Почему детей нельзя бить по лицу: Можно ли детей бить по лицу!!! в разделе «Воспитание детей» 29:03:2011 | Форум Агуши

Содержание

Бить детей нельзя | Мнения

Госдума приняла в первом чтении законопроект, который выводит побои в отношении близких родственников из разряда уголовных преступлений в административные правонарушения в случаях, когда такой проступок совершен впервые. Что же это означает для нас с вами? Давайте вместе попробуем разобраться в истории вопроса за последний год.

Пройдем по хронологии. В 2015 году с целью реализации поручения президента страны о декриминализации некоторых составов преступлений небольшой тяжести Верховным судом Российской Федерации был внесен в Государственную думу большой законопроект, направленный на дальнейшую гуманизацию уголовного законодательства. В нем предлагалось отменить уголовную ответственность за впервые совершенные побои, предусмотренные статьей 116 УК РФ, за исключением совершенных из хулиганских побуждений либо по экстремистским мотивам. Но в процессе рассмотрения проекта федерального закона в него были внесены поправки ГД, которые вызвали большой общественный резонанс. Появилась новая юридическая категория — «близкие лица».

Кроме того, федеральным законом дела по статье 116 УК РФ выведены из дел частного обвинения. Теперь эти дела не смогут быть прекращены примирением сторон.

Так если и раньше наказание за побои было таким же, если близких лиц так же избивали, — то что возмутило общественников?

Первое. Само выделение категории «близкие лица» наравне с хулиганскими побуждениями по мотивам религиозной ненависти и пр.

Второе. Данная статья предусматривает различную степень наказаний, но максимальная — лишение свободы сроком до двух лет. Хотя за более серьезное преступление — «причинение легкого вреда здоровью» — установлена менее строгая ответственность (ст. 115 УК РФ). Иными словами, если бы на улице ребенка побили незнакомцы, они получили бы меньшее наказание, чем если бы его побили дома.

Законопроект прозвали «запретом на воспитание детей».

В обществе начались серьезные дискуссии о том, можно или нельзя бить детей при воспитании в семье и до какой степени их можно бить. Я присутствовала на радиоэфирах, где люди, именующие себя «экспертами», утверждали, что детей «можно и нужно бить» и таким образом — «воспитывать». Меня сильно пугает эта тенденция. Меня никогда не били родители. И всегда казалось, что цивилизованное общество стремится к тому, чтобы развивать иные методы воспитания. Если так происходит в каких-то семьях, то им в первую очередь нужно помогать справляться с этим, искать другие варианты. Но ни в коем случае не оправдывать. Иначе к чему мы придем?

Понятно, что те, кто бьет своих детей и жен, боятся наказания. Теперь это будет сложнее объяснить как семейный конфликт. И не нужно оправданий, что шлепки — это побои, и за каждый шлепок нас могут привлечь к ответственности. Не нужно подменять понятия. Побои — это удары, умышленно нанесенные по любым частям тела человека с причинением физической боли и (или) поверхностных повреждений. Это, простите, не один удар. Это все-таки побои.

Хотя за полгода работы закона я не встретила случая, когда родителям или мужьям за шлепок по попе присудили бы два года лишения свободы. Я допускаю, что любой родитель чувствует себя уязвимым, предполагая, что кто-то может использовать эту статью против него. На практике это вряд ли возможно. Но если постоянно говорить об этом и нагнетать обстановку, то и незаряженное ружье, как мы знаем, может выстрелить.

Опасения общественников были услышаны, группа депутатов Государственной думы внесла законопроект, убрав из статьи про побои формулировку «в отношении близких лиц».

В Общественной палате России состоялись «нулевые чтения» данного законопроекта. Мероприятие было ярким. Порой от представителей родительских сообществ звучали такие высказывания, что становилось не по себе. Доходило даже до предложений узаконить физическое или психическое принуждение при воспитании детей, если это не повлечет последствий для здоровья.

Так или иначе, этот законопроект в палате поддержали. Но в своем заключении Общественная палата отметила, что необходимо дать четкие определения вышеупомянутым деяниям во избежание неоднозначных толкований. Иначе подмена понятий и страхи общественности, вызванные отсутствием четкой формулировки «побои», не прекратятся.

Мало предложений прозвучало о том, как государству и обществу следует работать с семьей, чтобы домашнего насилия становилось меньше, хотя именно на это обратили внимание законодатели.

Считаю, что с семьями нужно работать больше. Общественная палата в рамках работы комиссии по поддержке семьи, детей и материнства готова обсуждать самые разные идеи и предложения по укреплению института семьи. Но я лично и мои коллеги, надеюсь, тоже не станут поддерживать инициативы и их трактовки, призывающие к насилию в семье в любом виде. Бить детей нельзя. Бить жен нельзя. И точка. Признание насилия в семье нормой — оправдание собственного бессилия, слабости и психической несостоятельности.

Закончить хочу ответом Владимира Путина на один из подобных вопросов на пресс-конференции в декабре 2016 года: «Смотрите, детей-то лучше не шлепать и не ссылаться при этом на какие-то традиции. Ни родителям, ни тем более соседям, хотя такое, конечно, в практике иногда бывает. От этих шлепков до избиений… Дети зависят от взрослых полностью, это самая зависимая часть общества в любой стране. Существует много других способов воспитания, без всяких шлепков».

Автор — член Общественной палаты России, член Координационного совета при президенте Российской Федерации по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей на 2012–2017 годы

можно ли бить ребенка по лицу — 25 рекомендаций на Babyblog.ru

Привет всем знатокам воспитания детей! Нужен совет/личный опыт. Смешно, да не очень — меня дочка лупит 🙈 Ей год и почти 4 месяца, и лупит она отменно. Предыстория. В семье насилия нет ни в отношениях с мужем, ни в отношении ребенка. Запреты в доме есть, но если ребенок делает то, что нельзя, грозим пальчиком, говорим «ай-яй-яй», объясняем, почему нельзя, отводим в сторону за руку. Мультики смотрит 2 раза в неделю — по выходным либо одну серию Tiny love, либо что-то по сказкам Сутеева или русским народным, т. е. мультики не из разряда»я тебя тресну, хахаха». Телевизор вообще только муж смотрит и то, новости вечером или футбол. Короче, негде насмотреться. Началось все с несчастного кота. Дочка сначала его гладила, потом стала лупить. Я сказала, что кисе больно, надо кису жалеть. Теперь она его лупит, потом тут же гладит, причем пару раз кот ее оцарапал, поэтому лупит его исподтишка. Ладно, бог коту в помощь. Дней 5 назад в ряды битых вступила и я. Казалось бы, как может ударить ребенок? Но когда это по башке или по лицу неожиданно, бывает прям больно. Ребенок при этом явно наблюдает за реакцией и улыбается. Из опробованных методов: 1. Сказала, что, маму надо жалеть, а не бить. Теперь как кота, сначала треснет, потом жалеет, это превратилось в игру. 2. Сказала, что это неприятно и давай лучше обниматься. Ребенок, видимо, посчитал, что за это еще и обнимают, все продолжилось в том же духе. 3. Тыкнула ее потихоньку пальцем в плечо (чисто физическое воздействие имитировать) и сказала, что «тебе ведь неприятно и мне тоже».

