Все об этом книга для детей: Серия книг Детям про ЭТО | издательство Бомбора

Содержание

Как выбрать идеальную книгу для ребенка

Анастасия Корнилова

знает все о детских книгах

Профиль автора

Я придирчивая мама: мне хочется, чтобы у моего ребенка были интересные, красивые и безопасные для зрения книги.

В этой статье я не буду советовать авторов и конкретные произведения — их каждый родитель определит для ребенка самостоятельно. Зато расскажу о неочевидных параметрах и технических нюансах, на которые стоит обратить внимание в книжных магазинах.

Возраст ребенка

Консультанты в книжных магазинах обычно спрашивают возраст читателя, чтобы посоветовать подходящий сюжет: попроще — для тех, кто помладше и только учится читать, позамысловатее — для детей, которые уже хорошо владеют этим навыком и смогут уследить за неожиданными поворотами истории.

На самом деле, дело не только в содержании книги и количестве иллюстраций: возраст ребенка влияет еще и на оформление издания. Чтобы книга была безопасной для малыша, издатели должны учитывать особенности развития детского зрения в том или ином возрасте. Не ошибиться в этом им помогают санитарные правила, которые учитывают все возможные параметры от размера полей до допустимой длины строки.

Чтобы не ходить по книжному магазину с линейкой, родители могут ориентироваться на указание возраста читателя в выходных данных книги. Кратко расскажу об особенностях каждого возрастного периода, который выделяет санпин — и о том, что поможет родителям с первого взгляда определить подходящие издания.

УЧЕБНИК

Как победить выгорание

Курс для тех, кто много работает и устает. Цена открыта — назначаете ее сами

Начать учиться

С рождения до трех лет. Обычно в этом возрасте дети не умеют читать, но это не значит, что они не интересуются книгами: просто текст на страницах, если он есть, им озвучивают родители. В выходных данных так и написано: «книга для чтения взрослыми детям».

Для таких книг нет особенных требований по оформлению текста и количеству картинок: родители сами определят, какие издания им будет комфортно читать и показывать ребенку.

Малышам часто нравятся виммельбухи: книги с детализированными иллюстрациями, в которых совсем нет текста. Взрослые и дети могут просто знакомиться с предметами окружающего мира или сочинять разные истории по картинкам.

В «Прогулке» Свена Нурдквиста нет слов: только замысловатые картинки, которые могут сложиться во множество разных сюжетов, которые придумают читатели. Купить такую книгу можно на «Озоне» за 542 Р

С 4 до 6 лет. В этот период дети активно учатся читать. Ребенку еще сложно долго удерживать внимание на однородных строках, поэтому многие книги для дошкольников сочетают в себе текст, картинки и игровые элементы: например, открывающиеся окошки или задания, которые предлагают что-то найти на странице, угадать слово, сосчитать изображения.

Чтобы текст не рябил в глазах и ребенку было проще сосредоточиться на чтении, буквы должны быть достаточно крупными, а строки длинными:

санитарные нормы запрещают использовать шрифт меньше 12 кегля или печатать текст в две колонки — за исключением стихов.

Помимо размера шрифта для удобства чтения важна форма букв. Чтобы графема легко считывалась, штрихи должны быть одинаковой толщины, а пространство внутри знака — максимально широкое: так ребенку будет проще определить, что именно перед ним за буква.

Примеры разных шрифтов

Еще для дошкольников важны картинки: они помогают понять содержание книги и дать передышку глазам. Чем больше картинок в книге — тем лучше: по санпину иллюстрации должны занимать не меньше половины каждой страницы.

Картинки должны быть цветными — их легче воспринимают дети, поэтому позволяют получить из иллюстрации больше информации и вызывают более сильный эмоциональный отклик.

Эту книгу можно смело покупать дошкольнику: на странице мало текста и достаточно картинок, которые позволят глазам ребенка отдохнуть от букв

Еще я советую выбирать такие иллюстрации, на которых предметы изображены со знакомых для ребенка ракурсов и одни детали не перегорожены другими.

Абстрактное мышление у дошкольников еще только развивается: ребенок может не догадаться, что перед ним изображено, если для этого требуется провести слишком много мыслительных операций — «отодвинуть» другие предметы или «повернуть» другой стороной.

Животные на иллюстрациях к «Проекту „Барнабус“» изображены так, чтобы маленьким читателям было удобно разглядеть каждого из них

С 7 до 10 лет. В начальной школе дети читают уже уверенно, но освоить большие объемы текста все еще сложно: при покупке книги стоит учитывать те же рекомендации по размеру и виду шрифта, которые подходят и дошкольникам.

А вот картинок в книге может быть уже меньше: ребенок этого возраста способен удерживать внимание на тексте в течение более долгого времени. Это позволяет школьникам уследить за развитием сложных сюжетов, но истории все равно должны быть занимательными: например, эмоционально вовлекать ребенка или предлагать ему разгадывать загадки на страницах книги.

Дети младшего школьного возраста часто «вживаются» в мир книги: истории с персонажами того же возраста и реалистические иллюстрации облегчают этот процесс.

Иллюстрации могут вторгаться прямо в текст — как на левой полосе этого разворота: ребенок видит их одновременно с чтением текста и сразу воспринимает историю более объемно Семилеткам и ребятам чуть старше будет достаточно просто идентифицировать себя с первоклассником Светликом Тучкиным

С 11 до 14 лет. В этом возрасте дети читают бегло: можно выбирать книги с более мелким шрифтом и минимальным количеством иллюстраций — абстрактное мышление уже достаточно развито, чтобы ребенок представил себе всех персонажей истории.

Вид шрифта тоже уже не важен: читатели этого возраста справятся с буквами любых начертаний.

Черно-белые иллюстрации, на которых толком не видно героев, тоже подойдут: воображение ребенка «дорисует» все необходимые детали

Мышление школьников становится более логичным: дети внимательно анализируют и сопоставляют события в книге, поэтому более требовательно относятся к сюжету — в нем не должно быть логических дыр.

При этом события и явления в мире перестают казаться однозначными: подростки ищут в книгах ответы на сложные морально-этические вопросы и стараются выбрать подходящую для себя модель поведения со сверстниками и взрослыми. Чтобы удовлетворить этот интерес, рекомендую выбирать книги, в которых есть приключения, путешествия, любовная интрига или актуальные события.

С 15 до 17 лет. Старшеклассники уже читают как взрослые: легко справляются с большими объемами текстов и не нуждаются в иллюстрациях.

В книге «Город солнца» Евгения Рудашевского оформление такое же, как для взрослых читателей — небольшой шрифт и нет картинок

В этом возрасте дети в основном заняты открытием внутреннего мира: они выбирают будущую профессию, осознают мечты и идеалы, пытаются определить свое место во взрослом мире. В книгах старшеклассники часто ищут подсказки, которые им в этом помогут: модели поведения в разных ситуациях и варианты реакций на те или иные обстоятельства.

Им подойдут книги, герои которых оказываются в сложных ситуациях: например, романы-антиутопии, детективные истории или научно-фантастические повести о далеких космических путешествиях.

На книге написано «для детей среднего школьного возраста» и 0+: для кого она предназначена?

По закону издатели должны указывать в выходных данных две разных возрастных метки. Одна относится к требованиям санпина по оформлению изданий: в книге для детей среднего школьного возраста будет достаточно мелкий текст и небольшое количество картинок — такая верстка может негативно сказаться на зрении малышей.

Маркировка 0+ — требование закона о защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию: она дает понять, есть ли в книге сцены насилия, смерти, жестокого поведения, сексуальные сцены и бранные слова. Всего меток пять:

0+ — в книге можно изображать физическое и психическое насилие, но с ограничениями: оно должно быть оправдано жанром, не выглядеть слишком натуралистично и только при условии, что в конце добро восторжествует. Например, такая маркировка может стоять на сказке о Красной Шапочке, а вот детальную историю Зои Космодемьянской нельзя выпустить с такой меткой.

6+ — в книгах с такой маркировкой можно рассказать о нетяжелых болезнях, несчастных случаях, авариях и других случаях ненасильственной смерти, а еще об антиобщественных действиях: но обязательно с порицанием персонажей, которые их совершают. Главное, чтобы никакие описания в книге не могли вызвать у детей ужас и панику: натуралистичные описания похорон в таких изданиях встретить нельзя.

12+ — допускается жестокость без натуралистического изображения убийств и нанесения увечий, эпизодическое упоминание наркотиков и курения, описание половых отношений между мужчиной и женщиной без изображения секса. Все это должно быть описано так, чтобы у ребенка не появилось желания последовать примеру персонажей.

16+ — в книге можно встретить описание жестокости, тяжелых болезней, смерти, наркотиков, половые отношения и цензурные ругательства. Нельзя подробно описывать секс, призывать детей к употреблению психотропных веществ, ругаться матом, оправдывать насилие и вызывать у детей ощущение паники от описания смерти.

18+ — в книге может встретиться все что угодно.

Особенности текста

Выбирая подходящую книгу для ребенка, родители обычно обращают внимание на содержание текста: будет ли история интересной, нет ли в книге вредной информации и совпадает ли мировоззрение героев со взглядами семьи.

Все это, безусловно, важно, но я советую обратить внимание еще на несколько параметров.

Полный текст или адаптация. Издательства иногда публикуют текст произведения в урезанном формате: например, чтобы история стала доступна детям помладше или если хотят сделать акцент на художественном оформлении.

Издательства не всегда делают отметку, что книга выпущена в сокращенном или адаптированном варианте. Если покупаете книгу в интернете, посмотрите отзывы или уточните информацию на сайте издательства: там могут упомянуть, что текст в книге сокращен. А если выбираете книгу в офлайн-магазине и произведение вам незнакомо, обратите внимание на объем и проконсультируйтесь у продавца — или сравните несколько разных изданий друг с другом.

Издательство АСТ выпустило книгу про Буратино с объемными картинками и движущимися элементами, но ради этой красоты пришлось поступиться текстом — от истории остался пересказ

Перевод. Покупая книгу иностранного автора, обратите внимание на переводчика — особенно если это известная и старая книга, которую много раз переиздавали. Например, «Алиса в стране чудес» может встретиться в переводах Натальи Демуровой, Бориса Заходера или Владимира Набокова: игры слов, на которых построена книга, будут значительно друг от друга отличаться.

Некоторым родителям это неважно: главное, чтобы ребенок познакомился с интересной историей. А вот других может неприятно удивить, что книга совсем не похожа на ту, которую они помнят из детства: чтобы с вами этого не произошло, сравните в интернете разные варианты перевода — и выберите любимый.

Если книга вам не знакома, почитайте отрывки из разных переводов и отзывы других читателей, чтобы решить, какой вариант вам ближе.

На странице книги «Синдбад-мореход» в магазине «Лабиринт» развернулась целая дискуссия о корректном переводе

У некоторых книг есть только один вариант перевода: в таком случае я рекомендую хотя бы пролистать текст перед покупкой. Иногда качество русского текста оставляет желать лучшего — возможно, покупку захочется отложить, пока не выйдет новое издание с другим переводом.

Авторский стиль. Перед покупкой удостоверьтесь, что вам близки ценности автора и выражения, которые он использует. Например, некоторые родители не готовы покупать книги со словом «какашка» — а другие с удовольствием смеются над туалетным юмором вместе с детьми. Или кому-то может не понравиться, что автор истории ориентируется на гендерные стереотипы и рассказывает, что девочки должны играть в куклы и носить бантики, а мальчики — изображать солдат и собирать конструктор.

Конечно, можно просто не читать ребенку «неудачные» фрагменты или использовать эту ситуацию, чтобы обсудить в семье, какими разными бывают взгляды на мир. Но в любом случае лучше узнать о таких особенностях истории заранее, а не столкнуться с сюрпризом уже после покупки.

Состав текстов. Под одинаковым названием иногда выходят книги с разным содержанием: например, заглавие «Приключение электроника» может относиться только к изданию первой повести, а может стоять на книге, в которую входят все истории о школьнике и роботе. Проверьте заранее, что указано в содержании, чтобы не пришлось возвращаться в книжный за недостающими текстами или переплачивать за «лишние».

Детали оформления

Известные книги могут отличаться друг от друга не только переводами, но и стилем иллюстраций. Я рекомендую не полагаться на выбор издательства, а внимательно посмотреть перед покупкой, какие именно изображения украшают книгу: возможно, их стиль покажется вам неприемлемым или антиэстетичным.

Бывает и так, что картинки производят слишком сильное впечатление на ребенка: я знаю взрослых людей, которые до сих пор с содроганием вспоминают иллюстрации, которые видели в детстве. Если у вас впечатлительный ребенок, лучше подобрать книгу с какими-то нейтральными картинками, даже если пугающие иллюстрации давно стали классикой.

Родителям, которые покупают книги через интернет, я рекомендую обратить внимание на параметры издания: твердая или мягкая обложка, высота книги и ее вес. Иначе можно случайно заказать тяжелый том, который ребенок с трудом удержит в руках, или получить неформатное издание, которое не влезет ни на одну полку.

Иногда родителей настолько расстраивают некачественные иллюстрации, что книгу приходится выбрасывать

Дефекты книги

Перед покупкой внимательно осмотрите издание: некоторые дефекты могут повлиять не только на удобство чтения, но и вызвать проблемы со зрением.

Вот какие книги лучше не покупать:

  1. С непропечатанными изображениями, смазанной краской, сдвоенной печатью, царапинами и пятнами.
  2. С затеками клея на обрезы или внутрь страниц, из которых листы склеиваются, а текст и иллюстрации повреждаются.
  3. С деформированными страницами или переплетом.
  4. С текстом, размещенном на пестром фоне и с печатью белым по черному.
  5. С тонкой газетной бумагой вместо стандартной, если эта книга предназначена для дошкольников.

Как Пеппи Длинныйчулок дала детям свободу – Weekend – Коммерсантъ

75 лет назад вышла книга Астрид Линдгрен «Пеппи Длинныйчулок». Для послевоенных шведских детей эта героиня стала образцом свободы и жизнелюбия, но еще большим ей обязаны последующие поколения: именно с Пеппи началась многолетняя деятельность Линдгрен по изменению отношения к детям, в конце концов увенчавшаяся принятием закона о запрете насилия над детьми. Рассказываем, как Пеппи стала пионером свободного воспитания, а ее автор — борцом за права детей

Текст: Ульяна Волохова


Появление ребенка

«Нелегко быть ребенком! Сложно, очень сложно. Что это вообще значит — быть ребенком? Это значит, что надо ложиться в кровать, вставать, одеваться, есть, чистить зубы и сморкаться, когда это удобно взрослым, а не тебе. Это значит, что нужно есть ржаной хлеб, когда хочется белого, что нужно, не моргнув глазом, бежать за молоком, как раз когда ты собрался почитать книгу Эдгара Т. Лоуренса. А еще это значит, что нужно, не жалуясь, выслушивать очень личные замечания от любого взрослого о своей внешности, здоровье, одежде и перспективах. Интересно, что будет, если такому обращению подвергнуть самих взрослых».

Это отрывок из статьи «Молодежный бунт», которую 7 декабря 1939 году опубликовала стокгольмская газета Dagens Nyheter. Написала ее 32-летняя Астрид Линдгрен — некогда начинающая журналистка, а теперь домохозяйка и мать двоих детей. Однажды ее 14-летний сын получил в гимназии задание сделать доклад «Об искусстве быть ребенком». Обсуждая с ним, каково это — быть ребенком, Линдгрен поняла, что ее этот вопрос беспокоит явно больше, чем сына. Из последовавших за этим размышлений возникла статья: написанная от лица мальчика, который ощущает бесправность своего положения как ребенка, она обращала внимание на то, что взрослые предъявляют детям множество требований, но совершенно не учитывают их желаний и эмоций. Дети все время должны, взрослые все время правы — Линдгрен предлагала задуматься о том, насколько невыносимой была бы такая жизнь для любого из взрослых. Именно с этой статьи началось возвращение Линдгрен к писательству.

В 1923 году 16-летняя Астрид, дочь уважаемых фермеров из небольшого городка Виммербю на юге Швеции, объявила родителям, что собирается стать журналисткой, и, едва получив школьный аттестат, поступила стажером в местную газету Vimmerby Tidning. Там она выполняла мелкие поручения, писала некрологи и заметки о сельской жизни, а иногда и целые репортажи. В 1925 году, например, она собрала бывших школьных подруг, чтобы отправиться с ними в 300-километровое путешествие и доказать, что женщинам вполне под силу преодолеть такое расстояние без мужской помощи. Сводки о ходе предприятия она телеграфировала в редакцию.

