Сказки токмаковой ирины: Ирина Токмакова. Лучшие книги

Содержание

Лучшие книги Ирины Токмаковой: список из 17 шт.

Начиная изучать творчество писателя — уделите внимание произведениям, которые находятся на вершине этого рейтинга. Смело нажимайте на стрелочки — вверх и вниз, если считаете, что какое-то произведение должно находиться выше или ниже в списке. В результате общих усилий, в том числе, на основании ваших оценок мы и получим самый адекватный рейтинг книг Ирины Токмаковой.

  • 1.

    135

    поднять опустить Сказочная повесть Ирины Токмаковой поможет взрослому читателю вновь окунуться в трепетные переживания счастливого детства, а ребёнку – прислушаться к окружающему миру, увидеть в нём красоту, чудо и волшебство, побороть в себе внутреннюю неуверенность, стать смелее, добрее, лучше. … Далее
  • 2.

    128

    поднять опустить Перу Ирины Токмаковой принадлежит несколько обучающих повестей-сказок для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Эти веселые учебники в увлекательной форме знакомят ребят с буквами русского и английского алфавита, правилами грамматики, цифрами и математическими знаками. В повести «МОЖЕТ, НУЛЬ НЕ ВИНОВАТ?» будущие первоклассники Аля и ее друг Антошка отправляются в учебник математики, чтобы вернуть солдатика-пехотинца, похищенного из условия задачи. Если ребята не наведут порядок в задаче – всему первому классу «Б» грозят неприятности: власть возьмут гуси-двойки и будут пастись в их тетрадях. Неужели это Нуль аннулировал пехотинца? Или злой Минус отнял его?.. … Далее
  • 3.

    121

    поднять опустить Поиграем Ходит солнышко по кругу Где спит рыбка? …и еще более 30 самых лучших и любимых стихов для детей с прекрасными иллюстрациями.
  • 4.

    120

    поднять опустить Перу Ирины Токмаковой принадлежит несколько обучающих повестей-сказок для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Эти веселые учебники в увлекательной форме знакомят ребят с буквами русского и английского алфавита, правилами грамматики, цифрами и математическими знаками. В повести «АЛЯ, МИСТЕР БЛОТ И БУКВА Z» девочка Аля отправляется в путешествие по английской азбуке. Она скоро пойдет в третий класс, и ей обязательно нужно выучить английские буквы. Злодей мистер Блот выгнал букву Z, а Але придется помочь ей вернуться на свое место. Следя за этими увлекательными приключениями, ребята познакомятся с английским алфавитом, а заодно узнают много английских слов. … Далее
  • 5.

    120

    поднять опустить Стихи-считалочки для самых маленьких. Яркие забавные картинки, которые можно долго и с интересом рассматривать. Для чтения взрослыми детям.
  • 6.

    119

    поднять опустить У каждого человека есть любимые книги, с героями которых не хочется расставаться. Для многих поколений читателей – это стихотворения, сказки и повести И. П. Токмаковой, которые вошли в этот сборник, – «Где спит рыбка», «В чудной стране», «Сосны шумят», «Счастливо, Ивушкин!» и многие другие. Для среднего школьного возраста. … Далее
  • 7.

    115

    поднять опустить В необычайно интересной сказке знаменитой детской писательницы Ирины Токмаковой рассказывается о приключениях шестилетней девочки Вари в сказочной стране. Книга заставляет ребят задуматься о том, что такое страх и как с ним бороться, учит оптимистически смотреть в будущее и преодолевать трудности. В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн. … Далее
  • 8.

    113

    поднять опустить Перу Ирины Токмаковой принадлежит несколько обучающих повестей-сказок для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Эти веселые учебники в увлекательной форме знакомят ребят с буквами русского и английского алфавита, правилами грамматики, цифрами и математическими знаками. В повести «АЛЯ, КЛЯКСИЧ И БУКВА А» девочка Аля вместе с буквой А путешествует по азбуке, чтобы победить злого Кляксича и освободить из плена букву Я. А чтобы помочь героям, ребятам придется выполнить несложные, но интересные задания. … Далее
  • 9.

    28

    поднять опустить «Волшебные перья, несите меня, Несите, как будто я небу родня. Несите, как лёгонький пух от цветка, Как лодочку высохшего листка…»
  • 10.

    10

    поднять опустить Ирина Петровна Токмакова – замечательный поэт, переводчик, прозаик, классик детской литературы. Повесть-сказка «Людмилка и Тим в сказочном саду» – новинка. Юные читатели впервые прочитают замечательную сказочную повесть в нашей книге. Вместе с героями книги они окажутся в Сказке, где их ждут волшебные приключения. Но надо быть очень осторожным, ведь в Сказке всякое случается… Иллюстрации художника А. Гардян. Для младшего школьного возраста. В формате pdf A4 сохранен издательский дизайн. … Далее
  • 11.

    6

    поднять опустить В сборник классика детской литературы Ирины Петровны Токмаковой вошли стихотворения цикла «Из уроков Мудрослова» и сказочные повести о приключениях в волшебной стране букв и цифр – «Аля, Кляксич и буква „А“», «Аля, Кляксич и Вреднюга», «Аля, Антон и Перепут», «Может, Нуль не виноват?». Эти произведения помогут ребятам в игровой форме запомнить правила правописания, освоить арифметические действия и полюбить родную речь. Для среднего школьного возраста. … Далее
  • 12.

    5

    поднять опустить Веселые стишки и забавные картинки для детей старше одного года.
  • 13.

    5

    поднять опустить Стихи для малышей с красочными иллюстрациями. Для чтения взрослыми детям.
  • 14.

    5

    поднять опустить Стихи для малышей с красочными иллюстрациями. Для чтения взрослыми детям.
  • 15.

    4

    поднять опустить Предлагаем вашему вниманию красочно оформленную книгу стихов Ирины Токмаковой «Стихи для малышей». Для чтения взрослыми детям.
  • 16.

    4

    поднять опустить Стихи для малышей с красочными иллюстрациями. Для чтения взрослыми детям.
  • 17.

    3

    поднять опустить Стихи для малышей с красочными иллюстрациями. Для чтения взрослыми детям.

Комментарии:


«Сказки у меня пишутся сами, я просто наблюдаю

Шерсти. Зимой русак становится намного светлее, а беляк окрашивается в чисто белый цвет (отсюда и прозвище зверя). Где живут проживает в лесу. Это заяц лесной. Русак может обитать в полях и степях. Так что на вопрос о том, где живут зайцы, ответ не совсем однозначный.

Беляк: распорядок дня и питание

Днем заяц, как правило, спит там, где живет. Заяц в лесу только ночью выходит на кормежку. Зимой он питается, в основном, корой различных деревьев. Делает это беляк весьма оригинально, поднимаясь на задние лапы, чтобы дотянуться до коры понежнее, как бы стоя навытяжку. Беляк грызет ветви молодых осинок, березок, кору ивы, ветлы и других лиственных деревьев. Очень любит молодые плодовые растения.

Зимой беляк довольно легко может передвигаться по глубокому снегу, так как на ногах (даже между пальцами) у него растет шерсть. И тепло, и удерживаться на снегу намного проще. Нога становится шире, и заяц бежит, словно на лыжах. Кстати, когда заяц прыгает, он заносит задние ноги вперед, как белка, оставляя на снегу характерные следы.

В укрытии

Лежка — так называется зимнее (да и летнее) логово, где живет заяц в лесу время от времени. Добраться до потаенного места можно по следам беляка. Но, скорее всего, это сделать будет очень непросто. Перед тем как залечь, заяц усиленно путает следы, петляет и прыгает из стороны в сторону (делает сметки). И только окончательно всех запутав, животное, наконец, ложится в продолговатую ямку. В ней заяц прячется от всевозможных врагов, а их у него хватает: волки, лисы, совы, орлы, собаки, рыси. Также — охотники и браконьеры всех рангов и мастей.

В лежке можно укрываться и от пронизывающего осеннего и зимнего ветра. В сильную зимнюю вьюгу беляка может занести снегом, что называется, «по самые уши». Над ним формируется свод из снега и ледяной корки. Тогда спрятавшемуся зайцу, выходя на свет, приходится выкапываться из схрона. Так что на вопрос о том, где живут зайцы, можно ответить так: некоторую часть времени — в лежке. Там они прячутся от врагов и ветра.

Где живут зайцы-русаки?

Это полевые и степные животные (по большей части), в отличие от беляков, которые преимущественно живут в лесу. Днем зайцы почти всегда спят, а ночью — кормятся. Они раскапывают снег над озимыми и поедают зеленые ростки. Если русак не может по какой-либо причине (глубокий снег, лед, мороз) добраться до озимых, он прибегает на огороды, где ест оставшиеся кочерыжки или неподобранную морковь. Подбирается и к поедая сухую траву. Охотно лакомится в садах и корой плодовых деревьев — молодых яблонек. Русаки причиняют таким образом большой вред народному хозяйству — полям, садам и огородам. За это их недолюбливают селяне.

Где живут зайцы зимой и летом?

Эти животные обитают по одиночке или же парами. В отличие от своих братьев-кроликов, зайцы почти никогда не роют норы. Они сооружают свои гнездовища в небольших, уже готовых ямках. Заячье племя известно своей плодовитостью: зайчиха делает в год 3-4 помета (с марта по сентябрь), в каждом по 5-10 детенышей. Они рождаются с уже открытыми глазами и шерстью, довольно самостоятельные, но некоторые погибают от врагов в первые же месяцы своей жизни. Дело в том, что мать, накормив, через два-три дня убегает от малышей. Все это время они сидят, притаившись в траве. Спустя несколько дней зайчиха снова прибегает их покормить. Что интересно, это может сделать и другая самка, нашедшая зайчат.

Что выручает зайца?

Спасаясь от врагов, которых у зайца предостаточно, животное может пробегать в день до 70 километров, делая широкие круги и петляя по лесу или полю. Эти следы порой и умелому охотнику бывает трудно распутать. Так что спасает зайца его основная защита — способность быстро бегать. А еще пригождается беляку зимой и соответствующий цвет шкурки. Русак же, спасаясь от погони, иногда может останавливаться, как бы прислушиваясь и пытаясь увидеть врага. Но у зайца хорошо развит только слух, а зрение и обоняние — не очень. Так, к неподвижно стоящему человеку беляк может подойти достаточно близко, чем и пользуются бывалые охотники.

Лежка или нора?

Лежка, особенно если зайца особо не беспокоить, может использоваться им многократно, как место для временного укрытия. Но чаще всего заяц ищет новые места. А вот зимой, в он роет норы в снегу до полутора метров глубиной, в которых и проводит основное время, выходя наружу только в поисках корма или в случае опасности.

Интересно, что беляк лишь уплотняет снег, не выбрасывая его наружу. Зайцы, живущие в тундре, в зимнее время роют норы длиной до восьми метров, используя их в качестве постоянных убежищ. Беляки тундры при возникновении опасности не покидают нору, а затаиваются внутри и пережидают. А в летнее время в качестве убежищ используют пустующие земляные ходы сурков и песцов. Где живут зайцы? В норах, оставленных другими зверями. Там просторно и хватает места длинноухим.

Детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу «Счастливого пути!»). Ирина Петровна всегда была отличницей: школу закончила с золотой медалью, имея особые успехи в литературе и английском языке; поступив без экзаменов на филфак МГУ, с отличием его закончила; обучение в аспирантуре совмещала с работой гидом-переводчиком.Слушайте произведения Токмаковой для детей школьного и младшего возраста.



Однажды И. Токмакова сопровождала иностранных энергетиков – их было всего пятеро, но прибыли они из разных стран, так что молодой переводчице приходилось говорить на английском, французском и шведском языках одновременно! Шведский энергетик был пожилым человеком – он поразился тому, что молодая москвичка не только говорит на его родном языке, но и цитирует ему строки поэтов Швеции. Вернувшись в Стокгольм, он выслал Ирине Петровне сборник шведских народных песенок. Эта небольшая книжка, вынутая из посылки, по сути, круто изменит судьбу И. Токмаковой, хотя никто еще об этом не подозревал…

Лев Токмаков (он и сам пробовал писать стихи) невольно слышал шведские колыбельные в исполнении жены, заинтересовался и предложил их редакции журнала «Мурзилка», с которым сотрудничал. Там появилась первая публикация И. Токмаковой. Затем переведенные ею со шведского языка стихи-песенки были собраны в отдельную книгу «Водят пчелы хоровод», но иллюстрировать ее поручили не Л. Токмакову, а уже знаменитому художнику А.В. Кокорину. А вот вторая книжка И. Токмаковой: «Крошка Вилли-Винки» (перевод с шотландских народных песенок) – вышла уже в иллюстрациях Л.А. Токмакова. Вилли-Винки – это гном, похожий на Оле-Лукойе из сказки Г.Х. Андерсена. После «Крошки» Ирину Петровну приняли в Союз писателей – по рекомендации самого С.Я. Маршака! Так И. Токмакова, отказавшись от карьеры научного работника, филолога, преподавателя, стала детским поэтом и писателем. Но не только – диапазон литературных занятий Ирины Петровны чрезвычайно широк.

Творческий союз Ирины и Льва Токмаковых успешно развивался. Выходившие в 1960-е годы детского поэта Ирины Токмаковой иллюстрировал художник Лев Токмаков: «Деревья» (1962), «Кукареку» (1965), «Карусель» (1967), «Вечерняя сказка» (1968). Ирина Петровна – автор не только стихотворных книжек, но и значительного количества сказочных повестей: таких, как «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, нуль не виноват?», «Счастливо, Ивушкин!», «Ростик и Кеша», «Маруся не вернется» и других. Они выходили в иллюстрациях как Л. Токмакова, так и других художников (В. Дугина, Б. Лапшина, Г. Макавеевой, В. Чижикова и прочих).

Ирина Токмакова, в свою очередь, осуществляла работу с произведениями зарубежных детских авторов в качестве переводчика. В переводах или пересказах Ирины Петровны русскоязычные дети познакомились со знаменитыми героями Джона

М. Барри, Льюиса Кэрролла, Памелы Трэверс и других. И.П. Токмакова перевела огромное количество стихов с языков народов СССР и мира: армянского, болгарского, вьетнамского, хинди, чешского и других. В качестве поэта-переводчика Ирина Петровна часто «гостит» на страницах журнала «Кукумбер». По мнению И. Токмаковой: «Как составная часть красоты, поэзия призвана спасти мир. Спасти от горя, прагматизма и стяжательства, которые пытаются возвести в добродетель».

В 2004 году Президент РФ В.В. Путин прислал поздравление с 75-летним юбилеем И.П. Токмаковой, внесшей огромный вклад как в отечественную, так и мировую детскую литературу. Ирина Петровна – давно признанный авторитет и в педагогической области. Она автор и соавтор множества хрестоматий для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Вдвоем с сыном Василием (когда-то слушавшим в колыбели шведские народные песенки в мамином исполнении) И.П. Токмакова написала книгу «Вместе почитаем, вместе поиграем, или в приключения в Тутитамии», обозначенного как «пособие для начинающей мамы и продвинутого малыша». Токмаков-старший также оставил след в детской литературе и в качестве писателя: в 1969 году вышла книжка «Мишин самоцвет», которую Лев Алексеевич сам написал и проиллюстрировал.

Сказки Токмаковой. Ирина Петровна Токмакова (родилась 3 марта 1929 года) — детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов. Её перу принадлежат несколько образовательных повестей-сказок для детей дошкольного возраста и классические переводы английских и шведских фольклорных стихов. Жена художника-иллюстратора Льва Токмакова.

Родилась в Москве, отец — инженер-электротехник, Пётр Карпович, мать — Лидия Александровна, детский врач, заведовала «Домом подкидышей».

С детства писала стихи, но считала, что литературных способностей у неё нет, поэтому выбрала профессию лингвиста. В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Одновременно работала переводчиком.

Художественные переводы детских стихов начались с того, что в Россию приехал по делам шведский энергетик господин Боргквист, который, познакомившись с молодой переводчицей, узнал, что она любит шведскую поэзию, а позже прислал ей для маленького сына сборник шведских народных детских песенок. Первые переводы стихов делались для личного употребления, но муж, Лев Токмаков, отнёс их в издательство, и они были приняты.

Через год вышла первая книжка собственных стихов — «Деревья», — сделанная вместе со Львом Токмаковым.

Все

Дорогие мои читатели!

Я стала думать, что же может быть такого общего между мной, такой старой, и между вами, такими молодыми? Да вот же что: и вы, и я – мы любим « Мурзилку»! Это наш журнал – и ваш и мой.

Познакомиться с « Мурзилкой» мне довелось ещё тогда, когда я была такого же возраста, как вы сейчас. Под Новый год я каждый раз напоминала маме, чтобы она не забыла оформить подписку на мой любимый журнал. Но прошло время, и я выросла и стала читать другие, взрослые, журналы и газеты. А потом… Потом – а было это в далёком 1958 году, когда ваши папы и мамы ещё не родились, а бабушки и дедушки пешком под стол ходили, – моё первое стихотворение было напечатано в « Мурзилке». Ух, какой гордостью это наполняло меня, начинающего писателя!

И во все следующие времена, что бы я ни писала, я первым делом показывала в редакции « Мурзилки». Очень многое сначала печаталось на страницах любимого журнала, а потом уж переходило в книжку. И очень многие герои самых разных произведений, написанных самыми разными писателями, сначала приходили к читателю в журнале, в « Мурзилке». А уж потом они переселялись в книжку.

Что может быть интереснее, чем встретить в книжке своего знакомого, узнать подробности его жизни и приключений, перелистывая страницы книги.

Вы заметили, что, когда листаешь бумажные страницы, они излучают тепло? Никакой электронный планшет, самый навороченный, такого тепла не даст никогда, уверяю вас!

Как это бывает чудесно – забраться с ногами на диван, взять в руки тёплую, живую книжку, посмотреть, как героев изобразил художник, отрешиться от всего, углубиться в чтение и даже силой воображения самому оказаться в гуще описываемых событий. Что может быть чудесней! Вы согласны со мной?

Приключения в Тутитамии

День всё хмурился и хмурился. С самого утра. Потом пошёл дождик. Мелкий и противный. Совсем не летний, а какой-то осенний, унылый. Наушка свернулся в углу Наташиного диванчика, сделался похожим на бабушкин клубок, и спал, спал, спал…

Наташа скучала, ничего не хотелось, ни играть, ни рисовать. Бабушка за чем-то вошла в комнату и вдруг остановилась возле Наташиного столика.

Наташа, что это? — спросила она, взяв со стола красивое деревянное, расписанное голубыми и розовыми цветами пасхальное яичко. — Откуда оно?

Наташа ответила не сразу и как-то странно засмущалась:

Это Таино…

Она тебе его подарила?

Н-н-нет…

Дала поиграть?

Н-н-нет…

Бабушке что-то показалось подозрительным.

Так как же оно к тебе попало? Наташа молчала. Она опустила глаза и уставилась в пол.

Я взяла его из корзинки…

Не спросясь?

Да, — прошелестела Наташа.

Что же ты наделала? — заволновалась бабушка. — Ты что, не знаешь, что брать чужое без спросу — это попросту воровство?! Сейчас же бери зонтик и отправляйся к Тае.

Бабушка, а что же я скажу? — растерялась Наташа.

Что хочешь, то и говори! Но только, чтобы это была правда!

Когда Наташа пришла к Тае, та сидела на табуретке и плакала. Оказывается, расписное яичко было подарком и памятью, и Тайна мама им очень дорожила. И Тае влетело за то, что оно потерялось. Краснея и запинаясь, Наташа протянула яичко. Тая так обрадовалась, что не стала расспрашивать, как же оно вдруг оказалось у Наташи. К тому же, на Наташино счастье, Тайной мамы не было дома…

Когда Наташа вернулась домой, бабушка строго спросила:

Отдала? Наташа кивнула.

Хорошо, что у тебя хватило мужества, — сказала бабушка. — И совести, — добавила она, помолчав. — А теперь садись на диван и послушай. А я тебе прочитаю сказочку.

Подвинься, Наушка, — сказала Наташа и приготовилась слушать.

Бабушка взяла книжку, надела очки и стала читать сказку.

Дама червей

Утром в кухне своей

Испекла королевские пончики

Для знатных гостей

Самых разных мастей.

Положив их студить на балкончике.

А червонный валет,

Восемнадцати лет,

Утащил их и съел в одиночестве.

И никто не видал.

И никто не сказал:

« Как не стыдно вам, Ваше Высочество!»

Вскоре гости пришли:

Дамы и короли

И трефовые, и бубновые.

Все в парче и мехах,

Разодетые в прах

И закутаны в мантии новые.

Тут король наш червей

Крикнул даме своей:

Погляди, кто пожаловал в гости к нам! –

Сам к столу подавал.

Даже сам разливал

Вкусный суп из телячьих хвостиков.

Был лосось на столе

И индейка в желе,

И шампанское брызгало искрами.

Все воскликнули: — Ах! —

Как внесли при свечах

Легкий пудинг с подливкой изысканной.

Весь обед королева была весела.

Обглодала подряд два индюшьих крыла.

Запивая французским бульончиком,

А потом приказала валету червей

Королевский десерт принести поскорей

И попотчевать каждого пончиком.

Но, вернувшись с балкона, валет

Доложил: — Их там нет.

Видно, их утащили разбойники.

Я искал на полу.

Шарил в каждом углу.

На столе, в сундуке, в рукомойнике.

Впрочем, может быть, кот,

Что в подвале живёт. —

Вы об этом подумайте сами —

Верно, он их и съел: На меня он глядел.

Шевеля виновато усами.

Постыдись-ка, валет.

Ты несёшь сущий бред.

Ведь коты не питаются пончиками.

И, заметить позволь. —

Крикнул с сердцем король. —

Им не надо беретов с помпончиками!

Эй, позвать сюда слуг

Да поставить всех в круг.

Сам я буду вести разбирательство.

Знаю я, кто украл,

Крошки все подобрал.

Да осталось одно обстоятельство.

Так случилось, что вор,

Позабыв про позор,

Подбородок платочком не вытер,

А ему на беду

У людей на виду

Весь сироп от варенья и вытек!

Тут все стали глядеть,

Головами вертеть,

Будто вора не видели сроду.

А валет наш червей

Трёт сильней и сильней

Неиспачканный свой подбородок.

Королева, крича:

Эй, позвать палача! —

Каблуками стучала от злости.

И не знали, как быть.

Надо ль есть или пить,

Все ее королевские гости.

Но король речь держал.

Горячо возражал

Против смертной валетовой казни:

Раз уж пончиков нет,

То червонный валет

Вряд ли что сотворит безобразней!

Пусть червонный валет

Ближних несколько лет

Гложет только грелую корку.

А на завтрашний день

Принесите ремень

Да задайте хорошую порку!

Наташа рассмеялась.

Прости, бабушка, — сказала она. — Я всё поняла, я больше никогда ничего чужого не возьму без спросу.

Бабушка, погладив внучку по головке, пошла на кухню жарить котлеты.

Знаешь, Наушка, — сказала Наташа. — Всё-таки у меня очень добрая бабушка.

Но Наушка продолжал спать, а дождик продолжал стучать в окошко. Наташа прилегла рядом. Натянула на себя старый клетчатый плед. И тоже незаметно для себя уснула.

( « Сказка про пончики» — фрагмент сказочной повести Ирины Токмаковой « Приключения в Тутитамии» — опубликована в 6 номере журнала « Мурзилка» 1999 года.)

Чтобы увеличить страничку, щёлкни по ней!

Рис. Л. Токмакова

Детский поэт, прозаик и переводчик детских стихов Ирина Петровна Токмакова родилась в Москве 3 марта 1929 года в семье инженера-электротехника и детского врача, заведующей «Дома подкидышей».
Стихи Ирина писала с детства, но считала, что писательских способностей у нее нет. Школу окончила с золотой медалью, поступила на филологический факультет МГУ. В 1953 году после окончания учебы, поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком. Вышла замуж, родила сына.
Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Ириной, прислал ей в подарок книжку детских песенок на шведском языке. Ирина перевела эти стихи для своего сына. Но муж, художник-иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде книги.
Вскоре вышла книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем, – «Деревья». Она сразу стала классикой детской поэзии. Затем появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А»», «Может, нуль не виноват?», «Счастливо, Ивушкин», «Сосны шумят», «И настанет веселое утро» и многие другие повести и сказки. Ирина Токмакова также переводит со многих европейских языков, таджикского, узбекского, хинди.
Ирина Токмакова — лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).