Это ребенку тоже показалось игрой, хохотала. 4. Я начала в ответ дистанцироваться. Мол, мне неприятно, я ухожу. Либо, если занимаемся на диване, ссаживаю с дивана и говорю, что больше сортер, к примеру, я собирать не хочу, потому что мне больно, и иди играй одна на полу. Но все это просто не работает! Может, нужно время? Скажите, какой способ Вам кажется наиболее эффективным, или опишите свой.

Можно ли бить детей? — Ан-Ниса

С именем Аллаха Милостивого, Милосердного.

Передают со слов Ибн ‘Аббаса, да будет доволен Аллах ими обоими, что Пророк, да благословит его Аллах и да приветствует, сказал: «Относитесь к своим детям с уважением и хорошо воспитывайте их» (Ибн Маджа).

Воспитывая детей, достаточно часто бывают ситуации, когда мы, как минимум, хотим шлепнуть наше чадо. Порой нам кажется, что бы быстрее добиться от ребенка послушания, нужно наказать его. Но на самом деле наказание – это последний метод в воспитании ребенка.

Намного важнее и эффективнее в воспитание те методы, которые препятствуют наказанию, своего рода профилактика наказаний. Это: назидание, наставление, разъяснительная беседа, доброе отношение.

Как же чаще всего мы наказываем детей? К сожалению, в моей практике я увидела множество примеров, когда детей наказывают … Аллахом! «Аллах разгневается на тебя!», «Аллах тобой недоволен!», «Ты в ад попадешь» — такие фразы очень часто слетают с уст родителей. Какого же Творца мы хотим представить нашим детям: злого, гневного или любящего, милосердного?

Аллах любит все Свои творения, и только Он сам может решить — гневаться на кого-то или нет. А мы вселяем в сердца наших детей только такую мысль, что Аллах злой, гневный, желающий наказывать. А должны вселять, прежде всего, любовь к Аллаху. Наша задача воспитать детей богобоязненных, боящихся потерять Его любовь и милость.

Второй вид наказаний – это шлёпанье по попе. Можно ли шлепать ребенка? Этот вопрос один из самых часто задаваемых. Раньше, до того, как я приняла ислам и основывалась только на знания психологии, я давала такой ответ: если вы собираетесь физически наказывать ребенка, то разрешается лишь шлепанье по попе.

Почему? Битье по рукам, вызывает в будущем проблемы с коммуникацией, т.е. общения с другими, выстраивания взаимоотношений. Битье по губам – проблема с тем, что бы четко выражать свои мысли. Битье по ногам – проблема действовать, начать что-то делать. Ну а по голове – это не только полностью подавление личности, это так же еще и причинение вреда здоровью. И только шлепанье по попе не унижает и не причиняет физических травм. Единственное, что может произойти, так это то, что ваш ребенок может обидеться, оскорбиться.

Но теперь рассмотрим этот вопрос с точки зрения ислама. Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует) сказал: «Повелевайте своим детям совершать намаз, когда им исполнится семь лет, и шлепайте их за оставление молитвы, когда им исполнится десять. И разделяйте их в постели».

Таким образом, мы можем понять, что до 10 лет побивать детей вообще нельзя. О шлепках по попе тоже речи быть не может. Дети, которые младше семи лет, пребывают в возрасте, когда они не различают разницу между истиной и ошибкой, и их битье будет иметь обратный эффект на их психику.

То есть, можно увидеть, что ребенок в подобном возрасте после наказания в виде шлепков за шалость сразу же  несознательно возвращается к тому же, за что был наказан. Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) разрешил бить детей после 10 лет за оставление совершения намаза. То есть причина для наказания должна быть тоже очень веская — такая как ослушание приказов Всевышнего.  Кроме того, ученые упоминают ограничения в наказании детей:

• Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) сказал: «наказывайте (кого-либо) не более десяти ударами, исключением может быть только наказание, за переход границ Аллаха» (Аль-Бухари, Муслим).

• Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) сказал: «если кто-то из вас наказывает, то пусть не бьёт по лицу, и не говорит: «Да обезобразит Аллах твое лицо!» (Аль-Бухари, Муслим).

• Наносить удары лучше всего мисваком или другим подобным предметом.

Кроме того:

• Не бейте ребенка в присутствии того, кого он любит

• Учитывайте состояние ребенка и причину его провинности. Нельзя бить больного ребенка, или того, кто только что перенес психологическую травму

• Не бейте после своего обещания не бить. Иначе он потеряет веру в вас и вообще в обещания.

• Наказывайте ребенка сами, а не перекладывайте это на других, особенно братьев или друзей.

• Нельзя наказывать во время гнева, так как в момент ярости человек может потерять контроль над собой.

• Между ударами должен быть перерыв для уменьшения боли.

• Вполне естественно, если ребенок во время и после наказания будет плакать и кричать.

• Нельзя бить по больным местам (голова, пах, живот) и причинять вред здоровью.

Еще раз подчеркну, говоря о дозволенности физического наказания детей, имеются в виду крайние случаи необходимости.

Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) сказал: «Повесьте ваш кнут там, где члены семьи смогут видеть его, поскольку это будет дисциплинировать их» (передал хафиз ат-Табарани). То есть прежде чем побивать, необходимо использовать все возможные другие методы воспитания ребенка.

Примером терпения и справедливости для нас, конечно, служит Пророк (да благословит его Аллах и да приветствует). Аиша (да будет доволен ею Аллах) сказала: «Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и да приветствует) ни разу  никого не ударил своей рукой, ни жену, ни слугу, кроме как когда сражался на пути Аллаха»

(Муслим).

 

Хайят Ибрагимова, детский психолог

21153


Можно ли бить детей: мнение психологов

Телесные наказания — один из самых древних и самых спорных методов воспитания. Впрочем, спорным он стал относительно недавно. Вплоть до середины XX века шлепки, подзатыльники и даже ремень или палка в руках родителей не вызывали почти ни у кого возражений, если не наносили здоровью ребёнка непоправимого вреда. Только после выхода в 1946 году книги известного педиатра Бенджамина Спока (Benjamin Spock) «Ребёнок и уход за ним» внимание родителей переключилось с поддержания дисциплины на формирование личности ребёнка. А первые научные исследования эффективности и последствий телесных наказаний были начаты в 60-х годах.