Журналистская карьера была недолгой: в 1926 году Астрид забеременела от женатого мужчины (издателя Vimmerby Tidning) и уехала, чтобы не позорить родителей, в Стокгольм. Она записалась на курсы стенографии и машинописи, но рожать отправилась в Данию — там было много семей, которые за плату брали детей под временную опеку. В одной из таких семей она оставила родившегося в конце 1926-го Ларса, чтобы вернуться в Швецию и найти работу. В течение следующих лет она разрывалась между работой в Стокгольме и маленьким сыном в Копенгагене, которого она не могла забрать, но должна была содержать в чужой семье, пока в 1931 году не вышла замуж за Стуре Линдгрена — заведующего канцелярией Королевского автоклуба, где она подрабатывала,— и не перевезла сына к себе. В 1934 году у нее родилась дочь Карин, а сама Линдгрен оставила работу и стала домохозяйкой, сосредоточив все внимание на воспитании детей. Наблюдение за ними имело большие последствия: прежде придерживавшаяся феминистских взглядов и защищавшая права женщин, Линдгрен постепенно обнаружила, что у детей с правами все обстоит гораздо хуже.

XX век стал временем медленного смягчения отношения к детям в Швеции. В 1902 году наконец отменили закон, обязывающий родителей наказывать детей за провинности, и ввели другой — предоставляющий право наказывать в той мере, в которой родитель сочтет это необходимым. Телесные наказания в семье считались жестоким обращением лишь в том случае, если приводили к тяжелым увечьям. Не лучше обстояло дело в школах: хотя в гимназиях в 1928 году телесные наказания отменили, в обычных школах они оставались нормой — учеников можно было стегать по рукам и драть за уши. Такие вещи, как публичные оскорбления, унижения и психологическое давление со стороны учителей, вообще считались нормой. Равнодушие и неуважение к ребенку не порицались обществом: шлепанье, крики и грубое обращение были обычным зрелищем в парках, на детских площадках и на улицах. Протестантские традиции говорили, что от ребенка во что бы то ни стало нужно добиваться почтения к взрослым и послушания. Модные бихевиористские педагогические теории утверждали, что ребенка нужно лишить материнской любви (она мешает ему покорять мир и делает зависимым), родительские объятия и поцелуи заменить на утреннее рукопожатие, чтобы не развивать в детях чувственность, а весь процесс воспитания выстроить на чередовании положительных и отрицательных подкреплений — так у ребенка вырабатывается нужное обществу поведение. И для государства, и для педагогов, и для родителей ребенок был объектом, Линдгрен занялась объяснением того, что он в первую очередь субъект.


Появление супергероя

Статья «Молодежный бунт» вышла, пожалуй, в самое неподходящее время для разговора о проблеме детей. 1 сентября 1939 года Германия ввела войска в Польшу и началась Вторая мировая война. 17 сентября войска в Польшу ввел Советский Союз, 30 ноября, за неделю до выхода статьи, он начал военные действия на территории Финляндии, до оккупации Германией Дании и Норвегии оставалось несколько месяцев. Привычный мир рушился: Швеция сохраняла нейтралитет, но жила ожиданием войны.

Узнав о начале войны, Линдгрен завела дневник. В десятках толстых тетрадей — скрупулезно собираемые вести с фронтов, коллажи из газетных вырезок, описания шведского быта, размышления о судьбе человечества — летопись жизни в окруженной войной стране. Прежде политика почти не интересовала Линдгрен, но теперь от нее некуда было деться: Германия, писала она в дневнике, «подобна чудовищу, которое регулярно выходит из ада в поисках новых жертв»; Советский Союз, зверствовавший в Финляндии, пугал не меньше: «Хуже всего, что нельзя надеяться на поражение Германии. Слабая Германия может означать для нас только одно — мы станем добычей России». «Национал-социализм и большевизм — это как два динозавра, схватившиеся друг с другом». В 1940 году Линдгрен поступила на службу в отдел перлюстрации почтовой службы Стокгольма, и к новостям из газет добавились сотни свидетельств об ужасах войны из частных писем: загнанные в гетто евреи, голод, разлученные семьи, потерянные дети. Ко всему прочему зимой 1941 года Карин заболела пневмонией — сидя у постели дочери, Линдгрен рассказывала ей истории о победе добра над злом, о том, как быть сильным, даже если ты маленький. Главной героиней этих историй была девочка Пеппи.

«Пеппи появилась как идея, а не как персонаж. Конечно, с самого начала она была маленьким Суперменом — сильной, богатой и независимой» — так описывала появление Пеппи Длинныйчулок Астрид Линдгрен в интервью Dagens Nyheter в 1967 году. Образ Супермена действительно занимал Линдгрен в этот период — его зарисовки сохранились в дневниках, и, по мере того как идея превращалась в персонажа, Пеппи уверенно обретала супергеройские черты. Пеппи живет одна, без родителей на вилле «Курица» — ее мама умерла, а папа, капитан дальнего плавания, потерпел крушение и живет на тропическом острове. Она сказочно богата — у нее куча золотых монет в чемодане, которые она щедро тратит на то, чтобы делать окружающих счастливей. Она фантастически, почти карикатурно сильна — может поднять лошадь или затонувшую лодку, легко победит взрослого мужчину, но свою силу использует исключительно в мирных целях или для защиты слабых. Еще она крайне прямолинейна и искренна. «За стеклом стояла огромная банка крема, а на банке пестрели крупные буквы: «Вы страдаете от веснушек?». «Что ж, на вежливый вопрос надо ответить вежливо,— задумчиво сказала Пеппи.— Давайте зайдем сюда». За прилавком стояла пожилая дама. Пеппи направилась прямо к ней и сказала твердо: „Нет, я не страдаю от веснушек». Дама взглянула на Пеппи и тут же воскликнула: «Милая девочка, но ты же вся в веснушках».— «Ну да, вот именно,— подтвердила Пеппи.— Но я не страдаю от веснушек. Наоборот, они мне очень нравятся. До свидания!»» Но, в отличие от Супермена, Пеппи — ребенок. Она всегда делает то, что хочет,— пьет лимонад из графина, съедает все сладости в гостях, дарит дорогие подарки, рассказывает удивительные истории и не готова поступиться свободой ради правил и приличий: «»Скажи, фрекен,— с тревогой в голосе спросила Пеппи,— у настоящей дамы может урчать в животе?» Она сидела молча, и выражение ее лица оставалось таким же сосредоточенным. «Если у настоящей дамы быть этого не может,— сказала она вдруг,— то, пожалуй, мне стоит тут же принять окончательное решение стать морской разбойницей»».

Какими были первые приключения Пеппи, мы не знаем — почти три года она оставалась просто домашней сказкой Линдгренов. Идея записать эту сказку пришла Астрид Линдгрен весной 1944 года — она вывихнула ногу и, чтобы чем-то занять четыре недели предписанного врачами постельного режима, решила сделать дочери на день рождения самодельную книгу с приключениями Пеппи и ее лучших друзей — обычных шведских детей Анники и Томми. Одну копию с авторскими иллюстрациями в черном скоросшивателе в мае получила на свое десятилетие Карин, вторую Линдгрен отправила в издательство Albert Bonniers Forlag.


Появление Пеппи

Опасение, что Пеппи может стать плохим примером для детей и сделать их непослушными и неуправляемыми, возникло у родителей еще до выхода книги. Вернее, у одного родителя — главы издательства Bonniers Герарда Бонниера, который и принял решение отказаться от публикации. Формально отказ мотивировали тем, что план выпуска книг расписан на два года вперед, отметив, однако, в отказном письме, что главная героиня кажется чересчур современной для консервативной Швеции. Позднее, вспоминая о своей ошибке, Бонниер признавался, что книга в целом показалась ему забавной, но, будучи отцом, он испугался возможных последствий: а что, если знакомство с Пеппи плохо повлияет на детей и беспорядок ее мира переместится в детские? Брать на себя ответственность за то, что может произойти в детских, Бонниер не хотел.

Литературным дебютом Линдгрен стала не своенравная Пеппи, а гораздо более благоразумная Бритт Мари. Однажды в газете Линдгрен наткнулась на объявление о конкурсе книг для девочек: стремительно разоряющиеся издательство Rabеn & Sjogren хотело поправить свои дела с помощью молодой аудитории и сообщало, что ищет реалистические книги для подростков. «Пеппи» для этих целей не подходила, зато подходила недавно написанная повесть про 15-летнюю Бритт Мари — новая попытка Линдгрен посмотреть на мир глазами ребенка и попытаться понять, с чем ему приходится сталкиваться.

Повесть «Бритт Мари изливает душу» была предельно реалистична. Речь в ней шла о большой семье, которую сейчас назвали бы дисфункциональной: творческие родители, любящие детей, но не слишком включенные в их воспитание, не отдавая себе в этом отчета, взваливают воспитание четверых детей на плечи старшей дочери. «С такими родителями просто чудо, что мы, дети, не стали профессорами уже с того самого дня, как появились на свет»,— пишет Бритт Мари подруге в Стокгольм, рассказывая о своей жизни. Со взрослыми обязанностями и подростковыми кризисами (травля, предательство, влюбленность) Бритт Мари справляется с удивительной стойкостью и иронией, демонстрируя своим примером, что ко взрослым не следует относиться со слепым почтением, потому что они и сами далеко не идеальны.

Повесть заняла в конкурсе второе место и вскоре была издана. Ее успех приободрил Линдгрен, и в следующем году она отправила рукопись «Пеппи» на организованный тем же издательством конкурс детских книг. После долгих споров жюри присудило ей первое место и поставило в план публикаций — не в последнюю очередь благодаря Эльсе Олениус, к этому моменту давно занимавшейся реформированием отношения к детям. Как и Линдгрен, она считала, что детям нужны не надсмотрщики и строгие директивы, а советчики и общение. Свои идеи она воплотила в переустройстве городской библиотеки Стокгольма, организовав в ней отдельные пространства для игр, обсуждения прочитанного и творческих мероприятий, которые планировала внедрить взамен тоскливых публичных чтений классики. Конкурс рукописей книг для детей Raben & Sjogren тоже придумала Олениус — она не только входила в жюри, но и настояла на издании «Пеппи», объяснив издательству, что эта книга спасет их от банкротства.

Первый тираж печатали в предрождественской спешке и буквально вручную развозили по книжным магазинам. Из-за этого книга перед Рождеством оказалась только в Стокгольме, но успеху это не помешало: ищущие детям подарки на первое послевоенное Рождество родители стремительно раскупили небольшой тираж книги с девочкой и обезьянкой на ярко-желтой обложке. В Стокгольме «Пеппи» возглавила рождественский рейтинг самых продаваемых книг и, успей издательство доставить книгу в другие уголки Швеции, одержала бы победу и там.

Дети были в восторге от книги. Они сбегали из дома, чтобы отыскать виллу «Курица», требовали завести собственных лошадей и обезьянок и копировали ее поведение. Любая продукция, связанная с Пеппи, немедленно раскупалась, будь то раскраски, пластиковые куклы, пластинки или даже витамины. Самым популярным ярмарочным развлечением стали конкурсы двойников Пеппи — они собирали до сотни участниц разных возрастов и толпы зрителей и болельщиков.


Появление взрослых

В отличие от детей, взрослые отнеслись к книге неоднозначно. Принято считать, что первые рецензии были положительными, но это лишь отчасти так. В них хвалили книгу, чувство юмора Линдгрен, ее фантазию, но о самой главной героине говорили с меньшим восторгом: Пеппи дерзкая, но добрая, неопрятная, но щедрая, ленивая, но отзывчивая, одним словом — Пеппи неправильная, но, если присмотреться, у нее есть и хорошие качества.

Были и те, кого «Пеппи Длинныйчулок» откровенно разозлила. Самым ожесточенным критиком книги стал литературовед и психолог Джон Лэндквист. В рецензии в газете Aftonbladet он обрушивался не только на книгу и ее героиню, но и на саму Астрид Линдгрен: «Ни один нормальный ребенок не станет есть целиком кремовый торт и ходить босиком по рассыпанному сахару. Все это напоминает фантазии психически больного человека с патологическими навязчивыми идеями». Лэндквист был одним из тех шведских интеллектуалов, кто симпатизировал расовой теории и нацистской Германии, и в том, что Пеппи представлялась ему наглядным доказательством всеобщей деградации, не было ничего удивительного. И все же его статья посеяла панику: сотни родителей, открыв для себя Пеппи, ужаснулись ее манерам и стали писать письма с требованием снять с эфира радиоспектакль по книге, а по возможности запретить и саму повесть. «Неужели никто не может прекратить эту непристойность?» — возмущались они, ограждая своих детей от неположенной свободы.

Пеппи действительно шокировала — это пугало родителей и приводило в восторг детей. Сам ее внешний вид был вызовом добропорядочному и консервативному обществу: «Волосы ее цвета морковки были заплетены в две тугие косички, торчавшие в разные стороны; нос походил на крошечную картофелину, да к тому же еще в крапинку — от веснушек. На ней было синее платье, но так как синей материи у нее, видно, не хватило, она вшила в него кое-где красные лоскутки. На очень тонкие и худые ноги она натянула длинные чулки разных цветов: один — коричневый, а другой — черный. А огромные черные туфли, казалось, вот-вот свалятся». Детям в литературе полагалось быть образцово благоразумными, чтобы подавать хороший пример: приветствовались вежливые девочки и умеренно непослушные мальчики, дети с изъянами под присмотром добропорядочных взрослых преображались, несчастные становились счастливыми. Пеппи не нуждалась во взрослых и презирала навязываемые ими правила: вместо того чтобы прививать детям хорошие манеры, она демонстрировала, что упрямство, хвастовство, вранье и десяток других грехов не делают ребенка плохим и что привычное воспитание не так уж необходимо детям.


Появление закона

«Пеппи защищает права детей от взрослых»,— говорила Линдгрен о своей героине. На самом деле Пеппи сделала больше — она помогла взрослым увидеть, что у детей вообще есть права.

Пока дети зачитывались книгами про «Пеппи» (в 1946 году вышла вторая книга — «Пеппи отправляется в путь», в которой наконец появлялся отец Пеппи, а спустя два года и третья — «Пеппи в стране Веселии», в которой дети понимали, что скоро повзрослеют), в Швеции начались дискуссии о том, как же их воспитывать. Помимо привычных уже старого, проверенного почтения к старшим и бихевиористского сочетания поощрения с наказанием важное место в этих спорах заняли идеи сторонников свободного воспитания. Сами по себе эти идеи не были новыми для Швеции — еще в начале XIX века популярные писательницы Сельма Лагерлёф и Эллен Кей описывали мир будущего, в котором в детях будут развивать не послушание, а природные дарования и естественную свободу. Никакого практического применения эти руссоистские идеи тогда не получили, зато теперь принципы свободного воспитания приобрели новых сторонников. Среди них были психолог Мирьям Израэль и ее муж социолог Хоаким Израэль, в 1946 году выпустившие книгу «Непослушных детей не бывает». Издавалась она как пособие по коррекции девиантного поведения, но по сути стала манифестом свободного воспитания. Авторы разбирали самые частые жалобы родителей на неадекватное поведение детей и объясняли, что чаще всего проблема не в ребенке, а в отношении к нему взрослых: если ребенка не принимают в расчет, не замечают и физически наказывают, это проявляется в его поведении. Ребенку не нужны рамки и ограничения, утверждали Израэли, ему нужны границы и свобода — ну и помощь взрослых.

Концепция, предложенная Израэлями, поначалу вызвала критику. Испуганные родители писали в газеты, как попробовали воспользоваться советами из книги и к чему это привело. Жительница Мальмё была в ужасе: «Все же, кажется, это сумасшествие. Я дала дочери на неделю полную свободу и что же? Волосы сбились в колтуны, в церковь она не ходила и, кажется, кроме сливок и яблок, ничего не ела. До какого момента, по вашему мнению, я должна не вмешиваться?» Жительница Сигтуны тоже жаловалась на неэффективность предлагаемых мер: «Я не стала пороть сына, когда он украл деньги у меня, но на следующий день он обворовал учителя в школе, кажется, все же нельзя ничему научить без порки». Израэли отвечали, что важнее долгосрочные перспективы: «Только так мы сможем воспитать человека, который будет в состоянии в случае необходимости защитить демократию и общечеловеческие ценности».

На встречах с читателями Израэли рекомендовали родителям давать читать детям «Пеппи» — в ней нет морализаторства, утверждали они, поэтому дети без труда могут соотнести себя с Пеппи, которая делает то, что хочет, и без всякой агрессии, социально приемлемым способом разгрузить психику. Линдгрен со своей стороны интересовалась их педагогическими идеями и постепенно стала одним из их популяризаторов. После выхода «Пеппи», ставшей бестселлером, она стала публичной фигурой — ею интересовались женские журналы и радиопередачи о воспитании, у нее брали интервью и просили экспертного мнения. Линдгрен пользовалась любой возможностью, чтобы донести до общественности необходимость отказа от насилия в отношении детей и привить уважение к детям: «свободное воспитание не означает отсутствие границ или уважения к родителям — оно означает уважение родителей к ребенку», постоянно повторяла она, «наблюдайте за детьми», «поддерживайте детей», «попробуйте их услышать», «играйте с детьми», «говорите с детьми» и, наконец, «не бейте детей».