Токмакова Ирина Петровна: Аля, Кляксич и буква А

«Аля, Кляксич и буква А» — замечательная книга для детей старшего дошкольного и младшего школьного возраста. Она из серии «Стихи и сказки для детей» издательства Эксмо. Автором этого чудесного произведения является детский поэт и писатель, прозаик и переводчик, вдова российского и советского художника-иллюстратора Льва Алексеевича Токмакова (1928 — 2010), лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (в частности, за книгу «Счастливого пути!») Ирина Петровна Токмакова (г. р. 1929). Её перу принадлежат несколько образовательных повестей-сказок для детей дошкольного возраста и классические переводы английских и шведских фольклорных стихов. Данная книга была написана в 1996 году. Она попала в топ десяти детских лучших книг о науке и познании мира в журнале Forbes. В ней увлекательная история, героями которой являются буквы. Само содержание — это интересный и захватывающий детектив для малышей, который делает их участниками поиска букв «Л» и «Я», которые спрятал злой Кляксич в то время, когда главная героиня повести-сказки девочка Аля пишет письмо своей маме. Аля с буквой «А» идёт на поиски этих пропавших букв. Попутно она встречается со всеми остальными буквами алфавита. Маленькому читателю при этом надо выполнить различные весёлые задания, которые даны в конце каждой главы. Задания самые разные: прочитать наоборот слова, нарисовать разные крючочки и закорючки, разгадать загадки и т. п. Практически, это чудесное комплексное пособие по чтению и письму. Книга напоминает мне современный мультфильм про Дашу-путешественницу. Здесь также, чтобы помочь Але и букве «А» спасти алфавит, детям предстоит выучить все буквы алфавита, познакомиться с разными характерами букв, прочитать про них различные истории, исправить «неправильные» стихотворения и выполнить ряд заданий на бумаге. Мало кто из детей сможет легко оторваться от таких занятий. Лично моего ребёнка было очень трудно отвлечь от этой книги. Издание понравилось и мне. Оно прекрасно скомпановано. Ребёнок, путешествуя с девочкой Алей и буквой А по страницам этой книги, внимательно рассматривает картинки, легко и с удовольствием учит буквы и пробует читать. Качество печати книги высокое. Плотная белая офсетная бумаге. Твердая, целлофанированная обложка. Большой формат. Крупный, идеальный для первого самостоятельного чтения ребёнком-дошкольником шрифт. Яркие, цветные, очень забавные иллюстрации художника-иллюстратора Елены Гальдяеввой. Их много. Они на каждом развороте. Моя шестилетняя дочь в восторге от них и от книги. В первый же день прочитали две главы. Затем понемногу каждый день, причём работали по книге с бумагой и карандашом. Ребёнку нравится так «читать». С этой книгой изучение алфавита у нас пошло намного быстрее, чем по обычной азбуке. Ведь здесь увлекательные приключения, которые происходят в мире букв и слов. Дочь в любую свободную минуту берётся за эту книгу. Уже выучила все буквы алфавита и неплохо читает. Приобретением довольна. Советую всем.

Ирина Токмакова — Сосны шумят Стихи, повести, сказки читать онлайн бесплатно

Ирина Петровна Токмакова

Сосны шумят

Стихи, повести, сказки

«Где сосна взросла, там она и красна»

Пой-ка, подпевай-ка:
Десять птичек — стайка…
Эта — зяблик. Эта — стриж.
Эта — развесёлый чиж.
Ну, а эта — злой орлан.
Птички, птички — по домам!

И двухлетняя девочка проворно ложится на пол, смешно изображает на лице ужас и ловко уползает под кровать…

Так началось моё знакомство с поэзией Ирины Токмаковой. Под кровать уползала моя дочь, а стихи «Десять птичек — стайка» читала с выражением её мама.

Десять лет спустя я увидел в газете «Правда» статью Токмаковой, Она писала, что современная детская литература, и в особенности обращенная к малышам, должна прежде всего учить… взрослого, учить его обращению с ребёнком! Писательница была права, и я знал это уже по собственному опыту.

Ирина Петровна работает для самого маленького слушателя и читателя — для дошкольников и младших школьников. Пишет стихи, песенки, повести, сказки и пьесы. И во всех её произведениях идут рядом и дружат быль и небылица. Послушайте, почитайте стихотворения «В чудной стране» и «Букваринск», «Котята» и «Скороговорка», другие произведения, и вы согласитесь со мной. Например, сказка «Букваринск» — и небылица о необычной стране, и занимательная рифмованная азбука. Две истории про одну девочку: «Аля, Кляксич и буква „А“» и «Может, нуль не виноват» — увлекательные буквенный и цифровой детективы. Это даже не повести-сказки, а повести-игры. Читают их девочки и мальчики и не замечают, как Ирина Токмакова учит их читать и считать.

Стихотворения Токмаковой простые, короткие, звонкие, легко запоминаются. Они также необходимы вам, как и первые слова.

Откуда же Ирина Петровна — взрослый человек — так хорошо знает первые слова детей?

Или она их выдумывает, сочиняет?

Хорошие детские книжки получаются лишь у того писателя, который не забыл, как это — быть маленьким среди взрослых. Такой писатель ясно помнит, как дети думают, чувствуют, как ссорятся и мирятся, — помнит, как они растут. Если бы не помнил, не нашёл бы слов, которым вы сразу поверите.

— Сколько же надо помнить! — может удивиться кто-то из вас.

Помнить и правда надо много. Но все запомнить про детство не может даже детский писатель. И тогда он сочиняет, придумывает интересные истории, которые вполне могли быть на самом деле.

Двадцать пять лет Ирина Токмакова ни на один день не расстаётся со стихами, сказками, повестями, а значит, и с вами — своими читателями.

Это мы немножко поговорили об особенных взрослых.

Теперь поговорим об особенных детях. Это легче, потому что дети — все особенные. Только особенный человек играет в докторов и космонавтов, в «дочки-матери» и в принцесс, в учителей и разбойников, в капитанов и продавцов. В таких играх все как на самом деле, как и жизни, — всё «по правде»: серьёзные лица, важные поступки, настоящие обиды и радости, настоящая дружба. Значит, детская игра не просто забава, а мечта каждого о завтрашнем дне. Детская игра — это уверенность в том, что надо подражать лучшим делам и поступкам взрослых, это — желание поскорее вырасти. Вот Ирина Петровна и помогает детям: пишет, сочиняет книжки про всё на свете. Но пишет не просто, чтобы развлечь ребёнка, нет. Она учит серьёзно думать о жизни, учит серьёзным поступкам. Об этом её вмести, например «Сосны шумят», «Ростик и Кеша», стихотворения «Я слышал», «Разговоры» И многие, многие другие.

У всех есть любимые игрушки. Вырастая, дети еще долго не расстаются с ними; расставляют на шкафах, полках, усаживают на диван, на пол. И правильно делают!

Любимые игрушки, особенно куклы и зверюшки, — часть детства, детский мир, дети сами его сочинили вокруг себя. В таком мире можно жить сколько угодно, ведь кругом друзья. Этот мир населяют красивые герои — озорные и послушные, смешные и трогательные, честные и преданные. Зачем же с ними расставаться!

Точно такой же жизнью живут и детские книжки — самые лучшие ваши друзья и советчики. У игрушки, например Дюймовочки или медведя, спросишь о чем-нибудь. Дашь им минутку помолчать-подумать и сам же за них себе отвечаешь. Интересно! А вот книжка сама отвечает нам голосами своих героев на любые вопросы. По-моему, ещё интереснее! Одну из таких книжек вы держите сейчас в руках.

Любое известное произведение Токмаковой, вошедшее в книгу «Сосны шумят», обязательно заставит вас найти и вспомнить другие стихи и прозу Ирины Петровны, её переводы произведений для детей с армянского, литовского, узбекского, таджикского, английского, болгарского, немецкого и других языков. Токмакова вообще много переводит — помогает писателям других республик и стран прийти со своими книжками к детям, читающим по-русски. Так читатели и писатели с помощью книг учатся друг у друга хорошему, лучше и быстрее понимают, что человек рождается и живёт для счастья — для мира, для людей, а не для горя — для войны и уничтожения всего живого. А если человек этого не понимает, его жизнь проходит впустую, никому не приносит ни радости, ни пользы. Значит, зря родился…

И всё же радости и печали в нашей жизни часто идут рядом. Взрослые, много пожившие люди говорят:

— Так устроен мир.

Интересно, что писатели и дети, не сговариваясь, чаще всего отвечают на эго так:

— А мы хотим сделать мир лучше!

Правильный ответ.

Чужого горя не бывает, не должно быть. Поэтому детские писатели всегда ищут причины хороших и плохих поступков взрослых и детей:

Я ненавижу Тарасова:
Он застрелил лосиху.
Я слышал, как он рассказывал,
Хоть он говорил тихо.

Теперь лосёнка губастого
Кто же в лесу накормит?
Я ненавижу Тарасова.
Пусть он домой уходит!

Когда человек стремится к лучшей жизни, он хочет справедливости не только для себя, но обязательно и для других. А «другие» — это не только люди, это — всё живое вокруг. Ирина Токмакова много пишет о природе, умеет личное состояние своих героев — детей и взрослых, деревьев и цветов, домашних и диких животных — сделать интересным каждому читателю. Даже в коротеньком стихотворении она мудро очеловечивает природу, раскрывает содержание ежедневных забот и дерева и зверя. А и замечательной повести-сказке «Счастливо, Ивушкин!» автор даже выдаёт нам очень важный, пожалуй, огромный секрет: как выйти из безвыходного положения!

Оказывается, для этого не надо падать духом.

В одной своей статье Ирина Петровна писала: «Дети, как всегда, чутко реагируют на сегодняшний день. У них стало появляться интересное, какое-то материнское чувство по отношению к живому. Они стали чувствовать свою ответственность и причастность к необходимости сберечь и сохранить природу».

Читать дальше

92 года со дня рождения Ирины Петровны Токмаковой

92 года со дня рождения Ирины Петровны Токмаковой

Сегодня, 3 марта, отмечают День писателя и День чтения вслух. А еще в этот день родилась детская писательница Ирина Токмакова. Ее стихи читаются легко, в них живут настроение и счастье, возможности для удивления. А еще стихи Ирины Токмаковой ритмичны и музыкальны, поэтому легко запоминаются.

Ирина Петровна считала, что «…детская душа умеет слышать звуки иных, незнакомых нам миров, их поэзию, их гармонию». Поэтому сказка и игра – главные составляющие ее творчества. Тут вам и молодой леопард, который свалился в большой водопард, и кашевар кашалот с кашеедом китом, и волшебное слово «плим», которое ничего не значит, но прыгает и скачет.

В ее стихах нет ни одного неодушевленного предмета, это очень живой, яркий, одушевленный мир. Здесь сугробы приседают на корточки, сосны ветвями подметают небо, лягушкам надоела вода, и они хотят квасу, дождик водяной сабелькой режет лужи… В сборнике «Деревья» каждое дерево напоминает разных людей: ива вечно плачет, березке надо бы заплетать косичку из своих тонких веточек, осинке холодно даже на солнце, дубок радуется своей крепкой силе.

Все это помогает ребенку развивать фантазию и видеть необыкновенное в повседневных вещах.

Ирина Петровна Токмакова родилась в 1929 году в Москве. Поэзией в семье «болел» папа, который много читал дочери. И как-то незаметно для себя она стала писать стихи. Затем была война, эвакуация и поступление в МГУ без экзаменов. С отличием она окончила и университет, поступила в аспирантуру. В это время Ирина была уже замужем за художником Львом Токмаковым и работала гидом-переводчиком.

Однажды к ней в группу попал турист из Швеции, который впоследствии отправил новой знакомой сборник шведских народных песен. Ирина сделала переводы для маленького сына. Муж тайно отнес переводы стихотворений в детское издательство, и в 1961 году вышла первая книга Токмаковой «Пчелы водят хоровод». А потом свет увидела книга собственных стихов Ирины Токмаковой, с иллюстрациями Льва Токмакова «Деревья». На полке детских книжек она тут же прижилась, оказавшись, как и все последующие, в числе самых любимых – как детьми, так и родителями.

Творчество Ирины Токмаковой продолжили прозаические повести-сказки. Это «Аля, Кляксич и буква А», где Ирина Петровна проявила немалую изобретательность, чтобы превратить изучение алфавита в захватывающую игру-путешествие. Про цифры поможет узнать другая сказочная повесть – «Может, нуль не виноват?». В сказочной повести о смелости и умении дружить «Маруся еще вернется» и старый зеленый дом оказывается живым, и плюшевая медведица Маруся – волшебной… Еще были повести-сказки про ежика Наушку, про мальчика Ивушкина и его приятельницу, лошадь Лушу, про мальчика Ростика и его друга – бездомного пса Кешу. В этих сказках много лета, простора, сказки. Весь мир в ее книгах держится на любви и взаимопонимании: ее героям без перевода понятно, о чем говорят звери, деревья и цветы.

Ирина Петровна была замечательным переводчиком. Со многими классическими произведениями зарубежной детской литературы мы познакомились благодаря ей: Кеннет Грэм «Ветер в ивах», Сельма Лагерлёф «Путешествие Нильса на гусях», Джеймс Мэтью Барри «Питер Пэн», Туве Янсон «Чудесные сказки о Муми-троллях».

Более двух десятков пьес Ирины Токмаковой ставят театры России: «Морозко», «Сестрица Алёнушка и братец Иванушка», «Кукареку», «Звездные мастера».

Вдвоем с сыном Василием она написала книгу «Вместе почитаем, вместе поиграем, или Приключения в Тутитамии», обозначенную как «пособие для начинающей мамы и продвинутого малыша».

Детская литература требует не только игры, фантазии и озорства, не только мастерства и такого удивления, словно ты видишь мир в первый раз, – ее просто нельзя делать без любви и понимания. И все это Ирина Токмакова умела. Талант Ирины Петровны был высоко оценен. Она является лауреатом многочисленных всероссийских и международных премий.

Книги Ирины Токмаковой можно найти во всех детских библиотеках. Не отказывайте себе в удовольствии – откройте ее книги и почитайте вслух детям.

Материал подготовила Людмила Моисеева
Центральная городская библиотека Ангарска

 

 

Книги автора Ирина Токмакова читать онлайн бесплатно 7 книг

Книги автора Ирина Токмакова читать онлайн бесплатно 7 книг Может, нуль не виноват? Токмако́ва Ирина Петровна (родилась 3 марта 1929 года) детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу » Счастливого пути!») Её перу И настанет веселое утро Ири́на Петро́вна Токмако́ва (родилась 3 марта 1929 года) детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу » Счастливого пути!») Её пе Сосны шумят. Стихи, повести, сказки Мир книги Ирины Токмаковой цветной и живописный, веселый и серьезный и всегда дружеский В книгу избранных произведений для детей и юношества вошли стихи разных лет, повести: » Аля, Кляксич и буква » А»», » Может, нуль не вин И настанет весёлое утро (сборник) У каждого человека есть любимые книги, с героями которых не хочется расставаться Для многих поколений читателей – это стихотворения, сказки и повести И П Токмаковой, которые вошли в этот сборник, – » Где спит рыбка», » В Может, ноль не виноват Токмакова Ирина Может, ноль не виноват1 Погода испортилась Дождь моросил поосеннему, астры на балконе сникли, из окна пахло не свежестью, как бывало при летнем дожде, а сыростью Настроение у Али тоже испортилось До первого сентября оставалось еще целых два дня Уже все готово к школе Школьная форма в Сосны шумят Мир книги Ирины Токмаковой цветной и живописный, веселый и серьезный и всегда дружеский В книгу избранных произведений для детей и юношества вошли стихи разных лет, повести: » Аля, Кляксич и буква » А»», » Может, нуль не вин Слово ко взрослым Токмакова Ирина Слово ко взрослым Ирина ТОКМАКОВА Вступительная статья к сборнику сказок советских писателей » Цветик Семицветик» Уважаемые родители! Папы и мамы, бабушки и дедушки! Вы купили своим детям книгу сказок Зря или не зря? Хорошую или не очень? Может быть, и тратиться на нее не стоило? Уве

Читать «И настанет весёлое утро (сборник)» — Токмакова Ирина Петровна — Страница 1

Ирина Петровна Токмакова

И настанет весёлое утро

Стихотворения, сказки, повести

«Настало весёлое утро…»[1]

Если по порядку, то было так.

Пой-ка, подпевай-ка:

Десять птичек – стайка…

Эта – зяблик.

Эта – стриж.

Эта – развесёлый чиж.

Ну а эта – злой орлан.

Птички, птички, – по домам!

И двухлетняя девочка проворно ложится на пол, смешно изображает на лице ужас и ловко уползает под кровать…

Так началось моё знакомство с поэзией Ирины Токмаковой. Под кровать уползала моя дочь, а стихи «Десять птичек – стайка» читала с выражением её мама.

Десять лет спустя я увидел в газете «Правда» статью Токмаковой. Она писала, что современная детская литература, и в особенности обращённая к малышам, должна прежде всего учить… взрослого, учить его обращению с ребёнком!

Писательница была права, и я знал это уже по опыту.

Ирина Петровна работает для самого маленького слушателя и читателя – для дошкольников и младших школьников. Пишет стихи, песенки, повести, сказки и пьесы. И во всех её произведениях идут рядом и дружат быль и небылица. Послушайте, почитайте стихотворения «В чудной стране» и «Букваринск», «Котята» и «Скороговорка», другие произведения, и вы согласитесь со мной. ‹…›

Стихотворения Токмаковой простые, короткие, звонкие, легко запоминаются. Они также необходимы нам, как и первые слова.

По-разному каждый из нас познаёт мир: одним познание даётся легко, другим труднее. Одни взрослеют быстрее, другие помедленнее. Но в любом случае никто из нас не обходится без родного языка, без слов и выражений самых простых. Они чудесным образом соединяются в ту прочную нить, которая связывает родные слова и между собой, и с мудростью сказки, и с радостью и печалью нашего времени. С самых ранних лет вместе с узнаванием родного языка ребёнок погружается в определённую культуру. Потому и говорят: «Слово, язык – это целый мир».

С помощью слов узнают себя и других. Слова можно повторять, декламировать, петь, ими можно интересно играть.

Откуда же Ирина Петровна – взрослый человек – так хорошо знает первые слова детей? Или она их выдумывает, сочиняет?

Хорошие детские книжки получаются лишь у того писателя, который не забыл, как это – быть маленьким среди взрослых. Такой писатель ясно помнит, как дети думают, чувствуют, как ссорятся и мирятся, – помнит, как они растут. Если бы не помнил, не нашёл бы слов, которым вы сразу поверите.

«Сколько же надо помнить!» – может удивиться кто-то из вас.

Помнить и правда надо много. Но всё запомнить про детство не может даже детский писатель. И тогда он сочиняет, придумывает интересные истории, которые вполне могли быть на самом деле.

Как на горке – снег, снег,

И под горкой – снег, снег,

И на ёлке – снег, снег,

И под ёлкой – снег, снег,

А под снегом спит медведь.

Тише, тише… Не шуметь.

Чем раньше пробуждается в человеческой душе чувство любви к родному городу, селу, дому, друзьям и соседям, тем больше душевных сил становится у человека. Ирина Петровна помнит об этом всегда. Более полувека она ни на один день не расстаётся со стихами, сказками, повестями, а значит, и с вами – своими читателями.

Это мы немножко поговорили об особенных взрослых.

Теперь поговорим об особенных детях. Это легче, потому что дети – все особенные. Только особенный человек играет в докторов и космонавтов, в «дочки-матери» и в принцесс, в учителей и разбойников, в диких зверей и продавцов. В таких играх всё как на самом деле, как в жизни, – всё «по правде»: серьёзные лица, важные поступки, настоящие обиды и радости, настоящая дружба. Значит, детская игра не просто забава, а мечта каждого о завтрашнем дне. Детская игра – это уверенность в том, что надо подражать лучшим делам и поступкам взрослых, это вечное ребячье желание поскорее вырасти.

Вот Ирина Петровна и помогает детям: пишет, сочиняет книжки про всё на свете. Но пишет не просто, чтобы развлечь ребёнка, нет. Она учит серьёзно думать о жизни, учит серьёзным поступкам. Об этом её повести, например «Сосны шумят», «Ростик и Кеша», стихотворения «Я слышал», «Разговоры» и многие, многие другие.

У всех есть любимые игрушки. Вырастая, вы ещё долго не расстаётесь с ними: расставляете на шкафах, полках, усаживаете на диван, на пол. И правильно делаете!

Любимые игрушки, особенно куклы и зверюшки, – часть детства, детский мир, дети сами его сочинили вокруг себя. В таком мире можно жить сколько угодно, ведь кругом друзья. Этот мир населяют красивые герои – озорные и послушные, смешные и трогательные, честные и преданные. Зачем же с ними расставаться!

Точно такой же жизнью живут и детские книжки – самые лучшие ваши друзья и советчики. У игрушки, например Дюймовочки или медведя, спросишь о чём-нибудь. Дашь им минутку помолчать-подумать и сам же за них себе отвечаешь. Интересно! А вот книжка сама отвечает нам голосами своих героев на любые вопросы. По-моему, ещё интереснее! Одну из таких книжек вы держите сейчас в руках.

Любое известное произведение Токмаковой, вошедшее в книгу «И настанет весёлое утро», обязательно заставит вас найти и вспомнить другие стихи и прозу Ирины Петровны, её переводы произведений для детей с армянского, литовского, узбекского, таджикского, английского, болгарского, немецкого и других языков. Токмакова вообще много переводит – помогает писателям других стран прийти со своими книжками к детям, читающим по-русски. Так читатели и писатели с помощью книг учатся друг у друга хорошему, лучше и быстрее понимают, что человек рождается и живёт для счастья – для мира, для людей, а не для горя – для войны и уничтожения всего живого. А если человек этого не понимает, его жизнь проходит впустую, никому не приносит ни радости, ни пользы. Значит, зря родился…

И всё же радости и печали в нашей жизни часто идут рядом. Взрослые, много пожившие люди говорят: «Так устроен мир».

Интересно, что писатели и дети, не сговариваясь, чаще всего отвечают на это так: «А мы хотим сделать мир лучше».

Правильный ответ.

Чужого горя не бывает, не должно быть. Поэтому детские писатели всегда ищут причины хороших и плохих поступков взрослых и детей:

Я ненавижу Тарасова:

Он застрелил лосиху.

Я слышал, как он рассказывал,

Хоть он говорил тихо.

Теперь лосёнка губастого

Кто же в лесу накормит?

Я ненавижу Тарасова.

Пусть он домой уходит!

Когда человек стремится к лучшей жизни, он хочет справедливости не только для себя, но обязательно и для других. А «другие» – это не только люди, это – всё живое вокруг. Ирина Токмакова много пишет о природе, умеет личное состояние своих героев – детей и взрослых, деревьев и цветов, домашних и диких животных – сделать интересным каждому читателю. Даже в коротеньком стихотворении она мудро очеловечивает природу, раскрывает содержание ежедневных забот и дерева и зверя.

Один мой товарищ рассказывал мне как-то о своей дочери. Её воспитывала бабушка. Она за внучку делала всё: и уроки, и работы по дому и огороду. Кроме внучки и бабушки в доме жил ещё пёс Лель. И вот однажды бабушка заболела.

«Мои сказки я пишу сама, я просто смотрю. Три «вечерние сказки» Льва и Ирины Токмаковых.


Не берусь утверждать, что знаю все варианты иллюстраций Льва Токмакова к «Вечерней сказке» Ирины Токмаковой. Но сегодня захотелось перечитать и сравнить рисунки хотя бы в тех трех книгах, которые были под рукой.
Отдельные издания «Вечерней сказки» выходили в серии «Мои первые книги» — в 1968 и 1983 годах.