С тех пор психологи провели не один десяток различных исследований, и результаты убедительно свидетельствуют: телесные наказания — это плохой метод воспитания. Повышение агрессивности и склонности к насилию, ухудшение детско-родительских отношений, тревожность и депрессия, повышенный риск лишнего веса, снижение интеллекта — вот неполный список отрицательных последствий телесных наказаний. В 2002 году психолог Элизабет Гершофф (Elizabeth Gershoff) обобщила результаты 27 работ. Вот что у неё получилось.

Эффект Число исследований Подтверждено
Плохое усвоение моральных норм 15 87%
Повышенная агрессия 27 100%
Асоциальное поведение 13 92%
Ухудшение отношений между детьми и родителями 13 100%
Ухудшение психического здоровья 12 100%
Воспитание «комплекса жертвы» 10 100%
Непослушание 6 66%

»
Показатель 100% означает, что эффект обнаружили все исследователи без исключения. Примечательно, что телесные наказания оказались совершенно непригодны для воспитания моральных качеств. Единственным положительным результатом применения физических наказаний психологи называют немедленное повиновение. Однако и тут порка и шлепки не показали каких-то преимуществ перед другими методами — например, поставить в угол. А с течением времени степень послушания значительно уменьшается.

Попытки найти допустимые формы телесных наказаний детей нецелесообразны и неосуществимы. Удары — это урок плохого поведения.

Из совместного заявления 140 европейских организаций

Казалось бы, вопрос решён. Но не всё так просто. Во-первых, многие из этих исследований подвергались критике за недостатки в методологии и предвзятость авторов (все они оказывались противниками телесных наказаний). Во-вторых, отрицательные эффекты стабильно обнаруживались в семьях, где битьё является привычным и частым. И чем чаще и сильнее родители бьют детей, тем хуже. Диана Баумринд (Diana Baumrind) из Университета Беркли изучала телесные наказания в 134 семьях на протяжении 12 лет. И в тех случаях, когда детей шлёпали редко, никаких отрицательных последствий не было.

Отечественный психолог и социолог И. С. Кон изучил аргументы психологов, допускающих физическое воздействие. Они призывают отличать моментальную реакцию родителей на нежелательное поведение и отложенное по времени наказание. Шлепок вполне может быть формой отрицательного подкрепления, неприятным последствием запрещённых действий. Но практика наказывать детей, когда после совершения проступка уже прошло время, не приносит результатов.

Психологи, которые не поддерживают полный запрет телесных наказаний, связывают их применение с рядом условий.

  1. Безопасность для здоровья. Этот критерий настолько строг, что единственными приемлемыми формами будут шлепки ладонью по ягодицам или конечностям.
  2. Частота применения. Чем реже используются телесные наказания, тем выше их эффективность. Ни в коем случае этот метод не должен стать обычным и привычным.
  3. Отсутствие унижения. Нельзя бить ребёнка публично. Это относится к любым наказаниям.
  4. Отсутствие задержки. Шлепок должен совпадать по времени с нежелательным действием и прерывать его. Если вы обнаружили проступок спустя какое-то время, то пороть ребёнка не только бессмысленно, но и вредно. Ещё больший вред наносят наказания «для профилактики».
  5. Объяснение. Ребёнку должно быть предельно ясно, за что он подвергся наказанию. Объясняя, родители предлагают альтернативы наказуемому поведению.
  6. Возраст ребёнка. Здесь чётких рамок нет, но большинство психологов сходятся в том, что нельзя применять физические наказания до двух лет, а к девяти годам их следует полностью исключить.

Но даже при соблюдении всех этих условий телесные наказания не эффективнее других методов воспитания. В младшем возрасте точно такое же воздействие, как и шлепок, оказывает громкий окрик. В более старшем возрасте альтернативами становятся стояние в углу или лишение чего-то приятного.

От родителей часто можно услышать: «А что прикажете делать, если он/она…» — и далее перечисление ужасных проступков. К сожалению, готовых ответов на все эти вопросы не существует. Нет универсальных рецептов. И нет ни одного свидетельства, что таким рецептом является «отлупить». Зато есть много способов добиться от ребёнка послушания, не прибегая к насилию.

А как вы относитесь к телесным наказаниям?

«Я научился бить»: Как отучить ребенка кусаться и драться в 1 год

: Время прочтения:

Одногодка избивает маму и держит в страхе всю семью? Да, и такое бывает! Почему и что делать рассказывает детский психолог Елена Лагунова.

Годовалый ребенок с одинаково невинным взглядом может проситься на руки и колотить родных. Потому что не очень понимает разницу.

На приеме у меня жалуется молодая мама Катя:

«Мой годовалый ребенок дерется, Севушка всех бьет — меня, папу, брата. Достается и коту, хотя это, наверное, у всех. Что дальше будет? Ну ладно, когда что-то не по нему, а чаще ведь просто, без причины. Может с веселым лицом подойти и стукнуть. Я от неожиданности (а то и боли) чуть не реву, говорю: „Милый мой, солнышко, не злись. Так нельзя, мамочке больно. Не делай так больше“. А он — смеется. Слов не понимает. И на детской площадке так же. Нравится чужая игрушка — отбирает. И в кого он такой агрессивный, бандит просто! Это потому, что мальчик? Может его лечить пора? Или ремня, как папа предлагает? Вот вы мне скажите, это вообще нормально, нет?».

В это время ее сын Севушка смотрит на меня ангельскими глазами, делает несмелые шаги по кабинету, спокойно играет игрушками и на бандита, знаете ли, совсем не походит.

Екатерину можно понять. Любому родителю хочется вырастить ребенка, который умеет общаться дружелюбно. Но как это сделать? Откуда такая агрессия в этом возрасте?

Причины. Почему ребенок дерется в 1 год

Почти все годовалые детки дерутся. Бывает даже, ребенок 1 год кусается без остановки. И тому есть четыре основные причины.

Ребенок требует понравившуюся вещь. В этом возрасте кроха открывает, что отобрать или стукнуть — один из способов получить желаемое. И пробует снова и снова.

Пытается что-то сказать. Годовалый малыш может не говорить или говорить плохо. Как ему порой обидно, что он не может донести свою мысль! И речь других он понимает с трудом, особенно слова, которые не относятся к конкретным предметам:

«Это ложка, это кошка, а ваше „нельзя“, оно где? Один раз я его рядом с мамой слышал, другой — рядом с плитой. Везде оно что ли?».

Развивайте речь малыша, и уже к двум годам во многих случаях вместо драки он начнет договариваться. А пока ребенок кусается в 1 год, пытаясь войти в контакт, так, например, он проявляет свое недовольство или заинтересованность.

