За эмоции какое полушарие отвечает: Наука: Наука и техника: Lenta.ru

Содержание

почему мы стыдимся висками, а боимся миндалинами — T&P

Откуда в человеке берутся чувства? Известно, что за них отвечает наш головной мозг, — но в каких его областях рождаются те или иные эмоции? Т&P публикуют перевод статьи и составляют «эмоциональную карту мозга», чтобы понять, чем мы чувствуем, отчего гнев похож на счастье и почему человек не может жить без нежных прикосновений.

Вина и стыд: височные доли

Нам легко понять, как память или счет могут быть процессами, протекающими в головном мозгу. Однако с чувствами все не так гладко — отчасти потому, что в речи мы используем фразы вроде «разбить сердце» для описания грусти или «залиться краской» для описания стыда. И все же чувства — это явление из области нейрофизиологии: процесс, проходящий в тканях главного органа нашей нервной системы. Сегодня мы может отчасти оценить его благодаря технологии нейровизуализации.

В рамках своих исследований Петра Михль и несколько ее коллег из Университета Людвига-Максимилиана в Мюнхене недавно сделали серию МРТ-снимков. Они стремились найти зоны мозга, которые отвечают за нашу способность чувствовать себя виноватыми или пристыженными. Ученые выяснили, что стыд и вина, похоже, являются соседями по «кварталу», хотя для каждого из этих чувств и предусмотрена своя анатомическая область.

Специалисты попросили участников эксперимента вообразить, будто они ощущают вину или стыд, и в обоих случаях это активировало височные доли мозга. При этом стыд задействовал в них переднюю поясную кору, которая следит за внешней средой и сообщает человеку об ошибках, и парагиппокампальную извилину, ответственную за запоминание сцен из прошлого. Вина, в свою очередь, «включала» латеральную затылочно-височную извилину и среднюю височную извилину — центр вестибулярного анализатора. Кроме того, у пристыженных людей начинали работать передние и средние лобные извилины, а у тех, кто ощущал вину, активизировались миндалевидные тела (миндалины) и островковая доля. Последние две зоны мозга входят в лимбическую систему, которая регулирует наши базовые эмоции из серии «бей или беги», работу внутренних органов, кровяное давление и другие параметры.

Сравнив МРТ-снимки мозга людей разного пола, ученые обнаружили, что у женщин вина затрагивала только височные доли, а у мужчин параллельно начинали работать лобные доли, затылочные доли и миндалины — одни из самых древних элементов мозга, которые отвечают за чувство страха, гнева, паники и удовольствия.

Страх и гнев: миндалевидное тело

Во время внутриутробного развития эмбриона лимбическая система формируется сразу после ствола, который организует рефлексы и связывает головной мозг со спинным. Ее работа — чувства и действия, которые нужны для выживания вида. Миндалины — важный элемент лимбической системы. Эти области располагаются вблизи гипоталамуса, внутри височных долей, и активизируются, когда мы видим пищу, сексуальных партнеров, соперников, плачущих детей и так далее. Разнообразные реакции организма на страх — тоже их работа: если ночью в парке вам кажется, будто за вами следует незнакомец, и ваше сердце начинает бешено колотиться, это происходит благодаря активности миндалин. В ходе нескольких независимых исследований, проведенных в различных центрах и университетах, специалистам удалось выяснить, что даже искусственная стимуляция этих областей вызывает у человека чувство приближения неминуемой опасности.

Гнев — это во многом тоже функция миндалевидных тел. Однако он разительно отличается от страха, печали и других негативных эмоций. Человеческий гнев удивителен тем, что похож на счастье: как радость и удовольствие, он заставляет нас двигаться вперед, в то время как страх или горе вынуждают отстраниться. Как и другие эмоции, гнев, злоба и ярость охватывают самые разные участки мозга: ведь чтобы реализовать их импульс, этому органу нужно оценить обстановку, обратиться к памяти и опыту, отрегулировать выработку гормонов в теле и сделать многое другое.

Нежность и утешение: соматосенсорная кора

Во многих культурах грусть и потрясение принято скрывать: например, в британском английском даже существует идиоматическое выражение «keep a stiff upper lip», которое означает «не выдавать своих чувств». Тем не менее нейробиологи утверждают, что с точки зрения физиологии мозга человеку просто необходимо участие других людей. «Клинические эксперименты показывают, что одиночество провоцирует стресс больше, чем любой другой фактор», — рассказывает немецкий ученый, автор книги «Наука счастья» Стефан Кляйн. «Одиночество — это бремя для мозга и тела. Его результатом становится беспокойство, беспорядок в мыслях и чувствах (следствие работы гормонов стресса) и ослабление иммунной системы. В изоляции люди делаются печальными и больными».

Одно исследование за другим показывает, что дружеское общение полезно для человека физически и духовно. Оно продлевает жизнь и улучшает ее качество. «Одно прикосновение того, кто вам близок и заслуживает вашего доверия, облегчает печаль», — говорит Стефан. «Это следствие работы нейромедиаторов — окситоцина и опиоидов, — которые высвобождаются в моменты нежности».

Недавно британским исследователям удалось подтвердить теорию полезности ласки с помощью компьютерной томографии. Они выяснили, что прикосновения других людей вызывают сильные всплески активности в соматосенсорной коре, которая и так работает постоянно, отслеживая все наши тактильные ощущения. Ученые пришли к выводу, что импульсы, которые возникают, если кто-то нежно касается нашего тела в тяжелые минуты, связаны с процессом вычленения из общего потока критически важных стимулов, способных все для нас изменить. Специалисты также заметили, что участники эксперимента переживали горе легче, когда их держал за руку незнакомец, и намного легче, когда их ладони касался близкий человек.

Радость и смех: префронтальная кора и гиппокамп

Когда мы испытываем радость, переживаем счастье, смеемся или улыбаемся, в нашем мозгу «зажигается» множество разных участков. В процесс создания и обработки положительных эмоций вовлекаются уже знакомое нам миндалевидное тело, префронтальная кора, гиппокамп и кора передней островковой доли большого мозга, так что чувство радости, как гнев, печаль или страх, охватывает весь мозг.

В радостные моменты правая миндалина становится намного активнее левой. Сегодня распространено мнение, что левое полушарие нашего мозга отвечает за логику, а правое — за творчество. Однако с недавних пор мы знаем, что это не так. Для выполнения большинства функций мозгу требуются обе части, хотя асимметрия полушарий существует: например, крупнейшие речевые центры располагаются слева, в то время как обработка интонации и акцентов больше локализуется справа.

Префронтальная кора — это несколько областей лобных долей мозга, которые находятся в передней части полушарий, сразу за лобной костью. Они связаны с лимбической системой и отвечают за нашу способность определять свои цели, вырабатывать планы, достигать нужных результатов, менять курс и импровизировать. Исследования показывают, что в счастливые моменты у женщин префронтальная кора левого полушария активнее, чем та же область справа.

Гиппокампы, которые находятся в глубине височных долей, вместе с миндалинами помогают нам отделить важные эмоциональные события от незначительных, чтобы первые можно было сохранить в долговременной памяти, а вторые — выкинуть. Иными словами, гиппокампы оценивают счастливые события с точки зрения их значимости для архива. Кора передней островковой доли большого мозга помогает им делать это. Она тоже связана с лимбической системой и активнее всего ведет себя, когда человек вспоминает приятные или печальные события.

Похоть и любовь: не эмоции

Сегодня человеческий мозг изучают тысячи нейробиологов по всему миру. Тем не менее пока науке не удалось точно определить, что такое эмоция и чувство. Нам известно, что многие чувства рождаются в лимбической системе — одном из самых древних элементов мозга. Однако, возможно, не все, что мы традиционно признавали эмоциями, действительно является ими. Например, вожделение с точки зрения физиологии мозга не похоже на страх или радость. Его импульсы формируются не в миндалинах, а в вентральном стриатуме, который еще называют «центром вознаграждения». Эта область также активизируется во время оргазма или поедания вкусной пищи. Некоторые ученые даже сомневаются в том, что вожделение — это чувство.

При этом вожделение отличается от любви, которая активирует дорсальный стриатум. Любопытно то, что ту же зону мозг задействует, если человек употребляет наркотики и попадает в зависимость от них. Тем не менее в периоды влюбленности мы определенно испытываем счастье, страх, гнев и печаль чаще, чем в спокойные периоды, — а это означает, что любовь, возможно, стоит считать суммой эмоций, желаний и импульсов.

Иконки: Pham Thi Dieu Linh

Ученые: для понимания эмоций необходимо взаимодействие полушарий мозга

Сейчас особый интерес у нейропсихологов вызывает зависимость поведения человека от качества межполушарного взаимодействия, которое обеспечивается в первую очередь мозолистым телом. Родители детей с агенезией (врожденной недоразвитостью) этого органа сообщали о плохих социальных навыках своих детей, об эмоциональной незрелости и бедной эмоциональной коммуникации, недостаточной социальной компетентности, недочетах планирования. Это заметно влияло на повседневную жизнь детей. В итоге такая патология обычно становится причиной социальной и эмоциональной изоляции, приводящей к обедненности самопонимания. Авторы работы показали, что у таких больных снижены показатели социального понимания, интерпретации пословиц и неоднозначных стимулов, социальной логики и самоощущения. Кроме этого наблюдались поведенческие отклонения или даже психопатология.

«В своем пилотном эксперименте мы попытались оценить важную составляющую социальной коммуникации и поведения в целом лиц с патологией мозолистого тела — способность оценивать эмоциональное состояние другого человека», — рассказала Мария Ковязина, автор работы, доктор психологических наук, доцент кафедры нейро- и патопсихологии факультета психологии МГУ имени М.В.Ломоносова.

В ходе исследования ученые использовали компьютерную методику для оценки способности к распознаванию эмоций по изображению лица. Испытуемым предъявлялись 14 изображений лицевой экспрессии, три из которых были гримасами. Изображенные на картинках эмоции соответствовали базовым эмоциям: радость, страдание, отвращение, интерес, стыд, презрение, страх, а гримасы не несли эмоциональной нагрузки. После предъявления каждого изображения испытуемый должен был заполнить анкету, в которой нужно было оценить изображение по 24 прилагательным-характеристикам, каждому из которых придавался «вес» от 1 до 6. Кроме этого, в ходе работы авторы оценивали эмоциональный интеллект собеседника и использовали специальные видеосюжеты для оценки эмоционального состояния другого человека.

Работа мозга при депрессии — iFightDepression [RU]

Есть шесть основных секторов головного отвечающих за психические функции:

1 мышление или познание

2 восприятие

3 эмоции или регулирование чувств

4 восприятие окружающей среды

5 физическое или соматическое регулирование

6 поведенческое  или социальное регулирование

Когда мозг не работает надлежащим образом, одна или более из этих функций будет нарушена, что проявится  конкретными признаками и симптомами. При депрессии поражается эмоциональная регуляция, и все остальные функции страдают из-за симптомов болезни.

Эмоции, настроение, мысли, восприятие и поведение связаны с деятельностью нервных клеток в нашем мозге. Мозг состоит из более чем 1 млрд нервных клеток (нейронов), организованных в сложные нейронные сети. Информация передается как электричество от каждого нейрона к следующему нейрону (синапсы). Нейроны расположены не непосредственно рядом друг с другом. Существует разрыв между двумя нейронами (синаптическая щель), сообщение в которой происходит через специальные передатчики – «нейротрансмиттеры».

Когда электрический сигнал поступает на  нервную клетку, это вызовет высвобождение нейромедиаторов в синаптической щели. Эти медиаторы возбуждают соседний нейрон передовая на него информацию. Кроме того, регулярно повторяющиеся нейронные связи закрепляются гормонально под воздействием белка, который называется нейротрофический фактор мозга.

Здоровый мозг имеет адекватный уровень нейротрофического фактора и постоянно закрепляет новые связи нейронов. Как будто информационные пути постоянно строятся и ремонтируются. Именно по этим путям проходят сигналы в виде различных эмоций, мыслей и поведения.

О психическом расстройстве можно говорить тогда, когда функционирование мозга ухудшается. Это выражается в симптомах, приводящих к изменениям в  повседневной жизни человека, его возможности общаться с другими людьми, семьёй, проблемами в школе и на работе.

Психические расстройства, такие как депрессия, описаны в международных классификациях болезней, таких как североамериканское Диагностическое и Статистическое руководство (DSM) и Международная классификация болезней (МКБ). На основе этих классификаций, врачи и другие медицинские работники находят взаимопонимание в определении и оценке депрессии и других психических расстройств.

Депрессия, как и другие психические расстройства, обусловлена сложным комплексом генетических и экологических факторов. Нельзя сказать, что психические расстройства обусловлены только генетически или только культурально, как правило, это комбинация  факторов.

Бессознательное, функциональная асимметрия, язык и творчество (К постановке вопроса)

По примеру доклада Прибрама, напечатанного в материалах нашего симпозиума; и в духе внимания к индивидуальному больному, на котором особенно настаивал А.Р. Лурия, собиравшийся в последние годы своей жизни написать работу «в защиту отдельного клинического случая», я хотел бы начать с одной истории болезни. Во время лечения шизофрении односторонними электросудорожными шоками, которое проводит в Ленинграде группа, руководимая Л. Я. Балоновым, мне пришлось летом 1979 года наблюдать такой случай. Молодая девушка, одаренная художница, не выходит месяцами из тяжелейшего бреда. В него вплетено столько разнообразных символов, что один из психиатров, знакомившийся вместе со мной с историей ее болезни, жаловался на почти полную невозможность выделения основного ядра в этом потоке ассоциаций. После правостороннего шока, когда поведением больной управляло в основном левое (доминантное по речи) полушарие, она, отвечая на вопросы, стала четко описывать мучащий ее комплекс сексуальной вины перед своей матерью (ей чудится, что она потеряла невинность, хотя по данным медицинского обследования она — девушка). До описываемого шока при шоках с противоположной стороны девушка (чьим поведением в короткие промежутки после левостороннего шока управляло преимущественно правое полушарие, ведающее образным восприятием) сделала несколько хороших рисунков. После же правостороннего шока в ответ на просьбу нарисовать что-нибудь девушка изобразила нечто, что я не мог бы истолковать сразу же, если бы не занимался раньше сексуальной символикой наскальных рисунков пещер Верхнего палеолита (попутно замечу, что эти рисунки на протяжение длительного периода истории Homo sapiens характеризовались той схематизацией и установкой на деталь, поданную как бы «крупным планом», которая типична для левого полушария, видимо, игравшего особую роль в разных видах знаковой деятельности после победы звукового языка как главного средства общения). Психиатры, не имевшие культурно-антропологической подготовки, не поняли изображения и стали расспрашивать больную. Она им пояснила: «Это мои половые органы». В течение нескольких десятков минут после правостороннего шока левое полушарие больной сосредоточенно занималось самоанализом, результаты которого мы наблюдали и в ее словесных объяснениях своих комплексов, и в таких символических рисунках. Затем (по мере все большей активации правого полушария) снова стал проявляться комплекс вины уже в достаточно трансформированных формах бреда, которые новому наблюдателю могли бы опять показаться загадочными. Рисуя, больная приговаривала: «Бумага, прости меня! Карандаш, прости меня! И фон, прости меня!» и падала на колени (отбитые от того, что она постоянно бухалась на колени). Завершая рассказ об этой больной, добавлю, что у нее же среди схематизированных рисунков был и рисунок руки с тем значением символа бога, который характерен для первобытного искусства и искусства шизофреников. Для того, чтобы не возвращаться больше к результатам анализа поведения больных при односторонних электросудорожных шоках, я хотел бы также подчеркнуть, что метаязыковые операции весьма характерны для первого часа после правостороннего шока, когда левое полушарие демонстрирует все свои возможности, относящиеся к языку, в гам числе и к его метаязыковому употреблению, при котором язык, оборачиваясь на самое себя, служит средством для собственного исследования, как это показано в докладе Р. О. Якобсона на нашем симпозиуме. Язык может использоваться для уяснения самим человеком себе не только языковой деятельности (в норме по отношению к родному языку бессознательной), но и для осознания других сторон поведения, без вербализации остающихся неосознанными.

Не приводя дальнейших аналогичных клинических данных, я перейду сразу к формулировке предлагаемой гипотезы. Несколько авторов в разных странах, занимающихся функциональной асимметрией мозга, независимо друг от друга пришли в последние годы к допущению, что бессознательное связано прежде всего с правым полушарием, в норме немым. В частности, многими обращено внимание на возможность участия именно правого полушария в формировании сновидений (в этом смысле лечение депрессии посредством депривации сна в фазе КЕМ, обсуждающееся в напечатанных материалах симпозиума, в принципе сходно с лечением депрессии правосторонним шоком). Но я позволю себе добавить к этому допущению, которое я неоднократно отстаивал, еще одно: осознанное понимание сферы пола, характерное для взрослого, относится к доминантному по речи (левому) полушарию (и к управляемым им подкорковым областям). Пенфилду при стимуляции электродами определенных зон правого полушария во время операций на мозге удавалось вызывать различные бессознательные воспоминания, но они никогда не относились к сексуальной сфере. Правое полушарие — неречевое (с точки зрения истории личности — в известных отношениях «до-речевое») хранилище зрительных образов, но образов уже трансформированных или инфантильных и не содержащих в себе обычно их явной «взрослой» сексуальной интерпретации (даже в тех случаях, когда она весьма вероятна). Представляется целесообразным исходить из противопоставления речевого полушария, к которому по предлагаемой гипотезе относятся и осознаваемые через слово области половой жизни взрослого, и полушария неречевого, которое по характеру своей сексуальности может быть инфантильным и отражать доречсвой (неосознанный) период развития сексуальности. Период словесного обучения сексу, в норме весьма длительному, следует за периодом, когда ребенок обучается родному языку. Это представляется возможным показать на таких предельных случаях, как «волчьи» дети (типа Маугли), воспитывавшиеся среди животных и не только не владеющие языком, но и оказывающиеся «сексуально необученными» и потому неспособными к половой жизни, и как слепоглухонемые, которые при отсутствии особого обучения долгое время (уже после совершеннолетия) остаются на весьма инфантильной стадии развития сексуальности. Вместе с тем в норме неречевое правое полушарие может быть источником образов, основанных на инфантильной и трансформированной (и сублимированной) сексуальности, в частности, оно связано с обратным творчеством и с любовью как творчеством и источником творчества (достаточно напомнить хотя бы круг образов, лежащих в основе вступительных строф к «Витязю в барсовой шкуре» и близких к ним представлений в других произведениях средневековой литературы). Правое полушарие отвечает за образность пушкинского «Я помню чудное мгновенье», но не за известный левополушарный авторский прозаический комментарий к биографическому эпизоду, отраженному в этом стихотворении. Личная драма Блока, как и соотношение между разными жанрами стихов (возвышенных, обращенных к Софии, и непристойных) Владимира Соловьева (подлинники которых, как и писем, продиктованных им самому себе от имени Софии, написаны разными почерками, возможно, разными руками, что очень возможно с точки зрения противопоставления функций полушарий), может объясняться тем же отличием образного (инфантильного или сублимированного надсексуального) содержания эмоций правого полушария и вербализуемой (в том числе в цинических или эротических высказываниях) половой активности левого полушария и контролируемых им подкорковых областей. Любовь и творчество в норме, как и бред (типа того случая комплекса вины, с которого я начал) в патологии могут быть соотнесены именно с правым полушарием, а осознаваемый разумом (в том числе и цинически) секс — с левым. Левое и правое полушария противопоставлены вместе с тем и как системы управления, с одной стороны, положительными эмоциями (вплоть до эйфории), с другой стороны, депрессией (чем и объясняется возможность ее лечения дспривацисй сна или правосторонним шоком) и тенденцией к саморазрушению (в этом смысле значительную опасность может представить неконтролируемое следование друг за другом правых или двусторонних токов, что можно подтвердить некоторыми примерами из американской клинической практики минувших десятилетии).

В очень гипотетической форме можно было бы предположить, что, в частности, самоубийство (или близкие к этому формы поведения, например, провоцирующие дуэль у русских поэтов XIX в.) и фрейдовский «инстинкт смерти», на роль которого должное внимание было обращено лишь в недавнее время, можно связать с правым полушарием самоубийство — предельный случай, который с этой точки зрения можно описать как убийство правым полушарием левого). Тогда не только различение-«я» (соотносимого с левым полушарием), «сверх-Я» и «оно» (соотносимого с правым полушарием), но и противопоставление Эроса (левополушарного) и Танатоса (правополушарного) у позднего Фрейда можно было бы истолковать (в духе его раннего опыта «Психологии для неврологов», лишь недавно напечатанного) с точки зрения функциональной асимметрии полушарий.

Для психоанализа характерна ориентированность на слово, доведенная до предела в школе Лакана, но заложенная уже во фрейдовском анализе оговорок (versprechen) и игры слов в каламбурных остротах. Если речевая деятельность прежде всего левонолушарна, то естественно, что при речевом осмыслении (вербализации) бессознательного на первый план и выдвигаются словесно осознанные сексуальные влечения как таковые. Но остаются нерешенными вопросы, относящиеся к области

взаимодействия двух полушарий и тех нижних уровней организации мозга, которые с ними связаны. Вопрос первый: мы знаем, что субдоминантное (правое) полушарие пользуется зрительными жестовыми образами, во многом запечатленными (посредством imprinting) еще с раннего детства (когда дифференциация функций полушарий только начинается) Остается выяснить поставленный еще в письмах Фрейда Флиссу вопрос о том, как рано могут датироваться первые словесные (еще не понимаемые до конца) впечатления. Новейшие работы, предполагающие весьма ранний возраст этих впечатлений, могут иметь решающее значение для выяснения того, каким образом ранние несловесные впечатления могут быть переведены на словесный язык. Возможно, что переводу способствует запись и первых услышанных слов, и других рано воспринятых образов в каждом из полушарий еще до закрепления латерализации. Но и позднее подобный перевод с языка неречевых образов на естественный язык необходим и для психоаналитического сеанса. Напрашивается глубокая аналогия с гипнозом, при котором с помощью слов гипнотизера, по-видимому, осуществляется отключение левого полушария и более или менее изолированное функционирование правого (напоминающее левосторонний шок). Далее следует выяснить, не навязывается ли сексуальная интерпретация символики правого полушария при ее вербализации левым, для которого характерна установка на осознанный секс.

Возникает и аналогичный по отношению к первому вопрос: как субдоминантное (правое) полушарие использует словесные символы, типичные для доминантного (левого)? Еще Джексон, открывший первым более 100 лет назад противопоставление функций двух полушарий, отмечал, что афатики сохраняют способность ругаться. Более того, снятие цензуры левого полушария, управляющего «официальными» нормами речевого поведения, способствует более свободному употреблению ругательств. Но нецензурируемая («неофициальная» в терминах М. М. Бахтина) речь правого полушария обычно не относится к сексуальной сфере как таковой. Правое полушарие использует соответствующие слова не в прямом, а в образном употреблении, соответствующем той карнавальной правополушарной образности «гротескного тела», которая по отношению к площадному языку толпы изучена тем же М. М. Бахтиным; в этом плане особый интерес представляет роль слова для осознания всего макрокосма через соответствия с человеческим телом у дргонов. Употребление этих же слов только в прямом смысле характерно для некоторых особых форм сексуального поведения (например, у гомосексуалистов), где, вероятно, участие левополушарных механизмов (эротическая роль, в частности, как вид извращенности). Более нормальным (в фольклоре некоторых народов обязательным является использование таких слов в двух смыслах, напоминающее описанный Фрейдом механизм каламбура.

Правое полушарие в норме (когда осуществляется цензура левою полушария) — бессловесно, и именно б этом отчасти лежат истоки его творческого потенциала. Крупнейший лингвист современности Роман Якобсон в своем недавнем докладе к эйнштейновскому юбилею обратил внимание на особенности мышления Эйнштейна, которое опиралось не на слова, а на бессловесные образы, бесспорно правополушарные. В этой связи особый интерес представляет то, что уже в зрелом возрасте Эйнштейн хотел найти такие музыкальные и цветовые образы (явно относящиеся по самому своему характеру к сфере правого полушария), которые бы соответствовали его физическим и геометрическим идеям; по свидетельству Л. С. Термена, соответствующие работы в его студии в Нью-Йорке велись Эйнштейном вместе с Бьют, позднее получившей известность как кинорежиссер). В том же плане следует обратить внимание на особенности речевого развития (или точнее раннего недоразвития) Эйнштейна. Еще в 9 лет Эйнштейн пользовался словами детского языка, позднее он испытывал затруднения при обучении чтению. Ретроспективно сам Эйнштейн видел в своем замедленном речевом развитии одну из причин, облегчивших открытие им основ теории относительности: он говорил, что понял по-новому пространство и время именно благодаря тому, что научился употреблять слова «Raum» и «Zeit» только в таком позднем возрасте, когда другие молодые люди давно уже их говорят, как правило, не задумываясь об их значении, полученном в готовом виде при обучении языку. В качестве проблемы, которая могла бы представить значительный интерес для психологической и биографической истории лингвистики XX в., следует отметить вероятную связь раннего заболевания Н. С. Трубецкого, приведшего к афазии и аграфии и последующим депрессивным состояниям (указывающим на эмоциональное преобладание правого полушария), с геометрической ориентированностью позднее им предложенных классификационных типов фонологических систем (в том же плане показательны и его продолжавшиеся занятия музыковедением).

