтому с таблицами желательно ознакомиться, но анализ ситуации лучше провести самостоятельно или обратиться к специалисту в области психосоматики — сейчас и такие есть.

Следует понимать, что если болезнь уже проявилась, она очевидна, то путь пройден очень большой — от мысли до эмоции, от создания ошибочных установок до превращения этих установок в неправильный образ мышления. А потому процесс поиска может быть достаточно долгим. После того как причина будет найдена, придется поработать надо всеми изменениями, которые она вызвала в организме — это и будет процесс лечения. О том, что причина найдена правильно и процесс излечения начался, будет свидетельствовать улучшение общего состояния, снижение симптоматики. Родители практически сразу обратят внимание на позитивные изменения в самочувствии малыша.

Развитие заболевания

Нужно понимать, что сама по себе мысль не вызывает приступ аппендицита или появление аллергии. Но мысль дает импульс к мышечному сокращению. Эта связь понятна всем — головной мозг дает команды мышцам, приводя их в движение. Если у ребенка внутренний конфликт, то одна мысль будет говорить ему «действуй» и мышцы будут приводиться в готовность. А другая (конфликтующая) эмоция будет говорить «не надо так делать» и мышца застынет в состоянии готовности, не совершая движения, но и не возвращаясь в исходное спокойное состояние.

Этот механизм достаточно примитивно может объяснить, почему формируется заболевание. Речь идет не только о мышцах рук, ног, спины, но и о маленьких и глубоких мышцах внутренних органов. На клеточном уровне при длительном таком спазме, который практически не ощущается, начинаются метаболические изменения. Постепенно напряжение передается и соседним мышцам, сухожилиям, связкам, и при достаточном накоплении наступает момент, когда самый слабый орган не выдерживает и перестает функционировать так как положено.

Мозг «сигнализирует» не только мышцам, но и железам внутренней секреции. Известно, что испуг или внезапная радость вызывают усиление выработки надпочечниками адреналина. Таким же образом и другие эмоции влияют на баланс гормонов и секреторных жидкостей в организме. При дисбалансе, который неизбежен при длительном воздействии на определенный орган, начинается болезнь.

Если ребенок не умеет «сбрасывать» эмоции, а только накапливает их, не высказывая, не делясь своими мыслями с окружающими, скрывая от них свои настоящие переживания, боясь быть непонятым, наказанным, осужденным, то напряжение доходит до определенной точки, и выбрасывается в виде болезни, ведь выход энергии нужен в любом виде. Очень убедительно выглядит такой довод — два ребенка, которые живут в одном городе, в одной и той же экологической обстановке, которые питаются одинаково, имеют одинаковый пол и возраст, не имеют врожденных болезней, болеют почему-то по-разному. Один за сезон ОРВИ переболеет до десяти раз, а другой не заболеет ни разу.

Таким образом, влияние экологии, образа жизни, питания, состояния иммунитета — не единственное, что влияет на заболеваемость. Ребенок с психологическими проблемами заболеет несколько раз в году, а малыш без таковых проблем — не заболеет ни разу.

Не совсем очевидной пока для исследователей является психосоматическая картина врожденных заболеваний. Но большинство специалистов в области психосоматики рассматривают такие недуги как следствие неправильных установок и мыслей женщины во время беременности и даже задолго до ее наступления. В первую очередь важно понимать, как именно женщина воспринимала детей до беременности, какие эмоции у нее вызывал плод во время беременности, а также как она в это время относилась к отцу ребенка.

У гармоничных пар, которые обоюдно любят и ждут своего малыша, гораздо реже дети страдают врожденными заболеваниями, чем в семьях, где мама испытывала неприятие папиных слов и поступков, если регулярно задумывалась о том, что и беременеть-то вовсе не стоило. Мало кто из мам, воспитывающих детей-инвалидов, детей с тяжелыми врожденными недугами готовы признаться даже самими себе, что были и негативные мысли, и скрытые конфликты, и страхи, и неприятие плода в некоторые моменты, может, даже были мысли об аборте. Вдвойне трудно потом осознать, что ребенок болен из-за ошибок взрослых. Но помочь облегчить его состояние, улучшить качество жизни мама все-таки может, если наберется мужества проработать глубинные причины заболевания малыша.

Возможные причины некоторых заболеваний

Как уже говорилось, причины следует рассматривать только с учетом характера и особенностей данного конкретного ребенка, его семейной обстановки, отношений между родителями и малышом, и других факторов, которые могут оказывать влияние на психику и эмоциональное состояние ребенка. Мы же приведем лишь несколько диагнозов, наиболее изученных психосоматическим направлением медицины с возможными причинами их возникновения: (для описания использованы данные нескольких диагностических таблиц — Л. Хей, В. Синельникова, В. Жикаренцева):

Аденоиды

Достаточно часто аденоидит развивается у детей, которые чувствуют себя нежеланными (подсознательно). Маме стоит вспомнить, не испытывала ли она желания сделать аборт, не было ли разочарования после родов, послеродовой депрессии. Аденоидами ребенок «просит» любви и внимания, а также призывает родителей отказаться от конфликтов и ссор. Чтобы помочь малышу, нужно изменить отношение к нему, удовлетворять его потребности в любви, разрешить конфликты со второй половиной.

Лечебная установка: «Мой малыш желанный, любимый, он всегда был нам необходим».

Аутизм

Наиболее вероятной причиной аутизма считается защитная реакция, которую включил малыш в какой-то момент, чтобы «закрыться» от скандала, криков, оскорблений, побоев. Исследователи полагают, что риск развития аутизма выше в том случае, если ребенок становится свидетелем сильных скандалов родителей с возможным применением насилия в возрасте до 8-10 месяцев. Врожденный аутизм, который медики связывают с генной мутацией, с точки зрения психосоматики, является длительным ощущением опасности у мамы, возможно с самого ее детства, страхи во время беременности.

Атопический дерматит

Как и большинство заболеваний, которые имеют то или иное отношение к аллергии, атопический дерматит — это неприятие чего-либо. Чем сильнее ребенок кого-то или что-то не хочет принимать, тем сильнее проявления аллергической реакции. У грудничка атопический дерматит может быть сигналом того, что ему неприятны прикосновения взрослого (если его берут слишком холодными или мокрыми руками, если от человека при этом исходит резкий и неприятный малышу запах). Кроха таким образом просит не трогать его. Лечебная установка: «Малыш находится в безопасности, ему ничего не угрожает. Все люди вокруг желают ему добра и здоровья. Ему уютно с людьми».

Такой же установкой можно пользоваться при других видах аллергии. Ситуация требует устранения неприятного физического воздействия.

Астма, бронхиальная астма

Эти недуги, как и некоторые другие болезни, связанные с возникновением дыхательной недостаточности, чаще случаются у деток, которые патологически сильно привязаны к своей маме. Их любовь буквально «удушающая». Еще один вариант — строгость родителей при воспитании сына или дочки. Если малышу с самого раннего возраста внушают, что плакать нельзя, громко смеяться неприлично, прыгать и бегать на улице — верх дурного тона, то ребенок растет, боясь выражать свои истинные потребности. Они его постепенно начинают «душить» изнутри. Новые установки: «Мой ребенок в безопасности, он любим сильно и безусловно. Он прекрасно может выражать свои эмоции, он искренне плачет и радуется». Обязательные меры — устранить педагогические «перегибы».

Ангина

Болезнь может говорить о страхе ребенка высказать что-то, попросить о чем-то для него очень важном. Иногда дети боятся поднять голос в собственную защиту. Ангина более свойственна робким и нерешительным детям, тихим и застенчивым. Кстати, похожие глубинные причины могут крыться и у детей, страдающих ларингитом или ларинготрахеитом. Новые установки: «У моего ребенка есть право голоса. Он родился с этим правом. Он может открыто и смело сказать все, что думает!». К стандартному лечению ангины или хронического тонзиллита обязательно стоит добавить ролевые сюжетные игры или посещение кабинета психолога, чтобы ребенок смог осознать свое право быть услышанным.

Бронхит

Бронхит, особенно хронический, очень нужен ребенку для того, чтобы примирить своих родителей или других родственников, с которыми он проживает совместно или разрядить накаленную обстановку в семье. Когда малыша душит кашель, взрослые автоматически замолкают (обратите внимание при случае — это действительно так!). Новые установки: «Мой ребенок живет в гармонии и мире, ему нравится общаться со всеми, ему приятно слушать все вокруг, потому что он слышит только хорошее». Обязательные родительские действия — срочные меры по устранению конфликтов, причем убирать надо не только их «громкость», но и сам факт их существования.

Близорукость

Причины близорукости, как и большинства проблем со зрением, в нежелании что-то видеть. Причем нежелание это имеет осознанный и решительный характер. Близоруким может стать малыш в 3-4 года из-за того, что с рождения видит в своей семье что-то такое, что его пугает, заставляет закрывать глаза. Это могут быть сложные отношения родителей, физическое насилие и даже каждодневный приход к ребенку няни, которую он не любит (в этом случае у ребенка часто развивается параллельно и аллергия на что-нибудь).

В более старшем возрасте (в школьном и подростковом) диагностированная близорукость может говорить об отсутствии у ребенка целей, планов на будущее, нежелание видеть дальше сегодняшнего дня, страх перед ответственностью за принятые самостоятельно решения. Вообще, многие проблемы с органами зрения связаны с этими причинами (блефарит, конъюнктивит, при гневе — ячмень). Новая установка: «Мой ребенок четко видит свое будущее и себя в нем. Ему нравится этот красивый, интересный мир, он видит все его краски и детали». В младшем возрасте нужна коррекция отношений в семье, пересмотр круга общения чада. В подростковом ребенку требуется помощь в профориентации, общение и сотрудничество со взрослыми, выполнение их ответственных поручений.

Диарея

Речь идет не о единичном поносе, а о проблеме, имеющей затяжной характер или поносе, повторяющемся с завидной частотой. Жидким стулом детям свойственно реагировать на сильный страх, на выраженное беспокойство. Понос — это бегство от чего-то, что не поддается детскому осмыслению. Это могут быть мистические переживания (страх Бабая, зомби) и вполне реальные страхи (боязнь темноты, пауков, тесных помещений и так далее). Нужно выявить причину страха и устранить ее. Если это не получается в домашних условиях, следует обязательно обратиться за помощью к психологу.

Новая установка: «Мой малыш никого не боится. Он смелый и сильный. Он живет в безопасном пространстве, где ему ничего не угрожает».

Запоры

Склонность к запорам свойственна жадным детям, впрочем, и взрослым тоже. А также запоры могут говорить о нежелании ребенка расставаться с чем-либо. Иногда запоры начинают мучить ребенка именно в то время, когда он переживает серьезные жизненные перемены — переезд, перевод в новую школу или садик. Ребенок не хочет расставаться со старыми друзьями, со старой квартирой, где ему все понятно и привычно. Начинаются проблемы со стулом. Запоры у грудничка могут быть связаны с его подсознательной тягой вернуться обратно — в привычную и защищенную среду материнской утробы.

Новая лечебная установка: «Мой ребенок легко расстается со всем, что ему уже не нужно. Он готов к восприятию всего нового». На практике требуется доверительное общение, частое обсуждение достоинств нового садика или новой квартиры.

Заикание

Достаточно часто начинает заикаться ребенок, который не чувствует себя в безопасности на протяжении достаточно долгого времени. А еще этот речевой дефект свойственен деткам, которым строго запрещают плакать. Дети-заики в глубине души сильно страдают от невозможности самовыражаться. Следует понимать, что эта возможность пропала раньше, чем нормальная речь, и во многом ее исчезновение стало причиной возникновения проблемы.

Новая установка: «Мой ребенок имеет огромные возможности показать миру свои таланты. Он не боится выражать свои чувства». На практике заике хорошо заняться творчеством, рисованием и музыкой, но лучше всего — пением. Категорические запреты плакать — путь к болезням и проблемам.

Насморк

Затяжной ринит может говорить о том, что у ребенка заниженная самооценка, о том, что он остро нуждается в понимании своей истинной ценности в этом мире, в признании его способностей и заслуг. Если ребенку кажется, что мир его не понимает и не оценивает по достоинству и это состояние затягивается, может быть диагностирован гайморит. Лечебная установка: «Мой ребенок — самый лучший. Он счастливый и очень любимый. Он просто необходим мне». Дополнительно нужно поработать с оценкой ребенком самого себя, чаще хвалить его, поощрять.

Отит

Как и любые другие заболевания органов слуха, отит могут вызвать негативные слова, ругань, мат, который ребенок вынужден слушать от взрослых. Не желая слушать чего-то, ребенок сознательно ограничивает способности своего слуха. Более сложен механизм развития сенсоневральной тугоухости и глухоты. В случае таких проблем ребенок категорически отказывается прислушиваться к кому-то или чему-то, что сильно ранит его, оскорбляет, унижает его достоинство. У подростков проблемы со слухом связаны с нежеланием слушать родительские наставления. Лечебные установки: «Мой ребенок послушен. Он хорошо слышит, ему нравится прислушиваться и слышать каждую деталь этого мира».

На деле нужно снизить избыточный родительский контроль, говорить с ребенком на приятные и интересные для него темы, избавиться от привычки «читать морали».

Повышенная температура, лихорадка

Беспричинная лихорадка, повышенная температура, которая держится без видимых на то причин при нормальных анализах, может говорить о внутреннем гневе, который накопился у ребенка. Злиться чадо может в любом возрасте и невозможность высказать злобу выходит наружу в виде жара. Чем младше ребенок, чем труднее ему выражать свои чувства словами, тем выше у него бывает температура. Новые установки: «Мой ребенок позитивен, он не злится, он умеет отпускать негатив, не копит его и не таит зла на людей». На деле следует настроить ребенка на что-то хорошее. Внимание малыша нужно переключить на красивую игрушку с добрыми глазами. С ребенком большим обязательно нужно пообщаться и выяснить, какие конфликтные ситуации у него недавно были, на кого он держит зло. После проговаривания проблемы чаду станет значительно легче, и температура начнет снижаться.

Пиелонефрит

Это заболевание достаточно часто развивается у детей, которые вынуждены заниматься не «своим» делом. Мама хочет, чтобы сын стал хоккеистом, поэтому ребенок вынужден посещать спортивную секцию, в то время как самому ему ближе игра на гитаре или рисование пейзажей восковыми мелками. Такой ребенок с подавленными эмоциями и желаниями — оптимальный кандидат на роль пациента врача-нефролога. Новая установка: «Мой ребенок занимается любимым и интересным делом, он талантлив и у него большое будущее». На практике нужно позволить ребенку самому выбрать себе дело по душе и если хоккей давно не в радость, нужно без сожалений расставаться с секцией и идти в музыкальную школу, куда он так рвется.

Энурез

Основной причиной этого неприятного ночного явления чаще всего выступает страх и даже ужас. Причем наиболее часто, по утверждениям экспертов в области психосоматики, у ребенка чувство страха каким-то образом связано с отцом — с его личностью, поведением, воспитательными методами папы, его отношением к ребенку и его матери. Новые установки: «Ребенок здоров и ничего не боится. Его папа любит и уважает его, желает ему добра». На деле порой требуется достаточно емкая психологическая работа с родителями.

Выводы

Рвота, цистит, пневмония, эпилепсия, частые ОРВИ, стоматит, сахарный диабет, псориаз и даже вши – каждый диагноз имеет свою психосоматическую причину. Главное правило психосоматики – не подменять традиционную медицину. Поэтому поисками причин и устранением их на психологическом и более глубинном уровне следует заниматься параллельно с назначенным лечением. Так, вероятность выздоровления существенно вырастает, а риск рецидива заметно снижается, ведь найденная и решенная правильно психологическая проблема — это минус одна болезнь.

Все о психосоматических причинах детских болезней смотрите в следующем видео.

Психосоматические причины заболеваний по Луизе Хей. ДАННАЯ ИНФОРМАЦИЯ ЯВЛЯЕТСЯ ОЗНАКОМИТЕЛЬНОЙ! МЫ НЕ ЗАНИМАЕМСЯ КОНСУЛЬТАЦИЯМИ ПО ЛЕЧЕНИЮ БОЛЕЗНЕЙ!