Не контролирует эмоции. Чувства годовалого быстро сменяют друг друга. Сегодня он бушует, а завтра само спокойствие. Контролировать эмоции и выражать их приемлемыми способами ему еще предстоит научиться. Часто малыш настолько захвачен злостью, что бьет всех, кто попал под руку. Годовалый ребенок бьет маму по лицу, а успокоившись снова обнимает и гладит. Укус или удар по лицу не отличаются для ребенка по смыслу, он просто дерется, хотя маме и кажется иначе.

Привлекает внимание. Только после трех лет малыш научится оценивать, хорошо или плохо он поступает. В год он стремится получить любые эмоции взрослого, не понимая разницы между позитивными и негативными. Допустим, он полез к розетке и увидел целый спектакль: мама хмурит брови, срывается с места и многословно ругает. Он обязательно попросит ее выступить еще — снова поползет туда же. Годовалый ребенок кусается и щипается, потому что может воспринимать происходящее как игру. Поверьте, к подлинной жестокости этот поступок не имеет никакого отношения.

В год нельзя сказать, агрессивный ребенок или нет. Слишком многое зависит от настроения, ситуации. Понять, спокойный он или задиристый, можно будет годам к трем-четырем.

Конечно, такое поведение может быть признаком расстройства. Но заболевание всегда имеет несколько признаков, родителя должно напрягать еще что-то. При аутизме, например, ребенок не только дерется, но и плохо идет на контакт, не смотрит в глаза. Все настораживающие признаки можно обсудить у психиатра, которого всем малышам рекомендуют проходить в возрасте одного года.

«Если любовь к дракам — возрастное, получается, само пройдет?». Правда, но лишь отчасти. Грамотные действия взрослого помогут малышу освоить жизнь без рукоприкладства. А из-за неграмотных нормальная драчливость может перерасти в подлинную агрессивность.

Что делать. Как отучить годовалого ребенка драться

Итак, ребенок 1 год дерется что делать родителям? Вот несколько советов, как отучить ребенка в год драться.

1 Говорите кратко и четко. Повторяйте одно и ту же мысль много раз. Твердо и уверенно, не переходя на крик. Не только запрещайте, но и учите, что можно делать. Лучше всего ребенок усвоит запрет, если вы соединяете слова и действия, покажете пример.

2 Помогите понять, что драться неэффективно. И научите другим способам договорится с сверстником или взрослым: поменяться, подождать и т д.

3 Предлагайте альтернативу. Если ребенок в игре замахнулся, чтобы ударить, поймайте его руку и скажите: «Нельзя. Береги меня. Можно бить мяч». И покажите, как это делается. Если ребенок замахивается в приступе охватившей его злости, лучше отойти и сказать: «Нельзя. Береги меня. Ты злишься. Потопай и покричи, чтобы злость ушла».

4 Не наказывайте. Даже, если малыш лезет в драку снова и снова, не стоит шлепать его или громко кричать. Ребенок совсем запутается: почему словами родитель запрещает бить, а сам делает это? Примеру взрослого дети верят больше, чем речи. Если малыш проявляет настойчивость, можно увеличить расстояние с ним, но не более того.

5 Следите за своими чувствами. Злиться на малыша за драки всерьез глупо. Со своими эмоциями ребенок рано или поздно начнет справляться. А родительская несдержанность может привести к самым печальным последствиям.

6 Давайте позитивные оценки. Ребенок чувствителен к родительским словам. Если говорить: «Жадный», «бандит», «драчун», таким и будет. Попробуйте внушать, что он «щедрый» и «Дружелюбный».

А если ребенок дал сдачи обидчику? Тут мнения психологов расходятся, но большинство считает, что давать сдачу надо учить ближе к семи годам. До этого возраста малыши не могут соотнести силу воздействия на них и силу ответа — из-за этого «сдачу» они могут дать гораздо сильнее обиды.

Иногда родителям тоже нужно поработать над собой

Задаваясь вопросом, как отучить ребенка кусаться в 1 год, надо также проанализировать, почему поведение малыша вызывает такой страх у самого родителя.

Вернусь к истории из начала статьи. Вместе с мамой Катей мы проанализировали ее чувства. Оказалось, она боится детской злости и вообще любой агрессии. Родители учили ее, что гнев — это очень плохо, что злиться нельзя. Поэтому драки и ставят маму в тупик.

А ведь на самом деле злиться — нормально. Злость появляется, когда желаемое не совпадает с результатом. Задача родителей — не подавлять чувства малыша, а помочь ему научиться выражать их без вреда для других.

Все это я и объяснила маме Екатерине. Она ушла успокоенная и обрадованная, что лечить ребенка не надо. А через месяц я получила от нее сообщение в соцсети. Сева почти перестал драться, стал чаще обнимать маму. И даже «люблю» говорить научился.

Драки в год — распространенное явление. Реагировать на них нужно спокойно и решительно. Вместо того, чтобы ругать, скажите малышу: «Нельзя. Береги меня».

Побивание детей за непослушание: alifammara — LiveJournal

Учёные, опираясь на доказательства, говорят о дозволенности отцу и матери бить своих детей в воспитательных целях. Так, например, они приводят в качестве довода хадис, в котором пророк (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Повелевайте своим детям совершать намаз, когда им исполнится семь лет, и бейте их за оставление молитвы, когда им исполнится десять. И разделяйте их в постели (не укладывайте их в одну постель)». (Привёл Абу Дауд). Таким образом, посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) повелел бить детей за оставление совершения намаза. Целью этого наказания является их воспитание, при этом нельзя причинять ребёнку физическую боль. Кроме того, учёные упоминают ограничения в наказании детей:
1. Нельзя бить более десяти раз, т.к. посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Наказывайте не более десяти ударами, исключением может быть только наказание, за переход границ Аллаха (40 или 80 ударов за распитие спиртных напитков, 100 ударов за прелюбодеяние неженатого человека, или который не имел половой близости с женой и т.д.). (Привёл Аль-Бухари, Муслим и другие).
2. Нельзя бить по лицу, т.к. посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) сказал: «Если кто-то из вас наказывает, то пусть не бьёт по лицу, и не говорит: «Да обезобразит Аллах твоё лицо!». (Привёл Ахмад, также схожий хадис приводится в сборниках достоверных хадисов Аль-Бухари и Муслима).
3. Нельзя бить по больным точкам, а также по местам, представляющим опасность для здоровья, таким, как голова, пах и т.д.
4. Нельзя наказывать в момент гнева, т.к. в момент ярости человек может потерять контроль над собой.
Кроме того, родители, наказывая своих детей должны преследовать только воспитательную цель, не должны калечить их, т. к. это уже будет переходом границ дозволенности, и поэтому за это он получит грех.
Говоря, о дозволенности наказания детей, имеется в виду крайние случаи необходимости. Использование же других, мудрых методов воспитания только поощряется в Исламе. Примером для нас в этом должен быть наш пророк (мир ему и благословение Аллаха). Айша (да будет доволен ею Аллах) сказала: «Посланник Аллаха (мир ему и благословение Аллаха) ни разу никого не ударил своей рукой, ни жену, ни слугу, кроме как, только сражаясь на пути Аллаха…» (Муслим, 2328).

