Психосоматика сутулость: О чём молчит осанка: психоэмоциональные причины сутулости

Содержание

О чём молчит осанка: психоэмоциональные причины сутулости

Время Чтения: 3 мин.

Как осанка влияет на эмоции и уверенность и как психологические проблемы могут вызывать сутулость? 

О негативном влиянии малоподвижного образа жизни на осанку и в целом на здоровье исписаны тысячи километров книг и статей. Однако причина плохой осанки не всегда находится в физической плоскости. На осанку также влияет психоэмоциональное состояние.

Психосоматика: почему все болезни от нервов

к оглавлению ↑

Почему страдает осанка: связь эмоций и здоровья

«Подавленные эмоции не умирают. Их заставили замолчать. И они изнутри продолжают влиять на человека».

— Зигмунд Фрейд

Не секрет, что сутулого человека окружающие «считывают» как слабого, закрытого, неуверенного в себе. И наоборот, человек с правильной осанкой всегда выглядит более уверенным и привлекательным.

Помимо причин, связанных с образом жизни (положение тела во время работы, малоподвижный образ жизни, вредные привычки), на осанку влияют эмоции.

Механизм простой. Все эмоции влияют на дыхание, а дыхание связано со стрессовыми реакциями, положением голова-плечи.

Рассмотрим простой пример. Допустим, вы новый сотрудник, еще не успели адаптироваться к новой обстановке, наладить общение, стараетесь быть предельно продуктивным. Вы беретесь за разные задачи, не понимая еще их реальной сложности. Из-за стресса ваше дыхание становится более частым, прерывистым и поверхностным, вы чувствуете усталость и раздражительность. Работоспособность снижается, а страх не справиться и неуверенность растет. 

Вам хочется где-то уединиться, расслабиться, восстановиться, но такой возможности нет. Тогда велика вероятность, что вы начнете «закрываться» на уровне тела: приподнимать плечи, втягивать и опускать голову, скруглять спину, сохранять напряжение в теле на протяжении всего рабочего дня. Хорошо, если удастся расслабиться дома. Если нет, то следом могут возникнуть проблемы со сном. 

С течением времени, если ситуация не меняется, тело запоминает это состояние и адаптируется под него.  Возникает биомеханический перекос, который оказывается связан с психологическим состоянием дискомфорта. Раз за разом эта связь крепнет. В итоге эмоциональное и физическое состояние становятся единой картиной внутри сознания, которая проявляется в последующих реакциях и действиях. Положение тела начинает диктовать чувства, мысли и действия. И так по кругу.

Как лечить психосоматику: советы эксперта альтернативной медицины и примеры исцеления

к оглавлению ↑

Как эмоции влияют на проблемы с позвоночником

Несколько примеров, как эмоциональные состояния могут влиять на появление проблем с позвоночником (Луиза Хэй «Как исцелить свою жизнь» и «Исцели себя сам»).

  • Нарушения в шейном отделе могут быть связаны с чувством вины, подавленным гневом, слезами, горечью. Возможно, вы взвалили на себя слишком много и испытываете тяжесть, перегрузки, не уверены в себе и боитесь, что скажут другие.
  • Проблемы в грудном отделе могут говорить о боязни жизни. Слишком много дел и забот. Не можете с ними справиться. Озлобленность, скопление отрицательных эмоций. Страх перед будущим, отгораживание от жизни, отказ радоваться. Постоянное беспокойство. Вы отказываетесь принимать ответственность, обвиняете других, ощущаете себя жертвой.
  • В поясничном отделе могут быть «спрятаны» отверженная сексуальность, финансовая неустойчивость, страх за свою карьеру и чувство беспомощности.

Это только примеры возможных нарушений и того, как они могут быть связаны с психоэмоциональным состоянием. Не стоит сразу все примерять на себя, так как мы слишком разные. Но убедиться в том, что такая связь есть, можно при помощи простого упражнения.

  • Попробуйте принять усталую позу: округлите спину, прокрутите вперед плечи и бессильно опустите руки, слегка выдвиньте вперед и опустите голову. Что почувствовали? Как изменилось состояние?
  • А теперь наоборот, прокрутите назад и опустите вниз плечи, раскройте грудь, выпрямите спину и шею, приподнимите голову. Как теперь изменилось состояние?

Как видите, схема работает в обоих направлениях. С одной стороны мысли, эмоции и психологическое состояние влияют на осанку. С другой стороны, положение тела может влиять на чувства.

Чтобы разорвать этот порочный круг и получить здоровое тело, необходимо работать в двух плоскостях. С одной стороны, учиться выражать эмоции, говорить нет, выстраивать личные границы. С другой стороны, работать с телом: учиться слушать, расслабляться, снимать спазмы, зажимы и отстраивать правильную осанку. 

Похожее

Не пропускай самые интересные публикации для личностного роста. Подписывайся на нас в той социальной сети, которую любишь больше всего: Instagram, Facebook, Telegram.

Наталия Расстегаева

Коуч IPS, член IPACT, эксперт в сфере wellness, личностного развития, тренер по изменению мышления и трансформации жизни. Не учу чужим методикам, а помогаю создать личную систему достижения целей и исполнения желаний. Личные сессии и мастермайнды.

Как наш позвоночник меняется на фоне стресса

Характерные примеры

Вот еще несколько примеров заболеваний, которые легко проходят, если человек переводит внимание на тело, понимает эмоциональную подоплеку происходящего и берется за лечение в двух направлениях: корректирует физиологические проблемы и разбирается с психологическими.

1. Боли в шее

Больное место социально успешных женщин. Сколько бы мы ни говорили о гендерном равенстве, многим женщинам высокие посты и большая ответственность даются сложнее, чем мужчинам. В результате образные выражения «большой груз на плечах», «неподъемная ноша» очень часто реализуются в виде напряжения и болей в шее.

2. Сутулость

Это одно из характерных внешних проявлений регулярной грусти. Художники-аниматоры очень ярко, утрированно умеют передавать осанку грустного человека: шея и плечи вперед, спина колесом, грудь впалая. Грустящий человек может выглядеть относительно стройным, однако ярким проявлением этой «грустной» осанки будут чуть сведенные вперед плечи и горбик у основания шеи.

По опыту могу сказать: очень часто такая осанка сама по себе становится источником неблагоприятного эмоционального фона: человек грустил, от этого ссутулился, потом причина для грусти ушла, а осанка осталась — и человек с таким позвоночником легко впадает в печаль, форма тела удерживает ее. В этом случае работа над осанкой позволяет радикально изменить эмоциональный фон.

3. Сердечно-сосудистые заболевания

Если нарушения развиваются в молодости, они могут быть одним из возможных последствий хронического напряжения диафрагмы. Диафрагма напрягается в ответ на каждое острое переживание, но, по моему опыту, самые яркие напряжения диафрагмы можно наблюдать у людей, которые ведут жесткие переговоры, вынуждены регулярно отстаивать свои права (или права компании, в которой работают).

В период становления это напряжение диафрагмы становится для них опорой, усиливает их натиск. Если же оно становится привычным, то сердце постоянно находится в дефиците места — и начинает сбоить.

Слушайте себя

Эмоции, которые испытывает каждый из нас, уникальны. А значит, и их взаимосвязь со здоровьем будет индивидуальной. Я привела несколько характерных примеров нарушения осанки на фоне того или иного эмоционального фона, однако не спешите примерять их на себя. Учитесь понимать свое тело, повышать собственную чувствительность — тогда взаимосвязь ваших личных эмоций и состояния здоровья станет понятной и легко поправимой.

Лучший способ развить умение чувствовать тело — восточные практики, например цигун для позвоночника. Вам будет легче контролировать эмоции, тело станет более гибкой, устойчивой и — что самое важное — здоровой системой.

Сутулость, боль в области лопаток — психологические причины | looklife

В этой статье хотелось бы поговорить о такой широкой проблеме, как психосоматика грудного отдела, она включает в себя как боли в области грудного отдела позвоночника, боли в области лопаток так и боли в области в передней поверхности грудной клетки. Но прежде чем мы приступим к обсуждению данных вопросов, есть смысл поговорить о том, что же такое психосоматика, дать этому определение.

Психосоматика — это телесные проявления душевной жизни человека. Она включает в себя как телесные проявления эмоций, следствием дисбаланса которых и являются психосоматические болезни, так и зеркало иных подсознательных процессов. Такой некий телесный канал сознательно-подсознательной коммуникации.

Вот в таком контексте, тело представляет собой некий экран, на который проецируется символически послание подсознания. Что это значит? Вот когда у нас в подсознании в правой части мозга человека появляются какие-то напряженные участки, связанные с теми или иными жизненными событиями, то в нашем теле появляется такая же телесная реакция.

Сначала она может протекать скрыто, человек не будет её чувствовать, но постепенно будут создаваться определённые условия в теле человека на которых уже и будет накладываться и развиваться дальнейшая органическая соматическая болезнь. Сначала это послание подсознания в виде напряжения в определённом участке тела, а затем это непосредственно уже сама болезнь, которая развивается как соматическая самостоятельная.

1. Психосоматика грудного отдела

Психосоматика грудного отдела грудной клетки передней поверхности. Чаще в центре грудной клетки, реже в области сердца. Это те проблемы ип напряженные фрагменты нашей жизни, которые связаны с общением. С общением не в широком смысле этого слова, а с общением с близкими людьми, с семьёй, детско-родительских взаимоотношений. Также проблема в этой области — это переживание человека узкого круга контактов. Когда в первом случае есть проблема переживания человека из-за каких-то взаимоотношений с близкими, с родителями, с мужем, с женой, с детьми, могут появляться неприятные болевые ощущения в области грудной клетки передней поверхности, реже области сердца, также и переживания, которые связаны с контактами, с его общением, если он переживает из-за того что у него узкий круг друзей, то тоже могут появляться неприятные болевые ощущения на передней поверхности груди.

2. Психосоматика области лопаток

Что касается психосоматических болей задней поверхности грудной клетки в области лопаток. Наверняка вы знаете, что это довольно частая проблема и люди часто обращаются неприятными ощущениями, с болями в этой области. И при детальном уже разборе ситуации этих ощущений, чаще всего приходится слышать такие слова от людей, как будто я получил удар в спину, как будто нож воткнули в спину. Таким образом можно сделать вывод, что психосоматика заднего отдела грудной клетки в области лопаток — это телесное переживание недоброжелательности окружающих, это некое предательство, которое люди испытывают в жизни, когда кто-то их подставил, когда кто-то их предал, когда кто-то за спиной сказал что-то нехорошее или просто человек чувствует, что за его спиной происходит что-то не очень положительное в его сторону, то у него будут появляться неприятные ощущения, болевые ощущения в области лопаток. Пока это конечно на уровне психологического напряжения, но в дальнейшем если эта проблема не решается, если это переживание не уйдёт от человека, то опять же будут создаваться те самые условия при которых появляются мышечные напряжения, проблемы в позвоночнике ну и т. д.

3. Психосоматика «сутулости» — гиперкифоз

Также частая проблема которая связана с грудным отделом задней поверхности — это сутулость, ещё иногда это называют гиперкифоз, кто-то просто говорит кифоз, хотя это не очень уместно, потому что у всех людей есть кифоз, но когда происходит какой-то сбой, то появляется уже такая сутулость, когда позвоночник становится больше искривлён в грудном отделе. Как правило с точки зрения психологии и психосоматики начинается это всё в подростковом возрасте и потом по жизни уже продолжается. Так вот, такие подобные сбои — это результат дисбаланса внутренних и внешних требований. Когда от подростка требуют чего-то одного, а внутри его возможности не такие. И вот когда не совпадают внутренние возможности и внешние требования, то появляется вот такая неприятная штука в виде сутулости.

4. Будьте внимательны к посланиям подсознания

Подводя итог психосоматических болей в области грудного отдела с передней и задней поверхности, можно сказать что это тот отдел, который отражает в первую очередь настроение человека. Как же избежать того, чтобы психосоматические боли или уже болезни переходили в органические заболевания. Самое главное что вам нужно научиться делать, это следить за сигналами, которые исходят из нашего подсознания в виде каких-то телесных ощущений в различных участках нашего тела.

Советы остеопата: как перестать сутулиться и натренировать осанку

Вы удивитесь, но на осанку человека в каждый отдельный момент (а так же на его походку и позу) огромное влияние оказывают эмоции. Когда вам плохо, вы удручены и печальны, все ваше тело говорит об этом: плечи опущены или наоборот неестественно подняты вверх, голова наклонена, спина немного согнута, будто бы эта эмоциональная тяжесть всем весом легла на ваше тело. А вот по улице идет влюбленный или просто чем-то очень обрадованный человек. Разница в движениях и осанке колоссальна! Счастливчики макушкой будто бы стремятся в небо и более-менее ровно держат спину. Поэтому в дальнейшем, говоря об осанке, мы будем иметь в виду лишь человека, находящегося в спокойном состоянии, когда он сосредоточен на работе или просто сидит на стуле.

Очень важно понимать, что наше тело — это самонапряженная система, в которой все части взаимосвязаны. Допустим, у человека смещена затылочная кость, которая участвует в формировании основания черепа. Это не может не сказаться на положении его первого шейного позвонка. Смещенный, он обязательно «потянет» за собой второй, третий и так далее по цепочке, пока дисбаланс не затронет весь позвоночник, крестец, бедренные кости, голени и, наконец, стопы. Именно поэтому, если у ребенка имела место родовая травма (вследствие деформации таза матери или из-за осложненного течения родов — а чаще всего сочетания первого и второго факторов), в дальнейшем у него разовьется сколиоз и, вероятно, плоскостопие. Любопытно, что искривленное состояние будет правильным и естественным, ведь только так позвоночник этого человека может комфортно держать равновесие.