Носоглоточные выделения Внутренний плач. Детские слёзы. Вы — жертва. Я сознаю, что созидательная сила в моём мире — это я, и принимаю это. Отныне я наслаждаюсь собственной жизнью.
Нос: кровотечение Потребность в признании. Ощущение, сто тебя не признают и не замечают. Сильное желание любви. Я люблю и одобряю себя. Я знаю, чего стою. Я — замечательная личность.
«О» (психосоматика заболеваний таблица Луизы Хей)
Обвислые черты лица Отвисание черт лица — это результат «обвисания» мыслей в голове. Обида на жизнь. Я выражаю радость жизни и до конца наслаждаюсь каждым мгновением каждого дня. И снова молодею.
Облысение Страх. Напряжение. Стремление всё контролировать. Недоверие к процессу жизни. Я — в безопасности. Я люблю себя и одобряю. Я доверяю жизни.
Обморок (вазовагальный криз, синдром Говерса) Страх. Не могу справиться. Провал памяти. У меня достаточно сил и знаний, чтобы контролировать всё в моей жизни.
Ожирение. См. также: «Излишек веса» Сверхчувствительность. Нередко символизирует страх и потребность в защите. Страх может служить прикрытием для скрытого гнева и нежелания прощать. Меня защищает священная любовь. Я всегда в безопасности. Я хочу повзрослеть и принять на себя ответственность за свою жизнь. Я прощаю всех и создаю такую жизнь, какая мне нравится. Я — в полной безопасности.
Ожирение: бёдра (верхняя часть) Комья упрямства и злости на родителей. Я посылаю прощение прошлому. Мне не опасно преодолеть ограниченность родителей.
Ожирение: бёдра (нижняя часть) Запасы детского гнева. Нередко злость на отца. Я вижу отца ребёнком, выросшим без любви и ласки, и я легко прощаю. Мы оба свободны.
Ожирение: живот Гнев в ответ на отказ в духовной пище и эмоциональной заботе Я развиваюсь духовно. У меня достаточно духовной пищи. Я чувствую удовлетворение и наслаждаюсь свободой.
Ожирение: руки Гнев по причине отвергнутой любви. Я могу получить столько любви, сколько хочу.
Ожоги Гнев. Внутреннее кипение. Распалённость В себе и моём окружении я создаю только мир и гармонию. Я заслуживаю хорошего самочувствия.
Озноб Внутренняя сжатость, отступление и уход в себя. Стремление отступить. «Оставьте меня в покое» Внутренняя сжатость, отступление и уход в себя. Стремление отступить. «Оставьте меня в покое»
Онемение (спонтанно возникающее неприятное ощущение онемения, покалывания, жжения) Сдерживание чувств уважения и любви. Отмирание эмоций. Я делюсь чувствами и любовью. Я реагирую на проявление любви в каждом человеке.
Опухание. См. также: «Отёки», «Задержка жидкости» Вы увязли в мыслях. Навязчивые, болезненные идеи. Мои мысли текут легко и свободно. Я с лёгкостью ориентируюсь в различных идеях.
Опухоли Вы лелеете в себе старые обиды и потрясения. Усиливаются угрызения совест Я с радостью прощаюсь с прошлым и всё внимание обращаю на новый день. Всё идет хорошо.
Остиомиелит. См. также: «Костные заболевания» Гнев и разочарование в самой жизни. Такое чувство, что тебя никто не поддерживает. Я не конфликтую с жизнью и доверяюсь ей. Нет ни опасности, ни тревог.
Остеопороз. См. также: «Костные заболевания» Ощущение, что в жизни совсем не за что ухватиться. Нет опоры. Я могу постоять за себя, а жизнь всегда любовно поддержит меня самым неожиданным образом.
Отёки. См. также: «Опухание», «Задержка жидкости» С кем или с чем вы не хотите расстаться? Я легко расстаюсь с прошлым. И это безопасно для меня. Теперь у меня полная свобода.
Отит (воспаление наружного слухового прохода, среднего уха, внутреннего уха) Гнев. Нежелание слушать. В доме шум. Родители ссорятся Меня окружает гармония. Я люблю слышать всё приятное и хорошее. На мне сосредоточена любовь.
Отрыжка Страх. Слишком жадное отношение к жизни. Для всего, что следует делать.
Отсутствие аппетита. См. также: «Аппетит (потеря)» Отрицание личной жизни. Сильное чувство страха, ненависть к себе и отрицание себя. Безопасно оставаться собой. Я — замечательный человек. Я выбираю жизнь, радость и приветствую себя, как личность.
«П» (психосоматика заболеваний таблица Луизы Хей)
Пальцы Символизируют мелочи жизни. У меня спокойное отношение к мелочам жизни.
Пальцы: большой Символ интеллекта и беспокойства. В моей душе — мир.
Пальцы: указательный Символ «эго» и страха. У меня — всё надёжно.
Пальцы: средний Символизирует гнев и сексуальность. Меня устраивает моя сексуальность.
Пальцы: безымянный Символ дружественных и любовных союзов и связанной с ними печали. Моя любовь — безмятежна.
Пальцы: мизинец Символизирует семью и связанное с нею притворство. В семье Жизни я чувствую себя, как дома.
Пальцы стопы Символизирует незначительные детали будущего. Всё решается само собой.
Панкреатит Неприятие. Гнев и безысходность: кажется, что жизнь утратила свою притягательность. Я люблю и одобряю себя. Я сама (сам) создаю радость в своей жизни.

болеет тело, а причины – в душе

Психосоматические болезни: болеет тело, а причины – в душе

Само слово «психосоматика» означает взаимодействие между психикой и телом. Большинство психосоматических заболеваний человека возникают в результате каких-то психологических причин, в основном, под воздействием стресса.

Стрессу все мы подвергаемся постоянно на протяжении всей нашей жизни. Любое воздействие на человека, любая жизненная ситуация или событие, даже радостная — это стресс.

Реакция на стресс у всех совершенно разная. Но всегда возникает готовность к какому-то действию: либо убежать от этой ситуации, либо уничтожить источник опасности (так заложено генетически).

При стрессовой ситуации, мозг объявляет боевую ситуацию готовности №1. Все мышцы напрягаются. В кровь выделяются гормоны, которые помогут организму справится с ситуацией:

  • сердце начинает сильнее и чаще биться
  • дыхание становится поверхностным и учащённым
  • мышцы напрягаются
  • выделяется пот

В результате человек готов совершить действие. Но он его не совершает, а сидит и переживает, что его кто-то обидел (как пример). Получается работа вхолостую: наш организм готов к действиям, а мы его не совершаем. Мозг даёт отбой — действия нет. Через некоторое время опять срабатывает чувство страха и тревоги, мозг снова даёт команду готовности №1… И так по нескольку раз в день.

Как результат — мы получаем сбой саморегуляции в организме.

Какие бывают психосоматические заболевания

При длительном влиянии стресса на организм, начинаются функциональные расстройства организма:

  • у человека начинает прыгать артериальное давление
  • начинаются боли в верхней части спины и шеи, так как при тревоге бессознательно мы подымаем плечи и пытаемся спрятать голову
  • от постоянного напряжения мышц верхней части тела, начинаются головные боли
  • может возникнуть гипервентиляция из-за ощущения нехватки воздуха, мы постоянно пытаемся как можно глубже вдохнуть кислород
  • может возникнуть синдром раздражённого кишечника: урчание в животе, боли, диарея
  • язвенная болезнь желудка очень часто запускается именно стрессовым состоянием — повышенный выброс соляной кислоты для переваривания пищи, которой нет в желудке и как результат — эрозия. На эти места поселяются микробы и процесс пошёл…
  • возникают проблемы с работой сердечно-сосудистой системы, так называемая вегето-сосудистая дистония, как результат тревожного расстройства
  • в стрессе возникают колебания инсулина и глюкозы в крови — частые срывы могут дать толчок к развитию сахарного диабета

Клиницисты прошлого века выделили ряд психосоматических болезней под названием «святая семерка психосоматозов»:

  1. бронхиальная астма
  2. ревматоидный артрит
  3. сахарный диабет
  4. артериальная гипертензия
  5. язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки
  6. неспецифический язвенный коллит
  7. нейродермит

На данный момент к психоматике также относят следующие заболевания:

  • бесплодие
  • панкреатит
  • головные боли
  • воспаление десен
  • кариес
  • алкоголизм
  • наркомания
  • осложнённая беременность
  • нарушение менструального цикла
  • сексуальные дисфункции

Симптомы психосоматических заболеваний

Главные симптомы психосоматических заболеваний:

  1. традиционное лечение не помогает
  2. анализы и обследования больного не показывают наличие болезни, хотя болезнь есть в самом деле (это не симуляция!)
  3. человек становится уверенным в уникальности, особенности своей болезни

При обращении к врачу, мы получаем традиционное лечение, которое временно снимает симптомы, но после окончания курса лечения всё возвращается обратно. Болезнь становится неизлечимой традиционной методикой лечения.

Как лечить психосоматические заболевания

Около половины заболеваний носят психосоматический характер (15—50 %) и они требуют специфического подхода в лечении.

В случае с психосоматическими заболеваниями, необходимо лечить не тело, а причину, которая вызвала заболевание тела. А причина находится в голове — и пока человек не избавится, например, от повышенной тревоги, не научится справляться с её проявлением, до тех пор будут продолжаться эти проблемы.

Поэтому, наряду с традиционным лечением у профильного врача, необходимо обратиться к психотерапевту, неврологу, психиатру, который поможет справиться с психологической причиной заболевания.

Ни одно психосоматическое заболевание нельзя вылечить без коррекции психологического состояния пациента.

Если человек длительное время находится в стрессовой ситуации, поначалу у него развивается тревожное состояние: беспокойство, тревога. Со временем, это состояние может перейти в депрессивное, потому что истощаются защитные механизмы и в этот момент снижается иммунитет. Все защитные системы организма сворачиваются. Человек становится подвержен, в том числе, и простудным заболеваниям. Простудные заболевания нельзя назвать психосоматическим, но за счёт снижения иммунитета под влиянием стресса, больной становится более подвержен вирусным инфекциям.

 

Здоровья вам и гармонии между душой и телом, вашими эмоциями и мыслями!

 

Подготовила психолог Барсукевич Т.Н.

Психосоматика: какие болезни мы выдумываем?

«Все болезни от нервов!» «Накручиваешь себя постоянно, вот и болит все!» Сколько раз вы слышали подобные фразы? И главный вопрос: насколько серьезно вы относитесь к такого рода замечаниям?

Наш эксперт: Ирина Пичугина, к.м.н., врач-терапевт, гастроэнтеролог, психиатр, психотерапевт, специалист в области психосоматики

По данным ВОЗ, около 25% населения мира страдают психическими расстройствами различной степени тяжести. В сегодняшнем мире вокруг нас слишком много стресса — от работы с негативными замечаниями начальства и клиентов до социальных сетей, где все кишит одними сплошными расстройствами. Мы постоянно сидим в компьютере и смартфонах, редко выходим на улицу не для того, чтобы доехать до офиса или до дома, а просто пройтись или прогуляться.

По результатам проведенного в России многоцентрового исследования «КОМПАС» тревожно-депрессивные расстройства регистрируются в целом не менее чем в 1/3 обращений.

Большинство считают психосоматику не опасной и даже не рассматривают ее как основную причину своих недугов или болезней. Однако стоит разобраться поподробнее. По данным B. Hodges 60−70% больных с тревогой и депрессией обращаются к врачам различных специальностей с жалобами исключительно соматического характера, то есть с жалобами на изменение функции внутренних органов.

У нашего организма есть защита от меняющихся воздействий — вегетативная система. Она поддерживает постоянство состава и функций организма. Но при увеличении стрессовой нагрузки в определенный момент может наступить сбой. Именно в этот момент резко снижается защита, и наступает повреждение в том или ином органе.

У каждого из нас есть, так называемое «слабое место». Оно определено наследственными факторами и формируется в процессе жизни при повреждении вегетативной нервной системы.

Исторически к психосоматическим заболеваниям врачи относят такие состояния:

Бронхиальная астма

Заболевание, сопровождающееся приступами удушья, нехваткой воздуха. Часто начало заболевания, обострение и сам приступ провоцирует ситуация стресса, при которой человек как бы «не может выдохнуть» свою проблему. В условиях покоя заболевание может вообще никак себя не проявлять.

Язвенный колит

Заболевание, причина возникновения которого до конца не ясна. Характеризуется язвенным повреждением кишечника. Внешне сопровождается болями в животе, изменением стула, примесью в нём крови. Пусковым механизмом часто бывает стресс.

Эссенциальная гипертензия

Всем знакомая гипертония, повышение артериального давления, не связанное с заболеванием других органов и систем. Очень часто это заболевание начинается в вегетативной дисфункции, при которой у пациента может быть тенденция к так называемому «высокому нормальному» артериальному давлению. Со временем защитные механизмы ослабевают. На любой стресс может быть повышение артериального давления, а со временем это повышение может стать более стойким.

Нейродермит

Заболевание, при котором возникают изменения на коже, сопровождающиеся выраженным зудом. Также отмечается связь с эмоциональным перенапряжением, тревогой.

Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки

Язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки — заболевания, наиболее часто связанные со стрессом, сопровождаются образованием язвенных дефектов в желудке и/или двенадцатиперстной кишке. Известны случаи молниеносного развития такого заболевания.

Синдром раздраженного кишечника

При синдроме раздраженного кишечника в психологическом плане играет роль тревога и «неотработанные эмоции». При данном заболевании пациенты отмечают боли в животе без четкой локализации, вздутия и нарушения стула. Причем в условиях стресса симптоматика становится особенно выраженной.

Эзофагоспазм

При эзофагоспазме пациент отмечает боли за грудиной и нарушение прохождения пищи. Часто пациенты отмечают, что как бы не могут «проглотить обиду». При стрессе так же отмечается усиление симптоматики

Дискинезия желчевыводящих путей

Может сопровождаться болью как в левом, так и в правом подреберье различной степени интенсивности, связанной с приемом пищи. Такие пациенты обычно находятся в условиях длительного хронического перенапряжения.

Аутоиммунные заболевания

Ревматоидный артрит — аутоиммунное заболевание, при котором по неясным причинам организм начинает вырабатывать антитела к синовиальным оболочкам суставов. В психологическом плане чаще это свойственно людям, недовольным собой, которые направляют «негативную энергию» на себя. Подобный же механизм можно рассмотреть при любых аутоиммунных процессах.

Огромную роль отводят психосоматике в развитии ожирения, сахарного диабета, ишемической болезни сердца и многим другим.

Очень многие пациенты отмечают непосредственную связь со стрессом в своём заболевании.

И часто можно отметить улучшение состояния после разрешения проблемы, на отдыхе, особенно во время смены обстановки. Один из моих пациентов рассказывал, что его болезнь начинается и заканчивается на паспортном контроле в аэропорту.

Вегетативная система работает неправильно?

Есть некоторые признаки того, что ваша вегетативная нервная система работает неправильно — нарушение сна, снижение настроения и памяти, частая смена настроения, похолодание и влажность кистей и стоп.

Ситуация осложняется тем, что многие из психосоматических заболеваний функциональные. То есть не имеют структурных повреждений органов, и проявляются исключительно нарушенной функцией организма. Хотя всё чаще в последнее время говорят о возможном одновременном функциональном и органическом заболевании одного органа. В научных центрах есть большое количество диагностических методик, направленных на регистрацию нарушенной функции органа. Однако в обычной медицинской практике нарушенную функцию органа часто сложно измерить объективными диагностическими методиками. В такие моменты, к сожалению, часто пациент списывается в разряд «лёгких» или даже симулянтов. Но это не так. Такой пациент требует, возможно, большего внимания, чем пациент с органическим поражением.

Что делать, если вы подозреваете психосоматику?

Лечение психосоматического заболевания обязательно должно быть комплексным. Причём самому пациенту в этом вопросе отводится ведущая роль.

1. Необходимо нормализовать режим дня. Это не значит, что вы должны жить по будильнику, но определённые рамки у вашего дня должны быть. Очень важно в одно и то же время вставать и ложиться спать, выделить определённые часы для приёма пищи.

2. На работе обязательно нужно делать небольшие перерывы, чтобы у вас была возможность немного отдохнуть и восстановиться.

3. Ежедневная физическая активность — одно из лучших средств для эмоциональной разрядки. Прогулка на свежем воздухе, зарядка, плавание, велосипед — выбирайте подходящий вид активности.

4. Не забывайте о том, что вам приносит удовольствие. Любимые занятия часто откладываются на потом, а мы уделяем время лишь своим обязанностям. Каждый день находите хотя бы несколько минут, чтобы сделать для себя что-то приятное.

Психосоматические заболевания — симптомы, лечение

Ещё в греческой философии и медицине была распространена мысль о влиянии души и духа на тело человека. В переводе с греческого «психо» — душа, «сома» – тело. Душа и тело неразрывно связаны — об этом говорили Гиппократ, Платон, Аристотель. Термину «психосоматика» скоро исполнится двести лет, его придумал в 1818 году немецкий врач Хайнрот.

Психосоматические заболевания — это заболевания внутренних органов и систем, возникающие в результате душевного неблагополучия.

Психотерапевты утверждают: любое заболевание сначала возникает в подсознании и только потом проявляется на уровне тела. То есть, большинство наших недугов связано с нерешенными внутренними проблемами. Основными психологическими причинами недугов являются гнев, зависть, тревога и чувство вины.

Многие ученые верят, что 80% всех болезней – на самом деле психосоматические. Наше самочувствие зависит от наших мыслей, настроения, умения находить и видеть позитив, красоту и наслаждаться всем этим. Состояние здоровья связано с умением быть счастливым, особенностями характера, отношением к успехам и неудачам на работе, бытовым проблемам.

Согласно психоаналитической теории Зигмунда Фрейда, симптомы и болезни разных органов — это символический язык, с помощью которого тело хочет сообщить о вытесненных психических конфликтах.

Почти половина всех заболеваний человека может носить психосоматический характер. Среди них заболевания:

  • сердца и сосудов (артериальная гипертензия, гипертония, ревматизм, вегетативная дистония, ишемическая болезнь сердца, нарушения сердечного ритма, инфаракты)
  • желудочно-кишечного тракта (язвенная болезнь желудка и 12-перстной кишки, язвенный колит, дискинезия желчных путей)
  • нервной системы (хронические головные боли, боли напряжения, головокружения)
  • кожи (нейродермит, рецидивы псориаза)
  • гинекологические, в том числе связанные с репродуктивным циклом женщины (синдром «предменструального напряжения», гестозы, послеродовые депрессии)
  • эндокринные
  • и многие другие.

Симптомы психосоматических заболеваний

Иногда врачи сталкиваются с ситуациями, когда не удается точно установить причину того или иного заболевания. Бывает, что никаких физиологичных предпосылок для развития заболевания нет, но болезнь прогрессирует.

Если медицинское обследование не может обнаружить физическую или органическую причину заболевания, или если заболевание является результатом таких эмоциональных состояний как гнев, тревога, депрессия, чувство вины, тогда болезнь классифицируется как психосоматическая.

Есть определенные сигналы того, что причина болезни лежит именно в области психологии:

  • Частое повторение заболевания. Человек получает лечение согласно рекомендациям врача, но в итоге симптомы ненадолго исчезают и в скором времени появляются вновь. То есть, адекватное медикаментозное лечение не дает ожидаемого результата.
  • Наличие психологической травмы или хронических стрессов. Если пациент знает, что у него был трудный период или что-то не так в личной жизни, лучше сразу обращаться и к терапевту, и к психотерапевту, что поможет скорее установить истинную причину заболевания и подобрать правильное лечение.
  • Традиционное лечение не помогает — еще одна особенность психосоматического заболевания.

Диагностика психосоматических расстройств

Редкий врач сразу заподозрит у пациента психосоматику. Обычно такие заболевания внешне не отличаются от соматических болезней, например, никогда нельзя сразу определить, вызван ли гастрит у пациента бактерией Хеликобактер или какими-то переживаниями. Очень часто врачи диагностируют проблемы с ЖКТ, сердечно-сосудистой системой, нервной системой или иммунитетом, даже не подозревая о душевной травме пациента.

К чему же приводит такая диагностика заболевания? Врач назначает пациенту лекарства, которые должны облегчить его состояние и вылечить заболевание. Назначенное лечение действительно облегчает симптомы, и врач с радостью отпускает пациента. Но, по окончанию курса лечения, через некоторое время, все симптомы возвращаются, и врач начинает искать более эффективное лечение и более сильные лекарства.

Через несколько лет мы имеем хронически больного человека, который принимает гору лекарств и страдает от побочных эффектов и невозможности вылечиться. При этом, для облегчения его состояния и полного решения проблемы, необходимо было с самого начала обратиться к психотерапевту, но, или пациент постеснялся сказать врачу о своих проблемах, или врач не спросил, или оба не заподозрили вовремя, и время было упущено.