Кульминацией деятельности Линдгрен по защите прав детей стала речь «Нет насилию», произнесенная в 1978 году на вручении ей Премии мира немецких книготорговцев. В ней Линдгрен, вслед за Израэлями, заявляла, что устройство мира нужно начинать менять с детских: «Если мы все в итоге искренне желаем себе мира, то есть ли возможность у нас измениться так, чтобы полностью отмежеваться от насилия, пока еще не стало слишком поздно? Я уверена, что мы должны начать с самой основы. С наших детей.  Какое детство было у тех, кто сегодня угнетает, мучает и терроризирует собственные народы? Я думаю, что за большинством таких людей стоит насилие в семье — воспитание с помощью кнута». Жестокость по отношению к детям, утверждала Линдгрен, делает их жестокими и запускает круг насилия. Для поколения, едва оправившегося от ужасов Второй мировой, это был весомый аргумент: через год после речи Линдгрен Швеция стала первой страной мира, где полностью запретили любые физические наказания и психологическое насилие над детьми. Как и опасался не рискнувший издать «Пеппи» Бонниер, ее появление совершило революцию в детских — первая шведская супергероиня превратила детей в людей и заставила взрослых с этим смириться.

Неделя детской книги в библиотеках Костромы

23 марта 2022 г. 17:35

В дни весенних школьных каникул во всех муниципальных библиотеках города Костромы пройдёт Неделя детской и юношеской книги. Это ежегодное событие  посвящено детству, чтению, традициям и культуре.

А началась история  праздника детской книги в далёком 1943 году, в разгар Великой Отечественной войны. Тогда  по предложению писателя Льва Кассиля праздник прошел впервые. После встреч детей с писателями каждому ребёнку подарили по книге. Тоненькую, отпечатанную на серой бумаге книгу, дети уносили как боевой паек, который надо сберечь и растянуть на много дней. Книга согревала, добавляла света, вселяла силы… В следующем году встреча с миром детской литературы продолжалась целую неделю.

С тех пор весенняя Неделя детской книги стала доброй традицией.

В этом году в рамках Недели библиотеки города Костромы приглашают ребят и их родителей отправиться в «Книжное путешествие по Сказочной карте России». Выбор темы не случаен: 2022 год объявлен Годом культурного наследия народов России.

Русские народные сказки — это мир народной мудрости и традиций. Благодаря знакомству с оригинальным проектом «Сказочная карта России» ребята смогут не только встретиться с удивительными героями народных сказок, но и узнают много новых и интересных фактов о местах рождения или обитания сказочных и былинных героев русского фольклора.

В течение Недели для юных читателей в разных районах города пройдут игровые и познавательные программы, тематические дни (день загадок, день легенд и сказаний, день сказки),  литературные часы и квесты,  встречи с литературными героями, фольклорные праздники,  творческие мастерские.

Также в рамках Недели детской книги пройдут мероприятия, приуроченные к юбилеям детских писателей, юным читателям будут представлены новинки детской и подростковой литературы.

План мероприятий к Неделе детской и юношеской книги  

В онлайн-формате познакомиться со сказочным фольклором и традициями народов, населяющих нашу страну, предлагает Историческая библиотека Дома Романовых в рамках проекта «Сказки народов России» .

Библиотекари Костромы надеются, что знакомство современных ребят с миром русской народной мудрости, с лучшими произведениями классической и современной детской литературы  — важный шаг в сохранении любви детей к чтению и национальной культуре.

Источник информации: Управление культуры

Python для ребёнка: выбор самоучителя / Хабр

Мой сын заинтересовался программированием на Python, и у меня появился вопрос – есть ли сегодня возможность купить книгу для ребёнка в качестве самоучителя? Самоучители для взрослых детям не подходят – мотивации продираться самостоятельно через учебники программирования и у взрослых не всегда хватает, а у ребёнка скучное «академическое» изложение вообще может убить весь интерес к предмету на пятой странице.

К счастью, на момент написания статьи (конец 2018 года) выбор оказался весьма широк – есть как переводные, так и отечественные книги, нацеленные на детскую и подростковую аудиторию. В ходе поиска, отсеяв книги по Python 2, я смог найти 10 свежих книг по Python 3 для детей, изучил каждую их них вживую в офлайн-магазинах, и результатами своих изысканий хочу поделиться с вами в статье под катом.

Для самых маленьких – весело и с картинками


К. Вордерман и др.


Программирование для детей: Иллюстрированное руководство по языкам Scratch и Python, 224 стр.

Издательство: Манн, Иванов и Фербер, 2017 г.

ISBN: 978-5-00057-472-0, 978-5-00100-073-0, 978-5-00100-557-5, 978-5-00117-348-9

Carol Vorderman. Computer Coding for Kids: A Unique Step-By-Step Visual Guide, From Binary Code to Buildings Game, 224 pp.
Publisher: DK Children, June 2014
ISBN: 978-1-40934-701-9, 978-0-24118-169-0 (eBook)

«Dorling Kindersley» — это Ferrari мира детских издательств. Поэтому с одной стороны, покупая книги с этим логотипом, вы можете быть уверены в качестве как текста, так и печати, но с другой стороны — Ferrari дёшево не бывает. К данной конкретной книге всё это относится в полной мере – отличное качество полиграфии, продуманное и нацеленное именно на детское восприятие изложение – но при стоимости, заметно превышающей среднюю по рассматриваемой выборке.

Эта книга отличается от всех остальных тем, что её целевая аудитория – самые младшие школьники, и их знакомство с программированием начинается не сразу с Python, а с языка визуального программирования Scratch, аналогом которого в нашей системе образования является «ПервоЛого». Информация в книге распределена так: 64 страницы посвящены Scratch, 94 страницы – Python, причём материал излагается в сравнении со Scratch, а в двух последних главах на 45 страницах рассказывается про устройство компьютеров и интернета.

Единственный недостаток этого издания с точки зрения русскоязычного читателя состоит в том, что фразы на английском языке, используемые в программах-примерах, оставлены без перевода. Маленький российский читатель в целевом возрасте скорее всего ещё не знает английский настолько свободно, чтобы суметь их прочитать даже со словарём – и без помощи родителей здесь не обойтись, зато навык чтения на английском тоже может быть прокачан.
Качество полиграфии издания – великолепное, цветная печать на хорошей белой бумаге, полутвёрдая обложка, шитый блок обеспечивает долговечность и детеустойчивость.

К. Вордерман и др.


Программирование на Python: Иллюстрированное руководство для детей, 224 стр.

Издательство: Манн, Иванов и Фербер, 2018 г.

ISBN: 978-5-00117-399-1


Carol Vorderman

.

Computer Coding Python Projects for Kids

, 224 pp.

Publisher: DK Children, June 2017.

ISBN: 978-0-24128-686-9, 978-0-24131-432-6 (eBook)

Следующая книга в том же серийном оформлении для более продвинутых детей. Все 224 страницы целиком посвящены только Python, и на этот раз издатель в том числе перевёл все фразы из программ-примеров на русский. Текст книги и программы-примеры не дублируют предыдущее издание — здесь всё своё, порядок изложения также немного другой.

И чтобы вы знали, Кэрол Вордерман – ни разу не программист, а телезвезда, которая вела на протяжении 26 лет суперпопулярное шоу головоломок Countdown, под её фамилией как раскрученным брендом в Британии издано изрядное количество научпопа для детей. Её имя на обложке помогало книге продаваться, а за качественную содержательную часть отвечал остальной коллектив из 5 авторов, скрывающихся за аббревиатурой «и др.» Та же история и с предыдущей книгой – только набор 5 реальных авторов немного другой.
Качество полиграфии издания – великолепное, цветная печать на хорошей белой бумаге, полутвёрдая обложка, шитый блок.

Программирование для детей на языке Python, 96 стр.

Издательство: АСТ, 2017 г.

ISBN: 978-5-17982-809-9


Louie Stowell

.

Coding for Beginners using Python

, 96 pp.

Publisher: Usborne Publishing Ltd, March 2017.

ISBN: 978-1-40959-934-0, 978-0-79453-950-4

Если ценники первых двух книг в обзоре вас неприятно поразили – то, к счастью, у нас есть более доступный вариант для младшего возраста! Потерявшая авторство в процессе издания на русском языке книга Луи Стоуэлла является безо всяких скидок достойной альтернативой предыдущему изданию DK, а стоит значительно дешевле. Количество страниц здесь меньше – но сама книга большего формата, и более компактной вёрстки, так что объём материала практически такой же.

В этом издании, как и в первой книге обзора, фразы на английском из примеров программ на русский не переведены, юному программисту потребуется словарь или помощь родителей. Но знания языка лишними не бывают – так что отсутствие перевода можно счесть и за плюс.
Качество полиграфии издания – великолепное, цветная печать на хорошей бумаге, полутвёрдая обложка, шитый блок.

Для тех, кто постарше – посерьёзнее и картинок поменьше


Д. Бриггс.


Python для детей: Самоучитель по программированию, 320 стр.

Издательство: Манн, Иванов и Фербер, 2018 г.

ISBN: 978-5-00100-616-9, 978-5-00117-231-4


Jason R. Briggs

.

Python for Kids: A Playful Introduction to Programming

, 344 pp.

Publisher: No Starch Press, December 2012.

ISBN: 978-1-59327-407-8

Самая почтенная книга в данном обзоре – оригинал 2012 года. Количество положительных отзывов о ней в интернете огромно – и книга действительно хороша, но с одной важной оговоркой: по структуре это скорее учебник, а не самоучитель. С цветными картинками, но вот прямо классический школьный учебник, с соответствующим подходом к изложению: всё последовательно, с практикой, очень детально поясняется в расчёте на впервые столкнувшихся с программированием, но, увы, почти без поддерживающих интерес промежуточных результатов. Как учебник для курсов/кружков – вообще идеально, при условии дополнения какой-то поддерживающей интерес побочной активностью. Английские фразы в примерах переведены.

Качество полиграфии издания — прекрасное, цветная печать на хорошей белой бумаге, плотная мягкая обложка, шитый блок.

Б. Пэйн.


Python для детей и родителей, 352 стр.

Издательство: Эксмо, 2017 г.

ISBN: 978-5-69995-169-7


Bryson Payne

.

Teach Your Kids To Code: A Parent-Friendly Guide To Python Programming

, 336 pp.

Publisher: No Starch Press, April 2015.

ISBN: 978-1-59327-614-0

Эта книга тоже построена как учебник, но на мой взгляд больше чем предыдущая подходит на звание самоучителя для ребёнка – написана гораздо более живым языком, есть занимательные промежуточные результаты, в каждой главе подводятся итоги и предлагаются идеи по самостоятельной доработке получившихся программ (при этом с возможностью скачать готовые варианты модификаций, если что-то не будет получаться). Английские фразы в примерах переведены.

Качество полиграфии издания — прекрасное, цветная печать на хорошей белой бумаге, твёрдая обложка, шитый блок.

П. Томашевский.


Привет, Python! Моя первая книга по программированию, 256 стр.

Издательство: Наука и Техника, 2018 г.

ISBN: 978-5-94387-748-3

Ещё одна книга-учебник, гораздо более «школьная» чем предыдущие – главы так и называются «уроками», каждый «урок» разбит на «задания», оживляжа текста заметно меньше, промежуточные результаты ни разу не занимательные, а чисто функциональные.
Качество полиграфии издания — бюджетное, чёрно-белая печать на сероватой бумаге, мягкая обложка, клеёный блок.

Д. Кольцов.

Python: Создаем программы и игры, 400 стр.Издательство: Наука и Техника, 2017 г.
ISBN: 978-5-94387-746-9

Невзирая на название, игры в этой книге занимают незначительную часть объёма изложения (3 главы из 37), это классический самоучитель для взрослых, который, возможно не намеренно, в силу названия и оформления обложки мимикрирует под книгу для детей. Из плюсов — материала по языку в ней изложено гораздо больше, чем в «детских» книгах, но ребёнку это издание не подойдёт.

Качество полиграфии по минимуму: чёрно-белая печать на газетной бумаге, совсем мягкая обложка, клеёный блок.

Учимся, играя – так тоже можно!


Э. Свейгарт.


Учим Python, делая крутые игры, 416 стр.

Издательство: Бомбора, 2018 г.

ISBN: 978-5-69999-572-1


Al Sweigart

.

Invent Your Own Computer Games with Python, 4 edition

, 376 pp.

Publisher: No Starch Press, December 2016.

ISBN: 978-1-59327-795-6

Оригинал этой книги на английском полностью бесплатен (в онлайн-варианте), поэтому мои претензии ниже по подходу к изложению к оригиналу неприменимы – если тебя что-то не устраивает, то в мире бесплатного сыра ты просто берёшь другой кусочек, но с бумажной книгой за деньги приходится тщательнее выбирать перед началом банкета.

Мне не очень понравился подход к изложению материала – в каждой главе читателю сначала предлагается механически набрать код очередной игры, а затем также механически прочитать пару десятков страниц, описывающих что именно в этом коде происходит. Нет вовлечённости читателя в обучение – в отличие от остальных книг в обзоре. Для «хайпа» издатель перевода назвал игры из книги «крутыми» — однако никакой особой «крутизны» автор в оригинале никому не обещал, игры в книге вполне «обыденные», хотя и весьма разнообразные. Из плюсов – изложение идёт последовательно от простого к сложному, и на чисто игровых примерах из книги действительно можно научиться программировать с нуля. Картинок нет, английские фразы в примерах переведены.

К сожалению, качество полиграфии этого издания подкачало – чёрно-белая печать на белой, но полупрозрачной бумаге (просвечивает текст с оборота и следующей страницы), плюс тексты программ набраны мелким шрифтом (фонт Condensed). Удобства восприятию это, увы, совсем не добавляет – фактически читать труднее, чем если бы бумага была изначально газетной (например, см. последнюю книгу предыдущего раздела обзора). Плотная мягкая обложка, клеёный блок.

К. Ричардсон.

Программируем с Minecraft: Создай свой мир с помощью Python, 368 стр.Издательство: Манн, Иванов и Фербер, 2017 г.
ISBN: 978-5-00100-819-4
Craig Richardson. Learn to Program with Minecraft: Transform Your World with the Power of Python, 336 pp.
Publisher: No Starch Press, December 2015.
ISBN: 978-1-59327-670-6

Если ваш ребёнок — фанат Minecraft, то эта и следующая книги обзора дают уникальную возможность выучить Python не отходя от любимой игры. С помощью предлагаемых примеров программ можно вытворять в мире Minecraft такое, что вручную сотворить крайне затруднительно. Собственно обучение идёт по классической схеме от простого к сложному, в каждой главе читатель учится новым трюкам и сразу видит результат. Для вовлечения в процесс обучения используется необычный приём — в части примеров программ намеренно пропущены небольшие блоки кода, которые читателю предлагается написать самостоятельно, руководствуясь детальным описанием пропущенного функционала и знаниями, полученными в предыдущих главах. «Отягощающим» моментом по сравнению с книгами выше является необходимость параллельного изучения внутреннего устройства Minecraft — но для фаната в этом-то и прелесть.

Качество полиграфии издания — прекрасное, цветная печать на хорошей белой бумаге, плотная мягкая обложка, шитый блок.

Д. Вэйл, М. О`Хэнлон.

Minecraft: Программируй свой мир на Python, 224 стр.Издательство: Питер, 2018 г.
ISBN: 978-5-44610-951-7
David Whale, Martin O’Hanlon. Adventures in Minecraft, 2nd Edition, 320 pp.
Publisher: Wiley, November 2017.
ISBN: 978-1-119-43958-5, 978-1-119-43955-4 (eBook)

Обратите внимание на год издания – в 2016 году на русском выходило первое издание этой книги (синяя обложка), в котором использовался Python 2.

По заверениям авторов первую половину книги могут одолеть даже младшие школьники, так как кроме адаптации к Python 3 второе издание было ими специально переработано в сторону упрощения понимания смысла и структуры предлагаемых примеров программ. Особенностью данной книги является написанная специально для неё библиотека готовых подпрограмм манипуляции объектами в Minecraft, за счёт чего впечатляющих визуальных результатов можно добиться с меньшими трудозатратами на свой код.

Качество полиграфии издания — прекрасное, цветная печать на хорошей белой бумаге, плотная мягкая обложка, шитый блок.

А если вам уже 18+?

Тогда почитайте вот этот пост «

Обзор литературы по языку Python для начинающих

», его автор

hatman

как раз рассматривает вопрос выбора литературы для взрослых.

Но если вам всё-таки хочется цветных картинок и весёлых примеров – то возьмите себе что-то из моего обзора!

Примечание — особенности поиска по ISBN

Книжные магазины и издательства форматируют ISBN-13 дефисами на своих страницах как минимум пятью разными способами. В обзоре я использовал самый популярный формат согласно поисковой выдаче Google – см. ниже количество результатов поиска в зависимости от того, в каком виде забить ISBN в строку поиска. Но имейте в виду – возможны варианты, ищите по-разному и да найдётся вам!