Цензура левого полушария в некоторых случаях должна быть снята (заторможена) для усиления или хотя бы для обеспечения творческой образной деятельности. С этим связано четкое отрицательное отношение к психоанализу крупных художников слова. Всем известны часто повторявшиеся нападки Набокова на венскую школу. Стоило бы посвятить особый психоаналитический этюд выяснению причин этой враждебности автора «Лолиты» (фрейдистское истолкование которой естественно напрашивается) к Фрейду. Но я позволю себе привести и один пример из собственных воспоминаний. Как-то я спросил А. А. Ахматову, почему она так враждебна к психоанализу. На это она мне ответила, что, если она прошла бы курс психоанализа, искусство для нее было бы невозможно. Я поддерживая ее мысль, сославшись на два письма Рильке, написанных 24 января 1912 г. В это время подруга Ницше, Рильке и Фрейда Лу Андреас-Заломе уговаривала поэта пройти курс психоанализа; он же ей ответил, что это было бы возможным только в случае, если бы он больше ничего не писал. Выслушав мой пересказ письма Рильке, Ахматова заметила. «Ну, вот видите, значит, я не ошиблась. Со мной это иногда бывает».

Конфликт между стереотипной психоаналитической терапией и поэтическим творчеством лежит в основе фабулы цикла повестей и рассказов Сэлинджера о поэте Симуре. Его герой, пройдя по настоянию своих свойственников-мещан курс психоанализа, кончает жизнь самоубийством. После того, как творческая образная функция правого полушария заторможена из-за включения психоаналитической вербализации, среди разных функций этого полушария побеждает депрессивная — деструктивная. В замысле Сэлинджера отчетливо противопоставлена психоаналитическая клиническая практика в ее вульгаризованном виде и поэтическое творчество, к представителям которых Сэлинджер склонен отнести Фрейда, но не его эпигонов. Любопытно, что в одном из писем к своей невесте сам Фрейд писал, что он надеется в науке достичь того, чего ему не удалось в поэтических опытах (сходно о себе говорил и Эйнштейн, считавший, что свое безграничное воображение он полностью мог использовать в физике, а не в искусстве). Отмеченное Эриком Эриксоном «зрительное любопытство» Фрейда, позволявшее основателю психоанализа проникнуть в сны и воспоминания своих пациентов еще до введения окончательных словесных формулировок, бесспорно говорит о наличии в интуиции самого Фрейда этой правополушарной составляющей (для ее исследования представляет интерес и самонаблюдение Фрейда в письме Флиссу о его «обеих левых руках»). Этой интуиции не хватало многим его последователям (разумеется, среди его первоначальных единомышленников, рано от него отошедших, особняком стоит Юнг, много сделавший для глубинного понимания зрительных архетипов при всей спорности, а зачастую и фантастичности предложенных им словесных толкований). Наибольшие достижения Фрейда (в изучении сновидений и остроумия) связаны именно с проявлением этой его интуиции. Мне кажется, что художественная интуиция Фрейда сказывается и в таких его суждениях об искусстве, как приводимое в воспоминаниях Рейка замечание об излишнем увлечении Достоевского патологическими случаями.

В качестве последнего в ряду примеров, иллюстрирующих то, что я назвал бы дополнительностью (в смысле Бора) психоаналитической вербализации и творческой образной переработки цензурируемых (чаще всего левым полушарием, являющемся представителем коллектива в мозге) комплексов, приведу биографическую предысторию «Steppenwolf Германа Гессе. Не повторяя уже сказанного в статье Р. Г. Каралашвили о Гессе, напечатанной в материалах нашего симпозиума, напомню последовательность основных фактов. Гессе, несколько лет страдавший тяжелейшей депрессией, сразу после окончания первой войны начал проходить курс психоанализа. Его жизненная ситуация все отягощалась, облегчение не наступало, невроз усиливался. В трагической, но на мой взгляд художественно еще не выкристаллизовавшейся форме, этот круг депрессивных переживаний выражен Гессе в позднее опубликованном стихотворном цикле «Степной волк». Но только художественная сублимация в замечательном одноименном романе принесла Гессе освобождение от страданий. Тогда и возникает тот просветленный взгляд нд мир, который присущ позднему Гессе. Творчество оказалось завершением процесса лечения, начатого психоанализом. Отчетливое построение всего произведения как описания проведенных автором над самим собой опытов вербализации прошлого, частично сходных с психоаналитическими, лежит в основе книги Зощенко «Перед восходом солнца». По написании ее Зощенко в 1943 г. в моем присутствии говорил, что ему удалось избавиться от тоски, всю жизнь его мучавшей; он хотел с помощью книги сделать этот метод общедоступным.

Возвращаясь от художественной литературы к науке, в заключение я хотел бы привести слова одного крупного физика, познакомившегося с проблематикой функциональной асимметрии. По его выражению, суть состоит в достижении совершенной гармонии правого и левого. Как мне думается, это и есть современная форма той мысли Э. Сэпира о нормальном функционировании бессознательного, которую цитировал Р. О. Якобсон в своем выступлении на симпозиуме.

Бессознательное: природа, функции, методы исследования, т. IV, Тбилиси, 1985, с. 254-259.

Общая психопатология | Обучение | РОП

Эмоции (от лат. emotio — потрясаю, волную) — субъективное переживание нашего отношения к окружающему и к самим себе.

Эмоции (эмоциональные явления) — психофизиологические комплексы процессов и состояний, основным компонентом которых является эмоциональное переживание, т.е. процесс субъективной оценки в форме непосредственного переживания (радости, страха и пр.) значимости воспринимаемых ситуаций и их отношения к потребностям индивида. Помимо субъективного компонента (связанного с переживанием) эмоции включают целый ряд физиологических проявлений (изменение частоты сердечных сокращений, дыхания, диаметра зрачков и пр.), изменение экспрессии (мимики, пантомимики, голоса и др.). Кроме того, как следствие эмоциональной оценки в организме автоматически происходят процессы повышения или понижения готовности к действию, усиления или прекращения текущей деятельности.

Сочетание в эмоциях психологических, соматовегетативных, моторных компонентов обусловлено тем, что в их формировании основное значение имеет лимбическая система — филогенетически древняя система мозга, включающая отделы коры больших полушарий (древнюю и старую кору — гиппокамп, поясную извилину и т.п.) и промежуточного мозга (таламус, гипоталамус и пр.), имеющая обширные связи как с другими отделами коры (новой корой), так и с вегетативной нервной системой.

Эмоции возникли в процессе эволюции как средство определения биологической значимости внешних воздействий и состояний организма. В первую очередь эта значимость отражается в эмоциональном тоне ощущений. Например, вкус сытной пищи сопровождается приятными переживаниями, болевые ощущения — неприятными. Уже на этом уровне эмоции разделяются на два полярных класса: положительные (вызываемые полезными воздействиями, побуждают субъект к их достижению и сохранению) и отрицательные (стимулируют избегание вредных воздействий). В дальнейшем вместе с эволюционным развитием нервной системы эмоции все более и более дифференцировались в различные типы, имеющие свои психофизиологические особенности. У человека помимо эмоций, непосредственно связанных с физиологическими потребностями его организма (голод, жажда, самосохранение и пр.), так называемых низших эмоций, развиваются и занимают исключительное место в его жизни эмоции, связанные с удовлетворением социальных потребностей (эстетических, моральных, интеллектуальных и др.), так называемые высшие эмоции. Эти сложные эмоции формируются с участием сознания (коры) в результате социокультурных влияний, они в значительной степени могут контролировать и тормозить низшие эмоции (в простейшем примере: голод может направлять наше поведение на поиск пищи, но если рядом есть кто-то более слабый или нуждающийся, то нравственные чувства подскажут, что сначала нужно поделиться пищей с ним).

В ходе своего индивидуального развития (онтогенеза) человек повторяет этапы эволюционного развития эмоций. У новорожденного ребенка отчетливо проявляются эмоции удовольствия или неудовольствия, связанные с удовлетворением его физиологических потребностей. Например, голод, боль, охлаждение вызывают у младенца недовольство с характерными внешними признаками: гримасой страдания и плачем. По мере роста ребенка, вместе с развитием его мозга, постепенно формируется и эмоциональная сфера со своими индивидуальными особенностями, отражающими сочетание приобретенных в социуме стереотипов и врожденных, биологически обусловленных, характеристик. Таким образом, эмоции (и воля) во многом определяют характерологические особенности индивида, его личность.

Функции эмоций:

  • Оценочная — быстрая, обобщенная оценка происходящих событий.
  • Побудительная — формирование поведения на основе оценки собственных потребностей и происходящих событий.
  • Коммуникативная — мимика и пантомимика позволяет передать свои переживания и свое отношение к окружающему (невербальное общение).

Эмоции необходимы как для организации поведения, основанного на инстинктах, так и для приобретения индивидуального опыта: осуществляя функцию положительного и отрицательного подкрепления, они способствуют приобретению полезных и избеганию не оправдавших себя форм поведения. Более того, эмоции обеспечивают такую форму мышления и поведенческой адаптации, когда актуализирующийся в виде эмоциональных переживаний видовой (наследственный) и приобретенный опыт позволяет индивиду быстро (и без дополнительных затрат времени и сил на рассуждения) принимать решения (например, избегать чего-либо или стремиться к чему-то) и совершать необходимые в данной ситуации действия без рационального обоснования их целесообразности. Такое «эмоциональное», «интуитивное» мышление преобладает не только у низших животных, но даже у человека, несмотря на развитую у него способность к рациональному познанию.

Таким образом, эмоции значительно влияют на нашу жизнь, при этом далеко не всегда сами эмоции и их влияние на поведение в достаточной мере осознаются человеком. В других случаях он может испытывать затруднения с тем, чтобы определить и выразить свои эмоции, описать их словами (алексетимия). Поэтому клиническая оценка эмоций базируется как на субъективном отчете пациента, так и на наблюдениях за проявлениями его эмоциональности в мимике, поведении, мышлении.

Эмоциональные явления очень разнообразны. С практической точки зрения целесообразно выделение следующих типов эмоциональных явлений:

  • Эмоциональные реакции (собственно эмоции) — непосредственные переживания какой-либо эмоции. Они кратковременны и связаны с ситуацией, которая их вызвала. В каждом языке мира существует множество слов, обозначающих разные типы эмоций и градации их качеств, но базовыми (фундаментальными) принято считать всего 6 эмоций: радость, удивление, страх, гнев, грусть, отвращение. Эмоциональные реакции могут иметь разную степень выраженности, поведенческих и физиологических проявлений.
  • Чувства — это результат обобщения ряда высших эмоциональных реакций, связанных с той или иной ситуацией или объектом. Сформировавшиеся чувства становятся детерминантами эмоциональной жизни человека, определяя возникновение и содержание новых эмоциональных реакций (например, чувством любви может быть обусловлено восхищение предметом любви, ревность и т.д.). Сильное доминирующее чувство называют страстью.
  • Эмоциональные состояния значительно длительнее и устойчивее по сравнению с эмоциональными реакциями. Настроение — более или менее устойчивое, продолжительное, не имеющее предметности (т.е. направленности на узко определенный предмет или событие) эмоциональное состояние человека, окрашивающее в течение некоторого времени все его переживания (т.е. являющееся общим эмоциональным фоном). Настроение в той или иной степени влияет на все психические процессы, протекающие в данный отрезок жизни человека, общий нервно-психический тонус и поведение. В отличие от чувств, всегда направленных на тот или иной объект, настроение, даже будучи обусловлено определенными причинами, проявляется в особенностях эмоционального отклика человека на любые события. Настроение отражает обобщенную эмоциональную оценку происходящего с ним.
  • Эмоциональные свойства — устойчивые характеристики эмоциональной сферы индивида, особенности эмоционального реагирования, свойственные определенному человеку в целом на протяжении всей его жизни или значительного ее отрезка. Эмоциональные свойства можно оценивать по различным параметрам, например, таким как реактивность и возбудимость (быстрота и сила эмоционального реагирования), лабильность («подвижность» эмоций, их изменчивость) и ригидность (устойчивость эмоций) и пр.

Нейробиологический базис эмоций

Как уже было отмечено, в формировании эмоций основное значение имеет лимбическая система. Несмотря на то что структуры, входящие в лимбическую систему, функционируют в тесной взаимосвязи друг с другом и другими отделами нервной системы, современные нейропсихологические исследования свидетельствуют об особых функциях ряда компонентов лимбической системы.

Амигдала (миндалевидное тело) участвует в эмоционально обусловленном обучении; часто ее называют «центром страха, неприятия», так как стимуляция этой области вызывает страх, а разрушение — бесстрашие, прожорливость, гиперсексуальность и пр. Амигдала имеет непосредственную связь как с таламусом, так и с корой головного мозга. В таламусе происходит первичная, грубая обработка всех поступающих от органов чувств сигналов (за исключением обонятельных). После этого для дальнейшей детальной обработки и предметного узнавания сигнал передается в соответствующие центры коры (корковые анализаторы). Однако сигналы, которые несут информацию об опасности (опасность оценивается на основе видового или приобретенного опыта), гораздо быстрее передаются в амигдалу, а та, в свою очередь, приводит к формированию быстрой реакции испуга, вызывая характерные соматовегетативные изменения и поведенческие реакции. И только спустя какое-то время, когда закончится корковая обработка поступившего сигнала, из коры в амигдалу приходят сигналы, подтверждающие опасность, или, наоборот, не подтверждающие ее. Такой пример изображен на анимации ниже: в саду человек замечает предмет, похожий на змею, быстрая и грубая обработка зрительного сигнала в таламусе приводит к мгновенной активации амигдалы с соматовегетативными (учащение пульса и дыхания и пр.) и двигательными реакциями (вздрагивание, отдергивание руки, ноги, бегство). Но через какое-то время поступивший сигнал проходит всю обработку в зрительном анализаторе коры, заканчивающуюся предметным узнаванием, человек понимает, что это была не змея, а садовый шланг, и из коры в амигдалу поступает информация о том, что страх был напрасен, после чего все реакции, связанные с испугом, завершаются. В других случаях, наоборот, какой-то новый и необычный сигнал первоначально не распознается подкорковыми структурами как опасный, но после выявления его потенциальной опасности в ходе предметного восприятия в коре из коры в амигдалу следует информация, запускающая такую же реакцию испуга.

Прилежащее ядро (nucleus accumbens) — ядро в вентральной части стриатума (полосатого тела) — участвует в анализе ожидаемой значимости стимулов, обеспечивает подкрепление положительных стимулов. Часто его называют центром удовольствия. Стимуляция этой области вызывает радость и удовольствие (известны эксперименты, когда крысы с вживленными в эту область электродами столь долго и интенсивно нажимали рычаг, вызывающий стимуляцию, что, забывая о принятии пищи и отдыхе, погибали от истощения и переутомления). Основной медиатор — дофамин.

Передние отделы поясной (цингулярной) извилины обеспечивают эмоциональную оценку несоответствия ожиданиям и подстройку поведения. Разрушение этой зоны приводит к апатии, акинетическому мутизму. Орбитофронтальная кора интегрирует и сравнивает более сложную информацию об ожидаемой значимости.

Островная (инсулярная) кора получает информацию о состоянии тела, в том числе в отношении телесного ощущения эмоций.

Гипоталамус обеспечивает связь центральной нервной и эндокринной системы, в том числе посредством гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы.

Большое значение в эмоциональной жизни человека имеют префронтальные области коры лобных долей. Предполагается, что отделы головного мозга, задействованные в эмоциональной регуляции, могут составлять две параллельно функционирующие системы: а) вентральную (включая амигдалу, инсулу, прилежащее ядро и пр.), которая важна для «восходящей», автономной эмоциональной оценки важных стимулов и порождения эмоциональных состояний; б) дорсальную (дорсальные области передней части поясной извилины, дорсальная область префронтальной коры и др.), которая играет важную «нисходящую» роль в сознательной, когнитивной регуляции эмоциональных состояний.

Важность связи лимбической системы и префронтальной коры наглядно видна при оценке состояния эмоциональной сферы пациентов, подвергшихся печально известной операции лоботомии (префронтальная лоботомия, лейкотомия). Разобщение связей префронтальной коры и структур лимбической системы в ходе этой операции приводило к уменьшению интенсивности эмоциональных переживаний, как вызванных болезнью (что расценивалось как терапевтический эффект), так и необходимых личности в обычной, повседневной жизни.

Кроме того, необходимо учитывать и межполушарную асимметрию мозговых функций: в целом считается, что в восприятии эмоциональных сигналов и генерации эмоций в большей степени участвует правое (недоминантное) полушарие мозга.

В связи со сложностью и многокомпонентностью мозговых систем, вовлеченных в эмоциональные процессы, последствия очаговых повреждений в лимбической системе могут быть весьма разнообразны. Тем не менее влияние относительно больших поражений более стереотипное. Они, как правило, приводят к общему уплощению эмоций, что отражается в одновременном уменьшении выраженности эмоций обоих полюсов (удовольствия и неудовольствия).


Психолог раскрыла секрет здоровых и крепких отношений

Когда у вас с партнером качественные здоровые отношения, вокруг всё кажется прекрасным. Но когда над вашими головами сгущаются тучи раздражения и недовольства, становится ясно: чтобы быть вместе долгое время — нужно знать какой-то секрет. Есть ли он и в чем заключается, рассказывает психолог Людмила Бабякова.

— Людмила, для начала давайте проясним, как у мужчин и женщин происходит процесс мышления? В чем отличие?

— В первую очередь это связано с нашей физиологией. Мужчины чаще опираются на логику, они более рациональны. Это обусловлено тем, что у мужчин активнее работает левое полушарие мозга, отвечающее за стратегии, факты и конкретику. У женщин чаще всего преобладает работа правого полушария, либо они работают 50 на 50. Это помогает женщине опираться не только на логику, но и быть более эмоциональной, потому что правое полушарие отвечает за наши чувства, эмоции и восприятие, за творческие процессы. Также на различие влияет и гормональный фон, который у мужчин и женщин работает по-разному. Уровень гормонов влияет на работу нашего мозга, от него зависит, как мы будем воспринимать этот мир, людей и жизненные ситуации.

— Какими должны быть идеальные партнерские отношения при такой несхожести?

— Весь секрет идеальных партнерских отношений в том, что идеальных отношений не существует. Всё идеализируют дети, потому что у них еще нет представления об этом мире в полной мере. Но когда мы говорим о двух взрослых партнерах, строящих отношения, важно знать, что идеальных отношений не существует, и не нужно гнаться за этой придуманной идеальной картинкой. Если партнеры верят в идеальные отношения, есть большой риск, что они разочаруются в них, и это доставит им много боли, неприятных чувств и эмоций. Однако самые настоящие отношения начинаются только когда партнеры разочаровываются в друг друге и в том, что идеальных отношений как раз и не существует. Именно в этот момент люди начинают строить реальные отношения, которые подходят обоим партнерам.

— Что значит здоровые отношения?

— В первую очередь это уважение к друг другу, к мнению партнера, его границам и личному пространству. Основа здоровых отношений – это уважение, доверие и поддержка.

— Как вы считаете, из-за чего пары расстаются чаще всего?

— Чаще пары расстаются из-за того, что элементарно не умеют договариваться, говорить партнеру о своих чувствах, эмоциях и желаниях. Так как люди не умеют экологично решать вопросы, назревает конфликт, и единственный способ, который они находят, – выйти из отношений. Но, к сожалению, это не решение проблемы.

— Насколько в отношениях важен эмоциональный отклик?

— Я бы сказала, что это база, на которой строятся любые отношения. Люди — высокоэмоциональные создания, поэтому в отношениях эмоциональные отклики крайне важны. Если человек не проявляет эмоций и чувств в отношении своего партнера, то появляется риск, что эти отношения быстро войдут в кризис и приведут к расставанию. Поэтому важно, чтобы партнеры вникали в жизнь друг друга, интересовались, внимательно слушали и были рядом. Если партнерам важны эмоции и чувства друг друга, тогда мы можем назвать их отношения здоровыми. Такие пары реже будут сталкиваться с конфликтами и кризисами.

— А чем может грозить отсутствие эмоционального отклика?

— Между партнерами постепенно будет образовываться пропасть, они начнут отдаляться друг от друга, закрываться, становятся равнодушными и холодными по отношению к друг другу. Это может привести к расставанию, а если люди не расходятся и живут вместе на одной территории, то невысказанные чувства, напряжение и неудовлетворенность могут проявиться в различных формах зависимостей. У женщины чаще всего появляется пищевая зависимость и расстройство пищевого поведения, что приводит к лишнему весу и проблемам со здоровьем. У мужчин это может проявляться в виде алкогольной или игровой зависимости, когда он стремится уйти в другую реальность. Также что у мужчины, что у женщины могут появиться гинекологические или урологические заболевания. Болезни в таких случаях выступают катализаторами и помощниками. Человеку выгодно иметь какое-то заболевание, так он может привлечь внимание партнера и получить его внимание, заботу и поддержку.

— Так как нужно правильно откликаться?

— Подходящей будет техника, которая называется «Я-сообщение» или «Я-высказывание». Важно не давать оценку партнеру, а рассказать о своих чувствах. Не нужно говорить, что партнер плохой, нужно сказать, что ты чувствуешь, например: «злюсь и обижаюсь на тебя, поэтому бы хотела, чтобы ты сделал по отношению ко мне то или это, и тогда я почувствовала бы то или это».

— По каким признакам можно понять, что отношения развиваются неправильно?

— Если у вас быстро появляются заболевания, копится много напряжения, вы стали плохо спать, вам стало небезопасно и тревожно, то это «звоночки», что пора что-то менять в отношениях или вовсе их завершать. Нужно задать себе вопросы, устраивают ли вас эти отношения, довольны ли вы ими полностью и счастливы ли? Если ответили хотя бы на один вопрос отрицательно, то тогда нужно подумать, что вы можете сделать, чтобы изменить эти отношения в лучшую сторону. Например, можете начать говорить, что вас не устраивает, попробовать договориться с партнером и прийти к компромиссу.

— Что еще нужно сделать мужчине и женщине, если они хотят предотвратить крах отношений?

— Отношения с партнером — это ответственность пополам, поэтому важно осознать, что ответственность за отношения лежит не только на партнере, но и вас. Однако нужно знать, что вы должны взять не всю ответственность, а лишь собственную. Подавляющее большинство пар, к сожалению, строят отношения по инфантильному типу — когда люди вступают в них психологически незрелыми и не готовыми брать ответственность. Встретившись с какими-либо трудностями, они не умеют экологично разрешать конфликты, и единственный способ, который они видят, это расставание.  Наша психика начинает созревать, когда мы берем ответственность за себя, за свою жизнь и за отношения и начинаем выстраивать их так, чтобы они устраивали обоих. Первое, что нужно сделать, чтобы не проваливаться в кризисы и ссоры – научиться разговаривать и обсуждать проблемы.

— А если ссора все-таки произошла, как отпустить обиды и не вспоминать их при каждом удобном случае?

— В момент ссоры нужно говорить о своих чувствах, чтобы потом эти чувства не разъедали и не вредили вам. Знайте, что любое непрожитое и непредъявленное чувство — это как мина замедленного действия, которая рано или поздно взорвется. Поэтому нужно разрешить себе злиться и обижаться на партнера, а также говорить ему про эти чувства, и тогда наступят расслабление и разрядка.

Как понимать своего партнера?

1. Если мы не в контакте со своими чувствами, эмоциями и желаниями, то нам будет сложно понимать потребности другого человека. Поэтому крайне важно научиться слышать себя, свои чувства, эмоции и переживания.

2. Неважно, мужчина вы или женщина, просто всегда интересуйтесь, что происходит с партнером, чего он хочет и чем вы ему можете помочь.

3. Чтобы лучше понимать друг друга, учитесь разговаривать, не утаивая свое недовольство, обиды и злость.

4. Научитесь просить поддержки у партнера.

5. Многие проблемы можно решить сев за стол переговоров. Разговаривать — самая главная ценность в отношениях.