МНЕНИЯ УЧЕНЫХ


Бин Бааз:

Нет ничего неверного с этим. Учителя и родители должны следить за своими детьми и дисциплинировать тех, которые нуждаются в дисциплине, если они не выполняют свои обязанности.

Таким образом можно приучить к хорошему поведению и, чтоб они твердо придерживались праведных деяний.

Передано что Пророк, да благословит его Аллах и приветствует, сказал: «Учите ваших детей молиться, когда им исполняется семь лет и наказывайте (шлепайте), если они не молятся в десять, и разделяйте их в постелях».

Таким образом, мальчиков и девочек можно шлепать, когда им исполняется десять лет, если они не выполняют молитвы, и их следует так воспитывать, чтоб они молились постоянно.

Тоже самое применимо к другим обязанностям — учебе и домашним делам и т.д.

Те, кто заботятся о детях, неважно мальчиках или девочках, должны заботиться о том, чтоб направлять и дисциплинировать их, но битье должно быть легким и не вредящим ребенку, пока достигает желанной цели.

Шейх Ибн Бааз в аль-Фатва аль-Джамиа лиль-Мара аль-Муслима, часть 3, стр. 1079

Абу Дауд (459) и Ахмад (6650) передали от ‘Амр ибн Шу’айба, что тот передал от отца, что его дед сказал: «Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Велите вашим детям совершать молитву, когда им исполнится семь лет, и наказывайте их, если они не молятся, когда им исполнится 10 лет, и разделяйте их в постелях». Классифицирован как сахих аль-Албаани в аль-Ирва’ (247)

Ибн Кудаама (да помилует его Аллах) сказал в аль-Мугни (1/357):

«В случаях с детьми это повеление и дисциплинирование предписано, чтоб научить их молиться, чтоб они привыкли к молитве и это стало их привычкой, и чтобы они не отказывались от нее, когда достигнут созревания».

Аль-Субки сказал: «Родителю следует говорить ребенку молиться, когда им исполняется семь лет, и шлепать его, если он не молится, когда ему исполняется десять. Мы думаем нам следует запрещать делать то, что необязательно и шлепать, если он делает то, что не обязательно. Мы наказываем животных для их воспитания, так что же говорить о детях? Это в интересах ребенка, и таким образом он привыкнет к совершению молитвы, до того, как достигнет созревания» Фатаауа аль-Субки, 1/379

Таким образом, мальчикам и девочкам следует говорить, чтоб они совершали молитву, когда им исполняется семь лет, и их следует шлепать, если они не молятся, когда им исполняется десять.

Точно также им следует говорить, чтоб они постились в Рамазан и вдохновлять их на хорошие поступки, такие как чтение Корана, совершение дополнительных молитв, Хаджа и Умры, и чтение тасбиха, тахлиля, такбиира и тахмиида, и следует их удерживать от совершения всех видов грехов.

Что касается наказания (шлепания) ребенка за то, что он не совершает молитву, то установлено, что наказание должно быть легким и не причинять боль, и не должно наносить повреждения коже, и нельзя ломать зубы или кости. Шлепать надо по спине или руке или тому подобное, и не следует бить по лицу, поскольку запрещается ударять по лицу, поскольку Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) запретил это.

Не должно быть больше 10 ударов, и это следует делать в целях дисциплины и обучения. И он (родитель и т.п.) не должен показывать свое желание наказать, если только нет необходимости показать это, например как если ребенок отворачивается от молитвы и отказывается от ее совершения, и т.п.

Передается от Абу Барда аль-Ансари, что он слышал, что Посланник Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует) сказал: «Никому не следует давать более 10 шлепков, за исключением случаев, когда полагается наказание хадд от Аллаха», передано аль-Бухари (6456) и Муслимом (3222)

Ибн аль-Каййим (да помилует его Аллах) сказал: «слова Пророка «Никому не следует давать больше 10 шлепков, за исключением случаев, когда полагается наказание от Аллаха» относятся к преступным или криминальным действиям, когда за это полагается наказание, предписанное Аллахом.

Если спрашивается: Что подразумевается под 10 или меньше?

Ответом будет: «Это относится к случаям, когда мужчина бьет свою жену, своего раба или ребенка, или уволенного работника с целью воспитания и тому подобного. И не позволительно ему давать больше 10 ударов. Это лучшее понимание этого хадиса. Конец цитаты. И’лаам аль-Мувакки’иин (2/23)

Также не следует наказывать на виду у других людей, чтоб не навредить его детской самооценке и сохранить его достоинство перед друзьями и другими людьми.

По поведению отца по отношению к ребенку и дисциплинированию его должно быть понятно, что он не наказывает никого просто так, а чтоб повиноваться Аллаху и его Посланнику (мир и благословение ему). И что единственная причина, по которой он так поступает, это интересы ребенка, и его стремление вырастить воспитанника в предписаной манере, чтоб ребенок не вырос ненавидя Исламские учения, которые ему могут казаться сложными, и что его наказали, за то что он не выполняет их.

Шейх Ибн Бааз (да помилует его Аллах) сказал:

«Заботьтесь о ваших домочадцах и не пренебрегайте ими, о рабы Аллаха. Вы должны стараться в их интересах и велите вашим сыновьям и дочерям молиться когда им исполняется семь лет, и наказывайте, если они не молятся в десятилетнем возрасте, шлепая их легко, чтоб помочь им повиноваться Аллаху и сделайте так, чтоб они привыкли совершать молитвы вовремя, таким образом что они будут должным образом придерживаться религии Аллаха и знать истину, как передано в достоверных сообщениях от Посланника Аллаха (да благословит его Аллах и приветствует)» Маджмуу Фатава Ибн Бааз (6/46)

Шейх Ибн ‘Усаймиин (да помилует его Аллах) сказал: «Пророк (да благословит его Аллах и приветствует) приказал нам говорить нашим детям совершать молитву, когда им исполняется семь лет и наказывать их, если они не молятся, когда им десять лет, даже если они не обязаны совершать ее еще. И таким образом они научатся совершать акты поклонения и повиновения и привыкнут к ним, и потом, когда они вырастут им будет легко совершать их, и это будет им нравиться. Это же применимо ко всем достойным порицания случаям, маленькие дети не должны к ним привыкать, даже если на них нет еще обязательств, поскольку, в противном случае, они привыкнут к ним, когда вырастут и будут с наслаждением предаваться им». Фатава Нуур ‘аля аль-Дарб, 11/386