ISBN: 978-5-00057-472-0 – 30 400 страниц
ISBN: 9785000574720 – 5 700 страниц
ISBN: 978-5-000-57472-0 – 5 результатов (все мимо)
ISBN: 978-5-0005-7472-0 – 5 результатов (все мимо)
ISBN: 978-5000574720 – ровно 1 результат, но это Amazon!

21 Woof-tastic Детские книги о собаках | Книги с картинками

Дети и собаки идут рука об руку, как печенье и молоко. Большие или маленькие, собаки проникают в ваше сердце и становятся частью вашей семьи. Они верные компаньоны, озорные негодяи и мастера умоляющих щенячьих глаз, особенно когда дело касается бекона. Для всех детей, любящих собак, вот несколько отличных книжек с картинками, посвященных лучшему другу человека.

  • О, Ролло!

    Рида Дункана, иллюстрации Кита Фроули

    У бульдога Ролло есть талант ввязываться в неприятности.Он отдается всему на 100 процентов, а то и немного — например, преследует бурундука, направляющегося к сплошной стене. Вы полюбите Ролло за его махинации и его тупое, блаженное лицо.

  • Я хочу собаку

    Джона Эйджи

    Джон Эйджи уже давно заставляет читателей смеяться (см. Жизнь на Марсе и Уроки льва ), и эта история о маленькой девочке, ищущей собаку своей мечты в приюте для животных, в котором, кажется, почти все животные находятся под присмотром. луна, за исключением собаки, является смешным дополнением к его канону.

  • Могу я быть твоей собакой?

    Трой Каммингс

    Приготовьтесь к тому, что ваше сердце растопит Арфи, бездомный щенок, пишущий письма, который рассылает письма в каждый дом на Баттернат-стрит, очень вежливо прося, чтобы кто-нибудь усыновил его. Найдет ли Арфи свой вечный дом? (Я имею в виду, кто мог отказать этому лицу?)

  • Сторми

    от Гоцзин

    Guojing создал трогательный шедевр в этой бессловесной книжке с картинками о медленно развивающемся доверии между испуганным одиноким щенком и женщиной, которая тратит время, чтобы завоевать его расположение.Книжное обозрение New York Times Book Review сравнило повествование автора с рассказами Disney и Pixar, так что вы знаете, что вас ждет удовольствие.

  • Как Ракета научилась читать

    Тэда Хиллса

    Идеально подходит для начинающих читателей, таких как пятнистый щенок Ракета, Тэд Хиллз (из серии Duck & Goose ) предлагает очаровательную историю об одной стремящейся к обучению собаке и еще более стремящейся к обучению желтой птице, которые властно — и услужливо — знакомит Ракету с радостью чтения.

  • Приключения Хани и Леона

    Алана Камминга, иллюстрации Гранта Шаффера

    Как ни странно, собаки в этом фильме чаще всего крадутся на заднем плане. Это потому, что они выполняют тайную миссию по защите своих отцов, в то время как они вдвоем (на основе дуэта автора и иллюстратора) путешествуют по делам.Не пропустите европейский сиквел « Хани и Леон отправляются в путь ».

  • Чемпион и майор: Первые собаки

    Джой Маккалоу, иллюстрировано Шейдой Абваби Бест

    Эта очаровательная книжка с картинками знакомит детей с Чэмпом и Мейджором, собаками президента Байдена! Мейджор — одна из первых собак из приюта, поселившихся в Белом доме, и его брат Чемп не может дождаться, чтобы показать ему все, что нужно! Эти драгоценные щенки обязательно покорят сердце любого любителя собак.

  • Магги и Майло

    Джули Бреннинг, иллюстрации Присциллы Беррис

    Дошкольники любят эту жизнерадостную историю об отважной девочке по имени Мэгги и ее стойкой собаке Майло. Они вдвоем отправляются на охоту за лягушками и узнают, насколько они нужны друг другу.

  • Отлично Эд

    Стейси Маканулти, иллюстрации Джулии Сарконе-Роуч

    Члены семьи Эда по-своему замечательны, но Эд беспокоится, что он недостаточно особенный для них. Эта очаровательная и забавная история учит детей важному уроку, что есть много способов быть лучшими.

  • Идеальная собака

    Кевина О’Мэлли

    Маленькая девочка точно знает, какой должна быть ее идеальная собака — не слишком большая и не маленькая и достаточно милая. Вскоре она узнает, что идеальная собака — это та, в которую ты влюбляешься.

  • Волчий лагерь

    Андреа Зуилл

    Иногда нужно раскрыть свою дикую сторону.Собака Гомер уходит в волчий лагерь; его опыт там заставит ваших детей смеяться и выть на луну.

  • Любовь — моя любимая вещь

    Эмма Чичестер Кларк

    Невозможно не любить книгу с такими выразительными иллюстрациями. Когда Плам с юмором попадает в какую-то шалость, он беспокоится, что его семья больше не будет его любить.Он быстро понимает, что они обожают его таким, какой он есть, со всеми ошибками и прочим.

  • Мяч для Дейзи

    Крис Рашка

    Рассказанная только в картинках, эта книга, удостоенная медали Калдекотта, представляет собой милую историю о потере любимой игрушки из-за небрежности друга. В нем также есть сообщения о прощении и исправлении ситуации.

  • Удивительные собаки

    Лаура Буллер

    Собаки верные, энергичные и счастливые по своей природе. Узнайте, как они помогают людям каждый день в этой книге для чтения с уровнями. Множество картинок, историй и фактов о собачках делают его популярным среди растущих читателей.

  • Лучшие дни — собачьи дни

    Аарон Мешон

    У собак есть чувства, как и у нас.В этой ярко иллюстрированной книжке с картинками пес рассказывает об исследовании окрестностей со своей сестрой-человеком. Идеально подходит для ребенка, чей лучший друг имеет четыре ноги.

Примечание редактора: эта статья была первоначально опубликована в 2016 году и обновлена ​​в 2021 году.

Детские книги не только для детей | Книги

Кто сегодня помнит пьесы А. А. Милна или политические сочинения Эриха Кестнера? Тем не менее, их детские книги читают во всем мире.

Салман Рушди предположил, что из всех его произведений, включая «Детей полуночи», получивших награду «Лучшее от Букера», его детские книги могут просуществовать дольше всех. Он вспомнил, как его уговаривал написать их издатель Курт Машлер, опубликовавший «Эмиля и детективов» Кестнера.

«Как сказал мне Курт Машлер: «Это единственная из его книг, которая до сих пор печатается!» Это был урок, который я не забыл. Может закончиться так, что «Гарун и Море сказок» и «Лука и Огонь Жизни» — единственные мои книги, которые остались в печати.И это было бы хорошо, на самом деле».

Нил Гейман рассказывает похожую историю об А. А. Милне, которого больше не помнят как драматурга из Вест-Энда или главного редактора Punch, а только как «автора двух сборников рассказов и двух сборников стихов для маленьких детей».

Поразительно, как долго могут храниться детские книги. Одним из объяснений может быть то, как они читаются. Они становятся частью наших эмоциональных автобиографий, приобретая ассоциации и воспоминания, больше похожие на музыку, чем на прозу.

Другое объяснение может заключаться в том, что детские книги разрабатываются с расчетом на повторное чтение. Ведь все детские писатели сознают, что наши книги могут быть перечитаны самими детьми.

«Да, дети читают и перечитывают любимые книги», — говорит Франческа Саймон. «Мои любимые книги об Ужасном Генри для подписи — это те, которые настолько загнуты и испачканы перечитыванием, что практически прозрачны. Когда Саймон Мэйо брал у меня интервью, он сказал, что читал их своим детям более 200 раз.Он выглядел как человек, подвергающийся епитимье…»

Неизменно одиозный… Ужасный Генри: Тони Росс/Орион Фотография: иллюстрация©Tony Ross/PR

Подобного мнения придерживается Гейман, который пишет для всех возрастов. «Когда я пишу для детей, — говорит он, — я всегда предполагаю, что рассказ, если он понравится, будет перечитан. Так что я стараюсь гораздо больше осознавать это, чем со взрослыми, просто с точки зрения выбора слов. Однажды я сказал, что, хотя я не могу оправдать каждое слово в «Американских богах», я могу оправдать каждое слово в «Коралине».”

Многие родители уже знают это. Иногда они даже боятся, что что-то не так с ребенком, который перечитывает любимые книги, а не новые.

«С ними все в порядке, — говорит Шарлотта Хакинг из Центра грамотности в начальном образовании (CLPE). «Детям нужно читать и перечитывать и постоянно возвращаться к книгам, рассматривая их по-разному. Это на самом деле очень хорошая вещь; это позволяет вам идти глубже».

Так что перечитывание — это данность для детских авторов.Это одна из причин, по которой мы стараемся писать многослойные книги, работающие на разных уровнях, вознаграждая перечитывание тем, что с каждым разом становимся богаче.

Но если это правда, то почему детские книги редко рассматриваются для получения литературных премий, таких как Букеровская премия и Коста? В этом году в репортаже Costa почти не учитывалась возможность того, что победитель среди детей, «Пять детей на западном фронте» Кейт Сондерс, может получить общий приз.

Тем не менее, это исключительная книга, которая уже кажется классикой.В потрясающем повороте романа Э. Несбит «Пять детей и оно» Сондерс берет беззаботных эдвардианских детей и погружает их в Первую мировую войну. Потому что они принадлежали к поколению, которое умрет в окопах, и она добивается разрушительного эмоционального эффекта.

«Это замечательная книга, — говорит редактор отдела детских книг Guardian Джулия Экклшер. «Если бы это была книга для взрослых, работающая с Джейн Остин, люди были бы в восторге от нее. Текстовая игра по классике во взрослом мире получила бы гораздо больше похвал, чем, я думаю, она была замечена — пока.

Возможно, это неудивительно, учитывая, что только один победитель детской книжной премии Коста/Уайтбред когда-либо становился лучшей книгой года. Это была «Янтарная подзорная труба» Филипа Пуллмана в 2001 году.

Янтарная подзорная труба Иллюстрация: PR

«С тех пор такого не было, — говорит Пуллман. «Но однажды им придется найти книгу, которой они просто обязаны ее отдать. Возможно, однажды детская книга получит Букеровскую премию. Почему бы нет? Почему детский писатель не получил Нобелевскую премию?»

Сара Черчвелл, один из судей Букера прошлого года, написала о процессе судейства.Она сказала, что он «требует от книг того, для чего они на самом деле не предназначены: чтобы их читали три раза подряд люди, ищущие слабости. Большинство книг просто рушится под таким давлением: только самые богатые, самые многослойные продолжают ослеплять и раскрывать все больше».

Она пришла к выводу, что только две книги из прошлогоднего списка соответствуют этому критерию. Тем не менее, как детский писатель, я не мог не думать, что именно для этого и созданы все детские книги. Они могут достичь этого в большей или меньшей степени, но это всегда цель.

Детский лауреат Мэлори Блэкман соглашается. «Назовите меня предвзятой, — говорит она, — но я нахожу стандарты повествования в детских книгах и книгах для молодежи непревзойденными. Я нахожу показательным тот факт, что даже сейчас детских книг и книг для подростков, которые я хотел бы перечитать, гораздо больше, чем книг для взрослых».

Это книги, которые передаются из поколения в поколение, становясь классикой, но, возможно, их удобочитаемость работает против них. Размышляя о детских книгах, которые он до сих пор перечитывает, Пуллман замечает: «Отчасти радость от всех этих книг заключается в какой-то совершенной легкости и изяществе слов.Все на своем месте. Запятую менять не надо. Такие вещи позволяют перечитывать их снова и снова без усталости».

Эта легкость и изящество являются отличительной чертой лучших детских произведений, наряду с многослойным богатством, которое Черчвелл так редко находил. Однако только «Янтарная подзорная труба» и «Загадочное происшествие с собакой в ​​ночи» Марка Хэддона когда-либо появлялись в лонг-листе Букера. За всю историю премии ни одна детская книга не попала в шорт-лист, не говоря уже о победе.

Люк Тредэвэй в роли Кристофера в фильме «Загадочное происшествие с собакой в ​​ночи». Фото: Тристрам Кентон. Бывший лауреат премии Children’s Джулия Дональдсон отметила, что они получают менее одного из 40 мест для обзора. И все же детские книги сейчас составляют одну из четырех всех книг, продаваемых в Великобритании. Это самый динамично развивающийся сектор британского издательского дела, который в 2014 году превзошел по популярности художественную литературу для взрослых.

Возможно, сейчас происходит смена поколений.Для многих представителей моего поколения, выросших в 1970-х на таких книгах, как Watership Down, история есть история, независимо от возраста. Еще в большей степени это относится к молодым писателям.

«Я не считаю детские книги чем-то меньшим, чем литературу для взрослых», — говорит Кэтрин Вудфайн, родившаяся в 1980-х годах, чей дебютный роман «Тайна заводного воробья» опубликован в этом году. «Во всяком случае, я бы утверждал обратное. Детские книги могут иметь огромное влияние на своих читателей, помогая формировать и информировать их взгляд на мир, чего редко достигают книги для взрослых.Это первая литература, с которой мы сталкиваемся, и, более того, они часто являются первыми произведениями искусства, с которыми мы когда-либо сталкиваемся».

Реакция Woodfine на отсутствие освещения заключается в создании нового медийного пространства. Вместе с Мелиссой Кокс из Waterstones она ведет Вниз по кроличьей норе на Resonance 104.4FM: единственное радиошоу, посвященное детским книгам. Это также часть живого онлайн-сообщества. Твиттер, сайт детских книг Guardian и другие цифровые пространства объединяют писателей, читателей, блоггеров, видеоблогеров, продавцов книг, библиотекарей и учителей, как никогда раньше, в то время как чаты с хэштегами, такие как #ukyachat и #ukmgchat, регулярно становятся популярными.

«Со времен «Гарри Поттера» Дж. К. Роулинг и «Темных начал» Филипа Пуллмана, — заметила Жанетт Уинтерсон, — детская литература стала центральной, а не второстепенной, изменив то, что читают дети, и то, что мы пишем о том, что читают дети, и то, что читаем мы. как взрослые. Наконец-то мы, кажется, понимаем, что воображение не имеет возраста».

Это правда, что такие книги сделали детскую художественную литературу более популярной в начале 2000-х, но они являются частью литературы, которая постоянно возрождается.И по мере того, как поколение, выросшее на Роулинг и Пуллмане, начнет издавать собственные книги, дело пойдет только дальше.

Однако ни освещение в СМИ, ни литературные премии не поспевают за ними. Пока они этого не сделают, любому, кто ищет самую богатую современную литературу, можно посоветовать вместо этого свериться со списками призов, таких как детская художественная премия Guardian и медаль Карнеги. Потому что именно там вы найдете книгу за книгой, которую стоит перечитывать: настоящую классику будущего.

Детские книги, которые мы перечитываем

Филип Пуллман:
Волшебный пудинг. Что-нибудь от Артура Рэнсома. Муми-тролли Туве Янссон.

Нил Гейман:
Книги Нарнии. Книги Мэри Поппинс. Ветер в ивах.

Франческа Саймон:
Чарли и шоколадная фабрика. «Полумагия» Эдварда Игера. «Излом времени» Мадлен Л’Энгль.

Эндрю Моушен (бывший поэт-лауреат и председатель жюри Букеровской премии):
Остров сокровищ и другие книги Роберта Льюиса Стивенсона.

Эрика Вагнер (бывший литературный редактор Times и судья Букеровской премии):
«Волшебник Земноморья» Урсулы К. Ле Гуин. «Совиный сервиз» Алана Гарнера. Хлеб и варенье для Фрэнсис, Рассел Хобан. Весь Джордж и Марта Джеймса Маршалла. Весь Морис Сендак. «Уотершип вниз» Ричарда Адамса.

Даниэль Хан (переводчик и председатель Общества авторов):
Астерикс.

Шарлотта Хиггинс (главный культуролог Guardian)
Сюжет фильма «Восходит тьма» Сьюзан Купер.Орел Девятого Розмари Сатклифф. Маленькая белая лошадка Элизабет Гудж. Путешественник во времени Элисон Аттли.

Детские книги о дружбе, рекомендованные учителями

Дружба — одна из самых важных частей детства и школы! Беседы в классе о том, как завести новых друзей, поддерживать и ценить друзей, а также преодолевать трудности дружбы, всегда актуальны, и нет лучшего способа начать их, чем хорошая книга. Мы составили этот список детских книг о дружбе, чтобы дать вам несколько новых вариантов для добавления в вашу классную библиотеку.(Pssst: мы любим читать вслух книжки с картинками для всех возрастов, так что проверьте их, независимо от того, в каком классе вы преподаете!)

(Обратите внимание, что WeAreTeachers может собирать часть продаж по ссылкам на этой странице. Мы рекомендуем только те товары, которые нравятся нашей команде!)

1. Circle Round, Энн Сибли О’Брайен

Простой счетный текст описывает разношерстную группу детей, которые собираются вместе на игровой площадке. Иллюстрации предоставят вашему классу много тем для обсуждения и помогут начать сеанс мозгового штурма, посвященный инклюзивным способам приглашать других играть.(Дата выпуска: 26 октября 2021 г.)