6. Чтобы научиться быть внимательными друг к другу, попробуйте слушать партнера без оценок. Не давайте никаких советов и не помогайте, если он вас об этом не попросит.

На «приеме» у психолога была Марина Эрмиль

Полное или частичное копирование разрешено только с письменного согласия главного редактора Ариг Ус online

фото: pixabay.com

В мозгу обнаружен участок, отвечающий за наше отношение к животным

Выбирая, кого лучше принять в свой дом — собаку или кошку, не забудьте проконсультироваться со своим миндалевидным телом, расположенным под правым виском. Как установили нейрофизиологи, именно этот мудрый орган миллионы лет отвечал за наше взаимодействие с животными.

У каждого найдется друг или знакомый, готовый приласкать и взять на иждивение каждого бездомного зверя, попавшегося на глаза. Всегда найдутся и такие, кто предпочтет обойти за три версты любой объект, напоминающий собаку или даже кошку, подтверждая универсальный закон, выведенный одним китайским мудрецом, что все без исключения животные, рассмотренные издалека, обязаны превращаться в мух.

Но независимо от того, как вы относитесь к зверям вообще и к отдельным представителям животного царства в частности, перед тем как отреагировать на животное, необходимо установить сам факт его присутствия в окружающем вас пространстве. Оказывается, что

базовую функцию, позволяющую отличать животных от других объектов, выполняет определенная область человеческого мозга амигдала — две небольших миндалины, симметрично расположенные внутри височных долей обоих полушарий.

Обнаружить «звериный плагин» в миндалевидном теле удалось группе нейрофизиологов из Калифорнийского института технологий (CalTech), чью статью с описанием этого открытия публикует Nature Neuroscience.

Миндалевидное тело, которое называют еще «процессором эмоций», отвечает за формирование такой важной для выживания эмоции, как страх, и последующее закрепление эмоционального ответа, провоцируемого тем или иным раздражителем (то есть распознанной информацией, поступающей в мозг извне), в «долгой» памяти. «Неисправности» в процессе формирования отрицательных эмоций (тревоги, страха) в амигдале могут провоцировать такие распространенные психические расстройства, как, например, панические атаки, и биохимический механизм таких нарушений, связанный с избыточным накоплением в миндалевидном теле гормона нейропсина, совсем недавно был наконец-то расшифрован группой исследователей из Университета Лестера (Великобритания).

Амигдала играет важнейшую роль в регуляции базовых эмоций человека, однако, как установила команда из CalTech, из всех раздражителей, запускающих этот «процессор эмоций», существует один, раздражающий миндалевидное тело сильнее, чем другие.

И таким раздражителем оказались звери.

Выяснить это удалось в ходе эксперимента, поставленного с участием пациентов медицинского центра им. Рональда Рейгана при Калифорнийском университете Лос-Анджелеса, страдающих от тяжелых форм эпилепсии, не поддающейся лекарственной коррекции. Перед операцией в мозг таких пациентов имплантируются электроды, помогающие врачам локализовать проблемный эпилептический участок. Нейрофизиологи решили использовать (естественно, с согласия самих больных) эту процедуру, чтобы записать сигналы, продуцируемые нейронами, расположенными в различных областях мозга, обрабатывающего различную визуальную информацию.

В эксперименте участвовал 41 пациент с имплантированными электродами. В ходе каждой из 111 сессий каждому из них в случайном порядке демонстрировалась серия из приблизительно ста фотографий различных людей, зданий, ландшафтов, предметов, помещений и животных. В общей сложности была собрана информация с 1445 отдельных нейронов, расположенных в амигдале (489), гиппокампе (549) и в энторинальной коре (407) — интерфейсе, связывающем гиппокамп с корой головного мозга и играющем важную роль в формировании эпизодической, автобиографической и пространственной памяти у человека.

Анализ собранных данных показал, что

нейроны миндалевидного тела выборочно и быстро возбуждались, когда пациентам демонстрировали фотографии животных, притом более интенсивно и с более коротким временным откликом, чем нейроны гиппокампа и энторинальной коры, которые никакой тематической специализации не продемонстрировали (см. график).

close

100%

Чтобы исключить «эпилептическую» теорию, опыт был повторен, но уже с участием здоровых людей и магнитно-резонансного сканера, не умеющего снимать сигналы с отдельных нейронов (в этом смысле данные, полученные в результате прямых замеров нейроактивности, более ценные и более точные), но также зафиксировавшего повышенную реакцию амигдалы на изображения животных.

Другие возможные теории (асимметричные реакции у правшей и левшей, статистические ошибки, шумы, спонтанно выдаваемые соседними нейронами) также были последовательно исключены.

«Выборочная реакция на животных нейронов амигдалы не зависела от эмоционального содержания фотографий, а также опасны эти животные для человека или неопасны», — поясняет руководивший экспериментом CalTech и ведущий автор статьи Флориан Морманн.

«Примечательно, что такое поведение нейронов наблюдалось только у миндалины, расположенной в правом полушарии»,

— отмечает он.

Такая асимметрия, считают авторы, подтверждает теорию, что на ранних стадиях эволюции позвоночных произошла специализация правого полушария мозга, «фильтрующего» и обрабатывающего зрительные раздражители, связанные с деятельностью других организмов. «Амигдала — эволюционно очень древний отдел мозга, несущий информацию об огромных временных отрезках нашей биологической истории. Понятно, что животные в этой истории играли огромную роль — и как опасные хищники, и как полезная добыча. Амигдала несет в себе отпечаток этого наследия», — заключает Морманн.

Впрочем, почему играли?

Правая амигдала, миллионы лет определявшая, как реагировать ее хозяину на одну муху, вдруг вырастающую до размеров чего-то большого, косматого, проворного и очень зубастого, и на другую, обернувшуюся чем-то большим, пушистым, но нерасторопным и потенциально вкусным, до сих пор исправно трудится, когда начинается бесконечный спор, что лучше — собачки, кошечки или мадагаскарский таракан.

границ | Роль правого полушария в эмоциональных и поведенческих расстройствах у пациентов с лобно-височной долевой дегенерацией: обновленный обзор

Введение

Даже если большинство авторов признают наличие важных асимметрий в репрезентации и обработке эмоций, природа этих асимметрий остается спорной. Были выдвинуты две основные модели, касающиеся взаимосвязи между эмоциями и латеральностью мозга. Первая модель, получившая название «гипотеза правого полушария» (Gainotti, 1972, 2012; Borod et al., 1998; Mandal and Ambady, 2004) постулирует общее доминирование правого полушария для всех эмоций, независимо от аффективной валентности. Эта модель была предложена Gainotti (1972) на основе клинических наблюдений за пациентами с поражением правого и левого полушария, поскольку пациенты с (афазическим) поражением левого полушария обычно демонстрировали «катастрофические реакции» на фрустрирующие попытки вербального выражения, в то время как пациенты с тяжелыми поражениями правого полушария обычно проявляли «реакцию безразличия» к своим дефектам и инвалидности.Поскольку эта «реакция безразличия» включала в себя отрицание или отсутствие интереса к инвалидности и неудачам во время нейропсихологического обследования, а также склонность пациентов к глупым, ироническим или саркастическим шуткам, Гайнотти (1972) предположил, что эта модель поведения была гораздо более ненормальной, чем катастрофические реакции пациентов с левосторонним повреждением мозга. Считалось, что аномальные эмоциональные реакции были связаны с большим участием правого полушария в эмоциональных функциях, что согласуется с взаимосвязью, существующей между языковыми нарушениями у пациентов с повреждением левого полушария и доминированием левого полушария для речи.В последующие годы эта интерпретация, предполагающая общее доминирование правого полушария для эмоциональных функций, была подтверждена экспериментальными и клиническими исследованиями, в которых изучались невербальные коммуникативные аспекты эмоций у нормальных субъектов и у пациентов с односторонним поражением головного мозга. Большинство этих исследований фактически показали общее доминирование правого полушария как в понимании, так и в мимике и голосовом выражении положительных и отрицательных эмоций (см., 1998; Мандал и Амбади, 2004 г. и Гайнотти, 2018 г. (обзоры).

Вторая модель, «гипотеза валентности» (Ahern and Schwartz, 1979; Reuter-Lorenz and Davidson, 1981; Rodway et al., 2003), предполагает противоположное доминирование левого полушария для положительных эмоций и правого полушария для положительных эмоций. негативные эмоции. Эта модель основана на результатах, полученных в ходе ограниченного числа исследований, в которых изучались невербальные коммуникативные аспекты эмоций у здоровых людей и у пациентов с односторонним поражением головного мозга.Так, Reuter-Lorenz and Davidson (1981), Reuter-Lorenz et al. (1983) и Natale et al. (1983), изучая понимание эмоций с помощью тахистоскопического латерализованного представления эмоциональных лиц в правое и левое поле зрения, обнаружили преимущество правого полушария для отрицательных эмоций и преимущество левого полушария для положительных эмоций. В том же ключе Сакем и Гур (1978) и Сакем и Грега (1987), используя составные фотографии положительных или отрицательных эмоций (созданные с использованием двух левых или двух правых половин лица), обнаружили левостороннюю асимметрию лица в выражении лица. отрицательных, но не положительных эмоций (см. Gainotti et al., 1993; Мандал и Амбади, 2004 г. и Киллгор и Юргелун-Тодд, 2007 г. для подробных критических обзоров).

Вариант этой модели, предложенный Дэвидсоном (1983, 1992) и названный «гипотезой приближения-удаления», утверждает, что асимметрия мозга, наблюдаемая во время положительных и отрицательных эмоций, связана не с валентностью эмоциональных стимулов, а с мотивационными стимулами. система, задействованная этими раздражителями. Согласно этой модели, левая префронтальная кора (ПФК) может быть вовлечена в систему, облегчающую приближение к аппетитным стимулам, тогда как правая префронтальная кора может быть вовлечена в систему, облегчающую избегание аверсивных стимулов.Другой набор данных использовался для поддержки, с одной стороны, «гипотезы правого полушария» и «гипотезы валентности», а с другой стороны, гипотезы «приближения-удаления». Данные, подтверждающие «гипотезу правого полушария» и «гипотезу валентности» соответственно, были получены путем изучения понимания и выражения положительных и отрицательных эмоций на уровне лица или голоса у здоровых людей и у пациентов с очаговым односторонним поражением головного мозга. Наоборот, большинство данных в поддержку гипотезы «приближение-удаление» получено при изучении асимметрии ЭЭГ на уровне лобных долей при положительных и отрицательных эмоциях или в ситуациях с компонентами приближения или избегания/отступления.Однако использование фронтальных асимметрий ЭЭГ для оценки эмоций или мотивации недавно подверглось критике по методологическим и концептуальным причинам. Например, Миллер и др. (2013) заметили, что рассмотрение левой и правой лобных долей как единиц анализа может вводить в заблуждение, поскольку исследования гемодинамики и электромагнитной нейровизуализации предполагают значительную функциональную дифференциацию в специализации и активации субрегионов лобной коры, включая их связь друг с другом. и в другие регионы.Важные методологические возражения также были выдвинуты Allen et al. (2018) и Резник и Аллен (2018), которые показали, что нет достаточных доказательств, подтверждающих взаимосвязь между лобными асимметриями ЭЭГ и эмоциональными или мотивационными системами. В современной клинической науке исследования, направленные на проверку этих моделей на неврологических пациентах, стали гораздо менее распространенными, чем исследования с использованием функциональной визуализации, но результаты этих исследований не смогли четко подтвердить как гипотезу «правого полушария», так и гипотезу «валентности» или гипотеза «приближения-отстранения» (см. Wager et al., 2003 и Fusar-Poli et al., 2009 для метааналитических обзоров). Однако к этим довольно разочаровывающим результатам следует относиться с осторожностью, поскольку ограничения и ограничения, накладываемые методологиями функциональной визуализации, представляют собой далеко не идеальную среду для изучения полномасштабных эмоциональных и социальных процессов. Так, Левенсон и соавт. (2014) заметили, что даже если бы можно было вызвать сильные эмоции в сканере, связанные с этим мышечные активности тела и лица создавали бы огромные сигнальные артефакты.Таким образом, большинство эмоциональных и социальных исследований, проводимых с помощью сканера, попадают в сферу социального и эмоционального познания, где основное внимание уделяется тому, как мы думаем и выносим суждения о социальных и эмоциональных процессах, а не реальным эмоциям, которые разворачиваются в реальном времени. У больных с поражением головного мозга, наоборот, в контролируемых лабораторных условиях или в более естественных условиях в естественной среде пациента можно наблюдать различные виды эмоционального поведения. В последние годы интерес клинических исследователей сместился с больных с очаговыми поражениями головного мозга на больных с дегенеративными заболеваниями головного мозга и, в частности, на больных с лобно-височной долевой дегенерацией (ЛВЛД), так как у этих больных очень часто встречаются нарушения эмоционального и социального поведения и поскольку атрофия, поражающая передне-вентральные отделы лобных и височных долей, может быть явно асимметричной на ранних стадиях этого заболевания.FTLD является патологическим субстратом, связанным с лобно-височной деменцией (FTD), которая действительно является клинически гетерогенным заболеванием, при котором были описаны как лобно-преобладающие (fvFTD), так и височно-преобладающие (tvFTD) подтипы. Как правило, tvFTD определяется наличием дефицита языковых и семантических знаний, и по этой причине его часто называют семантической деменцией (SD). С другой стороны, fvFTD определяется по его поведенческим особенностям, и по этой причине его часто называют «поведенческим вариантом лобно-височной деменции» (bvFTD), даже несмотря на то, что многие исследования (например,г., Бозеат и др., 2000; Сноуден и др., 2001; Розен и др., 2002а; Лю и др., 2004; Rascovsky et al., 2011) показали, что оба этих анатомо-клинических синдрома могут быть связаны с поведенческими нарушениями. Кроме того, несколько авторов (например, Snowden et al., 1996, 2004; Thompson et al., 2003; Seeley et al., 2005, 2008) показали, что на ранних стадиях ЛВД атрофия затрагивает лобные и (даже более ) передние височные доли (ATL) могут быть явно асимметричными. Поскольку многие другие исследования (например,г., Миллер и др., 1993; Эдвардс-Ли и др., 1997; Mychack и др., 2001; Перри и др., 2001; Сили и др., 2005; Айриш и др., 2013 г.; Binney et al., 2016) показали, что эмоциональные и поведенческие расстройства могут быть на первом плане при преобладании атрофии в правой лобной или височной доле, мы полагаем, что тщательный обзор этих исследований мог бы помочь прояснить характер существующих взаимосвязей между эмоциями и латеральностью мозга. Еще одним источником информации по этому вопросу были исследования, проведенные у пациентов с FTLD, в которых были обнаружены корреляции между специфическими эмоциональными расстройствами и атрофией или дисфункцией столь же специфичных латеральных корковых или подкорковых структур.Таким образом, основной объем настоящего обзора состоит в оценке того, поддерживают ли результаты исследований, проведенных у пациентов с ЛВД, четко гипотезу «правого полушария» или «валентности», или они не могут прояснить природу асимметрий, существующих в репрезентации и обработка эмоций.

Методы

В этом обзоре для проверки указанных выше моделей мы рассмотрели все найденные в литературе исследования, в которых изучалось влияние асимметричных атрофий на эмоциональные и поведенческие расстройства у пациентов с FTLD за последние 25 лет (с 1993 по 2018 г.).Этот временной интервал был выбран потому, что, хотя было много более ранних работ, оценивающих гипотезу «правого полушария» при других неврологических заболеваниях (например, Coffey, 1987; Gainotti and Caltagirone, 1989; Borod et al., 1998), первые исследования посвященные взаимосвязи между эмоциональными/поведенческими расстройствами и латеральностью атрофии при FTLD, были опубликованы 25 лет назад (Miller et al., 1993). В самых ранних исследованиях авторы сосредоточились на поведенческих расстройствах, и оценка эмоциональных нарушений основывалась больше на клинической оценке, чем на конкретных нейропсихологических тестах.Напротив, в более поздних исследованиях специфические эмоциональные расстройства изучались с помощью специальных сложных процедур тестирования. Поскольку данные нескольких исследований свидетельствуют о наличии сильной взаимосвязи между поведенческими и эмоциональными расстройствами, оба вида исследований были включены в наш обзор, даже если был проведен отдельный анализ этих данных. С этой целью мы провели поиск в PubMed и Medline для исследований, включающих диагностические ключевые слова («дегенеративные заболевания», «семантическая деменция», «первичная прогрессирующая афазия» и «ЛВД») в сочетании с релевантными ключевыми словами содержания, связанными с «поведенческими расстройствами». и эмоциональные расстройства», «положительные и отрицательные эмоции», «латеральность поражения».Первоначальный поиск дал 168 исследований по базам данных, и 55 дополнительных публикаций были найдены по ссылкам на полученные статьи. После удаления 46 дубликатов среди оставшихся 177 публикаций были отобраны статьи для включения в обзор.

Критерии включения

При отборе статей для включения в обзор использовались следующие критерии: (а) наличие данных, позволяющих оценить связь между эмоциональными и поведенческими расстройствами и преобладающим поражением правой или левой лобной или височной доли; (b) использование точных клинических определений или нейропсихологических показателей эмоциональных/поведенческих расстройств, рассматриваемых в исследовании, в сочетании с (c) сравнением результатов, полученных по этим показателям у пациентов, демонстрирующих преобладание левостороннего или правостороннего расстройства. поражения (атрофии или гипометаболизм ФДГ-ПЭТ) или (г) изучение корреляции между специфическими эмоциональными расстройствами и атрофией или гипометаболизмом одинаково специфичных левосторонних или правосторонних структур.Большинство исследований, отобранных в соответствии с критериями включения, были отклонены, поскольку в них латеральность не рассматривалась как важная переменная ( N = 96), в то время как некоторые были исключены из-за недостаточности диагностических критериев ( n = 27) или методологических несоответствий (). N = 22). Только 32 исследования соответствовали как первым двум, так и третьему или четвертому критерию и представлены в таблице 1. Большинство этих исследований ( N = 26) в основном относились к «гипотезе правого полушария», тогда как немногие ( N = 6) считались релевантными в отношении «гипотезы валентности».Некоторые исследования, которые сообщали об интересных наблюдениях, но лишь частично соответствовали запрошенным критериям, не были включены в Таблицу 1, но были рассмотрены в разделе «Обсуждение».

Таблица 1 . Синтетическое описание исследований, в которых изучались эмоциональные и поведенческие расстройства у пациентов с лобным или височным вариантом лобно-височной дегенерации, с оценкой преобладания левосторонней или правосторонней атрофии у пациентов с эмоциональными расстройствами или корреляции между конкретными эмоциональными расстройствами и атрофией или дисфункция латерализованных корковых или подкорковых структур.

Результаты

Краткий описательный обзор 32 исследований, включенных в наш обзор, представлен в таблице 1.

Описательные данные, представленные в таблице 1, дают представление о сложности и неоднородности направлений исследований, рассматриваемых в нашем обзоре. На самом деле эти исследования, хотя все они имеют отношение к предмету нашего обзора, исследовали широкий спектр клинических синдромов, а также поведенческих расстройств (например, статьи 1-3, 6-8, 11 и 13-14), возникающие (по крайней мере частично) в результате эмоциональных нарушений или эмоциональных расстройств per se .Более того, даже истинные эмоциональные расстройства включали в себя две разные категории эмоций. В некоторых случаях рассматривались базовые эмоции (например, статьи 5, 10, 12, 21, 24, 27 и 29), которые считаются врожденными и обеспечивают высокую ценность для выживания (Ekman, 1984, 1992). В других случаях они рассматривали «сложные», «социальные» и «сознательные эмоции» (например, 9, 15–18, 22–25, 28 и 30–31), которые подчинены социальным нормам (Экман , 1984, 1992) и требуют оценки себя в социальном контексте (Tangney, 1999).

Более аналитическая таблица пациентов (количество участников), эмоциональных и поведенческих расстройств (клинический диагноз, проведенные тесты и нейроанатомическая оценка) и методология исследования (групповое сравнение или корреляционный анализ) статей: (а) посвященных поведенческим расстройствам; (b) релевантно в отношении «гипотезы правого полушария» и (c) конкретно в отношении «гипотезы валентности», поэтому указано в таблице 2.

Таблица 2 .Более подробный отчет о статьях, включенных в настоящий обзор, и: (а) о поведенческих расстройствах; (b) относящиеся к «гипотезе правого полушария» и (c) конкретно относящиеся к «гипотезе валентности».

Результаты, полученные в большинстве ( N = 26) этих исследований, в основном относились к «гипотезе правого полушария», поскольку они: (1) проводили сравнение между распространенностью левосторонних и правосторонних поражений у пациентов с эмоциональными расстройствами. или поведенческие расстройства, или (2) выявили значительную корреляцию между эмоциональными расстройствами и атрофией или гипометаболизмом левосторонних или правосторонних структур головного мозга.Девять из этих исследований, а именно исследования (1), (2), (3), (6), (7), (8), (10), (13) и (14), были сосредоточены на поведенческих расстройствах, тогда как 17 исследований, а именно исследований (4), (9), (15), (16), (17), (18), (19), (20), (22), (23), (24), (25 ), (27), (28), (29), (30) и (32) были сосредоточены на истинных эмоциональных расстройствах и имели отношение к «гипотезе правого полушария». С другой стороны, результаты, полученные в нескольких ( N = 6) из этих исследований, а именно в исследованиях (5), (10), (12), (21), (26) и (31), имели отношение к «гипотеза валентности».Они действительно провели отдельный анализ понимания или производства положительных и отрицательных эмоций и сравнили результаты, полученные при выполнении этих заданий пациентами с ЛВД, с преобладанием левых или правых поражений (исследование 21) или сопоставили эти паттерны эмоциональных расстройств со специфическими левосторонние или правосторонние структуры (исследования 5, 10, 12, 26 и 31).

Результаты расследований, в основном связанных с поведенческими расстройствами

Данные, представленные в табл. 2, показывают, что все исследования, посвященные расстройствам поведения (по крайней мере, частично обусловленным эмоциональными нарушениями), согласовывались с предположением об общем доминировании правого полушария в отношении эмоциональных функций.Фактически все эти исследования продемонстрировали преобладание поведенческих расстройств у больных ЛВД с атрофией или гипометаболизмом правосторонних нервных структур (исследования 1, 2, 3, 8, 13) или достоверную корреляцию между поведенческими расстройствами и атрофией или гипометаболизмом нервных структур. правые лобно-височные структуры (исследования 6, 7 и 14). Это было верно независимо от характера сообщаемого поведенческого расстройства (которое состояло из расторможенности в исследованиях 1, 2, 6, 8, 13 и 16, апатии в исследованиях 1, 13 и 14 и агрессивного поведения в исследованиях 2). 8 и 13) и рассматриваемой стадии заболевания.Это поведенческое расстройство фактически было наблюдаемым симптомом в статьях 3 и 8, тогда как в других статьях оно наблюдалось на стадиях от умеренной до поздней.

Результаты исследований, относящихся к «гипотезе правого полушария»

Как и в случае исследований, которые в основном касались поведенческих расстройств, результаты исследований эмоциональных расстройств и тех, которые считались соответствующими «гипотезе правого полушария», подтверждали предположение об общем доминировании правого полушария для эмоциональных функций. .Даже в этом случае фактически почти все (т.е. 16 из 17) исследований продемонстрировали либо большее эмоциональное нарушение у пациентов с ЛВД с преобладанием атрофии правосторонних структур головного мозга (исследования 4 и 27), либо достоверную корреляцию между эмоциональные расстройства и атрофия или гипометаболизм правых лобно-височных структур (исследования 9, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 22, 23, 24, 25, 29, 30, 32). Только в корреляционном исследовании 28 (Dermody et al., 2016) эмоциональный дефект (снижение эмпатической озабоченности) был связан с преобладающей атрофией в левосторонних структурах (левая орбитофронтальная и островковая кора) у пациентов с бвЛВД.

Таким образом, независимо от используемой методологии (групповое сравнение или корреляционный анализ), результаты исследований, направленных на проверку «гипотезы правого полушария», убедительно подтверждают предположение об общем доминировании правого полушария для эмоциональных функций. Очевидно, это не означает, что левые лобно-височные структуры не играют существенной роли в эмоциональных функциях. Даже если оставить в стороне результаты, полученные Dermody et al. (2016), во всех остальных корреляционных исследованиях эмоциональные расстройства были связаны с атрофией как правой, так и левой передневисочной, островковой и орбитофронтальной коры, хотя корреляции были сильнее в правосторонних, чем в левосторонних структурах.