Поскольку психосоматические заболевания возникают в результате душевных расстройств, влияющих на тело человека, в диагностике и лечении этих болезней должны участвовать несколько специалистов: психотерапевт и профильный специалист — терапевт, невролог, кардиолог, эндокринолог. Лечить нужно одновременно и душу, и тело.

Роль психотерапевта — определить природу эмоционального состояния, вызвавшего заболевание, и помочь пациенту справиться с ними. Провоцировать развитие психосоматических заболеваний может не столько наличие, сколько невысказанность и подавленность негативных эмоций. Подавленные и заглушенные эмоции постепенно перегорают, разрушая тело человека и провоцируя возникновение болезни.

Практически любая негативная эмоция, которая тщательно скрывается, будь то страх, злоба, печаль или ненависть, рано или поздно может найти выход в болезни.

Кто рискует заболеть психосоматическим расстройством?

Наиболее подвержены психосоматическим заболеваниям люди, привыкшие сдерживать свои эмоции и переживания. Но бывают ситуации, когда даже самые уравновешенные и спокойные люди не справляются с эмоциями, поэтому нельзя сказать, что кто-либо полностью застрахован от психосоматических заболеваний.

Если психосоматическое заболевание или склонность к нему не обнаруживается в детском или подростковом возрасте, то в последствии диагностировать заболевание очень сложно. Например, такое заболевание как алкоголизм обычно развивается на почве ощущения своего несоответствия ожиданиям или требованиям, постоянной вины и неприятия себя как личности. Начинается это еще в детстве, если родители предъявляют слишком высокие требования к ребенку, а настоящим алкоголиком человек становится уже в зрелом возрасте, когда найти корни проблемы непросто.

Причиной частых простудных инфекций может стать отсутствие простой радости в жизни, а анемии – страх пред неизвестностью. Заболевания горла чаще диагностируются у пациентов, которые не могут высказать свое мнение и выплеснуть свой гнев. Жизненная неопределенность и некоторая обреченность может стать причиной развития гастрита. От бесплодия часто страдают люди, которые боятся изменения своей роли в мире и течения времени. Вообще люди, которые боятся жить, не уверены в себе и в своих возможностях, не могут реализовать себя, рискуют заполучить множество неприятных заболеваний, вплоть до новообразований, которые также могут иметь психосоматические причины.

Лечение психосоматических заболеваний

Прежде всего, необходимо убедиться, что это именно психосоматика. Сделать это может только опытный психолог, психотерапевт или же сам пациент, проанализировав свои ощущения.

Необходимо помнить,что психосоматика – вовсе не симуляция или придумывание проблемы, это действительно серьезное заболевание. Далеко не каждый человек может справиться с психосоматическим заболеванием сам, одним усилием воли. Ему должны помочь родственники и друзья, либо врач психотерапевт.

Болезнь – это тревожный сигнал организма, призванный восстановить равновесие в душе. Поэтому причины недомогания следует искать не только в физическом теле, а на уровне «энергетики», душевного волнения, негативных эмоций, даже если болезнь проявила себя в виде боли, спазмов, высокой температуры. Начинать нужно именно с тех негативных эмоций, которые мы получаем на работе, в семье, в школе, во взаимодействии с другими людьми.

Если человек долго носит в себе негативные эмоции, испытывает постоянное недовольство собой и своей жизнью, то организм рано или поздно подаст тревожный сигнал: найдет «слабое звено» и поражение произойдет именно там.

Если психосоматическое заболевание замечено у ребенка или подростка, это сигнал для лечения всей семьи.Ведь для устранения заболевания необходимо устранить его причину, а причина чаще всего кроется в неблагоприятной обстановке дома. При лечении взрослых людей также часто приходится привлекать членов их семей, советовать им изменить обстановку, работу и даже место проживания.

Когда причина болезни не ясна, следует взглянуть на самого человека, а не только на болезнь. Что-то происходит в его жизни такое, о чем «кричит» организм. Хронический стресс, неудовлетворенность личной жизнью, работой, собой, негативизм по отношению к людям – все это способствует тому, что человек может заболеть.

Очень важно совмещать психотерапию с правильно подобранным медикаментозным лечением. Часто соматическая составляющая заболевания заходит настолько далеко, что справиться с ней получается только при помощи лекарств. А решить проблему с возвращением симптомов поможет психотерапия. Если правильно сочетать психотерапию и медикаментозное лечение, можно навсегда избавиться от многих проблем со здоровьем.

Как формируются психосоматические заболевания у ребенка

Многим мамам и папам знакома ситуация. Еще вчера все было хорошо, а сегодня малыш ни с того ни с сего стал жаловаться на боли. К какому врачу бежать? Чем лечить? И редко кто из родителей задумывается над тем, что причина болезни может скрываться в психосоматике. А ведь тело ребенка с самого рождения — это основное средство общения со взрослыми.

Как формируются психосоматические заболевания у ребенка 


Первый человек, с которым малыш находится в самом тесном контакте после рождения, это мама. Поэтому в отношении психосоматики у детей, особенно в первые годы жизни, действует закон — что у мамы в психике, то у ребенка в теле. Если для взрослого человека психика работает как механизм адаптации, то у ребенка психика — это мама. Психосоматика у детей в большинстве случаев связана с отношениями в диаде «мать—ребенок».

Первая устойчивая жизненная система, в которой ребенок оказывается после рождения, — семья. Проблемы в семье отражаются на психике ребенка и также могут стать психосоматическими причинами болезней.

Психосоматика у детей. Причины


Часто психосоматическое заболевание — единственный способ обратить на себя внимание взрослых. 

В младенчестве ребенок выражает свое недовольство или несогласие с ситуацией криком и плачем. Но если взрослые не понимают причины плача и это входит в систему, тело малыша может отреагировать болезнью — неожиданно появляются высыпания на коже, может без видимых причин подняться температура и т.д.

В детском возрасте спектр проблем ребенка расширяется:

  • детский сад/школа, куда не хочется ходить;
  • мама работает, устает и мало с ним общается;
  • обратная ситуация — гиперопека, когда шагу не дают ступить самостоятельно;
  • родители часто скандалят, их крики пугают ребенка;
  • новая игрушка, которую не удалось заполучить, и другие неудовлетворенные потребности;
  • эмоции, загнанные внутрь от того, что не умеет их выразить;
  • детские травмы.

Нетрудно увидеть, что в подобных ситуациях болезнь оборачивается выгодой или защитой от возникновения нежелательной ситуации:

  • не нужно идти в ненавистные сад или школу;
  • мама вынуждена взять больничный, остаться дома с ребенком уделять ему повышенное внимание;
  • во время болезни ребенок много спит и его не допекают; 
  • родители объединяются, чтобы вылечить ребенка;
  • купили желаемую игрушку и т.д. и т.п.

Особенно часто психосоматические причины болезней наблюдаются во время возрастных кризисов: 1 год, 3 года, 7 лет и 14-16 лет (подростковый). 

Психосоматика у детей. Признаки


Как понять, что болезнь ребенка имеет психосоматический характер. Обратите внимание на следующее:

  1. Причина болезни неоднозначная.
  2. Раньше ребенок болел редко.
  3. Появление симптомов болезни совпадает с определенной ситуацией.
  4. Симптом исчезает, когда проходит связанная с ним ситуация.
  5. Симптомы возникают приступами.

Болезнь психосоматической природы сигнализирует о наличии внутреннего конфликта. Болезнь облегчает его, снимает напряжение. Но для излечения важно найти причины конфликта.

Бесплатная консультация с коучем EDPRO

Психосоматика у детей. Таблица заболеваний

Исследования в области психосоматики позволили выявить вероятные причины распространенных детских болезней.


Болезнь

Возможная причина

Аденоиды

  • конфликт между родителями и ощущение ненужности;

  • отсутствие родительской любви;

  • тревога родителей

Ангина

  • боязнь высказать свое мнение, что-то попросить;

  • запрет на свободу действий;

  • сильная обида;

  • неумение выражать эмоции;

  • разногласия между родителями

Астма

  • сильная привязанность к матери;

  • чрезмерная строгость — запрет на эмоции;

  • нежелание быть в конкретном месте из-за отсутствия любви

Аллергия

Близорукость

  • нежелание видеть что-то неприятное;

  • сложные отношения родителей;

  • отсутствие целей;

  • боязнь ответственности

Бронхит

  • конфликты в семье — кашель ребенка разряжает напряженную ситуацию;

  • любовные проблемы в подростковом возрасте

Врожденные заболевания

Диарея

Запоры

  • неразрешимые конфликты родителей;

  • противодействие переменам (переезд, смена школы и т.д.)

Заикание

Насморк

Отит

Энурез

  • страхи, связанные с родителями;

  • слишком строгое отношение, особенно со стороны отца

Как видно из таблицы, частая причина различных заболеваний детей — напряженные отношения между родителями. Причем никогда неизвестно заранее, какую реакцию может вызвать очередная разборка родителей.

Психосоматика у детей. Как лечить


Даже если вы думаете, что причина болезни ребенка лежит в сфере психосоматики, начать нужно с обследования. Но если ваша догадка подтвердилась, следует обратиться за помощью к психологу. Лечение будет идти параллельно в двух направлениях — психотерапевтическом и традиционном медицинском. 

Длительность лечения зависит от того, насколько далеко зашло заболевание и как скоро получится выявить его психологическую причину. Оба вида лечения дополняют друг друга и позволяют ребенку быстрее выздороветь.

Работа с психосоматикой детских болезней проводится по схеме:

  • пока ребенок не достиг 3-летнего возраста, работа проводится с его мамой;
  • в период с 4 до 7-8 лет основной упор делается на работу с семьей;
  • ближе к 10 годам можно работать с ребенком индивидуально.

В работе с детьми и родителями применяются следующие психотерапевтические методы:

  • индивидуальная разговорная терапия;
  • семейная терапия;
  • гипноз;
  • релаксация и аутотренинг;
  • игровая терапия;
  • арт-терапия;
  • символдрама;
  • музыкотерапия;
  • психоанализ и др.

Психосоматические проявления заболеваний очень индивидуальны, поэтому и в лечении, особенно в его психотерапевтической части, к пациентам применяется индивидуальный подход.

Узнать больше о психосоматике различных заболеваний можно в разделе «Коучинг».

Ассоциации между баллами психосоматических симптомов здоровья и качеством жизни, связанным со здоровьем, у детей и подростков | Здоровье и качество жизни Результаты

Из 253 респондентов у 8% отсутствовала информация по одному или нескольким отдельным пунктам KIDSCREEN, а у трех человек отсутствовала информация по одному или нескольким отдельным пунктам психосоматических симптомов здоровья. Внутренние отсутствующие данные по любому отдельному элементу были импутированы на основе модального значения этого конкретного элемента.

В MANOVA общие эффекты были обнаружены для пола (Уилкс λ= 0.78, F (10,240)=6,44, p <0,01), для возрастной группы (Wilks λ= 0,85, F (10,240) =4,07, p <0,01), а для взаимодействия между пол и возрастная группа (Wilks λ= 0,91, F (10240)=2,33, p =0,01).

Дисперсионный анализ (ANOVA) составного общего КЖСЗ показал общее среднее значение 51,06 (95% ДИ 50,09–52,03). Мальчики ( M = 52,03, SD = 0,71) набрали больше баллов, чем девочки ( M = 50).09, SD = 0,68, F (1,249) = 3,92, p = 0,049), а дети в возрасте 11–12 лет ( M = 52,35, SD = 0,77) набрали16 больше баллов, чем 15–15 лет. -старшие подростки ( M =49,77, SD =0,62, F (1,249)=6,87, p <0,01).

Гендерные и возрастные различия по каждому параметру HRQoL

Последующие ANOVA по параметрам KIDSCREEN HRQoL показали пять основных эффектов пола: на физическое благополучие, психологическое благополучие, настроение и эмоции, самовосприятие и Автономия.Мальчики имеют более высокие оценки, чем девочки, по всем этим измерениям (физическое благополучие, мальчики M = 49,06, SD = 11,82, девочки M = 45,01, SD = 8,25; психологическое благополучие, мальчики M ). = 53,38, SD = 11.51, девочки м = 49,85, SD = 11,65; настроения и эмоции, мальчики м = 52,49, SD = 12.24, девочки м = 44,81, SD = 13,29 Самовосприятие, мальчики М = 52,38, SD = 11.82 года, девушки М = 46,87, SD = 11,71; и Автономия мальчики M = 49,76, SD = 11,49, девочки M = 45,53, SD = 12,24). См. Таблицу 1.

Таблица 1 Результаты MANOVA по параметрам KIDSCREEN среди шведских школьников, основные эффекты и эффекты взаимодействия по полу и возрастным группам (11–12 и 15–16 лет), а также величины эффектов (η 2 )

Кроме того, существует пять основных эффектов возрастной группы: на физическое благополучие, психологическое благополучие, самовосприятие, автономию и школьную среду.Дети в возрасте от одиннадцати до двенадцати лет показали более высокие баллы по всем пяти параметрам (физическое благополучие 11–12 лет M = 48,65, SD = 8,35, 15–16 лет M = 45,82, SD = 11,24; Психологическое самочувствие 11–12 лет М =53,67, СО =10,20, 15–16 лет М =50,14, СО =2,39 Самовосприятие 11–12 лет М , =90,39 SD = 11,76, 15–16 лет, M = 47,64, SD = 11,92 Автономия 11–12 лет M = 51.84, СО =8,32, 15–16 лет М =44,77, СО =13,24; школьная среда 11–12 лет M =53,05, SD =10,20, 15–16 лет; M =47,30, SD =11,79). См. Таблицу 1.

Было обнаружено два эффекта взаимодействия пола и возрастной группы на параметры HRQoL KIDSCREEN. Юноши и девушки одинаково оценивали свое физическое самочувствие в юношеском возрасте (11–12 лет). Среди подростков 15–16 лет мальчики оценили свое физическое самочувствие на том же уровне, что и мальчики 11–12 лет, тогда как девочки оценили свое физическое самочувствие существенно ниже, чем девочки 11–12 лет и мальчики (рис. 1).Второе взаимодействие было обнаружено в измерении настроения и эмоций. Мальчики в возрасте 15–16 лет оценивали свои Настроения и эмоции выше, чем мальчики младшего возраста, в то время как для девочек была обнаружена обратная закономерность (рис. 2). В целом размеры эффекта (эта 2 ) были от малых до умеренных. См. Таблицу 1.

Рисунок 1

Взаимодействие между полом и возрастной группой по параметру HRQoL «Физическое благополучие» (девочки, возрастная группа 11–12 лет: среднее значение = 48,44, 95% доверительный интервал (ДИ) 45.70-51,19; возрастная группа 15–16 лет: среднее = 42,87, 95% ДИ 40,71–45,03; Мальчики, возрастная группа 11–12 лет: среднее = 48,88, 95% ДИ 46,05–51,70, возрастная группа 15–16 лет: среднее = 49,18, 95% ДИ 46,87–51,48).

Рисунок 2

Взаимодействие между полом и возрастной группой по параметру HRQoL «Настроение и эмоции» (девочки, возрастная группа 11–12 лет: среднее = 52,16, 95% доверительный интервал (ДИ) 48,98–55,33; возрастная группа 15–16 лет: среднее = 48,42, 95% ДИ 45,91-50.92; Мальчики, возрастная группа 11–12 лет: среднее = 55,29, 95% ДИ 52,02–58,56, возрастная группа 15–16 лет: среднее = 52,10, 95% ДИ 49,43–54,77).

Психосоматические симптомы и КЖСЗ – различия между полами и возрастными группами ни возрастная группа, ни взаимодействие между ними не внесли значительного вклада в объяснение дисперсии (все три F-значения

<1).Поэтому был сделан вывод, что различия между мальчиками и девочками, а также между возрастными группами связаны с симптомами по этому показателю.

Из серии пошаговых регрессионных анализов для дальнейшего изучения связи между психосоматическими симптомами и совокупным КЖСЗ было обнаружено, что психосоматические симптомы умеренно коррелируют друг с другом (с коэффициентами в диапазоне 0,34-0,61), что хорошо ниже 0,80, что считается критическим для мультиколлинеарности. Во-первых, пошаговый регрессионный анализ (PIN=.05, POUT=0,10) с трудностями концентрации внимания, проблемами со сном, головной болью, болью в животе, напряжением, отсутствием аппетита, депрессивными симптомами и головокружением в качестве независимых переменных показала, что трехэтапная модель с проблемами сна, депрессивными симптомами и трудностями концентрации внимания в этом порядке объяснили 37% дисперсии в HRQoL. См. Таблицу 2. Затем тот же тип регрессионного анализа был выполнен отдельно для девочек и мальчиков во втором и третьем анализах. В результате для девочек была разработана четырехступенчатая модель, включающая напряженность, депрессивные симптомы, проблемы со сном и трудности с концентрацией внимания в указанном порядке, что объясняет 50% дисперсии в HRQoL.См. Таблицу 2. Для мальчиков двухэтапная модель, включающая проблемы со сном и боль в животе, объяснила 27 % дисперсии HRQoL. См. Таблицу 2.

Таблица 2 Результаты пошагового регрессионного анализа психосоматических симптомов здоровья как предикторов HRQoL среди шведских школьников

Трехэтапная модель, включающая проблемы со сном, отсутствие аппетита и симптомы депрессии, объяснила 50% дисперсии в HRQoL для 11–12-летних детей.Для подростков (15–16 лет) трехэтапная модель, включающая симптомы депрессии, проблемы со сном и трудности с концентрацией внимания, объяснила 32% дисперсии HRQoL. См. Таблицу 2.

Таким образом, психосоматические симптомы объясняют от 27% до 50% дисперсии HRQoL детей. Проблемы со сном оказали серьезное негативное влияние на качество жизни всех детей, но симптомы депрессии и трудности с концентрацией внимания также оказали существенное влияние. Напряженность, симптомы депрессии и трудности с концентрацией внимания были особенно тесно связаны с КЖСЗ среди девочек, тогда как боль в животе была связана с КЖСЗ среди мальчиков.Отсутствие аппетита было связано с КЖСЗ в возрасте 11–12 лет, но не в возрасте 15–16 лет, тогда как трудности с концентрацией внимания были связаны с КЖСЗ в возрасте 15–16 лет, но не в возрасте 11–12 лет.

Как распознать психосоматические боли и справиться с ними в педиатрическом отделении неотложной помощи | Italian Journal of Pediatrics

Определения и классификация

Соматизация определяется как наличие соматического симптома, несовместимого с явным соматическим заболеванием [1, 2]. Соматизация является распространенным и в большинстве случаев доброкачественным явлением в детском и подростковом возрасте [6].Однако, когда симптомы оказывают значительное негативное влияние на чувства и поведение пациентов, соматизация становится расстройством. Боль является наиболее частым симптомом у пациентов с соматизацией или ССД [7, 8].