Дугу нравится многое, в том числе его рок-коллекция, группы с губной гармошкой и его многочисленные друзья, но он думает, что объятия — это «слишком мягко». Если вам нужны детские книги о дружбе, об уважении личных границ и различных способах показать, что вы заботитесь о друге, обязательно приобретите эту!

Сначала Сэм сопротивляется попыткам Агу присоединиться к его игре в пиратов, потому что он незнаком, но Агу покоряет его своим реальным опытом плавания в открытом море.Великолепная и дающая пищу для размышлений, эта книга поможет детям рассказать о том, как новые друзья могут привести к новым знаниям и новым развлечениям.

Если вы или ваши ученики говорите по-испански, вы обязательно захотите добавить эту уникальную детскую книгу о дружбе через языковые барьеры на свои полки. (И если вы этого не сделаете, вы все равно можете весело провести время с детьми, используя глоссарий в помощь.) Используя смесь английского и испанского языков, жестов и непредубежденности, две группы друзей находят общий язык и смеются. -в парке.

Изабелла так взволнована своим первым днем ​​в школе, ее «днем новых друзей» после переезда в Соединенные Штаты из Колумбии, а затем снежная буря отменяет школу! Случайная встреча показывает ей, что есть много способов завести новых друзей и весело провести время, играя вместе. Эта трогательная личная история — одна из наших любимых новых детских книг о дружбе.

Бурундук Джиттербаг не решается принять новичка в свой лес, пока ее друзья не помогут ей увидеть положительные стороны приема «кого-то нового».Признак отличной книги: ученики любого возраста могли оценить эту историю и связать ее темы со своей жизнью.

7. В банке, Дебора Марсеро

Ллевеллин и его подруга Эвелин собирают свои любимые воспоминания в баночки. Когда Эвелин уезжает, это ужасно, пока они не находят способ использовать свои особые воспоминания, чтобы оставаться на связи. Мы любим эту тихую, красивую детскую книгу о дружбе за разнообразие идей и разговоров, которые она вдохновляет.

Мы постоянно возвращаемся к этой великолепной книге для всех мини-уроков грамотности.Даниэла и Эвелин — лучшие подруги, но предстоящий переезд Эвелин трудно проглотить. Их острые разговоры показывают, как дружба может преодолевать обстоятельства и может помочь реальным друзьям, оказавшимся в похожей ситуации.

Во многих ранних книгах есть фантастические описания дружбы, которые можно обсудить с детьми (Лягушка и Жаба, Мистер Паттер и Табби, Нарвал и Желе… мы могли бы продолжать и продолжать). Фрэнк и Бин настолько разные, насколько это возможно, но со временем это превращается из головной боли во взаимную победу.(Больше книг на тему дружбы для начинающих читателей можно найти в книге «18 выдающихся графических романов для детей начальной школы».)

Подход к обсуждению дружбы с помощью рассказов работает для многих детей, но для некоторых может быть полезен более подробный учебник для начинающих. Это одна из самых полных научно-популярных детских книг о дружбе, которые мы когда-либо видели. В нем используется простой язык и множество очаровательных картинок, чтобы научить ключевым навыкам, таким как использование дружелюбного языка тела, как начать разговор с друзьями и стратегии, которые следует использовать, когда друзья спорят.

Миша никогда не чувствует, что у нее все получается правильно, если только она не «подружится» с ремесленными принадлежностями. Однако, когда Джош тихо протягивает руку, она понимает, что заниматься любимым делом вместе с другом может быть вдвое приятнее. Поделитесь этой историей, чтобы почтить память детей, которым сложно общаться с другими.

12. Поход Элисон Фаррелл

Трое друзей отправляются в эпическое приключение на свежем воздухе. Каждый из них привносит в поход свои сильные стороны, которые помогают сделать его успешным для всех.

Исправление ошибки — ключевой элемент дружбы. Эта книга может быть одновременно и веселой, и серьезной, поскольку она учит читателей именно тому, что обещает название.

Яркий детский праздник дружбы, которой просто суждено быть. Это движение для детей и взрослых!

Сицилия — волшебник STEM, постоянно создающий творения из деталей, которые она находит в своем жилом комплексе. Хотя бы дружить? Это сложнее.На протяжении всех попыток Сицилии в иллюстрациях разворачивается параллельная история соседского мальчика — забавный пример того, как дружба может возникнуть в неожиданных местах, и напоминание детям о том, что большая часть дружбы — это рассмотрение опыта других.

Дружба часто доставляет массу удовольствия, но иногда быть другом означает помогать в трудные времена. Когда Слон чувствует себя подавленным, Мышь инстинктивно понимает, что ему нужно время, чтобы позволить чувствам пройти, а рядом с ним отдыхает тихий друг.

Рады поделиться этими детскими книгами о дружбе со своим классом? Также не пропустите:

Хотите больше списков книг и идей для занятий? Обязательно подпишитесь на нашу рассылку!

Детские книги | Книгохранилище

Детские книги и рассказы

Добро пожаловать в наш детский книжный магазин. У нас есть много вкусностей для вас, таких как лучшие детские книги, Гарри Поттер, LEGO®, Minecraft, бестселлеры художественной литературы и любимые книжки с картинками.Здесь вы найдете всех своих любимых авторов от J.K. Роулинг, Джуди Блюм, Джулии Дональдсон, Энид Блайтон и Майкл Морпурго до Беатрикс Поттер, Роальда Даля, доктора Сьюза и Эрика Карла. А для наших поклонников молодежной фантастики есть мастер Джон Грин, Рэйнбоу Роуэлл, Марисса Мейер и многие другие. Наслаждаться!

Книжки с картинками знакомят детей с миром с помощью творческих историй и привлекательных иллюстраций. Детские книги варьируются от забавных до серьезных, рассматривая самые разные темы в удобной для детей форме.

Образование и развлечения

От чтения до науки – нет ничего лучше, чем мир детских книг, которые одновременно развлекают и информируют. Серия Usborne «Взгляни внутрь» — яркий пример образовательной книги, которую дети захотят перечитывать снова и снова. «Загляни внутрь: твое тело» — это устойчивый бестселлер, который позволяет детям открывать створки, чтобы открыть сюрпризы человеческого тела внутри. Они узнают, как работают мозг, легкие и пищеварительная система, любуясь забавными картинками и умными фактами.Алфавитные книги учат основам азбуки, а книги по истории для детей проливают свет на такие темы, как пираты, животные и знаменитые исследователи.

Очаровательные идеи подарков для детей

Если вы ищете продуманный подарок, детские книги всегда оценят как дети, так и родители. Вы можете адаптировать подборку книг к интересам ребенка, любит ли он поезда, динозавров или принцесс. Изучите нашу обширную подборку детской литературы, включая раскраски, антологии и произведения таких популярных писателей, как Джулия Дональдсон и Роальд Даль, чтобы найти подходящую.

Вечная классика

Хотя мы каждый год предлагаем потрясающие новые детские книги, вы не сможете превзойти классику. Возможно, вы помните, как в детстве читали такие популярные названия, как «Любопытный Джордж», «Алиса в стране чудес» или «Где водятся дикие твари». Такие сказки, как Золушка, Белоснежка и семь гномов, передавались из поколения в поколение. Купите новое издание с роскошными иллюстрациями, чтобы украсить книжную полку вашего ребенка.

Круг дружбы — Блог для особых потребностей

Возможно, вы ищете книгу для детей с особыми потребностями, которая позволит вашему ребенку увидеть персонажа, похожего на него или ее.Или, может быть, вы планируете сделать презентацию в классе вашего ребенка и надеетесь найти книги, которые помогут другим детям понять и принять. В этом блоге Friendship Circle есть много сообщений, в которых собраны именно те детские книги, которые вы ищете, и мы собрали их здесь в одном месте для удобства просмотра. Нажмите на название поста, чтобы узнать больше о включенных книгах, или нажмите на название книги, чтобы купить ее прямо сейчас.

(Ищете книгу для родителей? Посмотрите нашу сводку обзоров книг для родителей.)

Intro:  «Очаровательные детские книги, рекомендованные в этом посте, должны быть в наших домах, школах, библиотеках и приемных детских медицинских учреждений. Они отмечают сильные стороны всех детей и показывают, как дети работают, играют и добиваются успеха, несмотря на ряд ограничений. Своими вдохновляющими сообщениями они помогают всем детям понять детей с разными потребностями — или, лучше сказать, с «разными сильными сторонами».  Подробнее

Книги в комплекте:

Введение:  «Как логопед и родитель, я люблю использовать рассказывание историй как возможность начать содержательный разговор и побудить детей следовать своей мечте, независимо от их инвалидности и задержки.Дети с особыми потребностями сталкиваются со многими проблемами в своей жизни, и чтение вдохновляющей детской литературы может помочь повысить их самооценку и сделать их более внимательными и уверенными в своих навыках и способностях. Эти пять вдохновляющих детских книг — отличное место для начала». Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей: Бекка Айзенберг | Дата:  17 мая 2017 г.

Введение:  «Когда братья, сестры, семья и друзья ребенка с особыми потребностями понимают, что происходит, всем заинтересованным сторонам часто становится легче.Когда наши дети с особыми потребностями осваивают новые навыки, которые делают их более независимыми, это помогает всей семье. Обмен книгами на эти темы — это один из способов облегчить жизнь нашим детям с особыми потребностями, а также тем, кто любит их и заботится о них». Подробнее

Книги в комплекте:

Введение:  «Родители и учителя, ищете ли вы ресурсы, чтобы сделать работу по инклюзивности вашей школы или общественной деятельности? Пять книг, о которых я хочу вам рассказать, входят в серию книг об особых потребностях и инвалидности.Special Needs Book Review является поклонником этих книг с момента публикации первой статьи в каждой серии». Подробнее

Книги в комплекте:


Введение:  «В этом посте вы познакомитесь с пятью замечательными детскими книгами, которые, если поделиться ими и обсудить с детьми, находящимися под вашим присмотром, откроют их глаза и сердца для решения проблем других. Более того, жизненные навыки, полученные из многих из этих книг, помогают всем детям вырасти более счастливыми и уверенными в себе людьми, которые научились регулировать свои эмоции и чувства.Я надеюсь, что родители и те, кто работает с детьми, знают о множестве развлекательных и познавательных детских книг, которые издаются каждый год». Подробнее

Книги в комплекте:


Введение:  «Есть ребенок, внук или ученик, который не справляется, потому что чувствует себя не таким, как его друзья и одноклассники? Очень часто дети чувствуют, что они «отличаются» от своих сверстников. Будь то восприятие или реальность, в которую человек не вписывается, это может быть болезненным опытом.Этих детей нужно слушать и поддерживать, и обсуждение следующих книг было бы очень полезным. Мы предлагаем учителям, библиотекарям, персоналу детских садов и родителям прочитать и обсудить с детьми следующие шесть книг, рассмотренных и рекомендованных изданием Special Needs Book Review». Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 13 ноября 2015 г.

Введение:  «Шесть детских книг, которые я рекомендую в этом посте, касаются детской тревожности, СДВ/СДВГ, расстройства сенсорной обработки, борьбы друга детства с раком, трудностей эмоциональной и сенсорной обработки, а также брата с аутизмом.В большинстве населенных пунктов есть публичные библиотеки, где можно взять красивые книжки с картинками, содержащие массу информации о детях с особыми потребностями». Подробнее

Книги в комплекте:

Введение:  «Следующие книги, которые я рекомендую, являются бесценным ресурсом, в котором есть практически осуществимые стратегии улучшения жизни тех, чья жизнь находится в смятении из-за ШРЛ. Родители отчаянно пытаются найти помощь, в которой нуждается их ребенок, и в этих книгах они должны найти помощь и надежду на лучшее будущее.”  Подробнее

Книги в комплекте:

  • Больше не секрет: Уникальные стратегии здравого смысла для детей с сенсорными или моторными проблемами
    Дорейт С. Биалер, MA, OTR/L, и Люси Джейн Миллер, доктор философии, OTR
  • Взросление с сенсорными проблемами: советы женщины, страдающей аутизмом
    Дженнифер Макилви Майерс
  • Весь спектр социальных, двигательных и сенсорных игр: использование естественной любви каждого ребенка к игре для улучшения ключевых навыков и содействия вовлечению
    Барбара Шер, М.A., OTR, с Карен Бердслей, OTR

Введение:  «Воспитание часто бывает трудным; поэтому используйте силу рассказывания историй, чтобы помочь улучшить поведение ваших детей. Дети часто идентифицируют себя с главными героями книг, так как же лучше узнать, как они растут в обуви другого ребенка, или в инвалидной коляске, или в доме с братом или сестрой, у которого есть особые потребности?» Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 7 ноября 2014 г.


Введение:  «В этих пяти книгах рассказывается о главном герое, страдающем аутизмом.Молодежь с диагнозом аутизм или синдром Аспергера редко видит таких персонажей в популярной художественной литературе, и авторы этих книг, многие из которых являются родителями таких детей, хотели изобразить аутичных главных героев в положительном свете». Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 2 июня 2014 г.

Введение:  «Родители и другие взрослые, которые заботятся о молодежи с различными потребностями, постоянно ищут ресурсы, которые помогут этим детям почувствовать себя лучше, почувствовать, что они не одиноки в этих проблемах, и помочь им научиться стратегиям преодоления со своими особыми потребностями.Я выбрал четыре книги для подростков и подростков, чтобы помочь им, если у них есть расстройство сенсорной обработки (SPD), если им нужно освоить социальные навыки, и замечательную книгу о киберзапугивании». Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 2 мая 2014 г.

Введение:  «У меня есть четыре отличных книжки с картинками об аутизме, которые я могу порекомендовать, чтобы это произошло. Поделитесь этими книгами со своими детьми – это идеальный способ начать обсуждение детей с особыми потребностями, принимая различия, уважая и вовлекая других.”  Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 14 февраля 2014 г.

Intro:  «Во время сеансов терапии я использовала детские книги для изучения языка, повышения грамотности и расширения словарного запаса. Когда я работаю с детьми, которые невербальны или маловербальны, я использую детские книги, чтобы строить предложения с картинками, заводить разговор и инициировать общение.”  Подробнее

Книги в комплекте:

Введение:  «Следующие детские книги могут открыть двери для содержательных разговоров о доброте к другим, жизни с синдромом Дауна и проблемах нарушения сенсорной обработки. Если вы ухаживаете за ребенком с аутизмом, вы оцените серию из четырех книг, о которых я упоминаю». Подробнее

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 6 декабря 2013 г.

Intro:  «Следующие книги станут отличным дополнением к любому дому или классу, где есть маленькие дети.Во всех этих книгах есть мораль или урок, которым нужно научить читателя, и они являются отличным поводом для обсуждения, чтобы закрепить трудные для понимания уроки. Воспитатели могут использовать силу рассказывания историй, чтобы улучшить поведение своего ребенка, сформировать характер и развить сочувствие и сострадание. Книги, которые я рекомендую, позволяют большинству детей идентифицировать себя с персонажами, многие из которых имеют особые потребности». Подробнее

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 8 ноября 2013 г.

Intro:  «Родители и учителя играют важную роль в обучении, расширении возможностей и вовлечении молодежи в дискуссии о травле и ее последствиях.Я рекомендую следующие книги, которые помогут нам в борьбе с издевательствами и в том, как быть хорошим другом или коллегой в школе или на работе». Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей от: Лорна д’Энтремонт | Дата: 4 октября 2013 г.

Введение:  «Хотя эти книги и не написаны специально для детей с особыми потребностями, они отлично помогают подготовить тревожного ребенка к полетам и убедиться, что они понимают, чего ожидать и что уместно во время полета.Если у вас есть какие-либо дополнительные книги, которые мы должны добавить, пожалуйста, добавьте их в комментариях». Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей: Цви Шектман | Дата: 5 декабря 2011 г.

Intro:  «Вот 15 замечательных книг, которые вы можете прочитать своему ребенку или в классе, и которые помогут объяснить детям с особыми потребностями. Ваш ребенок когда-нибудь спрашивал вас, почему Джефф не может говорить, почему Оливия не может ходить, почему Джереми машет руками? Вы не знаете, как объяснить ребенку особые потребности?» Подробнее

Книги в комплекте:

Обзор новостей: Минги Дворкан | Дата: 10 ноября 2011 г.

25 лучших иллюстрированных книг о семьях всех форм и размеров

Кто в вашей семье? Это распространенный вопрос, который задают в классах и домах детей дошкольного и детского сада во всем мире.К счастью, сегодня доступно книг о семьях, из которых представляют самые разные семьи, и этот список включает 25 лучших семейных книг, которыми можно наслаждаться с маленькими детьми.