Результаты исследований, конкретно касающихся «гипотезы валентности»

В исследовании (5) Rosen et al. (2002b) исследовали понимание выражений эмоций на лице у девяти человек с tvFTD и показали, что эффективность распознавания выражений лица (оцениваемая с помощью комплексного показателя производительности по печали, гневу и страху) коррелирует с атрофией правой миндалины. Те же авторы также исследовали взаимосвязь между пониманием конкретных эмоций и региональными объемами головного мозга и показали, что показатели счастья и печали в значительной степени коррелируют с объемом правой миндалины и правой орбито-фронтальной коры (ОФК).Таким образом, корреляция между комплексным показателем эффективности негативных эмоций (печали, гнева и страха) и атрофией правой миндалины могла бы согласовываться с «гипотезой валентности», но тот факт, что показатели счастья и грусти достоверно коррелировали с правильными объемами миндалевидного тела и OFC, противоречит этой модели. Столь же неубедительные результаты были получены в исследовании (10) Rosen et al. (2006) и в исследовании (12) Werner et al. (2007). В первом исследовании использовалась Флоридская батарея аффектов (Bowers et al., 1989) для оценки распознавания эмоций у 50 пациентов с нейродегенеративным заболеванием и корреляции показателей распознавания мимики с региональными изменениями содержания ткани серого вещества с использованием морфометрии на основе вокселей. Во втором исследовании сравнивали эмоциональную реактивность и эмоциональное понимание эмоциональных фильмов, призванных вызвать страх, радость и грусть у пациентов с ЛВД и у здоровых людей из контрольной группы. В соответствии с предыдущими исследованиями Rosen et al. (2006) обнаружили, что у пациентов с нейродегенеративными заболеваниями точность распознавания была низкой для отрицательных эмоций (страха, гнева и печали) и хорошей для счастья.Однако они также обнаружили, что содержание ткани в области правой латеральной нижней височной извилины [зона Бродмана (BA) 20], простирающейся до правой средней височной извилины (BA 21), коррелирует с точностью распознавания отрицательных эмоций. С другой стороны, Вернер и соавт. (2007) сообщили о двух данных, согласующихся с «гипотезой правого полушария». Первый заключался в том, что создание как счастливых выражений лица для счастливых фильмов, так и грустных выражений лица для грустных фильмов было связано с большим объемом долей в правой лобной доле.Во-вторых, региональная атрофия мозга была связана с более плохим распознаванием эмоций страха в правой височной области и печали в левой лобной и двусторонней височной коре. Тот факт, что точность распознавания отрицательных эмоций положительно коррелирует с тканевым составом правых височных структур, Rosen et al. (2006), а при атрофии левой лобной доли Werner et al. (2007) может частично поддержать «гипотезу валентности». Однако этой интерпретации противоречат результаты, полученные в исследовании (21) Irish et al.(2013), в исследовании (26) Sturm et al. (2015) и в исследовании (31) Perry et al. (2017), которые изучали положительные и отрицательные эмоции в разных подгруппах пациентов с ЛВД с использованием разных экспериментальных парадигм. Айриш и др. (2013) сравнили результаты, полученные двумя группами преимущественно правых ( n = 10) и левых ( n = 12) пациентов с СР, по тесту обработки эмоций Экмана 60-Faces (Young et al., 2002). . В этом тесте левосторонние больные с СД демонстрировали заметные трудности только в распознавании отрицательных эмоций, тогда как распознавание счастья было сохранным.В том же задании правые пациенты с SD продемонстрировали глубокий дефицит в распознавании всех основных лицевых эмоций, включая распознавание счастья, и показали значительно худшие результаты, чем левые пациенты с SD, в распознавании гнева и счастья. Эти результаты, показавшие, что правосторонние пациенты с СР хуже оценивают распознавание счастья, чем левосторонние, явно противоречили «гипотезе валентности», потому что, согласно этой модели, распознавание счастья должно осуществляться левым полушарием.Точно так же противоречат «гипотезе валентности» данные, полученные Sturm et al. (2015), которые измерили реакцию на счастье у пациентов с ЛВД, которые смотрели видеоклип, призванный вызвать счастье, и Perry et al. (2017), которые давали пациентам с бвЛВД серию заданий, включающих приятные, неприятные и нейтральные обонятельные стимулы. Штурм и др. (2015) показали, что, вопреки предположениям «валентной гипотезы», атрофия преимущественно левополушарных лобно-стриарных систем регуляции эмоций была связана с более счастливым поведением лица во время фильма, призванного вызвать счастье.Перри и др. (2017) показали (в соответствии с «гипотезой правого полушария»), что неспособность субъективно различать валентность приятных и неприятных запахов коррелирует с атрофией правого вентрального среднего островка и правой миндалины. Кроме того, (в отличие от «валентной гипотезы») они показали, что положительная оценка неприятных запахов коррелирует с атрофией левой передней доли и лобного полюса.

Обсуждение

Результаты настоящего обзора убедительно подтверждают результаты предыдущих исследований (например,г., Миллер и др., 1993; Эдвардс-Ли и др., 1997; Сили и др., 2005; Айриш и др., 2013 г.; Бинни и др., 2016; Kumfor et al., 2016), которые показали, что неадекватное социальное и эмоциональное поведение является ранним и отличительным маркером правосторонних вариантов FTLD. Кроме того, данные, представленные в таблице 2, подтверждают наше решение рассматривать эмоциональные и поведенческие расстройства как отдельные, но сильно взаимосвязанные явления, поскольку высокая распространенность пациентов с правосторонним ЛВД наблюдалась как в исследованиях, основанных на поведенческих нарушениях, так и в исследованиях, оценивающих отдельные аспекты эмоционального состояния. расстройства.Первый был оценен клинически (оценка медицинских записей) в статьях 1. Miller et al. (1993), 2. Эдвардс-Ли и др. (1997), 3. Mychack et al. (2001), 8. Seeley et al. (2005) и 13. Chan et al. (2009) и Нейропсихиатрической инвентаризации (Cummings et al., 1994) в исследованиях 6. Liu et al. (2004), 7. Розен и др. (2005) и 14. Massimo et al. (2009). Последнее, напротив, часто исследовалось с помощью специальных процедур тестирования, таких как измерение эмпатии IRI (Davis, 1983) в исследованиях 9.Рэнкин и др. (2006), 18. Eslinger et al. (2011) и 28. Dermody et al. (2016 г.); Тест на осведомленность о социальном выводе (TASIT/McDonald et al., 2002) в исследованиях 15. Kipps et al. (2009), 16. Рэнкин и др. (2009), 19. Goodkind et al. (2012), 25. Downey et al. (2015) и 30. Multani et al. (2017 г.); карикатуры TOM (Lough et al., 2006) в исследовании 23. Irish et al. (2014 г.); задача Экмана 60-Faces (Ek60F / Young et al., 2002) в исследовании 24. Cerami et al. (2015 г.); Комплексная система тестирования аффекта (CATS/Froming et al., 2006) в исследовании 27. Binney et al. (2016) и Батарея обработки лиц и эмоций (Miller et al., 2012) в исследовании 29. Kumfor et al. (2016). Однако, несмотря на эти важные методологические различия между исследованиями, основанными на поведенческих аномалиях, и теми, которые оценивают конкретные аспекты эмоциональных расстройств, в этих исследованиях была обнаружена одинаково высокая распространенность правосторонних лобно-височных поражений. Некоторые авторы (например, Zahn et al., 2009; Ross and Olson, 2010; Olson et al., 2013) интерпретировали это неадекватное социальное и эмоциональное поведение в рамках модели «семантического узла» (Rogers et al., 2004; Паттерсон и др., 2007 г.; Лэмбон Ральф и Паттерсон, 2008 г.). Однако, в отличие от первоначальной версии этой модели, в которой «Хаб» рассматривался как билатерально представленный единый механизм, они утверждали, что левый ATL поддерживает общие концептуальные знания, тогда как правый ATL включает в себя специфическую для предметной области систему социального познания. Однако эта гипотеза была поставлена ​​под сомнение результатами недавнего обзора, в котором Gainotti (2015) показал, что правая ATL играет более важную роль в поведенческих и эмоциональных функциях, чем в более высоком уровне социального познания, и рассматривал эти расстройства как связанные с нарушением более низкого уровня. (поведенческих и эмоциональных) компонентов, чем аспектов более высокого уровня (социально-когнитивных).

Обсуждение исследований, относящихся к «гипотезе правого полушария»

Основываясь на этих предпосылках, настоящий обзор был направлен на то, чтобы оценить, подтверждают ли результаты исследований, проведенных у пациентов с FTLD, одну из основных моделей, выдвинутых для объяснения взаимосвязи между эмоциями и латеральностью мозга, а именно «гипотезу правого полушария» или «гипотезу валентности». ». Первая модель постулирует общее доминирование правого полушария для всех видов эмоций, а вторая предполагает противоположное доминирование левого полушария для положительных эмоций и правого полушария для отрицательных эмоций.Результаты обзора явно поддерживают «гипотезу правого полушария» больше, чем «гипотезу валентности». Все групповые сравнения, в которых изучалось влияние асимметричной атрофии на эмоциональные и поведенческие расстройства у больных ЛВД, фактически показали преобладание этих нарушений у лиц с атрофией или гипометаболизмом правосторонних нервных структур. Кроме того, результаты, согласующиеся с «гипотезой правого полушария», были получены во всех исследованиях, кроме одного (т. е. в исследованиях 9, 15, 16, 17, 18, 19, 21, 22, 23, 24, 25, 29, 30, и 32), в которых использовался регрессионный анализ для определения потенциальных корреляций между поведенческими и эмоциональными нарушениями и латерализованными нарушениями определенных структур мозга.Высокая распространенность поведенческих аномалий и эмоциональных расстройств у пациентов с правосторонней ЛВД была отмечена предыдущими авторами, которые пытались исследовать причины, объясняющие эту связь. Таким образом, Лю и соавт. (2004) предположили, что преобладание поведенческих нарушений у пациентов с ЛВД с правосторонним поражением может быть связано с важностью правого полушария для понимания эмоциональных стимулов и еще более четкой интерпретацией связи между плохим пониманием эмоциональной мимики и поведенческие аномалии были предложены Lough et al.(2006) и Goodkind et al. (2015). Эти авторы признали, что неспособность правых ЛВД-пациентов читать негативные эмоциональные выражения на лицах лично значимых людей, спровоцированные их социально неприемлемым поведением, может способствовать сохранению этих ненормальных социальных поступков. Таким образом, если поведение пациента злит членов семьи и этот гнев правильно распознается, это может побудить пациента изменить свое неприемлемое поведение, но если этот гнев не распознан правильно, улучшение ненормального социального поведения будет менее вероятным.Очевидно, что если рассмотренные данные подчеркивают общее доминирование правого полушария для всех видов эмоций, они не предполагают, что левые лобно-височные структуры играют нерелевантную роль в эмоциональных функциях. Фактически, в одном из исследований, включенных в настоящий обзор (Dermody et al., 2016), эмоциональный дефект (снижение эмпатической озабоченности) у пациентов с ЛВД был связан с преобладающей атрофией в левосторонних, а не в правосторонних структурах (левая орбитофронтальную и островковую кору).В другом исследовании (Couto et al., 2013) эмоциональный дефицит и нарушения Tome больше коррелировали с правосторонними, чем с левосторонними структурами (островок и височный полюс) только при прогрессирующей небеглой афазии (PNFA), но не у пациентов с bvFTD. В целом во всех других корреляционных исследованиях эмоциональные расстройства были связаны с атрофией как правой, так и левой передней височной, островковой и орбитофронтальной коры, хотя корреляции были сильнее с правосторонними, чем с левосторонними структурами.Взаимосвязь между эмоциональными расстройствами и атрофией правых лобно-височных структур, с другой стороны, подтверждается тем фактом, что несколько исследований, включенных в наш обзор (например, Rankin et al., 2006; Couto et al., 2013; Irish et al., al., 2014; Kumfor et al., 2016; Multani et al., 2017) показали, что даже у пациентов с двусторонними или левосторонними формами FTLD эмоциональные аспекты межличностного функционирования коррелируют с атрофией в правой, а не левой височной области. лобковые структуры.

Обсуждение исследований, конкретно касающихся «гипотезы валентности»

Если результаты исследований, касающихся «гипотезы правого полушария», явно подтверждали эту модель, то результаты исследований, касающихся «гипотезы валентности», были в лучшем случае неубедительными. Фактически, только два из этих исследований [а именно Rosen et al. (2006) и Werner et al. (2007)], по-видимому, подтвердили, по крайней мере частично, «гипотезу валентности», поскольку точность распознавания отрицательных эмоций положительно коррелировала с тканевым содержанием правых височных структур в исследовании Rosen et al.(2006) и с атрофией левой лобной доли в исследовании Werner et al. (2007) бумага. В работе Розен и соавт. (2006), однако, не было обнаружено латерализации положительных эмоций, которые, согласно «гипотезе валентности», должны обслуживаться структурами левого полушария. Точно так же в работе Werner et al. (2007) утверждают, что генерация как счастливых выражений лица в счастливых фильмах, так и грустных выражений лица в грустных фильмах были связаны с большим долевым объемом в правой лобной доле (находка, более согласующаяся с «правым полушарием», чем с «валентностью гипотеза»).Кроме того, результаты, противоречащие «гипотезе валентности», были получены Rosen et al. (2002b), Айриш и др. (2013), Штурм и др. (2015) и Перри и соавт. (2017). Розен и др. (2002b) показали, что понимание выражений счастья на лице значительно коррелирует с объемом правой миндалины и правой орбито-фронтальной коры (ОФК). Айриш и др. (2013) доказали, что правосторонние пациенты с SD значительно хуже распознавали счастливые лица, чем левосторонние пациенты. Штурм и др.(2015) показали, что демонстрация видеоклипа, предназначенного для того, чтобы вызвать счастье, провоцировала более счастливое поведение на лице у пациентов с левосторонней лобно-височной атрофией, а Perry et al. (2017) выявили, что у пациентов с бвЛВД тенденция положительно оценивать неприятные запахи коррелирует с атрофией левого дорсального переднего островка и левого лобного полюса. На основе этих результатов и данных, показывающих, что счастье — это простейшее выражение эмоций на лице (Ekman, 2007), можно объяснить результаты, полученные Rosen et al.(2006) не только с точки зрения «валентности», но и «правополушарной» гипотезы. В работе Розен и соавт. (2006), по сути, как и во многих подобных исследованиях, проведенных на пациентах с дегенеративными заболеваниями головного мозга (например, Rosen et al., 2002b, 2004; Irish et al., 2013; Bora et al., 2016), производительность на распознавание выражений лица было хуже для отрицательных эмоций (страха, гнева и печали), чем для счастья. Таким образом, возможно, что корреляция между правыми височными структурами и распознаванием отрицательных эмоций может быть связана с большей вовлеченностью правого полушария в наиболее трудную часть задачи, чем с (отрицательной) валентностью эмоций, подлежащих распознаванию.Розен и др. (2006) также отметили, что если участники осознают, что фотография изображает отрицательную эмоцию, им все равно придется выяснить, какая из нескольких отрицательных эмоций выражается. Напротив, если они признают, что фотография изображает положительные эмоции, то это должно быть счастье. Это объясняет часто сообщаемые данные о том, что пациентам труднее распознавать отрицательные эмоции, чем положительные. Таким образом, мы можем заключить, что результаты настоящего обзора больше согласуются с «правым полушарием», чем с «гипотезой валентности», поскольку первая модель подтверждается результатами всех исследований, считающихся релевантными в отношении «правого полушария». полушария» и большинства исследований, считающихся релевантными в отношении «гипотезы валентности».

Эти выводы согласуются с выводами предыдущих работ, посвященных другим неврологическим заболеваниям (например, Gainotti, 1972; Coffey, 1987; Gainotti and Caltagirone, 1989; Borod et al., 1998; Mandal and Ambady, 2004). также поддержал «гипотезу правого полушария» и те из недавней статьи, в которой Gainotti (2018) попытался переработать «гипотезу правого полушария» с точки зрения взаимосвязей между мозгом и поведением. Что касается предыдущих статей, я упомяну здесь только обзорную статью Коффи (1987) и исследовательскую статью Борода и др.(1998). Coffey (1987) провел обзор клинических и экспериментальных исследований, проведенных с пациентами с повреждениями головного мозга, нормальными субъектами и психически больными, и пришел к выводу, что правое полушарие уникально специализируется на восприятии, переживании и выражении эмоций. Бород и др. (1998) исследовали понимание эмоций у пациентов с инсультом с повреждением правого и левого полушарий головного мозга и у здоровых людей по трем каналам коммуникации (лицевой, просодический и лексический) и сопоставили «правое полушарие» с «гипотезой валентности».«Правосторонние пациенты с BD были значительно ухудшены по сравнению с левосторонними пациентами с BD и нормальным контролем по каналам и валентностям, что подтверждает гипотезу RH. Что касается вопроса о том, что эти результаты могут означать для отношений между мозгом и поведением, Gainotti (2018) проанализировал результаты недавних исследований, которые установили критическую роль: (а) правой миндалины в бессознательной обработке эмоциональной информации; (б) правой вентромедиальной префронтальной коры в функциях эмоционального контроля и (в) правой передней доли в сознательном переживании эмоций.Таким образом, все эти данные поддерживают и обеспечивают обновленную, конгруэнтную версию ранних моделей, предполагающих общее доминирование правого полушария в отношении эмоциональных функций.

Ограничения исследования

Основное ограничение этого обзора, вероятно, состоит в неоднородности исследований, включенных в наш обзор, поскольку используемые источники доказательств различались по содержанию и методологии, используемой в разных исследованиях. Что касается содержательных различий, то они касались разных синдромов (напр.g., fv FTD по сравнению с tvFTD или bvFTD по сравнению с SD), принадлежащие к спектру заболеваний FTLD, рассматриваемых в различных исследованиях, и (поведенческий или собственно эмоциональный) характер изучаемых расстройств. Что касается различных рассматриваемых синдромов, следует отметить, что локализация заболевания может быть различной у разных пациентов, поскольку поражения, как правило, двусторонние, и вовлечены лобные и височные доли по-разному (Kumfor et al., 2016). Что касается природы исследованных расстройств, то даже в исследованиях, посвященных истинным эмоциональным расстройствам, можно выделить два основных источника гетерогенности.Первый относится к тому факту, что в некоторых исследованиях изучались базовые эмоции, рассматриваемые как врожденные и обладающие высокой ценностью для выживания (Ekman, 1984, 1992), а в других случаях — «сложные», «социальные» и «сознательные эмоции», обусловленные социальными эмоциями. норм (Ekman, 1984, 1992) и требующих оценки себя в социальном контексте (Tangney, 1999). Второй источник неоднородности относится к тому факту, что в одних исследованиях проводилась глобальная оценка эмоциональных расстройств, тогда как в других исследованиях проводилось различие между отрицательными и положительными эмоциями.Что касается методологии, обзор включал: (а) исследования, основанные на сравнении левосторонней и правосторонней атрофии у пациентов с ЛВД, с эмоциональными или поведенческими расстройствами и (б) исследования, основанные на оценке корреляций между специфическими эмоциональные расстройства и атрофия или гипометаболизм одинаково специфичных левосторонних или правосторонних структур. Даже если эти источники неоднородности не позволили провести метаанализ данных, собранных у пациентов с ЛВД или другими дегенеративными заболеваниями головного мозга, результаты настоящего обзора можно рассматривать как существенное доказательство в поддержку (при нынешнем уровне наших знаний) «правое полушарие», а не «гипотеза валентности».

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Заявление о конфликте интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Ссылки

Аллен, Дж. Дж. Б., Кеуне, П. М., Шёненберг, М., и Насслок, Р. (2018). Фронтальная альфа-асимметрия ЭЭГ и эмоции: от нейронных основ и методологических соображений до психопатологии и социального познания. Психофизиология 55:e13028. doi: 10.1111/psyp.13028

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бинни, Р. Дж., Генри, М. Л., Бабиак, М., Прессман, П. С., Сантос-Сантос, М. А., Нарвид, Дж., и соавт. (2016). Чтение слов и других людей: сравнение обработки слов-исключений, знакомых лиц и аффектов в лево- и правовисочных вариантах первичной прогрессирующей афазии. Кортекс 82, 147–163. doi: 10.1016/j.cortex.2016.05.014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бора, Э., Велакулис, Д., и Вальтерфанг, М. (2016). Метаанализ распознавания лицевых эмоций при лобно-височной деменции поведенческого варианта: сравнение с болезнью Альцгеймера и здоровым контролем. Дж. Гериатр. Психиатрия Нейрол . 29, 205–211. дои: 10.1177/08

716640375

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Borod, J.C., Cicero, B.A., Obler, L.K., Welkowitz, J., Erhan, H.M., Santschi, C., et al. (1998). Эмоциональное восприятие правого полушария: данные по нескольким каналам. Нейропсихология 12, 446–458. дои: 10.1037/0894-4105.12.3.446

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Бауэрс, Д., Блондер, Л. К., и Хейлман, К. М. (1989). Батарея аффектов Флориды, пересмотренная версия . Гейнсвилл, Флорида: Центр нейропсихологических исследований Университета Флориды.

Академия Google

Бозеат, С., Грегори, К.А., Лэмбон Ральф, Массачусетс, и Ходжес, Дж.Р. (2000). Какие нейропсихиатрические и поведенческие особенности отличают лобно-височные варианты лобно-височной деменции от болезни Альцгеймера? Дж.Нейрол. Нейрохирург. Психиатрия 69, 178–186. doi: 10.1136/jnnp.69.2.178

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Черами, К., Додич, А., Яннакконе, С., Марконе, А., Леттьери, Г., Креспи, К., и соавт. (2015). Праволимбический гипометаболизм ФДГ-ПЭТ коррелирует с распознаванием и атрибуцией эмоций в вероятном поведенческом варианте больных лобно-височной деменцией. PLoS ONE 10:e0141672. doi: 10.1371/journal.pone.0141672

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Чан, Д., Anderson, V., Pijnenburg, Y., Whitwell, J., Barnes, J., Scahill, R., et al. (2009). Клинический профиль атрофии правой височной доли. Мозг 132, 1287–1298. дои: 10.1093/мозг/awp037

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Коуто, Б., Манес, Ф., Монтаньес, П., Маталлана, Д., Рейес, П., Веласкес, М., и др. (2013). Структурная нейровизуализация социального познания при прогрессирующей небеглой афазии и поведенческом варианте лобно-височной деменции. Фронт. Гум. Нейроски . 7:467. doi: 10.3389/fnhum.2013.00467

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Каммингс, Дж., Мега, М., Грей, К., Розенберг-Томпсон, С., Карузи, Д.А., и Горнбейн, Дж. (1994). Нейропсихиатрический инвентарь: комплексная оценка психопатологии при деменции. Неврология 44, 2308–2314. doi: 10.1212/WNL.44.12.2308

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Дэвидсон, Р.Дж. (1983). «Специализация полушария для познания и аффекта», в физиологических коррелятах человеческого поведения . редакторы А. Гейл и Дж. Эдвардс (Лондон, Academic Press), 203–216.

Академия Google

Дэвис, Массачусетс (1983). Измерение индивидуальных различий в эмпатии: свидетельство многомерного подхода. Дж. Перс. соц. Психол. 44, 113–126. дои: 10.1037/0022-3514.44.1.113

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Дермоди, Н., Вонг С., Ахмед Р., Пиге О., Ходжес Дж. Р. и Айриш М. (2016). Раскрытие нейронных основ дефицита когнитивной и аффективной эмпатии при болезни Альцгеймера и поведенческом варианте лобно-височной деменции. Дж Болезнь Альцгеймера . 53, 801–816. дои: 10.3233/JAD-160175

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Downey, L.E., Mahoney, C.J., Buckley, A.H., Golden, H.L., Henley, S.M., Schmitz, N., et al. (2015). Признаки тракта белого вещества нарушенного социального познания при лобно-височной долевой дегенерации. Клиника нейроимидж. 23, 640–651. doi: 10.1016/j.nicl.2015.06.005

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Эдвардс-Ли, Т., Миллер, Б.Л., Бенсон, Д.Ф., Каммингс, Дж.Л., Рассел, Г.Л., Бун, К., и соавт. (1997). Височный вариант лобно-височной деменции. Мозг 120, 1027–1040. doi: 10.1093/мозг/120.6.1027

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Экман, П. (1984). «Выражение и природа эмоций», в Approaches to Emotion , eds K.Шерер и П. Экман (Хиллсдейл, Нью-Джерси: Эрлбаум), 319–343.

Академия Google

Экман, П. (2007). раскрытых эмоций: распознавание лиц и чувств для улучшения общения и эмоциональной жизни. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Генри Холт и компания.