Чуть более ранний вариант иллюстраций я встречал в сборнике «Карусель» 1967 года:

В сборнике 1967 года на 8 страницах, отведенных под сказку, главное — быстрое движение. Во-первых — импульс к нему, который уже ощущается в стремительном наклоне главного героя (типичный интеллигент 60-х). Этот наклон является диагональю, на которой построена вся разворотная композиция:

На следующих страницах предвестниками движения и тревоги являются струящиеся шторы на окне:

На третьем повороте все подчинено движение.Хмурящиеся в полете совы и совершенно потрясающая силуэтная картинка:

Движение заканчивается хлопком открытой двери и порывистым жестом взрослого героя:

Ярко, лаконично, закончено.

В «Вечерней сказке» 1968 года 16 страниц и, несмотря на наличие всего двух цветов — черного и белого, лирических оттенков значительно больше. Деревенский вечер, прогулка по лесу… Книга начинается с такой тихой ноты:

А главный герой — не стремительный молодой интеллигент, а близорукий чудак в толстых очках, стекла которых отблеск в вечернем свете:

А сказка почти не похожа на сказку, настолько реальная ее обстановка:

Обратите внимание на мальчика Женю.В изданиях 60-х он обычный веселый сорванец:

В книге 1968 года нашлось место диалогу чудака с дятлом, мышкой и кротом:

А вот его бег из дремучего вечернего леса к огням деревни:

Последний разворот почти повторяет рисунок из сборника «Карусель», но так как движения чудака разбиты, в них нет той цельности порыва что мы видели раньше:

Книга 1983 года сделана совершенно по-другому.Главный герой — современный «турист» в бейсболке и с фотоаппаратом. И Женя уже не сорванец, а настоящий каприз. А сказка настоящая, такая игрушечная и теплая.

Родилась Ирина Петровна Токмакова 3 марта 1929 года в интеллигентной семье инженера-электрика Петра Карповича Манукова и педиатра Лидии Александровны Дилигентской.
С юных лет Токмакова писала стихи, но не относилась к своему увлечению серьезно и поэтому выбрала профессию лингвиста.Ирина Петровна окончила школу с отличием, с золотой медалью. Она поступила на филфак МГУ. В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Параллельно работала переводчиком.
Ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, сыграл важную роль в начале своей карьеры; он отнес переводы шведских стихов в издательство, где они были приняты к печати.
Через год вышла первая книга ее собственных стихов «Деревья», написанная совместно с Львом Токмаковым.
Перу Токмаковой принадлежат развивающие сказки для дошкольников и классические переводы английских и шведских народных поэм.
Токмакова Ирина Петровна, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу «Счастливого пути!»).
Позднее было выпущено большое количество произведений для детей: «Времена года», «Сосны шумят», «Сказка о сазанчике», «Женя-сова», «На родине: Предание», «Лето Ливень», «Волшебное копыто», «

».

Это интервью выходит с опозданием на 3 года.Ирина Петровна Токмакова всегда очень трепетно ​​и требовательно относилась к слову – и в этот раз ей хотелось, чтобы в тексте была «правильная интонация». Но когда пришло время окончательной доработки, здоровье Ирины Петровны начало подводить, и мы отложили утверждение материала на неопределенный срок. К сожалению, при жизни Ирины Петровны мы так и не вернулись к нашему разговору. А позавчера, 5 апреля, в возрасте 89 лет ее не стало.

После недолгих раздумий мы все-таки решили опубликовать это интервью в память о замечательной детской писательнице, поэтессе и переводчице, авторе сказок-сказок «А может, не ноль?», «Доброго пути», «Аля, Кляксич и письмо А», «С радостью, Ивушкин! », стихи и пьесы, переводы английской и шведской поэзии и прозы, в том числе «Алиса в стране фей» Льюиса Кэрролла, «Ветер в ивах» Кеннета Грэма, «Муми-тролль и шляпа волшебника» Туве Янссон, «Винни Пух и его друзья» Алана Милна.

Очень надеемся, что эта беседа станет для всех нас поводом открыть с детьми книги Ирины Петровны Токмаковой и хотя бы на вечер окунуться в сказочный мир, которому она посвятила всю свою жизнь.

Ирина Петровна, почему сказки?

Но дети разучивали эти песни и танцы на фоне страшного голода. Знаете, деревянные миски в столовых были дырявые — не потому, что посуда ветхая, а потому, что дети ложками царапали дно.А когда мама дала мне немного денег, я пошла на рынок и купила им сладостей. Какая это была для них радость! В то время я круглосуточно помогал маме. Я гуляла с ними, укладывала их спать. Я очень привыкла к детям, я полюбила их. Тогда я стал сочинять сказки и рассказывать их перед сном. Дети с раннего детства вошли в мою душу. Никогда не было желания быть взрослым прозаиком. А если и писал тексты, то редко, для души.

Уже тогда вы понимали, что писательство — это ваш путь?

Литература всегда давалась мне легко.Я написал отличное сочинение к уроку и себе, и соседу по парте. Она писала стихи, конечно. Но потом произошел срыв. Со мной училась дочь Лебедева-Кумача Марина. Я попросил ее показать мои стихи моему отцу. Он прочитал и написал взрослую рецензию, назвав меня взрослым автором. Ему не понравились некоторые изображения. Он сказал, что так не может быть и что нужно писать сюжетные стихи. Но это такой авторитет. Я последовал его рекомендациям и сломался на этом.Потом долго ничего не писал.

Хорошо, что в эвакуации был хороший учитель английского языка. Я увлекся иностранным языком и начал готовиться на филфак. Чтобы поступить без экзаменов, мне нужна была золотая медаль. И все это время я учился. Мама выехала погулять, а я поставил себе цель — медаль. Она поступила без экзаменов, но полностью отказалась от поэзии.

Когда ты вернулся к сказкам?

Я вернулся к сказкам через переводы английских и шведских стихов.По профессии я лингвист, закончила романо-германское отделение. Училась в аспирантуре филологического факультета на кафедре общего и сравнительного языкознания. У меня был маленький ребенок, стипендия была мизерная, и при этом я подрабатывала гидом-переводчиком. И вот в одной из международных делегаций энергетиков ко мне подошел очень известный в своей среде господин Борквист. Мы разговорились, и он был тронут, когда я прочитал ему стихотворение Густава Фрединга на шведском языке (это мой второй язык).

Когда мистер Борквист вернулся в Стокгольм, он прислал мне томик стихов Фрединга, а так как у меня был маленький сын, то еще и сборник детских народных песен. Я очень хотел их перевести. Я переводила, а муж рисовал к ним иллюстрации и отвозил песни в Детгиз (сейчас это издательство «Детская литература»). И как раз думали издать серию народных песен. И сразу все у меня забрали. Мне очень понравилось это дело, и я решил продолжить.Потом в Ленинке, где я работал над диссертацией, я нашел шотландские народные песни. Они показались мне милыми. Я их перевел, и они сразу же были приняты.

Перевод на самом деле новая работа. Приходилось ли вам адаптировать тексты для юных читателей?

Английские сказки сильно отличаются от наших. В них больше абсурда, а в русских — мелодии, убаюкивания, движения. Они динамичные, но не хитрые, а в английском фольклоре много непонятного, тягучего.То, что я перевела — трилогия Эдит Несбит — это начало 20 века. Славные сказки, но есть какая-то затянутость, старомодность. Пришлось подстраиваться, но не сильно мешая.

Хотя иногда перевод становится популярнее оригинала. Например, перевод сказки «Винни-Пух» Бориса Заходера. Детям он очень нравится. Но Заходер внес много своего, как он сам говорил, «добавленной резкости». Я сделал свой перевод «Винни-Пуха», по интонации он ближе к авторскому.Но этот перевод вышел один раз, и перепечатать его невозможно — все права куплены, к нему нельзя подходить. То, что я дословно перевела, было «Мио, мой Мио» Астрид Линдгрен. Это так чудесно написано, таким чудесным языком. А вот «Питер Пэн» мне показался сложным, затянутым, недетским, поэтому помех мало. Также переведена Туве Янссон. Широко публикуемый перевод показался мне несколько суховатым. Переводчик знает язык, но он больше педагог и ученый, чем писатель.

Когда вы сами начали писать?

В то время я закончил аспирантуру и начал работать учителем английского языка в Физико-техническом институте в Долгопрудном. Дорога заняла очень много времени, к тому же я заболел. Тогда мой муж настоял на том, чтобы я бросила работу и занялась переводом. И вот после этих переводов летом мне вдруг явилось стихотворение «К яблоне». И тут я задумал написать целый детский цикл о деревьях.Получилось не сразу, но с большим усилием. А мой муж, кроме того, что был художником, был хорошим редактором. Он иллюстрировал и редактировал эти стихи. Сейчас книга «Деревья» выходит постоянно.

Идеи всех произведений появляются «вдруг»?

Меня попросили написать целый познавательный цикл сказок на Мурзилке. Запрос в редакции журнала был такой, чтобы появилось что-нибудь про русский язык.Я написал сказку «Аля, Кляксич и буква А» про русский алфавит. Там все буквы оживают. Кляксич прогнал букву И, и девочка Аля не смогла подписать письмо к матери. А теперь Аля на букву А путешествовала по алфавиту.

Потом была вторая книга — «Аля, Кляксич и Вреднюга» — основные правила русского языка для первого класса. Потом «Аля, Антон и Перепутут» — второй класс.Еще одна сказка о числах. Там персонаж исчезает из головоломки, и решить ее невозможно. И последнее из серии приключений Али посвящено английскому языку. Там, чувствуя себя дерзко, я написал несколько стихов на английском языке. Кстати, имя героини — Аля, сокращение от полного «Александра» — произошло от Пахмутовой. Мы были хорошо знакомы с их семьей.

Часто прототипами ваших героев выступают реальные люди?

Я многое беру от жизни.Например, у нас был эрдельтерьер. И вот я написал сказку, в которой собака понимала человеческий язык, если добрый человек говорил с ней, а недобрый слышал только лай. Главного героя я написал со своего питомца. Позже была книга под названием «И наступит весёлое утро» — это сказка, где девочка оказывается в послевоенное время в городе Крутогорске, прототипом которого была Пенза во время нашей эвакуации. А в сказке «Маруся еще вернется» главная героиня жила на даче, которую я срисовал со своей.В сказке есть говорящий дом Зеленый Клим. Мы до сих пор так называем наш загородный дом. В «Счастливо, Ивушкин!» дом тоже настоящий, так как мы жили в Костромской области. Практически везде, где есть описание дома, фигурирует интерьер моей дачи или места, где мне приходилось жить. Но детские персонажи вымышлены.

Вы писали сказки для своего сына?

Я сыну сказки не сочинял. Правда, пришлось.В детстве он очень плохо засыпал. И я придумала «Вечернюю сказку», в которой мальчик не хочет спать, поэтому совы решили его забрать и превратить в совёнка, чтобы он не спал ночами. По этой сказке даже написана пьеса «Совёнок Женя».

Продумываете ли вы заранее поучительные элементы в сказке, например, сейчас будет сказка о дружбе или сейчас о том, как полезно рано ложиться спать?

Я не специально: сейчас буду писать мораль.Это идет из подсознания, вылезает из закромов. Например, в сказке «С радостью, Ивушкин!» Не подумала: надо написать, что дети не должны сомневаться в родителях. Получилось само собой.

Пишу не продумывая всей истории. Эта часть продумана действие за действием. Когда я пишу прозу, я отпускаю персонажей на страницу и не знаю, что будет дальше. Они начинают жить. Я просто смотрю их. Я никогда не знаю заранее, что они сделают.

Очень признателен Самуилу Маршаку. А рекомендации зависят от возраста. «Ребята и звери» — для самых маленьких, «Как Гришка книжки рвал» — для школьников. А еще я очень люблю «Тихую сказку» — очень милое, доброе стихотворение про ёжиков. Я люблю творчество Льва Кассиля. Например, «Великое противостояние» отлично подойдет для детей среднего возраста. У Виталия Бианки много хорошей прозы для дошкольников и самых маленьких — о природе, о животных. Остроумная и очаровательная книга «Приключения капитана Врунгеля» Андрея Некрасова.

Секрет хорошей сказки в том, чтобы всегда помнить, что сказка пишется для ребенка. Когда я смотрю какие-то современные мультфильмы, меня раздражает, что там все: авторы демонстрируют себя, свою фантазию и мастерство. Есть только одно — любовь к детям.

Как вы думаете, в чем секрет успеха ваших книг?

Во-первых, любовь к детям. Детский писатель прежде всего должен любить детей. Во-вторых, знание детской психологии и профессиональный подход.Писать сказки — серьезная профессия. По сравнению с Маршаком, Барто, Михалковым многое сейчас выглядит дилетантски. А мой личный секрет таков: я очень строго подходил к себе и много работал. Два месяца я написал короткий стих о соснах. Муж помогал, был редактором, всегда анализировал множество вариантов, добиваясь совершенства. И я не мог позволить себе нечеткую рифму, срыв ритма. Требование к себе очень важно для настоящего, а не сиюминутного успеха.

Беседовала Екатерина Люльчак

Теги:

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Не так много для семейного бюджета.Для Матрон — много.

Если каждый, кто читает Матрону, поддержит нас 50 рублями в месяц, то внесет огромный вклад в развитие издания и появление новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творчестве самореализация и духовные смыслы.

об авторе

Окончила философский факультет МГУ, защитила кандидатскую диссертацию по политологии, училась во ВГИКе на сценариста.Работала научным журналистом в РБК, писала статьи о необычных для «Огонька» людях и социальных проблемах на «Православие.ру». После 10 лет работы в журналистике она официально призналась в любви к психологии, став студенткой факультета клинической психологии МГППУ. Но журналист всегда остается журналистом. Поэтому на лекциях Екатерина черпает не только новые знания, но и темы для будущих статей. Увлечение клинической психологией полностью разделяют муж Екатерины и ее дочь, недавно торжественно переименовавшая плюшевого бегемота в Гиппопоталама.

Ирина Петровна Токмакова

И наступит веселое утро

Стихи, сказки, рассказы

«Веселое утро…»

По порядку так и было.

Подпевай, подпевай:
Десять птиц — стая…
Это зяблик.
Это стриж.
Это забавный чиж.
Ну, это злой орел.
Птички, птички, домой!

И двухлетняя девочка проворно ложится на пол, делает на лице смешное изображение ужаса и ловко заползает под кровать…

Так началось мое знакомство с поэзией Ирины Токмаковой. Дочка залезла под кровать, а мама с выражением прочитала стихи «Десять птиц — стая».

Через десять лет я увидел статью Токмаковой в газете «Правда». Она писала, что современная детская литература, и особенно направленная на детей, должна прежде всего учить… взрослого, учить его обращению с ребенком!

Писатель был прав, и я знал это по опыту.

Ирина Петровна работает для самого маленького слушателя и читателя — для дошкольников и младших школьников. Пишет стихи, песни, рассказы, сказки и пьесы. И во всех ее работах реальность и вымысел идут рядом и дружат. Послушайте, прочитайте стихотворения «В чудной стране» и «Букваринск», «Котята» и «Скороговорка», другие произведения, и вы со мной согласитесь. ‹…›

Стихи Токмаковой просты, кратки, звучны, легко запоминаются. Они нужны нам так же, как и первые слова.

Каждый из нас познает мир по-разному: кому-то познание дается легко, кому-то сложнее. Одни созревают быстрее, другие медленнее. Но в любом случае никто из нас не может обойтись без родного языка, без слов и выражений самых простых. Они чудесным образом соединяются в ту крепкую нить, которая связывает родные слова и между собой, и с мудростью сказки, и с радостью, и с печалью нашего времени. С самых ранних лет, наряду с узнаванием родного языка, ребенок погружается в определенную культуру.Вот почему говорят: «Слово, язык — это весь мир».

Через слова они узнают себя и других. Слова можно повторять, декламировать, петь и с ними весело играть.

Откуда Ирина Петровна — взрослая — так хорошо знает первые слова детей? Или она их придумывает, сочиняет?

Хорошие детские книги получаются только у писателя, который не забыл, что такое быть маленьким среди взрослых. Такой писатель ясно помнит, как думают, чувствуют, ссорятся и мирятся дети, — он помнит, как они взрослеют.Если бы я не помнил, то не нашел бы слов, которым вы бы сразу поверили.

«Сколько надо помнить!» — некоторые из вас могут быть удивлены.

Тебе действительно нужно многое запомнить. Но даже детский писатель не может помнить все о детстве. А потом сочиняет, придумывает интересные сюжеты, которые вполне могут быть на самом деле.

Как на горке — снег, снег,
И под горкой — снег, снег,
И на дереве — снег, снег,
И под деревом — снег, снег,
И медведь спит под снегом.
Тише, тише… Не шуметь.

Чем раньше в душе человека пробуждается чувство любви к родному городу, селу, дому, друзьям и ближним, тем больше у человека духовных сил. Ирина Петровна всегда помнит об этом. Вот уже более полувека она не расстается со стихами, сказками, рассказами, а значит и с вами — своими читателями.

Мы немного поговорили об особых взрослых.

Теперь поговорим об особых детях. Это проще, потому что дети все особенные.Врачей и космонавтов, матерей и дочерей и принцесс, учителей и разбойников, диких зверей и торговцев играет только особый человек. В таких играх все как на самом деле, как и в жизни — все «за правду»: серьезные лица, важные поступки, настоящие обиды и радости, настоящая дружба. Это означает, что детская игра – это не просто развлечение, а мечта каждого о завтрашнем дне. Детская игра — это вера в то, что нужно подражать лучшим поступкам и поступкам взрослых, это вечное детское желание поскорее вырасти.

Здесь Ирина Петровна помогает детям: пишет, сочиняет книги обо всем на свете. Но он пишет не просто, чтобы развлечь ребенка, нет. Она учит серьезно думать о жизни, учит серьезным поступкам. Об этом ее рассказы, например «Шумят сосны», «Ростик и Кеша», стихи «Я слышал», «Разговоры» и многие-многие другие.

У каждого есть свои любимые игрушки. Подрастая, с ними надолго не расставаешься: расставляешь на шкафах, полках, сидишь на диване, на полу.И правильно делаете!

Любимые игрушки, особенно куклы и зверюшки, это часть детства, детского мира, дети сами его сочиняли вокруг себя. В таком мире можно жить сколько угодно, ведь вокруг друзья. Этот мир населен прекрасными героями – озорными и послушными, забавными и трогательными, честными и преданными. Зачем с ними расставаться!

Точно такой же жизнью живут детские книги

— ваши лучшие друзья и советчики. Спросите о чем-нибудь игрушку, например Дюймовочку или медведя.Дайте им минутку помолчать и подумать, а вы сами в ответе за них. Интересно! Но сама книга отвечает нам голосами своих героев на любые вопросы. На мой взгляд, даже интереснее! Вы сейчас держите одну из этих книг.

Любое известное произведение Токмаковой, вошедшее в книгу «И наступит веселое утро», непременно заставит вас найти и вспомнить другие стихи и прозу Ирины Петровны, ее переводы произведений для детей с армянского, литовского, узбекского, Таджикский, английский, болгарский, немецкий и другие языки…Токмакова много переводит — она ​​помогает писателям из других стран приезжать со своими книгами к детям, читающим по-русски. Так читатели и писатели с помощью книг учатся друг у друга хорошему, лучше и быстрее понимают, что человек рождается и живет для счастья — для мира, для людей, а не для горя — для войны и разрушения все живые существа. А если человек этого не понимает, его жизнь проходит впустую, никому не приносит ни радости, ни пользы. Значит, я родился напрасно…

И все же радости и горести в нашей жизни часто идут рядом. Взрослые, много прожившие люди говорят: «Так устроен мир».

Интересно, что писатели и дети, не говоря ни слова, чаще всего отвечают на это так: «Мы хотим сделать мир лучше».

Правильный ответ.

Нет чужого горя, не должно быть. Поэтому детские писатели всегда ищут причины хороших и плохих поступков взрослых и детей:

Ненавижу Тарасова:
Он подстрелил лося.
Я слышал, как он сказал
Хотя он говорил тихо.

Теперь телячья губа
Кто будет кормиться в лесу?
Ненавижу Тарасова.
Отпусти его домой!

Когда человек стремится к лучшей жизни, он хочет справедливости не только для себя, но и для других. А «другие» — это не только люди, это все живое вокруг. Ирина Токмакова много пишет о природе, умеет сделать личностное состояние своих героев — детей и взрослых, деревьев и цветов, домашних и диких животных — интересным каждому читателю.Даже в небольшом стихотворении она мудро очеловечивает природу, раскрывает содержание повседневных забот и дерева, и зверя.

Детский поэт, прозаик и переводчик детской поэзии Ирина Петровна Токмакова родилась в Москве 3 марта 1929 года в семье инженера-электрика и педиатра, заведующих Домом Воспитанников.
Ирина с детства писала стихи, но считала, что писательских способностей у нее нет. Окончила школу с золотой медалью, поступила на филфак МГУ.В 1953 году, после окончания школы, поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком. Она вышла замуж и родила сына.
Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Ириной, прислал ей в подарок сборник детских песен на шведском языке. Ирина перевела эти стихи своему сыну. Но ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде книги.
Вскоре вышла в свет книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем «Деревья».Она сразу же стала классикой детской поэзии. Потом появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват? Также Ирина Токмакова переводит со многих европейских языков, таджикского, узбекского, хинди.
Ирина Токмакова — лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).

Аудиорассказы Ирины Токмаковой. Три «Вечерние сказки» льва и Ирины Токмаков Сказки и П Токмаков

Сказки Токмаковой. Токмакова Ирина Петровна (род. 3 марта 1929 г.) — детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов. Она написала несколько познавательных сказок для дошкольников и классические переводы английской и шведской народной поэзии. Жена иллюстратора Льва Токмакова.

Родилась в Москве, отец инженер-электрик Петр Карпович, мать Лидия Александровна, педиатр, заведовала воспитательным домом.

С детства писала стихи, но считала, что у нее нет литературных способностей, поэтому выбрала профессию лингвиста.В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Параллельно работала переводчиком.

Литературные переводы детских стихов начались с того, что в Россию по делам приехал шведский энергетик господин Боргквист, который, познакомившись с юной переводчицей, узнал, что она любит шведскую поэзию, а позже прислал ей сборник шведских народных детских песни для своего маленького сына.Первые переводы стихов были сделаны для личного пользования, но ее муж, Лев Токмаков, отнес их в издательство, и они были приняты.

Через год вышла первая книга его собственных стихов «Деревья», написанная совместно с Львом Токмаковым.

родилась Ирина Петровна Токмакова 3 марта 1929 года в интеллигентной семье инженера-электрика Петра Карповича Манукова и врача-педиатра Лидии Александровны Дилигентской.
С юных лет Токмакова писала стихи, но к своему увлечению не относилась серьезно и поэтому выбрала профессию лингвиста.Ирина Петровна окончила школу с отличием, с золотой медалью. Поступил на филологический факультет МГУ. В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Параллельно работала переводчиком.
Муж, иллюстратор Лев Токмаков, сыграл важную роль в начале его творческого пути; он отнес переводы шведских стихов в издательство, где они были приняты к печати.
Через год вышла первая книга его собственных стихов «Деревья», написанная совместно с Львом Токмаковым.
Перу Токмаковой принадлежат развивающие сказки для дошкольников и классические переводы английских и шведских народных поэм.
Токмакова Ирина Петровна, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу «Счастливого пути!»).
Позже было выпущено большое количество произведений для детей: «Времена года», «Сосны шумят», «Сказка о сазанчике», «Сыч Женька», «В родном краю: Предание», «Лето Ливень», «Зачарованное копыто», «

Детский поэт, прозаик и переводчик детских стихов Ирина Петровна Токмакова родилась в Москве 3 марта 1929 года в семье инженера-электрика и педиатра, заведующих Воспитательным домом.
Ирина с детства писала стихи, но считала, что писательских способностей у нее нет. Окончила школу с золотой медалью, поступила на филфак МГУ. В 1953 году, после окончания, поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком. Она вышла замуж и родила сына.
Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Ириной, прислал ей в подарок сборник детских песен на шведском языке.Ирина перевела эти стихи своему сыну. Но ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде книги.
Вскоре вышла в свет книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем «Деревья». Она сразу стала классикой детской поэзии. Потом появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват?», «Счастливо, Ивушкин», «Шуршат сосны», «И наступит весёлое утро» и многие другие рассказы и сказки. сказки.Ирина Токмакова также переводит со многих европейских языков, таджикский, узбекский, хинди.
Ирина Токмакова — лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).