СВЯЗАННЫЕ: 101 книга, которая поможет построить дружбу, общение и социальные навыки

25 волшебных книг о семьях
Семейная книга Тодда Парра
В фирменном уникальном и красочном стиле Парра «Семейная книга» воспевает любовь, которую мы испытываем к нашим семьям и всем разнообразиям, в которые они входят.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Кто в моей семье? Все о наших семьях Роби Х. Харрис
Присоединяйтесь к Нелли и Гасу и их семье, чтобы провести день в зоопарке в этой юмористической, увлекательной истории, которая дает понять, что кто бы ни был в вашей семье, это совершенно нормально — и совершенно замечательно.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Я и мое генеалогическое древо Джоан Суини
В книге Я и мое генеалогическое древо молодая девушка с помощью простого текста и диаграмм показывает, как члены ее семьи связаны друг с другом и с ней.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
«Большая книга о семьях» Мэри Хоффман
Прославление всех видов семей и их совместной жизни, каждый разворот демонстрирует разнообразные обычаи и традиции одного аспекта семейной жизни — от домов и праздников до школ и домашних животных, чувств и генеалогических деревьев, в которых представлены семьи со всего мира.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Кто в семье? by Robert Skutch
Семья важна, но кто в семье? Почему, люди, которые любят вас больше всего! Прекрасное описание всех типов семей.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Семьи, Семьи, Семьи! by Suzanne Lang
Десятки комбинаций, демонстрирующих всевозможные нетрадиционные семьи, изображены сказочными животными на портретах в рамках. Теплый праздник семейной любви.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
«Семьи» Шелли Ротнер
Отметьте разнообразие с помощью книжки с картинками для маленьких детей о многоликости современных семей.
Доступно: Amazon | Книгохранилище

Список продолжается ниже.

«Одна семья» Джорджа Шеннона
Веселая интерактивная книга, показывающая, что семья может быть большой или маленькой и состоять из людей разного пола и расы.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Моя семья, твоя семья Лиза Буллард
Макайла навещает друзей в своем районе.Она видит, как каждая семья отличается. В одних семьях много детей, в других нет ни одного. Некоторые друзья живут с бабушкой и дедушкой или имеют двух отцов, или у них есть разведенные родители. Чем ее собственная семья отличается от других?
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Все о семьях Фелисити Брукс
Как выглядят семьи? Кто в твоей семье? Как могут измениться семьи? Празднование семейного разнообразия, которое показывает детям, что семьи бывают разных форм и размеров.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
We Are Family от Райана Уиткрофта
Отметьте повседневные различия восьми семей, а также их общие черты.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Семьи со всего мира Маргарет Руурс
Посетите четырнадцать детей из разных стран, чтобы узнать об их семьях. На основе реальных детей каждая история занимает двухстраничный разворот и рассказывается от первого лица, начиная с приветствия на родном языке ребенка.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
«Семья — это семья» Сара О’Лири
Когда учитель просит детей в своем классе подумать о том, что делает их семьи особенными, все ответы во многом различаются, но одинаковы по смыслу. единственный способ, который важнее всего. Один ребенок обеспокоен тем, что ее семья слишком отличается от других, чтобы это можно было объяснить, но в конце концов понимает, что пока в ее семье полно заботливых людей, ее семья особенная.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
All Kids of Families Мэри Энн Хоберман
Мэри Энн Хоберман в сказочном стихотворении показывает читателям, что семьи, большие и маленькие, окружают нас повсюду. От стеблей сельдерея до бутылочных крышек, пуговиц и колец — объекты, которые мы объединяем, образуют семьи, точно так же, как те, частью которых мы являемся. И по мере того, как мы взрослеем, растут и наши семьи.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Мы принадлежим друг другу Тодд Парр
Мы принадлежим друг другу о том, как разделить свой дом и разделить свое сердце, чтобы создать семью, которая должна быть вместе.Понимая, насколько личным и уникальным является каждое усыновление, и что не все подходят к нему одинаково, красочное искусство Парра исследует истинное значение семьи.
В наличии: Книгохранилище

Список продолжается ниже.

Расскажи мне еще раз о той ночи, когда я родилась Джейми Ли Кертис
Прося родителей еще раз рассказать ей о ночи ее рождения, девочка вновь переживает сказку, которую знает наизусть.Это красивая история об усыновлении и важности любящей семьи, посвященная важности семьи и любви.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Да, меня удочерили! Шарли Зингер
История усыновления от начала до конца, рассказанная с точки зрения ребенка.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Я хотел для тебя: история усыновления Марианны Ричмонд
Прекрасная беседа между маленьким медвежонком и его мамой о том, как они стали семьей.Маленький медвежонок задает множество вопросов, которые есть у приемных детей, и его мама с любовью на них отвечает.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Все об усыновлении: как создаются семьи и как к этому относятся дети Марк Немирофф и Джейн Аннунциата чувства, которые многие дети испытывают по поводу усыновления.
В наличии: Книгохранилище
У Хизер две мумии Лесли Ньюман
Любимое число Хизер — два. У нее две руки, две ноги и два питомца. А еще у нее есть две мумии. Когда Хизер впервые идет в школу, кто-то спрашивает ее о папе, но у Хизер нет папы. Потом происходит что-то интересное. Когда Хизер и ее одноклассники рисуют свои семьи, ни один рисунок не похож на другой.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Стелла приносит семью Мириам Шиффер
В классе Стеллы отмечают День матери, но что делать девочке с двумя папами? У Стеллы есть папа и папа, которые заботятся о ней, и целая стая других близких, которые заставляют ее чувствовать себя особенной и поддерживать каждый день.У нее просто нет мамы, которую можно было бы пригласить на вечеринку.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Папа, папа и я, автор Лесли Ньюман
Ритмичный текст и милые иллюстрации описывают малыша, который проводит день со своими папами в этой замечательной первой книге о родителях одного пола и их детях.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
В доме нашей матери Патриция Полакко
Марми, Мима и дети такие же, как и любая другая семья в этом квартале.Они вместе готовят ужин, вместе смеются и вместе танцуют. Но некоторые из других семей не принимают их. Как может быть в семье две мамы и нет папы? Но дом Марми и Мимы полон любви. И они учат своих детей, что другое не значит неправильное.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
«Повесть о двух папочках» Ваниты Эльшлагер
После разговора двух детей на игровой площадке «Повесть о двух папочках» помогает маленьким детям понять, что детям больше всего нужны взрослые, которые их любят и заботятся о них.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
«Два дома» Клэр Масурель
В доме мамы у Алекс есть мягкое кресло. В папином доме у Алекса есть кресло-качалка. В каждом доме у Алекса также есть особая спальня и много друзей, с которыми можно играть. Но с мамой или с отцом Алекс всегда остается неизменным — Алекса любят.
Доступно: Amazon | Книгохранилище
Чтобы узнать больше о книгах, которые помогут поговорить с детьми о разводе и разводе, ознакомьтесь с нашим списком полезных иллюстрированных книг о разводе.

У вас есть книга о семьях, которую вы хотели бы добавить в наш список?

Вам также может понравиться:

 

Кристи Бернетт — учительница, ведущая, писательница и мать двоих детей. Она создала «Детство 101» как место, где учителя и родители могут получить доступ к увлекательным и качественным учебным идеям.

Роль книжных особенностей в переносе детьми младшего возраста информации из книжек с картинками в контексты реального мира изучать и переносить образовательный контент в реальные ситуации.Ниже мы рассмотрим исследования, в которых исследуются некоторые из этих особенностей, организованные по областям, в которых представлен образовательный контент. Мы выбрали эту организацию, потому что определенные функции могут быть более влиятельными в одних областях обучения, чем в других. Например, визуальные особенности могут быть важны при изучении словарного запаса, когда дети могут довольно успешно передавать информацию на основе сопоставления перцептивных характеристик объектов. Однако контекстуальная информация может быть более важной в областях науки, где передача часто происходит на концептуальном уровне.Области, которые мы выбрали, в первую очередь являются областями, в которых изучалось влияние особенностей иллюстрированных книг на передачу информации, представленной в книгах. В каждом разделе мы обращаемся к особенностям книги, которые были изучены в этой области, интерпретируемым с учетом наших трех факторов развития. Необходима дальнейшая работа, чтобы выяснить, как функции книги влияют на передачу в других областях, таких как математика и искусство, а также как дополнительные функции книги влияют на передачу.

Изучение слов и букв

Книги с картинками знакомят детей с богатым языком.Например, книжки с картинками содержат большее разнообразие слов (Montag et al., 2015) и большее количество редких грамматических конструкций (Cameron-Faulkner and Noble, 2013), чем речь, предназначенная для детей. Кроме того, лица, осуществляющие уход, используют большее количество и более широкий набор слов во время чтения, чем при других видах деятельности (Hoff-Ginsberg, 1991). Поэтому неудивительно, что совместное чтение было связано с множеством более поздних языковых результатов, включая рост словарного запаса и ранние навыки грамотности, такие как знание букв (т.г., Бас и др., 1995). Здесь нас интересуют особые свойства книг, которые могут поддерживать процесс изучения языка по книжкам с картинками в менее длительном масштабе — слова и буквы, выученные в ходе индивидуальных сеансов чтения. Мы ожидаем, что символическое понимание играет особенно важную роль в этой области, так как перенос нового слова в новый контекст в значительной степени зависит от признания маркированного элемента в книге как представляющего объекты реального мира, к которым также относится этот ярлык (Прейслер). и Carey, 2004; Ganea et al., 2008, 2009). Таким образом, особенности книг, которые делают связь между изображенными объектами и референтами реального мира более ясной или легкой для различения, должны способствовать переносу, тогда как особенности книг, затрудняющие распознавание этих связей, могут затруднить перенос. Особенности книги, которые наиболее изучены в этой области, включают живописный реализм, манипулятивные функции и фантастические контексты.

Иллюстрированный реализм

Книги с картинками различаются по степени, в которой их изображения отражают реальность, от фотографий до иллюстраций и мультяшных штриховых рисунков.Изображение, которое является очень знаковым или визуально очень похоже на своего референта, может подчеркнуть связь между изображением из книжки с картинками и примерами из реального мира. Таким образом, мы можем предсказать, что фотографии будут наиболее способствовать переносу детьми знаний из книг в реальность.

Новорожденные воспринимают и отличают пространственный характер изображений от реальных объектов. Если им предъявить сложный объект и его фотографию, они явно отдадут предпочтение реальному объекту (Slater et al., 1984).Однако, когда им показывают только фотографии, 9-месячные дети взаимодействуют с ними так же, как они взаимодействовали бы с реальным объектом, который они представляют, — ударяя, теря и хватая фотографии (Pierroutsakos and DeLoache, 2003). Их поведение говорит о том, что они еще не осознали символическую функцию изображений.

Когда младенцы достигают середины второго года жизни, они начинают относиться к картинкам референциально, указывая на изображенные объекты и обозначая их (DeLoache et al., 1998).Исследования также показывают, что на втором году жизни дети понимают репрезентативный статус изображений (Preissler and Carey, 2004; Ganea et al., 2009). Тем не менее, в этом возрасте на перенос детьми новых слов из книжек с картинками на референт реального мира может повлиять живописный реализм. Ганея и др. (2008) показали книжки с картинками для 15- и 18-месячных детей, в которых были представлены как знакомые, так и новые объекты в виде фотографий, реалистичных цветных рисунков, очень похожих на фотографии, или цветных мультфильмов, которые были менее детализированы и более искажены по внешнему виду.После прочтения книги исследователем (названия изображенных предметов) дети обоих возрастов смогли узнать обозначенный предмет, который они видели в книге, независимо от типа изображения. Однако дети, которым читали мультипликационную книгу, не обобщались до изображения нового экземпляра, отличающегося по цвету. Восемнадцатимесячные дети передавали ярлык своему физическому референту реального слова во всех трех условиях, а 15-месячные делали это только в условиях фотографии и рисования.В совокупности эти данные свидетельствуют о том, что детям легче всего дается перенос с фотографий, а с наибольшей трудностью — с мультфильмов. С возрастом дети лучше переносят изображения, отличающиеся по восприятию, на реальные объекты, хотя есть свидетельства того, что иконичность изображений продолжает играть роль в некоторых задачах по переносу изображений даже в трехлетнем возрасте (Callaghan, 2000; Mareovich and Peralta, 2015). Влияние иконичности на обучение маленьких детей по книжкам с картинками также было обнаружено с помощью других показателей, таких как имитация (Simcock and DeLoache, 2006).Так, в раннем возрасте, когда дети только начинают мыслить символически, их представление о том, что изображения обозначают реальные предметы, взаимодействует с типом изображения в книгах.

Манипулятивные функции

Термин «манипулятивные функции» используется для обозначения функций, которые «предназначены для улучшения физического взаимодействия детей с книгой», таких как «подними-лоскут», «поцарапай-и-понюхай» и другие трехмерные надстройки (Tare et al., 2010, стр. 396). Эти функции могут развлекать детей, но исследования показывают, что они могут быть не оптимальными для обучения.Одна из причин, по которой они могут оказаться неоптимальными для обучения, заключается в том, что они могут отвлечь внимание от связи между книгой и реальным миром. Для маленьких детей, которые все еще учатся использовать картинки в книгах как «обозначающие» реальные объекты, это может отвлекать от понимания, необходимого для передачи выученной информации.

Используя книги, предназначенные для обучения детей названиям животных, Tare et al. (2010) проверили помогающее или препятствующее влияние манипулятивных функций на обучение и передачу названий животных детьми в возрасте от 18 до 22 месяцев.Исследователь читал детям книгу с изображением 9 животных либо с использованием коммерчески представленной манипулятивной книги (с клапанами и язычками), либо с помощью отсканированной копии книги (без манипулятивных функций). В тесте дети, видевшие экземпляр книги без манипуляций, правильно обобщали название нового животного на новые картинки и реплику животного. Дети, которые читали книгу с манипулятивными функциями, не превышали шансов. В другом исследовании исследователи сравнили изучение букв в манипулятивной азбуке с манипулятивным алфавитом с натяжками, клапанами и текстурами у детей в возрасте от 30 до 36 месяцев с книгой без этих функций (Chiong and DeLoache, 2012).Дети выучили больше букв из простой азбуки, чем из манипулятивной. Авторы утверждали, что заметность манипулятивных функций может сделать их более похожими на сами объекты и менее похожими на символы, обозначающие другие объекты, чем их двумерные аналоги. Таким образом, у детей трудности с переносом ярлыков с манипулятивных книг могут быть связаны с трудностью «заглянуть в прошлое» за причудливыми чертами, чтобы понять, что содержание является репрезентативным, значимым и применимым к другим контекстам.

Другая возможность заключается в том, что умственные усилия детей связаны с взаимодействием с особенностями, а не с вниманием к содержанию. Например, если дернуть за ярлычок в азбуке, чтобы заставить грузовик двигаться, это не поможет подчеркнуть соответствие между буквой Т и первым звуком в слове «грузовик». Есть и другие свидетельства того, что функции, требующие дополнительных умственных усилий, например наличие нескольких больших изображений на каждой странице, могут привести к когнитивной перегрузке, нарушающей процесс обучения (Flack and Horst, 2017).Флэк и Хорст (2017) читали книги для детей от 3 до 5 лет с одной или двумя иллюстрациями обычного размера на развороте или одним большим изображением на развороте. При чтении новые предметы на картинках обозначались новыми словами. В тесте детей просили определить референт этикеток, указывая на правильные объекты на странице книги. Дети были более успешными, когда видели одну иллюстрацию, независимо от размера, что указывает на то, что две иллюстрации могли привести к когнитивной перегрузке. Исследователи не оценивали перенос обучения.В последующем исследовании жест рукой, указывающий детям на правильную иллюстрацию, способствовал обучению по книге с двумя картинками на развороте. В свете этих эффектов когнитивной перегрузки на обучение детей необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, действительно ли манипулятивные действия особенно мешают символическому пониманию, приводят ли они к когнитивной перегрузке или и то, и другое.

Исследования показывают, что не все манипулятивные функции вредны для обучения детей. Исследователи мультимедиа утверждают, что дополнительные книжные функции, привлекающие детей к образовательному содержанию книг (называемые «внимательными», Labbo and Kuhn, 2000), могут способствовать обучению.Недавний метаанализ исследований, в которых использовались электронные книги со значительными улучшениями, такими как анимированные картинки, музыка и звуковые эффекты, поддержал изучение словарного запаса для детей дошкольного и младшего школьного возраста (Takacs et al., 2015). Хотя мы не знаем подобных результатов с манипулятивными функциями печатных книг, одно исследование предполагает, что манипулятивные действия, направленные на привлечение внимания к образовательному содержанию, в данном случае к форме букв, не отвлекали трехлетних детей от изучения названий букв ( Chiong and DeLoache, 2012).

Как для словесного, так и для буквенного обучения манипулятивные функции, традиционно встречающиеся в печатных книгах, не облегчают изучение и передачу, а в случаях, когда функции не имеют отношения к образовательному содержанию книги, могут даже мешать ему. Контент-центральные манипуляции, которые подчеркивают образовательный контент, такие как выделение визуальной формы буквы — ключевой компонент для переноса названия буквы на новые экземпляры буквы — могут обещать облегчить символическое понимание и, следовательно, перенос.Исследования в этой области станут особенно важными, поскольку функции, доступные в цифровых книгах, продолжают расширяться.