Академия Google

Эслингер, П.Дж., Мур, П., Андерсон, К., и Гроссман, М. (2011). Социальное познание, исполнительное функционирование и нейровизуализация коррелируют с дефицитом эмпатии при лобно-височной деменции. Дж.Нейропсихиатрия клин. Нейроски . 23, 74–82. doi: 10.1176/appi.neuropsych.23.1.74

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Фроминг К., Леви М., Шаффер С. и Экман П. (2006). Комплексная система тестирования воздействия . Шарпсбург, Пенсильвания: Psychology Software, Inc.

Реферат PubMed | Академия Google

Fusar-Poli, P., Piacentino, A., Carletti, F., Allen, P., Landi, P., Abbamonte, M., et al. (2009). Влияние латеральности на обработку эмоциональных лиц: метаанализ данных ALE. Неврологи. лат. 452, 262–267. doi: 10.1016/j.neulet.2009.01.065

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гайнотти, Г. (2015). Является ли разница между правым и левым ATL следствием различия между общим и социальным познанием или между вербальными и невербальными представлениями? Neurosci Biobehav. Ред. 51, 296–312. doi: 10.1016/j.neubiorev.2015.02.004

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гайнотти, Г.и Кальтаджироне, К. (1989). Эмоции и двойной мозг . Гейдельберг: Спрингер. дои: 10.1007/978-3-642-73396-3

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Гайнотти, Г., Кальтаджироне, К., и Зокколотти, П. (1993). Лево/право и корково/подкорковые дихотомии в нейропсихологическом исследовании эмоций человека. Познан. Эмот. 7, 71–93. дои: 10.1080/02699939308409178

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Гудкайнд М.С., Соллбергер М., Гюрак А., Rosen, H.J., Rankin, K.P., Miller, B., et al. (2012). Отслеживание эмоциональной валентности: роль орбитофронтальной коры. Гул. Карта мозга . 33, 753–762. doi: 10.1002/hbm.21251

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Гудкайнд, М.С., Штурм, В.Е., Ашер, Э.А., Шдо, С.М., Миллер, Б.Л., Рэнкин, К.П., и соавт. (2015). Распознавание эмоций при лобно-височной деменции и болезни Альцгеймера: новая оценка на основе фильмов. Эмоции 15, 416–427.дои: 10.1037/a0039261

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Айриш, М., Ходжес, Дж. Р., и Пиге, О. (2014). Дисфункция правой передней височной доли лежит в основе теории нарушений сознания при семантической деменции. Мозг 137, 1241–1253. doi: 10.1093/мозг/awu003

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Айриш М., Кумфор Ф., Ходжес Дж. Р. и Пиге О. (2013). История двух полушарий: противопоставление социально-эмоциональной дисфункции при правосторонней и левосторонней семантической деменции. Демент. Нейропсихология. 7, 88–95. дои: 10.1590/S1980-57642013DN70100014

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Киллгор, В.Д., и Юргелун-Тодд, Д.А. (2007). Гипотезы правого полушария и валентности: могут ли они оба быть правыми (а иногда и левыми)? Соц. Познан. Оказывать воздействие. Нейроски . 2, 240–250. doi: 10.1093/scan/nsm020

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Киппс, К.М., Нестор, П.Дж., Акоста-Кабронеро, Дж., Арнольд, Р., и Ходжес, Дж. Р. (2009). Понимание социальной дисфункции при поведенческом варианте лобно-височной деменции: роль обработки эмоций и сарказма. Мозг 132, 592–603. doi: 10.1093/brain/awn314

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Кумфор Ф., Лэндин-Ромеро Р., Девенни Э., Хатчингс Р., Грассо Р., Ходжес Дж. Р. и др. (2016). На правой стороне? Продольное исследование левосторонней и правосторонней семантической деменции. Мозг 139, 986–998. doi: 10.1093/мозг/awv387

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Ламбон Ральф, Массачусетс, и Паттерсон, К. (2008). Обобщение и дифференциация инсайтов семантической памяти при семантической деменции. Энн. Н. Я. акад. Наука . 1124, 61–76. doi: 10.1196/annals.1440.006

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Левенсон Р.В., Штурм В.Е. и Хаазе К.М. (2014). Эмоциональные и поведенческие симптомы при нейродегенеративных заболеваниях: модель изучения нейронных основ психопатологии. год. Преподобный Клин. Психол. 10, 581–606. doi: 10.1146/annurev-clinpsy-032813-153653

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Liu, W., Miller, B.L., Kramer, J.H., Rankin, K., Wyss-Coray, C., Gearhart, R., et al. (2004). Поведенческие расстройства при лобном и височном вариантах лобно-височной деменции. Неврология 62, 742–748. doi: 10.1212/01.WNL.0000113729.77161.C9

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Лох, С., Киппс, К., Трейз, К., Уотсон, П., Блэр, Дж., и Ходжес, Дж. (2006). Социальное мышление, эмоции и эмпатия при лобно-височной деменции. Нейропсихология 44, 950–958. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2005.08.009

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Массимо, Л., Пауэрс, К., Мур, П., Веселы, Л., Авантс, Б., Джи, Дж., и соавт. (2009). Нейроанатомия апатии и расторможенности при лобно-височной долевой дегенерации. Демент. Гериатр. Познан.Беспорядок . 27, 96–104. дои: 10.1159/000194658

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Макдональд, С., Фланаган, С., и Роллинз, Дж. (2002). Тест на осведомленность о социальных выводах. Бери-стрит, , Эдмундс: Испытательная компания Thames Valley.

Академия Google

Миллер Б.Л., Чанг Л., Мена И., Бун К. и Лессер И.М. (1993). Прогрессирующая правосторонняя лобно-височная дегенерация: клинические, нейропсихологические и ОФЭКТ характеристики. Деменция 4, 204–213.

Реферат PubMed | Академия Google

Миллер, Г. А., Крокер, Л. Д., Спилберг, Дж. М., Инфантолино, З. П., и Хеллер, В. (2013). Проблемы локализации функций мозга: случай латерализованной лобной коры в познании, эмоциях и психопатологии. Фронт. интегр. Нейроски . 7:2. doi: 10.3389/fnint.2013.00002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Миллер, Л. А., Хси, С., Ла, С., Сэвидж, С., Ходжес, Дж. Р., и Пиге, О. (2012). Один размер не подходит для всех: нарушения обработки эмоций лица при семантической деменции, лобно-височной деменции с поведенческими вариантами и болезни Альцгеймера опосредованы отчетливыми когнитивными нарушениями. Поведение. Нейрол . 25, 53–60. дои: 10.1155/2012/683052

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Мултани, Н., Галантуччи, С., Уилсон, С. М., Шани-Ур, Т., Пурзанд, П., Гроудон, М. Е., и соавт. (2017). Дефицит обнаружения эмоций и изменения личностных черт связаны с потерей целостности белого вещества при первичной прогрессирующей афазии. НейроИмидж Клин . 16, 447–454. doi: 10.1016/j.nicl.2017.08.020

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Майчак, П., Крамер, Дж. Х., Бун, К. Б., и Миллер, Б. Л. (2001). Влияние правосторонней лобно-височной дисфункции на социальное поведение при лобно-височной деменции. Неврология 56(11 Приложение 4), S11–15. doi: 10.1212/WNL.56.suppl_4.S11

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Олсон, И.Р., Маккой Д., Клобусицки Э. и Росс Л. А. (2013). Социальное познание и передние височные доли: обзор и теоретическая основа. Soc Cogn Affect Neurosci . 8, 123–133. doi: 10.1093/scan/nss119

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Паттерсон, К., Нестор, П.Дж., и Роджерс, Т.Т. (2007). Откуда ты знаешь, что ты знаешь? Представление семантических знаний в мозгу человека. Нац. Преподобный Нейроски . 8, 976–987. дои: 10.1038/nrn2277

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Perry, D.C., Datta, S., Sturm, V.E., Wood, K.A., Zakrzewski, J., Seeley, W.W., et al. (2017). Дефицит вознаграждения при поведенческом варианте лобно-височной деменции включает нечувствительность к негативным стимулам. Мозг 140, 3346–3356. doi: 10.1093/мозг/awx259

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Перри, Р. Дж., Розен, Х. Р., Крамер, Дж. Х., Бир, Дж. С., Левенсон Р.Л. и Миллер Б.Л. (2001). Полушарное доминирование эмоций, эмпатии и социального поведения: данные правшей и левшей с лобно-височной деменцией. Нейрокейс 7, 145–160. doi: 10.1093/neucas/7.2.145

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Рэнкин, К.П., Горно-Темпини, М.Л., Эллисон, С.К., Стэнли, К.М., Гленн, С., Вайнер, М.В., и соавт. (2006). Структурная анатомия эмпатии при нейродегенеративных заболеваниях. Мозг 129, 2945–2956.doi: 10.1093/brain/awl254

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Рэнкин, К.П., Салазар, А., Горно-Темпини, М.Л., Соллбергер, М., Уилсон, С.М., Павлик, Д., и соавт. (2009). Обнаружение сарказма по паралингвистическим сигналам: анатомические и когнитивные корреляты при нейродегенеративных заболеваниях. Нейроизображение 47, 2005–2015. doi: 10.1016/j.neuroimage.2009.05.077

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Расковски К., Hodges, J.R., Knopman, D., Mendez, M.F., Kramer, J.H., Neuhaus, J., et al. (2011). Чувствительность пересмотренных диагностических критериев поведенческого варианта лобно-височной деменции. Мозг 134, 2456–2477. doi: 10.1093/мозг/awr179

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Рейтер-Лоренц, П., и Дэвидсон, Р. Дж. (1981). Дифференциальный вклад двух полушарий головного мозга в восприятие счастливых и грустных лиц, Neuropsychologia 19, 609–613.дои: 10.1016/0028-3932(81)-0

Полнотекстовая перекрестная ссылка | Академия Google

Рейтер-Лоренц, П., Гивис, Р.П., и Москович, М. (1983). Специализация полушария и восприятие эмоций: данные правшей, инвертированных и неинвертированных левшей, Neuropsychologia 21, 687–692. дои: 10.1016/0028-3932(83)-4

Полнотекстовая перекрестная ссылка

Родуэй, П., Райт, Л., и Харди, С. (2003). Валентно-специфический эффект латеральности в условиях свободного просмотра: влияние пола, рук и предвзятости ответа. Познание мозга. 53, 452–463. doi: 10.1016/S0278-2626(03)00217-3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Роджерс, Т. Т., Ламбон Ральф, М. А., Гаррард, П., Бозеат, С., Макклелланд, Дж. Л., Ходжес, Дж. Р., и соавт. (2004). Структура и ухудшение семантической памяти: нейропсихологическое и компьютерное исследование. Психология. Ред. 111, 205–235. doi: 10.1037/0033-295X.111.1.205

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Розен, Х.J., Alcantar, O., Rothlind, J., Sturm, V., Kramer, J.H., Weiner, M.W., et al. (2010). Нейроанатомические корреляты когнитивной самооценки при нейродегенеративных заболеваниях. Нейроизображение 49, 3358–3364. doi: 10.1016/j.neuroimage.2009.11.041

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Розен, Х.Дж., Эллисон, С.К., Шауэр, Г.Ф., Горно-Темпини, М.Л., Вайнер, М.В., и Миллер, Б.Л. (2005). Нейроанатомические корреляты поведенческих расстройств при деменции. Мозг 128, 2612–2625. doi: 10.1093/мозг/awh628

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Розен, Х. Дж., Горно-Темпини, М. Л., Голдман, В. П., Перри, Р. Дж., Шуфф, Н., Вайнер, М., и соавт. (2002а). Паттерны атрофии головного мозга при лобно-височной деменции и семантической деменции. Неврология 58, 198–208. doi: 10.1212/WNL.58.2.198

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Розен, Х. Дж., Пейс-Савицкий, К., Перри, Р.Дж., Крамер, Дж.Х., Миллер, Б.Л., и Левинсон, Р.В. (2004). Распознавание эмоций при лобном и височном вариантах лобно-височной деменции. Демент. Гериатр. Познан. Беспорядок. 17, 277–281. дои: 10.1159/000077154

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Rosen, H.J., Perry, R.J., Murphy, J., Kramer, J.H., Mychack, P., Schuff, N., et al. (2002б). Понимание эмоций при височном варианте лобно-височной деменции. Мозг 125, 2286–2295.doi: 10.1093/мозг/awf225

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Rosen, H.J., Wilson, M.R., Schauer, G.F., Allison, S., Gorno-Tempini, M.L., Pace-Savitsky, C., et al. (2006). Нейроанатомические корреляты нарушения распознавания эмоций при деменции. Нейропсихология 44, 365–373. doi: 10.1016/j.neuropsychologia.2005.06.012

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сакейм, Х. А., и Грега, Д.М. (1987). Предвзятость восприятия при обработке преднамеренно асимметричных эмоциональных выражений. Познание мозга. 6, 464–473. дои: 10.1016/0278-2626(87)

-0

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Seeley, W.W., Bauer, A.M., Miller, B.L., Gorno-Tempini, M.L., Kramer, J.H., Weiner, M., et al. (2005). Естественная история височного варианта лобно-височной деменции. Неврология 64, 1384–1390. doi: 10.1212/01.WNL.0000158425.46019.5С

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Seeley, W.W., Crawford, R., Rascovsky, K., Kramer, J.H., Weiner, M., Miller, B.L., et al. (2008). Атрофия лобной паралимбической сети при очень легком поведенческом варианте лобно-височной деменции. Арх. Нейрол . 65, 249–255. doi: 10.1001/archneurol.2007.38

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сноуден, Дж. С., Батгейт, Д., Варма, А., Блэкшоу, А., Гиббонс, З.К. и Нири Д. (2001). Различные поведенческие профили при лобно-височной деменции и семантической деменции. Дж. Нейрол. Нейрохирург. Психиатрия 70, 323–332. doi: 10.1136/jnnp.70.3.323

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Сноуден, Дж. С., Нири, Д., и Манн, Д. М. А. (1996). Лобно-височная долевая дегенерация: лобно-височная деменция, прогрессирующая афазия, семантическая деменция . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Черчилль Ливингстон.

Академия Google

Штурм, В.E., Perry, D.C., Wood, K., Hua, A.Y., Alcantar, O., Datta, S., et al. (2017). Просоциальный дефицит при поведенческом варианте лобно-височной деменции связан с атрофией сети вознаграждения. Поведение мозга. 7:e00807. doi: 10.1002/brb3.807

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Sturm, V.E., Sollberger, M., Seeley, W.W., Rankin, K.P., Ascher, E.A., Rosen, H.J., et al. (2013). Роль правой прегенуальной передней части поясной извилины в самосознательной эмоциональной реактивности. Соц. Познан. Оказывать воздействие. Неврологи. 8, 468–474. doi: 10.1093/scan/nss023

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Sturm, V.E., Yokoyama, J.S., Eckart, J.A., Zakrzewski, J., Rosen, H.J., Miller, B.L., et al. (2015). Повреждение левых лобных регуляторных цепей вызывает большую положительную эмоциональную реактивность при лобно-височной деменции. Кортекс 64, 55–67. doi: 10.1016/j.cortex.2014.10.002

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Тангни, Дж.П. (1999). «Эмоции самосознания: стыд, вина, смущение и гордость», в: Справочник по познанию и эмоциям . редакторы Т. Далглиш и М. Дж. Пауэр (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Wiley), 541–568. doi: 10.1002/0470013494.ch36

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Томпсон С.А., Паттерсон К. и Ходжес Дж.Р. (2003). Лево-правосторонняя асимметрия атрофии при семантической деменции: поведенчески-когнитивные последствия. Неврология 61, 1196–1203. дои: 10.1212/01.ВНЛ.00000

.28557.Б8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Висконтас, И.В., Поссин, К.Л., и Миллер, Б.Л. (2007). Симптомы лобно-височной деменции дают представление о функции орбитофронтальной коры и социальном поведении. Энн. Н. Я. акад. науч. 1121, 528–545. doi: 10.1196/annals.1401.025

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Вейджер, Т. Д., Фан, К. Л., Либерзон, И., и Тейлор, С.Ф. (2003). Валентность, пол и латерализация функциональной анатомии мозга в эмоциях: метаанализ результатов нейровизуализации. Нейроизображение 19, 513–531. doi: 10.1016/S1053-8119(03)00078-8

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Werner, K.H., Roberts, N.A., Rosen, H.J., Dean, D.L., Kramer, J.H., Weiner, M.W., et al. (2007). Эмоциональная реактивность и распознавание эмоций при лобно-височной долевой дегенерации. Неврология , 69, 148–155.дои: 10.1212/01.wnl.0000265589.32060.d3

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Янг А.В., Перретт Д., Колдер А.Дж., Шпренгельмейер Р. и Экман П. (2002). Выражение эмоций на лице — стимулы и тесты (FEEST) . Бери-Сент-Эдмундс: Испытательная компания в долине Темзы.

Академия Google

Zahn, R., Moll, J., Iyengar, V., Huey, E.D., Tierney, M., Krueger, F., et al. (2009). Социальные концептуальные нарушения при лобно-височной долевой дегенерации с правосторонним передневисочным гипометаболизмом. Мозг 132, 604–616. doi: 10.1093/brain/awn343

Реферат PubMed | Полный текст перекрестной ссылки | Академия Google

Наш эмоциональный мозг

ВАШИНГТОН. Оба полушария мозга играют роль в обработке эмоциональной коммуникации, причем правое полушарие вмешивается, когда мы сосредотачиваемся не на том, «что» в эмоциональном сообщении, а скорее на том, как оно ощущается. Изучая скорость притока крови к каждой стороне мозга, бельгийские психологи открыли окно в богатство и сложность человеческого эмоционального общения.Их исследование опубликовано в январском номере журнала Neuropsychology за 2003 год, опубликованном Американской психологической ассоциацией (APA).

В Гентском университете Гай Вингерхутс, доктор философии, Селин Беркмоэс, магистр наук, и Натали Строобант, магистр наук, знали, что левое полушарие доминирует над речью, а правое полушарие доминирует над эмоциями. Но что происходит, когда мозг сталкивается с эмоциональным языком? Чтобы выяснить это, исследователи использовали транскраниальную допплерографию (УЗИ), недорогой, неинвазивный и удобный для пациента способ измерения скорости кровотока в левой и правой средних мозговых артериях — показатель уровня активности, поскольку нейроны, работы, нуждаются в переносимых кровью глюкозе и кислороде.

Исследователи попросили 36 участников, подключенных к ультразвуковым мониторам, определить эмоции, выраженные в десятках предварительно записанных предложений. Вингерхутс и др. попросили участников либо сосредоточиться на реальных словах (семантике) предложений, либо сосредоточиться на эмоциях, передаваемых тем, как они были произнесены, тоном и интенсивностью (просодия).

Каждое предложение имело только одно из четырех основных эмоциональных значений (счастливый, грустный, сердитый или испуганный) или нейтральное семантическое значение.Например, «Ему очень нравится этот забавный мультфильм» (счастливый), «Маленькая девочка потеряла обоих родителей» (грустный), «В темном туннеле началась паника» (страх) или «Всегда храните диск в защитном футляре». «(нейтрально). Актеры произносили предложения либо с эмоциональной, либо с нейтральной просодией.

Слушая предложения, участники указывали на соответствующую эмоцию на карточке с их перечислением, используя оба пальца, чтобы свести к минимуму активацию только одной половины мозга (поскольку движение тела на одной стороне контролируется противоположной стороной мозга).Вингерхутс и др. обнаружили, что, когда участников попросили сосредоточиться на том, что было сказано — семантике — скорость кровотока значительно увеличилась в левой части мозга. Когда участники переключали внимание на , как было сказано — тон голоса, будь то счастливый, грустный, тревожный, сердитый или нейтральный — скорость также заметно увеличивалась в правом полушарии мозга. Однако слева он не пошел вниз — вероятно, говорят исследователи, потому что левое полушарие автоматически обрабатывает значимое семантическое содержание, а также помогает маркировать эмоции.

Таким образом, физические доказательства показали, что правое полушарие, хотя и является более «эмоциональной» стороной мозга, не несет единоличной ответственности за обработку выражения эмоций. «Понимание эмоциональной просодии, — говорит Вингерхутс, — по-видимому, активирует правополушарные области мозга». Тем не менее, левое полушарие остается активным, чтобы классифицировать или обозначать эмоции — как и подобает его доминированию в обработке речи. «Даже если вы обратите внимание на информацию «как», — говорит Вингерхутс, — вы не сможете не услышать семантическое содержание, «что» в сообщении.Мы делаем это все время; мы обучены этому.»

Обращаясь к клиническим последствиям, Вингерхутс говорит: «Людям с поражением правого полушария будет труднее обращать внимание и различать эмоциональную просодию».

Статья: «Церебральная гемодинамика при различении просодических и семантических эмоций в речи, изученная с помощью транскраниальной допплерографии», Гай Вингерхоэтс, доктор философии; Селин Беркмоэс, MS; и Натали Строобант, М.С., Гентский университет; Нейропсихология , Том. 17, № 1.

Репортеры: С Гаем Вингерхутсом можно связаться в Лаборатории нейропсихологии Гентского университета по адресу: [email protected] или по телефону 011-32-9-240-4587.

Американская психологическая ассоциация (АПА) в Вашингтоне, округ Колумбия, является крупнейшей научной и профессиональной организацией, представляющей психологию в Соединенных Штатах, и крупнейшей в мире ассоциацией психологов.В состав АРА входят более 155 000 исследователей, преподавателей, клиницистов, консультантов и студентов. Через свои подразделения в 53 областях психологии и членство в 60 ассоциациях штатов, территорий и провинций Канады АПА работает над продвижением психологии как науки, как профессии и как средства повышения благосостояния людей.

могут ли они оба быть правыми (а иногда и левыми)?

Используя классическую нейропсихологическую парадигму восприятия лица во время фМРТ, мы показываем, что две давно конкурирующие теории латерализованной эмоции, обрабатывающие RHH и VSH (Demaree et al ., 2005), могут не обеспечивать взаимоисключающие объяснения латерализации аффективного восприятия. Вместо этого оказывается, что лежащие в основе этих двух гипотез нейронные процессы могут действовать одновременно как взаимосвязанные компоненты двухполушарной распределенной системы обработки эмоций. Во-первых, настоящие данные показывают устойчивый паттерн большей правосторонней активации для всех аффективных задач, независимо от валентности или поля зрения стимуляции (), что обеспечивает общую поддержку RHH.Во-вторых, когда конкретные поля зрения и условия аффективной валентности статистически противопоставлялись, уникальные паттерны латерализованной активации ассоциировались с каждой комбинацией стимулов, обеспечивая поддержку RHH в одних случаях и VSH в других.

Представления левого поля зрения

Когда эмоциональные стимулы лица, независимо от валентности, односторонне предъявлялись к LVF (т. е. прямая проекция эмоции на правое полушарие), в задней части правого полушария постоянно наблюдалась более активная связанная с заданием активация по сравнению с идентичные латерализованные проявления аффекта ЛДР (т.е. исходные проекции левого полушария). Эти результаты согласуются с RHH, который постулирует, что правое полушарие будет активироваться либо счастливыми, либо грустными стимулами из-за его предполагаемого доминирования в обработке эмоций (Borod et al ., 1998). Однако второй набор контрастов прояснил эти результаты, продемонстрировав также компонент, специфичный для валентности. Например, при ограничении LVF грустные эмоциональные выражения вызывали значительно большую активность, распределенную по обоим полушариям, по сравнению с соответствующей счастливой химерой в том же поле зрения.Фактически, для односторонних представлений LVF не было областей мозга, в которых счастливые химерные выражения производили большую активность, чем соответствующие печальные химеры. Это открытие изменяет ранее упомянутые данные, подтверждающие RHH, предполагая, что величина и степень активации, вызванной презентациями LVF, модулировались аффективной валентностью стимула. Более того, более высокая чувствительность к LVF-представлениям грустных лиц по сравнению со счастливыми лицами согласуется с предсказаниями VSH, которые предполагают, что правое полушарие особенно специализировано для обработки негативных эмоций (Ahern and Schwartz, 1979; Wedding and Stalans, 1985; Adolphs ). и др. ., 2001). Таким образом, для стимулов LVF правое полушарие было значительно более активировано, чем левое, для обоих аффектов (т.е. в соответствии с RHH), но было особенно чувствительно к грустным стимулам по сравнению со счастливыми стимулами (т.е. в соответствии с VSH).