Ирина Петровна Токмакова

И наступит счастливое утро

Стихи, сказки, рассказы

«Веселое утро…»

По порядку-то было.

Подпевай, подпевай:
Десять птиц — стая…
Это зяблик.
Это стрижка.
Это веселый чиж.
Ну, это злой орел.
Птички, птички, домой!

И двухлетняя девочка ловко ложится на пол, комично изображает ужас на лице и ловко заползает под кровать…

Так началось мое знакомство с поэзией Ирины Токмаковой. Дочка залезла под кровать, а мама с выражением прочитала стихи «Десять птиц — стая».

Через десять лет я увидел статью Токмаковой в газете «Правда».Она писала, что современная детская литература, и особенно адресованная малышам, должна прежде всего учить… взрослого, учить его, как обращаться с ребенком!

Писатель был прав, и я знал это по опыту.

Ирина Петровна работает для самого маленького слушателя и читателя — для дошкольников и младших школьников. Он пишет стихи, песни, рассказы, сказки и пьесы. И во всех ее произведениях правда и вымысел идут рядом и дружат. Послушайте, прочтите стихи «В чудной стране» и «Букваринск», «Котята» и «Скороговорка» и другие произведения, и вы со мной согласитесь.‹…›

Стихи Токмаковой просты, кратки, звучны, легко запоминаются. Они нужны нам так же, как и первые слова.

Каждый из нас познает мир по-разному: кому-то познание дается легко, кому-то сложнее. Одни созревают быстрее, другие медленнее. Но в любом случае никто из нас не может обойтись без родного языка, без самых простых слов и выражений. Они чудесным образом соединяются в ту крепкую нить, которая связывает родные слова и друг с другом, и с мудростью сказки, и с радостью, и с печалью нашего времени.С самых ранних лет, наряду с узнаванием родного языка, ребенок погружается в ту или иную культуру. Вот почему говорят: «Слово, язык — это весь мир».

С помощью слов узнают себя и других. Слова можно повторять, декламировать, петь, с ними можно весело играть.

Откуда Ирина Петровна — взрослая — так хорошо знает первые слова детей? Или она их придумывает, сочиняет?

Хорошие детские книги получаются только у писателя, который не забыл, каково быть маленьким среди взрослых.Такой писатель ясно помнит, как думают, чувствуют дети, как они ссорятся и мирятся, — помнит, как они взрослеют. Если бы я не помнил, то не нашел бы слов, которым бы вы сразу поверили.

«Сколько нужно помнить!» — некоторые из вас могут быть удивлены.

На самом деле есть что вспомнить. Но даже детский писатель не может помнить все о детстве. А потом сочиняет, придумывает интересные истории, которые вполне могут быть в реальности.

Как на горке — снег, снег,
А под горкой — снег, снег,
А на елке — снег, снег,
А под елкой — снег, снег,
Медведь спит под снегом.
Тише, тише… Не шумите.

Чем раньше в душе человека пробуждается чувство любви к родному городу, селу, дому, друзьям и ближним, тем больше духовной силы становится человек. Ирина Петровна всегда помнит об этом. Уже более полувека она не расстается со стихами, сказками, рассказами, а значит, и с вами, своими читателями, ни на один день.

Мы немного поговорили об особых взрослых.

Теперь поговорим об особых детях. Это проще, потому что дети все особенные. Врачей и космонавтов, матерей и дочерей, принцесс, учителей и разбойников, диких зверей и продавцов играет только особенный человек. В таких играх все как на самом деле, как и в жизни, все «по правде»: серьезные лица, важные дела, настоящие обиды и радости, настоящая дружба. Это означает, что детская игра – это не просто развлечение, а мечта каждого о завтрашнем дне.Детская игра – это уверенность в том, что надо подражать лучшим делам и поступкам взрослых, это вечное детское желание поскорее вырасти.

Здесь Ирина Петровна помогает детям: пишет, сочиняет книги обо всем на свете. Но он не просто пишет, чтобы развлечь ребенка, нет. Она учит серьезно думать о жизни, учит серьезным поступкам. Об этом и рассказы ее, например, «Сосны шумят», «Ростик и Кеша», стихи «Слышала», «Разговоры» и многие-многие другие.

У каждого есть любимые игрушки. Подрастая, с ними надолго не расстаешься: расставляешь на шкафах, полках, усаживаешь на диван, на пол. И вы делаете это правильно!

Любимые игрушки, особенно куклы и зверюшки, это часть детства, детского мира, дети сами сочиняли его вокруг себя. В таком мире можно жить сколько угодно, ведь вокруг друзья. Этот мир населен прекрасными героями – озорными и послушными, забавными и трогательными, честными и преданными.Зачем с ними расставаться!

Точно такой же жизнью живут детские книги

— ваши лучшие друзья и советчики. Спросите о чем-нибудь игрушку, например Дюймовочку или медведя. Дай им минутку помолчать, подумать, и ты сам за них ответишь. Интересно! Но сама книга отвечает нам голосами своих героев на любые вопросы. На мой взгляд, даже интереснее! Вы держите одну из этих книг в руках прямо сейчас.

Любое известное произведение Токмаковой, вошедшее в книгу «И наступит утро весёлое», обязательно заставит вас найти и вспомнить другие стихи и прозу Ирины Петровны, её переводы произведений для детей с армянского, литовского, узбекского, Таджикский, английский, болгарский, немецкий и другие языки.Токмакова вообще много переводит — помогает писателям из других стран приезжать со своими книгами к детям, читающим по-русски. Так читатели и писатели учатся хорошему друг у друга с помощью книг, лучше и быстрее понимают, что человек рождается и живет для счастья — для мира, для людей, а не для горя — для войны и разрушения всего живого. И если человек этого не понимает, его жизнь проходит впустую, она никому не приносит ни радости, ни пользы. Значит, зря родился…

И все же радости и горести в нашей жизни часто идут рядом. Взрослые, много прожившие, говорят: «Так устроен мир».

Интересно, что писатели и дети, не говоря ни слова, чаще всего отвечают так: «Мы хотим сделать мир лучше».

Правильный ответ.

Чужого горя не бывает, не должно быть. Поэтому детские писатели всегда ищут причины хороших и плохих поступков взрослых и детей:

Ненавижу Тарасова:
Он застрелил оленя.
Я слышал, как он сказал
Хотя он говорил тихо.

Теперь лосиная губа
Кто тебя в лесу накормит?
Ненавижу Тарасова.
Отпусти его домой!

Когда человек стремится к лучшей жизни, он хочет справедливости не только для себя, но обязательно и для других. А «другие» — это не только люди, это все живое вокруг. Ирина Токмакова много пишет о природе, она умеет сделать личностное состояние своих героев — детей и взрослых, деревьев и цветов, домашних и диких животных — интересным для каждого читателя.Даже в небольшом стихотворении она мудро очеловечивает природу, раскрывает содержание повседневных забот и дерева, и зверя.

Детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу «Счастливого пути!»). Ирина Петровна всегда была отличницей: школу окончила с золотой медалью, имея особые успехи по литературе и английскому языку; поступив без экзаменов на филфак МГУ, окончила его с отличием; Учебу в аспирантуре совмещала с работой гидом-переводчиком.Слушайте произведения Токмаковой для школьников и детей младшего возраста.

Однажды И. Токмакова сопровождала иностранных энергетиков — их было всего пятеро, но они приехали из разных стран, так что молодой переводчик должен был говорить по-английски, по-французски и по-шведски одновременно! Шведский энергетик был пожилым человеком — его поразило, что молодой москвич не только говорит на его родном языке, но и цитирует ему строки из шведских поэтов. Вернувшись в Стокгольм, он прислал Ирине Петровне сборник шведских народных песен.Эта небольшая книга, вынутая из пакета, на самом деле круто изменит судьбу И. Токмаковой, хотя об этом еще никто не подозревал…

Лев Токмаков (сам пробовал писать стихи) невольно услышал шведские колыбельные в исполнении жены, заинтересовался и предложил их в редакцию журнала «Мурзилка», с которым сотрудничал. Появилась первая публикация И. Токмаковой. Затем переведенные ею со шведского языка стихи-песни были собраны в отдельную книгу «Пчелы водят хоровод», но это была не Л.Токмаков, которому поручили его иллюстрировать, но уже известный художник А.В. Кокорин. А вот и вторая книга И. Токмаковой: «Маленький Вилли-Винки» (перевод с шотландских народных песен) — уже изданная в иллюстрациях Л. А. Токмаковой. Вилли Винки — карлик, похожий на Оле Лукойе из Г.Х. Андерсен. После «Малыша» Ирину Петровну приняли в Союз писателей — по рекомендации С.Я. Маршак! Так И. Токмакова, отказавшись от карьеры ученого, филолога, педагога, стала детской поэтессой и писательницей.Но не только – диапазон литературной деятельности Ирины Петровны чрезвычайно широк.

Творческий союз Ирины и Льва Токмаковых успешно развивался. Детский поэт Ирины Токмаковой, изданный в 1960-е годы, был проиллюстрирован художником Львом Токмаковым: «Деревья» (1962), «Кукареку» (1965), «Карусель» (1967), «Вечерняя сказка» (1968). Ирина Петровна – автор не только сборников стихов, но и значительного количества сказок: таких, как «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват?», «С радостью, Ивушкин!», «Ростик и Кеша», «Маруся не вернется» и другие.Они появлялись в иллюстрациях как Л. Токмакова, так и других художников (В. Дугина, Б. Лапшина, Г. Макавеевой, В. Чижикова и др.).

Ирина Токмакова, в свою очередь, работала с произведениями зарубежных детских авторов в качестве переводчика. В переводах или пересказах Ирины Петровны русскоязычные дети знакомились со знаменитыми героями Джона

М. Барри, Льюиса Кэрролла, Памелы Трэверс и других. И.П. Токмакова перевела огромное количество стихов с языков народов СССР и мира: армянского, болгарского, вьетнамского, хинди, чешского и других.Как поэт-переводчик Ирина Петровна часто «заглядывает» на страницы журнала «Огурец». По словам И. Токмаковой: «Как неотъемлемая часть красоты, поэзия призвана спасти мир. Спасают от огорчений прагматизм и стяжательство, которые пытаются возвысить до добродетели.

В 2004 году Президент Российской Федерации В.В. Путин направил поздравление с 75-летием И.П. Токмакова, внесшего огромный вклад как в отечественную, так и в мировую детскую литературу.Ирина Петровна – многолетний авторитет и в педагогической сфере. Она автор и соавтор многих антологий для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Вместе с сыном Василием (который когда-то в колыбели слушал шведские народные песни в исполнении матери) И.П. Токмакова написала книгу «Читаем вместе, поиграем вместе, или Приключения в Тутитамии», обозначенную как «пособие для начинающей мамы и продвинутого малыша». Токмаков-старший оставил след в детской литературе и как писатель: в 1969 году вышла книга «Мишин самоцвет», которую написал и проиллюстрировал сам Лев Алексеевич.

Ирина Токмакова — AbeBooks

Мягкая обложка. Состояние: Очень хорошее. Мягкая обложка. 16 мес. (14 х 9 см). На русском. 13 стр., цветные ил. ISBN: 5080024613. Липунюшка: Сказка. (Серия: Для Маленьких). От Льва Толстого. Токмакова — советский и российский писатель детских книг, поэт, драматург, переводчик классической детской литературы на русский язык. Особой известностью пользовались ее переводы произведений Туве Янссон, Астрид Линдгрен и Кеннета Грэма. Лауреат Государственной премии Российской Федерации по детской литературе, литературной премии имени Александра Грина.Ирина Манукова родилась в Москве в семье Перча Манукяна (армянин, русифицированное имя которого было Петр Мануков), инженера-электрика, и Лидии Дилигенской, педиатра местного детского дома. Во время Великой Отечественной войны ее с сестрой отправили в Пензу к родственникам. Какое-то время от родителей не было вестей, но через некоторое время детский дом ее матери был эвакуирован в Пензу, и родители смогли к ней присоединиться. Они прожили в Пензе до 1943 года, после чего вернулись в Москву, где был воссоздан приют.Манукова окончила среднюю школу с золотой медалью в 1948 году. С детства она писала стихи, но, чувствуя, что ей не хватает литературного таланта, решила заняться языками. В 1953 году окончила филологический факультет МГУ. Затем она поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию и начала работать переводчиком. Манукова вышла замуж за художника-иллюстратора Льва Токмакова. Их сын Василий Токмаков тоже стал писателем детской фантастики.Первым литературным переводом на русский язык, предпринятым Токмаковой, стал сборник шведских народных песен для детей. Их прислал ей приехавший из Швеции управляющий энергетическими компаниями по имени Боргквист, который признал ее любовь к шведской песне. Изначально перевод предназначался для сына, но муж Токмаковой отнес его в издательство, которое потом напечатало в журналах «Веселые картинки» и «Мурзилка». Писатели Самуил Маршак и Агния Барто увидели работы Токмаковой в Мурзилке и призвали ее писать и публиковать больше.Впоследствии Лев Токмаков проиллюстрировал многие их книги. Чтобы вступить в Союз советских писателей, Токмаковой потребовалась спонсорская помощь трех членов; Ее рекомендовали Маршак, Борис Заходер и Валентин Берестов. Ее первая книга стихов, иллюстрированная Львом Токмаковым, называлась «Деревья» и была издана в 1962 году. Токмакова смогла выехать за границу, чтобы посетить международные семинары и конференции по детской литературе. Она была членом жюри премии Ганса Христиана Андерсена. (Источник: Википедия).

произведений Токмакова.Аудиорассказы Ирины Токмаковой

Детский поэт, прозаик и переводчик детской поэзии Ирина Петровна Токмакова родилась в Москве 3 марта 1929 года в семье инженера-электрика и педиатра, заведующих Домом Воспитанников.
Ирина с детства писала стихи, но считала, что писательских способностей у нее нет. Окончила школу с золотой медалью, поступила на филфак МГУ. В 1953 году после окончания школы поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком.Она вышла замуж и родила сына.
Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Ириной, прислал ей в подарок сборник детских песен на шведском языке. Ирина перевела эти стихи своему сыну. Но ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде книги.
Вскоре вышла в свет книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем «Деревья». Она сразу же стала классикой детской поэзии.Потом появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват? Также Ирина Токмакова переводит со многих европейских языков, таджикский, узбекский, хинди.
Ирина Токмакова — лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).

Все

Дорогие мои читатели!

Я стал думать, что может быть такого общего между мной, таким старым, и между вами, таким молодым? Но вот что: мы с тобой — любим «Мурзилку»! Это наш журнал — и твой, и мой.

Я познакомился с Мурзилкой еще тогда, когда мне было столько же лет, сколько тебе сейчас. В новогоднюю ночь я каждый раз напоминала маме, чтобы она не забыла подписаться на мой любимый журнал. Но прошло время, и я вырос, и стал читать другие, взрослые, журналы и газеты. А потом… Потом — а это было в далеком 1958 году, когда ваши папы и мамы еще не родились, а бабушки и дедушки ходили под столом — в Мурзилке было напечатано мое первое стихотворение. Ого, какая гордость это переполняло меня как начинающего писателя!

И во все последующие разы, что бы я ни писал, я первым делом показывал это в редакцию Мурзилки.Многие вещи были сначала напечатаны на страницах любимого журнала, а потом превратились в книгу. И очень многие герои различных произведений, написанных разными писателями, впервые попали к читателю в журнале, в «Мурзилке». И только потом они перебрались в книгу.

Что может быть интереснее, чем встретить своего друга в книге, узнать подробности его жизни и приключений, листая страницы книги.

Вы замечали, что когда вы листаете страницы бумаги, они излучают тепло? Никакой электронный планшет, самый навороченный, такого тепла никогда не подарит, уверяю вас!

Как прекрасно может быть залезть на диван, взять в руки теплую, живую книгу, увидеть, как изобразил героев художник, отрешиться от всего, погрузиться в чтение и даже оказаться в самой гуще событий, описываемых силой ваше воображение.Что может быть прекраснее! Ты согласен со мной?

Приключения в Тутитамии

День все хмурился и хмурился. Утром. Потом пошел дождь. Мелкий и противный. Совсем не лето, а какая-то осень, унылая. Наушка свернулась калачиком в уголке Наташиного дивана, стала похожа на бабушкин мячик и спала, спала, спала…

Наташе было скучно, ей не хотелось ничего, ни играть, ни рисовать. Бабушка для чего-то вошла в комнату и вдруг остановилась возле Наташиного столика.

Наташа, что это? — спросила она, беря со стола красивое деревянное пасхальное яйцо, расписанное голубыми и розовыми цветами. — Откуда это?

Наташа ответила не сразу и как-то странно сконфузилась:

Это Таино…

Она тебе его дала?

Н-н-нет…

Ты разрешил мне поиграть?

Н-н-нет…

Бабушке что-то показалось подозрительным.

Так как же он попал к вам? Наташа молчала.Она опустила глаза и уставилась в пол.

Взял из корзины…

Без спроса?

Да, прошептала Наташа.

Что ты сделал? — забеспокоилась бабушка. — Разве ты не знаешь, что брать чужое без спросу — это просто воровство?! Теперь возьми свой зонт и иди к Тайе.

Бабушка, что я могу сказать? — растерялась Наташа.

Говори, что хочешь! Но только чтобы быть правдой!

Когда Наташа пришла к Тае, она сидела на табурете и плакала.Оказывается, раскрашенное яичко было подарком и памятью, и мать Мистери очень им дорожила. А Тэ прилетел за то, что потерялся. Краснея и запинаясь, Наташа протянула яичко. Тая так обрадовалась, что не спросила, как это вдруг у Наташи. К тому же, к счастью для Наташи, Тайной Мамы дома не оказалось…

Когда Наташа вернулась домой, бабушка строго спросила:

Отдал? Наташа кивнула.

Хорошо, что у тебя хватило смелости, — сказала бабушка.— И совесть, — добавила она после паузы. — А теперь садись на диван и слушай. А я прочитаю тебе сказку.

Подвинься, Наушка, — сказала Наташа и приготовилась слушать.

Бабушка взяла книгу, надела очки и стала читать сказку.

Дама червей

Утром на моей кухне

Запеченные королевские пончики

Для высоких гостей

Всех видов.

Заморозить их на балконе.

И валет червей,

Восемнадцать лет

Он утащил их и съел их одних.

И никто не видел.

И никто не сказал:

«Позор вам, Ваше Высочество!»

Вскоре пришли гости:

Дамы и короли

И трефы, и бубны.

Все в парче и мехах,

Одетый в пыль

И закутавшись в новые одежды.

Вот наш король червей

Крикнул своей даме:

Смотри, кто к нам в гости пришел! —

Он сам подал его на стол.

я даже себе заливал

Вкусный суп из телячьих хвостов.

На столе был лосось

И индейка в желе

И игристое шампанское.

Все воскликнули: — Ах! —

Как принесли при свечах

Легкий пудинг с изысканной подливкой.

Во время трапезы королева была весела.

Перегрыз два крылышка индейки подряд.

Опускание с французским бульоном

А потом она заказала червового валета

Принесите королевский десерт как можно скорее

И раздать всем по пончику.

Но, возвращаясь с балкона, домкрат

Сообщили: — Их там нет.

Очевидно, их унесли грабители.

Я искал на полу.

В каждом углу шарил.

На столе, в сундуке, в умывальнике.

Впрочем, может кот

Который живет в подвале. —

Подумай сам —

Правильно, он их съел: Он смотрел на меня.

Виновато пошевелить усами.

Стыдно, Джек.

Вы говорите сущий вздор.

Ведь кошки не едят пончики.

И позвольте мне заметить. —

Король кричал сердцем. —

Им не нужны береты с помпонами!

Эй, позови сюда слуг

Да, поставить всех в круг.

Я сам буду вести разбирательство.

Я знаю, кто украл

Я подобрал крошки.

Да, осталось одно.

Так получилось, что вор,

Забыть стыд

Я не вытер подбородок платком,

И ему жаль

На виду у людей

Весь сироп из варенья так и вытек!

Потом все стали искать

Поверни голову

Как будто вора никогда раньше не видели.

И наш валет червей

Трение все сильнее и сильнее

Чистый подбородок.

Королева, кричит:

Эй, зовите палача! —

Она гневно заколотила каблуками.

И они не знали, что делать.

Должен ли я есть или пить

Все ее королевские гости.

Но король сдержал свою речь.

Горячо возражал

Против смертной казни:

Поскольку пончиков нет,

Это валет червей

Вряд ли он сделает уродливее!

Пусть червовый валет

Следующие несколько лет

Ест только горячую корочку.

И на завтра

Принесите ремень

Да, напросись на хорошую порку!

Наташа засмеялась.

Прости, бабушка, — сказала она. — Я все понял, я никогда ничего не возьму у кого-то без спроса.

Бабушка, погладив внучку по головке, пошла на кухню жарить котлеты.

Знаешь, Наушка, — сказала Наташа. — Все-таки у меня очень добрая бабушка.

Но Наушка продолжала спать, а дождь продолжал стучать в окно.Наташа легла рядом. Она натянула старое клетчатое одеяло. И тоже незаметно уснул.

(«Сказка о пончиках» — фрагмент сказки Ирины Токмаковой «Приключения в Тутитамии» — опубликована в 6-м номере журнала «Мурзилка» за 1999 г.)

Чтобы увеличить страницу, нажмите на нее!

Рис. Л. Токмакова

Ирина Петровна Токмакова

И наступит веселое утро

Стихи, сказки, рассказы

«Веселое утро…»

По порядку так и было.

Подпевай, подпевай:
Десять птиц — стая…
Это зяблик.
Это стриж.
Это забавный чиж.
Ну, это злой орел.
Птички, птички, домой!

А двухлетняя девочка проворно ложится на пол, делает на лице смешное изображение ужаса и ловко заползает под кровать…

Так началось мое знакомство с поэзией Ирины Токмаковой.Дочка залезла под кровать, а мама с выражением прочитала стихи «Десять птиц — стая».

Через десять лет я увидел статью Токмаковой в газете «Правда». Она писала, что современная детская литература, и особенно направленная на детей, должна прежде всего учить… взрослого, учить его обращению с ребенком!

Писатель был прав, и я знал это по опыту.

Ирина Петровна работает для самого маленького слушателя и читателя — для дошкольников и младших школьников.Пишет стихи, песни, рассказы, сказки и пьесы. И во всех ее работах реальность и вымысел идут рядом и дружат. Послушайте, прочитайте стихотворения «В чудной стране» и «Букваринск», «Котята» и «Скороговорка», другие произведения, и вы со мной согласитесь. ‹…›

Стихи Токмаковой просты, кратки, звучны, легко запоминаются. Они нужны нам так же, как и первые слова.

Каждый из нас познает мир по-разному: кому-то познание дается легко, кому-то сложнее.Одни созревают быстрее, другие медленнее. Но в любом случае никто из нас не может обойтись без родного языка, без слов и выражений самых простых. Они чудесным образом соединяются в ту крепкую нить, которая связывает родные слова и между собой, и с мудростью сказки, и с радостью, и с печалью нашего времени. С самых ранних лет, наряду с узнаванием родного языка, ребенок погружается в определенную культуру. Вот почему говорят: «Слово, язык — это весь мир.»

Через слова они узнают себя и других. Слова можно повторять, декламировать, петь и с ними весело играть.

Откуда Ирина Петровна — взрослая — так хорошо знает первые слова детей? Или она их придумывает, сочиняет?

Хорошие детские книги получаются только у писателя, который не забыл, что такое быть маленьким среди взрослых. Такой писатель ясно помнит, как думают, чувствуют, ссорятся и мирятся дети, — он помнит, как они взрослеют.Если бы я не помнил, то не нашел бы слов, которым бы вы сразу поверили.