Если мы видим, например, сидящего в транспорте мужчину, который каким-то причудливым образом переплетает свои руки или ноги или принимает несколько неестественную на наш взгляд позу, мы должны понимать: для него это положение наиболее удобно, так его мышцы лучше всего разгружаются. Поэтому говорить о том, что осанка находится целиком и полностью под произвольным контролем нашего сознания, я бы не стал.

симптомы остеохондроза говорят о внутриличностных проблемах человека

Психосоматика: симптомы остеохондроза говорят о внутриличностных проблемах человека

 

Грудной отдел. Иным является психосоматическое значение среднего отдела позвоночника, который без анатомически точного отграничения можно соотнести с грудным отделом. Этот отдел сильнейшим и наиболее зримым образом отражает настроение человека. Печаль, отчаяние, утрата мужества заставляют человека согнуться, визуально «надломиться». Сутулость подростков во многих случаях представляет собой результат внутренней установки, возникшей в силу того, что они не в состоянии отвечать внешним и внутренним требованиям, предъявляемым жизнью к духовно не созревшему телу. «Эти юноши не доросли до своей взрослости» (Weintraub, 1969).

Поясничный отдел. Прострел (люмбаго) — острый эпизод. Он может быть вызван резким движением или поднятием тяжести, но часто возникает и без видимых причин. Он часто, но не обязательно, случается вследствие таких изменений в позвоночнике как смещение позвонка. Хронические боли в поясничном отделе часто являются выражением психического отягощения. Чаще это встречается у женщин, которые компенсируют неуверенность в себе, в своем соответствии семейным или профессиональным требованиям преувеличенно прямой осанкой, но также и у женщин, оставивших свое сопротивление и подавленных грузом повседневных забот.

Хронические боли в поясничном отделе могут также быть выражением фрустрации. Они чаще связаны с нереализованными ожиданиями в межличностных отношениях и вытекающим из этого состоянием неудовлетворенности. У мужчин они нередко представляют собой неосознанную демонстрацию неудачи в профессии или, возможно, реализации своих мужских функций.

Поскольку путь к здоровью в данном случае лежит через проработку своего внутреннего психологического пространства, то помочь в этом могут профессиональные психотерапевты и психологи, знающие специфику лечения психосоматических заболеваний.

Плечи и психосоматика: противоречие между тем, что мы должны и что хотим

Психосоматика – это направление в медицине, которое предполагает изучение влияния психологических факторов на возникновение телесных заболеваний. Ранее мы уже говорили о настоящих причинах детских заболеваний, которые объясняют, почему из-за негативного эмоционального состояния дети болеют простудой и другими недугами. В этой статье речь пойдет о том, каким образом плечи отображают наше внутреннее состояние. 

Значение плеч в психосоматике

Плечи символизируют переход от непосредственного зачатия к воплощению. «Несу на плечах» — выражение, которое имеет под собой обоснование. Ответственность за свою жизнь, груз проблем и всего прочего человек в буквальном смысле несет на своих плечах всю жизнь, и от того, в каком состоянии они находятся, можно понять, как с этой ответственностью человек справляется.

Исходя из психосоматических объяснений, плечи также выражают эмоциональную энергию сердца, которая переходит через них в руки и кисти, которые отвечают за самовыражение и создание, а также ласку и объятия. Если человеку не нравится прикасаться к кому-то или к чему-то, то организм запускает блок в области плеч. Это блок выражается сутулостью и скованностью.

Плечи еще и являются способом выражения отношения к чему-либо. Не зря же человек пожимает плечами, когда не знает, что ответить, или подталкивает бодро других, когда хочет приподнять настроение. Так, «застывшее» плечо говорит о бесчувственности человека, а напряженные поднятые вверх плечи транслируют беспокойство. Если же плечи отведены назад, то человек хочет показать себя настоящего, но тем самым не защищается от внешнего мира, и со временем у него будет ослабевать спина.

Деформация мышц

Воспринимая даже малейшие конфликты и ссоры близко к сердцу, человек программирует свое тело, в данном случае плечи, на скованное и напряженное положение. Это объясняется тем, что человек хочет защититься.

Кроме того сжатые плечи говорят еще и о том, что человек постоянно сдерживает себя, испытывает страх и чувство вины.

Мышцы со временем к этим эмоциям привыкают и деформируются. Сутулые плечи – признак того, что человек чувствует вину за совершенные в прошлом поступки. Чтобы жизненная энергия циркулировала в теле гармонично и логично, необходимо простить себя, разрешить ситуацию и со временем плечи сами начнут расправляться, отвечая положительно на внутреннее гармоничное состояние.

Ментальная энергия

Мышцы плеч соответствуют ментальной энергии, которая является мощнейшей внутренней силой-двигателем человека. Когда данная энергия застаивается в плечах, то и истинные желания человека там тоже застревают. Если чувствуется напряжение в левом плече, которое зачастую испытывают женщины, то это говорит о недостаточном проявлении своего природного женского начала. Если мужчина ощущает острый дискомфорт в левом плече, то он не доволен своими взаимоотношениями с женщинами и постоянно размышляет над этим вопросом. Кроме того, левое плечо и любые его деформации отображают способность или неспособность проявления творческого аспекта личности человека.

Что касается правого плеча, то любое напряжение, которое чувствуется в этой части спины, говорит о мужском начале. Если мужчина ощущает боли или другой дискомфорт в этой области, то он желает власти, но из-за того, что не может ее иметь проявляет агрессию. Эта агрессия застаивается в правом плече и является звоночком о том, что пора менять свои жизненные принципы. Если же право плечо беспокоит женщину, то это признак того, что она взвалила на себя большой груз ответственности, которая ее тяготит.

Что касается сломанного плеча, то этот факт говорит о глубинном серьезном конфликте человека, который протестует между тем, что он сейчас должен делать, и тем, что ему действительно хочется. Жизнь его стала настолько не выносимой, что организм ответил на негативный, пусть даже неосознанный, запрос и решил проблему переломом.

Красота кожи лица: причина в осанке

Возможно, вы замечали, какая потрясающая кожа у азиаток: упругая, сияющая, без морщин. В чем причина? Если верить китайской медицине, одна из важных составляющих красоты лица – правильная осанка, которой на востоке уделяют особое внимание.

Как связана красота лица и осанка, и что в восточной традиции понимают под «правильной осанкой», «МК» рассказывала врач, специалист по китайской медицине Анна Владимирова.

Что такое правильная осанка

Взрослые часто говорят детям: «держи спину», «не сутулься», «плечи расправь». Эти приказы не имеют ничего общего с выстраиванием осанки. Если человек сутулится, и ему говорят выпрямиться, он напрягает мышцы спины (на время утрачивая гибкость, подвижность позвоночника) – и замирает в нужной позе. Потом привычная форма берет свое, и спина снова ссутуливается. Отсюда растет идея – накачать мышечный корсет: сделать мышцы такими сильными и мощными, чтобы они держали позвоночник.

Восточный подход радикально отличается от привычного нам: согласно китайской идеологии, именно позвоночник – основа организма – должен быть сильным, служить арматурой для гибкого, подвижного, пластичного тела. Тогда вся конструкция будет держаться сама, и стройность на фоне гибкости и расслабления станет естественной. Что для этого нужно? На востоке для этих целей использую гимнастику цигун, направленную на расслабление привычных мышечных напряжений, освобождение и укрепление позвоночника.

Связь осанки и красоты лица

Итак, как же красивая осанка связана с состоянием кожи лица? Чтобы кожа лица сияла юностью, она должна хорошо питаться и очищаться. Эта идея знакома дамам, которые любят и разбираются в косметике. Однако никакая косметика не заменит качественное питание и очищение, которые происходят естественным путем, изнутри.

Питательные вещества и кислород поступают к тканям с кровью. А кровоснабжение структур лица происходит через шею. Если есть мышечные зажимы в области надплечий и самой шеи, то отток, а значит, и приток богатой кислородом и микроэлементами крови будет частично ограничен. Обратите внимание: люди, у которых есть горбик у основания шеи (одно из характерных нарушений осанки), сутулость, напряжение в области плеч, как правило, не могут похвастаться сияющим цветом лица. В первую очередь кожа теряет здоровый цвет, со временем становится сухой, появляются морщины.

Упражнение «Голова черепахи»

Для восстановления красивой осанки и питания лица есть несколько упражнений из гимнастики цигун. Например, упражнение » из комплекса Синг Шен Джуанг (Синшень), который направлен на восстановление и укрепление здоровья позвоночника и красивую осанку.

Чтобы наладить качественное питание кожи лица, сделаем упражнение на расслабление первого шейного позвонка. Найти его легко: на нем голова кивает. Через эту область происходит отток крови, и если он затормаживается, то страдает и приток. Расслабив первый шейный, вы не только улучшите осанку – придадите шее гордое положение – но и усилите приток крови к тканям лица.

— Встаньте ровно, спина прямая, плечи расслаблены. Руки накрывают низ живота. Отпустите голову буквально стекать вперед – голова расслабленно повисает на свободной шее. Обратите внимание на область первого шейного позвонка и попросите тело запомнить его расслабленное раскрытие.

— Представьте, что кто-то нежно берет вас за подбородок и вращает голову назад; мягко, приятно сжимается область первого шейного.

— Голова всплывает наверх. Пауза. Расслабляется все лицо: мышцы вокруг глаз, височно-нижнечелюстные суставы, размыкаются зубы. И расслабление стекает вниз по шее в плечи, дышат ключицы.

— Вспомните раскрытие первого шейного позвонка, которое было в повисании, и позвольте голове мягко вращаться вперед, восстанавливая это ощущение в вертикальном положении. Раскрывается первый шейный, подбородок мягко прижимается к шее. Не пытайтесь силовым усилием раскрыть эту область, как можно сильнее прижав подбородок: просто отпустите вращение головы вперед, позволяя телу самому, на фоне расслабления, найти нужно положение.

Повторите упражнение несколько раз, ища новый уровень расслабления области первого шейного позвонка.

Упражнение «Голова дракона»

Очищение тканей лица происходит за счет хорошего оттока лимфы. Если он затруднен, лимфа застаивается, продукты распада не выводятся из тканей, возможны отеки, образование морщин-заломов и разнообразные высыпания. Как улучшить отток лимфы?

Как вы уже догадались, отток от лица также происходит через шею (другого пути нет!). Упражнение для первого шейного позвонка, который может блокировать отток жидкости от головы, мы уже рассмотрели. Пришло время уделить внимание седьмому шейному позвонку – основанию шеи.

Седьмой шейный позвонок – это основание шеи: чтобы его найти, нащупайте небольшой бугорок там, где шея крепится к грудной клетке. В норме этот позвонок будет просто чуть крупнее шейных, если же осанка нарушена, он будет выступать назад, образуя горбик. Расслабляя эту область, вы восстанавливаете красивое положение шеи и головы – гордую осанку, расправляете плечи и улучшаете отток лимфы от головы, повышая качество кожи и защищая себя от отеков и мешков под глазами.

— Встаньте ровно, плечи расслаблены, область первого шейного раскрыта и тоже расслаблена. Ладони накрывают низ живота.

— Начните очень аккуратное, деликатное и расслабленное вращение на области седьмого шейного. В гипертрофированном виде – это вращение, которое мы делали на уроках физкультуры, чтобы размять шею. Только в данном случае амплитуда вращения должна быть в десятки раз меньше.

— Обратите внимание: область первого шейного раскрыта в любой момент движения, подбородок мягко прижат к шее. Таким образом вращение будет происходить именно на седьмом шейном позвонке, с каждым новым небольшим движением расслабляя эту область еще чуть больше. С каждым новым движением задавайте себе вопрос: «Как я могу сделать это движение еще более мягким?» — и ищите это новое, еще более расслабленное движение, как будто размягчая область седьмого шейного.

Продолжайте вращение в течение одной минуты в одну сторону и столько же – в другую.

В комплексе, кстати, 10 упражнений — они помогут развить красивую осанку и сделают здоровым позвоночник. Делая же предложенные упражнения более углубленно, точно и продолжительно, вы будете продуктивно работать над кровоснабжением и оттоком лимфы от области лица, омолаживая кожу, делая ее еще более упругой, плотной и сияющей. А со временем даже сможете отказаться от большинства дорогостоящих косметических средств, как и китайские красавицы, в косметичке у которых, как правило, солнцезащитный крем и пульверизатор с минеральной водой для естественного увлажнения.

Влияние прайминга на показатели результатов, о которых сообщают пациенты: рандомизированное контролируемое исследование

Задний план: На показатели результатов, сообщаемые пациентами (PROM), влияют психосоциальные факторы, но неизвестно, можем ли мы повлиять на показатели PROM, изменив мышление пациента.

Цель: Мы оценили, влияет ли прайминг на результаты PROM.

Методы: Всего в этом двойном слепом рандомизированном контролируемом параллельном исследовании с июля 2014 г. по октябрь 2014 г. в травматологическом центре I уровня приняли участие 168 пациентов с заболеваниями опорно-двигательного аппарата. Критериями включения были пациенты в возрасте 18 лет и старше, свободно владеющие английским языком и грамотные, а также способные дать информированное согласие. Праймирование проводилось с помощью Шкалы катастрофизации боли (PCS).Пациенты были рандомизированы (1:1:1) на 3 группы: группа вмешательства I была подвергнута отрицательному воздействию исходной ПКС; группа вмешательства II была положительно настроена на группу PCS с положительной формулировкой; а контрольную группу III не праймировали. Оценки проводились с использованием PROM в области физической функции, депрессии и боли. Был проведен двумерный и многомерный регрессионный анализ.