Пятое издание Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-5) определяет расстройство соматических симптомов (SSD) как состояние, при котором субъективное сообщение пациента о физических симптомах связано с дистрессом, нарушением повседневного функционирования и непропорциональными мыслями, чувства и поведение, связанные с такими симптомами [3].В таблице 1 представлены диагностические критерии соматических симптомов и связанных с ними расстройств в соответствии с DSM-5. У детей и подростков с выраженным ограничением повседневной активности продолжительностью не менее 1 месяца может быть поставлен диагноз ССД.

Таблица 1 Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам, 5-е издание, диагностические критерии соматических симптомов и родственных расстройств

Основания для клинической практики

  • Психосоматическая боль – частое явление в детском и подростковом возрасте.Эпидемиологические исследования показывают, что 15–20% детей и подростков обращаются за первичной медико-санитарной помощью в связи с соматизацией [9]. Одно исследование, проведенное в педиатрическом отделении неотложной помощи третичного уровня, показало, что 8,6% детей, которые жаловались на боль, соответствовали диагностическим критериям ССД [10].

  • Дети и подростки с психосоматическими болями и ССД демонстрируют худшее качество жизни, больше времени проводят дома, пропускают больше дней в школе, чаще обращаются в систему здравоохранения по сравнению со здоровыми сверстниками и больными органическими заболеваниями [6] .

  • Дети и подростки с психосоматическими болями и ССД жалуются на соматические симптомы, поэтому чаще обращаются за первичной медико-санитарной помощью, в службы неотложной помощи и лечебные отделения, чем в психиатрические службы [6]. Скорая помощь может быть единственным местом, куда эти семьи обращаются за медицинской помощью. Поэтому педиатры и врачи скорой помощи должны быть обучены выявлению, лечению и ведению таких пациентов.

  • Надлежащий подход к этим пациентам может снизить ненадлежащее использование служб неотложной помощи и связанные с этим расходы [11].

  • Насколько нам известно, не существует клинических руководств, ориентированных на подход и ведение пациентов с психосоматическими болями и ССД в отделении неотложной помощи.

Распознавание и диагностика

Диагноз соматизации и ССД должен быть положительным, а не исключением. Врачи отделения неотложной помощи должны полностью осознавать, что этот диагноз также следует ставить в условиях отделения неотложной помощи.Доступны проверенные и признанные на международном уровне диагностические критерии, которые следует использовать (таблица 1).

Несмотря на отсутствие патогномоничных маркеров этих состояний, международные данные, основанные на эпидемиологических данных и знаниях экспертов, показывают, что у пациентов с соматизацией и ССД есть некоторые общие черты, которые следует рассматривать как ключ к постановке диагноза [6,7,8, 9,10, 12,13,14,15,16,17,18,19]:

  • Подростковый возраст

  • Женский пол

  • Наличие уже диагностированного хронического заболевания

  • Наличие легкой умственной отсталости

  • Предыдущий психиатрический диагноз, в основном тревожное расстройство или депрессия

  • История насилия, жестокого обращения или жизненных невзгод в детстве

  • История высоких семейных или социальных ожиданий по этому вопросу

  • История высокого уровня конфликтности внутри семьи

  • Знакомство с психическими расстройствами

  • История хронических прогулов в школе или издевательств и виктимизации

Врач скорой помощи должен распознавать специфические особенности психосоматической боли:

  • Психосоматическая боль может присутствовать в любой части тела, но чаще о ней сообщают как о головной боли или боли в животе.

  • Он может присутствовать одновременно в нескольких частях тела или менять локализацию со временем.

  • Обычно это начинается с повторяющейся боли, а затем возникает каждый день, и это постоянное присутствие приводит к прогрессирующему ограничению нормальной повседневной деятельности субъекта.

  • Обычные обезболивающие препараты, включая опиоиды и адъюванты, такие как габапентин и нейролептики, неэффективны.

  • Это длится месяцами, иногда годами без полезной терапии.

  • Часто это связано с выраженной усталостью.

Пациенты с ССД имеют длительные физические симптомы, вызывающие дистресс и значительное ограничение их повседневной деятельности. Ключом к диагностике является то, что у этих пациентов проявляются непропорциональные функциональные нарушения, вызванные их симптомами.Они не могут часто посещать школу, заниматься хобби, заниматься спортом. Обычно у них нарушена социальная жизнь со сверстниками, и большую часть времени они проводят дома. У них может развиться реальная инвалидность из-за несоответствующей медикализации или неправильного использования медицинских средств, таких как инвалидное кресло или костыли.

Функциональные нарушения у этих пациентов могут негативно сказаться на всей семье, поскольку родители тратят много времени на борьбу с симптомами своих детей.

Как правило, пациенты с соматизацией и ССД имеют в анамнезе множество уже выполненных диагностических тестов и специализированных обследований, иногда в разных учреждениях и городах.Они могут представить важное медицинское досье при посещении, собрав медицинский отчет обо всех своих оценках и тестах. Эти особенности, а также хронические пропуски занятий в школе в анамнезе следует рассматривать как сильно наводящие на размышления о ССД.

Поэтому врач скорой помощи должен активно спрашивать о посещаемости школы [14, 15]. История издевательств или виктимизации должна рассматриваться с двух точек зрения, потому что она часто присутствует у пациентов с ССД.

Значительный процент пациентов с ССД имеют сопутствующие психиатрические заболевания, в первую очередь тревожное расстройство или депрессию.Поэтому следует исследовать признаки, указывающие на эти состояния [20].

Наличие уже диагностированного хронического заболевания не следует рассматривать как фактор исключения для диагноза [8]. Напротив, согласно самым последним диагностическим критериям, диагностика ССД не учитывает наличие или отсутствие какого-либо органического заболевания. Более того, наличие документированного хронического заболевания следует рассматривать как фактор риска развития ССД [21].

Обычно физикальное обследование таких пациентов ничем не примечательно.

Дифференциальный диагноз

Когда симптомы сохраняются в течение длительного времени, без каких-либо признаков органического заболевания, с уже проведенными повторными диагностическими исследованиями и с ничем не примечательным физикальным обследованием, диагноз ранее нераспознанного органического заболевания маловероятен. Тем не менее, история болезни каждого пациента должна быть тщательно оценена, и каждый «красный флажок» для наличия наложенного органического заболевания должен быть принят во внимание. Основными дифференциальными диагнозами ССД являются искусственное расстройство и искусственное расстройство, навязанное лицом, осуществляющим уход [6, 7, 15, 22, 23].

Рекомендуемое лечение в отделении неотложной помощи

Если не распознать и не лечить, ССД может привести к чрезвычайной инвалидности и привести к прогрессирующей гибели людей и социальным возможностям для интеллектуального роста. Это может привести к неблагоприятному исходу во взрослом возрасте, что приведет к стойкой функциональной нетрудоспособности [24, 25]. Таким образом, установка неотложной помощи может представлять собой уникальную возможность для выявления и поддержки этих пациентов.

Сначала врач отделения неотложной помощи должен научиться активно задавать пациентам и членам их семей соответствующие вопросы, чтобы выделить амнестические признаки, указывающие на соматизацию и ССД, особенно при распознавании несоответствия между сообщаемыми симптомами, физическим осмотром и значительными функциональными ограничениями в повседневной деятельности, вызванными симптомами, сопровождающимися хроническими пропусками занятий в школе и социальной изоляцией.

При наводящих на размышления анамнезе и клинических признаках диагностические тесты для исключения органических заболеваний следует максимально ограничить, придавая значение уже полученным результатам диагностического исследования. Эти пациенты обычно подвергаются неуместной медикализации и покупкам врачей при поддержке семей и даже самих врачей [26]. Примечательно, что врач неотложной помощи должен иметь возможность противостоять неуместному запросу на дальнейшее обследование и предлагать дополнительные диагностические тесты только в случае существенной необходимости.

Врачи скорой помощи должны научиться сообщать о диагнозе позитивно в соответствии с критериями DSM-5. Пациенты и их семьи могут быть успокоены их словом, чувствуя облегчение от беспокойства, связанного с неизвестным заболеванием. В легких случаях может быть достаточно успокоения.

С другой стороны, врачи также должны учитывать, что пациенту и его семье может быть нелегко принять такой диагноз. Поэтому им следует уделить время разъяснениям, а в некоторых случаях и личной беседе с родителями.Если возможно, может быть полезна оценка детского психиатра или психолога.

Если принятие диагноза кажется маловероятным, следует предложить направление в специализированную службу или госпитализацию.

В любом случае подозреваемый диагноз должен быть упомянут в медицинской карте отделения неотложной помощи, чтобы облегчить подход будущего врача и оставить явный след в заключении врача. Диагноз, подкрепленный письменным объяснением его основных элементов, должен быть записан в выписном отчете.

Диагноз ССД требует подтверждения детского психиатра, но его можно предположить и выразить в условиях неотложной помощи на фоне весьма наводящей на размышления клинической картины. Пациенты с ССД требуют мультидисциплинарного лечения, выходящего за рамки неотложной помощи. Тем не менее, врач скорой помощи должен знать, что является краеугольным камнем лечения.

Психологическая поддержка имеет основополагающее значение для этих пациентов и их семей, и врач неотложной помощи должен предложить психологическую оценку или направить их в специализированную службу [27, 28].Психотерапия направлена ​​на то, чтобы отвлечь внимание от симптомов, восстановить функционирование и социальную жизнь, найти возможные триггерные факторы и изучить стратегии преодоления, необходимые для борьбы с этим состоянием.

В общем, чем больше времени проходит от появления симптомов до постановки диагноза ССД, тем тяжелее случай и тем выше уровень нарушения у пациента. В этих случаях потребуется госпитализация для активизации междисциплинарной поддержки педиатров, детских психиатров, психологов, медсестер и физиотерапевтов для уточнения диагноза и начала функциональной «реабилитации» [27,28,29,30,31].

В случае выписки врач отделения неотложной помощи должен поделиться своим клиническим мнением и диагнозом с врачом общей практики или участковым педиатром. Врачи общей практики и участковые педиатры будут играть ключевую роль в разъяснениях, последующем наблюдении за пациентами и их семьями и могут определить необходимость дальнейших специализированных оценок. Врачи общей практики и участковые педиатры также могли бы привлечь всех профессиональных деятелей, работающих с детьми, таких как психологи, детские психиатры, школьные учителя, спортивные тренеры, эрготерапевты и специалисты по жизни детей, для координации ухода за такими пациентами.

Фармакологическое лечение не показано этим пациентам, за исключением сопутствующих психических заболеваний. Поэтому фармакологическая терапия должна назначаться только после тщательного психиатрического обследования. Психосоматическая боль обычно не купируется обычными анальгетиками, а также основными опиоидами или адъювантами. Поэтому их использование не рекомендуется [31, 32].

Кроме того, для облегчения симптомов, которые может испытывать пациент, могут быть назначены цифровые терапевтические и отвлекающие технологии.

Возможные ошибки

  • Отсутствует для исследования влияния симптомов на повседневную деятельность пациента у пациентов с длительными соматическими симптомами.

    Не забывайте активно просить о посещении школы, занятиях спортом и общественной жизни со сверстниками.

  • Ограничьте оценку, чтобы исключить продолжающееся органическое заболевание, не предоставляя положительный диагноз SSD.

    Наличие органического заболевания не имеет значения для постановки диагноза, а отрицательный диагноз: «с этим ребенком все в порядке» неуместен и его следует избегать.

  • Назначить обезболивающие. Фармакологическая терапия и, в частности, анальгетики бесполезны для этих пациентов, и их следует избегать.

  • Неадекватное сообщение диагноза пациентам и их семьям, а также не указание его в медицинской карте отделения неотложной помощи, предпочтение отдается описательному или расплывчатому описанию симптомов.Предположительный диагноз ССД может быть поставлен в условиях неотложной помощи в соответствии с критериями DSM-5.

  • Недостаток осведомленности о том, что у пациента с ССД тяжелое состояние, высокий риск неблагоприятных исходов, если его не распознать и не лечить должным образом.

    Правильный диагноз в условиях отделения неотложной помощи может заложить основу для процесса заживления. И наоборот, пропущенный диагноз может побудить семьи искать непонятную или неизвестную болезнь, способствуя сохранению и усилению симптомов и неадекватной медикализации.

Здоровье родителей и психосоматические симптомы у детей дошкольного возраста на JSTOR

Абстрактный

Цель: Цель исследования состояла в том, чтобы оценить связь между самооценкой здоровья родителей и рецидивирующей болью в животе (ББП) у детей дошкольного возраста. Методы: Анкета, включающая вопросы о социально-демографических и психосоциальных факторах, образе жизни, здоровье родителей и детей, была разослана родителям всех 4-летних детей в Скании, Швеция.Уровень ответов составил 43,6%. Результатом был RAP, а основным воздействием была самооценка здоровья родителей (SRH). Ковариаты включали социально-демографические, образ жизни и психосоциальные факторы. Логистический регрессионный анализ использовался в пятиэтапной модели для оценки отношения шансов (ОШ) и 95% доверительного интервала (ДИ) родительского СРЗ по отношению к детскому РАП. Результаты: Логистический регрессионный анализ показал более высокие шансы РАП среди детей, родители которых сообщали о домашнем насилии, экономических проблемах и плохом СРЗ (матери ОШ = 2.1 (95% ДИ: 1,6, 2,7) и ОШ отцов = 1,5 (95% ДИ: 1,1, 2,0)). Поправка на социально-демографические, образ жизни и психосоциальные факторы снижала ОШ для РАП у детей матерей с плохим СРЗ (ОШ = 1,6 (95% ДИ: 1,2, 2,2)) и отцов с плохим СРЗ (ОШ = 1,2 (95% ДИ: 0,8). , 1.7)). Плохое СРЗ было связано с меньшим количеством чтения ребенку, а также с восприятием родителями недостаточности взаимодействия с ребенком. Выводы. Медицинские работники играют ключевую роль в предотвращении психосоматических симптомов в детстве, определяя условия жизни детей с РАП и, в частности, обращая внимание на плохое здоровье родителей, чтобы определить, нужна ли поддержка семьи и/или меры по защите детей.Медицинские работники, встречающиеся со взрослыми пациентами с плохим здоровьем, должны определить, являются ли они родителями и имеют детей, которым может потребоваться информация, поддержка и/или защита.

Информация о журнале

Скандинавский журнал общественного здравоохранения — это международный форум скандинавских, а также международных исследований и политики в области общественного здравоохранения. Этот рецензируемый журнал будет интересен исследователям и практикам в научных кругах, правительстве и здравоохранении, работающим в области социальной медицины, эпидемиологии, общественного здравоохранения, исследований в области здравоохранения и профилактической медицины.

Информация об издателе

Сара Миллер МакКьюн основала издательство SAGE Publishing в 1965 году для поддержки распространения полезных знаний и просвещения мирового сообщества. SAGE является ведущим международным поставщиком инновационного высококачественного контента, который ежегодно публикует более 900 журналов и более 800 новых книг, охватывающих широкий спектр предметных областей. Растущий выбор библиотечных продуктов включает архивы, данные, тематические исследования и видео. Контрольный пакет SAGE по-прежнему принадлежит нашему основателю, а после ее жизни перейдет в собственность благотворительного фонда, который обеспечивает постоянную независимость компании.Основные офисы расположены в Лос-Анджелесе, Лондоне, Нью-Дели, Сингапуре, Вашингтоне и Мельбурне. www.sagepublishing.com

Психосоматическое расстройство – обзор

БЕССОННИЦА

Бессонница – это симптом, отражающий восприятие пациентом или лицом, осуществляющим уход, того, что засыпание занимает слишком много времени или что ему трудно поддерживать сон. Такие термины, как бессонница, бессонница, и беспокойство могут быть фактическими используемыми словами.Разные люди могут заметить разные клинические признаки. Например, родитель ребенка может отметить ночные трудности ребенка, а школьный учитель может заметить, что недосыпающий ребенок засыпает на уроке или проявляет признаки гиперактивности.

У детей могут быть расстройства любой из основных категорий, перечисленных в таблице 2-1. Клиницист решает, какие из них наиболее вероятны, и ставит диагноз.

Поведенческие и психофизиологические расстройства

Некоторые поведенческие и психофизиологические расстройства встречаются у детей, но не у взрослых.Например, при ограничивающих нарушениях сна лица, осуществляющие уход, могут жаловаться на то, что дети настойчиво «закрывают занавес» или отказываются ложиться спать. При ассоциативных расстройствах, возникающих во сне, лица, осуществляющие уход, могут жаловаться на то, что ребенок плачет во сне, если только взрослый не укачивает ребенка или не спит с ним. Дети либо слишком малы, чтобы сформулировать проблему, либо не видят в своем поведении проблемы.

Психические расстройства

У детей могут быть практически любые основные психические расстройства.Бессонница может быть вызвана самим психическим расстройством 8 или лечением этого расстройства. 9 Например, антидепрессанты могут вызывать трудности с засыпанием или учащение движений во время сна (см. «Употребление наркотиков и злоупотребление ими» ниже).

Хотя психические расстройства действительно могут вызывать проблемы со сном, не менее важным является потенциальный ошибочный диагноз расстройства сна как психического расстройства 10, 11 или даже эпилепсии. 12 Например, у пациентов, у которых изначально была диагностирована шизофрения, впоследствии была обнаружена нарколепсия. 11 Их очень яркие и иногда пугающие гипнагогические галлюцинации были ошибочно истолкованы как психотические галлюцинации. Взрослые с нарколепсией обычно могут отличить сноподобные образы от «нереальных», но дети с нарколепсией могут быть не в состоянии определить, были ли гипнагогические галлюцинации «настоящими» (то есть галлюцинациями, которые казались реальными) или сновидениями. Точно так же у детей может быть диагностирована депрессия, хотя на самом деле у них сонливость, возникающая в результате нарушения сна, например, одного из двигательных расстройств.