«Сколько надо помнить!» — некоторые из вас могут быть удивлены.

Тебе действительно нужно многое запомнить. Но даже детский писатель не может помнить все о детстве. А потом сочиняет, придумывает интересные сюжеты, которые вполне могут быть на самом деле.

Как на горке — снег, снег,
И под горкой — снег, снег,
И на дереве — снег, снег,
И под деревом — снег, снег,
И медведь спит под снегом.
Тише, тише… Не шуметь.

Чем раньше в душе человека пробуждается чувство любви к родному городу, селу, дому, друзьям и ближним, тем больше у человека духовных сил. Ирина Петровна всегда помнит об этом. Вот уже более полувека она не расстается со стихами, сказками, рассказами, а значит и с вами — своими читателями.

Мы немного поговорили об особых взрослых.

Теперь поговорим об особых детях. Это проще, потому что дети все особенные.Врачей и космонавтов, матерей и дочерей и принцесс, учителей и разбойников, диких зверей и торговцев играет только особый человек. В таких играх все как на самом деле, как и в жизни — все «за правду»: серьезные лица, важные поступки, настоящие обиды и радости, настоящая дружба. Это означает, что детская игра – это не просто развлечение, а мечта каждого о завтрашнем дне. Детская игра — это вера в то, что нужно подражать лучшим поступкам и поступкам взрослых, это вечное детское желание поскорее вырасти.

Здесь Ирина Петровна помогает детям: пишет, сочиняет книги обо всем на свете. Но он пишет не просто, чтобы развлечь ребенка, нет. Она учит серьезно думать о жизни, учит серьезным поступкам. Об этом ее рассказы, например «Шумят сосны», «Ростик и Кеша», стихи «Я слышал», «Разговоры» и многие-многие другие.

У каждого есть свои любимые игрушки. Подрастая, с ними надолго не расставаешься: расставляешь на шкафах, полках, сидишь на диване, на полу.И правильно делаете!

Любимые игрушки, особенно куклы и зверюшки, это часть детства, детского мира, дети сами его сочиняли вокруг себя. В таком мире можно жить сколько угодно, ведь вокруг друзья. Этот мир населен прекрасными героями – озорными и послушными, забавными и трогательными, честными и преданными. Зачем с ними расставаться!

Точно такой же жизнью живут детские книги

— ваши лучшие друзья и советчики. Спросите о чем-нибудь игрушку, например Дюймовочку или медведя.Дайте им минутку помолчать и подумать, а вы сами в ответе за них. Интересно! Но сама книга отвечает нам голосами своих героев на любые вопросы. На мой взгляд, даже интереснее! Вы сейчас держите одну из этих книг.

Любое известное произведение Токмаковой, вошедшее в книгу «И наступит веселое утро», непременно заставит вас найти и вспомнить другие стихи и прозу Ирины Петровны, ее переводы произведений для детей с армянского, литовского, узбекского, Таджикский, английский, болгарский, немецкий и другие языки…Токмакова много переводит — она ​​помогает писателям из других стран приезжать со своими книгами к детям, читающим по-русски. Так читатели и писатели с помощью книг учатся друг у друга хорошему, лучше и быстрее понимают, что человек рождается и живет для счастья — для мира, для людей, а не для горя — для войны и разрушения все живые существа. А если человек этого не понимает, его жизнь проходит впустую, никому не приносит ни радости, ни пользы. Значит, я родился напрасно…

И все же радости и горести в нашей жизни часто идут рядом. Взрослые, много прожившие люди говорят: «Так устроен мир».

Интересно, что писатели и дети, не говоря ни слова, чаще всего отвечают на это так: «Мы хотим сделать мир лучше».

Правильный ответ.

Нет чужого горя, не должно быть. Поэтому детские писатели всегда ищут причины хороших и плохих поступков взрослых и детей:

Ненавижу Тарасова:
Он подстрелил лося.
Я слышал, как он сказал
Хотя он говорил тихо.

Теперь телячья губа
Кто будет кормиться в лесу?
Ненавижу Тарасова.
Отпусти его домой!

Когда человек стремится к лучшей жизни, он хочет справедливости не только для себя, но и для других. А «другие» — это не только люди, это все живое вокруг. Ирина Токмакова много пишет о природе, умеет сделать личностное состояние своих героев — детей и взрослых, деревьев и цветов, домашних и диких животных — интересным каждому читателю.Даже в небольшом стихотворении она мудро очеловечивает природу, раскрывает содержание повседневных забот и дерева, и зверя.

Токмакова И.

Глава первая

Аля написала письмо матери. Она очень старалась писать хорошо, но все шло кувырком: буквы не слушались, падали, менялись местами и ни за что не хотели держаться за руки, как будто все друг с другом перессорились. Ну просто наказание!

Внезапно буква «А» врезалась прямо в середину страницы.Она махала руками и что-то кричала.

Что с тобой случилось, что случилось? — сказала Аля.

Буква «А» села на строчку, вытерла пот со лба и еле произнесла:

Кляксич!

Ничего не понимаю! — сказала Аля.

Да Кляксич! — воскликнула буква «А». — Отвратительный Кляксич пробрался в Азбуку! Он ссорит письма друг с другом, он их ненавидит, он хочет заменить их все своими родными — кляксами.Он меня уже выгнал, а теперь на моем месте жирная клякса — его племянница.

Тут расплакалась добрая, трудолюбивая буква «А».

Так много для вас! — поразилась Аля. — Но ты успокойся. Нужно что-то придумать. Нельзя ему поддаваться! Мы должны бороться!

Что тут можно придумать! — возразила буква «А». — Ты даже не можешь подписать свое письмо! Кляксич, когда узнал, что ты пишешь письмо маме, похвастался: «Я уже букву «А» выкинул, букву «Л» запру, а букву «И» спрячу, чтобы никто не найдет.Как же тогда Аля подпишет свое письмо? Я владелец АВС! »

Алья задумалась. Она действительно не сможет подписать письмо без необходимых букв. А если ты его не подпишешь, то как мама поймет, кто ей написал письмо?

Я знаю, я знаю! — вдруг закричала Аля. — Сейчас я возьму из блокнота отцовские чернильный ластик и промокательную бумагу. А мы с тобой пойдем в Азбуку, найдем Кляк-сыча и сотрем его. Верно?

Как правильно! — обрадовалась буква «А».


Взявшись за руки, Аля и буква «А» отправились прямиком в азбуку.

В самом подъезде их преградила добродушная симпатичная буква «В». Через плечо на поясе висела огромная корзина.

Возьмешь рогалики? она спросила.

Да какие там бублики, — протестовала буква «А». — У нас важное дело. Пожалуйста, впустите нас!

Брось, — сказала буква «Б», не двигаясь с места.- Возьмите белые рогалики и рогалики. Быстрее.

Буква Б была ужасно толстой. Аля и буква «А» никак не могли ее обойти. Пришлось купить бублики. Купили их целую линейку, вот так…

ооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооооо…

Больше! Более!

Но свободной линии у них больше не было. Бублики было просто некуда положить.

Уважаемые читатели, поскорее берите карандаши и покупайте бублики на букву «Б», как можно больше, иначе Аля и буква «А» не войдут в азбуку, вот и все.Что тогда будет со всеми письмами? Даже страшно подумать!

Глава вторая

Ну наконец то буква «Б» отступила! Аля и буква «А» вошли в ворота. За воротами зазеленел луг. Колоны паслись на траве. Знак вопроса следовал за ними, щелкая хлыстом.

Кляксича не видели? — спросила его буква «А».

Кляксич? — На затылке почесал вопросительный знак. Я видел Кляксича.Он уехал на поезде. Где? Как я должен знать?

И знак вопроса вопросительно посмотрел на них. Вы не можете получить никакого смысла от этого пастуха! Спешите на станцию! На вокзале буква «Б» в кондукторской кепке с красным низом кричала на пассажиров.

В вагоны! В вагоны! Садитесь в вагоны! Вы в первом вагоне? — спросила она у Али. — Твои вещи?

Странно, что она попросила показать вещи, а не билеты. Но у Але не было времени удивляться.Она представила линию с рогаликами.

Потрясающе! — почему-то обрадовалась буква «В». Как только они вошли в вагон, поезд тронулся. Они

сел поудобнее. Колеса стучали по рельсам. За окнами мелькали дома и деревья.

Но вдруг поезд затормозил и со скрежетом остановился. Пассажиры высыпали из вагонов. Просто подумай об этом! Дальше пути не было! Это Кляксич (кто же еще!) с рельсов стащил, шпалы разобрал и даже все деревья срубил!

Буква «А» сразу впала в отчаяние.Аля стала ее утешать:

Вы забыли: у нас есть читатели! Все на ремонт гусениц! Стели шпалы! Заодно починить дома и посадить побольше деревьев: дорога нуждается в лесозащитной полосе!

Глава третья

Гусеницы отремонтированы. Поезд долго ехал без остановок. Аля задремал. Буква «А» не могла уснуть: волновалась. Наконец поезд подошел к платформе.

Аля и буква «А» вышли из вагона.Уже темнело.

Горели фонари. Они решили постучать в первый попавшийся дом. Это был голубой дом с голубыми занавесками на окнах. На подоконниках в глиняных горшках цвела герань.

Громкое пение доносилось из открытых окон прохожим:

Глупый карлик глядел, глядел, Громкий рог гудел, гудел, Громче рожка гром гремел, Громче грома гном лаял.

Угадай, чей это дом? Конечно, в этом доме жила буква «Г».

Что это за дурацкая песня? — спросила Аля на букву «А».

Ничего удивительного, — ответила буква «А». — Глупость с какой буквы начинается? Видишь — с «Г». Так что это письмо вполне может оказаться глупым.

Они постучали и вошли.

L был в синем халате и синих тапочках.

Кляксич? — переспросила она, когда узнала, о чем идет речь.- Может быть, я вам скажу, где Кляксич, только сначала решите задачу. «Если один пассажир отстал от поезда и один пассажир отстал от другого поезда, сколько пассажиров осталось?» Просто хватай бумагу и решай, иначе ты не услышишь от меня ни слова.

Аля поняла, что с «Г» не поспоришь, и тут же написала 1+1=2. Это была самая пустяковая задача на свете.

Вы глубоко ошибаетесь, — сказала буква «Г». — Ответ не сходится.Он не сходится, если вы идете пешком, и не сходится, если вы едете на поезде. А раз вы ничего не понимаете в арифметике, то и незачем вам тут ходить и вынюхивать про Кляксича. Я ничего тебе не скажу.

И буква «Г» снова запела свою дурацкую песенку. Они ушли, ничего не узнав. Буква «А» снова расстроилась, а Аля крепко сжимала в руках резинку и надеялась, что все-таки все уладится.

Пока они спускались с синего крыльца, буква «Г» высунулась из окна и крикнула им вслед:

Ноль! Ответ будет ноль! Если пассажир отстал от поезда, то он уже не пассажир, а растяпа! Вы понимаете?

Луна взошла. Наступила настоящая ночь. Нужно было уехать куда-нибудь на ночь. Свет в окнах погас. Только в одном, самом высоком доме, под самой крышей горело крошечное окошко.

Пойдем, попросимся на ночлег, — предложила Аля. — Ты знаешь, кто там живет?

Я знаю, — сказала буква «А». — Там живет буква «Д». Зовут ее Добрая Дуня. Она разрешит нам переночевать, только в ее доме нет лифта и нам придется идти пешком.

Не беда, — сказала Аля. — Начнем считать этажи, а читатели запишут, чтобы мы не сбились со счета.

Они открыли старую скрипучую дверь и поднялись по темной лестнице.1-й этаж. 2-й. Вы написали? 3, 4, 5, б, 7, 8, 9, 10.

Давай! Они постучали. Буква «Д» — Добрая Дуня — крикнула из-за двери:

Заходи, не запирайся! Здравствуй, «А», дорогая! — обрадовалась Дуня. — Кого ты привел ко мне в гости?

Аля пожала пухлую руку Доброй Дуне и назвала себя:

Дуня тоже пожала Алине руку, улыбнулась и спела песенку:

Аля удивилась, но постеснялась спросить, что означает эта песня.Поэтому приходится догадываться самому.

Буква «А» начала рассказывать Дуне о Кляксиче, но Дуня перебила ее.

Я знаю, — сказала она. — Утром здесь был Кляксич.

Пригрозил всем буквам, что заменит их кляксами, если они вернут букву «А» в азбуку. Еще он хвастался, что уже перессорил некоторые буквы между собой. Кляксич рассказал об этом своим друзьям Помарке и Описке, а я вышла на балкон и все услышала.

Куда они делись тогда? — спросила Аля.

Потом они вместе пошли к букве «Л», чтобы схватить ее и посадить под замок. Некоторые буквы боятся и слушаются Кляксича. Но не я. Я знаю, что самое доброе в мире — это дружба.

Вы заметили, по какой дороге они пошли? — спросила буква «А».

По-моему, туда, через лес, на букву «Л». Отдохни немного, поешь, я тебя сейчас дыней угощу.

Аля и буква «А» легли на диван.Дуня пошла на кухню. Она стучала тарелками и ножами и тихо напевала:

«Что это за странные песни поет Дуня?» — снова подумала Аля, сама не понимая, в чем дело. Ну что, угадали? Если нет, прочтите еще раз песни Дунечки и обратите внимание на первые буквы в начале каждой строчки.

Глава четвертая

Рано утром Аля и буква «А» пошли прямо через поле в лес.На опушке леса стояла старая изба, поваленная набок.

В нем жили две бедные старухи «Э» и «Йо». Они с рождения были ужасно забывчивыми и рассеянными. Они вечно теряли вещи, деньги, роняли кошельки, забывали сумки. Когда кто-то находил их товары и приносил их, они уже ничего не вспоминали. Если бы вы спросили «Э»: «Это ваше?» — она ​​покачала головой и сказала: «Наверное ее». Они спросили «Йо»: «Это твое?» — она ​​тоже покачала головой и сказала: «Наверное ее.Что было делать? Соседи забрали вещи себе, а «Е» и «Е» тут же забыли об этом.

Путешественники не посмотрели на разбросанные «Е» и «Ё». Они шли и шли по лесу, пока не увидели очень странное сооружение.

Это была, видимо, землянка, но вход в нее был замаскирован — дверь не нашли.

Кто здесь живет? — громко спросила Аля.

Кто ты?

Кто ты сегодня?

Сегодня мы Жужелица и Землеройка.

«Что это за буквы?» — подумала Аля, но сразу не сообразила.

Выходи, нам нужно поговорить, — сказала она, надеясь, что, увидев их, поймет, что это за буквы.

Мы стесняемся.

Тогда хоть скажите, как найти букву «Л»?

Идите направо. Отсчитайте пять шагов. Затем идите налево, считайте в обратном порядке. Потом из пяти елок

снова правильно. Вам придется рисовать елочки, ведь наш лес лиственный.Сделайте десять шагов. Найди в заборе калитку / Там живут три буквы. Они скажут.

Спасибо, — сказала Аля на эти странные буквы, и, повернувшись направо, она вместе с буквой «А» начала считать: 1, 2, 3, 4, 5, потом повернулась налево и стала посчитайте еще раз: 5, 4, 3, 2, один.

Ну, нарисуй елочки, — сказала Аля.

У меня ничего нет, — ответила буква «А».

О, где мой карандаш? — испугалась Аля. — Конечно! Я забыл его на «Г», когда решал ее дурацкую задачу.Что мне теперь делать?

Они сели на пенек. Буква «А» тут же расплакалась. Але тоже было как-то грустно.

Может, наши читатели снова нас выручат? — подумала она вслух. — Нарисовать елочки не так сложно, если под рукой есть блокнот и карандаш.

Ах, не знаю, — всхлипнула буква «А». — Давайте ждать.

Глава шестая

Вскоре появилась река Чернила.Она текла между высокими лесистыми берегами. Ласточки кружили над пурпурными волнами. Моста, по которому можно было бы перейти на левый берег, не было. Вчера здесь был ураган. Судя по всему, мост снесло ураганом.

Уровень чернил повысился. О прогулке не могло быть и речи. Вплавь перебраться тоже было невозможно — течение в этом месте было очень быстрое.

Срубим сосну, — предложила буква «А». — Давайте перекинем его на другую сторону.

Интересно, чем ты собираешься резать? — спросила Аля ехидным голосом.

Буква «А» начала кричать, чтобы кто-то с другой стороны вел лодку. Но никто не ответил. Аля придумала, как быть.

Давай вытрясем рогалики, скомандовала она.

Так и сделали.

Буква «А» быстро перебежала на другую сторону. Но как

только Аля ступила на этот импровизированный мост, трос под ним качался и гнулся.Але стало страшно.

Нам нужно укрепить мост палками! — крикнула буква «А» с той стороны.

Какие палочки для еды, если у меня нет карандаша? Как я должен писать палочки? Ой! Ой! У Али закружилась голова. Линия вот-вот выйдет из строя!

Скорее, скорее, не теряя ни минуты, каждому, у кого есть карандаш и бумага, — целая линейка палочек!

/////////////////////

Ну, Аля перебралась на другой берег. Сколько времени потрачено впустую! Они побежали.Мы подошли к небольшому чистому домику на букву «Л». Но что это? Здесь никого нет. Ворота широко открыты. Двери открыты. В доме никого нет. Только сидит в будке и даже не лает собачонка Лента. Многие следы ведут от ворот налево.

Аля и буква «А» пошли по стопам. Следы вели к сараю из толстых бревен. У дверей сарая сидели вооруженные до зубов буква «К» и буква «М».Аля сразу обо всем догадалась. Конечно же, они охраняют бедную L в сарае.

Где? — крикнула буква «К».

Нам нужно увидеть «Л», — сказала Аля. — Мне нужно это письмо, чтобы подписать письмо. — И она сделала еще шаг в сторону амбара.

Буква К вытащила револьвер.

Не двигаться! Кира мыла раму. У Киры косы.

О чем вы бредите? Лучше открой дверь, — сказала Аля.

Нельзя, — строго ответила буква «К».- Косы хорошие. Кира маленькая.

Что с ней не так? — спросила Аля у «М».

«М» улыбался и не казался таким свирепым, как на первый взгляд.

Эта буква «К» долгое время работала в букваре. А теперь бук-

вар написал новый. Там взяли младшую букву «К». А этот обиделся. Она думает, что азбука была лучше. Поэтому она бормочет слова, которые были в букваре на ее странице.

Каша.Лошади. Сука. Ком, — подтвердила буква «К».

Кляксич пообещал ей поставить кляксу на новой «К». Так она засасывает.

А ты? — возмутилась буква «А».

Что я? Я не злюсь. Мед. Малина. Мак. Мармеладка, — добавила букву «М» в подтверждение своей доброты.

Так помогите нам. Освободим невинную букву «Л», а эту злую букву «К» запрём в сарае.

Можно, — сказала буква «М».

И не успела оглянуться свирепая буква «К», как оказалась в сарае, а буква «Л» радостно выбежала навстречу Эле.Из сарая раздались возмущенные крики:

Каша! Куры! Кира пошла в кино!

Но их уже никто не слушал. Уговорив букву «М» подать сигнал «К», все трое двинулись дальше на поиски Кляксича и на выручку буквы «И».

Глава седьмая

Аля и буква «А» быстро ушли от сарая, а за ними, еле поспевая, бежала буква «Л». Кляксич не велел кормить ее, пока она была взаперти, а она была очень слаба.

Около дороги был вкопан огромный столб, и к столбу была прибита стрела, тоже огромная, и на ней было написано «НОП».

Что это такое? — спросила Аля.

Научно-экспериментальный пункт, — пояснила буква «А».

Это такое учреждение?

Конечно.

А что они там делают?

Проведены эксперименты. Там работают «N», «O» и «P». Стрелки с НОПами стали попадаться все чаще и вскоре

путешественники увидели серый кирпичный дом со светлыми окнами во всю стену.

Они вошли. Аккуратная сторожка — точка с запятой — провела их в лабораторию. Там что-то кипело и шипело на спиртовке, что-то булькало в пробирках.

Прости… — начала Аля.

Тсс! — кричали ей «Н», «О» и «П». Все трое были в белых халатах и ​​белых шляпах. Опыт идет!

Но мы очень… — робко заметила буква «А». «Н», «О» и «П» замахали руками.

Начато! — заявила буква «Н».

Тает? — спросила на букву «П» шепотом у своих товарищей.

Окислился, — прошептала в ответ буква «О». — Реакция идет с выделением тепла… Ненужные буквы выпадают в осадок.

Что ты здесь делаешь? — не выдержала Аля.

Тсс! — кричали ей все трое. — Мы плавим слова.

Что? Какой? — поразилась Аля.

Готово! — хором кричали «Н», «О» и «П».

Подскочили к фляге, и буква «Н» торжественно объявила:

Опыт прошел блестяще.Вот ты где. Вместо обычного хлипкого скоропортящегося стихотворения мы

полученные лабораторным путем средства устойчивые стихи, не боящиеся ни ядовитых веществ, ни непогоды. Слушай:

Жил-был на свете Умный Слон. У него был ТелеПОН. Идет слон — Топ-топ-топ, Слон ТелеНОП звонит…

Подожди, подожди! — не удержалась буква «А». — Что делаешь? Вы заменяете другие буквы своими буквами! Вас Кляксич уговорил, что ли?

Тсс! — снова закричали все три буквы в белых халатах.- Тсс! Продолжаем опыт.

Давай, — сказала Аля. — Все равно толку здесь не будет.

Жил да. свет Умный слон.

У НЕГО ЕСТЬ ТЕЛЕФОН.

Прогулки слон — Топ-топ-топ,

СЛОН ТЕЛЕНОП звонит…

Глава восьмая

Аля, буква «А» и буква «Л» вышли на улицу в полном беспорядке. Аля сказала:

Ну что будем делать? Может, пойдем найдем букву «Р» и что-нибудь у нее узнаем?

Вряд ли она нам что-то расскажет, — вздохнула буква «А».

Видите ли, это собака. Очень хорошая собака интересной породы — ризеншнауцер, зовут ее Розочка. Она добрая и умная. Когда Кляксич стал хулиганить в Азбуке, она огрызнулась на него здорово: «Рррр!» Уговорил Описку, написал на ее киоске — «Сабак Розачка». А теперь совсем заболела. Ей всегда становится плохо, когда слово «собака» пишется с ошибкой.

Какая жалость! — вздохнула Аля. — Я очень люблю собак… Может, пойдем найдем букву «С»?

Привет-сс-те! … — вдруг откуда-то сверху донеслось. — Привет, я здесь, здесь!

Аля увидела, что на заборе сидит буква «С» — сорока.

Вы что-нибудь знаете о Кляксиче? — спросила буква «А». — Куда он делся, разве ты не слышал что?

Сорока вытаращилась на нее и затрещала!

Сонная сорока села на сосну. Снились ей во сне снегири и сойки, «Скорее!» — рассердились сойки. «Мы в спешке!» — присвистнул снегирь.Сорока ударила по спине, И сон с нее слетел.

Оказалось, что он не хочет произносить еще сорок слов, кроме «С». Ну а что было делать?

А может, буква «Т» нам что-то говорит? — с надеждой спросила Аля.

«А» покачал головой.

Сонная сорока усилок СВД; д, на сосне. Снегири и сойки фотографируют ее во сне. «Торопиться!» — разозлился сойка. «Мы спешим!» — присвистнул снегирь.\ Он ударил Сороса по спине,

И МЕЧТАЙТЕ С НЕЙ

— «Т» хорошая буква, только это Тютя.

Что это значит? — не поняла Аля.

Тюта, вот и все. Разве ты не понимаешь — «Тютя»?

Она не успела объяснить Але, что значит «Тютя», потому что кто-то начал кричать и называть букву «А». Это была буква «У». Она бросилась к ним по тротуару, не обращая внимания на красный свет и движущиеся машины.

Наконец-то! — крикнула она. — Буква «А», наконец-то я тебя нашла!

Тсс, тише! — остановила ее буква «А». — Я вернулся в Азбуку тайно, потому что Кляксич меня выгнал, разве ты не знаешь?

Ужасно! Когда это закончится? Ведь этот Кляксич, противный, злой Кляксич рассердился на моего друга Федю.