Фантастические контексты

В книжках с картинками, как фантастических, так и реалистичных, дети могут встретить новую и необычную лексику. Тем не менее, мы можем предсказать, что реалистичные сюжетные контексты дают детям больше подсказок, которые они могут использовать, чтобы сопоставить сюжетные описания и контексты с реальными ситуациями. Сходство между контекстами обучения и переноса может обеспечить поддержку символического понимания — признания сходства между символом и его референтом — а также для аналогического переноса.В недавнем исследовании с дошкольниками из малообеспеченных семей изучалось влияние фантастического или реалистического содержания на заучивание слов детьми (Weisberg et al., 2015). Детям подарили набор реалистичных или фантастических рекламных книжек с картинками и игрушек. Исследователи измерили понимание детьми лексики, представленной в книгах и игрушках, и попросили их рассказать все, что они знали об испытуемом слове (например, «Что такое сорняки?»). В обоих случаях дети продемонстрировали одинаковые успехи в идентификации тестируемых объектов.Однако дети в фантастическом состоянии могли предоставить больше информации об объектах, когда им давали открытые подсказки. Это исследование предполагает, что дети узнали больше о целевых объектах в фантастическом контексте. Важно, однако, то, что в этом исследовании не оценивался какой-либо тип переноса в реальный мир, и не делалось различий между фантастической и реалистичной информацией в объяснениях детей. Каким образом фантазия может влиять на способность детей переносить ярлыки на новые экземпляры или референты реального мира, еще предстоит выяснить.Рассмотрение выявленных нами здесь факторов развития — символического понимания, переноса по аналогии и рассуждений о фантазии и реальности — позволяет предположить, что детям будет труднее переносить ярлыки с фантастических, чем с реалистических книг, на референты реального мира.

Резюме: книжки с картинками и изучение слов и букв

Книги с картинками — богатый источник нового языка. Поскольку младенцы и дети младшего возраста только учатся символически использовать изображения для обозначения других объектов, функции, которые поддерживают это понимание, а не отвлекают от него, оказывают наибольшую поддержку.Если цель состоит в том, чтобы научить детей новым словам или буквам, оказывается, что книги с реалистичными изображениями лучше всего подходят, особенно для самых маленьких детей. Если выбираются книги с манипулятивными функциями, они должны привлекать внимание к образовательному содержанию, а не отвлекать от него. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить влияние реалистичного и фантастического контекстов на перенос детьми новых слов, которые они выучили, в другие контексты, а также то, как эти контексты взаимодействуют с развивающимися у детей способностями различать фантазию и реальность.Будущие исследования могут учитывать не только разнообразие расположения изображений на странице (Flack and Horst, 2017), но и тип фона, на котором отображаются изображения, и тип расположения объектов (отображается ли объект с объектами из той же категории). или другую категорию). Проницательный анализ структуры детских книг для детей в возрасте от 0 до 3 лет был проведен Куммерлингом-Мейбауэром и Мейбауэром (2011), и будущие исследования могут использовать его в качестве ориентира для экспериментальной проверки того, какие типы книжных структур наиболее благоприятны для слова маленьких детей. и обучение письму.

Изучение биологических фактов и понятий

Изучение детьми нечеловеческих животных было в центре внимания большинства исследований детского биологического обучения по книжкам с картинками. Дети, естественно, интересуются животными с раннего возраста (DeLoache et al., 2011), и животные широко представлены в книгах, предназначенных для детей младшего возраста (Marriott, 2002). Таким образом, эта область обучения включает в себя наибольшее количество исследований о влиянии особенностей книжки с картинками на передачу. В ряде исследований изучались биологические концепции, применимые как к людям, так и к животным, включая питание (Gripshover and Markman, 2013) и адаптацию путем естественного отбора (Kelemen et al., 2014). Другой, рассмотренный здесь, был посвящен обучению детей новой биологической причинно-следственной связи (Walker et al., 2014).

Как и в случае изучения соответствия между словами и буквами и их референтами, символическое понимание также может играть важную роль в изучении и передаче биологических фактов и понятий. Однако для передачи концептуального знания требуется нечто большее, чем просто символическое сопоставление изображения с его референтом из реального мира; это часто включает в себя более сложные рассуждения о сходстве между ситуациями и выбор правильных деталей для передачи.Следовательно, рассуждение по аналогии и различение фантазии и реальности должны играть гораздо более важную роль в изучении маленькими детьми биологической информации из книжек с картинками, чем в изучении слов и букв. Особенности книги, которые были изучены в этой области, включают манипулятивные функции, фантастические контексты, антропоморфизм и жанр.

Манипулятивные функции

Опасения по поводу использования манипулятивных функций в изучении биологии отражают опасения по поводу изучения слов.Когда дети учатся символически связывать книжки с картинками и реальный мир, отвлекающие элементы в книгах могут нарушить эту связь. В одном исследовании с детьми в возрасте от 27 до 39 месяцев детям читали всплывающую книгу, книгу с реалистичными изображениями или книгу с рисунками (Tare et al., 2010, исследование 2). Во время обмена книгами экспериментатор сообщил ребенку четыре факта о пищевых предпочтениях животных, изображенных в книгах (например, цыплята любят есть червей). Дети, которые читали всплывающую книгу, узнали из книги меньше фактов, чем дети, которые читали книги без всплывающих окон.Это исследование не оценивало перенос этих фактов в новые контексты, но демонстрирует, что особенности, которые отвлекают или затемняют базовое соответствие между изображениями и их референтом, снижают эффективность обучения в биологической области, как при обучении словам и буквам.

Фантастические контексты

Хотя фантастика может быть очень любимым и увлекательным жанром, что означают нарушения реальности, присущие этому жанру, для обучения и передачи детей? Фантастические книги могут сильно различаться, смешивая персонажей, обстановку и события, которые различаются по своей реалистической природе.Книги с фантастическими аспектами могут быть особенно хорошим выбором для маленьких детей, потому что они могут вовлечь детей в образное мышление. Игра с воображением может способствовать лучшему каузальному мышлению (Уокер и Гопник, 2013), лучшему дедуктивному мышлению (Диас и Харрис, 1988) и повышению сочувствия и понимания других (Мар и Оатли, 2008). Паркер и Леппер (1992) предполагают, что фэнтезийные контексты также могут быть очень образовательными, поскольку они привлекают и мотивируют детей (см. также Хопкинс и Вайсберг, 2017).Однако фантастические контексты могут затруднить для детей понимание связи между книгами и реальностью, символически или по аналогии. Фантастический контекст также может затруднить детям определение того, какая информация в книгах реальна и должна быть передана.

В исследовании каузального обучения детей с помощью реалистичных и фантастических книжек с картинками Walker et al. (2014) давали 3-, 4- и 5-летним детям одну из двух вымышленных книжек с картинками и проверяли их обобщение биологической причинно-следственной связи вымышленной цели: цветы мапла вызывают икоту, когда их нюхают.Целевое отношение было сформулировано либо в реальном мире (например, мальчик лезет на дерево), либо в фантастическом мире (например, мальчик разговаривает с деревом). В обеих книгах мальчик нюхает цветок мака и икает. Затем детей попросили оценить, «могут ли произойти события в действительности» или «не могут произойти в действительности, а являются лишь притворством». Затем экспериментатор сказал детям, что она раньше почувствовала запах цветка мака, и спросил, думают ли они, что она икает или нет.Когда мир вымышленного рассказа был более реалистичным, дети с большей вероятностью оценивали целевое отношение как нечто, что «реально могло произойти», и предсказывали, что экспериментатор икает от того, что сама понюхала цветок. Тенденция к переносу целевой информации из более фантастического мира с возрастом уменьшалась, так как у детей созревала способность различать фантазию и реальность. Это исследование показывает, что когда детей просят перенести информацию из рассказа в предполагаемую ситуацию из реального мира (реальный человек, нюхающий цветок мака), они полагаются на контекстуальную информацию, представленную в рассказе, чтобы решить, следует ли передавать информацию или нет. .В случае фантастического рассказа контекст мира сказки и реального мира был менее похож, чем в случае реалистического рассказа, что уменьшало вероятность аналогического переноса. Кроме того, как отмечалось ранее, когда дети не уверены в фантастическом статусе информации, они склонны проявлять скептицизм, ошибаясь в сторону осторожности при определении того, что реально. Фантастический контекст может дать детям понять, что информация в рассказе не имеет отношения к их ситуации, и, таким образом, уменьшить их склонность применять информацию к реалистичному контексту.

Антропоморфизм

Проанализировав 1064 современных книжки с картинками, Marriott (2002) пришел к выводу, что книжки с картинками обычно представляют царство животных и его природную среду неточно и вводящим в заблуждение образом, включая тенденцию к антропоморфизму. Предоставление животным среды обитания и черт, которые реалистичны для людей, может быть особенно трудным типом фантазии для детей, поскольку эти черты могут удобно сочетаться с их собственным личным опытом мира.Например, может показаться правдоподобным, что животные плачут, когда им грустно, или спят под одеялом, потому что это часть повседневной жизни детей. Недавние данные показывают, что детям может быть трудно отличить антропоморфные характеристики, изображенные в рассказах, от реальных характеристик животных. Эта борьба могла повлиять на информацию, которую дети переносят из сказок в реальный мир.

В одном исследовании Ganea et al. (2014) создали два типа иллюстрированных книг о новых животных: один с фактическим языком, а другой с антропоморфным языком.Оба типа книг содержали реалистичные изображения и предоставляли факты о каждом целевом животном. В обоих типах книг дети в возрасте от 3 до 5 лет, которым исследователь читал книги, узнавали целевые факты, представленные в книжках с картинками. Важно, однако, то, что дети, которые слышали антропоморфные истории о новых животных, чаще приписывали антропоморфные характеристики (например, чувство гордости, наличие друзей) реальным животным на фотографиях, чем те, кто слышал истории без антропоморфного языка.Так, дети иногда неправильно переносили антропоморфные признаки на реальных животных.

Во втором исследовании Ganea et al. (2014) исследовали влияние антропоморфных образов на усвоение детьми фактов и склонность к антропоморфизации. Они подарили новой группе 3- и 5-летних детей книги о новых животных, которые содержали либо фактический, либо антропоморфный язык. В данном случае оба типа книг включали антропоморфные иллюстрации (например, животные, которые едят за обеденным столом).Дети в состоянии полного антропоморфизма (антропоморфные образы + язык) правильно ответили на меньшее количество фактических вопросов, чем дети в состоянии только антропоморфных образов (с фактическим языком). Дети в полном антропоморфном состоянии также приписывали реальным животным больше антропоморфных характеристик. Эти результаты показывают, что антропоморфный язык может быть особенно запутанным для детей.

Используя сборники рассказов с более тонкими формами антропоморфизма, Geerdts et al.(2015) исследовали влияние антропоморфизма на обучение детей в возрасте от 3 до 6 лет маскировке. В их антропоморфных книгах животные изображались с человеческими лицами и позами, но в их естественной среде. Дети читают книжку с картинками либо с фактическим, либо с антропоморфным языком в сочетании либо с реалистическими, либо с этими более тонкими антропоморфными картинками. В целом перенос был низким — только группа мальчиков, экспонировавших книгу с антропоморфными картинками, переносила информацию о камуфляже в реальные ситуации на тесте, при этом кондиционных различий в психологических свойствах, приписываемых детям животным, не было.В исследовании участвовало только 12 детей с каждым заболеванием, поэтому можно сделать ограниченные выводы об отсутствии эффектов состояния. Будущие исследования должны будут решить, влияет ли стиль антропоморфных изображений на то, что дети узнают и переносят из историй.

Другое недавнее исследование дает представление о том, как антропоморфные изображения влияют на биологические рассуждения и обучение детей. Ваксман и др. (2014) рассказали 5-летним детям новый факт либо о собаках, либо о людях (т., «Собаки/люди имеют внутри себя андро»). Затем они читают детям несколько страниц из антропоморфной книги («Медведи Беренстайн») или реалистической книги (статья из энциклопедии животных). После реалистической книги дети рассуждали, что у медведей есть андро, независимо от того, говорили ли им об этом факте о людях или собаках. После антропоморфной книги дети рассуждали, что у медведей андро только в том случае, если им рассказывали о людях. Это исследование предполагает, что антропоморфные изображения могут заставить детей думать об этих животных как о более похожих на людей, и даже очень краткое знакомство с изображениями животных в книжках с картинками (антропоморфными или реалистичными) может повлиять на то, как они рассуждают о нечеловеческих животных. как имеющие человеческие черты.

Детские антропоцентрические предубеждения могут также взаимодействовать с форматом книг, в которых они встречают новых животных. Мы знаем, что дети из сельских сообществ, которые, вероятно, имели больше опыта общения с природой, менее склонны принимать антропоцентрическую точку зрения, чем городские дети (Waxman and Medin, 2007), возможно, потому, что у них больше личного опыта, который позволяет им точно определять антропоморфные изображения фантастическими. С другой стороны, городские дети, не имеющие непосредственного опыта общения с различными животными, вместо этого могут иметь антропоморфные рассуждения, подкрепляемые другими источниками, такими как изображения в СМИ (например, изображения в СМИ).g., книжки с картинками) и беседы (Herrmann et al., 2010). Эти различные антропоцентрические предубеждения могут повлиять на то, в какой степени дети передают информацию, с которой они столкнулись в фантастической книге о животных, при этом сельские дети менее склонны передавать антропоморфную информацию, а городские — в большей степени. Антропоморфные изображения животных в книжках с картинками могут, в свою очередь, усилить склонность детей рассматривать животных как человекоподобных, особенно у детей, которые имеют ограниченный непосредственный опыт общения с другими видами.По мере того как исследователи работают над выявлением потенциально положительных ролей, которые могут играть антропоморфные персонажи, родители и учителя могут работать над тем, чтобы развеять биологические заблуждения, беседуя со своими детьми о том, какие характеристики реальны, а какие нет (McCrindle and Odendaal, 1994; Marriott, 2002; Гебхард и др., 2003). Таким образом, поддержка различия детских фантазий и реальности посредством обсуждения может помочь детям, которые не полностью развили эту способность надлежащим образом изучать и применять информацию из книг в реальном мире.

Жанр

Дети также могут использовать книжный жанр в качестве подсказки, чтобы определить, следует ли перенести информацию в новые контексты или применима только к мирам сказок. Детские книги можно разделить на художественные (как правило, повествовательные) и научно-популярные (информационные, как правило, не повествовательные) жанры. Информационные тексты представляют собой реалистичные научно-популярные книги, предназначенные для передачи информации о природном и социальном мирах (Дьюк, 2000). Информационные книги играют важную роль в классах; представьте себе изучение органической химии или алгебры без учебника! Несмотря на их преобладание в продвинутых классах, информационные тексты редко используются в дошкольных и младших классах (Pressley et al., 1996; Дюк, 2000). Хотя продажи в жанре информационных книг в последние годы выросли, продажи детской художественной литературы остаются примерно в четыре раза выше (Milliot, 2015). Традиционное отсутствие информационных книг о контекстах раннего детства может быть результатом широко распространенного предположения, что повествование является более эффективным жанром для вовлечения детей (Донован и Смолкин, 2001; Дюк и др., 2003; Манцикопулос и Патрик, 2011). Однако недавнее исследование показало, что дошкольники на самом деле предпочитают информационные книги вымышленным, а учителя считают, что их содержание легче перенести в реальную жизнь (Котаман и Текин, 2017).

Отличительной чертой информационных книг является то, что они содержат более общий язык, чем повествовательные книги (Gelman et al., 2012). Лабораторные исследования показали, что трех- и четырехлетние дети чувствительны к языковым различиям и распространяют свойства на более крупные категории, когда слышат общий язык (Cimpian and Markman, 2008). Из-за различий в стиле языка, используемого в книгах, можно ожидать, что дети с большей готовностью перенесут информацию из информационных книг. Например, повествовательная книга о морских свинках может содержать утверждение «Морская свинка Дэйв ест фрукты», тогда как информационная книга может содержать утверждение «Морские свинки едят фрукты.Основываясь на выводах Симпиана и Маркмана (2008), мы можем предсказать, что общий характер второго утверждения может служить признаком того, что все морские свинки едят фрукты, а не конкретная морская свинка по имени Дэйв. Однако может случиться так, что детские обобщения устойчивы к различиям в жанре и языковой специфике, когда тип контента применяется на уровне категории (например, о диете). Когда матери делятся с детьми книжками с картинками, они используют как общий, так и конкретный язык, предлагая естественные факты о животных, предполагая, что обобщенные факты не всегда представлены в общем языке (Nyhout and O’Neill, 2014).