Употребление наркотиков и злоупотребление ими

Большое количество детей лечатся лекарствами, которые могут вызвать бессонницу. Эти лекарства могут включать стимуляторы (используемые для лечения синдрома дефицита внимания/гиперактивности 13 ) или антидепрессанты. 9 Необходимо также оценить использование предупреждений о незаконных наркотиках. 14 Врач, принимающий подростков, должен знать о запрещенных наркотиках, используемых в обществе, которые могут вызывать бессонницу и другие жалобы на сон.Таким образом, если родитель приводит на обследование подростка, у которого произошли изменения личности и, возможно, потеря веса, и которому приходится часто стирать одежду из-за явного и повышенного потоотделения, использование таких наркотиков, как 3,4-метилендиоксиметамфетамин (МДМА, « экстази»). У таких детей также может быть синдром беспокойных ног и бессонница. 15

Нарушение дыхания во сне

Бессонница является редким проявлением нарушений дыхания во сне у детей.Воспитатели могут жаловаться на то, что ребенок «неспокоен» и много двигается, но бессонница сама по себе нетипична. С другой стороны, дети с такими заболеваниями, как астма, или дети с хроническими заболеваниями, такими как муковисцидоз, которые могут сильно кашлять, могут испытывать трудности с засыпанием и поддержанием сна из-за основного респираторного заболевания.

Двигательные расстройства

Двигательные расстройства, такие как синдром беспокойных ног и периодические движения во сне, возникают у детей и могут вызывать сильную бессонницу.Как и у взрослых, расстройство может быть вторичным, например, вызванным снижением запасов железа. 3 Удивительно, но другие двигательные расстройства, например, мотание головой или раскачивание тела (ритмические расстройства сна), реже проявляются при бессоннице, чем можно было бы ожидать. Пациенты с нарушениями ритмичного сна часто обращаются к врачу лицом, осуществляющим уход, которое весьма обеспокоено опасностями, которые, по их мнению, могут быть вызваны иногда энергичными движениями.

При подозрении или подтверждении двигательных расстройств у ребенка, особенно синдрома беспокойных ног, целесообразно определить, существует ли снижение запасов железа. 3 Необходимо измерить сывороточный ферритин, железо и железосвязывающую способность. Скрининговый общий анализ крови не позволяет исключить снижение запасов железа. Если подтверждено снижение уровня запасов железа, следует определить источник потери железа. Необходимо исследовать неправильное питание, кровопотерю во время менструаций или кровопотерю из желудочно-кишечного тракта. Если присутствуют желудочно-кишечные симптомы, клиницист должен провести скрининг заболеваний, которые могут вызвать мальабсорбцию, таких как глютеновая болезнь.

Нарушения синхронизации в цикле сна-бодрствования

Родители очень маленьких детей могут полагать, что проблема синхронизации цикла сна-бодрствования присутствует, но часто это является результатом необоснованных ожиданий в отношении сна детей, в частности, в отношении того, когда они должны иметь возможность спать всю ночь.

У подростков может развиться синдром задержки фазы сна. Больные с этим расстройством ложатся спать, но не могут заснуть очень поздно. Когда им разрешено спать, они будут спать до обеда или позже.Им очень трудно встать с постели по утрам, например, чтобы пойти в школу. Этот диагноз на самом деле является диагнозом исключения, и важно, чтобы клиницист определил, что другие причины трудностей с засыпанием отсутствуют, например, двигательное расстройство, использование стимуляторов или игра в видеоигры и прослушивание музыки допоздна. ночь. Следует также исключить депрессию и уклонение от школы.

Дети со слепотой или неврологическими нарушениями могут иметь проблемы со временем, связанные с тем, что они не могут использовать ретино-гипоталамические пути для синхронизации своего цикла сна-бодрствования с 24-часовым сутками. 16

Парасомнии

Лунатизм, спутанность сознания, страхи во сне и разговоры во сне сами по себе не обязательно вызывают бессонницу. На самом деле, они обычно этого не делают. Однако у ребенка может развиться боязнь заснуть после того, как такой эпизод произошел. Это может быть очень неприятно. Например, ребенок, о котором известно, что он часто ходит во сне, может не заснуть, находясь в доме друга, из-за боязни приступа лунатизма.

Заболевания центральной нервной системы

Заболевания центральной нервной системы могут вызывать бессонницу.Вероятно, целесообразно включить в эту категорию такие расстройства, как аутизм, который может привести к тому, что ребенок часто бодрствует и активен по ночам. 17, 18 Как это часто бывает с нарушениями сна у детей, редко ребенок жалуется на проблему, а опекун.

Принципы психосоматической оценки — Полный текст — Психосоматическая оценка

Растет понимание ограничений болезни как основного направления медицинской помощи.Дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает органического объяснения, а в том, что наша оценка неадекватна в большинстве клинических случаев. Первичная цель психосоматической медицины состоит в том, чтобы исправить эту неадекватность путем включения ее оперативных стратегий в клиническую практику. В настоящее время научные данные, накопленные в психосоматической медицине, открывают беспрецедентные возможности для выявления и лечения медицинских проблем. Использование всех преимуществ клиниметрических методов (таких как использование двух уровней функционального анализа Эммелькампа и диагностических критериев для психосоматических исследований) может значительно улучшить клинический процесс, включая совместное принятие решений и самоконтроль.Поддержка психосоматической точки зрения может лучше прояснить патофизиологические связи и механизмы, лежащие в основе проявления симптомов. Указание на индивидуально таргетированные методы может улучшить конечные результаты и качество жизни.

© 2012 S. Karger AG, Basel

Концепция «психосоматического расстройства» подверглась резкой критике со стороны нескольких психосоматических исследователей, в частности Энгеля и Липовски. Энгель писал, что термин «психосоматическое расстройство» вводит в заблуждение, поскольку подразумевает особый класс расстройств психогенной этиологии и, как следствие, отсутствие психосоматического взаимодействия с другими заболеваниями [1].С другой стороны, он рассматривал редукционизм, пренебрегающий влиянием небиологических обстоятельств на биологические процессы, как основную причину жестокого обращения [2]. Lipowski [3] подверг критике концепцию психосоматического расстройства, так как она имеет тенденцию увековечивать устаревшее понятие психогенеза, которое несовместимо с мультикаузальностью, основным постулатом современной психосоматической медицины. Киссен [4] разъяснил, что относительный вес психосоциальных факторов может варьироваться от одного человека к другому в рамках одного и того же заболевания, и подчеркнул основной концептуальный недостаток рассмотрения болезней как однородных объектов.

Исходя из первоначального определения Липовского [3] и последующих разработок [5-7], психосоматическая медицина может быть определена как всеобъемлющая междисциплинарная система для: (а) оценки психосоциальных факторов, влияющих на индивидуальную уязвимость, течение и исход любого типа болезнь; (б) целостный подход к уходу за больными в клинической практике; (в) интеграция психологической терапии в профилактику, лечение и реабилитацию соматических заболеваний (психологическая медицина).

Психосоматическая медицина стала в США узкой специальностью, признанной Американским советом медицинских специальностей [8]. Это привело к отождествлению психосоматической медицины с консультационной психиатрией [8], подспециальностью психиатрии, занимающейся диагностикой, лечением и профилактикой психических заболеваний у пациентов в форме психиатрических консультаций, связи и обучения непсихиатрических медицинских работников. особенно в больнице общего профиля [9]. Консультативная психиатрия по связям явно относится к области психиатрии; его местонахождение — терапевтическая или хирургическая клиника или отделение, а его фокус — коморбидное состояние пациентов с соматическими расстройствами [10].Психосоматическая медицина по определению [1, 5-7] является многопрофильной. Это не ограничивается психиатрией, но может касаться любой другой области медицины. Неудивительно, что в таких странах, как Германия и Япония, психосоматическая деятельность приобрела независимый статус и часто тесно связана с терапией [11]. В США семейная медицина одобряет комплексный психосоциальный подход как неотъемлемую часть их обучения и практики [12].

Интересно, что общий психосоматический подход привел к появлению ряда субдисциплин в своих областях применения: психоонкология, психонефрология.психонейроэндокринология, психоиммунология, психодерматология и другие. Такие субдисциплины получили развитие в клинических службах, научных обществах и медицинских журналах [5-7]. Психосоматический подход привел к важным разработкам также в области психиатрии, относящейся к категории психологической медицины [13, 14].

Оценка психосоциальных факторов, влияющих на индивидуальную уязвимость

Становится все более очевидным, что мы можем улучшить медицинскую помощь, уделяя больше внимания психологическим аспектам медицинской оценки [13], уделяя особое внимание роли стресса [5-7, 15 -17].Было установлено, что ряд факторов модулирует индивидуальную уязвимость к болезням, например. здоровые привычки и психологическое благополучие положительно укрепляют здоровье, а не просто уменьшают заболеваемость.

Ранние события жизни

Роль факторов раннего развития в предрасположенности к заболеваниям была частым объектом психосоматических исследований [15-17]. Используя модели животных, такие события, как преждевременное разлучение с матерью, последовательно индуцировали патофизиологические модификации, такие как повышенная активация гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой оси.Они могут сделать человека более уязвимым к последствиям стресса в более позднем возрасте. Также значительный интерес вызывает связь физического и сексуального насилия в детстве с медицинскими расстройствами, такими как хроническая боль и синдром раздраженного кишечника [18]. История жестокого обращения в детстве была в значительной степени связана с несколькими неблагоприятными последствиями для здоровья, например. функциональная инвалидность и большее количество рискованного для здоровья поведения, однако имеющиеся в настоящее время данные не позволяют делать однозначных выводов [19].

Недавние жизненные события

Представление о том, что события и ситуации в жизни человека, которые имеют для него значение, могут сопровождаться ухудшением здоровья, было распространенным клиническим наблюдением. Внедрение структурированных методов сбора данных и контрольных групп позволило обосновать связь между жизненными событиями и рядом соматических заболеваний, включающих эндокринные, сердечно-сосудистые, респираторные, желудочно-кишечные, аутоиммунные, кожные и опухолевые заболевания [16, 20-24].

Хронический стресс и аллостатическая нагрузка

Роль изменения жизни и стресса эволюционировала от упрощенной линейной модели к более сложной многовариантной концепции, воплощенной в «аллостатической» конструкции.McEwen и Stellar [20] предложили формулировку связи между стрессом и процессами, ведущими к заболеванию, на основе концепции аллостаза, способности организма достигать стабильности посредством изменений. Понятие аллостатической нагрузки относится к износу, возникающему либо в результате чрезмерного стресса, либо в результате недостаточного преодоления стресса, например, когда реакция на стресс не отключается, когда в ней больше нет необходимости. Биологические параметры аллостатической нагрузки, такие как гликозилированные белки, коагуляция/фибринолиз и гормональные маркеры, связаны с когнитивным и физическим функционированием и смертностью [16].Недавно были определены клинические критерии для определения наличия аллостатической нагрузки [17]. Таким образом, жизненные изменения являются не единственным источником психологического стресса, и неуловимые и давние жизненные ситуации не следует слишком легко отбрасывать как незначительные и незначительные, поскольку хронические повседневные жизненные стрессы могут восприниматься человеком как обременительные или превышающие его/ее его/ее возможности. навыки совладания.

Отношение к здоровью и поведение

Нездоровый образ жизни является основным фактором риска многих наиболее распространенных заболеваний, таких как диабет, ожирение и сердечно-сосудистые заболевания [25].В 1985 г. Джеффри Роуз [26] показал, что факторы риска для здоровья почти всегда нормально распределяются, и поддержал общепопуляционный подход к профилактике вместо того, чтобы нацеливаться на тех, кто подвергается наибольшему риску. Переключение населения в целом на здоровый образ жизни было бы основным источником профилактики. Недавно была подчеркнута необходимость перестройки практики первичной медико-санитарной помощи для включения изменений в поведение в отношении здоровья [6]. Американская академия педиатрии в 2008 г. подчеркнула необходимость борьбы с нынешней эпидемией детского ожирения за счет более строгого соблюдения рекомендаций по питанию и физической активности [27].

Социальная поддержка

Проспективные популяционные исследования выявили связь между мерами социальной поддержки и смертностью, психиатрической и физической заболеваемостью, адаптацией к хроническим заболеваниям и выздоровлением от них [5]. Область, которая сейчас называется «социальной нейробиологией», начинает изучать влияние социальной среды на мозг и физиологию, которую она регулирует [16].

Психологическое благополучие

Позитивное здоровье часто рассматривается как отсутствие болезни, несмотря на то, что полвека назад Всемирная организация здравоохранения определила здоровье как «состояние полного физического, психического и социального благополучия и не просто отсутствие болезни или немощи» [28].Исследования психологического благополучия показали, что оно возникает в результате взаимодействия нескольких взаимосвязанных аспектов [29, 30]. Несколько исследований показали, что психологическое благополучие играет буферную роль в борьбе со стрессом и оказывает благоприятное влияние на течение болезни [31, 32]. Было обнаружено, что чувство согласованности Антоновского (ресурс, который позволяет людям справляться с напряжением, размышлять о своих внешних и внутренних ресурсах и способствовать эффективному преодолению трудностей путем поиска решений) тесно связано с воспринимаемым здоровьем, особенно с психическим здоровьем, и важный вклад в поддержание здоровья [33].

Факторы личности

Представление о том, что переменные личности могут влиять на уязвимость к определенным заболеваниям, было преобладающим на первой фазе развития психосоматической медицины (1930-1960 гг.) «психосоматические заболевания». Эта гипотеза не была подтверждена последующими исследованиями [3, 5]. Два личностных конструкта, которые потенциально могут влиять на общую уязвимость к болезням, поведение типа А и алекситимия (неспособность выражать эмоции), привлекли значительное внимание, но их связь со здоровьем все еще остается спорной [34, 35].Социально-когнитивная модель личности предполагает, что личностные переменные взаимодействуют с социальными и средовыми факторами и приводят к различиям в особенностях ситуаций, которые выбирают индивиды [36]. В этом смысле личностные переменные (например, обсессивно-компульсивные, параноидальные, импульсивные) могут сильно влиять на то, как пациент смотрит на болезнь, что она значит для него/нее и на его/ее взаимодействие с другими людьми, включая медицинский персонал [37].

Психические расстройства

Психические заболевания, особенно депрессия и тревога, тесно связаны с медицинскими заболеваниями.Психические расстройства повышают риск инфекционных и неинфекционных заболеваний; в то же время многие состояния здоровья повышают риск психических расстройств, а коморбидность затрудняет распознавание и лечение соматических расстройств [38, 39]. Потенциальная взаимосвязь между медицинскими расстройствами и психиатрическими симптомами варьируется от чисто случайного возникновения до прямой причинной роли органических факторов — либо соматического заболевания, либо медикаментозного лечения — в развитии психического расстройства.Последнее часто относят к категории органического психического расстройства, ключевой особенностью которого является разрешение психических расстройств при специфическом лечении органического состояния, такого как депрессия при синдроме Кушинга [40]. Неудивительно, что правильная диагностика депрессии в первичной медико-санитарной помощи является сложной задачей. Недавний метаанализ [41, 42] показал, что ложноположительных результатов больше, чем пропущенных или выявленных случаев.

Большая депрессия стала чрезвычайно важным источником сопутствующей патологии при медицинских расстройствах [43].Было обнаружено, что это влияет на качество жизни и социальное функционирование и приводит к увеличению использования медицинских услуг, связано с более высокой смертностью (особенно среди пожилых людей), влияет на соблюдение режима лечения и повышает восприимчивость к соматическим заболеваниям [43-49]. ]. Также было обнаружено, что связь между тревожными расстройствами и сопутствующими заболеваниями имеет важное клиническое значение [50-52].

Психологические симптомы

В настоящее время основное внимание в психиатрии уделяется оценке симптомов, приводящих к синдромам, идентифицируемым с помощью диагностических критериев (DSM).Однако возникающее осознание того, что психологические симптомы, которые не достигают порога психического расстройства, могут влиять на качество жизни и иметь патофизиологические и терапевтические последствия, привело к разработке диагностических критериев для психосоматических исследований [53] вместе со специальным интервью для оценки пациентов [54]. DCPR были представлены в 1995 г. и испытаны в различных клинических условиях [53-56]. Они также дают классификацию болезненного поведения как способов, которыми люди переживают, воспринимают, оценивают и реагируют на свое собственное состояние здоровья.DCPR позволяет проводить гораздо более сложную качественную оценку пациентов, чем одномерный контрольный список психологических симптомов DSM.

Таблица 1.
Предложенная классификация психологических факторов, влияющих на выявленные или опасные медицинские состояния [57]

Fava и Wise [57] предложили изменить категорию DSM-IV, касающуюся психологических факторов, влияющих на медицинские состояния, т.е. плохо определенный диагноз, практически не влияющий на клиническую практику.Они предложили новый раздел, который состоит из шести наиболее частых синдромов DCPR [54]. Клинические признаки (таблица 1) включают диагноз ипохондрии по DSM и его распространенный вариант — фобию болезни. Как расстройство соматизации DSM, так и недифференцированное соматоформное расстройство заменяются персистирующей соматизацией DCPR, концептуализированной как кластер функциональных симптомов, затрагивающих различные системы органов [58]. Конверсия может быть переопределена в соответствии со строгими критериями Энгеля [59], включая такие черты, как амбивалентность, истеричность личности и появление симптомов в результате психологического стресса, о котором пациенты не подозревают.Отрицание болезни DCPR, деморализация и раздражительность предлагают дополнительные характеристики. В медицинских учреждениях часто встречается стойкое отрицание наличия какого-либо заболевания и необходимости лечения (например, несоблюдение режима лечения, отсрочка обращения за медицинской помощью) [60]. Деморализация означает осознание пациентом того, что он не оправдал своих собственных ожиданий (или ожиданий других) с чувством беспомощности, безнадежности или отказа [61, 62]. Его можно обнаружить почти у трети медицинских пациентов и его можно дифференцировать с депрессивным заболеванием.Раздражительность, которая может проявляться в виде коротких эпизодов или быть продолжительной и генерализованной, также была связана с течением нескольких медицинских расстройств, имеющих важные клинические последствия [63, 64].

Преимущество этой классификации состоит в том, что она отходит от органической/функциональной дихотомии и от вводящего в заблуждение и опасного предположения, что если органические факторы не могут быть идентифицированы, должны быть психиатрические причины, которые могут полностью объяснить соматическую симптоматику.Наличие нефункционального медицинского расстройства не исключает, а даже увеличивает вероятность психологического дистресса и ненормального поведения при болезни [65].