Зачем? — спросила Аля.

За то, что не захотел дать спрятать букву «И» в свою дупло.

А что Кляксич с ним сделал? — с тревогой спросила буква «А».

Буква У вытерла глаза платком.

Не знаю, — сказала она. — Больше он ко мне не приходит, и я не нашла его в лесу. Вот я и ищу тебя, буква «А». Я иду по лесу и не могу крикнуть «Ай» без тебя. Я получаю «Оооо», но сова Федя, наверное, думает, что это просто ветер, и не отвечает. Пойдем со мной в лес, пожалуйста.

Аля и буква «А» переглянулись.Что делать? Они ищут букву «Я», им совершенно некогда идти в лес. Но ты должен выручить сову Федю!

Давай, — сказала Аля на букву «А» и на букву «Л». — В каком лесу живет сова Федя? — спросила она букву «У».

Недалеко, — суетилась буква «У». — Вон там, за той улицей, начинается лес, где он живет и всегда приходит ко мне пить чай, он очень любит пряники. А теперь, бедный, бедный…

В Фединском лесу росло много старых дуплистых дубов. Густая листва заслоняла солнце. Трава была мокрой.

Ай, ай! — кричали буквы «А» и «У» в зеленом полумраке фединского леса.

Никто им не ответил.

Ай, ай! — снова закричали они.

Але показалось, что в ответ послышались какие-то непонятные звуки, но откуда, она не могла понять.

Федя! Федя! — напрягала буква «У».

Бу-бу… — было им еле слышно.

Вдруг буква «Л», которая устало плелась позади всех, увидела высеченную на корне дуба надпись: «десять». И на другом дубе тоже «десятка». А рядом с «десяткой». И еще на одном — «нилиф». Что означают эти загадочные надписи?!

Все стали осматривать дубы, стуча по стволам. Дубы были толстые. Внизу сучков не было. Взобраться на дуб, чтобы осмотреть вершину, было практически невозможно.И потом, на какую лезть?

Понятно! — вдруг закричала Аля. — Давай встанем друг другу на плечи, а ты, буквой «У», заберись на самый верх и поищи дупло. — С этими словами Аля подбежала к дубу с надписью «Нилиф».

Буква «У» забралась на толстую ветку и стала шарить по коре.

Ничего нет! — крикнула она сверху. — Есть только ветки! Спусти меня!

Ищите, ищите! — настаивала Аля.

Ой! — крикнула буква «У». — Ветки падают! Они здесь не растут! Пустой! Его заблокировали ветки! И замазанный чернилами!

Буква «У» немного повозилась с ветками, и сова Федя оказалась на свободе.

Все радостной толпой двинулись обратно в город.

Как вы догадались, где Кляксич спрятал Федю? — спросила буква «А» у Али.

Да проще простого, — сказала Аля, но не договорила…

Кто-то бросился к ним, кувыркаясь и делая два шага то на руках, то на ногах.

Кто это? — удивилась Аля.

Это Хитрость, буква «Х».

Это хорошо! — обрадовалась Аля. — Мы сейчас у нее спросим, ​​может быть, она знает, куда делся Кляксич.

Нет, нет, — сказала буква «У». — Вам не нужно спрашивать ее. Она очень хитрая. Она скажет вам, что дружит с вами, а потом встретится с вашим врагом, перевернется, встанет на руки — и пожалуйста, она уже его первый друг. Она выглядит одинаково — хоть на руках, хоть на ногах.

Хорошей погоды! — сказала буква «Х», догнав их. — Откуда вы приехали?

Мы гуляли по лесу, — пробормотала буква «У». — Мы спешим. До свидания.

До свидания, до свидания, хотя было бы неплохо с вами немного поболтать. И буква «Х» мило улыбнулась.

Но буква «У» ускорила его шаги.

Всем спасибо, — сказала буква «У». — Ты помог мне найти Федю. Приходи ко мне на чай с пряниками.

Но Аля отказалась за всех:

Спасибо, но мы не можем. Нужно искать букву «Я», с ней наверняка случилась какая-то беда, раз Кляксич за ней так охотится.

Аля, буква «А» и буква «Л» последовали за «У» и «Ж» до дома и пошли дальше.

Глава девятая

Взошло солнце и стало жарко. Дошли до какого-то пыльного сквера с редкими кустиками и выгоревшими клумбами. Устало опустился на скамейку.Буквы «Н» и «С» тут же шлепнулись на соседний магазин. Они оба рассмеялись.

Что смешного ты слышишь? — спросила буква «А» сердитым голосом.

Играем в прятки, — сказала буква «Ч». — Слушай, ты можешь нас найти? — И бормотали, перебивая друг друга:

Чаптия агат цернж, Эрнш.а. Зернал чапла йиркшем иертила. Подумай, шртёец очень тонкий, если встанешь* ногами, сразу разберёшься!

Очень весело, — пробормотала буква «А».- Не могли бы вы лучше сказать мне, где буква «я»? Где Кляксич?

Нет, то есть мы ничего не знаем. Мы все время играли. Спросите у сестер «Ш» и «Ш», они серьезные.

Где они живут?

Да, вот рядом.

А мне и не надо было никуда идти: буква «У» выбежала на площадь, расстроенная, вся в слезах.

Беда, беда… — причитала она.

В чем дело? — с тревогой спросила Аля.

Не со мной — с сестрой.- Сквозь слезы буква «У» с трудом выговаривала слова. — Кляксич разорвал ее на крюки, потому что она не хотела выдавать букву «Я». Он заколдовал свою сестру, и теперь крючки будут все отдельные, пока кто-нибудь не напишет букву «Ш» тысячу раз по сто. Но никто не может этого сделать. Моя бедная младшая сестра!

Не убивайся так, — сказала Аля. — Мы уже давно путешествуем на букву «А», и наши читатели не раз нас выручали.Я уверен, что каждый из них сначала перепишет крючки в блокнот, а когда научится их писать совершенно правильно, то напишет много-много «З» и отправит вам. Так что у вас достаточно, чтобы разбить колдовство.

Буква «У» немного успокоилась.

Скажи, куда делся Кляксич?

Он ушел куда-то в самый конец азбуки, — сказала буква «У». — Я слышал, как он ругался твердыми и мягкими знаками. Кляксич уговорил их что-то сделать. Твердый знак не соглашался, ругался с Кляксичем и кричал: «Не боюсь! Я съем тебя, а остатки брошу собакам! Мягкий знак умолял: «Тебе не жаль? Бросай! Брось! Перестань так делать!» — но я был так расстроен, что не понимал, о чем они говорят.

А где теперь буква «Я»?

Не знаю. Букву «Ж», моя сестра знала. Но она не хотела говорить: боялась, что Кляксич замышляет что-нибудь недоброе.

Ну, до свидания, — сказала Аля, и они пошли в конец Азбуки, где жила буква «Е».

У буквы «Е» был свой домик,

плитка. Буква «Е» ласково поприветствовала их, протянула к каждому руку и назвала себя:

Эмма-Элла-Эрна-Эвелина.

«Батюшка, какое у нее длинное и сложное имя», — подумала Аля.

В гостях у Эммы-Эллы-Эрны-Эвелины была ее подруга на букву «У», которую все называли Джулией в Юбке, потому что она никогда не носила платьев.

Не трудись объяснять, я знаю, зачем ты пришел, — сказала буква «Е». — Все, что я знаю, я открою тебе. Но, к сожалению, я очень мало знаю. Буква «И» была скрыта словом «заяц». Когда Кляксич все-таки догадался, где буква «я», он погнался за зайцем.Он бы никогда не смог догнать зайца, но он бежал так быстро, что буква «я» не могла угнаться за такой скоростью и выскочила из слова. Тут Кляксич схватил ее!

О! — выпалил на букву «А».

И, — продолжила буква «Е», — он сделал какую-то заколдованную надпись, которую невозможно прочесть. Кто прочитает, тот освободит букву «Я». Мы с Юлей переписали надпись, но не смогли ее расшифровать.

Где эта надпись? — спросила Аля.- Покажи скорее!

Почему, — сказала Эмма-Элла-Эрна-Эвелина.

Все были просто ошарашены. Что это такое? Кто сможет прочесть эти замысловатые закрученные буквы?

Никто не мог произнести ни слова. Все молча смотрели на зачарованную надпись. Аля совсем помрачнела. Буква «А» расплакалась.

Вдруг в открытое окно влетела маленькая птичка — малиновка. Это была буква «3».

Зеркало! Зеркало! Зеркало! — крикнула она три раза и выпорхнула в окно.

Подожди, объясни! — прокричала ей вслед буква «Э», но малиновка просто таяла в воздухе.

Что такое «зеркало»? Что такое «зеркало»? Почему «зеркало»? — без конца повторяла буква «А».

Не знаю, — вздохнула Эмма-Элла-Эрна-Эвелина.

Понятия не имею, — расстроилась Юля в Юбке.

Аля подошла к зеркалу — оно не показывало ей ничего, кроме самой Али.

Что делать? — задумчиво спросила она. — Может быть, ребята нам снова помогут?

Не знаю, — печально ответила буква «А».

Конечно, помогут! — сказала Аля. — Их так много. И все они умные. Они угадают.

Глава десятая и последняя

Ну вот, когда все так благополучно закончилось… Что? Конечно же, ребята придумали, как прочитать заколдованную надпись, и буква «И» освободилась из своего страшного плена. А Аля написала такое письмо:

Милая мамочка! Я так рада, что ты скоро приедешь и отвезешь меня на 1 класс.Приходи быстрее.

Ваша дочь Аля.

Все это прекрасно. Но куда делся злодей Кляксич? Удалось ли Алье победить его?

Всем бы очень хотелось, чтобы это было так. Но… Кляксича поймать не удалось. Он сбежал. Он ушел из Азбуки вместе со своими друзьями Блотом и Опиской. Они теперь вместе бегают от блокнота к блокноту и строят людям всякие пакости потихоньку.

«Мои сказки пишу я сам, я просто наблюдаю

Шерсть.Зимой заяц становится намного светлее, и заяц становится чисто белым (отсюда и прозвище зверя). Где они живут живет в лесу. Это лесной заяц. Русак может жить в полях и степях. Так что на вопрос, где живут зайцы, ответ не совсем однозначный.

Беляк: режим дня и питание

Днем заяц, как правило, спит там, где живет. Заяц в лесу выходит только ночью покормиться. Зимой питается в основном корой различных деревьев.Заяц делает это весьма оригинальным способом, приподнимаясь на задние лапы, чтобы мягче дотянуться до коры, как бы стоя по стойке смирно. Заяц грызет ветки молодых осин, берез, кору ивы, ивы и других лиственных деревьев. Очень любит молодые плодовые растения.

Зимой заяц довольно легко передвигается по глубокому снегу, так как на ногах (даже между пальцами) растет шерсть. И в тепле, и в снегу держится гораздо легче. Нога становится шире, и заяц бежит как на лыжах.Кстати, когда заяц прыгает, он выставляет вперед задние лапы, как белка, оставляя на снегу характерные следы.

в укрытии

Лежачий — так называется зимнее (и летнее) логово, где время от времени живет в лесу заяц. Вы можете добраться до скрытого места по следам зайца. Но, скорее всего, сделать это будет очень сложно. Перед тем как лечь, заяц усиленно путает следы, извивается и прыгает из стороны в сторону (делает пометки).И только окончательно всех запутав, животное наконец ложится в продолговатую нору. В ней заяц прячется от всяких врагов, а их у него хватает: волки, лисы, совы, орлы, собаки, рыси. Также — охотники и браконьеры всех рангов и мастей.

В постели можно укрыться от пронизывающего осеннего и зимнего ветра. В сильную зимнюю метель зайца-беляка может засыпать снегом, что называется, «по самые уши». Над ним образуется свод из снежно-ледяной корки.Затем затаившемуся зайцу, вылезшему на свет, приходится выкапываться из тайника. Так что на вопрос, где живут зайцы, можно ответить так: часть времени они лежат. Там они прячутся от врагов и ветра.

Где живут зайцы?

Это полевые и степные животные (по большей части), в отличие от белых, которые в основном обитают в лесу. Днем зайцы почти всегда спят, а ночью кормятся. Они копают снег над озимыми и едят зеленые ростки.Если по каким-либо причинам (глубокий снег, лед, мороз) заяц не может добраться до озимых, он прибегает к огородам, где поедает оставшиеся стебли или несобранную морковь. Он также подхватывает поедание сухой травы. Охотно поедает в садах и кору плодовых деревьев — молодых яблонь. Русаки таким образом наносят большой вред народному хозяйству — полям, садам и огородам. За это их недолюбливают жители села.

Где живут зайцы зимой и летом?

Эти животные живут поодиночке или парами.В отличие от своих собратьев-кроликов, зайцы почти никогда не зарываются. Свои гнезда они строят в небольших, готовых ямках. Заячье племя известно своей плодовитостью: заяц делает 3-4 помета в год (с марта по сентябрь), в каждом по 5-10 детёнышей. Они рождаются с уже открытыми глазами и волосами, вполне самостоятельны, но некоторые погибают от врагов в первые же месяцы жизни. Дело в том, что мать, накормившись, через два-три дня убегает от малышей. Все это время они сидят, спрятавшись в траве.Через несколько дней заяц снова прибегает их кормить. Интересно, что это может сделать и другая самка, нашедшая кроликов.

Что помогает зайцу?

Спасаясь от врагов, которых у зайца предостаточно, животное может пробегать до 70 километров в день, делая широкие круги и петляя по лесу или полю. Эти следы иногда трудно распутать опытному охотнику. Так заяц сохраняет свою главную защиту — способность быстро бегать. А беляк пригодится зимой и соответствующий цвет кожи.Русак, убегая от погони, иногда может остановиться, как бы прислушиваясь и стараясь разглядеть врага. А вот у зайца хорошо развит только слух, а зрение и обоняние не очень. Так, заяц может подойти достаточно близко к неподвижному человеку, чем и пользуются опытные охотники.

Кровать или нора?

Лежак, особенно если зайца особо не беспокоить, можно многократно использовать как место для временного убежища. Но чаще всего заяц ищет новые места.Но зимой он роет в снегу норы глубиной до полутора метров, в которых проводит большую часть времени, выходя на улицу только в поисках пищи или в случае опасности.

Интересно, что заяц только утрамбовывает снег, не выбрасывая его. Зайцы, живущие в тундре, зимой роют норы длиной до восьми метров, используя их как постоянные убежища. При возникновении опасности заяц-тундра не покидает своей норы, а прячется внутри и ждет. А летом в качестве укрытий используются пустующие земляные ходы сурков и песцов.Где живут зайцы? В норах, оставленных другими животными. Он просторный и места для длинноухих достаточно.

Детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу «Счастливого пути!»). Ирина Петровна всегда была отличницей: школу окончила с золотой медалью, имея особые успехи по литературе и английскому языку; поступив без экзаменов на филфак МГУ, окончила его с отличием; Учебу в аспирантуре совмещала с работой гидом-переводчиком.Слушайте произведения Токмаковой для школьников и детей младшего возраста.

Однажды И. Токмакова сопровождала иностранных энергетиков — их было всего пятеро, но они приехали из разных стран, так что молодой переводчик должен был говорить по-английски, по-французски и по-шведски одновременно! Шведский энергетик был пожилым человеком — его поразило, что молодой москвич не только говорит на его родном языке, но и цитирует ему строки из шведских поэтов. Вернувшись в Стокгольм, он прислал Ирине Петровне сборник шведских народных песен.Эта небольшая книга, вынутая из пакета, на самом деле круто изменит судьбу И. Токмаковой, хотя об этом еще никто не подозревал…

Лев Токмаков (сам пробовал писать стихи) невольно услышал шведские колыбельные в исполнении жены, заинтересовался и предложил их в редакцию журнала «Мурзилка», с которым сотрудничал. Появилась первая публикация И. Токмаковой. Затем переведенные ею со шведского языка стихи-песни были собраны в отдельную книгу «Пчелы водят хоровод», но это была не Л.Токмаков, которому поручили его иллюстрировать, но уже известный художник А.В. Кокорин. А вот и вторая книга И. Токмаковой: «Маленький Вилли-Винки» (перевод с шотландских народных песен) — уже изданная в иллюстрациях Л. А. Токмаковой. Вилли Винки — карлик, похожий на Оле Лукойе из Г.Х. Андерсен. После «Малыша» Ирину Петровну приняли в Союз писателей — по рекомендации С.Я. Маршак! Так И. Токмакова, отказавшись от карьеры ученого, филолога, педагога, стала детской поэтессой и писательницей.Но не только – диапазон литературной деятельности Ирины Петровны чрезвычайно широк.

Творческий союз Ирины и Льва Токмаковых успешно развивался. Детский поэт Ирины Токмаковой, изданный в 1960-е годы, был проиллюстрирован художником Львом Токмаковым: «Деревья» (1962), «Кукареку» (1965), «Карусель» (1967), «Вечерняя сказка» (1968). Ирина Петровна – автор не только сборников стихов, но и значительного количества сказок: таких, как «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват?», «С радостью, Ивушкин!», «Ростик и Кеша», «Маруся не вернется» и другие.Они появлялись в иллюстрациях как Л. Токмакова, так и других художников (В. Дугина, Б. Лапшина, Г. Макавеевой, В. Чижикова и др.).

Ирина Токмакова, в свою очередь, работала с произведениями зарубежных детских авторов в качестве переводчика. В переводах или пересказах Ирины Петровны русскоязычные дети знакомились со знаменитыми героями Джона

М. Барри, Льюиса Кэрролла, Памелы Трэверс и других. И.П. Токмакова перевела огромное количество стихов с языков народов СССР и мира: армянского, болгарского, вьетнамского, хинди, чешского и других.Как поэт-переводчик Ирина Петровна часто «заглядывает» на страницы журнала «Огурец». По словам И. Токмаковой: «Как неотъемлемая часть красоты, поэзия призвана спасти мир. Спасают от огорчений прагматизм и стяжательство, которые пытаются возвысить до добродетели.

В 2004 году Президент Российской Федерации В.В. Путин направил поздравление с 75-летием И.П. Токмакова, внесшего огромный вклад как в отечественную, так и в мировую детскую литературу.Ирина Петровна – многолетний авторитет и в педагогической сфере. Она автор и соавтор многих антологий для детей дошкольного и младшего школьного возраста. Вместе с сыном Василием (который когда-то в колыбели слушал шведские народные песни в исполнении матери) И.П. Токмакова написала книгу «Читаем вместе, поиграем вместе, или Приключения в Тутитамии», обозначенную как «пособие для начинающей мамы и продвинутого малыша». Токмаков-старший оставил след в детской литературе и как писатель: в 1969 году вышла книга «Мишин самоцвет», которую написал и проиллюстрировал сам Лев Алексеевич.

Сказки Токмаковой. Токмакова Ирина Петровна (род. 3 марта 1929 г.) — детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов. Она написала несколько познавательных сказок для дошкольников и классические переводы английской и шведской народной поэзии. Жена иллюстратора Льва Токмакова.

Родилась в Москве, отец инженер-электрик Петр Карпович, мать Лидия Александровна, педиатр, заведовала воспитательным домом.

С детства писала стихи, но считала, что у нее нет литературных способностей, поэтому выбрала профессию лингвиста.В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Параллельно работала переводчиком.

Литературные переводы детских стихов начались с того, что в Россию по делам приехал шведский энергетик господин Боргквист, который, познакомившись с юной переводчицей, узнал, что она любит шведскую поэзию, а позже прислал ей сборник шведских народных детских песни для своего маленького сына.Первые переводы стихов были сделаны для личного пользования, но ее муж, Лев Токмаков, отнес их в издательство, и они были приняты.

Через год вышла первая книга его собственных стихов «Деревья», написанная совместно с Львом Токмаковым.

Все

Дорогие мои читатели!

Я стал думать, что может быть такого общего между мной, таким старым, и между вами, таким молодым? Да вот что: мы с тобой — любим «Мурзилку»! Это наш журнал — и твой, и мой.

Мне довелось познакомиться с «Мурзилкой» еще тогда, когда я был в том же возрасте, что и вы сейчас. В новогоднюю ночь я каждый раз напоминала маме, чтобы она не забыла подписаться на мой любимый журнал. Но прошло время, и я вырос, и стал читать другие, взрослые, журналы и газеты. А потом… Потом — а это было в далеком 1958 году, когда ваши папы и мамы еще не родились, а бабушки и дедушки ходили под столом — в «Мурзилке» было напечатано мое первое стихотворение. Ух, какая гордость это переполняла меня, начинающего писателя!

И во все последующие разы, что бы я ни писал, я в первую очередь показывал в редакции Мурзилки.Многое сначала было напечатано на страницах любимого журнала, а потом превратилось в книгу. И очень многие герои различных произведений, написанных разными писателями, впервые попали к читателю в журнале, в Мурзилке. А потом они переместились в книгу.

Что может быть интереснее, чем встретить друга в книге, узнать подробности его жизни и приключений, листая страницы книги.

Вы замечали, что когда вы листаете бумажные страницы, они излучают тепло? Никакой электронный планшет, самый навороченный, такого тепла никогда не даст, уверяю вас!

Как прекрасно бывает залезть на диван ногами, взять в руки теплую, живую книгу, увидеть, как изобразил героев художник, отречься от всего, углубиться в чтение и даже силой воображения найти себя в разгар описываемых событий.Что может быть прекраснее! Ты согласен со мной?

Приключения в Тутитамии

День становился все темнее и темнее. Утром. Потом пошел дождь. Маленький и противный. Совсем не лето, а какая-то осень, унылая. Наташа свернулась калачиком в уголке Наташиного дивана, стала похожа на бабушкин мячик и спала, спала, спала…

Наташе было скучно, она не хотела ни играть, ни рисовать. Бабушка для чего-то вошла в комнату и вдруг остановилась возле Наташиного столика.

Наташа, что это? — спросила она, беря со стола красивое деревянное пасхальное яйцо, расписанное голубыми и розовыми цветами. — Откуда это?

Наташа ответила не сразу и как-то странно сконфузилась:

Это Таино…

Она тебе его дала?

Н-н-нет…

Ты разрешил мне поиграть?

Н-н-нет…

Бабушка подозрительно посмотрела.

Так как же он попал к вам? Наташа молчала. Она опустила глаза и уставилась в пол.

Я взял его из корзины…

Без спроса?

Да, прошептала Наташа.

Что ты сделал? — заволновалась бабушка. — Разве ты не знаешь, что брать чужое без спросу — это просто воровство?! Теперь возьмите зонт и идите к Тэ.

Бабушка, что я могу сказать? Наташа смутилась.

Что хочешь, то и говори! Но только чтобы быть правдой!

Когда Наташа пришла к Тае, она сидела на табурете и плакала. Оказывается, расписное яйцо было подарком и памятью, и Тайная Мама очень дорожила им.А Тэ прилетел, потому что потерялся. Краснея и запинаясь, Наташа протянула яичко. Тая так обрадовалась, что не спросила, как это вдруг у Наташи. К тому же Наташиного счастья, Тайной мамы дома не было…

Когда Наташа вернулась домой, бабушка строго спросила:

Отдали? Наташа кивнула.

Хорошо, что у тебя хватило смелости, — сказала бабушка. — И совесть, — добавила она после паузы. — А теперь сядь на диван и слушай.А я прочитаю тебе сказку.

Подвинься, Наушка, — сказала Наташа и приготовилась слушать.

Бабушка взяла книгу, надела очки и стала читать сказку.

Королева червей

Утром на моей кухне

запеченные королевские пончики

Для высоких гостей

Самые разные костюмы.

Поставить учиться на балкон.

И червовый валет

восемнадцать лет

Он утащил их и съел в одиночестве.

И никто не видел.

И никто не сказал

«Позор вам, Ваше Высочество!»

Вскоре пришли гости:

Дамы и короли

И трефы, и бубны.

Все в парче и мехах,

Одетый в пыль

И закутавшись в новые одежды.

Вот и наш король червей

Крикнул своей даме:

Смотри, кто к нам в гости пришел! —

Я сам принес его на стол.

я даже пролил

Вкусный суп из телячьих хвостов.