«Приказ подразумевает, что это обязательно, но он ограничивается случаями, когда наказание будет полезным, поскольку иногда вы наказываете ребенка, но эти наказания (шлепки) не приносят ему пользы, это только заставляет их кричать и плакать и не несет за собой никакой пользы. Более того, под наказанием (шлепками) здесь имеется ввиду безболезненное наказание, легкий шлепок, который служит цели и не приносит никакого вреда». Лига’ аль-Бааб иль-Мафтуух, 95/18

Он (да помилует его Аллах) также сказал: «Нельзя шлепать так, чтобы причинять повреждения (оставалась рана), и нельзя ударять по лицу например, или бить до смерти, наоборот, шлепать можно по плечу или руке, так, чтоб не причинить смерти. Удары по лицу рискованы, поскольку лицо это высшая и благородная часть человека, и если человека ударить по лицу, то это более стыдно и унизительно, чем если его ударяют по спине. Поэтому запрещается ударять по лицу». Фатаава Нуур ‘аля аль-Дарб, 13/2.

Шейх аль-Фаузаан сказал: «Наказание (шлепание)- это одно из средств воспитания ребенка. Учитель может шлепать, тренер может шлепать, опекун может шлепать в целях дисциплины, и муж может шлепать жены в случаях преднамеренного неповиновения (нушууз).
Но это должно быть в пределах разумного, и удары не должны причинять боли, вредить коже или ломать кости, их должно быть столько, сколько необходимо»
Игхаасат аль-Мустафиид би Шарх Китааб аль-Таухиид (282-284)

Также следует отметить, что дисциплинирование ребенка не должно происходить только в случаях, когда он пренебрегает молитвой. Также следует его наказывать, если он небрежен в отношении условий, важных частей и обязательных составляющих молитвы. Ребенок может молиться, но он при этом объединяет молитвы, или молится без вудуу, или не молится должным образом. Поэтому его следует учить всему этому, и мы должны быть уверены, что он знает все обязанности (фарды), важные части и условия, тогда если он пренебрегает какой-либо из этих вещей, тогда нам следует советовать ему и учить его время от времени, и после, если он упорствует (в пренебрежении), тогда его можно дисциплинировать через шлепки, до тех пор, пока он не начнет молиться должным образом.

И Аллах знает лучше.



«Ударом в подбородок вряд ли можно вырубить мужика». Кто и как учит российских женщин самообороне

Лия Панцалашвили занимается боевыми искусствами с детства. Восемь лет назад она освоила новое для себя направление крав-мага и стала первой женщиной-инструктором по этой системе боя в Москве, куда переехала из Самары. Сейчас у нее около ста учениц, среди них подопечные правозащитных организаций, помогающих столкнувшимся с насилием женщинам. Она иронично назвала свой филиал Female mafia. Панцалашвили тесно сотрудничает с НКО и проводит с ними совместные программы, чтобы страдающие от насилия женщины могли защитить себя и почувствовать себя увереннее. 

Давайте начнем с того, что это вообще такое — направление крав-мага и почему именно оно лучше всего подходит для самообороны женщин?

Крав-мага — это израильская система самозащиты, рукопашного боя. Это не спорт, а именно прикладная система, которая подготовит любого — девушку, мужчину, ребенка — к тому, что может произойти на улице. То есть, если произойдет нападение: как вести себя тактически, как защититься технически и, соответственно, быть психологически к этому готовым.

Реклама на Forbes

Это действительно очень хороший инструмент самообороны, потому что здесь нет никаких правил. Все, что в спорте запрещено, — удары в глаза, в горло, в пах, по всем суставам, использование подручных средств — это все здесь разрешено. Понятно, что девушка ударом в подбородок вряд ли сможет вырубить мужика. Но она вполне может поразить его в пах, горло или в глаза, потому что эти части тела никаким образом не защищены. Это даст ей время убежать. Соответственно, эта система очень хорошо подходит именно для тех, кто проигрывает в росте, в весе, в физической массе.

Как давно вы сами занимаетесь этим направлением?

Я преподаю крав-мага около 8 лет. Вообще у меня спортивный бэкграунд, и в единоборствах я уже очень давно: с 11 лет занималась карате.

Я жила в Самаре, там вообще такого слова не знали — «крав-мага». Но потом появился человек, который привез эту систему в Самару, и мне предложили попробовать стать инструктором. Мне показалось это интересным именно с точки зрения преподавания, потому что это система, которую можно, да и нужно, преподавать взрослым. Много людей хочет заниматься, но не каждый может прийти именно в спортивную секцию, потому что там немножко другие правила и условия. А метод преподавания крав мага  создан в том числе и для людей с низкой физической формой — тех, кто, возможно, никаким спортом не занимался в жизни. И их все равно научат бить, научат защищаться, научат быть уверенными и выходить из состояния жертвы. Сейчас это достаточно актуально.

Я правильно понимаю, что даже если женщина не занимается спортом и не может похвастаться физической подготовкой, она все равно сможет научиться приемам и воспользоваться ими на практике?

Конечно. В зал и приходит как раз 99% таких девушек. Те, кто спортом не занимались вообще или занимались очень давно, не находятся в физической форме, много работают, не имеют времени на спорт и так далее. Средний возраст учениц около 30 лет. Но вообще возрастной разброс может быть очень большой. Самой взрослой моей ученице на данный момент 57 лет, а в одной с ней группе занимается девочка, которой 15 лет.

Существует стереотип, что обучение самозащите дает женщинам так называемое ложное чувство безопасности. Речь идет о том, что нужно учить женщин не защищаться физическим способом, а, например, убегать, потому что в прямом противостоянии у них все равно нет шансов. Есть ли в этой логике рациональное зерно?

Есть такой стереотип, что самооборона — это драка, физическое воздействие. Но на самом деле учиться надо начинать с гораздо более ранних этапов: с  развития внимательности, способов избежать конфликта и так далее. Это нужно понимать и отрабатывать. Потому что физическое противостояние девушки с мужчиной действительно не равноценно. И гораздо проще его избежать, чем потом выполнять какие-то техники, наносить удары. Убежать, поговорить либо успокоить гораздо проще, чем вступать в рукопашную схватку. Наша система предусматривает все этапы, которые происходят до боя и после него. Потому что, конечно, можно чувствовать себя уверенней, но нужно головой понимать, что если мужчина захочет, он, скорее всего, сможет навредить.