В 2004 г. Tinetti и Fried [66] предположили, что пришло время отказаться от болезней как основного направления медицинской помощи. Когда в последние два столетия в центре внимания медицины оказались болезни, средняя ожидаемая продолжительность жизни составляла 47 лет, и большинство клинических случаев приходилось на острые заболевания. Сегодня ожидаемая продолжительность жизни в западных странах намного выше, и большая часть клинической деятельности сосредоточена на хронических заболеваниях или неспецифических жалобах.«Изменившийся спектр состояний здоровья, сложное взаимодействие биологических и небиологических факторов, старение населения и межиндивидуальная изменчивость приоритетов здоровья делают медицинскую помощь, сосредоточенную в первую очередь на диагностике и лечении отдельных заболеваний, в лучшем случае устаревшей и самый вредный. Первичное внимание к болезни, учитывая изменившиеся медицинские потребности пациентов, непреднамеренно приводит к недостаточному, чрезмерному или неправильному лечению» [66, с. 179]. Руководства по конкретным заболеваниям содержат очень ограниченные показатели для пациентов с множественными состояниями [67].Тинетти и Фрид [66] предполагают, что целью лечения должно быть достижение индивидуальных целей, а также идентификация и лечение всех поддающихся изменению биологических и небиологических факторов в соответствии с биопсихосоциальной моделью Энгеля [2].

Но как нам оценить эти небиологические переменные? В клинической медицине существует тенденция полагаться исключительно на «достоверные данные», предпочтительно выраженные в размерных числах лабораторных измерений, исключая «мягкую информацию», такую ​​как нарушения и самочувствие.Однако теперь эту мягкую информацию можно надежно оценить с помощью клинических рейтинговых шкал и индексов, которые прошли валидацию и используются в психосоматических исследованиях и практике [68]. Дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает объяснения; именно наша оценка неадекватна в большинстве клинических случаев, поскольку не отражает глобальный психосоматический подход [68, 69].

Клиниметрический подход

В 1967 г. Alvan Feinstein [70] посвятил монографию анализу клинических рассуждений, лежащих в основе медицинских оценок, таких как оценка симптомов, признаков и времени отдельных проявлений.В 1982 г. он ввел термин «клиниметрия» [71] для обозначения области, связанной с измерением клинических проблем, которые не находят места в обычной клинической таксономии. К таким проблемам относятся тип, тяжесть и последовательность симптомов, скорость прогрессирования заболевания (стадирование), тяжесть сопутствующей патологии, проблемы с функциональной способностью, причины медицинских решений (например, выбор лечения) и многие другие аспекты повседневной жизни, такие как благополучие. бытие и дистресс [72]. Файнштейн [72] в своей книге о клиниметрии цитирует мольеровского буржуа, с удивлением обнаружившего, что он говорит прозой, в качестве примера клиницистов, которые могут обнаружить, что они постоянно общаются с клиниметрическими показателями.

Файнштейн, вводя понятие коморбидности, имел в виду любое «дополнительное сосуществующее заболевание», отдельное от основного заболевания, даже в том случае, если это вторичное явление не квалифицируется как заболевание как таковое [73]. Действительно, в клинической медицине многие методы, доступные для измерения сопутствующих заболеваний, не ограничиваются нозологическими единицами [74]. В психиатрии коморбидность ограничивается психиатрическими диагнозами. В связи с этим большинство пациентов с аффективными и тревожными расстройствами относятся не к одному, а к нескольким расстройствам оси I и оси II [75].Как отмечает Cloninger [76], психические расстройства можно охарактеризовать как проявления сложных адаптивных систем, многомерных по своему описанию, многофакторных по своему происхождению и включающих в свое развитие нелинейные взаимодействия. В результате попытки описать психопатологию с точки зрения дискретных категориальных диагнозов приводят к обширной коморбидности и не поддаются адекватным стратегиям лечения [76]. Очень редко коморбидные диагнозы подвергаются иерархической организации (напр.грамм. генерализованное тревожное расстройство и большая депрессия) или лонгитюдное развитие психических заболеваний. Существует коморбидность, которая ослабевает после успешного лечения одного психического заболевания, напр. восстановление панического расстройства с агорафобией может привести к ремиссии сопутствующей ипохондрии без какого-либо специфического лечения последнего [77]. В других случаях лечение одного расстройства не приводит к исчезновению сопутствующих заболеваний. Например, успешное лечение депрессии может не повлиять на ранее существовавшие тревожные расстройства [77].

В психиатрии был разработан новый метод организации клинических данных в качестве переменных в клинических рассуждениях. Эммелькамп и др. [78, 79] ввели понятие макроанализа (взаимосвязь между сопутствующими синдромами и проблемами устанавливается на основании того, с чего в первую очередь следует начинать лечение). Фава и Сонино [68] применили макроанализ для оценки взаимосвязи между медицинскими и психологическими переменными. Макроанализ исходит из предположения, что в большинстве случаев существуют функциональные отношения с различными более или менее четко определенными проблемными областями [78] и что мишени лечения могут меняться в ходе течения нарушений [68].

Выбранная иерархическая организация может зависеть от множества случайных факторов (неотложность, доступность средств лечения и т. д.), которые включают также предпочтения и приоритеты пациента. Действительно, макроанализ является не только инструментом терапевта, но и может быть использован для информирования пациента о взаимосвязи между различными проблемными областями и мотивации пациента к изменению [78, 79]. Концепция совместного решения привлекает все большее внимание в клинической медицине [80], но все еще редко применяется в психиатрии [81].Макроанализ также требует обращения к методу стадирования, при котором расстройство характеризуется степенью серьезности, протяженностью и продольным развитием [82].

Макроанализ должен быть дополнен микроанализом, подробным анализом конкретных симптомов (начало и течение жалоб, обстоятельства, усугубляющие симптомы, и последствия) [78, 79]. Например, когда тревога характеризует клиническую картину, необходимо знать, при каких обстоятельствах проявляется тревога, что делает больной, когда у него появляется тревога, имеет ли место избегающее поведение и каковы долгосрочные последствия избегающего поведения. являются.

Feinstein [83] отмечает, что при постановке диагноза вдумчивые клиницисты редко переходят от клинических проявлений к конечной диагностической точке. Клинические рассуждения проходят через ряд «переходных станций», где выявляются потенциальные связи между присутствующими симптомами и патофизиологическим процессом. На этих станциях делаются паузы для проверки или смены направления. Однако при психиатрической оценке нарушения обычно переводятся в диагностические конечные точки, на которых клинический процесс останавливается.Это не обязательно объясняет механизмы возникновения симптома [83]. Неудивительно, что психологические факторы часто пропагандируются как ресурс исключения, когда симптомы не могут быть объяснены стандартными медицинскими процедурами, диагностическое упрощение, от которого отказывались и Энгель [1], и Липовски [84]. Макроанализ может позволить выявить модифицируемые факторы и их взаимодействие. Два примера показывают, как клиническая оценка и лечение следуют схожим схемам в случае функционального или органического расстройства.

Случай, показанный в рамке 1 и на рисунке 1, иллюстрирует использование макроанализа при функциональном расстройстве кишечника. Рецидивирующие головные боли вместе с дополнительными симптомами вегетативного возбуждения и преувеличенными побочными эффектами медикаментозной терапии, признаками низкого порога чувствительности и высокой внушаемости указывали на синдром стойкой соматизации [54]. В эту категорию входят пациенты, у которых психофизиологические симптомы имеют тенденцию к группированию [58], как это часто бывает у пациентов с синдромом раздраженного кишечника [85].Клинический психолог подходил к психологическим проблемам в соответствии с последовательным подходом [86], начиная с изменения образа жизни, переходя к объяснительной терапии [87], а затем к воздействию, когнитивной реструктуризации и терапии благополучия [88]. Лечебная группа была междисциплинарной и включала в себя сотрудничество лечащего врача, который направлял пациента к психиатру, гастроэнтерологу, клиническому психологу и диетологу.

Пример, изображенный в рамке 2 и на рисунке 2, представляет собой явно выраженный гипотиреоз при заместительной терапии.Эндокринологи, с которыми ранее консультировалась пациентка, смотрели только на уровень ее гормонов щитовидной железы; они не понимали, что не так, так как показатели функции щитовидной железы были удовлетворительными. Однако, как указывала пациентка, качество жизни может быть нарушено, даже если с гормональной точки зрения у пациентки все в порядке. Фактически, в клинической эндокринологии часто наблюдается тенденция полагаться исключительно на «жесткие данные», предпочтительно выраженные в размерных числах лабораторных измерений, исключая «мягкую информацию», такую ​​как инвалидность и самочувствие [68].Однако теперь можно оценить мягкую информацию.

Проблема заключается в том, чтобы в полной мере использовать клиниметрические инструменты в рамках клинического процесса. Дело не в том, что некоторым расстройствам не хватает органического объяснения; дело в том, что наша оценка неадекватна в большинстве клинических случаев, и это особенно бросается в глаза, когда отсутствуют «достоверные данные». Как замечает Файнштейн, «даже когда морфологические данные показывают реальное поражение, вызывающее симптомы функционального расстройства, простое упоминание поражения не объясняет функционального процесса, посредством которого возникает симптом»…). Таким образом, клиницист может поставить точный диагноз камней в желчном пузыре, но если диагностированные камни в желчном пузыре не учитывают боль в животе, холецистэктомия не решит проблему пациента» [89, с. 270].

Box 1.

24-летняя женщина с синдромом раздраженного кишечника.

Г-жа X, 24-летняя женщина, у которой был диагностирован синдром раздраженного кишечника (боль в животе, диарея) на основании ее симптоматики после обширного отрицательного медицинского обследования.Находилась в ситуации хронического стресса, страдала периодическими головными болями (по типу мышечного напряжения). Назначаемые симптоматические препараты приносили очень ограниченное облегчение. Затем ее направили на консультацию к психиатру. Интервьюирование не выявило конкретного психического расстройства, но выявило наличие значительной аллостатической нагрузки (она чувствовала себя перегруженной требованиями своей работы журналиста), склонность к перфекционизму , а также фобического избегания (она думала, что некоторые виды пищи могут усугубить ее симптомы) и отсутствие уверенности в себе (как на работе, так и в семье).Психотропные препараты не назначались. Ее направили к клиническому психологу, который обнаружил стойкую соматизацию и впервые внес некоторые изменения в ее образ жизни в отношении ее аллостатической нагрузки. Затем психолог обратился к ненормальному болезненному поведению с помощью объяснительной терапии для коррекции ипохондрических страхов и убеждений, фобического избегания пищи с помощью воздействия и с помощью диетолога, перфекционизма с когнитивной реструктуризацией и отсутствия уверенности в себе с помощью терапии благополучия.Через несколько месяцев наблюдалось заметное общее улучшение, которое сохранялось в течение 2 лет наблюдения. Различные элементы макроанализа выделены (подчеркнуты жирным шрифтом) и показаны на рисунке 1.

Рис. 1.

Г-жа X. a. Оценка макроанализом. b Терапевтические подходы согласно макроанализу.

Патофизиологические последствия

Alvan Feinstein также предостерег от разрушения патофизиологических мостов от скамейки к постели [90].Действительно, отсутствие психосоциальной перспективы, как это обычно бывает в современной медицине, лишает клинический процесс ряда важных звеньев:

  1. Биологические корреляты аллостатической нагрузки [16, 17], такие как гликозилированные белки, коагуляция/фибринолиз и гормональные маркеры имеют важное клиническое значение с точки зрения риска уязвимости.

  2. Последние достижения в области психонейроиммунологии указывают на связь между эндогенными сигналами опасности и цитокиновой системой мозга, которая организует реакцию на недомогание в ее субъективных, поведенческих и метаболических компонентах [91].Нейробиология болезненного поведения, включая эффект плацебо [92], начинает раскрывать ряд клинических феноменов [92, 93].

  3. Вегетативная система была традиционной целью психосоматических исследований. Дисбаланс вегетативной нервной системы, такой как состояние низкой вариабельности сердечного ритма, может быть связан с широким спектром психологических и медицинских дисфункций [94, 95] и может влиять на реакцию на медикаментозное лечение [96].

  4. Настроение и тревожные расстройства связаны с различными заболеваниями [43, 97].Дисбаланс нейротрансмиттеров, связанный с дисрегуляцией вознаграждения за подкрепление, центральной болью и психомоторным функционированием, может служить патофизиологическим мостом для ряда клинических явлений [98]. Аналогичные соображения применимы к нейробиологии гнева и раздражительности [99, 100].

  5. Исследование нейробиологических коррелятов устойчивости и благополучия [101] показало, как разные цепи могут включать одни и те же структуры мозга, в частности миндалевидное тело, прилежащее ядро ​​и медиальную префронтальную кору.

  6. Нейробиология особенностей личности, таких как зависимость от вознаграждения и поиск новизны [102], алекситимия [35, 103–105] и поведение типа А [54, 106], дает другие ценные патофизиологические сведения о склонности к развитию симптомов и аномальное болезненное поведение в условиях соматического заболевания.

Box 2.

54-летняя женщина с гипотиреозом.

Г-жа Y, 54-летняя женщина, у которой диагностирован гипотиреоз. Ей была назначена заместительная терапия, которая восстановила уровень гормонов щитовидной железы в пределах нормы, но чувствовала себя плохо, с очень надоедливым комом в горле. Она консультировалась с несколькими эндокринологами, и все они заявили, что замена щитовидной железы прошла нормально и с ней все в порядке, что вызвало у нее гнев и неудовлетворенность. Затем ее лечащий врач направил ее в службу психонейроэндокринологии. Тщательный опрос в этой обстановке выявил наличие агорафобии (боязнь общественных мест и выхода в одиночку) со спорадическими приступами паники, и что она приписывала глобус и панику щитовидной железе.Она сама корректировала замену щитовидной железы в соответствии со своими текущими ощущениями. Она также сообщила о семейных проблемах. Психосоматическая оценка и физикальное обследование привели к диагностированию стойкой соматизации. Ей объяснили, что агорафобия — это психологическое расстройство, ее глобус был связан с ним (а не со щитовидной железой) и что изменение замены щитовидной железы может только усугубить ситуацию. Краткий курс когнитивного лечения у психолога действительно значительно улучшил ее агорафобию и семейные проблемы, с исчезновением приступов паники и только спорадическими симптомами глобуса, связанными с тревогой.Различные элементы макроанализа выделены (подчеркнуты жирным шрифтом) и показаны на рисунке 2.

Рис. 2.

Г-жа Ю. Оценка макроанализом. б. Терапевтические подходы в соответствии с макроанализом

Клинические последствия

Удовлетворительная психосоматическая оценка может повлечь за собой ряд последствий для лечения медицинских расстройств:

  1. A Подтипы в соответствии с психологическими переменными. В настоящее время появляется все больше данных о том, что наличие психологических переменных, таких как депрессивное настроение у больных со здоровьем, связано с худшим прогнозом и заслуживает особого внимания [38, 40, 43-49, 107].Интересно, что недавно в рамках психиатрического определения депрессии возникла необходимость подтипирования [108-110].

  2. B Изменение образа жизни. Растущий объем данных связывает прогрессирование тяжелых медицинских расстройств с определенным образом жизни [25, 111-114]. Преимущества изменения образа жизни были особенно продемонстрированы при ишемической болезни сердца [21] и диабете 2 типа [111]. Кроме того, было обнаружено, что ряд психологических методов лечения эффективен при вредном для здоровья поведении, таком как курение [115].Основным психосоматическим предположением является рассмотрение пациентов как партнеров в управлении болезнью. Парадигма партнерства включает совместную помощь (отношения между пациентом и врачом, при которых врачи и пациенты принимают решения о здоровье вместе) [80, 81] и самоуправление (план, который дает пациентам навыки решения проблем для повышения их самоэффективности) [80, 81]. 116].

  3. C Лечение сопутствующих психических заболеваний. Психические расстройства, и особенно большая депрессия, часто не распознаются и не лечатся в медицинских учреждениях, что имеет широко распространенные пагубные последствия для человека и общества.Лечение сопутствующей психиатрической патологии, такой как депрессия, с помощью фармакологических или психотерапевтических вмешательств заметно улучшает депрессивные симптомы, функционирование, связанное со здоровьем, и качество жизни пациента, хотя влияние на медицинские результаты не было продемонстрировано [117, 118].

  4. D Психосоциальные вмешательства. Использование психотерапевтических стратегий (когнитивно-поведенческая терапия, процедуры управления стрессом, кратковременная динамическая терапия) в контролируемых исследованиях привело к значительному улучшению состояния при ряде медицинских расстройств [119-121].Примерами являются вмешательства, которые увеличивают социальную поддержку, улучшают настроение и улучшают поведение, связанное со здоровьем, у больных раком [122-125], способствуют самоконтролю и самоконтролю при хронической боли [126] и астме [127] и улучшают эмоциональное раскрытие [127]. 128, 129].

  5. E Лечение ненормального поведения при болезни. На протяжении многих лет аномальное болезненное поведение рассматривалось в основном как выражение личностной предрасположенности и считалось не поддающимся лечению психотерапевтическими методами.В настоящее время есть данные, опровергающие такую ​​пессимистическую позицию [54]. Например, несколько контролируемых исследований по психотерапии показывают, что ипохондрия является излечимым состоянием с помощью простых когнитивных стратегий [87]. Корреляция между ненормальным поведением при болезни и здоровыми привычками может иметь значение в профилактических усилиях: в нескольких исследованиях было обнаружено, что люди с чрезмерной тревогой по поводу здоровья хуже заботятся о себе, чем контрольные субъекты [130]. В самом деле, они могут быть настолько огорчены своей верой в невыявленное или запущенное заболевание, что решения, которые могут принести пользу в отдаленном будущем, кажутся им несущественными.

Текущие вопросы

За последние десятилетия произошли серьезные изменения в потребностях в медицинской помощи. Хронические заболевания в настоящее время являются основной причиной инвалидности, а использование медицинских услуг составляет почти 80% расходов на здравоохранение [116]. Тем не менее, нынешнее здравоохранение по-прежнему концептуализируется с точки зрения неотложной помощи, воспринимаемой как обработка продукта, где пациенты являются клиентами, которые в лучшем случае могут выбирать среди предлагаемых услуг. Как заметил Харт [131], в здравоохранении продуктом, несомненно, является здоровье, а пациент является одним из производителей, а не просто покупателем.В результате «оптимально эффективное производство здоровья зависит от общего перехода пациентов от их традиционных ролей пассивных или враждебных потребителей к тому, чтобы стать производителями здоровья совместно со своими медицинскими работниками» [131, с. 383].

Экспоненциальные расходы на профилактические лекарства, оправданные потенциальной долгосрочной пользой для небольшого сегмента населения, в настоящее время ставятся под сомнение [132], в то время как преимущества изменения образа жизни с помощью популяционных мер все чаще демонстрируются [133] и сохраняются. с биопсихосоциальной моделью.