На столе был лосось

И индейка в желе

И шампанское искрилось.

Все воскликнули: — Ах! —

Как при свечах

Легкий пудинг с изысканной подливкой.

Весь обед королева была весела.

Перегрыз два крылышка индейки подряд.

Пить французский бульон

А потом заказал червовый валет

Принесите королевский десерт как можно скорее

И угостить всех пончиком.

Но, возвращаясь с балкона, домкрат

Сообщили: — Их там нет.

Судя по всему, их утащили грабители.

Я искал на полу.

В каждом углу шарил.

На столе, в сундуке, в умывальнике.

Впрочем, может кот

Кто живет в подвале. —

Ты сам подумай —

Верно, он их съел: Он посмотрел на меня.

Шевель Виноват ус.

Стыдно, Джек.

Вы несете полную чушь.

Ведь кошки не едят пончики.

И позвольте мне заметить. —

Король кричал сердцем. —

Им не нужны береты с помпонами!

Эй, позови сюда слуг

Да, поставить всех в круг.

Я сам буду вести разбирательство.

Я знаю, кто украл

Собрал крохи.

Да, осталось одно.

Так получилось, что вор,

Забудь о стыде

Я не вытер подбородок платком,

И на свою беду

Перед людьми

Весь сироп из варенья так и вытек!

Все начали искать

поворотные головки,

Как будто вора никогда не видели.

И наш валет червей

Натирает все сильнее и сильнее

Чистый подбородок.

Королева кричит:

Эй, зовите палача! —

Она в гневе застучала каблуками.

И они не знали, что делать.

Должен ли я есть или пить

Все ее королевские гости.

Но король говорил.

горячо возражал

Против казни лжеца смерти:

Поскольку пончиков нет,

Это валет червей

Вряд ли он сделает уродливее!

Пусть червовый валет

ближайшие несколько лет

Грызет только теплую корочку.

И на завтра

Принесите ремень

Дай мне хорошую порку!

Наташа засмеялась.

Прости, бабушка, сказала она. — Я все понял, я никогда ничего не возьму у кого-то без спроса.

Бабушка, погладив внучку по голове, пошла на кухню жарить котлеты.

Знаешь, Наушка, — сказала Наташа. — Все-таки у меня очень добрая бабушка.

Но Наушка продолжала спать, а дождь продолжал стучать в окно. Наташа легла рядом с ним. Она натянула старое клетчатое одеяло. Она также уснула незаметно.

(«Сказка о пончиках» — фрагмент повести-сказки Ирины Токмаковой «Приключения в Тутитамии» — опубликована в 6-м номере журнала «Мурзилка» за 1999 г.)

Чтобы увеличить страницу, нажмите на нее!

Рис. Л. Токмакова

Детский поэт, прозаик и переводчик детских стихов Ирина Петровна Токмакова родилась в Москве 3 марта 1929 года в семье инженера-электрика и педиатра, заведующих Воспитательным домом.
Ирина с детства писала стихи, но считала, что писательских способностей у нее нет. Окончила школу с золотой медалью, поступила на филфак МГУ. В 1953 году, после окончания, поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком. Она вышла замуж и родила сына.
Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Ириной, прислал ей в подарок сборник детских песен на шведском языке.Ирина перевела эти стихи своему сыну. Но ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде книги.
Вскоре вышла в свет книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем «Деревья». Она сразу стала классикой детской поэзии. Потом появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват?», «Счастливо, Ивушкин», «Шуршат сосны», «И наступит весёлое утро» и многие другие рассказы и сказки. сказки.Ирина Токмакова также переводит со многих европейских языков, таджикский, узбекский, хинди.
Ирина Токмакова — лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).

Биография Ирины Токмаковой для детей.

Токмакова Ирина Петровна — детский поэт, прозаик и переводчик стихов для детей. Лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).Написала 33 книги, перевела на русский язык 15 книг. Резидент Русского Литературного Центра. Родился 3 марта 1929 г., умер 5 апреля 2018 г.

Ирина Токмакова вошла в историю русской литературы как талантливый детский прозаик и поэт, переводчик иностранных стихов. За свою творческую деятельность Ирина написала огромное количество познавательных сказок для дошкольников. Кроме того, Токмакова делала переводы фольклорных стихов из Англии и Швеции.

По собственному признанию, Токмакова с детства писала стихи, но считала, что писательских способностей у нее нет.Окончив школу с золотой медалью, поступила на филфак МГУ. А в 1953 году, после окончания школы, поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком.

Вышла замуж и родила сына.

Деятельность

Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Токмаковой, прислал ей в подарок сборник детских песен на шведском языке. Ирина перевела эти стихи своему сыну.Но ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде бумажного издания.
Вскоре вышла в свет книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем: «Деревья». Издание сразу же стало классикой детской поэзии. Потом появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват? «, «Счастливо, Ивушкин», «Шуршат сосны», «И наступит веселое утро.После вышло много других рассказов и сказок.

Ирина Токмакова также переводила со многих европейских языков, таджикского, узбекского и хинди.

Токмакова любила вспоминать, как получила напутствие от Самуила Маршака: «Когда я переводила шотландские песни, Заходер испугался, что Маршак меня съест. И вот однажды в коммуналке, где я тогда жила, раздался звонок и голос Маршака (он всех называл «голубчик» и без конца повторял слово «здравствуйте?»): «Але? Дорогой! Это говорит Маршак.Я видел твои переводы в Мурзилке. Привет? Пожалуйста, подойди ко мне. » И я пошла к Маршаку. Я тогда только начинала писать, а он говорил так, как будто он Маршак, а я Маршак. Я ушла от него, и у меня как будто лампочка зажглась внутри».

Библиография Токмаковой содержит довольно нетипичные работы. Например, она писала различные детские рассказы-игры, благодаря которым ребенок мог научиться читать, считать, понимать основы грамматики. Также стоит отметить, что Токмакова участвовала в различных литературных коллаборациях.Например, пару детских пьес Ирина написала в соавторстве с небезызвестной советской писательницей Софьей Прокофьевой («Подарок Снегурочке», «Стрела Робин Гуда», «Иван-богатырь и Царь-девица», «Андрей Стрелок и Марья Голубка»).

  • На заседании в Совете по детской книге Сергей Михалков сам выдвинул свою кандидатуру на соискание Государственной премии России, отказавшись от премии в ее пользу: «Мне девяносто лет, — сказал Сергей Михалков, — а в девяносто лет мы должны принимать взвешенные решения.Лучше подтолкнуть Ирочку. Ира молода, ей нет еще и восьмидесяти…»
  • В 2018 году решила выпустить первый выпуск альманаха во имя доброй памяти Ирины Токмаковой

Токмакова Ирина Петровна (род. 3 марта 1929 г.) — детский поэт и прозаик, переводчик детских стихов. Она является автором нескольких познавательных сказок для детей дошкольного возраста и классических переводов английской и шведской народной поэзии.

Родился в Москве, отец — инженер-электрик Петр Карпович, мать — Лидия Александровна, детский врач, заведующая «Домом подкидышей».

С детства писала стихи, но считала, что у нее нет литературных способностей, поэтому выбрала профессию лингвиста. В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Параллельно работала переводчиком.

Литературные переводы детских стихов начались с того, что в Россию по делам приехал шведский энергетик господин Боргквист, который, познакомившись с юной переводчицей, узнал, что она любит шведскую поэзию, а позже прислал ей сборник шведских народных детские песенки для своего сынишки.Первые переводы стихов были сделаны для личного пользования, но муж, Лев Токмаков, отнес их в издательство, и они были приняты.

Через год вышла первая книга ее собственных стихов «Деревья», написанная совместно с Львом Токмаковым.

Сонная трава

Дальний лес стеной стоит
А в лесу, в глуши лесной,
Сова сидит на суке
Там сон-трава растет.

Говорят сон-трава
Знает сонные слова;
Как она шепчет слова
Голова сразу немеет.

У меня сегодня сова
Я попрошу тебя поспать-травы:
Дай тебе поспать-трава
Скажи сонные слова.

Сосны

Сосны хотят дорасти до неба
Они хотят заметать небо ветками,
Чтобы в течение года
Погода была ясная.

У реки, у обрыва,
Плачет верба, плачет верба.
Может, ей кого-то жалко?
Может ей жарко на солнце?
Может, ветер шалит
Вербу за косичку тянул?
Ива хочет пить?
Может, у нее спросить?

Рябина

Красная ягода
Мне подарила рябина.
Я думал, что это мило
А она как хина.

То ли это ягода
То ли неспелая
то ли рябина хитрая
Ты хотел подшутить?

В прекрасной стране

В одной стране
В прекрасной стране
Где не быть
К нам с тобой
Сапог с черным языком
Утром лижет молоко
И весь день в окно
Картошка глазком смотрит.
Бутылка поет горлышком
Вечером дает концерты,
Стул с подогнутыми ножками
Танцует под аккордеон.
В одной стране
В чужой стране…
Почему ты мне не веришь?

Где спит рыба

Ночью темно. Тихо ночью.
Рыбка, рыбка, где ты спишь?

Лисий след ведет к норе,
Собачий след к конуре.

След Белкина ведет в лощину,
Мышкин — в дыру в полу.

Жалко, что в реке, на воде,
Нигде нет твоих следов.
Только тьма, только тишина.
Рыбка, рыбка, где ты спишь?

Пружина

Весна идет к нам
Быстрыми шагами
И тают сугробы
Под ногами.
Черные проталины
Видны в полях.
Правильно, очень тепло
Ноги к весне.

Зерно

Выходи, выходи, дорогая
Мы посеем семена.
Росток скоро вырастет
Тянется на восток
Тянется на восток
Мост будет перекинут.
Пойдём по мосту
Мы придём в гости к солнышку

Паттерн

Был кашалотом варить,
А денежный пожиратель — кит.
Но кашалот простудился
Он начал сильно кашлять, и вот —
Кашалот стал пожирателем денег,
А повар — кит.

Токмакова Ирина Петровна
3 марта 1929

Детский поэт и прозаик, переводчик Ирина Петровна Токмакова (Манукова) родилась 3 марта 1929 года в Москве в семье инженера-электрика и детского врача.«Почему я Петровна? Потому что, когда мой отец закончил институт, учился в Дрездене, окончил то, что сейчас называется Высшей инженерной школой имени Баумана, и работал в Siemens, ему сказали: «Нет, не будет. Окунь Карапетович Манукян — не получится. » И во всех документах в паспорте было написано — Петр Карпович Мануков.»
С детства Ирина писала стихи, но считала, что у нее нет литературного таланта.
Дочь известного поэта В.И. Лебедев-Кумач. Ему пришли стихи юной поэтессы, и мэтр написал на них очень серьезную рецензию, уважительно назвав Ирину автором.Отметив недостатки, Лебедев-Кумач подчеркнул его поэтические способности и посоветовал писать дальше. Но Ирина не собиралась становиться ни поэтом, ни писателем. Окончила школу с золотой медалью, затем в 1953 году — филфак МГУ тоже с золотой медалью, училась в аспирантуре.

Потом начала работать переводчиком. Знакомый швед, узнав, что Токмакова любит поэзию, прислал ей в подарок книгу стихов и вместе с ней сборник шведских народных песен для 6-летнего сына на шведском языке.Ирина Петровна переводила шведские песни на русский язык, а ее муж, художник Лев Токмаков, прочитав эти переводы, решил нарисовать к ним иллюстрации. Так, в 1961 году появилась первая книга Ирины Токмаковой «Пчелы водят хоровод». Потом появились шотландские народные песни «Маленький Вилли Винки», а потом и собственные стихи, сказки, пьесы.

Зная несколько иностранных языков, Ирина Петровна переводила на русский язык не только стихи, но и прозаические произведения: «Удивительное путешествие Нильса Хольгерсена» Сельмы Лагерлеф, «Питер Пэн» Джеймса Бэрри, «Ветер в ивах» Кеннета Грэм и др.

Пьесы «Морозко», «Волшебное копытце», «Кукареку», «Звездоход Федя», «Звездные мастера» и другие, написанные И. Токмаковой, поставлены многими театрами России. Особенно популярны ее необычные сказки: «Аля Кляксич и буква «А», «Может, Зеро не виноват? «, «Вместе почитаем, вместе поиграем, или Приключения в Тутитамии», «Станем грамотными, или В гостях у Мудрослова.
И.П.Токмакова является лауреатом: международных почетных дипломов им. Андерсена; Премии Льва Толстого «За вклад в развитие литературы для детей и детского чтения» в номинации «Художественная литература и поэзия»; Всероссийской литературной премии им.С. Грин; Государственная премия Российской Федерации за произведения в области литературы и искусства для детей и юношества.
Что бы вы пожелали всем, кто знаком с вашим творчеством с детства?
— Хорошей погоды, чтобы не было таких досадных бедствий! Жить в мире, мире и, конечно же, хочется любить книгу. Понять и не забыть: сколько бы ни было плееров, телевизоров, интернета, книга, которую вы держите в руках, намного теплее. Люблю книгу (из интервью).

Ложка есть ложка
Ешь суп ложкой.
Кошка есть кошка
У кошки семь котят.

Тряпка есть тряпка
Я протру стол тряпкой.
Шляпа есть шляпа
Я оделся и пошел.

А я придумал слово
Смешное слово плим.
Еще раз повторяю:
Плим, плюм, плюм!

Вот прыгает да прыгает
Плим, плим, плим!
И ничего не значит
Плим, плим, плим.

Великий о поэзии:

Поэзия подобна живописи: другое произведение увлечет вас больше, если вы посмотрите на него вблизи, а другое, если вы пойдете дальше.

Маленькие жеманные стихи раздражают нервы больше, чем скрип засаленных колес.

Самое ценное в жизни и в поэзии то, что провалилось.

Марина Цветаева

Из всех искусств поэзия больше всего склонна подменять свою особенную красоту украденными блестками.

Humboldt W.

Стихи работают хорошо, если они созданы с духовной ясностью.

Написание стихов ближе к поклонению, чем принято считать.

Если бы ты знал, из какой дряни вырастает поэзия, не зная стыда…Как одуванчик у забора, Как лопухи и лебеда.

А. А. Ахматова

Поэзия не в одних стихах: она разлита повсюду, она вокруг нас. Взгляните на эти деревья, на это небо — отовсюду веет красотой и жизнью, а где красота и жизнь, там и поэзия.

И. С. Тургенев

Для многих людей написание стихов — болезнь умственного развития.

Г. Лихтенберг

Красивый стих подобен луку, натянутому по звонким волокнам нашего существа.Не наши — наши мысли заставляют поэта петь внутри нас. Рассказывая нам о любимой женщине, он восхитительно пробуждает в наших душах нашу любовь и нашу печаль. Он волшебник. Понимая его, мы становимся такими же поэтами, как он.

Там, где льются изящные стихи, нет места придиркам.

Мурасаки Сикибу

Я имею в виду русское стихосложение. Я думаю, что со временем мы обратимся к белому стиху. В русском языке слишком мало рифм. Один звонит другому. Пламя неизбежно тащит за собой камень.Из-за чувства искусство, безусловно, выглядывает наружу. Кто не устал от любви и крови, труден и прекрасен, верен и лицемерен и так далее.

Александр Сергеевич Пушкин

-… Хороши ли ваши стихи, скажите сами?
— Чудовищно! — вдруг смело и откровенно сказал Иван.
— Больше не пиши! — умоляюще спросил гость.
— Обещаю и клянусь! — торжественно сказал Иван…

Михаил Афанасьевич Булгаков. «Мастер и Маргарита»

Мы все пишем стихи; поэты отличаются от остальных только тем, что пишут их словами.

Джон Фаулз. «Любовница французского лейтенанта»

Каждое стихотворение — это одеяло, натянутое на краях нескольких слов. Эти слова сияют, как звезды, благодаря им существует стихотворение.

Блок Александр Александрович

Поэты древности, в отличие от современных, за свою долгую жизнь редко писали более десятка стихотворений. Это и понятно: все они были отличными магами и не любили размениваться по пустякам. Поэтому за каждым поэтическим произведением тех времен неизменно скрывается целая Вселенная, наполненная чудесами — часто опасными для тех, кто ненароком разбудит дремлющие строки.

Макс Фрай. «Болтливый Мертвец»

Одному из моих неуклюжих бегемотов я приделал такой райский хвост: …

Маяковский! Твои стихи не согревают, не волнуют, не заражают!
— Мои стихи не печка, не море и не чума!

Владимир Владимирович Маяковский

Стихи – это наша внутренняя музыка, облеченная в слова, пронизанная тонкими нитями смыслов и мечтаний, а потому – преследующая критиков. Это всего лишь жалкие обрывки стихов. Что критик может сказать о глубинах вашей души? Не пускай туда его вульгарные ощупывающие руки.Пусть стихи покажутся ему нелепым гулом, хаотичным нагромождением слов. Для нас это песня свободы от скучного разума, славная песня, которая звучит на белоснежных склонах нашей удивительной души.

Борис Кригер. «Тысяча жизней»

Стихи — это трепет сердца, волнение души и слезы. А слезы — не что иное, как чистая поэзия, отвергнувшая слово.

Не одно поколение советских школьников выросло на детских стихах и рассказах Ирины Токмаковой. «Может, ноль не виноват?», «Аля, Кляксич и буква А», «И наступит веселое утро», «Вечерняя сказка» и десятки других — каждое слово в этих произведениях пропитано добром и светом. , а именно — частичку души автора…Всю свою жизнь Ирина Петровна служила на ниве детского творчества: она известна блестящими переводами произведений зарубежных авторов для юных читателей.

Детство и юность

Ирина Петровна родилась 3 марта 1929 года в Москве. Отец Петр Мануков (Манукян) работал инженером-электриком. Мама Лидия Дилигенская по профессии педиатр, заведующая столичным «Домом подкидышей». Семья Мануковых жила здесь на первом этаже, другого жилья просто не было.

Еще одним домочадцем была моя тетя — сестра моего отца, она занималась воспитанием Иры и ее старшей сестры Елены, вела хозяйство, готовила, шила. Лидия Александровна много работала: параллельно с основной службой вела курс детских болезней в 1-м Медицинском институте.

«На протяжении всего моего детства мама больше занималась наукой и чужими детьми, чем двумя своими дочерьми, — вспоминала Ирина Петровна.

Поэзией в семье был «болел» папа — любил творчество.Он часто ставил маленькую Иру к себе на колени и читал стихи. Отец и тетя говорили с детьми и по-русски, и по-армянски. Наверное, поэтому языки давались Ирине легко. В школе с удовольствием выучил немецкий, заинтересовался английским. И девочке легко давалась рифма, и как-то незаметно для себя она стала писать стихи.


В 1941 году семья Ирины эвакуировалась в Пензу. После войны Мануковы снова вернулись в Москву. Приближался выпускной класс, и Ирина стала готовиться к поступлению на филфак МГУ, изменив давнему решению поступить в Тимирязевскую сельскохозяйственную академию.

Девушку взяли в университет без экзаменов благодаря золотой медали. Столь же блестяще, с отличием, она окончила университет и поступила в аспирантуру.

Литература

Во время учебы в аспирантуре Ирина уже была замужем за художником Львом Токмаковым и работала гидом-переводчиком. Однажды в ее группу попала туристка из Швеции, и завязался разговор. Гость был приятно удивлен, что Токмакова знает его родной язык (второй язык в университете) и любит шведскую поэзию.По приезду на родину он отправил новому знакомому сборник шведских народных песен. Ирина тут же перевела несколько и стала читать сынишке.


Переводы стихов супруга тайком отнесла в детское издательство, и вскоре они были опубликованы: в 1961 году вышла первая книга Токмаковой «Пчелы водят хоровод». Окрыленная, Ирина забросила диссертацию и стала не только дальше переводить, но и писать собственные стихи.

«Ведь стихи я начала писать еще школьницей, но получила негативную оценку своих сочинений и остановилась», — призналась она в одном из интервью.

Известный тогда поэт Василий Лебедев-Кумач, любимец всего советского народа, дал негативную оценку творчеству Токмаковой. Тетрадь со стихами Ира передала через дочь — девочки учились в одном классе. А вот другой выдающийся поэт, наоборот, вернул Ирину к творчеству, вдохновил и открыл новую страницу в ее биографии. Детский поэт читал в Мурзилке переводы детских стихов Ирины Токмаковой, звонил и приглашал их приехать.

«Он говорил так, как будто он Маршак, а я Маршак.Я ушел от него, и во мне словно зажглась лампочка», — вспоминал этот момент поэт.

И тогда Самуил Яковлевич рекомендовал Ирину Токмакову в Союз писателей. К этому времени уже вышла ее первая книга — сборник стихов «Деревья», иллюстрированный Львом Токмаковым. Потом были «Времена года» (1962), «Звенелки» (1963). В 70-е годы появились первые экранизации произведений Ирины Токмаковой: мультфильмы «Загадочная планета» (по пьесе «Звездоход Федя», 1974 г.), «Ростик и Кеша» (1979 г.).


Сама автор называет свои стихи «игра и радость». Даже о главном символе страны — Красной площади — он пишет легко, живо и так, что вспоминаешь с первого раза. И работа Ирины Петровны часто носит воспитательную функцию. По этим стихотворениям дети и по сей день легко учат алфавит, счет, знаки препинания. Писательница просто делает буквы и цифры главными героями своих сказок и отпускает их в увлекательные приключения. Так родились бесконечно любимые дети «Может, ноль не виноват» (1984), «Аля, Кляксич и буква А» (1968) и другие повести и повести.

В 80-х автор больше обращается к прозе. Один за другим выходят из-под ее пера рассказы «И наступит веселое утро», «Маруся еще вернется», «Счастливо, Ивушкин». Их главные герои — добрые, смелые ребята, которые ценят дружбу и верят, что добро побеждает зло.


Велик вклад Ирины Петровны в переводную литературу. На ее счету такие переводы, как «Питер Пэн» Джеймса Барри, «Мио, мой Мио», сказки о муми-троллях, «Алиса в стране чудес», «Путешествие Нильса с дикими гусями» и другие.Но она отказалась работать с произведениями современного фэнтези.

«Количество его (жанра) читателей и поклонников огромно, но пользы от чтения фэнтези я не вижу, а вред есть. Это уход от реальной жизни», — сказала она.

Поэт и прозаик много путешествовала по миру: работала в жюри Международной премии, была членом исполкома Международного совета детской книги (IBBY). А сама награждена почетными регалиями: лауреат Государственной премии России и Российской литературной премии им.

Личная жизнь

Со своим будущим мужем, художником Львом Алексеевичем Токмаковым, писательница познакомилась на третьем курсе филфака. Молодой человек тогда окончил Строгановское училище, а потом и вовсе уехал на Урал — работать по заданию. Так что пара поженилась только через несколько лет, в конце 50-х. А вскоре супруги стали родителями сына Василия.


Именно Лев Алексеевич вернул жену к работе, и всю оставшуюся жизнь супруги работали в гармоничном тандеме: она писала книги, а он рисовал к ним иллюстрации, создавал дизайн.Для них было обычным делом просить друг друга о помощи или совете.

«Он был первым читателем моих произведений и первым редактором. Очень строгий, но справедливый. Без его одобрения ничего не публиковалось. Каждый из нас уважал и ценил мнение другого. Не было ни обиды, ни снисходительности. У нас сложился сложившийся творческий тандем, в этом смысле нам обоим очень повезло», — рассказала Ирина Петровна.

Сын Василий Токмаков пошел по стопам матери, стал писателем, автором нескольких книг для дошкольников.

В 2010 году в возрасте 83 лет умер Лев Алексеевич. В том же году Ирина Петровна потеряла сына. В последние годы жизни писательницу поддерживала единственная внучка Лидия.

Смерть

Токмакова Ирина Петровна скончалась 5 апреля 2018 года и была похоронена рядом с мужем на 1-м участке Армянского кладбища.


В последние годы писатель помимо переводов работал над проектом антологии детской поэзии «Счастливый остров» с яркими иллюстрациями и фотографиями.Она записала на видео свои воспоминания о любимом городе, военном детстве и других периодах своей биографии.