Результаты: Группа вмешательства и контрольная группа были хорошо сбалансированы по демографическим характеристикам и характеристикам состояния. Положительный PCS был независимо связан с более высокими баллами PROM в области физической функции (информационная система измерения исходов, сообщаемая пациентом, функция верхних конечностей: коэффициент = 4,7, частичный R (2) = 0,042; CI: 1,2-8,2; p <0,010).

Выводы: Пациенты, праймированные с положительно сформулированной версией PCS, сообщали о меньшей функциональной нетрудоспособности по сравнению с пациентами, которые были либо отрицательно праймированы, либо вообще не праймировались.Это говорит о том, что, влияя на образ мышления, можно повлиять на PROM, что приведет к лучшему результату, если он будет настроен положительно.

Уровень доказательств: Терапевтическое исследование 1 уровня.

Пробная регистрация: NCT02209259.

Психосоматика — обзор | ScienceDirect Topics

Случай 2: что вызывает язву?

Заболевания желудка, диспепсия, язвы.Какое бы имя ни использовалось, людей уже давно беспокоят болезни желудка. Однако история медицины язвы действительно начинается в девятнадцатом веке с английского врача Уильяма Бринтона. В исследовательской статье Бринтон отметил, что у 2–13 процентов тел, вскрытых им и другими, были язвы желудка (Grob, 2003: 551). Открытие того, что барий можно использовать для исследования как пищевода, так и желудка, привело к тому, что рентгенология стала основным средством диагностики язв желудка у живых людей до 1930-х годов.В этот момент она была дополнена эндоскопией, которая позволила врачам заглянуть прямо в желудок и пищевод (там же: 552).

В результате вновь обретенной способности идентифицировать язвы, в первую очередь, как отдельную категорию заболеваний, все большее число людей было идентифицировано как страдающие этим заболеванием. Даже в начале двадцатого века, безусловно, существовало некоторое понимание того, что увеличение числа диагнозов могло быть связано с новыми диагностическими методами. Рассмотрим следующий комментарий об одном типе пептических язв, двенадцатиперстной, в томе New York Medical Journal за 1916 год: «Язва двенадцатиперстной кишки либо становится более частой, либо наши средства диагностики становятся более точными» (Austin, 1916: 984).

Возможно, неизвестно, увеличивалась ли фактическая заболеваемость пептической язвой или они просто диагностировались чаще. Ясно только то, что, по-видимому, произошло увеличение. Безусловно, число зарегистрированных случаев смерти от язв значительно возросло с начала до середины двадцатого века. С 1900 по 1943 год смертность от пептических язв возросла с 2,8 на тысячу в 1900 году до 6,8 на тысячу в 1943 году (Grob, 2003: 552).

Неудивительно, что при таких обстоятельствах пептическая язва стала объектом широкого исследовательского интереса. В 1946 г. Американское гастроэнтерологическое общество выявило более 700 исследовательских проектов, посвященных пептической язве (там же).

Что вызвало пептические язвы, однако, было менее ясно, чем их возрастающая известность. Желудочные кислоты были четко идентифицированы как часть проблемы. Попытка нейтрализовать эти кислоты была формой лечения, разработанной в начале двадцатого века и до сих пор используемой. Однако, поскольку желудочные кислоты есть у всех, реальный вопрос заключался в том, почему эти кислоты иногда вызывали язву, а иногда нет.Одна гипотеза, предложенная довольно рано в двадцатом веке, заключалась в том, что проблема была вызвана микробами. Однако не было доказательств в поддержку этой теории, и, хотя изначально у нее было много сторонников, невозможность продемонстрировать взаимосвязь между инфекциями, повышенной кислотностью и язвами, возможно, привела к тому, что к 1930-м годам микробная гипотеза потеряла популярность (там же. : 558).

В то же время возрос интерес к психосоматическим объяснениям. Исследователи обнаружили, что стресс может увеличить секрецию желудочной кислоты, и идея о том, что стресс является ключевым компонентом болезни, получила широкое признание к середине века (там же.: 558–62). Обсуждение лечения язвенных больных, написанное гастроэнтерологом и опубликованное в выпуске American Journal of Nursing за 1952 год, является хорошей иллюстрацией мышления того времени. Хотя автор утверждает, что неясно, поможет ли психотерапия, он дает понять, что эмоциональный компонент, вероятно, является важным фактором:

узнал о нарушении функции пищеварительного тракта, связанном с образованием язвы, и о проблемах личности пациентов, у которых развиваются язвы.Большинство исследователей придерживаются точки зрения, что в патогенезе язв важны многочисленные факторы. Растет убеждение, что язвенная болезнь развивается в результате нарушения функции желудка, обусловленного основным эмоциональным расстройством. Если это так, то психиатрическое лечение было бы наиболее рациональным и, возможно, наиболее эффективным подходом. В то время как все большее внимание уделяется эмоциональным аспектам этого заболевания, конкретные знания о психогенных факторах и их контроле не продвинулись в достаточной степени для окончательной оценки эффективности психотерапевтических мероприятий.(Cassel, 1952: 852)

Госпитализация была рекомендована для начального лечения не только по медицинским показаниям, но и потому, что «перемещение пациента из его окружения часто освобождает его от реальных или воображаемых источников эмоционального стресса» (там же: 853). ). Для снятия напряжения предлагались седативные средства, такие как фенобарбитал (там же).

Идея о том, что стресс является основным фактором возникновения язвы, едва ли можно назвать блестящей. В своей влиятельной книге The Stress of Life, , первоначально опубликованной в 1956 году, Ганс Селье представил «множество экспериментальных обоснований стресса как основной причины пептических язв» (Spiro, 1998).Его исправленное издание книги, опубликованное в 1976 году, по-прежнему содержало то же основное утверждение: «Общеизвестно, что язвы желудка и двенадцатиперстной кишки чаще всего возникают у людей, которые несколько неприспособлены к своей работе или семейной жизни и страдают от напряжения». и разочарование» (Селье, 1976: 259–260). Он предложил механизм, объясняющий роль стресса в развитии язв: «Очевидно, что у человека хронические язвы желудка, которые в норме хорошо контролируются, также перфорируют во время стресса, потому что избыток противовоспалительных стимулов разрушает сопротивляемость желудочно-кишечного тракта. баррикада» (там же.: 262).

Тем не менее парадигма стресса оказалась ошибочной. Дело было не только в том, что та или иная гипотеза о стрессе как о главном причинном факторе оказалась неверной. Оказалось, что пептические язвы можно рассматривать и по-другому: как результат бактериальной инфекции, а не как результат психосоматического стресса. В 1982 году два австралийских врача, Роббин Уоррен и Барри Маршалл, идентифицировали бактерию Helicobacter pylori (H. pylori), в воспаленном желудке, но не в нормальном (Atwood, 2004).Сначала связь, которую они установили между присутствием бактерий и язвами, была весьма условной: «Если эти бактерии действительно связаны с гастритом… они могут играть роль в других плохо изученных заболеваниях, связанных с гастритом (т. рак)» (Warren and Marshall, 1983, цитируется по Atwood, 2004). Следует указать, что эта гипотеза не возникла в результате изолированной вспышки блеска в то время, когда никто другой не рассматривал эти бактерии в связи с язвами.Наоборот, были и другие исследования и даже публикации, намекавшие на возможную связь (Christie and Tansey, 2002: 99). Тем не менее, Маршалл, в частности, продвигал эту гипотезу и в сотрудничестве с другими исследователями опубликовал статью, в которой утверждалось, что существуют убедительные доказательства связи бактерии H. pylori с язвами (там же: 102).

Работа Уоррена и Маршалла действительно привела к всплеску активности в исследовании парадигмы инфекционного заболевания язвы (Atwood, 2004).Это не означает, что новая парадигма была быстро принята медицинским сообществом (Центры США по контролю и профилактике заболеваний, 2006 г.). На это признание ушло более десяти лет. Хотя было бы неверно говорить, что парадигма бактериальной инфекции была заблокирована массовым заговором внутри фармакологической промышленности или медиков (Atwood, 2004; Christie and Tansey, 2002: 93–102), тем не менее, только в 1994 г. Конференция по разработке консенсуса Национального института здравоохранения решила, что существует связь между H.pylori и язвенной болезни, и только в 1996 году Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США (FDA) одобрило лечение антибиотиками (Центры США по контролю и профилактике заболеваний, 2006).

Почему задержки? Похоже, сыграли роль три фактора. Во-первых, научное и медицинское сообщество по своей природе настороженно и скептически (Atwood, 2004). Как мы отмечали во введении к этой главе, такой консерватизм характерен для нормальной науки (Kuhn, 1962). Возможно, из-за такого консервативного отношения к Маршаллу временами относились как к фанатику.Ученый, участвовавший в исследованиях язвы, вспоминает: «В конце 1980-х я отправился в Австралию, чтобы рассказать об антисекреторных препаратах. Я пошел туда, думая: «Вот я говорю о кислоте, а это микроб Австралии». Я упомянул Барри Маршалла, и все гастроэнтерологи разразились глухим смехом. На том этапе его очень не любили, потому что он был евангелистом зародыша» (Roy Pounder in Christie and Tansey, 2002: 93).

Вторая причина задержек, по-видимому, заключалась в том, что не было нового лекарства, поэтому фармакологическая промышленность не имела материальной заинтересованности в продвижении его принятия.Фактически, промышленность зарабатывала деньги, потому что антациды часто приходилось использовать на постоянной основе (там же: 93–95). Так что идеологический консерватизм в данном случае прекрасно сочетался с экономическими интересами.

Наконец, для получения убедительных доказательств требуется время, и было совсем не ясно, означает ли новая теория в какой-либо степени реальный прогресс в лечении. Врачи смогли достаточно эффективно использовать антациды для лечения язв. Реальное преимущество лечения антибиотиками заключалось не столько в том, что оно было более эффективным при лечении язв, сколько в том, что оно было намного более эффективным в предотвращении их повторного возникновения, и для демонстрации этого потребовалось время (Atwood, 2004). Это может объяснить, почему потребовалось так много времени, чтобы информация дошла до практикующих врачей. Действительно, как врачи первичного звена, так и гастроэнтерологи медленно реагировали на последние рекомендации по лечению. В 1994 г. Национальные институты здравоохранения рекомендовали пациентам с язвенной болезнью лечиться антибиотиками (Центры США по контролю и профилактике заболеваний, 2006 г.). Тем не менее, национальные исследования, проведенные в 1994 и 1996 годах, показали, что хотя 90% врачей первичного звена и гастроэнтерологов распознали H.pylori в качестве основной причины язв, «врачи первичного звена сообщили о лечении примерно 50% пациентов с впервые выявленными симптомами язвы антисекреторными агентами без тестирования на H. pylori; для сравнения, гастроэнтерологи сообщили о лечении примерно 30% пациентов с впервые выявленными симптомами язвы с помощью этих агентов» (Центры по контролю и профилактике заболеваний США, 1997, курсив добавлен). Врачи, которые сами не убедились в том, что лечение имеет какое-либо значение, вряд ли примут его, независимо от того, что показывают исследования.

Как бы медленно научное и медицинское сообщество не принимало новую парадигму, для широкой публики это было еще труднее. По крайней мере, одно исследование показало, что в 1995 г. 72% американцев не знали о связи между H. pylori и язвенной болезнью (там же). Исследование 1997 года, проведенное после того, как FDA одобрило лечение язвы антибиотиками, показало, что ситуация не изменилась: только 27% населения знали об этой взаимосвязи (там же.). Действительно, опрос показал, что 60% продолжают верить, что язвы вызваны чрезмерным стрессом (там же). В течение нескольких десятилетий считалось, что распространенность пептических язв связана с образом жизни пациентов: стрессом и диетой. Действительно, пептическая язва считалась «знаком успеха», эмблемой статуса целеустремленного профессионала (Rogers, 1997).

Итак, что мы можем узнать из различных способов просмотра и лечения язв? Наиболее подходящим лозунгом, пожалуй, является осторожность, в частности осторожность в отношении охвата доминирующей теоретической структуры и предположения, что ответы на насущные проблемы обязательно будут решены в ее рамках.

Сопротивление изменению давних убеждений, лежащих в основе доминирующих исследовательских парадигм, представляет собой нежелание меняться, что, возможно, свойственно людям. Это также представляет собой осторожный скептицизм в отношении массового принятия новой парадигмы в отсутствие убедительных доказательств того, что старая парадигма неадекватна, а новая лучше (см. Atwood, 2004).

Это может быть так же верно для нынешней микробной теории, как и для теории стресса, которую она заменила.В самом деле, реальность значительно сложнее, чем можно было бы предположить в нынешней парадигме, и включает в себя аномалии, для которых у нас пока нет объяснения. Одним из основных проблемных фактов является то, что у большинства людей, инфицированных H. pylori , язвы не развиваются (Rogers, 1997: 4). И хотя действительно верно, что эрадикация H. pylori излечивает инфекцию и снижает вероятность ее рецидива (там же; Hogue, 2008: 862), любопытно, что заболеваемость пептическими язвами остается неизменной в США с середины 1990-х годов, несмотря на то, что лечение вируса H. pylori в настоящее время широко распространена. Постоянная частота пептических язв сохраняется и в азиатских странах, хотя инфекция H. pylori распространена там больше, чем в США (там же: 863). Еще больше усложняет ситуацию тот факт, что, хотя H. pylori превалирует среди людей на протяжении тысячелетий (Ahmed, 2005), распространенность язв испытывает значительные приливы и отливы (Michael Langman in Christie and Tansey, 2002: 25). Более того, есть данные, что H.pylori оказывает благоприятное воздействие, и его отсутствие может быть связано с некоторыми видами рака желудка (Ahmed, 2005).