Вы упомянули, что в крав-мага нет ограничений в плане мест удара. С законодательной точки зрения, удары в глаза, пах не превышают норму допустимой самообороны?

В целом, чтобы навредить сильно, нужно приложить очень много усилий, а те, кто приходит к нам заниматься, вряд ли смогут так сильно ударить. Но, опять же, в целях самозащиты в первую очередь стоит думать именно о своей безопасности. И иметь номер телефона хорошего адвоката. Я об этом тоже говорю своим ученицам: номер должен быть в телефоне каждой девочки на всякий случай.

Сейчас есть организации, в которые можно обратиться за юридической помощью. Мы даем их контакты.

В целях самозащиты в первую очередь стоит думать именно о своей безопасности. И иметь номер телефона хорошего адвоката

Вы единственная в России женщина-эксперт по крав-мага. Почему так сложилось: это не популярное направление у женщин или просто оно новое?

В Москве крав-мага развивается около 17 лет. Это очень мало для системы. Пока я не переехала в Москву, инструкторов-девушек здесь не было.

Что такое вообще эксперт в крав-мага? Здесь есть уровни технической квалификации, которые систематизируют программу от простого к сложному. Все начинают с уровня P — Practitioner. Потом ученики каждый год могут повышать свой уровень: он характеризует и степень готовности, и психологическое состояние, и технический арсенал. Инструктора в основном у нас уровня G — это Graduate. Далее идут уровни экспертов, и каждый инструктор сам выбирает, как ему развиваться.

Я в какой-то момент поймала волну и очень много готовилась, ездила в Израиль и сдавала экзамены. В итоге я не с первого раза, но сдала на уровень эксперта. Экзамены можно сдавать только в Израиле или когда инструктора оттуда приезжают в Россию.

Реклама на Forbes

У нас в Москве всего три эксперта: директор нашей школы, наш старший инструктор и я. То есть экспертов в принципе мало, не только девушек. В России есть три города с центрами крав-мага, это Питер, Новосибирск и Москва. И в каждом по два-три эксперта.

Сейчас вы работаете в рамках школы, но у вас собственный зал?

Да, у нас есть центральный зал, Московский центр крав-мага. И у меня есть свой зал, его филиал, где у нас группы девчонок. Я назвала наш филиал Female mafia. Этот зал появился у меня год назад. Это, мне кажется, мечта каждого тренера — иметь свой зал, со своими группами. И я ее осуществила.

Вы работаете с разными НКО: «Ты не одна», «Сестры» и так далее. Как началось это сотрудничество?

Все началось с Центра «Сестры», они на меня вышли через мою ученицу, которая им меня порекомендовала. Они устраивали благотворительный забег под названием #DressDoesntSayYes. Это было в парке «Сокольники», все бежали в юбках, причем мужчины тоже. После забега  «Сестры» хотели сделать разные активности и предложили мне провести мастер-класс по самозащите и крав-мага. Это был мой первый мастер-класс, на который пришло так много людей, человек 65-70. И с тех пор пошло-поехало.

Реклама на Forbes

Потом на мероприятиях «Сестер» мы познакомились с Аленой Поповой, Аней Ривиной (руководитель центра «Насилию.net». — Forbes Woman). Тема самозащиты весьма актуальна, потому что многие психотерапевты советуют девчонкам заниматься самозащитой или единоборствами. Об этом говорят и «Сестры», и  ученицы, которые идут к нам.

Также мы делали разные активности с кризисным центром «Китеж». Мы с ними целый год работали в совместной программе по президентскому гранту.  В программе могли принимать участие девушки, страдавшие от любого рода насилия. Они могли к нам приходить бесплатно тренироваться и параллельно получать юридическую и психологическую помощь в «Китеже».

Сейчас мы готовим проект с «Насилию.нет». Планируется, что я напишу для них курс специальный курс, на который они смогут присылать своих подопечных, и мы будем запускать такой курс раза два в год.

Плюс, когда я сама делаю мастер-классы, я приглашаю «Сестер» читать лекции про насилие и то, какую роль играет самозащита. И еще мы устраиваем благотворительные мастер-классы, собранные на них деньги идут тем же «Сестрам» или «Китежу».

Это мастер-классы именно по крав-мага? 

Реклама на Forbes

Я стараюсь делать их комплексными. Сначала идут несколько лекций, например, по юридической помощи в самозащите, психологической, там психологи рассказывают что-то интересное. Мы разные темы выбираем. Можем поговорить о работе с голосом в самозащите. И потом все заканчивается моим уроком по самозащите. То есть есть и лекционная, и практическая часть. И мы приглашаем на эти мероприятия как раз психологов из «Сестер», специалистов «Китежа» Алену Попову.

В будущем вы планируете расширять список НКО, с которыми сотрудничаете?

Да, конечно. Я вообще всегда открыта для любого сотрудничества, потому что, чем большему количеству женщин мы поможем, тем лучше.

Большинство ваших учениц — это девушки, которые хотят себя обезопасить в будущем, или там все-таки достаточно велик процент тех, кто в реальной жизни уже сталкивался с насилием?

Большинство, скажем так, на будущее. Есть несколько категорий девушек, которые к нам приходят. Кто-то приходит просто, чтобы стать увереннее и научиться защищаться или чтобы подтянуть физическую форму. И кто-то приходит именно по рекомендациям, допустим, психотерапевтов, либо если у них есть какие-то триггеры, которые они хотят проработать. Таких девчонок с каждым годом становится все больше. Они стали чаще приходить, когда мы начали сотрудничать с благотворительными организациями в сфере насилия. Но все равно это небольшой процент.

Реклама на Forbes

А вам самой в реальной жизни приходилось использовать защитные приемы? 

Да, было и физическое применение, но по большей части, конечно, я стараюсь придерживаться тактических знаний, чтобы избежать этого. Несколько раз в стрессовых ситуациям мне удавалось избегать прямого конфликта. Я понимаю, что в физическом противостоянии даже мне с моей подготовкой, с моей скоростью, реакцией, все равно будет сложно. Поэтому я стараюсь придерживаться все-таки тактического поведения.

Сколько времени нужно девушке, если она пришла с нуля, без какой-то особой физической подготовки, чтобы получить минимальный уровень, смочь хоть что-то сделать, если не удастся избежать физического противостояния?

Чем больше, тем лучше. Минимум полгода, чтобы иметь базу, чтобы было понимание всех этапов самозащиты, понимание, как и от чего можно защититься.

На ваш взгляд, интерес к самообороне среди женщин растет? Сейчас более открыто говорят на темы насилия, чем несколько лет назад, вызывает ли это дополнительный интерес у женщин к обучению самозащиты?