Предварительная рабочая модель

Основываясь на этих выводах, мы постулируем, что во время аффективной обработки лица действуют две взаимосвязанные системы. Во-первых, по-видимому, существует доминирующая система заднего правого полушария, которая специализируется на эмоциональном восприятии в целом, независимо от валентности, но которая особенно хорошо подходит для обработки тонкостей лицевого аффекта с отрицательной валентностью.Мы обнаружили, что правое полушарие активировалось в большей степени, чем левое, при выполнении маскированного аффективного задания, независимо от валентности или входного поля зрения, предполагая, что аффективная информация в целом передается в правое полушарие способом, согласующимся с гипотезой колоссальной ретрансляции Zaidel (1983, 1985, 1986; Zaidel и др. , 1988, 1991). При рассмотрении в этом свете эти находки обеспечивают поддержку функциональной визуализации RHH (Levy et al , 1983; McLaren and Bryson, 1987; Moreno et al ., 1990; Hugdahl и др. ., 1993; Adolphs и др. ., 1996; Бород и др. ., 1998; Adolphs и др. ., 2000). Во-вторых, также, по-видимому, существует недоминантная система заднего левого полушария, которая имеет лишь ограниченные возможности обработки эмоций, что требует последующей обработки передними корковыми и подкорковыми областями. Этот нижестоящий процессинг, по-видимому, включает валентно-специфическую латерализованную активацию орбитофронтальной коры и вентрального полосатого тела.Во время презентации RVF отрицательно валентные стимулы, по-видимому, активируют левые передние области, в то время как положительно валентные стимулы, по-видимому, активируют правые передние области (10).

Предлагаемая модель регионального взаимодействия. Настоящие результаты были использованы для наброска предварительной модели, согласно которой правое заднее полушарие является доминирующим для обработки всех лицевых аффективных стимулов независимо от валентности, но также особенно специализировано для обработки негативных аффективных стимулов. Напротив, постулируется, что заднее левое полушарие относительно менее эффективно обрабатывает аффективные стимулы в целом и, следовательно, должно полагаться на нисходящую обработку в префронтальной коре на двусторонней основе для оценки значимости аффективного стимула.Эта префронтальная система, по-видимому, задействует левую и правую передние области валентно-специфическим образом. Вверху слева: счастливые аффективные стимулы в LVF первоначально проецируются в первичную зрительную кору правого полушария, а затем внутриполушарно в близлежащие задние височные и веретенообразные области для дальнейшего анализа. Вверху справа: стимулы счастья в RVF, напротив, сначала проецируются в первичную зрительную кору левого полушария. Поскольку левое полушарие относительно менее специализировано для обработки мимики, такая информация отправляется вниз по течению для дальнейшей уточненной обработки.Аффект счастья в этом полушарии, по-видимому, активирует левую веретенообразную и левую среднюю височную извилину и далее билатерально проецируется в префронтальную кору для уточнения и сравнения, что приводит к специфической по валентности активации правой префронтальной коры. Внизу слева: печальные аффективные стимулы из LVF будут напрямую проецироваться в первичную зрительную кору правого полушария. Из-за превосходства правого полушария в обработке аффектов, и в частности негативных аффектов, для специфической обработки валентности потребуется очень небольшое расстояние передачи.Следовательно, можно ожидать, что отрицательные аффекты на лице в LVF будут обрабатываться быстрее и эффективнее, чем любая другая комбинация аффект/поле зрения. Внизу справа: напротив, грустные аффективные стимулы в RVF будут особенно невыгодными, поскольку они будут отправлены в неаффективное доминантное левое полушарие. Из-за относительной неспециализации левого полушария для обработки аффекта информация впоследствии будет передаваться в передние области для дальнейшей обработки и сравнения.Поскольку категорий негативных эмоций гораздо больше, чем положительных, обработка негативных эмоций в левом полушарии, вероятно, будет особенно неэффективной. В глобальном масштабе эта модель предсказывает, что представления LVF обычно должны превосходить представления RVF, независимо от валентности, но также предполагает, что представления счастливых выражений RVF обычно приводят к более качественной обработке, чем идентичные представления грустных выражений.

Интересно, что паттерн префронтальной активации, вызванный аффективными стимулами RVF, был латерализован способом, противоположным традиционному паттерну «лево = позитив/приближение» и «право = негатив/отстранение», предложенному в некоторых моделях (Davidson et al ., 1990; Дэвидсон, 1992). Возможно, что префронтальная кора на двусторонней основе задействована в последующей обработке информации (Vuilleumier and Pourtois, 2007), но наблюдаемый в настоящее время латеральный паттерн активации представляет собой большую нейронную неэффективность или увеличение региональных усилий, затрачиваемых на обработку аффективной информации наполовину. префронтальной коры, которая менее специализирована для этой конкретной эмоции. Кроме того, предполагая, что левое полушарие на самом деле хуже обрабатывает проявления эмоций на лице по сравнению с правым, ему, вероятно, будет труднее различать сложности широкого спектра негативных эмоциональных выражений, которых существует по крайней мере четыре или больше. пять основных категорий (т.грамм. гнев, печаль, отвращение, страх и, возможно, презрение) (Экман, 1992, 2004). Напротив, положительные эмоциональные выражения могут быть сравнительно менее требовательны к идентификации, потому что положительные эмоции можно грубо отнести к одной широкой категории «счастья», наиболее легко определяемой из всех эмоций (Kirouac and Dore, 1985; Esteves and Ohman, 1993). ; Hugdahl и др. , 1993). Следовательно, положительные выражения в RVF и спроецированные на эмоционально недоминантное полушарие могут быть идентифицированы легче, чем отрицательные выражения, из-за ограниченной обработки, необходимой для распознавания общей категории положительных эмоций.Следует отметить, что этот паттерн на самом деле больше согласуется с моделью прямого доступа полушарной обработки (Zaidel, 1983, 1985, 1986; Zaidel et al. ., 1988, 1991), которая постулирует, что аффективная информация может обрабатываться в некоторой степени любое полушарие, но наиболее эффективно он будет обрабатываться при прямом проецировании в полушарие, наиболее специализированное для аффективной обработки. Таким образом, настоящая модель может не только объяснить результаты RHH (Levy et al , 1983; McLaren and Bryson, 1987; Moreno et al ., 1990; Hugdahl и др. ., 1993; Adolphs и др. ., 1996; Бород и др. ., 1998; Adolphs et al. ., 2000), но это также может объяснить некоторые поведенческие данные, подтверждающие VSH (Reuter-Lorenz and Davidson, 1981; Natale et al. ., 1983; Reuter-Lorenz et al. ., 1983; Jansari et al. ., 2000; Rodway et al. ., 2003; Lee et al. ., 2004; Pourtois et al. ., 2005). Предполагая, что эта модель мозговой активности связана с поведенческими характеристиками, можно было бы ожидать подтверждения RHH в большинстве случаев при сравнении латерализованных аффективных представлений в разных полушариях (например,грамм. LVF грустный против RVF грустный), но может найти поддержку VSH в некоторых случаях, когда валентные стимулы сравниваются в рамках представлений полушария (например, RVF счастливый против RVF грустный).

Использование парадигмы обратной маскировки в этом исследовании гарантировало, что стимулы первоначально проецировались в то или иное поле зрения благодаря тому факту, что время предъявления стимула было быстрее, чем время реакции, необходимое для перемещения глаз к латерализованной аффективной цели стимул, как он появляется в том или ином поле зрения.Эта сила также служит ограничением, поскольку результаты не могут быть обоснованно обобщены на сознательно распознаваемые презентации. Некоторые данные также свидетельствуют о том, что на латерализацию эмоционального восприятия могут влиять индивидуальные различия, такие как пол (Harrison et al. ., 1990; Killgore and Gangestad, 1999), рукопожатие (Rodway et al. ., 2003) или даже текущее настроение (Михайлова и др. . 1996; Killgore and Cupp, 2002; Compton et al. ., 2003). Такие переменные считались постоянными или не оценивались в настоящем исследовании и поэтому не могут рассматриваться здесь. Функциональные визуализирующие исследования, в которых изучаются такие факторы, несомненно, помогут нам лучше понять эту сложную систему. Также необходимо подчеркнуть, что, хотя настоящие результаты обсуждались с точки зрения возможных стадий временной и пространственной обработки (например, Vuilleumier and Pourtois, 2007), временное разрешение фМРТ чрезвычайно ограничено. Будущие исследования выиграют от использования альтернативных технологий, таких как магнитоэнцефалография (МЭГ), которые могут обеспечить значительно более точное разрешение мозговых реакций за короткие периоды времени.

По крайней мере два основных допущения также имели решающее значение для нашей интерпретации данных. Во-первых, мы обычно интерпретировали повышенную активацию BOLD как свидетельство большей когнитивной и нервной обработки. Это может быть не обязательно так, поскольку есть некоторые свидетельства того, что более высокая активация может означать менее эффективную обработку или большее когнитивное усилие из-за сложности задачи (Neubauer et al ., 2005). Эти опасения не могут быть решены настоящими выводами и потребуют дальнейших исследований.Кроме того, настоящие результаты в значительной степени опираются на «гипотезу вычитания», которая предполагает, что активность мозга во время одного когнитивного состояния можно достоверно отличить от активности другого состояния путем простого вычитания двух состояний. Здесь мы сопоставили зеркальные химерные грани, предполагая, что нейтральные компоненты компенсируются. Достоверность таких методов все еще является предметом продолжающихся дискуссий (Sartori and Umilta, 2000; Hautzel et al. ., 2003), и в будущих исследованиях могут быть предприняты попытки использовать альтернативные методы химерных презентаций, используемых здесь, такие как анфас презентации. каждому полуполю.

В целом, эти данные функциональной нейровизуализации указывают на сложную латерализованную систему эмоционального восприятия, которая охватывает процессы, относящиеся как к RHH, так и к VSH. Будущие исследования могут быть продолжены путем сосредоточения внимания на понимании функциональных взаимосвязей между компонентами этой распределенной системы, а не на продолжении обсуждения относительных достоинств двух гипотез, которые, по-видимому, касаются отдельных, но взаимосвязанных компонентов одной и той же системы. Применяя функциональную нейровизуализацию к давним дебатам в аффективной нейронауке, теперь можно увидеть, как две явно противоречащие друг другу гипотезы на самом деле могут оказаться верными, если у нас появится возможность сделать шаг назад и визуализировать систему как единое целое.

Лимбическая система — Институт мозга Квинсленда

Лимбическая система — это часть мозга, участвующая в наших поведенческих и эмоциональных реакциях, особенно когда речь идет о поведении, необходимом для выживания: кормлении, размножении и заботе о наших детях, а также борьбе или ответы на полеты.

Вы можете найти структуры лимбической системы, расположенные глубоко внутри мозга, под корой головного мозга и над стволом мозга. Таламус, гипоталамус (выработка важных гормонов и регуляция жажды, голода, настроения и т. д.) и базальные ганглии (обработка вознаграждения, формирование привычек, движение и обучение) также участвуют в действиях лимбической системы, но две из основных структур являются гиппокамп и миндалевидное тело.

Гиппокамп

Гиппокамп, как и многие другие структуры мозга, представляет собой пару, по одной в каждом полушарии мозга. Он напоминает форму изогнутого морского конька (и назван в честь своего научного рода) и, по сути, является центром памяти нашего мозга. Здесь наши эпизодические воспоминания формируются и систематизируются для долговременного хранения в других частях коры головного мозга.

Связи, созданные в гиппокампе, также помогают нам связывать воспоминания с различными органами чувств (здесь могла бы возникнуть ассоциация между Рождеством и запахом имбирных пряников).Гиппокамп также важен для пространственной ориентации и нашей способности ориентироваться в мире.

Гиппокамп — это участок мозга, где из взрослых стволовых клеток образуются новые нейроны. Этот процесс называется нейрогенезом и лежит в основе одного из типов пластичности мозга. Так что неудивительно, что это ключевая структура мозга для изучения новых вещей.

Амигдала

Название миндалевидного тела связано с его миндалевидной формой. Расположенные рядом с гиппокампом, левая и правая миндалины играют центральную роль в наших эмоциональных реакциях, включая такие чувства, как удовольствие, страх, беспокойство и гнев.Миндалевидное тело также придает эмоциональное содержание нашим воспоминаниям и поэтому играет важную роль в определении того, насколько надежно хранятся эти воспоминания. Воспоминания, имеющие сильное эмоциональное значение, как правило, запоминаются.

Миндалевидное тело не просто изменяет силу и эмоциональное содержание воспоминаний; он также играет ключевую роль в формировании новых воспоминаний, конкретно связанных со страхом. Страшные воспоминания могут формироваться уже после нескольких повторений. Это делает «обучение страхом» популярным способом исследования механизмов формирования, консолидации и припоминания памяти.

Исследователи

QBI работают над картированием нейронных связей, лежащих в основе обучения и формирования памяти в миндалевидном теле. Подавление или стимуляция активности миндалевидного тела может повлиять на автоматическую реакцию организма на страх, которая срабатывает, когда происходит что-то неприятное, например, пугающий шум. Благодаря этому исследованию ученые QBI определили рецепторы в миндалевидном теле, которые могут помочь в разработке новых типов успокоительных препаратов.

Недавно исследователи QBI подтвердили, что новые нейроны образуются в миндалевидном теле.

 

Изображение: iStockphoto

3.2 Наш мозг контролирует наши мысли, чувства и поведение – Введение в психологию

Цели обучения

  1. Опишите структуру и функции «старого мозга» и его влияние на поведение.
  2. Объясните строение коры головного мозга (его полушарий и долей) и функции каждой области коры.
  3. Дайте определение понятиям пластичности мозга, нейрогенеза и латерализации мозга.

Если бы вы разбирались в анатомии мозга и посмотрели бы на мозг животного, которого никогда раньше не видели, вы бы, тем не менее, смогли сделать вывод о вероятных способностях животного. Это связано с тем, что мозг всех животных очень похож по общей форме. У каждого животного мозг многослойный, и основные структуры мозга схожи (см. рис. 3.6 «Основные структуры человеческого мозга»). Самые внутренние структуры головного мозга — части, ближайшие к спинному мозгу, — это самая древняя часть мозга, и эти области выполняют те же функции, что и у наших далеких предков.«Старый мозг» регулирует основные функции выживания, такие как дыхание, движение, отдых и питание, и создает наши эмоциональные переживания. У млекопитающих, включая человека, развились дополнительные слои мозга, обеспечивающие более продвинутые функции, например лучшую память, более сложные социальные взаимодействия и способность испытывать эмоции. У людей очень большой и высокоразвитый внешний слой, известный как кора головного мозга (см. рис. 3.7 «Кора головного мозга»), что делает нас особенно искусными в этих процессах.

Рисунок 3.6 Основные структуры человеческого мозга

Основные части мозга раскрашены и помечены.

Источник: адаптировано из Camazine, S. (nd). Изображения головного мозга. Медицина, наука и природа: фотография и цифровые изображения Скотта Камазина.

Рисунок 3.7 Кора головного мозга

У людей очень большой и высокоразвитый внешний слой мозга, известный как кора головного мозга .Кора головного мозга обеспечивает человека отличной памятью, выдающимися когнитивными способностями и способностью испытывать сложные эмоции.

Старый мозг: создан для выживания

Ствол мозга самая старая и самая внутренняя область мозга . Он предназначен для управления самыми основными жизненными функциями, включая дыхание, внимание и моторные реакции (рис. 3.8 «Ствол мозга и таламус»). Ствол головного мозга начинается там, где спинной мозг входит в череп и образует продолговатый мозг, область ствола мозга, которая контролирует частоту сердечных сокращений и дыхание .Во многих случаях одного продолговатого мозга достаточно для поддержания жизни — животные, у которых отрезан остаток мозга над продолговатым мозгом, все еще могут есть, дышать и даже двигаться. Сферическая форма над продолговатым мозгом представляет собой мост, структуру в стволе мозга, которая помогает контролировать движения тела, играя особенно важную роль в сохранении равновесия и ходьбе .

Через продолговатый мозг и мост проходит длинная узкая сеть нейронов , известная как ретикулярная формация.Задача ретикулярной формации состоит в том, чтобы отфильтровывать некоторые стимулы, поступающие в головной мозг из спинного мозга, и передавать остальные сигналы в другие области мозга. Ретикулярная формация также играет важную роль при ходьбе, приеме пищи, сексуальной активности и сне. При электрическом раздражении ретикулярной формации животного оно сразу же полностью приходит в себя, а при отрыве ретикулярной формации от высших отделов мозга животное впадает в глубокую кому.

Рисунок 3.8 Ствол мозга и таламус

Ствол головного мозга является продолжением спинного мозга, включая продолговатый мозг, мост, таламус и ретикулярную формацию.

Над стволом мозга находятся другие части старого мозга, которые также участвуют в обработке поведения и эмоций (см. рис. 3.9 «Лимбическая система»). Таламус представляет собой 90 539 яйцевидную структуру над стволом головного мозга, которая применяет еще большую фильтрацию к сенсорной информации, поступающей от спинного мозга и через ретикулярную формацию, и передает некоторые из этих оставшихся сигналов на более высокие уровни мозга 90 540 (Гильери и Шерман, 2002).Таламус также получает некоторые ответы высших отделов мозга, перенаправляя их в продолговатый мозг и мозжечок. Таламус также важен во время сна, потому что он отключает входящие сигналы от органов чувств, позволяя нам отдохнуть.

Рисунок 3.9 Лимбическая система

На этой схеме показаны основные части лимбической системы, а также гипофиз, которым она управляет.

Мозжечок (буквально «маленький мозг») состоит из двух морщинистых овалов позади ствола мозга.Он предназначен для координации добровольного движения . Людям с повреждением мозжечка трудно ходить, сохранять равновесие и держать руки неподвижно. Употребление алкоголя влияет на мозжечок, поэтому пьяным людям труднее ходить по прямой. Кроме того, мозжечок участвует в эмоциональных реакциях, помогает нам различать разные звуки и текстуры и играет важную роль в обучении (Bower & Parsons, 2003).

В то время как основной функцией ствола мозга является регулирование самых основных аспектов жизни, включая двигательные функции, лимбическая система в значительной степени отвечает за память и эмоции, включая наши реакции на вознаграждение и наказание.Лимбическая система — это область мозга, расположенная между стволом мозга и двумя полушариями головного мозга, которая управляет эмоциями и памятью . Включает миндалевидное тело, гипоталамус и гиппокамп .

Миндалевидное тело состоит из двух кластеров «миндалевидной формы» (амигдала происходит от латинского слова «миндаль») и в первую очередь отвечает за регулирование нашего восприятия и реакции на агрессию и страх . Миндалевидное тело связано с другими системами организма, связанными со страхом, включая симпатическую нервную систему (которая, как мы увидим позже, играет важную роль в реакциях страха), мимические реакции (которые воспринимают и выражают эмоции), обработку запахов и высвобождение нейротрансмиттеров. связанные со стрессом и агрессией (Best, 2009).В одном раннем исследовании Клювер и Бьюси (1939) повредили миндалину агрессивной макаки-резус. Они обнаружили, что когда-то рассерженное животное сразу же становилось пассивным и больше не реагировало на пугающие ситуации агрессивным поведением. Электрическая стимуляция миндалины у других животных также влияет на агрессию. Помимо того, что миндалевидное тело помогает нам испытывать страх, оно также помогает нам учиться на ситуациях, вызывающих страх. Когда мы сталкиваемся с опасными событиями, миндалевидное тело стимулирует мозг запоминать детали ситуации, чтобы мы научились избегать ее в будущем (Sigurdsson, Doyère, Cain, & LeDoux, 2007).

Расположенный прямо под таламусом (отсюда и его название) гипоталамус представляет собой структуру мозга, содержащую ряд небольших областей, выполняющих различные функции, включая важную роль связи нервной системы с эндокринной системой через гипофиз . Благодаря многочисленным взаимодействиям с другими частями мозга гипоталамус помогает регулировать температуру тела, чувство голода, жажды и секса и отвечает на удовлетворение этих потребностей, вызывая чувство удовольствия.Олдс и Милнер (1954) обнаружили эти центры вознаграждения случайно после того, как они кратковременно стимулировали гипоталамус крысы. Исследователи заметили, что после стимуляции крыса продолжала двигаться точно в то место в своей клетке, где произошла стимуляция, как будто она пыталась воссоздать обстоятельства, связанные с ее первоначальным опытом. В ходе дальнейших исследований этих центров вознаграждения Олдс (1958) обнаружил, что животные сделают почти все, чтобы воссоздать приятную стимуляцию, в том числе пересечут болезненную электрическую сеть, чтобы получить ее.В одном эксперименте крысе дали возможность электрически стимулировать собственный гипоталамус, нажав на педаль. Крысе так понравилось это занятие, что она нажимала на педаль более 7000 раз в час, пока не рухнула от полного истощения.

Гиппокамп состоит из двух «рогов», которые изгибаются назад от миндалевидного тела . Гиппокамп играет важную роль в хранении информации в долговременной памяти. Если гиппокамп поврежден, человек не может создавать новые воспоминания, вместо этого живя в странном мире, где все, что он или она переживает, просто исчезает, даже если старые воспоминания до повреждения остаются нетронутыми.

Кора головного мозга создает сознание и мышление

Все животные адаптировались к окружающей среде, развивая способности, которые помогают им выживать. Некоторые животные имеют твердый панцирь, другие очень быстро бегают, а у некоторых острый слух. У людей нет ни одной из этих особенностей, но у нас есть одно большое преимущество перед другими животными — мы очень, очень умны.

Вы можете подумать, что мы сможем определить интеллект животного, взглянув на отношение веса мозга животного к весу всего его тела.Но на самом деле это не работает. Мозг слона составляет одну тысячную часть его веса, а мозг кита составляет лишь одну десятитысячную часть веса его тела. С другой стороны, хотя вес человеческого мозга составляет одну 60 часть веса его тела, мозг мыши представляет собой одну сороковую часть веса его тела. Несмотря на эти сравнения, слоны не кажутся в 10 раз умнее китов, а люди определенно кажутся умнее мышей.

Ключ к развитому интеллекту человека не в размере нашего мозга.Что отличает людей от других животных, так это наша более крупная кора головного мозга — внешний слой нашего мозга, похожий на кору, который позволяет нам так успешно использовать язык, приобретать сложные навыки, создавать инструменты и жить в социальных группах (Gibson, 2002). . У человека кора головного мозга морщинистая и складчатая, а не гладкая, как у большинства других животных. Это создает гораздо большую площадь и размер поверхности и позволяет повысить способность к обучению, запоминанию и мышлению. Складывание коры головного мозга называется кортикализация .

Хотя кора имеет толщину всего около одной десятой дюйма, она составляет более 80% веса мозга. Кора содержит около 20 миллиардов нервных клеток и 300 триллионов синаптических связей (de Courten-Myers, 1999). Все эти нейроны поддерживают еще миллиарды глиальных клеток (глии), клеток, которые окружают нейроны и связываются с ними, защищая их, снабжая питательными веществами и поглощая неиспользуемые нейромедиаторы . Глия бывает разных форм и выполняет разные функции.Например, миелиновая оболочка, окружающая аксон многих нейронов, является разновидностью глиальных клеток. Глия является важным партнером нейронов, без которого нейроны не могут выжить или функционировать (Miller, 2005).

Кора головного мозга разделена на два полушария , а каждое полушарие разделено на четыре доли , каждая из которых разделена складками, известными как трещины . Если мы посмотрим на кору, начинающуюся с передней части мозга и двигающуюся сверху (см. рис. 3.10 «Два полушария»), мы видим сначала лобную долю (за лбом) 90 539, отвечающую в первую очередь за мышление, планирование, память и суждение 90 540 . За лобной долей следует теменная доля, , которая простирается от середины до задней части черепа и отвечает в первую очередь за обработку информации о прикосновении . Затем идет затылочная доля в самой задней части черепа, которая обрабатывает визуальную информацию . Наконец, перед затылочной долей (почти между ушами) находится височная доля, отвечающая главным образом за слух и язык .

Рисунок 3.10 Два полушария

Головной мозг разделен на два полушария (левое и правое), каждое из которых имеет четыре доли (височную, лобную, затылочную и теменную). Кроме того, существуют определенные области коры, которые контролируют различные процессы.

Функции Cortex

Когда немецкие физики Густав Фрич и Эдуард Хитциг (1870/2009) применили слабую электрическую стимуляцию к различным частям коры головного мозга собаки, они обнаружили, что могут заставить двигаться разные части тела собаки.Кроме того, они открыли важный и неожиданный принцип деятельности мозга. Они обнаружили, что стимуляция правого полушария мозга вызывает движение левой стороны тела собаки, и наоборот. Это открытие следует из общего принципа строения мозга, называемого контралатеральным контролем . Мозг устроен таким образом, что в большинстве случаев левое полушарие получает ощущения от правой стороны тела и контролирует их, и наоборот.