Более того, несмотря на то, что связь между H. pylori и язвами хорошо установлена, роль стресса, хотя и не являющаяся причиной, как считалось на протяжении десятилетий, не может быть устранена. Небольшое рандомизированное исследование использования управления стрессом при язвенной болезни в Корее «продемонстрировало значительное улучшение как симптомов, так и заживления язвы» (Hogue, 2008: 863). Факторы окружающей среды, такие как стресс, диета, курение и т. д., могут быть причиной того, что у некоторых людей, инфицированных H. pylori , развиваются язвы, а у других нет (см. обсуждение в Christie and Tansey, 2002).

Будет ли преобладающей инфекционной парадигмой язвы та, которая позволит исследователям объяснить эти проблемы? Изучая тесты интеллекта, мы увидели, что иногда парадигма может мешать нам думать о проблемах, которые другая парадигма может выдвинуть на первый план.Таким образом, даже когда мы можем определить проблемы в рамках парадигмы, мы не сможем решить их в ней. Проблема рецидива язвы была совершенно ясной в парадигме стресса. Однако эта парадигма не давала наилучших средств решения проблемы. Более того, учитывая, что в рамках парадигмы заражения все еще остается много нерешенных вопросов, было бы глупо предполагать, что это обязательно станет основой, в рамках которой будут достигнуты будущие успехи. Мы также не можем предположить, что новая теоретическая основа не встретит такого же сопротивления, какое встретила парадигма инфекции, когда она была представлена.

Психосоматика — Анимация

Психосоматика: мы лечим психосоматические расстройства, то есть физические симптомы, которые можно проследить до психологических причин.
Единство вместо деления

Психосоматические симптомы широко распространены, и их можно проследить до целостной связи между телом и разумом.
Тело, мысли и чувства составляют неразрывное единство. Изменение на одном уровне неизбежно переносится на изменения на другом уровне.
Относим к врачу больную часть тела, как будто едем в ремонтную мастерскую и не обращаем внимания на подключение к другому уровню .Если психосоматическое значение физического заболевания, т.е. является внутренним отношением, физическая болезнь может исчезнуть только  , если отношение изменится.

Эмоции и тело идут рука об руку

Связь между эмоцией и телом становится понятной на простом примере: в сгорбленной позе становится почти невозможно ощущать радость. Наоборот, мы едва ли можем грустить с высоко раскинутыми руками. Поза и эмоции идут рука об руку. И это всего лишь простой пример сильной связи.
Наши органы имеют прямое отношение к нашему душевному состоянию, а также к тому, как мы думаем. Иммунная и гормональная системы чутко реагируют на длительную депрессию, на стресс, но также и на счастье.
Слишком часто нефункциональное поведение отражается в симптомах и болезнях. Точно так же (я) запрещенных эмоций выражаются в физических симптомах.
Почему у человека проблемы с сердцем и другая мигрень или высокое кровяное давление или проблемы с кожей?

Примеры соматических выражений психологических конфликтов
  • Проблемы с кожей
  • Боль, не оправданная с медицинской точки зрения
  • Высокое кровяное давление
  • Проблемы с кишечником
  • Болезни органов
Признаки органов

В качестве целостного подхода гештальт-терапия дает следующий ответ: Каждый орган имеет свое собственное качество.Каждый орган работает по-своему. Это напрямую связано с нашим образом жизни и нашими взглядами. Когда мы заболеваем, мы обычно вступаем в конфликт с одним из качеств больного органа.
Процесс происходит подсознательно.
Тело – разум – эмоции мы понимаем как единую динамическую систему.
В психосоматике мы воздерживаемся от поиска причин. Довольно важным является процесс осознания того, «что происходит» и того, как симптомы связаны с образом жизни соответствующего человека.
Когда возникает осознание, и мы понимаем лежащие в его основе функции отношения и работаем над ними, симптомы обычно ослабевают одновременно.

Психосоматическая реабилитация

Терапевтическая работа заключается в сопоставлении функций психосоматических симптомов с поведением и установками человека и в их осознании. Облегчение обычно наступает уже тогда, когда незамеченный конфликт становится видимым и осознанным.

Наконец, упрощенный пример сердца:
Наше сердце — это мышца, которая сокращается и расслабляется.Наше сердце работает столько, сколько отдыхает.
Проблемы с сердцем могут возникнуть, если человек подвергается постоянному стрессу в течение длительного периода времени, т.е. фазы отдыха слишком короткие. Противоположный конфликт может возникнуть, если фаза отдыха наступает нежелательно или неподготовленно из-за безработицы или досрочного выхода на пенсию.

Мы особо отмечаем, что психологические процессы не заменяют лечение.
Сопутствующая психосоматическая терапия поддерживает психосоматику, процессы выздоровления и профилактику рецидивов.
Мы предлагаем симптоматическую работу с телом параллельно с медикаментозным лечением, если не удается найти медицинские причины или медикаментозные подходы неэффективны.

В общей концепции психосоматики мы работаем как городской партнер клиник Оберберга в Германии.
В качестве альтернативы пребыванию в клинике воспользуйтесь нашим предложением интенсивной терапии на Майорке.

Мы будем рады сообщить вам об индивидуальных вариантах лечения.

Клинический фактор 2016 — Полный текст — Психотерапия и психосоматика 2017, Том.86, № 6

Как и в предыдущие 6 лет, я представляю свою субъективную подборку, на этот раз из 13 (первичных) статей — фактически их резюме — опубликованных в предыдущем году (2016), которые, я считаю, могут предоставить некоторую информацию, которая поможет читатель улучшит свою клиническую практику. Как я уже отмечал ранее, эта идея первоначально была предложена Джованни Фава [1] с целью отбора статей, которые я субъективно воспринимал бы как имеющие высокий «клинический фактор» — степень и степень, в которой журнальная статья предоставляет информацию исследователям. клиницист, который может улучшить свою практику .И опять же, как я уже писал об избранных статьях, «многим они могут показаться полезными, кому-то — менее полезными или даже бесполезными. Я, конечно, предвзят, как и любой другой. Я также не могу просмотреть 90 179 всех 90 180 психиатрических журналов — я сосредоточился только на большинстве основных. Если нет статьи, выбранной из определенного крупного психиатрического журнала, это не обязательно означает, что я не рецензировал ее или не просматривал этот журнал. Это может означать, что я не нашел, на мой взгляд, ничего клинически очень интересного» [2].Я считаю себя в первую очередь клиницистом (хотя и академически ориентированным) и педагогом, и я, как и большинство клиницистов, ищу способ помочь пациентам и руководство в лечении моих пациентов и, таким образом, новые, инновационные, или недавно утвержденные методы лечения. Я уверен, что пропустил ряд ценных статей, но, как уже отмечалось, это субъективный выбор.

Шизофрения

As Niemela et al. [3] отмечают, что появляется все больше данных, подтверждающих роль пре- и постнатальных инсультов, влияющих на развитие нервной системы при шизофрении.Одним из таких возможных оскорблений является курение матери. Так, Niemela et al. [3] исследовали взаимосвязь между пренатальным воздействием никотина (уровни котинина, измеренные с помощью иммуноанализа) в архивных материнских сыворотках и шизофренией у потомства из финской национальной когорты рождения (Реестр населения Финляндии) в вложенном дизайне случай-контроль. Выборка состояла из случаев шизофрении у потомков ( n = 977), родившихся в Финляндии с 1983 по 1998 год. За субъектами наблюдали до 2009 года. Случаи были сопоставимы 1:1 с контрольной группой по дате рождения, полу и месту жительства в Финляндии. на момент постановки диагноза.Ковариаты включали пол, возраст матери, возраст отца, социально-экономический статус (образование матери), провинцию рождения, город рождения, шизофрению и другие психические расстройства у родителей в анамнезе, предыдущие роды, массу тела для гестационного возраста, уровень С-реактивного белка матери, и гестационная неделя забора материнской крови. В нескорректированном анализе с котинином в качестве непрерывной переменной и с учетом наличия уровней котинина ниже уровня обнаружения была выявлена ​​значительная связь между повышенным логарифмически преобразованным материнским котинином и вероятностью шизофрении (отношение шансов = 2.69, 95% ДИ = 1,54–4,69, 90–179 p 90–180 < 0,0001). В модели, включающей возраст матери, провинцию рождения и любое психическое расстройство отца в качестве ковариант, отношение шансов составило 3,41 (95% ДИ = 1,86-6,24, p <0,0001). Важно отметить, что не было четких доказательств того, что вес для гестационного возраста опосредовал связь. Категорически определенное воздействие никотина на мать было связано с увеличением вероятности шизофрении на 38%. Авторы указали на несколько ограничений своего исследования, таких как отсутствие данных об употреблении алкоголя матерями (существует связь между употреблением алкоголя и курением), тот факт, что никотин является лишь одним из многих токсичных веществ в табаке, относительно молодой возраст их когорты (средний возраст 23 года.5 лет), отсутствие данных о курении детей, отсутствие данных о пассивном курении родителей и использование множественных сравнений. Тем не менее, это важный вывод — как указали Laursen и McGrath [4] в сопроводительной редакционной статье, у нас не так много поддающихся изменению факторов риска шизофрении, поэтому идентификация курения как потенциально поддающегося изменению фактора риска весьма важна. Они [4] также написали, что, хотя этот вывод не является «вне всякого разумного сомнения», ясно, что курение вредно для здоровья, и беременные женщины, которые курят, также подвергают риску здоровье своих детей.(Исследование Niemela было поддержано грантами NIMH и грантом Национального института общих медицинских наук. Д-р Niemela получила гонорары и средства на поездки от Janssen и Lundbeck, а также гонорары от Lilly. Доктор Лаурсен поддерживается Инициативой психиатрических исследований Фонда Лундбека. и Психическое здоровье в первичной медико-санитарной помощи (Д-р МакГрат поддерживается грантом стипендии Джона Кейда от Национального совета по здравоохранению и медицинским исследованиям). правонарушении, что усложняет соблюдение ими режима лечения.Взаимосвязь между различными видами проблемного поведения в подростковом возрасте и шизофренией является сложной: у лиц, у которых развилась шизофрения, повышена частота расстройств поведения в детском/юношеском возрасте, значительная часть пациентов с первым эпизодом имеет историю преступности и злоупотребления психоактивными веществами, психотические расстройства у молодых правонарушителей выше, чем у населения в целом, а интенсивное употребление каннабиса в подростковом возрасте связано с повышенным риском шизофрении.Учитывая все эти факторы, Hodgins et al. [5] изучали подростков в крупном городском центре Швеции, чтобы определить, подвержены ли подростки, обращающиеся за лечением от злоупотребления психоактивными веществами, более высокому риску развития шизофрении по сравнению со сверстниками из общей популяции того же возраста и пола, изменился ли этот риск с 1960 г. злоупотребление каннабисом в подростковом возрасте предсказывало развитие шизофрении, а злоупотребление психоактивными веществами в подростковом возрасте предсказывало расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ, физические расстройства, уголовные судимости, бедность и смерть у тех, у кого развилась шизофрения.Они получили 3 выборки населения из единственной в Стокгольме клиники для подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами: 1992 человека (1660 мужчин, 332 женщины), проходивших лечение с 1968 по 1971 год; 1576 человек (1010 мужчин и 566 женщин), получавших лечение с 1980 по 1984 год (для обеих выборок были получены совпадающие образцы), и 180 человек (81 мужчина, 99 женщин) наблюдались в клинике с 2000 по 2009 год. возрасте до 50 лет, вторая до 35 лет, а последняя проба наблюдалась через 6, 12 и 60 месяцев после поступления в клинику.Распространенность шизофрении была выше в первой и второй выборке по сравнению с сопоставимыми выборками, примерно в 4 раза у мужчин и в 7-8 раз у женщин. В третьей выборке 11 % мужчин и 14 % женщин имели диагноз шизофрении по сравнению с 1,0 % мужчин и 0,6 % женщин того же возраста в Стокгольме в возрасте 21,7 года (исходная оценка была сделано в возрасте 17,3 лет). Не было повышенного риска в течение времени между образцом, обработанным в 1968 и 1971 годах, и образцом, обработанным с 1980 по 1984 год.Среди мужчин, но не среди женщин как в первой, так и во второй выборке, у большей доли тех, кто употреблял, по сравнению с теми, кто не употреблял каннабис, развилась шизофрения. Интересно, что как среди мужчин, так и среди женщин в первой и второй выборке, а также среди женщин в третьей выборке большая доля тех, у кого развилась шизофрения, употребляли стимуляторы. Ограничения включали небольшой размер третьей выборки, отсутствие информации о сопоставимых выборках населения, помимо того факта, что они не лечились от злоупотребления психоактивными веществами, а также тот факт, что показатели заболеваемости шизофренией могли быть занижены, поскольку они основывались только на госпитализированных. случаи.Тем не менее представляется, что у непропорционально большого числа подростков, злоупотребляющих психоактивными веществами, впоследствии развивается шизофрения. Нам необходимо уделять больше внимания раннему выявлению таких случаев и возможной профилактике. (Это исследование было поддержано грантами городского совета Стокгольма. Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.)