Ни одно исследование не рассматривало изучение биологической информации из ненарративной информации в сравнении с нарративной литературой; однако в одном исследовании сравнивались две книги, в которых некоторые формулировки различались по специфичности. Трех- и четырехлетним детям читали одну из двух книжек с картинками, предназначенных для обучения концепции цветового камуфляжа (Ganea et al., 2011). Книга фактов содержала комбинацию общих утверждений о лягушках с вкраплениями повествования о конкретной птице и лягушке, называемых «птица» и «лягушка».В преднамеренной книге лягушка была названа «Сэмми», а общие утверждения о лягушках были заменены конкретными утверждениями о Сэмми. Книга намерений также включала утверждения, антропоморфизирующие намерения животных, например, «Сэмми обманул птицу». Трех- и четырехлетние дети успешно переносили информацию о маскировке в новые ситуации, представленные с помощью фотографий лягушек и других животных, независимо от того, какую книгу они читали. Четырехлеток также переводят на живых животных в аквариумах.Исследование показывает, что дети могут передавать биологическую информацию из книг в реальный мир, когда используются оба типа языка. Потребуются дальнейшие исследования, чтобы установить, дает ли общий язык, используемый в книгах, подсказку детям о переносе, как можно ожидать от других исследований, и влияют ли другие особенности книги, связанные с жанром, на обучение детей.

Резюме: книжки с картинками и изучение биологии

Различия в характеристиках книг оказывают существенное влияние на способность детей извлекать и передавать биологическую информацию в реальный мир.Фантастические контексты, используемые в рассказах, могут сигнализировать детям о том, что информация, представленная в книгах, не может быть перенесена в контекст реального мира. Поскольку дети склонны ошибаться в сторону осторожности, рассуждая о том, какие события могут произойти на самом деле, дети могут не применять точную биологическую информацию, представленную в фантастических историях, отвергая ее как нереальную. Напротив, антропоморфные детали в рассказах, по-видимому, подталкивают детские рассуждения в противоположном направлении, влияя на детей, заставляя их думать о животных как о похожих на людей, и потенциально мотивируя их принимать неточную биологическую информацию о животных.Это может быть опосредовано опытом; дети, не имеющие большого опыта общения с животными, могут использовать свой личный (человеческий) опыт, чтобы помочь им отличить реалистичность. Взрослые могут помочь развеять неправильные представления о животных, поговорив с детьми о характеристиках, изображенных в сказках. В любом случае реалистические книги могут с большей готовностью поддерживать аналоговый перенос, изображая контексты, похожие на реальный мир, и характеристики, подходящие для переноса.

Наконец, книжный жанр потенциально может поддерживать передачу посредством использования стилистических особенностей, таких как язык и тип изображения.Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить, в какой степени специфика используемого языка или другие особенности, связанные с жанром, способствуют усвоению детьми биологической информации из книжек с картинками. Контексты, которые более четко напоминают реальность, могут поддерживать как символическое понимание, необходимое для обучения в переносе при раннем усвоении детьми биологических фактов из книг (например, цыплята едят червей), так и аналогичное рассуждение, необходимое для более позднего усвоения научных концепций (например, камуфляж).

Физика

Задача изучения физических понятий во многом аналогична задаче изучения биологических понятий. Во-первых, информация может потребовать концептуальной абстракции, выходящей за рамки выравнивания поверхностных особенностей — например, и естественный отбор, и центробежная сила применимы в ситуациях, которые сильно различаются в зависимости от контекста. Таким образом, функции книжки с картинками, основанные на визуальном сходстве (например, иллюстрированный реализм), могут быть менее важными для поддержки переноса, чем функции, которые поддерживают понимание аналоговых контекстов.Однако необходимые несоответствия между фантастическими деталями в рассказах и контекстами реального мира могут затруднить для детей распознавание сходства между контекстами, тем самым нарушая перенос по аналогии. Во-вторых, реалистичная и нереальная информация как о биологии, так и о физике часто смешивается в детских рассказах, что особенно затрудняет разграничение фантазии и реальности. Например, в «Волшебный школьный автобус» и «Поездка на электрическом поле» детей учат об электричестве через повествование, в котором школьный автобус сжимается до размеров электрона, нарушая одни законы физики, но намереваясь научить других.Необходимые несоответствия между фантастическими деталями в рассказах и контекстами реального мира могут затруднить для детей распознавание сходства между контекстами, тем самым нарушая перенос по аналогии. Однако, несмотря на их сходство, есть основания ожидать, что дети по-разному будут относиться к информации о биологии и физике. Собел и Вайсберг (2014) обнаружили, что 4-летние дети, сочинявшие рассказ, с большей вероятностью включали в себя события, связанные с физическими нарушениями (например, прохождение через стену), чем биологические (например, прохождение через стену).g., старение в обратном направлении), что указывает на то, что дети находили в своих рассказах нарушающие реальность физические события и контексты более приемлемыми, чем нарушающие реальность биологические события.

Два недавних исследования показывают, что книги являются хорошим инструментом для обучения детей переносимым понятиям о физике. Ганея и др. (2017) обнаружили, что 6- и 7-летние дети с неправильными представлениями о балансе показали лучшее понимание баланса при выполнении задачи в реальном мире независимо от того, читали ли они реалистичную или фантастическую книгу о балансировании на качелях.У большинства детей это улучшение сохранялось при последующем посещении после 1-недельной задержки. В другом исследовании 4- и 5-летние дети одинаково хорошо усваивали и передавали информацию о гравитации и падающих предметах из информационной или повествовательной книжки с картинками, которую им читал исследователь (Venkadasalam and Ganea, 2017). Судя по немногочисленным доступным данным, передача концепций физических наук, по-видимому, не может быть легко нарушена манипуляциями с фантастическим контекстом или жанром, как в других областях, хотя необходимы дополнительные исследования с использованием более широкого диапазона концепций.Кроме того, в обоих рассмотренных здесь исследованиях участвовали дети, изучающие точную физическую информацию о реальном мире из книг. Будущие исследования фантастических контекстов должны выяснить, способны ли дети отличать точную физическую информацию от нарушений реальности (например, уменьшающихся автобусов) и надлежащим образом применять реальную, а не фантастическую информацию к ситуациям реального мира.

Решение проблем

Решение проблем происходит, когда кто-то хочет достичь цели, а тому, кто решает проблемы, не приходит очевидного решения (Mayer and Wittrock, 1996).Решатель проблем использует свои собственные знания и навыки для разработки решения. Когда решаемая проблема отличается от проблем, с которыми сталкивались ранее, это включает процесс переноса. Как и во всех проблемах переноса, тот, кто решает проблемы, должен распознавать сходство между тем, что было изучено изначально, и новым контекстом — в данном случае, сходными чертами проблем. Ребенок также должен распознать решение в рассказе как представление решения проблемы, которое потенциально имеет отношение к событиям, выходящим за рамки книжного контекста.Символическое рассуждение может помочь детям осознать, что информация является символической и может быть передана, а навыки аналогического рассуждения могут помочь детям определить потенциально релевантные контексты для передачи. Таким образом, мы можем ожидать, что навыки детей в этих областях будут особенно актуальны при переносе решений проблем из историй в реальный мир.

Интересная особенность передачи проблемы-решения заключается в том, что она часто может происходить после существенной задержки. Ребенок может столкнуться с актуальной проблемой реального мира только через несколько дней, недель или даже месяцев после прочтения рассказа.Ребенок должен вспомнить и распознать абстрактное сходство между проблемой рассказа и проблемой, с которой он сталкивается, которая выходит за рамки поверхностных особенностей двух проблем. Например, сюжетный персонаж может извлечь мяч, застрявший в стропиле, с помощью метлы. Позже ребенок может использовать аналогичную стратегию, чтобы достать мяч, застрявший в дереве, с помощью хоккейной клюшки.

Как мы более подробно обсудим ниже, способность детей различать фантазию и реальность может также влиять на их перенос решений проблем.Решения проблем, присутствующие в фантастических историях, могут иметь отношение к реальному миру, и дети, лучше понимающие возможности, могут лучше применять решения из фантазии в реальном мире. Дети, которые относятся к фантастическим событиям со скептицизмом, вряд ли перенесут разгадки из подобных историй.

Реализм в картинках

В задачах по решению задач, которые могут быть решены с некоторой опорой на визуальное сходство, реализм в картинках может повлиять на перенос детей младшего возраста.Книги, содержащие изображения, более похожие на реальные объекты, например фотографии, помогают детям сопоставить книжные объекты с их реальными объектами и передать навыки, которым они научились из книги. Simcock and DeLoache (2006) показывали 18-, 24- и 30-месячным детям книжку с картинками, в которой мяч, банка и палка собирались в погремушку. После задержки им дали настоящие версии объектов и попросили протестировать, собрали ли они части в погремушку. Дети всех возрастов собирали погремушку, прочитав книжку с цветными фотографиями предметов.Дети двух старших возрастных групп перенесли решение с рисунков цветными линиями, и только дети старшей группы перенесли решение с книжки с карандашными рисунками. Это исследование показывает, что изобразительная реалистичность картинок в книге повлияла на передачу детьми погремушки в сборе и что эта особенность книги взаимодействует с развитием. Когда используются реалистичные фотографии, даже 13-месячные дети могут использовать информацию, представленную в книжке с картинками, чтобы делать индуктивные выводы о неочевидных свойствах реальных объектов и пытаться выявить эти свойства с помощью определенных действий, которые были изображены в книге (Keates et al. др., 2014; см. также Khu et al., 2014, исследование с использованием той же задачи).

Фантастические контексты

Задача Simcock and DeLoache (2006) требовала переноса решения, в котором контексты обучения и переноса были хорошо визуально согласованы. Однако, как и в случае с передачей научных концепций, передача решений проблем часто требует рассмотрения глубинных особенностей, а не характеристик поверхностного уровня. Это требует умения рассуждать по аналогии. Существуют также важные различия между передачей концепций науки и решением проблем.В случае с биологией и физикой перед детьми ставится задача отделить реалистичную информацию от нереалистичной и передать только ту, которая применима к реальному миру. В случае с биологией это часто кажется трудным для детей, поскольку они не умеют различать одно и другое и склонны ошибаться, отвергая все, что может показаться нереальным. Однако для тех, кто может правильно различать, отсутствие реализма может послужить полезным сигналом о том, что конкретную информацию не следует передавать.

Однако при решении задач способность отличать реалистичную информацию от нереалистичной может быть менее важной, поскольку решения фантастических задач часто применимы к реальным ситуациям, если учитывать глубокие особенности. Даже дети, которые могут должным образом различать фантастические изображения, могут испытывать трудности с оптимальным решением проблем, потому что их скептицизм в отношении применения фантастической информации может привести к тому, что они отвергнут решения, представленные в фантастическом контексте, даже если решение проблемы применимо к проблемам реального мира.

В ходе одного исследования детям в возрасте от 3 до 6 лет были прочитаны две истории о «социальном взаимодействии» (присоединение к группе друзей и принятие чужой точки зрения) и две истории о «физическом решении» (обертывание и складывание) с участием либо человеческих, либо фантастических персонажей. (Рихерт и др., 2009). Дети с большей готовностью переносили решения реальных социальных и физических проблем из истории с реальными персонажами, чем из истории с фантастическими персонажами.

Точно так же Richert и Smith (2011) сравнили способность детей в возрасте от 3 до 5 лет переносить решения для новых типов задач, представленных в полнометражных коммерческих книжках с картинками, когда их читает исследователь.Детям предлагалась задача с точки зрения, в которой персонаж должен был спрятаться от человека, стоя позади него, и задача на вытягивание, в которой решение заключалось в том, чтобы прикрепить присоску, прикрепленную к веревке, чтобы переместить объект. Опять же, дети с большей вероятностью переносили решение в реальный мир, когда задачи были представлены в реалистичной версии книжки с картинками, чем в фантастической версии.

Подобно модели, наблюдаемой в биологической области, фантастические контексты, по-видимому, затрудняют перенос решений проблем в ситуации реального мира для детей.В задачах решения проблем детям необходимо определить сходство по аналогии между проблемой, представленной в книге, и проблемой, с которой они столкнулись в лаборатории. Умение различать фантазию и реальность может помочь детям осознать, что решения проблем в фантастическом контексте могут применяться к проблемам реального мира. В поддержку этой интерпретации Ричерт и Шлезингер (2016) обнаружили, что дети в возрасте от 3 до 6 лет с лучшим пониманием различия между фантазией и реальностью лучше учились и переносили решения проблем из видеоисторий, когда присутствовали фантастические элементы. и имеют отношение к представляемому решению.Случайные фантастические элементы, по-видимому, отвлекали детей и мешали передаче. Необходимы дополнительные исследования, чтобы определить другие особенности книг, влияющие на передачу детьми стратегий решения проблем.

Нравственное обучение

Многие популярные детские персонажи сталкивались с хулиганами, лгали или видели страшные сны. Взрослые могут выбрать эти книги в надежде, что они научат детей информации, которую они смогут использовать в своей повседневной жизни. Однако взрослые не должны предполагать, что читатели с готовностью извлекают моральные послания, задуманные авторами.Даже в третьем классе дети с трудом определяют моральные темы устных рассказов, когда их просят подробно описать их (Narvaez et al., 1998). Эти исследователи сообщают, что дети часто выбирают ответы, которые имеют поверхностные характеристики, общие с рассказом, а не соответствующие тематические ответы.

Как и при изучении естественных наук и решении проблем, дети не могут полагаться на поверхностные признаки для извлечения моральных тем. Таким образом, мы можем ожидать, что рассуждение по аналогии и различение фантазии и реальности будут играть важную роль в изучении моральных посланий.Как и в случае с решением проблем, хотя мораль, представленная в нереалистичных контекстах, может быть применима к ситуациям реального мира, даже дети, способные различать фантазию и реальность, могут не переносить уроки морали.

В дополнение к проблемам, обсуждаемым в других областях, изучение тематических сообщений из книг может быть еще более сложной задачей, поскольку дети должны научиться связывать воедино отношения и события, происходящие в нескольких сюжетных событиях. По данным ван ден Брука и соавт.(2005), эта способность появляется в конце последовательности развития: сначала маленькие дети, слушая рассказы, начинают с установления связей между физическими событиями, которые происходят близко друг к другу в рассказе. Затем они переходят к установлению связей между более отдаленными и абстрактными событиями, после чего группируют события по темам. Как только дети смогут установить эти связи, они смогут использовать их для извлечения морали или урока из истории, а эта способность требует рассуждений по аналогии. Эта последовательность развития постепенно разворачивается на протяжении всего раннего детства, что, возможно, делает передачу моральных посылов в реальный мир одной из самых сложных областей для обучения по книжкам с картинками.В результате мы могли бы ожидать, что перенос нравов будет легче разрушить книгами, но, к сожалению, в этой области мало исследований.

Ларсен и др. (2017) проверили, лучше ли персонажи-животные с человеческими характеристиками для обучения передаваемой морали, чем персонажи-люди, используя книги, предназначенные для поощрения обмена. Детям в возрасте от четырех до шести лет читали либо рекламную книжку с картинками об антропоморфизированном еноте, которая узнает, что общение приносит ей удовольствие, либо версию книги, в которой персонажи-еноты были заменены людьми.Как до, так и после чтения детям давали наклейки и возможность поделиться некоторыми наклейками с другим ребенком, у которого не было возможности их получить. Дети, прочитавшие историю с человеческими персонажами, поделились значительно большим количеством наклеек после публикации книги, чем до нее. Те, кто прочитал книгу об антропоморфном еноте, стали делиться значительно меньшим количеством стикеров после публикации книги, чем до нее. Интересен тот факт, что дети, которые оценили антропоморфных животных как более похожих на людей (в задаче на категоризацию с использованием стимулов, не связанных с основными книжками с картинками в исследовании), были теми, кто с наибольшей вероятностью поделился, услышав историю об антропоморфных животных, предполагая, что отсутствие идентификации с персонажами могло способствовать отсутствию передачи нравственной темы.Кроме того, воспринимаемое сходство с персонажами рассказа может повысить вероятность того, что ребенок поймет смысл рассказа и применит его в своей жизни. Истории создаются с намерением что-то сообщить, и для взрослых коммуникативное намерение, стоящее за историей, может быть простым, однако детям может потребоваться дополнительная поддержка, чтобы они могли определить предполагаемое сообщение истории.

Имеются дополнительные доказательства того, что человеческие персонажи могут помочь детям определить и выделить сюжетные темы.Другое исследование, в котором не использовалось задание на перенос, показало, что 4- и 5-летние дети с большей вероятностью определяли тему прочитанного им рассказа (спрашивали разрешения присоединиться к игре), если в нем были человеческие персонажи, чем если бы они читали ту же историю с персонажами-кроликами (Kotaman, Balci, 2017). Дети, которым читали человеческую историю, также показали лучшие результаты по общему пониманию истории.

Имеющиеся исследования показывают, что персонажи, которые похожи или воспринимаются как похожие на ребенка, могут способствовать извлечению морали из сказки и ее переносу в ситуации реального мира.Как и в других областях, передача моральных тем зависит от способности детей видеть сходство между ситуацией в книгах и реальными ситуациями. Реалистичные персонажи могут быть одним из способов поддержки этой связи. Кроме того, персонажи и контексты, которые сильно отличаются от контекстов реального мира, могут заставить детей задаться вопросом, какая информация в рассказах реалистична и должна быть передана.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.