Библиография

  • 1962 — Сезоны
  • 1962 — Деревья
  • 1963 — Кольца
  • 1966 — «Сосны шумные»
  • 1970 — «Сказка о Сазанчике»
  • 1970 — «Женя Оулт»
  • 1980 — «Летний дождь»
  • 1981 — Зачарованное копыто
  • 1984 — «Может Зеро не виноват?»
  • 1968 — «Аля, Кляксич и буква А»
  • 1986 — «И наступит утро веселое»
  • 1991 — «С Днем, Ивушкин!»
  • 2013 — Плим

Цитаты

«Я не вижу в Гарри Поттере витамина для детской души…»
«Сегодняшние дети рождаются с компьютером в голове, портят ему жизнь паршивыми мультиками, а дитятко остается прежним!»
«Хороший тон взял, а то все слишком свирепо.»
«Смерти книги не предвижу, разве что купцы убьют ее тогда, когда она просто недоступна для нормальных людей.»
«Детский писатель не просто так поет, как птичка на ветке… Нужно постоянно оттачивайте свое мастерство… Нужно знать и любить своего читателя, думать о его душе и понимать, какая духовная пища ему нужна.

Три «Вечерние сказки» льва и Ирины Токмаковой. Аудиорассказы ирины токмаковой Ирина токмакова произведения

родилась Ирина Петровна Токмакова 3 марта 1929 года в интеллигентной семье инженера-электрика Петра Карповича Манукова и врача-педиатра Лидии Александровны Дилигентской.
С юных лет Токмакова писала стихи, но к своему увлечению не относилась серьезно и поэтому выбрала профессию лингвиста. Ирина Петровна окончила школу с отличием, с золотой медалью.Поступил на филологический факультет МГУ. В 1953 году окончила филологический факультет МГУ, училась в аспирантуре по общему и сравнительному языкознанию. Параллельно работала переводчиком.
Большую роль в начале творческого пути сыграл ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, он отнес переводы шведских стихов в издательство, где они были приняты к печати.
Через год вышла первая книга его собственных стихов «Деревья», написанная совместно с Львом Токмаковым.
Перу Токмаковой принадлежат развивающие сказки для дошкольников и классические переводы английских и шведских народных поэм.
Токмакова Ирина Петровна, лауреат Государственной премии России за произведения для детей и юношества (за книгу «Счастливого пути!»).
Позднее было выпущено большое количество произведений для детей: «Времена года», «Сосны шумят», «Сказка о сазанчике», «Сыч Женя», «На родном краю: Предание», «Летний ливень». », «Зачарованное копыто», «

Все

Дорогие мои читатели!

Я стал думать, что может быть такого общего между мной, таким старым, и между вами, таким молодым? Да вот что: мы с тобой — любим «Мурзилку»! Это наш журнал — и твой, и мой.

Мне довелось познакомиться с «Мурзилкой» еще тогда, когда я был в том же возрасте, что и вы сейчас. Под Новый год я каждый раз напоминала маме не забыть подписаться на мой любимый журнал. Но прошло время, и я вырос, и стал читать другие, взрослые, журналы и газеты. А потом… Потом — а это было в далеком 1958 году, когда ваши папы и мамы еще не родились, а бабушки и дедушки ходили под столом — в «Мурзилке» было напечатано мое первое стихотворение. Ух, какая гордость это переполняла меня, начинающего писателя!

И во все последующие разы, что бы я ни писал, я в первую очередь показывал в редакции Мурзилки.Многое сначала было напечатано на страницах любимого журнала, а потом превратилось в книгу. И очень многие герои различных произведений, написанных самыми разными писателями, впервые попали к читателю в журнале, в «Мурзилке». А потом они переместились в книгу.

Что может быть интереснее, чем встретить друга в книге, узнать подробности его жизни и приключений, листая страницы книги.

Вы замечали, что когда вы листаете бумажные страницы, они излучают тепло? Никакой электронный планшет, самый навороченный, такого тепла никогда не даст, уверяю вас!

Как прекрасно может быть залезть на диван ногами, взять в руки теплую, живую книгу, увидеть, как изобразил персонажей художник, отрешиться от всего, погрузиться в чтение и даже силой воображения очутиться среди описываемых событий.Что может быть прекраснее! Ты согласен со мной?

Приключения в Тутитамии

День становился все темнее и темнее. Утром. Потом пошел дождь. Маленький и противный. Совсем не лето, а какая-то осень, унылая. Наташа свернулась калачиком в уголке Наташиного дивана, стала похожа на бабушкин мячик и спала, спала, спала…

Наташе было скучно, она не хотела ни играть, ни рисовать. Бабушка для чего-то вошла в комнату и вдруг остановилась возле Наташиного столика.

Наташа, что это? — спросила она, беря со стола красивую деревяшку, расписанную голубыми и розовыми цветами — пасхальное яйцо. — Откуда это?

Наташа ответила не сразу и как-то странно сконфузилась:

Это Таино…

Она тебе его дала?

Н-н-нет…

Ты разрешил мне поиграть?

Н-н-нет…

Бабушка подозрительно посмотрела.

Так как же он попал к вам? Наташа молчала.Она опустила глаза и уставилась в пол.

Я взял его из корзины…

Без спроса?

Да, прошептала Наташа.

Что ты сделал? — заволновалась бабушка. — Разве ты не знаешь, что брать чужое без спросу — это просто воровство?! Теперь возьмите зонт и идите к Тэ.

Бабушка, что я могу сказать? Наташа смутилась.

Что хочешь, то и говори! Но только чтобы быть правдой!

Когда Наташа пришла к Тае, она сидела на табурете и плакала.Оказывается, расписное яйцо было подарком и памятью, и Тайная Мама очень дорожила им. А Тэ прилетел, потому что потерялся. Краснея и запинаясь, Наташа протянула яичко. Тая так обрадовалась, что не спросила, как это вдруг у Наташи. К тому же Наташиного счастья, Тайной мамы дома не было…

Когда Наташа вернулась домой, бабушка строго спросила:

Отдали? Наташа кивнула.

Хорошо, что ты набрался смелости, — сказала бабушка.— И совесть, — добавила она после паузы. — А теперь сядь на диван и слушай. А я прочитаю тебе сказку.

Подвинься, Наушка, — сказала Наташа и приготовилась слушать.

Бабушка взяла книгу, надела очки и стала читать сказку.

Королева червей

Утром на моей кухне

запеченные королевские пончики

Для высоких гостей

Самые разные костюмы.

Поставить учиться на балкон.

И червовый валет

восемнадцать лет

Он утащил их и съел в одиночестве.

И никто не видел.

И никто не сказал

«Позор вам, Ваше Высочество!»

Вскоре прибыли гости.

Дамы и короли

И трефы, и бубны.

Все в парче и мехах,

Одетый в пыль

И закутавшись в новые одежды.

Вот и наш король червей

Крикнул своей даме:

Смотри, кто к нам в гости пришел! —

Я сам принес его на стол.

я даже пролил

Вкусный суп из телячьих хвостов.

На столе был лосось

И индейка в желе

И шампанское искрилось.

Все воскликнули: — Ах! —

Как при свечах

Легкий пудинг с изысканной подливкой.

Весь обед королева была весела.

Перегрыз два крылышка индейки подряд.

Пить французский бульон

А потом заказал червовый валет

Принесите королевский десерт как можно скорее

И угостить всех пончиком.

Но, возвращаясь с балкона, домкрат

Сообщили: — Их там нет.

Судя по всему, их утащили грабители.

Я искал на полу.

В каждом углу шарил.

На столе, в сундуке, в умывальнике.

Впрочем, может кот

Кто живет в подвале. —

Ты сам подумай —

Верно, он их съел: Он посмотрел на меня.

Шевель Виноват ус.

Стыдно, Джек.

Вы несете полную чушь.

Ведь кошки не едят пончики.

И позвольте мне заметить. —

Король кричал сердцем. —

Им не нужны береты с помпонами!

Эй, позови сюда слуг

Да, поставить всех в круг.

Я сам буду вести разбирательство.

Я знаю, кто украл

Собрал крохи.

Да, осталось одно.

Так получилось, что вор,

Забудь о стыде

Я не вытер подбородок платком,

И на свою беду

Перед людьми

Весь сироп из варенья так и вытек!

Все начали искать

поворотные головки,

Как будто вора никогда не видели.

И наш валет червей

Натирает все сильнее и сильнее

Чистый подбородок.

Королева кричит:

Эй, зовите палача! —

Она в гневе застучала каблуками.

И они не знали, что делать.

Должен ли я есть или пить

Все ее королевские гости.

Но король говорил.

горячо возражал

Против казни лжеца смерти:

Поскольку пончиков нет,

Это валет червей

Вряд ли он сделает уродливее!

Пусть червовый валет

ближайшие несколько лет

Грызет только теплую корочку.

И на завтра

Принесите ремень

Дай мне хорошую порку!

Наташа засмеялась.

Прости, бабушка, сказала она. — Я все понял, я никогда ничего не возьму у кого-то без спроса.

Бабушка, погладив внучку по голове, пошла на кухню жарить котлеты.

Знаешь, Наушка, — сказала Наташа. — Все-таки у меня очень добрая бабушка.

Но Наушка продолжала спать, а дождь продолжал стучать в окно. Наташа легла рядом с ним. Она натянула старое клетчатое одеяло. Она также уснула незаметно.

(«Сказка о пончиках» — фрагмент повести-сказки Ирины Токмаковой «Приключения в Тутитамии» — опубликована в 6-м номере журнала «Мурзилка» за 1999 г.)

Чтобы увеличить страницу, нажмите на нее!

Рис. Л. Токмакова

Детский поэт, прозаик и переводчик детских стихов Ирина Петровна Токмакова родилась в Москве 3 марта 1929 года в семье инженера-электрика и педиатра, заведующих Воспитательным домом.
Ирина с детства писала стихи, но считала, что писательских способностей у нее нет. Окончила школу с золотой медалью, поступила на филфак МГУ. В 1953 году, после окончания, поступила в аспирантуру по общему и сравнительному языкознанию, работала переводчиком. Она вышла замуж и родила сына.
Однажды в Россию приехал шведский энергетик Боргквист, который, познакомившись с Ириной, прислал ей в подарок сборник детских песен на шведском языке.Ирина перевела эти стихи своему сыну. Но ее муж, иллюстратор Лев Токмаков, отнес переводы в издательство, и вскоре они вышли в виде книги.
Вскоре вышла в свет книга собственных стихов Ирины Токмаковой для детей, созданная совместно с мужем «Деревья». Она сразу стала классикой детской поэзии. Потом появилась проза: «Аля, Кляксич и буква «А», «Может, ноль не виноват?», «Счастливо, Ивушкин», «Шуршат сосны», «И наступит весёлое утро» и многие другие рассказы и сказки. сказки.Ирина Токмакова также переводит со многих европейских языков, таджикский, узбекский, хинди.
Ирина Токмакова — лауреат Государственной премии России, лауреат Российской литературной премии имени Александра Грина (2002).


Не берусь утверждать, что знаю все варианты иллюстраций Льва Токмакова к «Вечерней сказке» Ирины Токмаковой. Но сегодня захотелось перечитать и сравнить рисунки хотя бы в тех трех книгах, которые были под рукой.
Отдельные издания «Вечерней сказки» выходили в серии «Мои первые книги» — в 1968 и 1983 годах.

Чуть более ранний вариант иллюстраций я встречал в сборнике «Карусель» 1967 года:

В сборнике 1967 года на 8 страницах, отведенных под сказку, главное — быстрое движение. Во-первых, порыв к нему, который чувствуется уже в стремительном влечении главного героя (типичного интеллигента 60-х). Этот наклон и есть диагональ, на которой построена вся разворотная композиция:

На следующих страницах предвестниками движения и тревоги являются вздернутые на окне занавески:

На третьем повороте все подчинено к движению.Нахмуренные в полете совы и совершенно потрясающая силуэтная картинка:

Движение заканчивается хлопком открытой двери и стремительным жестом взрослого героя:

Ярко, лаконично, закончено.

В «Вечерней сказке» 1968 года 16 страниц и, несмотря на наличие всего двух цветов — черного и белого, лирических оттенков гораздо больше. Деревенский вечер, прогулка по лесу… Книга начинается с такой тихой ноты:

И главный герой — не порывистый молодой интеллигент, а близорукий чудак в толстых очках, линзы которых блестят в вечернем свете:

А сказка почти не похожа на сказку, настолько она настоящая:

Обратите внимание на мальчика Женю.В изданиях 60-х годов он обычный веселый сорванец:

В книге 1968 года нашлось место диалогу чудака с дятлом, мышкой и кротом:

А здесь это его бег из дремучего вечернего леса к огням деревни:

Последний разворот почти повторяет рисунок из коллекции «Карусель», но как разбиты движения чудака, в них нет цельности импульс, который мы видели раньше:

Книга 1983 года сделана совершенно по-другому.Главный герой — современный «турист» в бейсболке и с фотоаппаратом. И Женя уже не сорванец, а настоящий каприз. А сказка настоящая, такая игрушечная и теплая.

Это интервью выходит с опозданием на 3 года. Ирина Петровна Токмакова всегда очень трепетно ​​и требовательно относилась к слову, — вот и на этот раз ей хотелось, чтобы в тексте была «правильная интонация». Но когда пришло время финальных правок, здоровье Ирины Петровны стало подводить, и мы отложили утверждение материала на неопределенный срок.К сожалению, при жизни Ирины Петровны мы так и не вернулись к нашему разговору. А позавчера, 5 апреля, в возрасте 89 лет она ушла из жизни.

Поколебавшись, мы все-таки решили опубликовать это интервью в память о замечательной детской писательнице, поэтессе и переводчице, авторе сказок «А может ноль не виноват?», «Удачи», «Аля, Кляксич и письмо А», «С радостью, Ивушкин!», стихи и пьесы, переводы английской и шведской поэзии и прозы, в том числе «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэрролла, «Ветер в ивах» Кеннета Грэма, «Муми-тролль и шляпа волшебника» Туве Янссон, «Винни-Пух и его друзья» Алана Милна.

Очень надеемся, что эта беседа станет для всех нас поводом открыть вместе с детьми книги Ирины Петровны Токмаковой и хотя бы на вечер погрузиться в сказочный мир, которому она посвятила всю свою жизнь.

Ирина Петровна, почему сказки?

Но дети разучивали эти песни и танцы на фоне страшного голода. Знаете, деревянные миски в столовых были дырявые не потому, что посуда старая, а потому, что дети ложками скребли дно.А когда мама давала мне денег, я шла на рынок и покупала им сладости. Какая это была для них радость! В то время я круглосуточно помогал маме. Гулял с ними, укладывал спать. Я очень привык к детям, я люблю их. Потом я стал сочинять сказки и рассказывать их перед сном. Дети с раннего детства вошли в мою душу. У меня никогда не было желания быть взрослым прозаиком. А если и писал тексты, то редко, для души.

Осознали ли вы тогда, что писательство — это ваш путь?

Литература всегда давалась мне легко.прикольное сочинение к уроку я написала себе и соседу по парте. Она писала стихи, конечно. Но потом произошел срыв. Со мной училась дочь Лебедева-Кумача Марина. Я попросил ее показать мои стихи моему отцу. Он прочитал и написал взрослую рецензию, назвав меня взрослым автором. Некоторые образы ему не понравились. Он сказал, что так не может быть и что мне надо писать повествовательные стихи. Но это такой авторитет. Я последовал его совету и сломался. Потом долго ничего не писал.

Хорошо, что в эвакуации был хороший учитель английского языка. Я увлекся иностранным языком и начал готовиться на филфак. Чтобы поступить без экзаменов, мне нужна была золотая медаль. И я делал это все время. Мама водила меня погулять, но я поставил себе цель — медаль. Она поступила без экзаменов, но полностью отказалась от поэзии.

А когда вы вернулись к сказкам?

Я вернулся к сказкам через переводы английских и шведских стихов.По профессии я лингвист, закончила романо-германское отделение. Учился в аспирантуре филологического факультета на кафедре общего и сравнительного языкознания. У меня был маленький ребенок, стипендия мизерная, и параллельно я подрабатывала гидом-переводчиком. И вот в одной из международных делегаций энергетиков ко мне подошел очень известный в своем кругу господин Борквист. Мы разговорились, и он был тронут, когда я прочитал ему стихотворение Густава Фрединга на шведском (мой второй язык).

Когда г-н Борквист вернулся в Стокгольм, он прислал мне сборник стихов Фрединга, а так как у меня был маленький сын, он также приложил сборник детских народных песен. Я очень хотел их перевести. Я переводила, а муж рисовал к ним иллюстрации и отвозил песни в Детгиз (сейчас это издательство «Детская литература»). И как раз думали издать серию народных песен. И они забрали у меня все. Мне очень понравилось это дело, и я решил продолжить.Потом в Ленинке, где я работал над диссертацией, я нашел шотландские народные песни. Они показались мне милыми. Я их перевел, и они тоже сразу были взяты.

Перевод фактически является новой работой. Приходилось ли вам адаптировать тексты для юных читателей?

Английские сказки сильно отличаются от наших. В них больше абсурда, а в русском — мелодий, убаюкиваний, движений. Они динамичны, но не замысловаты, а в английском фольклоре много непонятного, тягучего.То, что я перевела — трилогия Эдит Несбит — это начало 20 века. Хорошие сказки, но есть какие-то затянутые, старомодные. Приходилось подстраиваться, но сильно не мешать.

Хотя иногда перевод становится популярнее оригинала. Например, перевод сказки «Винни-Пух» Бориса Заходера. Он очень любит детей. Но Заходер внес немало своей, как он сам говорил, «добавленной заходерности». Я сделал свой перевод «Винни-Пуха», по интонации он ближе к авторскому.Но этот перевод вышел один раз, и переиздать его невозможно — все права куплены, близко не подберешься. То, что я перевел дословно, это «Мио, мой Мио» Астрид Линдгрен. Это так чудесно написано, таким чудесным языком. А вот «Питер Пэн» мне показался сложным, растянутым, не детским, поэтому есть небольшое вмешательство. Тоже перевод Туве Янссон. Широко изданный перевод показался мне суховатым. Переводчик знает язык, но он учитель и ученый больше, чем писатель.

Когда вы сами начали писать?

В то время я закончил аспирантуру и начал работать учителем английского языка в Физико-техническом институте в Долгопрудном. Дорога заняла много времени, к тому же я заболел. Тогда мой муж настоял на том, чтобы я бросила работу и занялась переводом. И вот после этих переводов на даче летом мне вдруг явилось стихотворение «К яблоне». И тогда мне пришла в голову идея написать целую детскую серию о деревьях.Не сразу все пошло гладко, но с большим усилием все получилось. А мой муж, помимо того, что был художником, хорошо редактировал. Он иллюстрировал и редактировал эти стихи. Сейчас книга «Деревья» выходит постоянно.

Идеи всех произведений появляются «вдруг»?

Меня попросили написать целый познавательный цикл сказок на Мурзилке. Запрос в редакции журнала был такой, чтобы появилось что-то про русский язык. Я написал сказку «Аля, Кляксич и буква А» про русский алфавит.Там все буквы анимированные персонажи. Кляксич прогнал письмо I, и девочка Аля не смогла подписать письмо к матери. А вот Аля на букву А путешествовала по алфавиту.

Потом была вторая книга — «Аля, Кляксич и Вреднюга» — основные правила русского языка для первого класса. Потом «Аля, Антон и Перепуть» — это второй класс. Еще одна история о числах. Там пропадает персонаж из головоломки, и ее нельзя разгадать.И последняя из серии приключений Али — об английском языке. Там, раздевшись, я написал несколько стихов на английском языке. Кстати, имя героини — Аля, сокращение от полного «Александра» — произошло от Пахмутовой. Мы были хорошо знакомы с их семьей.

Часто прототипами ваших героев выступали реальные люди?

Я многое беру от жизни. Например, у нас был эрдельтерьер. И вот я написал сказку, в которой собака понимала человеческий язык, если он говорил с ней добрый человек, а недобрый слышал только лай.Главного героя я написал со своего питомца. Позже была книга «И наступит веселое утро» — это сказка, где девушка попадает в послевоенное время в город Крутогорск, прототипом которого была Пенза во время нашей эвакуации. А в сказке «Маруся снова вернется» главная героиня жила на даче, которую я скопировала со своей. В сказке есть говорящий дом, которого звали Зеленый Клим. Мы до сих пор так называем наш загородный дом. В «Счастливо, Ивушкин!» дом тоже настоящий, в этом мы жили в Костромской области.Практически везде, где есть описание дома, фигурирует интерьер моей дачи или места, где мне приходилось жить. Но детские персонажи вымышлены.

Вы писали сказки для своего сына?

Я сыну сказки не писала. Правда, пришлось. В детстве он очень плохо спал. И я придумал «Вечернюю сказку», в которой мальчик не хочет спать, поэтому совы решили утащить его и превратить в совёнка, чтобы он не спал ночами.По этой сказке даже была написана пьеса «Сова Женя».

Вы заранее продумываете поучительные элементы в сказке, например, сейчас будет сказка о дружбе или сейчас о том, как полезно рано ложиться спать?

Делаю это не сознательно: сейчас напишу мораль. Это идет из подсознания, вылезает из закромов. Например, в сказке «С радостью, Ивушкин!» Я не подумал: надо написать, что дети не должны сомневаться в своих родителях.Просто так получилось.

Пишу не продумывая всей истории. Эта пьеса продумана действие за действием. Когда я пишу прозу, я отпускаю персонажей на страницу и не знаю, что будет дальше. Они начинают жить. Я просто смотрю их. Я никогда не знаю, что они сделают.

Очень признателен Самуилу Маршаку. Рекомендации зависят от возраста. «Дети и звери» — для самых маленьких, «Как Гришка книжки порвал» — для школьников. А еще я очень люблю «Тихую сказку» — очень милое, доброе стихотворение про ежиков.Я люблю творчество Льва Кассиля. Например, для детей среднего возраста отлично подойдет «Великое противостояние». У Виталия Бианки много хорошей прозы для дошкольников и самых маленьких — о природе, о животных. Остроумная и очаровательная книга «Приключения капитана Врунгеля» Андрея Некрасова.

Секрет хорошей сказки в том, чтобы всегда помнить, что сказка пишется для ребенка. Когда я смотрю какие-то современные мультфильмы, меня раздражает, что там все: авторы демонстрируют себя, свою фантазию и мастерство.Есть только одно — любовь к детям.

Как вы думаете, в чем секрет успеха ваших книг?

Во-первых, любовь к детям. Детский писатель В первую очередь нужно любить детей. Во-вторых, знание детской психологии и профессиональный подход. Писать рассказы — серьезная профессия. По сравнению с Маршаком, Барто, Михалковым многое сейчас выглядит дилетантски. А мой личный секрет вот в чем: я была очень строга к себе и много работала. Два месяца я писал короткое стихотворение о соснах.Муж помогал, был редактором, всегда перебирал массу вариантов, добиваясь совершенства. И я не мог позволить себе нечеткую рифму, прерывание ритма. Требовательность к себе очень важна для настоящего, а не сиюминутного успеха.

Беседовала Екатерина Люльчак

Теги:

Например, 50 рублей в месяц — это много или мало? Чашка кофе? Не так много для семейного бюджета. Для Матроны — много.

Если каждый, кто читает Матрону, поддержит нас 50 рублями в месяц, то он внесет огромный вклад в возможность развития издания и появления новых актуальных и интересных материалов о жизни женщины в современном мире, семье, воспитании детей, творчестве самореализация и духовные смыслы.

об авторе

Окончила философский факультет МГУ, защитила диссертацию по политологии, училась во ВГИКе на сценариста. Работала научным журналистом в РБК, писала статьи о необычных для «Огонька» людях и социальных проблемах в «Православие.ру». После 10 лет работы в журналистике она официально призналась в любви к психологии, став студенткой факультета клинической психологии МГППУ.Но журналист всегда остается журналистом. Поэтому на лекциях Екатерина черпает не только новые знания, но и темы для будущих статей. Увлечение клинической психологией полностью разделяют муж Екатерины и ее дочь, недавно торжественно переименовавшая плюшевого бегемота Бегемота в Гипоталамуса.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.