Психотерапия

Различные психотерапевтические методы оказались эффективными при лечении тревожных расстройств и расстройств настроения у подростков. Однако многие подростки не занимаются психотерапией.Мотивационное интервьюирование (МИ) было описано как разговорный подход для повышения мотивации человека и его стремления к изменениям и использовалось как самостоятельное лечение зависимого поведения и изменения поведения в отношении здоровья. В последнее время МИ также используется в качестве вмешательства перед лечением с целью улучшения результатов последующего лечения. Дин и др. [6] исследовали, повысит ли ИМ вовлеченность в групповую когнитивно-поведенческую терапию (КПТ, т. е. gКПТ) у подростков, которых лечили от тревожных расстройств и расстройств настроения.Их популяционная выборка состояла из 96 подростков, получавших лечение в двух амбулаторных службах, финансируемых государством, в Веллингтоне, Новая Зеландия. Им был назначен либо 1 сеанс ИМ (46 пациентов), либо 1 сеанс дружеского общения (50 пациентов) продолжительностью до 50 мин. Подружка, используемая в качестве контрольной психотерапии для клинических испытаний, представляет собой неспецифическое и недирективное вмешательство, сосредоточенное на нейтральной теме. За этими сеансами последовали 5 сеансов gCBT примерно по 120 минут каждый. Участие в gCBT служило основной мерой результата.Участники ИМ до лечения посещали значительно больше сеансов gCBT (среднее значение = 4,0, диапазон = 2,5-5,0), чем участники активного контроля (среднее значение = 2,7, диапазон = 1,8-4,1), и разница была статистически значимой ( p = 0,01). . Группа ИМ также чаще инициировала лечение, чем группа друзей (96% против 80%, снова статистически значимо, p = 0,02). Основным ограничением этого простого исследования была небольшая выборка. МИ может быть хорошим способом познакомить подростков с психотерапией и повысить их мотивацию.(Это исследование было поддержано Департаментом здравоохранения Столичного и Прибрежного округов. Авторы заявили об отсутствии конфликта интересов.)

Диалектическая поведенческая терапия (ДПТ) признана достаточно эффективным методом лечения пограничного расстройства личности. Стандартная модель DBT для пограничного расстройства личности представляет собой 12-месячное мультимодальное лечение, включающее индивидуальные занятия, группы навыков, телефонный коучинг и консультационную группу терапевтов. Как отмечают McMain и соавт. [7], доступ к стандартной ДПТ ограничен из-за ограниченных ресурсов и нехватки хорошо подготовленных терапевтов.Таким образом, они решили проверить эффективность краткого курса обучения навыкам ДПТ, разработанного в качестве дополнительного вмешательства для суицидальных пациентов с высоким риском и пограничным расстройством личности. Это было одно-слепое, проспективное, рандомизированное, 20-недельное исследование с двумя группами, в котором сравнивалась эффективность группы обучения навыкам DBT с группой активного листа ожидания (WL) (42 пациента в каждой группе). Обучение навыкам DBT состояло из ручного подхода, разработанного Linehan и адаптированного к 20-недельному учебному плану, в котором группы встречались по 2 часа в неделю.В обучении использовался психообразовательный подход для расширения возможностей. Были рассмотрены следующие 5 модулей: внимательность, регулирование эмоций, стрессоустойчивость, межличностная эффективность и диалектика. Руководители групп по развитию навыков не могли проводить кризисный коучинг вне групповых сессий. Пациентам было предложено обратиться к терапевту или другому человеку, который мог бы оказать кризисную поддержку. Вспомогательное лечение не ограничивалось в обеих группах. Первичным результатом была разница между DBT и WL в частоте суицидального и несуицидального поведения с нанесением себе повреждений.Оценку суицидального и несуицидального поведения проводили исходно, через 10, 20 и 32 недели. Лечение завершили 42 субъекта в группе ДПТ. Завершенных суицидов в группах DBT и WL не было. Субъекты группы DBT показали большее снижение суицидального и несуицидального самоагрессивного поведения, чем испытуемые WL через 32 недели ( p <0,0001). Субъекты DBT также продемонстрировали большее улучшение показателей гнева, стрессоустойчивости и регуляции эмоций, чем субъекты WL на 32 неделе.Ограничения исследования включали тот факт, что не было контроля над тем, что делала контрольная группа во время пребывания на WL (другие виды лечения?), характер самоотчета для измерения результата и относительно короткий период наблюдения. (Исследование финансировалось Фондом психического здоровья Онтарио. Стоимость лечения покрывалась государственной системой здравоохранения Канады. Авторы сообщили об отсутствии конфликта интересов). только частично или не реагируют на антидепрессанты.Некоторые исследования показали эффективность комбинации фармакотерапии и КПТ (КПТ при СТР). Однако ни в одном исследовании не изучалась эффективность комбинации антидепрессантов и КПТ у пациентов, у которых сохраняются симптомы, несмотря на адекватное исследование с антидепрессантами. Так, Yoshinaga et al. [8] провели проспективное рандомизированное открытое слепое 16-недельное одноцентровое исследование с конечной точкой, в котором сравнивали когнитивно-поведенческую терапию в сочетании с обычным уходом (ЯК) и только ЯК. ЯК включал фармакотерапию, проводимую основным психиатром. Оценки независимым оценщиком проводились на исходном уровне, на 8-й и 16-й неделе.Пациентов оценивали по шкале социальной тревожности Либовица (LSAS), критерием включения был балл LSAS ≥50. Ответ на лечение определяли как снижение общего балла по шкале LSAS на 31% или более. Ремиссия была определена как имеющая окончательный балл LSAS ≤36 и больше не отвечающая критериям DSM-IV-TR для SAD. КПТ, проводимая 7 опытными терапевтами, состояла из 16 еженедельных сеансов продолжительностью 50 минут, хотя протокол допускал до шести 90-минутных сеансов. В каждой группе было по 21 пациенту.Не было существенной разницы между группами в дозе антидепрессанта (эквивалент имипрамина) или дозы анксиолитика (эквивалент диазепама) на протяжении всего исследования. В конце исследования скорректированное среднее снижение LSAS по сравнению с исходным уровнем составило -40,87 для группы КПТ + ЯК и +0,68 для группы ЯК (межгрупповая разница -41,55, p <0,0001). Частота ответа составила 85,7 и 10% ( p < 0,0001), а соответствующая частота ремиссии составила 47,6 и 0% ( p = 0).0005) для КПТ + ЯК по сравнению с одним ЯК. Также были обнаружены значительные различия в пользу КПТ + ЯК для симптомов социальной тревожности, депрессивных симптомов и функциональных нарушений. Исследование было небольшим и проводилось только в одном центре; не было ни психологического плацебо-контролируемого состояния, ни данных последующего наблюдения. Тем не менее, результаты показывают, что добавление когнитивно-поведенческой терапии к пациентам, не реагирующим на лечение или частично реагирующим на лечение, может быть разумной стратегией лечения СТР. (Исследование было поддержано грантом в помощь Японскому обществу поощрения научных стипендиатов, грантом Университета Миядзаки, грантом Министерства здравоохранения, труда и социального обеспечения Японии и частично специальным бюджетом. для проекта Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий Японии.Авторы объявили многочисленные гонорары от различных фармацевтических компаний и других учреждений.)

Психотерапия и технологии

Количество свидетельств того, что психиатрические услуги, включая психотерапию, можно предоставлять через Интернет, растет. Так, Корди и соавт. [9] изучили эффективность 2-х методов лечения/дополнения через Интернет в отношении продления бессимптомных интервалов у пациентов с рецидивирующей большой депрессией после острой фазы лечения. Этими двумя стратегиями были SUMMIT (поддерживающий мониторинг и управление депрессией через Интернет) и SUMMIT-PERSON.SUMMIT — это полностью автоматизированное вмешательство через Интернет, а SUMMIT-PERSON позволяет проконсультироваться с клиническим экспертом. Обе стратегии направлены на продление эвтимии, сигнализируя о предстоящих кризисах, помогая людям в личном управлении кризисом и способствуя раннему вмешательству, если это необходимо. Автоматизированная система поддерживающего мониторинга, основанная на кратком опроснике здоровья пациента PHQ-9, позволила пациентам оценить течение своей депрессии. Дискуссионный интернет-форум также обеспечивал поддержку коллег, а онлайн-предоставление плана кризисного управления позволяло активно справляться с любым надвигающимся кризисом.Контакт SUMMIT-PERSON с экспертом предусматривал (а) ежемесячные групповые консультации с клиническим экспертом и (б) консультации в чате один на один с клиническим экспертом, когда мониторинг пациента сигнализировал о приближающемся кризисе. Оба вмешательства сравнивали с обычным лечением (TAU). Пациенты с TAU также получали проактивную подготовку к рецидиву депрессивных симптомов посредством индивидуального кризисного ведения. Таким образом, это было 12-месячное, многоцентровое, открытое, слепое, рандомизированное контролируемое исследование с 3 группами, в котором участвовали 77 пациентов в SUMMIT, 79 в SUMMIT-PERSON и 80 пациентов в группах TAU.Все субъекты получали поддерживающую антидепрессивную терапию и клиническое лечение. Первичным показателем исхода были недели «хорошего» и «плохого самочувствия» в течение 24 месяцев, что определялось рейтингом психиатрического статуса долгосрочного интервального наблюдения (оценка проводилась каждые 6 месяцев). SUMMIT по сравнению с TAU сократил время пребывания в нездоровом состоянии (ОШ = 0,48; 95% ДИ = 0,23–0,98) за счет более быстрого перехода от плохого состояния к хорошему (ОШ = 1,44; 95% ДИ = 0,83–2,50) и более медленного перехода от хорошего к плохо (OR = 0.69; 95% ДИ = 0,44–1,09). Вопреки гипотезе авторов, SUMMIT-PERSON не превосходил ни SUMMIT (ОШ = 0,77; 95% ДИ = 0,38-1,56), ни TAU (ОШ = 0,62, 95% ДИ = 0,31-1,24). Для обоих вмешательств эффект перехода от плохого состояния к хорошему был самым сильным после вмешательства, т. е. при 12-месячной оценке, и ослаблялся до 24-месячной оценки. Летальных исходов в ходе исследования не было. Данные указывают на превентивный эффект, а также на антикризисный эффект. Авторы сделали несколько замечаний о сильных сторонах своего исследования: их пациенты были тяжело больны, течение болезни редко было стабильным, а показатели отсева были низкими.Они также предложили протестировать бессрочное положение для повышения долговечности превентивного эффекта SUMMIT. Финансовых причин для ограничения времени нет, потому что SUMMIT полностью автоматизирован. Большинство затрат являются фиксированными, а переменные затраты возникают только на протяжении всего периода введения пациента в онлайн-систему. (Исследование финансировалось за счет гранта Немецкого исследовательского фонда. У большинства авторов не было конфликта интересов. Доктор Хегерл входил в консультативный совет нескольких фармацевтических компаний и выступал в нескольких фармацевтических компаниях.Д-р Руммер-Клюге получил гонорары спикеров от Janssen-Cilag. Доктор Веддер получил гонорары за участие в консультативном совете Otsuka Pharma.)

Небольшое исследование, проведенное Ferwerda et al. [10] подняли забытый вопрос в области интернет-лечения — оценка пациентом терапевтических отношений в интернет-терапии. Хотя некоторые исследования показывают, что эти отношения могут быть сопоставимы с лечением лицом к лицу, лечение на основе Интернета может включать меньше функций для развития и поддержания терапевтических отношений по сравнению с лечением лицом к лицу.Одна из проблем заключалась в том, что в исследованиях вмешательств в Интернете использовались инструменты, обычно используемые в интервенциях лицом к лицу, а не инструмент, измеряющий конкретные аспекты терапевтических отношений во время вмешательств в Интернете. Таким образом, авторы разработали интернет-опросник терапевтических отношений (ITRQ) на основе своего обзора литературы. ITRQ состоит из 9 пунктов и 2 субшкал, одна из которых называется «Время и внимание, связанные с Интернетом», а другая — «Размышления и комфорт, связанные с Интернетом».Они сравнили этот показатель с Инвентарем рабочего альянса, который обычно используется для оценки личного лечебного альянса. Они применяли обе меры к 98 пациентам с псориазом и ревматоидным артритом, которые участвовали в группе лечения двух текущих испытаний. Были доступны 72 анкеты до лечения и 75 анкет после лечения, оценивающие специфические для Интернета аспекты лечения, и 52 пациента заполнили оба опросника. Внутренняя согласованность общей шкалы была удовлетворительной (критерий Кронбаха α = 0.89), как и последовательность обеих субшкал (α Кронбаха = 0,92 и 0,87). Результаты также показали, что ITRQ является возможным предиктором общей удовлетворенности лечением и улучшения, о которых сообщают пациенты, после лечения. Авторы считают, что их результаты продемонстрировали осуществимость ITRQ как новой меры для специфических для Интернета аспектов терапевтических отношений и подтверждают более ранние результаты терапевтических отношений как возможного предиктора исхода лечения. (Это исследование было поддержано грантами от ZonMw, т.e., Нидерландская организация исследований и разработок в области здравоохранения и Pfizer. У авторов не было конфликта интересов.)