Необъяснимые с медицинской точки зрения симптомы возникают у 30-40% пациентов и увеличивают использование медицинских услуг и затраты [13]. Традиционные медицинские специальности, основанные в основном на системах органов (например, кардиология, гастроэнтерология), оказываются все более и более неадекватными для лечения симптомов и проблем, затрагивающих различные подразделения систем органов. Необходимость целостного подхода подчеркивается внедрением междисциплинарных услуг [69, 133, 134]. В Великобритании создание центров психологического лечения в рамках Национальной системы здравоохранения для предоставления психотерапии пациентам с тревожными и депрессивными расстройствами [135, 136] представляет собой беспрецедентную возможность интеграции различных методов лечения.

Необходимость учитывать функционирование в повседневной жизни, продуктивность, выполнение социальных ролей, интеллектуальные способности, эмоциональную стабильность и благополучие стала важной частью клинических исследований и ухода за пациентами [137, 138]. Эти аспекты стали особенно важными при хронических заболеваниях, когда излечение невозможно, а также распространяются на членов семьи, осуществляющих уход за хронически больными пациентами, и на медицинских работников. Пациенты все больше осознают эти проблемы.Коммерческий успех книг по комплементарной и телесно-психической медицине иллюстрирует восприимчивость широкой публики к сообщениям о стремлении к благополучию с помощью альтернативных медицинских практик. Психосоматические вмешательства могут отвечать на эти возникающие потребности в рамках установленной медицинской системы и могут играть важную роль в поддержке процесса выздоровления.

Эта статья находится под лицензией Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License (CC BY-NC-ND).Использование и распространение в коммерческих целях, а также любое распространение измененного материала требует письменного разрешения. Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством. Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности. Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Расстройство соматических симптомов – американский семейный врач

2. Rosendal M, Бланкенштейн А.Х., Моррис Р, Финк П, Шарп М, Бертон С. Усиленная помощь врачей общей практики при функциональных соматических симптомах и расстройствах в первичной медико-санитарной помощи. Кокрановская база данных Syst Rev . 2013;10:CD008142.

3. Американская психиатрическая ассоциация. Диагностическое и Статистическое Руководство по Психическим Расстройствам. 5-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американская психиатрическая ассоциация; 2013.

4. Харрис А.М., Орав Э.Дж., Бейтс Д.В., Барский А.Я. Соматизация увеличивает инвалидность независимо от сопутствующей патологии. J Gen Intern Med . 2009;24(2):155–161.

5. Мюррей А.М., Туссен А, Альтхаус А, Лёве Б. Барьеры для диагностики соматоформных расстройств в первичной медико-санитарной помощи: протокол для систематического обзора текущего состояния. Версия системы . 2013;2:99.

6. Раск МТ, Андерсен Р.С., Бро Ф, Финк П, Розендаль М.На пути к клинически полезной диагностике легких и умеренных состояний с необъяснимыми с медицинской точки зрения симптомами в общей практике: исследование смешанных методов. BMC Fam Pract . 2014;15:118.

7. Хэтчер С, Арролл Б. Оценка и лечение необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов. БМЖ . 2008;336(7653):1124–1128.

8. Кроику С, Чвастиак Л, Катон В. Подход к пациенту с множественными соматическими симптомами. Med Clin North Am . 2014;98(5):1079–1095.

9. Йейтс В.Р., Дунаевич Э. Соматические симптомы расстройств. http://emedicine.medscape.com/article/294908-обзор. По состоянию на 5 августа 2014 г.

10. Паркер Г., Гладстон Г., Чи КТ. Депрессия у крупнейшей этнической группы планеты: китайцев. Am J Психиатрия . 2001;158(6):857–864.

11. Штайнбрехер Н., Кербер С, Фризер Д, Хиллер В. Распространенность необъяснимых с медицинской точки зрения симптомов в первичной медицинской помощи. Психосоматика . 2011;52(3):263–271.

12. Гринберг Д.Б., Димсдейл Дж., Соломон Д. Соматизация: эпидемиология, патогенез, клинические особенности, медицинская оценка и диагностика. http://www.uptodate.com/contents/somatization-epidemiology-pathogenesis-clinical-features-medical-evaluation-and-diagnosis?source=search_result&search=Somatization%3A=epidemiology%2C=pathogenesis%2C=clinical=features% 2C=медицинская=оценка%2C=и=диагноз&selectedTitle=1~150. По состоянию на 25 августа 2104 г.

13. Кокалевент РД, Хинц А, Брелер Э. Стандартизация инструмента скрининга (PHQ-15) синдромов соматизации в общей популяции. BMC Психиатрия . 2013;13:91.

14. Герк Б, Кольманн С, Кроенке К, и другие. Шкала соматических симптомов-8 (SSS-8): краткая мера бремени соматических симптомов. JAMA Intern Med . 2014;174(3):399–407.

15. Кроенке К., Спитцер РЛ, Уильямс Дж.Б.PHQ-15: достоверность новой меры для оценки тяжести соматических симптомов. Психосом Мед . 2002;64(2):258–266.

16. Abbey SE, Wulsin L, Levenson JL. Соматизация и соматоформные расстройства. В: Левенсон Дж.Л., изд. Американский психиатрический издательский учебник по психосоматической медицине. 1-е изд. Вашингтон, округ Колумбия: Американское психиатрическое издательство; 2005: 261.

17. Маккаррон Р.М. Соматизация в условиях первичной медико-санитарной помощи. Психиатр Таймс .2006;23(6):32–34.

18. Тайрер П., Купер С, Салковскис П, и другие. Клиническая и экономическая эффективность когнитивно-поведенческой терапии тревоги по поводу здоровья у медицинских пациентов: многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование. Ланцет . 2014;383(9913):219–225.

19. Кроенке К. Эффективность лечения соматоформных расстройств: обзор рандомизированных контролируемых исследований. Психосом Мед . 2007;69(9):881–888.

20. Суматипала А. Каковы доказательства эффективности лечения соматоформных расстройств? Критический обзор предыдущих интервенционных исследований. Психосом Мед . 2007;69(9):889–900.

21. Кроенке К., Мошенничество Р. Когнитивно-поведенческая терапия соматизации и симптоматических синдромов: критический обзор контролируемых клинических испытаний. Психотер Психосом . 2000;69(4):205–215.

22. Лахан С.Е., Шофилд КЛ.Терапия, основанная на осознанности, в лечении соматизационных расстройств: систематический обзор и метаанализ. PLoS Один . 2013;8(8):e71834.

23. Сигал З.В., Уильямс Дж.М., Тисдейл Дж.Д., Кабат-Зинн Дж. Когнитивная терапия депрессии на основе осознанности. 2-е изд. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Guilford Press; 2013.

24. Уильямс Дж. М., Куйкен В. Когнитивная терапия, основанная на осознанности: новый многообещающий подход к предотвращению рецидива депрессии. Br J Психиатрия .2012;200(5):359–360.

25. О’Мэлли П.Г., Джексон Дж.Л., Санторо Дж, Томкинс Г, Балден Э, Кроенке К. Терапия антидепрессантами при необъяснимых симптомах и симптоматических синдромах. Дж Фам Практ . 1999;48(12):980–990.

26. Мюллер Т., Маннел М, Мурк Х, Ральф Фольксваген. Лечение соматоформных расстройств зверобоем: рандомизированное, двойное слепое и плацебо-контролируемое исследование. Психосом Мед .2004;66(4):538–547.

27. Volz HP, Мурк Х, Каспер С, Мёллер HJ. Экстракт зверобоя продырявленного (LI 160) при соматоформных расстройствах: результаты плацебо-контролируемого исследования [опубликовано исправление в Psychopharmacology (Berl). 2003;167(3):333]. Психофармакология (Берл) . 2002;164(3):294–300.

28. старый Хартман ТЦ, Боргюис М.С., Лукассен ПЛ, ван де Лаар Ф.А., Спекенс А.Е., ван Вил С. Медицински необъяснимые симптомы, соматизированное расстройство и ипохондрия: течение и прогноз.Систематический обзор. J Психосом Рес . 2009;66(5):363–377.

29. Крид Ф., Барский А. Систематический обзор эпидемиологии соматического расстройства и ипохондрии. J Психосом Рес . 2004;56(4):391–408.

самооценка как посредник между возрастами в раннем подростковом возрасте

Введение

Важность воспитания для здорового развития ребенка хорошо документирована, и механизмы, лежащие в основе этой связи, многочисленны и сложны.Родители способствуют здоровому развитию как напрямую, через эмоциональную поддержку и помощь в решении проблем, так и косвенно, позволяя ребенку развивать внутренние ресурсы, такие как самооценка. Влияние родительского поведения наиболее заметно в чувствительные периоды развития, когда ребенок особенно восприимчив к влиянию окружающей среды (например, Feldman, 2015; Whittle et al., 2014). Эти чувствительные периоды включают младенчество, в течение которого репрезентации привязанности строятся посредством взаимодействия родителей и детей (Ainsworth, 1979; Bowlby, 1969; Fraley, 2002), и подростковый возраст, когда родители продолжают обеспечивать надежную базу, с которой подросток может безопасно исследовать независимость. (Аллен и др., 2003). Подростки, которым не хватает этой надежной базы, не только вынуждены ориентироваться во все более сложном и напряженном социальном мире без этой «страховочной сети», но также склонны полагать, что на других близких людей нельзя полагаться для поддержки (например, Паскуццо, Сир и Мосс, 2013; Vaughn et al., 2016; Waters, Ruiz, & Roisman, 2017).

Без достаточной поддержки со стороны родителей стрессоры в подростковом возрасте часто проявляются в виде психосоматических проблем, определяемых как физиологические проявления психологического дистресса (Berntsson, Ringsberg, Eriksson, & Köhler, 2015; Hagquist, 2016; Laundy Frisenstam, van den Bosch, Chen, Friberg). и Осика, 2017).Распространенность интернализирующих расстройств резко возрастает в подростковом возрасте (например, Американская психиатрическая ассоциация, 2013; Costello, Mustillo, Erkanli, Keeler, & Angold, 2003; Kim-Cohen et al., 2003), что часто приводит к таким физическим симптомам, как головная боль напряжения, расстройство желудка, головокружение, проблемы со сном и мышечные боли (например, Eminson, 2007). Однако поддерживающие родители могут компенсировать эти неблагоприятные последствия, способствуя устойчивости подростка и общему психическому здоровью (Maunder & Hunter, 2001; Segerstrom & Miller, 2004).В этот период происходят быстрые изменения в развитии эго, регуляции эмоций, когнитивных навыках и реакции на стресс (например, Blakemore & Mills, 2014; Erikson, 1968; Fuhrmann, Knoll, & Blakemore, 2015; Gullone, Hughes, King, & Tonge, 2010). ; Romeo, 2010; Steinberg et al., 2008), что делает подростковый возраст особенно важным временем для взаимодействия между семейными факторами (например, родительской поддержкой) и личными факторами (например, самооценкой). Кульминацией этого взаимодействия является либо устойчивость перед лицом стрессоров, либо повышенный риск интернализации проблем.

Было выявлено несколько основных процессов, лежащих в основе защитного эффекта родителей от психосоматических проблем, в том числе основанные на привязанности различия в физиологической реакции на стресс и рискованное для здоровья поведение (Maunder & Hunter, 2001), кровяное давление и реактивность сердечно-сосудистой системы (Uchino, Cacioppo, & Kiecolt-Glaser, 1996), использование стратегий регуляции эмоций (Hagekull & Bohlin, 2004) и самооценка (Milevsky, Schlechter, Netter, & Keehn, 2007). Влияние родителей на самооценку особенно убедительно в качестве объяснительного механизма этой ассоциации из-за чувствительной природы подросткового возраста к формированию я-концепции.Однако потенциальная опосредующая роль самооценки в рамках этой ассоциации не оценивалась в процессе развития в подростковом возрасте.

Здесь, как и везде, самооценка относится к валентной самооценке и степени удовлетворенности собой (например, Greene & Way, 2005; Steiger, Allemand, Robins, & Fend, 2014). Считается, что оно развивается в отношениях между родителями и детьми, становится интернализованным как личная характеристика и, в свою очередь, влияет на социальную компетентность и благополучие (Birkeland, Melkevik, Holsen, & Wold, 2012; Van Dijk et al., 2014). Я-концепция является важным компонентом как представлений о привязанности (т. е. восприятия себя достойным сострадания и заботы со стороны значимых других, Эйнсворт, Белл и Стейтон, 1974; Боулби, 1982), так и депрессогенных схем (т. е. когнитивной триады Бека: негативные взгляды). себя, мира и будущего; Бек, 1970). Мета-анализ лонгитюдных данных показал, что низкая самооценка предсказывает более позднюю депрессию после учета параллельных уровней каждой конструкции («модель уязвимости», Metalsky, Joiner, Hardin, & Abramson, 1993; Sowislo & Orth, 2012).Самоуважение также прочно связано с психосоматическими проявлениями депрессии и другими проблемами интернализации (например, Garaigordobil, Dura, & Perez, 2005; Sweeting, West, & Der, 2007). Подводя итог, можно сказать, что низкая самооценка является ключевым компонентом в развитии проблем интернализации, а формирование высокой самооценки может быть механизмом, лежащим в основе способности поддерживающих родителей защищаться от этих проблем. Таким образом, самооценка может опосредовать связь между поддерживающим воспитанием и психосоматическими проявлениями проблем интернализации.

Роль самооценки как механизма, с помощью которого отношения между родителями и детьми служат защитным фактором, редко непосредственно изучалась в разных возрастных группах в до- и раннем подростковом периоде. Некоторое эмпирическое подтверждение опосредующей роли самооценки было получено Уилкинсоном (2004) на примере молодежи среднего и позднего подросткового возраста. Уилкинсон продемонстрировал прямое влияние качества отношений между родителями и детьми на депрессию и косвенное влияние воспитания через самооценку (Wilkinson, 2004).Хантер, Барбер и Штольц также определили самооценку как посредника связи между родительским поведением и депрессией и антиобщественным поведением учащихся 5 и 8 классов (2015 г.). Оба этих исследования предоставляют ценные данные о самооценке как о механизме, поскольку они частично объясняют, как родители могут защитить себя от психологического стресса; однако ни одно из исследований не учитывает другие негативные эмоции (например, тревогу) или психосоматические проявления дистресса. Кроме того, ни в одном из исследований не рассматривается изменение роли родителей и самооценки в процессе развития подростков.Настоящее исследование направлено на расширение выводов Уилкинсона (2004 г.) и Хантера и его коллег (2015 г.) путем изучения того, частично ли самооценка объясняет влияние отношений между родителями и детьми на психосоматические симптомы и различается ли сила этого паттерна влияния. в зависимости от возраста от пре- до середины подросткового возраста.

Относительная важность как самооценки, так и поддержки со стороны родителей может меняться по мере того, как дети становятся подростками из-за других процессов развития, разворачивающихся в это время (например,грамм. изменение социальной роли, повышенные требования и стремление к независимости; Болдуин и Хоффманн, 2002 г.; Биркеланд и др., 2012; Марш, Траутвайн, Людтке, Келлер и Баумерт, 2006 г .; Циммерман, Коупленд, Шоуп и Дилман, 1997). Действительно, исследования с участием подростков старшего возраста задокументировали снижение влияния родительской поддержки на эмоциональное благополучие, что, возможно, отражает возросшую зависимость от поддержки сверстников и личных ресурсов, таких как самооценка (например, Helsen & Vollebergh, 2000; Laible, Carlo, & Raffaelli). , 2000; Meeus, Oosterwegel, & Vollebergh, 2002).Эти возрастные тенденции не оценивались на более молодой выборке подростков. Возможно, что, как и в случае с детьми более старшего возраста, влияние родителей будет уменьшаться по мере того, как дети становятся подростками, из-за растущей важности других факторов, влияющих на благополучие (например, успеваемость, отношения со сверстниками и свидания; Helsen & Vollebergh, 2000; Шольте, ван Лисхаут и ван Акен, 2001). Хотя лонгитюдный подход к этому вопросу был бы идеальным, отсутствие существующих исследований по этой теме с точки зрения развития означает, что поперечный подход представляет собой ценное дополнение к литературе.

Настоящее исследование направлено на оценку того, является ли самооценка частично причиной связи между качеством отношений между родителями и детьми и психосоматическими проблемами в до- и подростковом периоде, и зависит ли относительная сила этих влияний на психосоматические проблемы в зависимости от возраста . Чтобы ответить на этот вопрос, была проведена серия анализов модерации и модерируемого посредничества на перекрестных данных. Как показано на рисунке 1, предполагается, что: (1) более высокое качество отношений между родителями и детьми будет связано с меньшим количеством психосоматических проблем во всех возрастных группах, в до-, раннем и среднем подростковом возрасте; (2) эта ассоциация будет частично объясняться общей дисперсией самооценки ребенка (частичное опосредование), в частности, более высокое качество отношений между родителями и ребенком будет связано с более высокой самооценкой, которая, в свою очередь, будет связана с меньшим количеством психосоматических нарушений. проблемы; (3) связь между качеством отношений между родителями и детьми и психосоматическими проблемами будет смягчаться по возрасту, так что размер эффекта будет меньше у детей старшего возраста; и (4) связь между самооценкой и качеством отношений между родителями и детьми будет смягчаться возрастом, так что размер эффекта будет меньше среди детей старшего возраста.

Изучение связи между воспитанием детей и психосоматическими проблемами: самооценка как посредник между возрастами в раннем подростковом возрасте : концептуальная схема.

Рисунок 1. Гипотетическая модель: концептуальная схема.

Метод

Участники и процедура

В этом исследовании использовался набор данных Канадского исследования поведения детей школьного возраста в отношении здоровья (HBSC) 2014 г. (Freeman, King, & Pickett, 2016).Эта общенациональная репрезентативная выборка состоит из 29 784 учащихся 6–10 классов в 377 школах. Для анализа были оставлены только учащиеся, которые соответствовали следующим критериям: возраст 11–16,5 лет, указанный пол и не пропущено более одного пункта по каждой шкале (психосоматические проблемы, качество родительских отношений и самооценка). После исключения участников, которые не соответствовали этим критериям, окончательная выборка состояла из N  = 25 960 учащихся (51,9% женщин, M , возраст  = 14 лет.01 лет). Участники, которые были исключены из-за отсутствия данных, были моложе ( t (29047) = 9,158, p  < 001, M возраст  = 13,76) и, скорее всего, были мужчинами ( х 2 (1) = 96,71, p  < 0,001, 57,5% мужчин). Анкеты заполнялись анонимно во время занятий. Они состояли из 105 вопросов о школьной и общественной среде, физическом и психическом здоровье и межличностных отношениях. Дополнительную информацию о дизайне вопросника HBSC, этическом допуске, отборе выборки и демографических данных можно получить в Агентстве общественного здравоохранения Канады (Freeman et al., 2016).