Фрич и Хитциг также обнаружили, что движение, которое следовало за стимуляцией мозга, возникало только тогда, когда они стимулировали особую аркообразную область, которая проходит через верхнюю часть мозга от уха до уха, как раз в передней части теменной доли (см. рис. 3). .11 «Сенсорная кора и моторная кора»). Фрич и Хитциг открыли моторную кору , часть коры, которая контролирует и выполняет движения тела, посылая сигналы в мозжечок и спинной мозг . Более поздние исследования еще более полно картировали моторную кору, проводя мягкую электронную стимуляцию различных областей моторной коры у пациентов в полном сознании, наблюдая за их телесными реакциями (поскольку в мозгу нет сенсорных рецепторов, эти пациенты не чувствуют боли).Как вы можете видеть на рис. 3.11 «Сенсорная кора и моторная кора», это исследование показало, что моторная кора специализируется на обеспечении контроля над телом в том смысле, что части тела, требующие более точных и тонких движений, Такие, как лицо и руки, также занимают наибольшее количество коркового пространства.

Рисунок 3.11 Сенсорная кора и моторная кора

Часть сенсорной и моторной коры, предназначенная для получения сообщений, которые управляют определенными областями тела, определяется объемом тонких движений, которые эта область способна выполнять.Таким образом, рука и пальцы занимают в коре головного мозга столько же площади, сколько и весь туловище.

Точно так же, как моторная кора посылает сообщения к определенным частям тела, соматосенсорная кора, область сразу за моторной корой и параллельно ей в задней части лобной доли, получает информацию от сенсорных рецепторов кожи и движений. различных частей тела . Опять же, чем более чувствительна область тела, тем больше площади отведено ей в сенсорной коре.Наши чувствительные губы, например, занимают большую часть сенсорной коры, как и наши пальцы и гениталии.

Другие области коры обрабатывают другие виды сенсорной информации. Зрительная кора — это область, расположенная в затылочной доле (в самой задней части мозга), которая обрабатывает зрительную информацию . Если бы вас стимулировали в зрительной коре, вы бы увидели вспышки света или цвета, и, возможно, вы помните, что имели опыт «видения звезд», когда вас ударили или упали на затылок.Височная доля, расположенная на нижней стороне каждого полушария, содержит слуховую кору , которая отвечает за слух и язык . Височная доля также обрабатывает некоторую визуальную информацию, предоставляя нам возможность называть окружающие нас объекты (Martin, 2007).

Как вы можете видеть на рис. 3.11 «Сенсорная кора и моторная кора», моторные и сенсорные области коры составляют относительно небольшую часть всей коры. Остальная часть коры состоит из ассоциативных областей , в которых сенсорная и моторная информация объединяется и связывается с нашими накопленными знаниями .Эти ассоциативные области — это участки мозга, отвечающие за большинство вещей, благодаря которым люди кажутся людьми. Ассоциативные области связаны с высшими психическими функциями, такими как обучение, мышление, планирование, суждение, моральное размышление, вычисление и пространственное мышление.

Мозг гибкий: нейропластичность

Контроль некоторых специфических функций организма, таких как движение, зрение и слух, осуществляется в определенных областях коры, и если эти области повреждены, человек, скорее всего, потеряет способность выполнять соответствующие функции.Например, если у младенца повреждены области распознавания лиц в височной доле, вполне вероятно, что он или она никогда не сможет узнавать лица (Farah, Rabinowitz, Quinn, & Liu, 2000). С другой стороны, мозг не разделен совершенно жестко. Нейроны головного мозга обладают замечательной способностью реорганизовываться и расширяться, чтобы выполнять определенные функции в ответ на потребности организма и восстанавливать повреждения. В результате мозг постоянно создает новые маршруты нейронной связи и переделывает существующие.Нейропластичность относится к способности мозга изменять свою структуру и функцию в ответ на опыт или повреждение . Нейропластичность позволяет нам учиться и запоминать новые вещи и приспосабливаться к новому опыту.

Наш мозг наиболее «пластичен», когда мы маленькие дети, поскольку именно в это время мы больше всего узнаем об окружающей среде. С другой стороны, нейропластичность продолжает наблюдаться даже у взрослых (Kolb & Fantie, 1989). Принципы нейропластичности помогают нам понять, как наш мозг развивается, чтобы отражать наш опыт.Например, опытные музыканты имеют более крупную слуховую кору по сравнению с населением в целом (Bengtsson et al., 2005), а также им требуется меньше нейронной активности для перемещения пальцев по клавишам, чем новичкам (Münte, Altenmüller, & Jäncke, 2002). Эти наблюдения отражают изменения в мозгу, которые следуют за нашим опытом.

Пластичность наблюдается также при поражении головного мозга или частей тела, представленных в моторной и сенсорной коре. Когда опухоль в левом полушарии мозга нарушает речь, правое полушарие начинает компенсировать это, чтобы помочь человеку восстановить способность говорить (Thiel et al., 2006). И если человек теряет палец, область сенсорной коры, которая ранее получала информацию от отсутствующего пальца, начнет получать информацию от соседних пальцев, в результате чего оставшиеся пальцы становятся более чувствительными к прикосновению (Fox, 1984).

Хотя нейроны не могут восстанавливать или регенерировать себя, как кожа или кровеносные сосуды, новые данные свидетельствуют о том, что мозг может участвовать в нейрогенезе, формировании новых нейронов (Van Praag, Zhao, Gage, & Gazzaniga, 2004).Эти новые нейроны возникают глубоко в мозгу и могут затем мигрировать в другие области мозга, где они образуют новые связи с другими нейронами (Gould, 2007). Это оставляет открытой возможность того, что когда-нибудь ученые смогут «перестроить» поврежденный мозг, создав лекарства, помогающие выращивать нейроны.

Направление исследования: выявление уникальных функций левого и правого полушарий у пациентов с расщепленным мозгом

Мы видели, что левое полушарие мозга в первую очередь ощущает и контролирует двигательные движения правой стороны тела, и наоборот.Этот факт дает интересный способ изучения латерализации мозга — представление о том, что левое и правое полушария мозга специализированы для выполнения различных функций . Gazzaniga, Bogen и Sperry (1965) изучали пациента по имени У. Дж., перенесшего операцию по облегчению тяжелых приступов. В ходе этой операции отделяется область, которая обычно соединяет две половины мозга и поддерживает связь между полушариями , известная как мозолистое тело.В результате пациент по сути становится человеком с двумя отдельными мозгами. Поскольку левое и правое полушария разделены, каждое полушарие развивает собственный разум со своими собственными ощущениями, концепциями и мотивами (Gazzaniga, 2005).

В своем исследовании Газзанига и его коллеги проверили способность WJ распознавать и реагировать на объекты и письменные отрывки, которые были представлены только левому или только правому полушарию мозга (см. Мозговой пациент»).Исследователи заставили У. Дж. смотреть прямо перед собой, а затем на долю секунды продемонстрировали изображение геометрической формы слева от того места, куда он смотрел. Поступая таким образом, они уверяли, что, поскольку два полушария были разделены, образ формы ощущался только в правом полушарии (помните, что сенсорный ввод с левой стороны тела посылается в правую часть мозга). ). Газзанига и его коллеги обнаружили, что У. Дж. смог идентифицировать то, что ему показывали, когда его попросили выбрать объект из ряда фигур, используя левую руку, но он не мог этого сделать, когда объект был показан правой рукой. поле зрения.С другой стороны, У. Дж. мог легко читать письменный материал, представленный в правом поле зрения (и, таким образом, переживаемый в левом полушарии), но не тогда, когда он был представлен в левом поле зрения.

Рисунок 3.12 Визуальная и вербальная обработка у пациента с расщепленным мозгом

Информация, представленная в левой части нашего поля зрения, передается в правое полушарие мозга, и наоборот. У пациентов с расщепленным мозгом разорванное мозолистое тело не позволяет передавать информацию между полушариями, что позволяет исследователям узнать о функциях каждого полушария.В образце слева пациент с расщепленным мозгом не мог выбрать, какое изображение было представлено, потому что левое полушарие не может обрабатывать визуальную информацию. В образце справа пациент не мог прочитать отрывок, потому что правое полушарие мозга не может обрабатывать язык.

Это исследование и многие другие исследования, последовавшие за ним, продемонстрировали, что два полушария мозга специализируются на разных способностях. У большинства людей способность говорить, писать и понимать язык находится в левом полушарии.Вот почему У. Дж. мог читать отрывки, которые были представлены на правой стороне и, таким образом, передавались в левое полушарие, но не мог читать отрывки, которые переживались только в правом полушарии мозга. Левое полушарие также лучше справляется с математикой и оценивает время и ритм. Он также лучше координирует порядок сложных движений, например движений губ, необходимых для речи. Правое полушарие, с другой стороны, имеет очень ограниченные вербальные способности, и все же оно превосходит в навыках восприятия.Правое полушарие способно распознавать объекты, в том числе лица, узоры и мелодии, а также собирать пазлы или рисовать картинки. Вот почему У. Дж. мог выделить изображение, когда он видел его в левом, но не в правом поле зрения.

Хотя исследование Газзаниги продемонстрировало, что мозг на самом деле латерализован, так что два полушария специализируются на разных видах деятельности, это не означает, что, когда люди ведут себя определенным образом или выполняют определенную деятельность, они используют только одно полушарие своего мозга в определенные моменты времени. время.Это было бы чрезмерным упрощением концепции различий мозга. Обычно мы используем оба полушария одновременно, и разница между способностями двух полушарий не является абсолютной (Soroker et al., 2005).

Психология в повседневной жизни: почему некоторые люди левши?

В разных культурах и этнических группах около 90% людей в основном правши, тогда как только 10% преимущественно левши (Peters, Reimers, & Manning, 2006). Этот факт вызывает недоумение, отчасти потому, что число левшей очень мало, а отчасти потому, что другие животные, включая наших ближайших родственников приматов, не проявляют никакого типа леворукости.Существование правшей и левшей представляет собой интересный пример взаимосвязи между эволюцией, биологией и социальными факторами и того, как одно и то же явление может быть понято на разных уровнях анализа (Harris, 1990; McManus, 2002).

Хоть какая-то рукость определяется генетикой. Ультразвуковое сканирование показывает, что 9 из 10 плодов сосут большой палец правой руки, предполагая, что предпочтение определяется до рождения (Hepper, Wells, & Lynch, 2005), а механизм передачи связан с геном на X хромосома (Jones & Martin, 2000).Также было замечено, что у левшей, вероятно, будет меньше детей, и это может быть частично связано с тем, что матери левшей более склонны к выкидышам и другим пренатальным проблемам (McKeever, Cerone, Suter, & Wu, 2000). ).

Но культура тоже играет роль. В прошлом во многих странах детей-левшей заставляли писать правой рукой, и эта практика сохраняется, особенно в коллективистских культурах, таких как Индия и Япония, где леворукость воспринимается негативно по сравнению с индивидуалистическими обществами, такими как как Соединенные Штаты.Например, в Индии левшей вдвое меньше, чем в США (Ida & Mandal, 2003).

Быть левшой имеет как преимущества, так и недостатки в мире, где большинство людей правши. Одна из проблем для левшей заключается в том, что мир создан для правшей. Автоматические кассовые аппараты (банкоматы), школьные столы, ножницы, микроскопы, сверлильные станки и настольные пилы — это лишь некоторые примеры повседневного оборудования, в котором наиболее важные органы управления расположены с правой стороны.Это может частично объяснить, почему левши несколько чаще попадают в аварии, чем правши (Dutta & Mandal, 2006).

Несмотря на потенциальные трудности жизни и работы в мире, предназначенном для правшей, у левшей, похоже, есть некоторые преимущества. На протяжении всей истории многие выдающиеся художники были левшами, в том числе Леонардо да Винчи, Микеланджело, Пабло Пикассо и Макс Эшер. Поскольку правое полушарие обладает превосходными способностями к воображению и зрению, может быть некоторое преимущество в использовании левой руки для рисования или рисования (Springer & Deutsch, 1998).Левши также лучше представляют себе трехмерные объекты, что может объяснить, почему среди архитекторов, художников и шахматистов так много левшей (Coren, 1992). Однако среди людей с нарушением чтения, аллергией и мигренозными головными болями также больше левшей (Geschwind & Behan, 2007), возможно, из-за того, что незначительное меньшинство левшей обязано своей леворукостью родовой травме, такой как как рожденные преждевременно (Betancur, Vélez, Cabanieu, & le Moal, 1990).

В видах спорта, в которых важна рука, таких как теннис, бокс, фехтование или дзюдо, левши могут иметь преимущество. Они играют во многие игры против правшей и учатся тому, как лучше всего обращаться с их стилями. Однако правши очень редко играют против левшей, что может сделать их более уязвимыми. Это объясняет, почему непропорционально большое количество левшей встречается в тех видах спорта, где преобладают прямые действия один на один. В других видах спорта, таких как гольф, левшей меньше, потому что леворукость одного игрока не влияет на конкуренцию.

Тот факт, что левши преуспевают в некоторых видах спорта, предполагает возможность того, что они могли также иметь эволюционное преимущество, поскольку их предки могли быть более успешными в таких важных навыках, как рукопашный бой (Bodmer & McKie, 1994). Однако на данный момент эта идея остается только гипотезой, и детерминанты человеческой рукости еще предстоит полностью понять.

Ключевые выводы

  • Старый мозг, включая ствол мозга, продолговатый мозг, мост, ретикулярную формацию, таламус, мозжечок, миндалевидное тело, гипоталамус и гиппокамп, регулирует основные функции выживания, такие как дыхание, движение, отдых, питание, эмоции и память.
  • Кора головного мозга, состоящая из миллиардов нейронов и глиальных клеток, делится на правое и левое полушария и на четыре доли.
  • Лобная доля в первую очередь отвечает за мышление, планирование, память и суждение. Теменная доля в первую очередь отвечает за телесные ощущения и осязание. Височная доля в первую очередь отвечает за слух и речь. Затылочная доля в первую очередь отвечает за зрение. Другие области коры действуют как ассоциативные области, отвечающие за интеграцию информации.
  • Мозг меняется в зависимости от опыта и потенциальных повреждений в процессе, известном как пластичность. Мозг может генерировать новые нейроны посредством нейрогенеза.
  • Моторная кора контролирует произвольные движения. Части тела, требующие наибольшего контроля и ловкости, занимают больше всего места в моторной коре.
  • Сенсорная кора получает и обрабатывает телесные ощущения. Наиболее чувствительные части тела занимают наибольшее место в сенсорной коре.
  • Левое полушарие головного мозга в первую очередь отвечает за язык и речь у большинства людей, тогда как правое полушарие специализируется на пространственных и перцептивных навыках, визуализации и распознавании образов, лиц и мелодий.
  • Разрез мозолистого тела, соединяющего два полушария, создает «пациента с расщепленным мозгом» с эффектом создания двух отдельных разумов, действующих в одном человеке.
  • Исследования с участием пациентов с расщепленным мозгом использовались для изучения латерализации мозга.
  • Нейропластичность позволяет мозгу адаптироваться и изменяться в зависимости от опыта или повреждений.

Упражнения и критическое мышление

  1. Как вы думаете, животные испытывают эмоции? Какие аспекты структуры мозга могут заставить вас поверить в то, что они действуют или нет?
  2. Подумайте о своем собственном опыте и подумайте, какие части вашего мозга могут быть особенно хорошо развиты в результате этого опыта.
  3. Какое полушарие мозга вы используете, когда ищете вилку в ящике для столового серебра? Какое полушарие мозга вы, скорее всего, задействуете, когда изо всех сил пытаетесь вспомнить имя старого друга?
  4. Считаете ли вы, что поощрять детей-левшей пользоваться правой рукой — это хорошая идея? Почему или почему нет?

Ссылки

Бенгтссон, С.Л., Надь З., Скаре С., Форсман Л., Форссберг Х. и Уллен Ф. (2005). Обширная практика игры на фортепиано оказывает локально специфическое влияние на развитие белого вещества. Nature Neuroscience, 8 (9), 1148–1150.

Бест, Б. (2009). Миндалевидное тело и эмоции. В Анатомия разума (гл. 9). Получено с веб-сайта «Добро пожаловать в мир Бена Беста»: http://www.benbest.com/science/anatmind/anatmd9.html

.

Бетанкур, К., Велес, А., Кабанье, Г., и ле Моаль, М.(1990). Связь между леворукостью и аллергией: переоценка. Нейропсихология, 28 (2), 223–227.

Бодмер, В., и Маккай, Р. (1994). Книга человека: В поисках нашего генетического наследия . Лондон, Англия: Литтл, Браун и компания.

Бауэр, Дж. М., и Парсонс, Дж. М. (2003). Переосмысление малого мозга. Scientific American, 289 , 50–57.

Корен, С. (1992). Синдром левши: Причины и последствия леворукости .Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Свободная пресса.

де Куртен-Майерс, GM (1999). Кора головного мозга человека: гендерные различия в структуре и функциях. Журнал невропатологии и экспериментальной неврологии, 58 , 217–226.

Датта, Т., и Мандал, М.К. (2006). Предпочтение рук и несчастные случаи в Индии. Латеральность: асимметрия тела, мозга и познания, 11 , 368–372.

Фарах, М.Дж., Рабинович, К., Куинн, Г.Е., и Лю, Г.Т. (2000). Раннее использование нейронных субстратов для распознавания лиц. Когнитивная нейропсихология, 17 (1–3), 117–123.

Фокс, Дж. Л. (1984). Динамический способ мозга поддерживать связь. Наука, 225 (4664), 820–821.

Фрич, Г., и Хитциг, Э. (2009). Электрическая возбудимость головного мозга (Über die Elektrische erregbarkeit des Grosshirns). Эпилепсия и поведение, 15 (2), 123–130. (Оригинальная работа опубликована в 1870 г.)

Газзанига, М.С., Боген, Дж. Э., и Сперри, Р. В. (1965). Наблюдения за зрительным восприятием после разъединения полушарий головного мозга у человека. Мозг, 88 (2), 221–236.

Гешвинд, Н., и Бехан, П. (2007). Левша: связь с иммунными заболеваниями, мигренью и нарушениями обучения, связанными с развитием . Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Гибсон, К. Р. (2002). Эволюция человеческого интеллекта: роль размера мозга и умственного строения. Поведение и эволюция мозга 59 , 10–20.

Гулд, Э. (2007). Насколько широко распространен взрослый нейрогенез у млекопитающих? Nature Reviews Neuroscience 8, 481–488.дои: 10.1038/nrn2147

Харрис, LJ (1990). Культурное влияние на рукопожатие: историческая и современная теория и свидетельства. В S. Coren (Ed.), Левша: поведенческие последствия и аномалии . Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Эльзевир.

Хеппер, П.Г., Уэллс, Д.Л., и Линч, К. (2005). Пренатальное сосание пальца связано с постнатальной рукостью. Нейропсихология, 43 , 313–315.

Ида, Ю., и Мандал, М.К. (2003). Культурные различия в боковом предубеждении: данные из Японии и Индии. Латеральность: асимметрия тела, мозга и познания, 8 (2), 121–133.

Джонс, Г.В., и Мартин, М. (2000). Заметка о Corballis (1997), генетике и эволюции рукости: разработка единой модели распределения на основе гипотезы генов половых хромосом. Psychological Review, 107 (1), 213–218.

Клювер, Х., и Бьюси, ПК (1939). Предварительный анализ функций височных долей у обезьян. Архив неврологии и психиатрии (Чикаго), 42 , 979–1000.

Колб, Б., и Фанти, Б. (1989). Развитие мозга и поведения ребенка. В CR Reynolds & E. Fletcher-Janzen (Eds.), Справочник по клинической детской нейропсихологии (стр. 17–39). Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Пленум Пресс.

Олдс, Дж. (1958). Самостимуляция мозга: ее использование для изучения местных эффектов голода, секса и наркотиков. Наука, 127 , 315–324.

Мартин, А. (2007). Репрезентация понятий объекта в мозгу. Ежегодный обзор психологии, 58 , 25–45.

МакКивер, В.Ф., Сероне, Л.Дж., Сутер, П.Дж., и Ву, С.М. (2000). Размер семьи, склонность к выкидышам и леворукость: проверка гипотез теории нестабильности развития леворукости. Латеральность: асимметрии тела, мозга и познания, 5 (2), 111–120.

Макманус, IC (2002). Правая рука, левая рука: Происхождение асимметрии в мозге, телах, атомах и культурах . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета.

Миллер, Г. (2005).Неврология: Темная сторона глии. Наука, 308 (5723), 778–781.

Мюнте, Т. Ф., Альтенмюллер, Э., и Янке, Л. (2002). Мозг музыканта как модель нейропластичности. Nature Reviews Neuroscience, 3 (6), 473–478.

Олдс, Дж., и Милнер, П. (1954). Положительное подкрепление, вызываемое электрической стимуляцией перегородочной области и других областей мозга крыс. Журнал сравнительной и физиологической психологии, 47 , 419–427.

Питерс, М., Реймерс, С., и Мэннинг, Дж. Т. (2006). Предпочтение руки для письма и ассоциации с выбранными демографическими и поведенческими переменными у 255 100 субъектов: Интернет-исследование BBC. Мозг и познание, 62 (2), 177–189.

Шерман, С. М., и Гильери, Р. В. (2006). Изучение таламуса и его роли в функции коры (2-е изд.). Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Сигурдссон, Т., Дойер, В., Каин, С.К., и Леду, Дж. Э. (2007). Долговременная потенциация в миндалевидном теле: клеточный механизм обучения страху и памяти. Нейрофармакология, 52 (1), 215–227.

Сорокер, Н., Кашер, А., Гиора, Р., Батори, Г., Корн, К., Гил, М., и Зайдель, Э. (2005). Обработка основных речевых актов после локализованного повреждения головного мозга: новый взгляд на нейроанатомию языка. Мозг и познание, 57 (2), 214–217.

Спрингер, С.П., и Дойч, Г. (1998). Левое полушарие, правое полушарие: перспективы когнитивной нейробиологии (5-е изд.). Серия книг по психологии. Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: У.Х. Фриман/Times Books/Henry Holt & Co.

Тиль, А., Хабеданк, Б., Херхольц, К., Кесслер, Дж., Винхейзен, Л., Хаупт, В.Ф., и Хейсс, В.Д. (2006). Слева направо: как мозг компенсирует прогрессирующую потерю языковой функции. Мозг и язык, 98 (1), 57–65.

Ван Прааг, Х., Чжао, X., Гейдж, Ф. Х., и Газзанига, М. С. (2004). Нейрогенез в мозге взрослых млекопитающих. В Когнитивные нейронауки (3-е изд., стр. 127–137).Кембридж, Массачусетс: MIT Press.

Какие части человеческого мозга соответствуют эмоциям или любви?

Эмоции, такие как страх и любовь, осуществляются лимбической системой, которая находится в височной доле. В то время как лимбическая система состоит из нескольких частей мозга, центром обработки эмоций является миндалевидное тело, которое получает информацию от других функций мозга, таких как память и внимание.

Амигдала

Миндалевидное тело, имеющее форму миндаля, отвечает за множественные эмоциональные реакции, такие как любовь, страх, гнев и сексуальное желание.Университет Шиппенсбурга утверждает, что в исследованиях на животных стимуляция или удаление миндалины изменяет эмоциональную реакцию: электрическая активация вызывает агрессию, а хирургическое удаление приводит к безразличным эмоциональным реакциям. Следовательно, повреждение миндалевидного тела может привести к аномальным эмоциональным реакциям, а чрезмерная стимуляция вызывает чрезмерные реакции.

Гиппокамп

Гиппокамп — еще одна часть лимбической системы, которая посылает информацию в миндалевидное тело.Один из центров обработки памяти в мозгу, гиппокамп взаимодействует с миндалевидным телом, когда у человека есть воспоминания с эмоциональными связями. Канадские институты исследований в области здравоохранения добавляют, что связь между гиппокампом и миндалевидным телом «может быть источником сильных эмоций, вызванных определенными воспоминаниями», что объясняет эмоциональные реакции на травмирующие воспоминания.

Префронтальная кора

Префронтальная кора, расположенная в передней части головы, участвует в принятии решений в ответ на эмоции.Канадские институты исследований в области здравоохранения утверждают, что префронтальная кора контролирует, какое решение принимает человек, сталкиваясь с эмоциональной реакцией, а также регулирует тревогу.

Гипоталамус

Гипоталамус, также являющийся частью лимбической системы, передает информацию в миндалевидное тело. Шиппенсбургский университет утверждает, что гипоталамус действует как регулятор эмоций, контролируя уровни полового влечения, удовольствия, агрессии и гнева.

поясная извилина

Поясная извилина действует как путь между таламусом и гиппокампом и играет роль в запоминании эмоциональных событий.Университет Шиппенсбурга отмечает, что поясная извилина фокусирует внимание на событии, предупреждая остальную часть мозга о том, что оно является эмоционально значимым.