Физические последствия психических заболеваний

Гипертония является основным модифицируемым фактором риска сердечно-сосудистых заболеваний у мужчин и женщин. Воздействие травмы, в том числе жестокого обращения и боевых действий в детстве, а также посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) было связано с повышенным риском гипертонии. Понимание посттравматического стрессового расстройства у женщин ограничено.Частично проблема заключалась в том, что большинство исследований посттравматического стрессового расстройства и гипертонии были перекрестными, и потенциальные медиаторы не были четко идентифицированы. Самнер и др. [11] обратились к ограничениям предыдущих исследований, изучив связи между воздействием травмы, симптомами посттравматического стрессового расстройства и риском развития артериальной гипертензии в течение 22 лет в исследовании здоровья медсестер II (NHS-II), продолжающемся лонгитюдном когортном исследовании молодых и средних женщин в возрасте, которое началось в 1989 году. Они исследовали симптомы посттравматического стрессового расстройства в ответ на различные травмы и возникшую гипертонию.Они также отдельно рассматривали последствия травмы и посттравматического стрессового расстройства. NHS-II включает 116 430 женщин-медсестер в США в возрасте 25-42 лет на момент регистрации в 1989 году. Женщины заполняют анкеты раз в два года, последующее наблюдение продолжается. В 2008 г. 60 804 женщины (в возрасте 44–62 лет), заполнившие анкету о насилии 2001 г. и анкету за два года 2007 г., получили по почте дополнительную анкету с оценкой травмы и посттравматического стрессового расстройства. Уровень ответов на возвращенные анкеты составил 89% (54 224 женщины). Воздействие травмы измерялось с помощью модифицированной версии Краткого опросника о травмах, состоящей из 16 пунктов, а Краткая шкала скрининга посттравматического стрессового расстройства DSM-IV использовалась для оценки того, испытывали ли женщины когда-либо 7 симптомов посттравматического стресса в ответ на самую сильную травму.Женщины сообщали о гипертензии, диагностированной врачом на протяжении всей жизни в 1989 г. В каждом последующем опроснике раз в два года они указывали, диагностировали ли у них гипертензию за последние 2 года. Потенциальные искажающие факторы включали исходный возраст, расу, максимальное образование родителей при рождении участника, материнский и отцовский анамнез гипертонии и пятилетний соматотип (оценка детского ожирения). Показатели, изменяющиеся во времени, включали использование оральных контрацептивов, менопаузальный статус, использование гормональной терапии, текущее использование аспирина, использование ацетаминофена, использование других нестероидных противовоспалительных препаратов и диагностированную врачом гиперхолестеринемию.Другие исследованные переменные включали индекс массы тела взрослого человека (ИМТ), курение, потребление алкоголя, физическую активность, качество диеты, потребление подслащенных сахаром и искусственно подслащенных напитков, а также употребление антидепрессантов в течение всей жизни. Многие женщины (69%) сообщили о травме в начале исследования. Из них 73% сообщили об отсутствии симптомов посттравматического стрессового расстройства, 14% сообщили об 1-3 симптомах, 8% сообщили о 4-5 симптомах и 5% сообщили о 6-7 симптомах. В ходе исследования еще 5 144 женщины сообщили о травмах. За 22-летний период исследования гипертония развилась у 15 837 женщин.Обновленные во времени симптомы посттравматического стрессового расстройства были умеренно связаны с повышенным риском артериальной гипертензии дозозависимым образом. У женщин с 6-7 симптомами посттравматического стрессового расстройства частота развития гипертонии была на 20% выше, чем у женщин без травм, после поправки на демографические данные, семейный анамнез и детское ожирение. Результаты были сохранены, хотя и ослаблены после поправки на лекарства, связанные с гипертонией, медицинские факторы риска и поведение в отношении здоровья. Только 2 потенциальных медиатора, ИМТ и прием антидепрессантов, приводили к ослаблению (ИМТ на 30% и антидепрессанты на 21%) связи симптомов посттравматического стрессового расстройства и артериальной гипертензии.Данные об антидепрессантах следует рассматривать с осторожностью, поскольку более выраженные симптомы посттравматического стрессового расстройства были связаны с большей вероятностью применения антидепрессантов. Исследование имело несколько ограничений, таких как ретроспективная оценка травм и симптомов посттравматического стрессового расстройства в течение всей жизни, а также отсутствие рассмотрения того, как ремиссия симптомов посттравматического стрессового расстройства может повлиять на риск гипертонии. (Исследование проводилось при поддержке грантов NIMH и стипендии Yerby Postdoctoral Fellowship. У авторов не было конфликта интересов.)

ПТСР связано не только с гипертонией, но и с другими вредными состояниями, такими как метаболический синдром (МС).Направление этой ассоциации не было должным образом установлено, так как в большинстве исследований этой ассоциации использовались схемы поперечного сечения. Вольф и др. [12] провели исследование для оценки этой взаимосвязи с использованием лонгитюдного дизайна. Они изучили 1355 человек (655 мужчин и 700 женщин) из проекта VALOR (Продольный реестр ветеранов после выписки), реестра пользователей психиатрической помощи VA с посттравматическим стрессовым расстройством или без него, которые были направлены в Ирак и Афганистан. Субъекты завершили 2 волны оценки приблизительно 2.5 лет друг от друга. Текущее (в прошлом месяце) посттравматическое стрессовое расстройство оценивалось по телефону с использованием модуля посттравматического стрессового расстройства структурированного клинического интервью для DSM-IV (SCID) для первой оценки и SCID для DSM-5 для второй оценки. Данные, относящиеся к метаболическому синдрому, были извлечены из электронных медицинских записей VA с использованием лабораторных данных, которые были максимально тесно связаны во времени с оценкой посттравматического стрессового расстройства на основе SCID. Распространенность метаболического синдрома составила 29% среди ветеранов с посттравматическим стрессовым расстройством моложе 40 лет на момент первой оценки, что значительно больше, чем 20 лет.3% ранее сообщалось в сопоставимой по возрасту эпидемиологической выборке. Распространенность метаболического синдрома среди ветеранов без посттравматического стрессового расстройства составила 20,2%. Панельные модели с перекрестным лагом показали, что тяжесть посттравматического стрессового расстройства предсказывала последующее увеличение тяжести метаболического синдрома ( p = 0,002) после учета исходной тяжести метаболического синдрома, но метаболический синдром не предсказывал более поздние симптомы посттравматического стрессового расстройства. Анализ показал, что для каждого дополнительного симптома посттравматического стрессового расстройства во время первой оценки отношение шансов для диагноза метаболического синдрома во время второй оценки увеличилось на 5.6% ( р = 0,003). Ограничение этого исследования заключалось в том, что метаболические профили не измерялись напрямую, а были извлечены из медицинских записей, и что метаболические профили людей до травматического воздействия и начала посттравматического стрессового расстройства были недоступны. Посттравматическое стрессовое расстройство, по-видимому, в значительной степени способствует последующему развитию метаболического синдрома. (Это исследование было поддержано наградой EJW за развитие карьеры от Министерства США по делам ветеранов, Программой исследований и разработок в области клинических наук, а также грантами от Министерства обороны, Национального института здравоохранения, Министерства по делам ветеранов, Национального института по проблемам старения и Национальный центр развития трансляционных наук.У авторов не было конфликта интересов.)

Известно, что злоупотребление психоактивными веществами оказывает вредное воздействие на физическое здоровье. Метамфетамин, вещество, которым широко злоупотребляют и которое вызывает сильное привыкание, может вызывать обширную органную токсичность из-за его центральных и периферических симпатомиметических свойств. Поскольку литература, подтверждающая связь между воздействием метамфетамина и сердечно-сосудистыми и цереброваскулярными событиями, в основном включает отчеты о случаях, серии случаев, патологоанатомические исследования и перекрестные исследования, основанные на дизайне, Huang et al.[13] провели лонгитюдное когортное исследование со временем наблюдения от 10 до 14 лет, проанализировав общенациональный тайваньский набор данных о претензиях населения для оценки долгосрочных сердечно-сосудистых и цереброваскулярных осложнений среди потребителей метамфетамина. Они ретроспективно отобрали 1315 стационарных пациентов, лечившихся от употребления метамфетамина в период с 1 января 1997 г. по 31 декабря 2000 г. (вложенная база данных), и сопоставили их с контрольной группой населения в соотношении 1:4 посредством сопоставления показателей склонности.Все пациенты находились под наблюдением до 31 декабря 2010 г. на предмет сердечно-сосудистых заболеваний или инсульта с использованием кодов МКБ-9-КМ (первичный критерий исхода). Пациенты были в основном мужчины (82,5%), и примерно 50% из них были моложе 30 лет. Общая частота сердечно-сосудистых заболеваний и инсультов значительно различалась между потребителями метамфетамина и контрольной группой (87,5/10 000 человеко-лет в группе метамфетамина против 55,3/10 000 человеко-лет среди контрольной группы, p < 0.001). Частота аритмии ( p = 0,011) и геморрагического инсульта ( p = 0,001) была значительно выше в группе метамфетамина. Риск этих осложнений также был выше в группе метамфетамина. Возраст выступал модификатором эффекта при оценке риска, риск сердечно-сосудистых осложнений был более значительным у пациентов моложе 30 лет (HR = 2,22, p = 0,001), а риск инсульта был выше у пациентов старше 30 лет. (ЧСС = 1.86, р = 0,001). Исследование имело несколько существенных ограничений. В системе МКБ-9-КМ нет кодов, специфичных для употребления метамфетамина, и поэтому необходимо было разработать стратегию наилучшей оценки для выявления субъектов, употребляющих метамфетамин. Потребители метамфетамина, возможно, обращались за медицинской помощью реже, чем контрольная группа. Некоторые пациенты, вероятно, употребляли метамфетамин задолго до включения в исследование, что может привести к недооценке эффектов метамфетамина до начала исследования.У некоторых субъектов сердечно-сосудистые события, возможно, не были точно диагностированы. Наконец, авторы не использовали никаких стратегий статистической корректировки, таких как поправка Бонферрони. Однако если значение p <0,005 сбрасывается как значимое, все результаты, кроме аритмии, остаются прежними. (Это исследование было поддержано грантами Национального научного совета и Министерства науки и технологий Тайваня, а также городской больницы Тайбэя, Тайбэй, Тайвань. У авторов не было конфликта интересов.)

Новые психофармакологические вмешательства

As Jorge et al. [14] отметили, что профилактика более эффективна, чем лечение для уменьшения бремени болезни. Важно знать причину или спусковой механизм расстройства, чтобы иметь возможность применять любые превентивные меры. Депрессивные расстройства являются частым явлением после черепно-мозговой травмы (ЧМТ). В нескольких исследованиях сообщается, что частота развития депрессивного расстройства в течение года после ЧМТ составляет 29,5, 36,9 и даже 53,1%. Таким образом, ЧМТ кажется хорошим кандидатом для профилактических мер, например.g., антидепрессанты, их последствия. Хорхе и др. [14] изучали эффективность фармакологического лечения для предотвращения развития депрессии после ЧМТ. Они включили 94 пациента в двойное слепое плацебо-контролируемое рандомизированное контролируемое исследование для изучения способности сертралина предотвращать депрессию, связанную с ЧМТ. В это 24-недельное исследование были включены пациенты в возрасте от 18 до 85 лет с диагнозом легкой, средней или тяжелой ЧМТ, которым требовалось полное восстановление посттравматической амнезии в течение 4 недель после травматического эпизода.48 пациентов (22 женщины) принимали сертралин в дозе 100 мг/сут и 46 пациентов (16 женщин) получали плацебо. Сертралин 25 мг/день назначали в течение 5 дней, 50 мг/день в течение следующих 5 дней и 100 мг/день после этого. Пациенты оценивались лично с использованием мини-международного нейропсихиатрического интервью (MINI) в начале исследования и на 2, 4, 8, 12, 16, 20 и 24 неделях. Кроме того, MINI проводилось по телефону на 6, 10, 14 неделях. , 18 и 22. Наличие аффективных расстройств констатировали опытные психиатры, которые не знали о назначении лечения.Первичным исходом было время до начала депрессивного расстройства. Количество пациентов, которых необходимо лечить для предотвращения развития депрессии после ЧМТ через 24 недели, составило 5,9 (95% ДИ = 3,1-71,1; критерий отношения правдоподобия χ 2 = 4,6; p = 0,03) для сертралина по сравнению с плацебо. Все зарегистрированные случаи депрессии имели черты большой депрессии. Влияние сертралина на ход нейропсихиатрических показателей не выявлено. Сертралин хорошо переносился. Ограничения этого исследования включали небольшой размер выборки, 1 исследовательский центр, преобладание легкой и умеренной ЧМТ и недостаточное представительство меньшинств (2%).Тем не менее, это первое исследование, показывающее, что антидепрессанты могут эффективно предотвращать начало депрессии после ЧМТ. (Это исследование финансировалось за счет гранта NIMH. Д-р Хорхе получил гонорары от Xiang-Jansen Pharmaceuticals. Д-р Робинсон сообщил о компенсации за участие в заседании консультативного комитета от Avanir Pharmaceuticals, гонораре за лекции от Xiang-Jansen, финансировании исследований от Xiang-Jansen Pharmaceuticals. Senator Financial Group, гонорары от издательства Кембриджского университета и работа консультантом Otsuka Pharmaceuticals.У остальных авторов не было конфликта интересов.)