Меры

Баллы для каждой из мер, описанных ниже, были рассчитаны путем вычисления среднего значения всех элементов, а затем стандартизированы путем преобразования в z-баллы. Были использованы стандартизированные значения, чтобы бета-веса в рамках анализа посредничества можно было интерпретировать как величину эффекта (Hayes, 2013), сохраняя при этом распределение баллов и характер значимых ассоциаций (Hayes & Rockwood, 2016). Кроме того, этот подход рекомендуется для измерений, в которых отсутствует истинная нулевая точка, поэтому пути оцениваются с использованием значений для лиц, которые являются «средними» по внешним переменным; при использовании необработанных баллов эта оценка будет ошибочно основана на истинном нулевом балле, представляющем отсутствие этой конструкции (Hayes & Rockwood, 2016).В этом случае нулевая оценка по интересующим показателям была бы невозможна и не означала бы отсутствие конструкции.

Качество отношений между родителями и детьми

Анкета HBSC 2014 включает несколько пунктов, оценивающих семейные отношения. Измерение качества отношений между родителями и детьми было создано путем объединения пунктов из шкалы поддержки семьи (например, «моя семья действительно старается мне помочь», «я получаю эмоциональную помощь и поддержку, которые мне нужны от моей семьи», «я могу говорить о своем проблемы с моей семьей», «моя семья готова помочь мне принять решение») и раздел «Родительское понимание и доверие» (т.е. «мои родители понимают меня», «мои родители слишком многого от меня ожидают», «мои родители доверяют мне», «важно, что мои родители думают обо мне»). Затем анкета была проверена на наличие других пунктов, относящихся к родителям, и был добавлен один дополнительный пункт: «У меня много споров с родителями». Пункты из раздела «Общение с семьей» опроса HBSC не были включены (несмотря на ссылки на родителей), поскольку исследовательский анализ показал недостаточную общую дисперсию и низкую надежность шкалы в сочетании с другими пунктами.Результирующая переменная качества отношений родитель-потомок состоит из девяти элементов с высокой надежностью между элементами ( α  = 0,89). Примечательно, что эти пункты не делают различий между отношениями подростка с каждым родителем соответственно, а скорее респонденты независимо интерпретируют, на кого ссылаются термины «родители» и «семья» (подробно в разделе «Обсуждение»).

Самоуважение

Этот показатель был основан на переменной самооценки, созданной Ма (2007) на основе данных HBSC 1998.Два заметных отклонения от шкалы Ма заключаются в том, что пункт «Я себе нравлюсь» был недоступен в 2014 году, поэтому он был исключен, а шкала Лайкерта использовалась вместо формата ответа «да/нет», использовавшегося в опросе 1998 года (Ма, 2007). Студенты оценили следующие шесть утверждений по 5-балльной шкале Лайкерта в диапазоне от «Полностью согласен» до «Абсолютно не согласен»: «Я уверен в себе», «Мне трудно принимать решения», «Я часто сожалею о том, что делаю», « Мне часто хочется быть кем-то другим», «Я бы изменила свою внешность, если бы могла» и «Мне трудно сказать «нет».Этот общий показатель имел приемлемую межэлементную надежность ( α  = 0,71). Эти элементы согласуются с концепцией самооценки, определяемой в литературе как степень, в которой человек удовлетворен собой и считает себя достойным человеком (например, Greene & Way, 2005).

Психосоматические симптомы

Анкета HBSC включала шкалу психосоматических симптомов, в которой участников просили указать частоту, с которой они испытывают следующие восемь симптомов: головная боль, боль в животе, боль в спине, плохое самочувствие (депрессия), раздражительность или плохое настроение, нервозность, трудности с засыпанием и головокружение.Исследователи HBSC выбрали эти предметы как обычные физические проявления эмоционального расстройства; однако окончательно определить причину этих симптомов по данным анкеты не представляется возможным. Частота оценивалась по 5-балльной шкале Лайкерта со следующими метками: «Каждый день», «Чаще одного раза в неделю», «Каждую неделю», «Каждый месяц» и «Редко или никогда». Благодаря высокой межпунктовой надежности этой шкалы ( α  = 0,84) и предыдущим исследованиям, задокументировавшим частые соматические проявления психологического дистресса у детей и подростков (т.грамм. Эминсон, 2007 г.; Мурберг и Бру, 2004 г.; Sweeting et al., 2007), эмоциональные и физические симптомы рассматривались как единая мера, что соответствует подходу, принятому исследовательской группой HBSC (Freeman et al., 2016).

Результаты

Описательная статистика и исследовательский анализ

Все переменные были стандартизированы, и последующие результаты представляют собой анализы, проведенные по z-показателям. Ожидаемый паттерн ассоциации наблюдался во всех конструкциях: более высокое качество родительских отношений ассоциировалось с более высокой самооценкой и более низким уровнем психосоматических проблем.Качество родительских отношений и самооценка были ниже среди пожилых участников, которые также сообщали о более высоких показателях психосоматических проблем (см. Таблицу 1 для связи с возрастом). Гендерная разница проявилась по всем представляющим интерес переменным с малыми и средними размерами эффекта, при этом мужчины сообщали о меньшем количестве психосоматических проблем ( F (1,25 958) = 1696,9, p  < 0,001, η 2  = . 01), более высокое качество родительских отношений F (1,25 958) = 181,63, p  < .001, η 2  = 0,06), и выше. важность контроля пола в настоящем анализе (обсуждается ниже).

Изучение связи между воспитанием детей и психосоматическими проблемами: самооценка как медиатор в раннем подростковом возрастеhttps://doi.org/10.1080/02673843.2018.1482771

Корреляции (
r ) между переменными исследования.

Самооценка и психосоматические проблемы: связь с отношениями между родителями и детьми в зависимости от возраста (умеренно) ) был оценен с использованием макроса процесса для SPSS, модель 1 (Hayes, 2013). В каждом случае

R 2 изменение было небольшим, но значимым при p  < .001. В соответствии с гипотезами связь между качеством отношений между родителями и детьми и самооценкой была слабее среди детей старшего возраста по сравнению с детьми младшего возраста (см. рисунок 2 и таблицу 2). Вопреки гипотезам, дети старшего возраста продемонстрировали более сильную связь между качеством отношений между родителями и детьми и психосоматическими проблемами по сравнению с детьми младшего возраста (см. рис. 3 и табл. 2).

Изучение связи между воспитанием детей и психосоматическими проблемами: самооценка как посредник между возрастами в раннем подростковом возрасте https://doi.org/10.1080/02673843.2018.1482771

Опубликовано онлайн:
04 июня 2018 г.

Рисунок 2. Модерация: возраст и самооценка.

Изучение связи между воспитанием детей и психосоматическими проблемами: самооценка как медиатор в раннем подростковом возрастеhttps://doi.org/10.1080/02673843.2018.1482771

с качеством отношений между родителями и детьми по возрасту (стандартизированная бета).

Изучение связи между воспитанием детей и психосоматическими проблемами: самооценка как медиатор в раннем подростковом возрасте https://doi.org/10.1080/02673843.2018.1482771

Умеренность: возраст и психосоматические проблемы.

Рисунок 3. Модерация: возраст и психосоматические проблемы.

Самоуважение как посредника между возрастами (модерируемое посредничество)

Модерируемое посредничество оценивалось с использованием макроса процесса для SPSS, модель 8 (Hayes, 2013) . Ожидалось, что пол окажет основное влияние на каждую переменную, но не ослабит связи между переменными, поэтому он был введен как ковариата. Чтобы подтвердить, что этот подход был подходящим, модель была повторно запущена отдельно для мужчин и женщин, и для разных полов были получены одинаковые результаты (см. Дополнительный материал). Все пути, изображенные в модели, значимы при p  < 001 (рис. 4), а доверительный интервал для индекса умеренного посредничества (ДИ: .01–02) не перекрывались с нулем, что указывает на статистическую значимость. Анализ показал, что самооценка частично опосредует связь между качеством отношений между родителем и ребенком и психосоматическими проблемами, которые зависят от возраста (рис. 4 и табл. 2). Переменная «Психосоматические проблемы» включает как эмоциональные, так и физические элементы, поэтому две альтернативные модели были повторно проанализированы с этими элементами по отдельности: одна модель включала только эмоциональные элементы (т. включая только физические предметы (т.е. головная боль, боль в животе, боль в спине, трудности с засыпанием и головокружение). Эти две альтернативные модели привели к одной и той же общей схеме результатов (см. Дополнительный материал).

Изучение связи между воспитанием детей и психосоматическими проблемами: самооценка как медиатор в разных возрастных группах в раннем подростковом возрасте результаты, статистическая диаграмма.

Рисунок 4. Результаты модерации, статистическая диаграмма.

Обсуждение

Текущие результаты подтверждают гипотезу о том, что качественные отношения между родителями и детьми защищают от психосоматических проблем, частично за счет повышения самооценки. Этот паттерн ассоциаций был значимым во всех возрастных группах от раннего до среднего подросткового возраста; однако размеры эффекта в модели варьировались в зависимости от возраста. Самоуважение составляло меньшую часть этой связи среди детей старшего возраста, а дети старшего возраста показали более сильную связь между качеством отношений между родителями и детьми и психосоматическими проблемами по сравнению с детьми младшего возраста (вопреки предполагаемому направлению).В совокупности эти результаты показывают, что, хотя с возрастом самооценка детей становится все более независимой от их семейного контекста, они также в большей степени полагаются на своих родителей в плане поддержки их благополучия по мере взросления.

Эти результаты согласуются с принципами теории привязанности, согласно которой у ребенка развивается чувство собственного достоинства благодаря отношениям с основным опекуном (Ainsworth, 1979; Bowlby, 1980; Fraley, 2002), что затем оказывает постоянное влияние на психическое здоровье на протяжении всего развития (Sroufe, 2005).Хотя теория привязанности и эмпирические данные подтверждают эту концепцию (Ainsworth et al., 1974; Bowlby, 1982; Metalsky et al., 1993; Sowislo & Orth, 2012), настоящие данные являются перекрестными и, следовательно, не могут установить причинную направленность. Вполне возможно, что хронические и тяжелые психосоматические проблемы и соответствующие негативные состояния настроения могут снижать самооценку из-за аффективно-индуцированных когнитивных искажений и социальных нарушений (Christodoulou & Burke, 2016; Joiner, 2000; Shahar & Davidson, 2003), а также напрягать родителей. -детские отношения.Результаты показали, что родительская поддержка защищает от психосоматических проблем даже после учета самооценки. Эта закономерность демонстрирует возрастающую роль родителей в раннем и среднем подростковом периоде. Помимо повышения самооценки, поддерживающие родители могут предоставить стратегии для регуляции эмоций, надежную базу для изучения независимости и возможность получить «забавный» опыт, который вызывает положительные состояния настроения (например, Allen et al., 2003; Buckholdt, Parra, & Jobe-Shields, 2014; Wilson et al., 2014). Эта ассоциация, вероятно, взаимна; дети с более низким уровнем психосоматического дистресса с большей вероятностью будут поддерживать позитивное взаимодействие со своими родителями (Hummel, Kiel, & Zvirblyte, 2016; Kochanska, Kim, & Boldt, 2015). Дети, которые часто испытывают негативные состояния настроения (которые могут проявляться физиологически или эмоционально), более сложны для родителей и, следовательно, вызывают более негативные взаимодействия между родителями и детьми (Brooker et al., 2015; Edwards et al., 2017; Klein et al., 2016).

Сдерживающий эффект возраста подчеркивает важность изучения этих конструкций в процессе развития. Ожидалось уменьшение силы косвенного эффекта через самооценку из-за дополнительных внесемейных влияний на самооценку (например, академики, сверстники, образ тела), которые становятся более заметными в подростковом возрасте (Baldwin & Hoffmann, 2002; Биркеланд и др., 2012; Хэй и Ашман, 2003). Обратите внимание, что этот паттерн не отражает уменьшение связи между самооценкой и психосоматическими проблемами, но та часть общей дисперсии между качеством отношений между родителями и детьми и психосоматическими проблемами , которая может быть отнесена к самооценке , снижается с самооценкой . возраст.Задокументированные связи между самооценкой и психосоматическими симптомами (например, Garaigordobil et al., 2005; Sweeting et al., 2007) предполагают наличие дополнительной общей дисперсии отдельно от отношений между родителями и детьми. Таким образом, отношения с родителями приобретают все большее значение по мере взросления детей до подросткового возраста, несмотря на то, что в это время самооценка становится менее привязанной к семейным отношениям.

Связанное с возрастом усиление влияния родителей на физическое и эмоциональное благополучие может быть связано с возрастным диапазоном в настоящей выборке, который охватывает период от позднего детства до середины подросткового возраста.Предыдущие исследования, подтверждающие возрастное снижение влияния отношений между родителями и детьми на благополучие, касались более старых выборок (например, Helsen & Vollebergh, 2000; Laible et al., 2000; Meeus et al., 2002), предполагая, что что зависимость от поддержки со стороны родителей может достигать пика в середине подросткового возраста, а затем снижаться в более позднем возрасте. Этот паттерн может быть частично связан с внутренними и внешними стрессорами, с которыми они столкнулись в первой половине подросткового возраста. Предыдущие исследования в этом возрастном диапазоне выявили снижение самооценки в этот период (Ogihara, Uchida, & Kusumi, 2016; Robins & Trzesniewski, 2005), тенденция, которая была воспроизведена в этой выборке.Возможно, что в условиях снижения самооценки дети с позитивными отношениями со своими родителями используют этот источник поддержки для частичной защиты от соответствующего эмоционального стресса. При неудовлетворительных отношениях с родителями подростки сталкиваются с возрастным снижением самооценки без эффективной поддержки со стороны родителей и испытывают неблагоприятные последствия в виде психосоматических проблем.

Эта концептуализация объясняет умеренность возраста в обоих направлениях: снижение косвенного влияния на самооценку (которое снижается с возрастом независимо от качества семейных отношений, что приводит к уменьшению общей дисперсии) и увеличение прямого влияния качества отношений между родителями и детьми на психосоматические проблемы (возможно, как компенсаторный механизм последствий снижения самооценки).Усиление прямого влияния качества отношений между родителями и детьми с возрастом согласуется с концепцией сензитивного периода подросткового возраста (например, Blakemore & Mills, 2014; Fuhrmann et al., 2015). По мере того, как дети переходят в подростковый возраст, влияние окружающей среды (в данном случае отношения с родителями) становится все более важным для благополучия. Продольные исследования показывают, что последствия влияния окружающей среды в подростковом возрасте, вероятно, сохранятся и во взрослой жизни (например, Blakemore & Mills, 2014; Raphael, 2013; Sawyer et al., 2012; Weinfield, Sroufe, & Egeland, 2000) с помощью таких механизмов, как развитие оси HPA, когнитивные стили и регуляторные навыки (Fuhrmann et al., 2015; Romeo, 2010; Whittle et al., 2014; Zahn-Waxler, Klimes-Dougan, и Слэттери, 2000).

Эта концептуализация также согласуется с ограниченными эмпирическими данными об этом образце ассоциаций у детей старшего возраста. Настоящее исследование повторяет и расширяет выводы Уилкинсона (2004), которые задокументировали связь между родительской поддержкой и депрессией, частично опосредованную самооценкой.Текущие результаты воспроизвели эти результаты с использованием более молодой выборки с более сильным остаточным прямым эффектом родительской поддержки. Выявлена ​​тенденция развития, при которой этот прямой эффект был сильнее у старших участников, тогда как опосредующий эффект самооценки с возрастом несколько ослабевает, так как самооценка менее привязана к отношениям с родителями. Далее эта модель была распространена на психосоматические проблемы, обычное проявление психологического дистресса среди молодежи.

Эти результаты следует интерпретировать в контексте ограничений исследования, таких как зависимость от самоотчетов и данных поперечного сечения. Опросник HBSC не позволяет отличить необъяснимые с медицинской точки зрения симптомы (например, психосоматические проблемы) от симптомов, связанных с физиологическими состояниями (например, непереносимость лактозы, сколиоз). Кроме того, невозможно отличить уникальный продолжающийся вклад раннего опыта с фигурой привязанности от продолжающегося эффекта взаимодействия родителей и детей с течением времени, различие, подчеркиваемое в литературе по привязанности (например,грамм. Фрейли, 2002 г.; Вайнфилд и др., 2000). Будущие исследования могут расширить эти выводы, используя продольные данные. Сравнение структуры семьи и относительного влияния матерей и отцов в зависимости от пола и возраста ребенка является еще одним многообещающим направлением, поскольку существующие исследования изучали роль пола родителей и ребенка в этих отношениях (например, Garside & Klimes-Dougan, 2002; Merrill, Gallo, & Fivush, 2015; Updegraff, Delgado, & Wheeler, 2009). Хотя пол участника был введен как ковариата, к сожалению, в этом исследовании невозможно было дифференцировать эту информацию, поскольку студенты отвечали на вопросы о своих родителях.Также неизвестно, работает ли самооценка как механизм в разных возрастах одинаково в других культурах. Например, в коллективистских культурах может иметь место сильное постоянное влияние семейных отношений на самооценку, проявляющееся в большей общей изменчивости и большем косвенном влиянии на психосоматические проблемы. Наконец, когнитивные механизмы, лежащие в основе эффектов самооценки и поддержки семьи (например, негативные схемы себя с одновременными позитивными схемами отношений), могут дополнительно проиллюстрировать эти влияния.

Выводы

Результаты исследования HBSC 2014 года показывают, что поддерживающие родители частично защищают от психосоматических проблем, способствуя развитию самооценки. Эти отношения особенно важны для детей в раннем и среднем подростковом возрасте, когда самооценка снижается, и они больше полагаются на поддержку родителей. Эти результаты подчеркивают важность определения приоритетов отношений между родителями и детьми в этот период развития и ценность рассмотрения соматических проявлений психологического дистресса.

Заявление о раскрытии информации

Авторы не сообщали о потенциальном конфликте интересов.

Финансирование

Работа выполнена при поддержке Агентства общественного здравоохранения Канады.

Заметки об участниках

Эми К. О’Нил является кандидатом наук в области клинической психологии в Королевском университете, и исследовательские интересы связаны с взаимодействием родителей и детей на протяжении всего развития, программами раннего вмешательства для воспитания навыков воспитания.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Рисунок 2. Модерация: возраст и самооценка.