Вентральная область покрышки

Вентральная область покрышки также связана с эмоциями и любовью, особенно с тем, как человек воспринимает удовольствие. Пути дофамина расположены в вентральной области покрышки: дофамин является нейротрансмиттером, участвующим в настроении, и повышенный уровень повышает уровень удовольствия человека.

Обработка эмоций словами: дополнительные вклады левого и правого полушарий

  • Абернети М. и Кони Дж. (1993). Ассоциативный прайминг в полушариях как функция СОА. Нейропсихология, 31, 1397–1409.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Абернети М. и Кони Дж. (1996). Семантическая категория прайминга в левом полушарии головного мозга. Нейропсихология, 34, 339–350.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Адольф Р., Дамасио Х., Транел Д. и Дамасио А. Р. (1996). Корковые системы распознавания эмоций по мимике. Journal of Neuroscience, 16, 7678–7687.

    ПабМед Google ученый

  • Али, Н., и Чимино, Ч.Р. (1997). Полушарная латерализация восприятия и памяти на эмоциональные вербальные стимулы у нормальных людей. Нейропсихология, 11, 114–125.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Амарел, Д. Г., Прайс, Дж. Л., Питканен, А., и Кармайкл, С. Т. (1992). Анатомическая организация миндалевидного комплекса приматов. В JP Aggleton (Ed.), Миндалевидное тело: нейробиологические аспекты эмоций (стр. 1–66). Нью-Йорк: Уайли-Лисс.

    Google ученый

  • Андерер П., Салету, Б., Семлич, Х.В., и Паскуаль-Марки, Р.Д. (2003). Неинвазивная локализация источников Р300 при нормальном старении и возрастных нарушениях памяти. Нейробиология старения, 24, 463–479.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Этчли, Р. А., Иларди, С. С., и Энло, А. (2003). Полушарная асимметрия в обработке эмоционального содержания в значениях слов: влияние текущей и прошлой депрессии. Мозг и язык, 84, 105–119.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Баас, Д., Алеман, А., и Кан, Р. С. (2004). Латерализация активации миндалины: систематический обзор исследований функциональной нейровизуализации. Brain Research Reviews, 45, 96–103.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Борегар М., Чертков Х., Баб Д., Мурта С., Диксон Р. и Эванс А. (1997). Нервный субстрат для конкретной, абстрактной и эмоциональной словесной лексики: исследование позитронно-эмиссионной томографии. Journal of Cognitive Neuroscience, 9, 441–461.

    Артикул Google ученый

  • Бернат Э., Банс С. и Шеврин Х. (2001). Потенциалы мозга, связанные с событиями, дифференцируют положительные и отрицательные прилагательные настроения во время как надпороговой, так и подпороговой визуальной обработки. Международный журнал психофизиологии, 42, 11–34.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Бород, Дж. К. (1992). Межполушарный и внутриполушарный контроль эмоций: внимание к одностороннему повреждению головного мозга. Journal of Consulting and Clinical Psychology, 60, 339–348.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Бород Ю.К., Андельман Ф., Облер Л.К., Твиди Дж.Р. и Велковиц Дж. (1992). Специализация правого полушария для идентификации эмоциональных слов и предложений: данные пациентов, перенесших инсульт. Нейропсихология, 30, 827–844.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Брэдли М.М., Гринвальд М.К., Петри М.К. и Ланг П.Дж. (1992). Запоминание картинок: удовольствие и возбуждение в памяти. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 18, 379–390.

    Артикул Google ученый

  • Брайсон, С.Э., Макларен, Дж., Вадден, Н.П., и Маклин, М. (1991). Дифференциальные асимметрии положительных и отрицательных эмоций: полушария или стимулирующие эффекты? Кортекс, 27, 359–365.

    ПабМед Google ученый

  • Берджесс, К., и Симпсон, ГБ (1988). Механизмы полушарий головного мозга в поиске неоднозначных значений слов. Мозг и язык, 33, 86–103.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Буш Г., Луу П. и Познер М. И. (2000). Когнитивные и эмоциональные влияния в передней части поясной извилины. Trends in Cognitive Sciences, 4, 215–222.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Качиоппо, Дж. Т., Крайтс, С. Л., младший, и Гарднер, В.Л. (1996). Отношение справа: оценочная обработка связана с латерализованными поздними позитивными потенциалами мозга, связанными с событием. Бюллетень личности и социальной психологии, 22, 1205–1219.

    Артикул Google ученый

  • Cacioppo, JT, Crites, S.L., Gardner, WL, Jr., & Berntson, G.G. (1994). Биоэлектрические эхо от оценочных категоризаций: I. Поздний положительный мозговой потенциал, который варьируется в зависимости от отрицательности черты и крайности. Журнал личности и социальной психологии, 67, 115–125.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кармон А. и Нахшон И. (1973). Конкуренция сенсорного ввода в полях зрения и церебральное доминирование. Израильский журнал медицинских наук, 9, 85–91.

    ПабМед Google ученый

  • Кейси Б.Дж., Трейнор Р., Гидд Дж., Vauss, Y., Vaituzis, C.K., Hamburger, S., et al. (1997). Роль передней поясной извилины в автоматических и контролируемых процессах: нейроанатомическое исследование развития. Психобиология развития, 30, 61–69.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кьярелло, К. (1991). Латерализация лексических процессов в нормальном мозгу: обзор исследований полуполя зрения. В HH Whitaker (Ed.), Современные обзоры нейропсихологии (стр.59–69). Нью-Йорк: Спрингер.

    Google ученый

  • Кьярелло, К. (1998). О кодах значения и значении кодов: семантический доступ и поиск внутри и между полушариями. В M. Beeman & C. Chiarello (Eds.), . Понимание языка правым полушарием: точка зрения когнитивной нейробиологии (стр. 141–160). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google ученый

  • Кьярелло, К.(2003). Параллельные системы обработки языка: комплементарность полушарий в нормальном мозге. В MT Banich & Mack (Eds.), Разум, мозг и язык: междисциплинарные перспективы (стр. 229–247). Махва, Нью-Джерси: Эрлбаум.

    Google ученый

  • Кьярелло, К., Берджесс, К., Ричардс, Л., и Поллок, А. (1990). Семантическая и ассоциативная подготовка в полушариях головного мозга: какие-то слова подходят, какие-то нет… иногда, местами. Мозг и язык, 38, 75–104.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Чвилла, Д. Дж., Браун, К. М., и Хагоорт, П. (1995). N400 в зависимости от уровня обработки. Психофизиология, 32, 274–285.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Цицерон, Б. А., Бород, Дж. К., Санчи, К., Эрхан, Х. М., Облер, Л.К., Агости Р.М. и соавт. (1999). Эмоциональное и неэмоциональное лексическое восприятие у пациентов с поражением правого и левого полушарий головного мозга. Нейропсихиатрия, нейропсихология и поведенческая неврология, 12, 255–264.

    ПабМед Google ученый

  • Коллинз, Массачусетс, и Кук, А. (2005). Перенести соответствующий подход обработки к исследованию имплицитной памяти на эмоциональные слова в полушариях головного мозга. Нейропсихология, 43, 1529–1545.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Коллинз, А. М., и Лофтус, Э. Ф. (1975). Теория распространения-активации семантической обработки. Psychological Review, 82, 407–428.

    Артикул Google ученый

  • Комптон, Р. Дж., Банич, М. Т., Моханти, А., Милхэм, М. П., Херрингтон, Дж., Миллер, Г. А., и др. (2003). Обращая внимание на эмоции: МРТ-исследование когнитивных и эмоциональных задач Струпа. Когнитивная, эмоциональная и поведенческая неврология, 3, 81–96.

    Артикул Google ученый

  • Комптон, Р. Дж., Хеллер, В., Банич, М. Т., Палмиери, П. А., и Миллер, Г. А. (2000). Реакция на угрозу: асимметрия полушарий и межполушарное разделение входных данных. Нейропсихология, 14, 254–264.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Костафреда, С.Г., Браммер, М.Дж., Дэвид, А.С., и Фу, Ч.Х. (2008). Предикторы активации миндалины при обработке эмоциональных стимулов: метаанализ 385 исследований ПЭТ и фМРТ. Brain Research Review, 58, 57–70.

    Артикул Google ученый

  • Катберт, Б.Н., Шупп, Х.Т., Брэдли, М.М., Бирбаумер, Н., и Ланг, П.Дж. (2000). Потенциалы мозга при обработке аффективных изображений: ковариация с вегетативным возбуждением и аффективным отчетом. Биологическая психология, 52, 95–111.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Дэвидсон, Р. Дж. (1992). Передняя мозговая асимметрия и природа эмоций. Мозг и познание, 20, 125–151.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Дэвидсон, Р. Дж. (2003). Аффективная неврология и психофизиология: к синтезу. Психофизиология, 40, 655–665.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Де Паскалис, В., Стрипполи, Э., Риккарди, П., и Вергари, Ф. (2004). Личность, потенциал, связанный с событиями (ERP) и частота сердечных сокращений (HR) в эмоциональной обработке текста. Личность и индивидуальные различия, 36, 873–891.

    Артикул Google ученый

  • Диллон Д.Г., Купер, Дж. Дж., Грент-‘т-Джонг, Т., Волдорф, М. Г., и Лабар, К. С. (2006). Диссоциация связанных с событием потенциалов, индексирующих возбуждение и семантическую связность при эмоциональном кодировании слов. Мозг и познание, 62, 43–57.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Драйвер, Дж., и Вийомье, П. (2001). Перцептивное осознание и его потеря при одностороннем пренебрежении и угасании. Познание, 79, 39–88.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Эллиот Р., Рубинштейн Дж. С., Саакян Б. Дж. и Долан Р. Дж. (2000). Избирательное внимание к эмоциональным стимулам в вербальной задаче «да/нет»: исследование фМРТ. НейроОтчет, 11, 1739–1744.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Etcoff, NL (1989). Асимметрия в распознавании эмоций. В Ф.Boller & J. Grafman (Eds.), Справочник по нейропсихологии (Том 3, стр. 363–382). Амстердам: Эльзевир.

    Google ученый

  • Эвиатар З. и Зайдель Э. (1991). Влияние длины слова и эмоциональности на вклад полушария в лексическое решение. Нейропсихология, 29, 415–428.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Фацио Р.Х., Санбонмацу, Д.М., Пауэлл, М.К., и Кардес, Ф.Р. (1986). Об автоматической активации отношений. Журнал личности и социальной психологии, 50, 229–238.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Фишлер, И., и Брэдли, М. (2006). Потенциальные исследования языка и эмоций, связанные с событиями: слова, фразы и эффекты задач. Progress in Brain Research, 156, 185–203.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Фиск А.Д. и Шнайдер В. (1984). Память как функция внимания, уровня обработки и автоматизации. Журнал экспериментальной психологии: обучение, память и познание, 10, 181–197.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Франкен, И. Х., Гутджес, Л., и ван Стриен, Дж. В. (2009). Автоматическая обработка эмоциональных слов во время эмоциональной задачи Струпа. НейроОтчет, 20, 776–781.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Гаддес, В.Х. и Эджелл Д. (1994). Неспособность к обучению и функция мозга: нейропсихологический подход . Нью-Йорк: Спрингер.

    Google ученый

  • Гараван, Х., Пендерграсс, Дж. К., Росс, Т. Дж., Штейн, Э. А., и Райзингер, Р. К. (2001). Реакция миндалевидного тела как на положительно, так и на отрицательно валентные стимулы. НейроОтчет, 12, 2779–2783.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Грейвс, Р., Лэндис, Т., и Гудглас, Х. (1981). Латеральность и половые различия для визуального распознавания эмоциональных и неэмоциональных слов. Нейропсихология, 19, 95–102.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Хаманн, С. (2001). Когнитивные и нейронные механизмы эмоциональной памяти. Trends in Cognitive Sciences, 5, 394–400.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Хаманн, С.и Мао, Х. (2002). Положительные и отрицательные эмоциональные вербальные стимулы вызывают активность левой миндалины. НейроОтчет, 13, 15–19.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Хейлман, К.М., и Ван ден Абель, Т. (1980). Доминирование правого полушария для внимания: механизм, лежащий в основе полушарной асимметрии невнимания. Неврология, 30, 327–330.

    ПабМед Google ученый

  • Хейлман, К.М., Уотсон, Р. Т., и Валенштейн, Э. (1985). Пренебрежение и связанные с ним расстройства. В KM Heilman & E. Valenstein (Eds.), Clinical neuropsychology (2-е изд., стр. 243–293). Нью-Йорк: Издательство Оксфордского университета.

    Google ученый

  • Хеллер, В. (1993). Нейропсихологические механизмы индивидуальных различий в эмоциях, личности и возбуждении. Нейропсихология, 7, 476–489.

    Артикул Google ученый

  • Герберт, К., Ethofer, T., Anders, S., Junghofer, M., Wildgruber, D., Grodd, W., et al. (2009). Активация миндалевидного тела при чтении эмоциональных прилагательных — преимущество для приятного содержания. Социальные, когнитивные и эмоциональные . Неврология, 4, 35–49.

    Google ученый

  • Герберт, К., Юнгхофер, М., и Кисслер, Дж. (2008). Событийные потенциалы эмоциональных прилагательных во время чтения. Психофизиология, 45, 487–498.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Холкомб, П.Дж. (1988). Автоматическая обработка и обработка внимания: анализ семантического прайминга, связанный с событиями. Мозг и язык, 35, 66–85.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Изенберг Н., Зильберсвейг Д., Энгелиен А., Эммерих С., Малаваде К., Битти Б. и др. (1999).Языковая угроза активирует миндалевидное тело человека. Труды Национальной академии наук, 96, 10456–10459.

    Артикул Google ученый

  • Исреал, Дж. Б., Чесни, Г. Л., Викенс, К. Д., и Дончин, Э. (1980). P300 и трудности с отслеживанием: свидетельство наличия нескольких ресурсов при выполнении двух задач. Психофизиология, 17, 259–273.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Джансари А., Транел, Д., и Адольфс, Р. (2000). Специфическое для валентности боковое смещение для различения эмоциональных выражений лица в свободном поле. Познание и эмоции, 14, 341–353.

    Артикул Google ученый

  • Канске, П., и Коц, С.А. (2007). Конкретность в эмоциональных словах: свидетельство ERP из исследования полуполя. Brain Research, 1148, 138–148.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кенсингер, Э.А. и Коркин С. (2003). Улучшение памяти на эмоциональные слова. Эмоциональные слова запоминаются лучше, чем нейтральные? Память и познание, 31, 1169–1180.

    Артикул Google ученый

  • Кимура, Д. (1964). Лево-правые различия в восприятии мелодий. Ежеквартальный журнал экспериментальной психологии, 16, 355–358.

    Артикул Google ученый

  • Кисслер, Дж., Асадоллахи, Р., и Герберт, К. (2006). Эмоциональные и семантические сети в визуальной обработке текстов: результаты исследований ERP. Progress in Brain Research, 156, 147–183.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кисслер, Дж., Герберт, К., Пейк, П., и Юнгхофер, М. (2007). Модные словечки: ранние реакции коры на эмоциональные слова во время чтения. Психологическая наука, 18, 475–480.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кисслер, Дж., Герберт, К., Винклер, И., и Юнгхофер, М. (2009). Эмоции и внимание при визуальной обработке текстов: исследование ERP. Биологическая психология, 80, 75–83.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Койвисто, М. (1997). Временной ход семантической активации в полушариях головного мозга. Нейропсихология, 35, 497–504.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Койвисто, М.(1998). Категориальный прайминг в полушариях головного мозга: автоматический в левом полушарии, постлексический в правом полушарии? Нейропсихология, 36, 661–668.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кучинке, Л., Джейкобс, А.М., Грубич, К., Во, М.Л., Конрад, М., и Херрманн, М. (2005). Случайные эффекты эмоциональной валентности при обработке отдельных текстов: исследование фМРТ. НейроИмидж, 28, 1022–1032.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кутас, М., и Хиллъярд, С.А. (1980). Чтение бессмысленных предложений: потенциалы мозга отражают семантическое несоответствие. Наука, 207, 203–205.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Кутас, М., и Хиллъярд, С.А. (1984). Потенциалы мозга при чтении отражают ожидание слова и семантическую ассоциацию. Природа, 307, 161–163.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Лейн, Р. Д., Чуа, П. М., и Долан, Р. Дж. (1999). Общие эффекты эмоциональной валентности, возбуждения и внимания на нейронную активацию во время визуальной обработки изображений. Нейропсихология, 37, 989–997.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Леду, Дж.Э. (2000). Цепи эмоций в мозгу. Annual Review of Neuroscience, 23, 155–184.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Лей, Р. Г., и Брайден, М. (1979). Полушарные различия в обработке эмоций и лиц. Мозг и язык, 7, 127–138.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Луо, К., Пэн, Д., Джин, З., Сюй Д., Сяо Л. и Дин Г. (2004). Эмоциональная валентность слов модулирует подсознательный эффект запуска повторения в левой веретенообразной извилине: связанное с событием исследование фМРТ. НейроИмидж, 21, 414–421.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Мэддок, Р. Дж., Гаррет, А. С., и Буонокор, М. Х. (2003). Активация задней поясной коры эмоциональными словами: данные фМРТ из задачи выбора валентности. Картирование человеческого мозга, 18, 30–41.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Махони, А.М., и Сейнсбери, Р.С. (1987). Полушарная асимметрия в восприятии эмоциональных звуков. Мозг и познание, 6, 216–233.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Маратос, Э. Дж., Долан, Р. Дж., Моррис, Дж. С., Хенсон, Р. Н., и Рагг, М. Д. (2001). Нейронная активность, связанная с эпизодической памятью на эмоциональный контекст. Нейропсихология, 39, 910–920.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Молина В., Санс Дж., Муньос Ф., Касадо П., Инохоса Дж. А., Саррамеа Ф. и др. (2005). Вклад дорсолатеральной префронтальной коры в аномалии компонента Р300 связанного с событием потенциала при шизофрении. Psychiatry Research, 140, 17–26.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Нагае, С.и Москович, М. (2002). Различия полушарий головного мозга в памяти эмоциональных и неэмоциональных слов у нормальных людей. Нейропсихология, 40, 1601–1607.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Накич, М., Смит, Б.В., Бусис, С., Витилингам, М., и Блэр, Р.Дж. (2006). Влияние аффекта и частоты на лексическое решение: роль миндалевидного тела и нижней лобной коры. НейроИзображение, 31, 1752–1761.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Науманн, Э., Бартуссек, Д., Дидрих, О., и Лауфер, М.Е. (1992). Оценка когнитивных и аффективных функций обработки информации в головном мозге с помощью позднего положительного комплекса событийного потенциала. Журнал психофизиологии, 6, 285–298.

    Google ученый

  • Науманн Э., Майер С., Дидрих О., Беккер Г. и Бартуссек Д. (1997). Структурная, семантическая и эмоциональная обработка нейтральных и отрицательных существительных: потенциальные корреляты, связанные с событиями. Журнал психофизиологии, 11, 158–172.

    Google ученый

  • Ортиг, С., Мишель, К.М., Мюррей, М.М., Мор, К., Карбоннел, С., и Лэндис, Т. (2004). Электрическая нейровизуализация выявляет раннюю модуляцию генератора эмоциональных слов. НейроИзображение, 21, 1242–1251.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Осгуд, К.Э., Сучи, Г.Х., и Танненбаум, П.Х. (1957). Измерение смысла . Урбана: Университет Иллинойса Press.

    Google ученый

  • Пардо, Дж. В., Фокс, П. Т., и Райхл, М. Э. (1991). Локализация системы устойчивого внимания человека с помощью позитронно-эмиссионной томографии. Природа, 349, 61–64.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Пардо, Дж. В., Пардо, П. Дж., Джанер, К. В., и Райхл, М. Э. (1990). Передняя поясная кора опосредует выбор обработки в парадигме конфликта внимания Струпа. Труды Национальной академии наук, 87, 256–259.

    Артикул Google ученый

  • Познер, М. И., и Петерсен, С.Э. (1990). Система внимания человеческого мозга. Ежегодный обзор неврологии, 13, 25–42.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Познер, М.И., и Снайдер, Ч.Р.Р. (1975). Внимание и когнитивный контроль. В RL Solso (Ed.), Обработка информации и познание (стр. 55–85). Хиллсдейл, Нью-Джерси; Эрльбаум.

  • Рассел, Дж. А. (1980). Циркулярная модель аффекта. Журнал личности и социальной психологии, 39, 1161–1178.

    Артикул Google ученый

  • Рассел, Дж. А. (2003). Ядро аффекта и психологическая конструкция эмоции. Психологический обзор, 110, 145–172.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Шнайдер В. и Шиффрин Р. М. (1977). Контролируемая и автоматическая обработка информации человеком: I. Обнаружение, поиск и внимание. Психологический обзор, 84, 1–66.

    Артикул Google ученый

  • Скотт, Г.Г., О’Доннелл, П.Дж., Лойтольд, Х., и Серено, С.К. (2009). Обработка текстов ранних эмоций: данные потенциалов, связанных с событиями. Биологическая психология, 80, 95–104.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Зильберман, Э. К., и Вайнгартнер, Х. (1986). Полушарная латерализация функций, связанных с эмоциями. Мозг и познание, 5, 322–353.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Сим, Т.С., и Мартинес, К. (2005). Эмоциональные слова лучше запоминаются левым ухом. Латеральность, 10, 149–159.

    ПабМед Google ученый

  • Смит, С.Д., и Булман-Флеминг, М.Б. (2005). Проверка правополушарной гипотезы латерализации эмоций. Мозг и познание, 57, 210–213.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Смит, С.Д., и Булман-Флеминг, М.Б. (2006). Полушарные асимметрии сознательного и бессознательного восприятия эмоциональных слов. Латеральность, 11, 304–330.

    ПабМед Google ученый

  • Смит, Н.К., Качиоппо, Дж.Т., Ларсен, Дж.Т., и Чартранд, Т.Л. (2003). Прошу обратить внимание: Электрокортикальные ответы на положительные и отрицательные раздражители. Нейропсихология, 41, 171–183.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Сперри, Р. В., Газзанига, М. С., и Боген, Дж. Э. (1969). Межполушарные отношения: неокортикальные спайки; Синдромы отключения полушарий. В PJ Vinken & GW Bruyn (Eds.), Справочник по клинической неврологии (Vol.4, стр. 273–290). Амстердам: Северная Голландия.

    Google ученый

  • Сперри, Р. В., Зайдель, Э., и Зайдель, Д. (1979). Самопознание и социальная осведомленность в отключенном малом полушарии. Нейропсихология, 17, 153–166.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Стрейндж, Б.А., Хенсон, Р.Н., Фристон, К.Дж., и Долан, Р.Дж. (2000).Механизмы мозга для обнаружения перцептивных, семантических и эмоциональных отклонений. НейроИмидж, 12, 425–433.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Штраус, Э. (1983). Восприятие эмоциональных слов. Нейропсихология, 21, 99–103.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Stroop, JR (1935). Исследования вмешательства в серийных словесных реакций. Журнал экспериментальной психологии, 18, 643–662.

    Артикул Google ученый

  • Саттон, С.К., и Дэвидсон, Р.Дж. (1997). Префронтальная асимметрия мозга: биологический субстрат поведенческого подхода и систем торможения. Психологические науки, 8, 204–210.

    Артикул Google ученый

  • Таберт, М. Х., Бород, Дж. К., Tang, C.Y., Lange, G., Wei, T.C., Johnson, R., et al. (2001). Дифференциальная активация миндалевидного тела во время эмоциональных решений и задач памяти распознавания с использованием неприятных слов: исследование фМРТ. Нейропсихология, 39, 556–573.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Ван Хофф, Дж. К., Дитц, К. К., Шарма, Д., и Боуман, Х. (2008). Нейронные корреляты вторжения слов эмоций в модифицированной задаче Струпа. Международный журнал психофизиологии, 67, 23–34.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Ван Стриен, Дж., и Морпурго, М. (1992). Активация противоположного полушария в результате эмоционально угрожающих и не угрожающих слов. Нейропсихология, 30, 845–848.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Вийомье, П. (2002). Выражение лица и избирательное внимание. Текущее мнение в психиатрии, 15, 291–300.

    Артикул Google ученый

  • Вейджер, Т. Д., Фан, К. Л., Либерзон, И., и Тейлор, С. Ф. (2003). Валентность, пол и латерализация функциональной анатомии мозга в эмоциях: метаанализ результатов нейровизуализации. НейроИзображение, 19, 513–531.

    ПабМед Статья Google ученый

  • Уайтхед, Р. (1991). Преимущество обработки правым полушарием при длительном зрительном внимании.

  • Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.