Задержка действия антидепрессантов во времени была серьезной клинической проблемой, и поэтому было изучено несколько вариантов ее ускорения. Было продемонстрировано, что однократное вливание низкой дозы кетамина быстро улучшает симптомы депрессии с началом действия в течение 1 часа после вливания. Однако за такой быстрой и заметной эффективностью обычно следует постепенная потеря терапевтического эффекта, если только не проводились повторные инфузии.Исследования, изучающие роль кетамина в лечении большой депрессии (БДР), имеют несколько ограничений, например перекрестный дизайн и нацеленность на резистентную к лечению депрессию, что ограничивает возможность обобщения. Интересно, что эффекты добавления кетамина к терапии антидепрессантами должным образом не изучались. Ху и др. [15] предположили, что однократная доза кетамина внутривенно может ускорить эффективность антидепрессантов и преодолеть разрыв в первые недели до появления клинически значимых антидепрессивных эффектов при пероральном приеме антидепрессантов.Поэтому они решили изучить антидепрессивное и антисуицидальное действие, а также безопасность однократной внутривенной инфузии низких доз кетамина (0,5 мг/кг в течение 40 минут) в сочетании с назначением эсциталопрама при БДР. Это было рандомизированное двойное слепое плацебо-контролируемое (для кетамина) исследование с параллельными группами пациентов с непсихотическим БДР. Тридцать амбулаторных пациентов с тяжелым БДР были рандомизированы для 4-недельного лечения эсциталопрамом в дозе 10 мг/сутки плюс однократная доза внутривенного кетамина (15 включенных, 13 завершенных) или эсциталопрамом 10 мг/сутки плюс плацебо (0.9% в/в солевой раствор; 15 зачислено, 14 закончили). Депрессивная симптоматика измерялась с использованием Шкалы оценки депрессии Монтгомери-Асберга (MADRS) и самоотчета быстрой инвентаризации депрессивной симптоматики (QIDS-SR). Суицидальные мысли оценивались по пункту 12 опросника QIDS-SR. Другие шкалы (Краткая психиатрическая оценочная шкала, оценочная шкала мании Янга и клиницистская шкала диссоциативных состояний) использовались для оценки неблагоприятных психопатологических эффектов. Пациентов оценивали исходно, через 1, 2, 4, 24 и 72 часа и через 7, 14, 21 и 28 дней.Первичным критерием исхода было время до ответа (ответ определялся как снижение балла по шкале MADRS на ≥50 %). Через 4 недели больше пациентов, получавших эсциталопрам плюс кетамин, чем пациенты, получавшие эсциталопрам плюс плацебо, ответили (92,3 против 57,1%, p = 0,04) и достигли ремиссии (76,9 против 14,3%, p = 0,001), с значительно более короткое время до ответа ( p < 0,001) и ремиссии ( p = 0,01). Группа, получавшая эсциталопрам плюс кетамин, также имела значительно более низкие показатели MADRS и QIDS-SR от 2 часов до 2 недель, а также суицидальные наклонности QIDS-SR от 2 до 72 часов.Показатели шкалы оценки мании Янга значительно увеличились в группе, получавшей эсциталопрам плюс кетамин, через 1 и 2 часа. Похоже, что однократная доза кетамина может ускорить ранний ответ на лечение пероральными антидепрессантами. (Это исследование финансировалось Национальными крупными научно-техническими проектами по инновациям и разработке крупных новых лекарств, а также Проектом развития ключевых медицинских специальностей Пекинского муниципального управления больниц, Китайская Народная Республика. Д-р Коррелл был консультантом и/или советник или получал гонорары от нескольких фармацевтических компаний, включая Lundbeck.Остальные авторы сообщили об отсутствии конфликта интересов.)

Расстройство раздражения кожи (SPD) является инвалидизирующим, недостаточно распознанным, но довольно распространенным (1,4–5,4%) состоянием. Поскольку ранее он не был признан отдельным заболеванием, его лечение не изучалось должным образом. Небольшие исследования селективных ингибиторов обратного захвата серотонина дали в основном смешанные эффекты. Поскольку глутаминергическая дисфункция вовлечена в патофизиологию компульсивных или привычных расстройств, таких как ШРЛ, Grant et al.[16] решили изучить роль N-ацетилцистеина в лечении ШРЛ. N-ацетилцистеин восстанавливает концентрацию внеклеточного глутамата в прилежащем ядре, что может блокировать восстановление компульсивного поведения. Кроме того, N-ацетилцистеин оказался потенциально полезным при трихотилломании, расстройстве, связанном с ШРЛ. В этом рандомизированном двойном слепом плацебо-контролируемом 12-недельном исследовании 66 пациентов получали либо N-ацетилцистеин (постепенно увеличивая дозу с 1200 до 3000 мг/день на 6-й неделе), либо плацебо.Все пациенты соответствовали критериям экскориационного расстройства DSM-5 (некоторые диагнозы были подтверждены ретроспективно, поскольку DSM-5 был опубликован во время проведения этого исследования). Исследование проводилось в 2 центрах последовательно одним и тем же главным исследователем. Пациентов оценивали по ряду шкал (модифицированная шкала обсессивно-компульсивного расстройства Йеля-Брауна [NE-YBOCS], шкала оценки симптомов ковыряния кожи, шкала клинического общего улучшения впечатления и шкалы тяжести; шкала инвалидности Шихана, шкала оценки тревоги Гамильтона и шкала оценки депрессии Гамильтона. и Качества жизни).Первичным показателем результата было изменение по сравнению с исходным уровнем с использованием шкалы YBOCS, модифицированной для оценки невротического раздражения (NR-YBOCS). Как субшкалы NE-YBOCS, так и другие используемые шкалы оценивались как вторичные меры эффективности. Лечение N-ацетилцистеином сопровождалось значительным улучшением. На исходном уровне баллы по шкале NE-YBOCS составляли 18,9 и 17,9 для групп лечения и плацебо соответственно, а на 12-й неделе баллы составляли 11,5 и 14,1 для групп лечения и плацебо соответственно ( p = 0.048). Базовые баллы по клинической шкале серьезности общего впечатления составили 3,5 и 4,0, а через 12 недель — 3,0 и 4,2 соответственно ( p = 0,003). В конце исследования у 15/32 пациентов (47%), получавших N-ацетилцистеин, и у 4/1 (19%) пациентов, получавших плацебо, наблюдалось значительное или очень значительное улучшение ( p = 0,03). N-ацетилцистеин хорошо переносился. (Great American Health предоставила N-ацетилцистеин исследовательским аптекам и предоставила сертификаты анализа и соответствия для обеспечения соответствия стандартам надлежащей производственной практики.Great American Health не принимала участия в этом исследовании и подготовке рукописи. доктора Грант, Чемберлен и Одлауг сообщили о гонорарах и поддержке со стороны различных фармацевтических компаний и издательств. Доктор Одлауг в настоящее время [после исследования] работает в H. Lunbeck A/S. Остальные авторы сообщили об отсутствии конфликта интересов.)

Заявление о раскрытии информации

Автор заявляет об отсутствии конфликта интересов.

Авторское право: Все права защищены. Никакая часть данной публикации не может быть переведена на другие языки, воспроизведена или использована в любой форме и любыми средствами, электронными или механическими, включая фотокопирование, запись, микрокопирование или любую систему хранения и поиска информации, без письменного разрешения издателя. .
Дозировка препарата: авторы и издатель приложили все усилия, чтобы гарантировать, что выбор препарата и дозировка, указанные в этом тексте, соответствуют текущим рекомендациям и практике на момент публикации. Тем не менее, в связи с продолжающимися исследованиями, изменениями в правительственных постановлениях и постоянным потоком информации, касающейся лекарственной терапии и реакций на лекарства, читателю настоятельно рекомендуется проверять вкладыш в упаковке для каждого лекарства на предмет любых изменений в показаниях и дозировке, а также для дополнительных предупреждений. и меры предосторожности.Это особенно важно, когда рекомендуемый агент является новым и/или редко используемым лекарственным средством.
Отказ от ответственности: заявления, мнения и данные, содержащиеся в этой публикации, принадлежат исключительно отдельным авторам и участникам, а не издателям и редакторам. Появление рекламы и/или ссылок на продукты в публикации не является гарантией, одобрением или одобрением рекламируемых продуктов или услуг или их эффективности, качества или безопасности.Издатель и редактор(ы) отказываются от ответственности за любой ущерб, нанесенный людям или имуществу в результате любых идей, методов, инструкций или продуктов, упомянутых в содержании или рекламе.

Диссертация

%PDF-1.6 % 1 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 2 0 объект > поток PDFKit.NET 4.0.121.01.62020-09-22T14:31:40+02:002020-09-28T16:22:37+02:00Adobe InDesign 15.1 (Macintosh)2020-09-28T16:22:37+02:00приложение /pdf

  • Диссертация
  • uuid: 69a1f33d-862a-4463-bbe3-581783e9729duuid: 12fdbf6b-52ac-49a4-928f-c86a774477a7 конечный поток эндообъект 3 0 объект /Последнее изменение /количество страниц 1 /Исходный идентификатор документа /PageUIDList > /PageWidthList > >> >> /Ресурсы > /ExtGState > /Шрифт > /ProcSet [/PDF /текст] /Свойства > /XОбъект > >> /Повернуть 0 /Обрезка [0.y=5gZ1z)6>hX)O>D lIF͌01ƒlϚΛ K *PwY62 выглядело0*6ǙC >P;z bl]~=+}VX09ທ1BȘvx

    %PDF-1.7 % 1 0 объект > эндообъект 2 0 объект >поток 2021-06-23T11:00:33-06:002021-06-23T11:00:33-06:002021-06-23T11:00:33-06:00Adobe InDesign 16.2 (Macintosh)application/pdfuuid:ed4662fe-e9ac- d043-8b9b-23db654b79d6uuid:7eeed7eb-9711-5044-9e80-89a27c522f1dБиблиотека Adobe PDF 15.0 конечный поток эндообъект 3 0 объект > эндообъект 5 0 объект > эндообъект 6 0 объект > эндообъект 7 0 объект > эндообъект 21 0 объект

    «Печень», Мэтью Клэм

    Контент

    Этот контент также можно просмотреть на сайте, с которого он взят.

    Аудио: Мэтью Клэм читает.

    Утром жалюзи пропускают свет. Я лежал в кресле у стены, накинув пальто на голову, и слышал, как медсестра качает прибор для измерения кровяного давления. Я установил барьер, полотенце, висевшее на спинке стула, для уединения. Я полулежал здесь, прислушиваясь к ударам льда по окну, примерно с четырех. Кэти села в постели, бледная, с синими губами и одутловатым лицом. Она все еще была на морфии и казалась безмятежной и ангельской.

    Вошла еще одна медсестра, толкая тележку, и спросила, чувствовала ли она выделение молока. Кэти неловко расстегнула халат, и обе ее руки дрожали, и я увидел забавную перепончатую повязку на ее животе. Это было угрожающе, серьезно и немного отвратительно, но я был так счастлив, что мне было все равно. Я встал тогда. Мои штаны были расстегнуты. Я закрыл их.

    Вторая медсестра подкатила тележку к краю кровати. На губах у нее была красная помада, серьги-кольца, а волосы были собраны в тугой пучок, который стоял прямо на голове, как кегля для боулинга.Она отступила назад, чтобы первая медсестра, которая была старше, объяснила, что такое молокоотсос. Медсестра постарше была высокой, но сутулой, на ней была блузка с короткими рукавами, на которой были изображены котята.

    Грудь Кэти выглядела полной. Она поднесла чашки к груди, и машина начала сосать. Там ничего не было. Затем первая капля молока, ярко-желтого цвета, капала в бутылку. — О, Боже мой, — сказала Кэти. «Я фонтан». Потом еще капля. Привезли молочные продукты. Теперь нам нужен был ребенок.

    Ребенок появился на свет — за два месяца до срока — после ночного бега в отделение неотложной помощи, где выяснилось, что по какой-то причине Кэти рожает. Мы планировали весну, прекрасный взрыв апреля, полное, готовое, созревшее цветение, но был февраль, и у нее были схватки, недиагностированные, в течение двух дней, а потом было два часа ночи. утро, снег идет как сумасшедший, а она лежит у нас дома в постели и стонет. Я предположил возможные психосоматические причины ее боли, убеждая ее задуматься о любой тревоге, которая могла ее вызвать.Но когда она позвонила в скорую помощь, врач встревожился.

    Мы надели сапоги, сели в машину и молча побрели по Западному проспекту, единственные на дороге, ошарашенные этим зрелищем — указатели наполовину закопанные, заборы затоплены сугробами, каждая веретенообразная жилка каждого ветвь, сочлененная белоснежной, и еще больше спускающихся вниз. Аэропорт был закрыт, линии электропередач изгибались парящими дугами почти до самой земли, и мы держались уверенно, немного ошарашенные, проезжая мимо застрявших городских автобусов и вечнозеленых ветвей, лежащих сломанными на улице, и, наконец, помчались вверх по холму к светящемуся « Знак «Аварийная ситуация» под огромной нависающей палубой, и высокий охранник в каске из кроличьего меха провел Кэти внутрь, пока я припарковался.

    Медсестра скорой помощи, похоже, тоже встревожилась и вызвала специалиста по неотложной помощи, и в течение следующих нескольких часов они пытались остановить это, но не смогли. И ребенок был обращен лицом вперед, что было неправильно, и это тоже было неправильно, появляясь на экране с руками и ногами, прижатыми к передней части ее пузыря, как будто она ехала на грузовике. Появился новый врач, пожилой мужчина, специалист по преждевременным родам, который выглянул в окно, хлопнул в ладоши и сказал: «Вот и закончилась моя игра в гольф.Он беспокоился, что пуповина может задушить ее, и что, как только он вытащит ее, ее легкие могут не работать, или, после тех первых вдохов, что-то еще, даже при таком почтенном сроке беременности в тридцать три недели. Он назвал что-то, а потом объяснил вам, что оно означает; ничего не было слишком темным или разрушительным, чтобы разглашать — кровоизлияние в мозг, перфорация толстой кишки и проникновение бактерий, разрывы изоляции вокруг ее нервов. И по мере того, как она росла, могли пройти месяцы или годы, прежде чем мы узнали всю историю — более высокая частота церебрального паралича, умственной отсталости.Все началось неправильно, и теперь неправильность никогда не закончится.

    После нескольких часов родов они проверили уровень кислорода в крови ребенка, чтобы узнать, как она себя чувствует. В худших частях Кэти атаковала стену своими когтями. В перерывах между схватками стало тише, потому что сказать было нечего. Я бежал к сестринскому посту, чтобы пожаловаться на нее, останавливался на эстакадном пешеходном мосту, откуда старенькие дамы-добровольцы в красных свитерах смотрели на территорию больницы, с огромным вниманием записывая снегопад.Они тоже оказались в ловушке. Мы мучились над тем, какой вес может выдержать крыша.

    Затем врач сделал еще один тест, и внезапно в комнату ворвались новые лица и положили Кэти на каталку, пока она подписывала бумаги.

    Я видел все: семь слоев кожи и тканей, желтоватый жир, мышечную стенку, стенку матки, кровь. Я не знала, чего ожидать, поэтому, когда ребенок появился, синий, кричащий, как маньяк, это было то, что я чувствовала, плюс облегчение, захрипевшее до самого верха.Ее легкие заработали, у нее оказались все части, и ее забрали. Кэти криво улыбнулась мне, только голова за простыней, высоко взлетевшая на морфии.

    Находясь в холле, я не думал о прошлой ночи, потому что тишина прохладной, сияющей на рассвете больницы помогла мне отогнать эти чувства подальше. Вместо этого я подумал о футболке, которую надел дома в темноте, с надписью «Дональд Трамп» и мелким шрифтом «Блядь» над ней. Из детской ко мне подошла молодая мать, дама из соседней комнаты, изможденная, в большой розовой ночной рубашке, толкая перед собой ребенка.Однодневный младенец лежал плашмя на открытом лотке и выглядел гигантским, не менее десяти-двадцати фунтов. Он был длиной с тубу, лицо его было розовато-белым, а щеки лежали на плечах. На голове не было вен, кожа не была в пятнах, не было морщинистой, сморщенной, задумчивой гримасы. Он выглядел достаточно крепким, чтобы выпить стакан джина. Накануне вечером я видел бабушку и дедушку, подстриженных и загорелых в одинаковых свитерах с V-образным вырезом, празднующих. Новый отец, как назло, хандрил в полный рост с гипсом на одной ноге, придурок, а теперь мать была одна.Живот у нее был еще велик, и она шла, опустив голову, измученной, контуженной, спотыкающейся походкой.

    На седьмом этаже я вытерся до локтей и вошел в святилище nicu . Младенец спал в пластиковом футляре, на боку, завернутый в одеяло, вокруг нее пищали и улюлюкали машины — дышала сама, с мониторами над ней. Аппарат вокруг моего ребенка, кислородная трубка в ее носу, кривая шапочка на голове, ее червивая бледность меня напугали.Позади меня двое крупных мужчин в футбольных футболках вошли в дверь и заполнили пост медсестер. В углу стояли и посмеивались, скрестив руки, молодой врач с бритой головой и молодой врач с трехдневной бородой.

    В первый раз, когда я увидел ее, она была размером с лимон, четырнадцатинедельной давности, плавала и скользила в увеличенных статических серых тонах. Когда техник скользнул этой штукой по животу Кэти, части вздулись, растворились, слились воедино, как ртуть. «Мочевой пузырь, почка, бедренная кость», — сказала она, делая снимки и вычеркивая их в списке.Черный круг — живот, ступня, кости рук, два крошечных ряда чего-то похожего на зубы, изогнутые в улыбке — позвоночник. Но женщина не смогла найти ни носовую кость, ни сердце. Младенец был расположен так, что его череп отбрасывал тень. О.Б. вошел в комнату и нахмурился; фотографии были не очень. Затем Кэти прижала кончики пальцев к боку, и на секунду я увидел четырехкамерное сердце ребенка, кровь двигалась по трапеции, как узоры океана вокруг Северной Америки.

    Беременность Кэти открыла новый период тайн и была столь же неудержима, как и предшествовавшее ей время, месяцы, растянувшиеся на годы надежд, попыток и неудач завести ребенка.

    Мы познакомились как соседи по дому за столом для завтрака и в первом милом знаке искали одобрения для других любовников, ее парня в белой кожаной куртке с бахромой, моего хмурого адвоката погонщиков. Кэти работала в нейрофизиологической физиотерапии с людьми с травмами головного мозга, и ей оставалось несколько лет до получения докторской степени. Она была блондинкой, лютеранкой, эгоистичной, худой и нордической. По ночам она смотрела передачи о жестоких полицейских, отождествляя себя (я полагаю) с жертвой. Время от времени она стучала в мою дверь перед сном, выглядя разгоряченной и налитой кровью, и садилась на мою кровать на плачущий джег.

    Ее отец умер, когда она была ребенком, а старший брат погиб в автокатастрофе. Мама Кэти, в состоянии отчуждения от своих оставшихся детей, переехала на пляж с новым бойфрендом, раз в неделю привозя домой продукты для Кэти и ее младших братьев и сестер. Вскоре последовали собственные столкновения Кэти со смертью на мотоциклах, в катящихся автомобилях. Понятно, что она была готова к катастрофе. Она была травмирована своими бедствиями и плохо переносила страдания.Или высоко — я не мог понять, что.

    После второго выкидыша мы стали нетерпимы к людям, которые беременны или имеют маленьких детей, к людям с собственными проблемами со здоровьем, к людям, которые делали или говорили что-то, что мешало их бурному сочувствию нашей борьбе. В конце концов, остался только мой старый друг Дэвид, разбогатевший на развитии торговых центров, и еще одна бесплодная пара, Том и Джессика, и моя приятельница по офису Мария, громкая, бесстыдная гречанка, похожая на Фреда Флинтстоуна и рассказывавшая забавные истории о ней. секс на одну ночь, и парикмахер Кэти из Уотергейта, Амистад, и его блестящий парень Рик.

    В какой-то момент, когда стало не так жарко, я поехал в Южную Каролину, чтобы написать отчет для коалиции, в которой я работал, о работниках винного магазина, которые поскальзываются на мокром полу, падают на собственное оружие и стреляют самих себя. Я снова уехал из дома за бюллетенем о правах незарегистрированных иммигрантов, которым причиняют вред на производстве; это будет часть брошюры, которую мы размахнем Конгрессу, когда появится наш законопроект, и отправим в бюро новостей в нашем дорого иллюстрированном портфолио на конец года. Я встретил человека, который попал в аварию на заводе по литью двигателей недалеко от границы с Онтарио, которую страховые люди отказались покрывать, затем я провел две недели на заводе, где он был раздавлен, сидя за картой. стол у двухъярусной штамповочной машины, отморозив себе задницу.По ночам я отдыхал за обеденным столом в своей гостинице типа «постель и завтрак» и разговаривал с хозяйкой, потягивая ее ром, благодарный за то, что эта работа так далека от реальности.

    Дома были запоры и внематочная беременность. Мы сделали перерыв в попытках, вместе покатались на велосипедах, посидели у реки в Джорджтауне и поболтали. «Думаю, у меня есть пара хороших фолликулов», — объяснила Кэти, и мы начали сначала. У нее были встречи и вещи, чтобы сделать себе инъекцию.«Ты должен подрочить сегодня, чтобы мы могли сделать это в пятницу, к твоему сведению».

    Мы были вынуждены применить к проблеме всевозможное порно.

    «Как ты считаешь кого-нибудь из них привлекательным?» она спросила.

    «Помощник Санты».

    Она больше не поднимала на меня руку, когда мы это делали, и потом мне было жаль подвергать ее этому осеменению. Когда мы не вели наши супружеские дела, я был сердечен. Как пара, мы закончили, хотя все еще совокуплялись. Между грязными кадрами и отбросами надежды, скрытой неизящностью нашей биологической необходимости мы остались в деле.

    Тем летом я путешествовал на судне, перевозившем сжиженный природный газ, в Мексиканском заливе, и когда я вернулся домой, мне нечего было чинить, нечего было хотеть, и я сидел, трясясь, как трус. Но у нее были новости. Тогда она была на десяти неделях беременности и на двенадцати. . . .

    У нас есть шанс оставить нашу историю позади, превзойти наши страдания через совершенно новый язык, один без грубых оскорблений и угроз покончить с чем-то или обанкротить другого и отрезать ему член. Мы сменили старые проблемы на новые, поскольку беременность превратилась в еще один вид страданий, которые я мог только наблюдать: кислый желудок в конце первого триместра, настолько сильный, что ей приходилось спать практически стоя у стены; таинственные боли, которые пронзали ее ноги, агония, заставившая ее, искалеченную и без штанов, рыдать в мольбах о викодине.Она стала неуклюжей, забывчивой и веселой. Мы оба были немного поражены, и она ела, как крокодил, и смеялась над своим животом, и ее тоска давала мне тягу. То, что у нее была моя ДНК, имело значение, и я поймал себя на том, что мечтательно смотрю на нее, и без всякой причины целовал ее, и нюхал ее волосы, и стирал белье, и каждый раз, когда я слышал, как она в другой комнате тяжело дышала, пытаясь надеть свое туфли, меня охватила безымянная эйфория. Что-то происходило с ней, ради нас, и она каким-то образом становилась более охотной, более стойкой, нежно принимая все, что я делал, чтобы утешить ее.Наконец-то это была не ее вина, не моя вина и не вина ребенка. Парень был невидимым, хотя и непримиримым и немного жестоким, если принять во внимание. У нас скоро будет ребенок, это будет так просто; это не будет чье-либо еще, хотя я понятия не имел, что это будет.

    Появилась медсестра с бутылочкой со смесью размером с тюбик губной помады и спросила, не хочу ли я покормить. Прежде чем я мог начать, мы должны были сделать подгузник. Перед этим мне пришлось надеть халат.Медсестра открыла люки изолетты, и я потянулся внутрь. К правой руке ребенка была прикреплена зеленая пластиковая шина, чтобы держать ее плоской для шунтов ее внутривенных вливаний. Пять очень тонких проводов были прикреплены к ее груди липкими подушечками, а еще один, более толстый, был привязан к ее лодыжке, и провода спускались на пол, а затем поднимались к монитору над ней. Мне пришлось увернуться от всех, чтобы надеть подгузник на мою девочку, так как ее тело завяло в моих руках. Верхние части и нижние части не казались связанными. Середина была самой дряблой.И тут она заплакала, слабым, трескучим звуком, слабо билась, и все шла и не останавливалась, потому что я стоял на проводах, сдирая их с ее кожи. Сработала сигнализация, сигнализируя о сердечной недостаточности. Это был тот же пронзительный визг, который исходит от пожарной сигнализации. Появилась еще одна медсестра, но моя отмахнулась от нее, нажала кнопку, чтобы остановить ее, а затем помогла убрать провода.

    — Извините, — сказал я.

    «Все в порядке».

    Казалось, ребенок снова заснул.

    — У нее на ноге какашки, — сказала медсестра. — А у тебя подгузник задом наперед.

    На подгузнике было изображение Малыша Элмо спереди. Пришлось тянуть язычки к краю картинки.

    Затем медсестра надела U-образную подушку вокруг моей талии и затянула ремень, и я носил ее, как парень, продающий арахис на стадионе. Она показала мне, как держать ребенка в вертикальном положении одной рукой, бутылочку в другой, прижав один палец этой руки к подбородку ребенка, чтобы напомнить ему сосать.Я это сделал. Она начала есть как сумасшедшая.

    Чтобы есть, ребенку нужно было сосать, глотать и дышать одновременно, но мозг не был приспособлен для этого, пока он не был полностью приготовлен. В данном случае до этого оставалось два месяца. Таким образом, с возможным удушьем и удушьем, идея теперь заключалась в том, чтобы не убивать ее. Мне пришлось наклониться футов на десять, чтобы увидеть, что я делаю. У меня заломило шею. Ей нужно было есть каждые два часа, иначе все пойдет по спирали и вступит в силу новый план.У нее все было хорошо. слишком далеко.

    «Какой милашка», — сказала женщина в кресле-качалке в нескольких футах от меня, держа на руках своего ребенка. Это был первый комплимент. Это была такая ложь, что было больно слышать. Моя дочь была багровой, сморщенной и корчившейся, с раздраженным выражением лица, как у парня в очереди в Департаменте транспортных средств.

    «Спасибо». Я чувствовал себя нелепо. «Она маленькая букашка».

    Мужчина склонился над плечом женщины. — Ну, теперь, — сказал он. Он также держал ребенка, туго завернутого.Он покрутил его на сгибе руки, как салями.

    — Я Лиззи, — сказала женщина высоким голосом, махнув ручкой своего ребенка. «Как тебя зовут?»

    «Я не знаю». У моего ребенка еще не было имени.

    Они находились в отделении интенсивной терапии восемь недель. У них родились близнецы, мальчик и девочка. До сегодняшнего дня мальчик находился через зал в еще более интенсивной интенсивной терапии. Они объяснили, как читать мониторы, и указали на заначку с липкими подушечками для проводов, и рассказали мне, сколько стоит это место в день, и посмеялись, потому что они не могут заплатить за это, а их родители умерли.Женщина была невысокой и стройной с темными глазами, а парень был высоким, лысым и грузным, похожим на бегемота. Пока они смеялись, дыхание мальчика на экране участилось. Когда число стало красным, женщина встала и выключила сирену, а отец небрежно взмахнул палочкой перед носом ребенка, как будто опрыскивал папоротник.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.