Реклама на Forbes

Интерес растет, и на моих занятиях это также отражается. Когда я только начала преподавать, была одна группа из трех человек, а сейчас у меня, наверное, четыре группы по 20 человек примерно. Всего обучается около ста человек. Народ идет, и народ стал более осознанно к этому подходить. Они приходят на тренировки, потому что понимают, для чего им это нужно. Это очень здорово.

Вы бы предпочли получить по морде или потеряться в торговом центре? | by Rain Perry

Вы бы предпочли: потеряться в торговом центре или получить по морде?

Я спросил в Твиттере и Фейсбуке:

«Эй, я кое-что пишу. Пожалуйста, взвесьте себя. Когда вы были в детском саду, что было бы страшнее: заблудиться в торговом центре на два часа или когда к вам подошел случайный незнакомец и ударил вас по лицу?»

Ответы были яркими:

«Я думаю, чувство ужаса и боязни быть потерянным будет сильнее, чем шок от удара кулаком.У детского воображения было бы достаточно времени, чтобы разгуляться с ужасными возможностями потеряться в торговом центре».

«В детстве я бы больше боялся получить случайный удар по лицу от взрослого незнакомца. Это сочетание внезапной боли и травмы, нанесенной кем-то неизвестным».

«Заблудиться. Более безнадежно интуитивным.

У нескольких людей был готовый ответ, потому что они испытали именно это:

«Примерно в этом возрасте я разлучился с родителями примерно на 45 минут в Национальном парке, с моей сестрой и старшей двоюродной сестрой.Самое ужасное, что я помню до этого момента».

«50 с лишним лет спустя я до сих пор помню, как девочка по имени Розмари ударила меня кулаком в живот в детском саду…»

Вот как сложились ответы: из 94 респондентов 60 выбрали вариант «потерялся в торговом центре на два часа». 34 чувствовал, что получить удар по лицу будет хуже. Из них восемь заявили, что сделали этот выбор, потому что в случае с торговым центром там были бы незнакомцы, которые помогли бы им, или их мама обязательно нашла бы их.

Итак: этот ненаучный, но поучительный пример показывает, что для ребенка потеряться страшнее, чем пострадать, в соотношении почти два к одному.

Я погуглил «психологический эффект насилия», «боль» и «физическая травма». Я нашел исследования о влиянии длительной боли и жестокого обращения, но ничего о долгосрочном влиянии одного инцидента с применением насилия. Но погуглите «отказ от ребенка», «тревога разлуки» и «потеря родителей», и вы найдете исследование за исследованием его долгосрочного эффекта. Так что, думаю, есть смысл в том, что этот первобытный страх победит.

На следующий день я задал еще один вопрос.

«Спасибо всем, кто вчера ответил на мой вопрос о том, что я потерялся в торговом центре или получил по лицу.Обещаю скоро объяснить. Вот следующий вопрос:

Вы в магазине. Входит маленький ребенок. Хозяин подбегает и бьет ребенка по лицу, крича «Магазинный вор!» Вы не видели кражу в магазине. Что вы делаете?»

На этот вопрос ответ среди десятков ответов был единодушным: взрослые не должны бить детей по лицу.

«Независимо от того, видел я его воровство в магазине или нет. Я оттаскиваю парня от бедного ребенка и вызываю полицию».

«Я защищал ребенка и звонил в полицию, чтобы предъявить владельцу магазина обвинение в нападении.

«Насилия будет больше, если я не буду сохранять хладнокровие, а лучше привлеку полицию и позволю им разобраться во всем»

«Что-то не так с этим парнем…»

«Защити ребенка , позвоните в полицию, отведите ребенка к его маме»

«Позвоните в Службу защиты детей».

«Меня не волнует, воровал ребенок в магазине или нет. Кто, черт возьми, бьет ребенка?»

Никому не было дела до того, украл ли ребенок что-нибудь или нет. Реакция была явно возмутительной.

Потом я задал еще один:

«Последний вопрос — комбинация двух предыдущих. Вы стоите в магазине. Входит маленький ребенок со своей мамой, и вы видите, как он кладет шоколадку в карман. Подбегают владелец магазина и его помощник. Один выталкивает маму из магазина и запирает дверь, другой хватает ребенка и бросает его в подсобку. Когда дверь закрывается, вы видите, что там сотни других детей.

Вы ошеломлены.

Мама стучит в дверь.Помощник вызывает на нее полицию. Вы поворачиваетесь к владельцу магазина и спрашиваете: «Кто все эти дети?» Он отвечает: «Не знаю, не слежу. Они не должны приходить в мой магазин и брать конфеты».

Чем ты занимаешься?»

Это был сумасшедший сценарий. Один человек ответил:

«Ищите 4 камеры реалити-шоу?»

Другие окопались:

«Позвоните в полицию».

«Ну, я не думаю, что это настоящая кража, пока они не выйдут за дверь, поэтому я думаю, что это будет похищение, незаконное ограничение свободы или что-то в этом роде.Я бы позвонил в 911 и сообщил о владельце».

«Защита вызовите полицию. Постарайся получить как можно больше информации от владельца магазина, чтобы я мог выступать в качестве свидетеля, когда придут копы. Попробуй утешить маму и сказать ей, что я вызвал полицию, и кто-то скоро приедет, чтобы помочь. Не позволяйте никому ходить в магазин вообще. Останови их у дверей.

«Надери ему задницу. И вытащите оттуда этих детей!»

У одного человека был очень конкретный план:

«Расскажите всем, кому сможете, позвоните в органы, в новости, в соцсети, запишите и соберите улики, соберите как можно больше свидетелей. Что бы вы ни делали, вы не отводите взгляд и защищаете как можно больше детей от того, чтобы быть рядом.

И когда появляется возможность спасти их, даже если это только один ребенок, ты ею пользуешься.

Итак, давайте подведем итоги. Ни один взрослый не должен бить ребенка, даже если он сделал что-то не так. Если взрослый запирает группу детей, вы надираете им задницу и вызываете полицию. А потеряться — даже на два часа — хуже, чем получить удар.

Представьте, если бы вместо двух часов прошло две недели.Или два месяца. Или два года.

Думаю, вы понимаете, к чему все идет.

На мои вопросы ответили сто человек, и только трое или четверо ответили от людей, которые в этом участвовали. Последний комментарий был от Холли Сьюэлл, подруги из Охай, которая сейчас живет в Техасе и чья семья только что преуспела в судебной тяжбе, чтобы стать первыми американцами, не связанными с ребенком, которые вытащили разлученного ребенка из центра содержания под стражей. и усыновить его до тех пор, пока не будут рассмотрены его — и его депортированного отца — ходатайства о предоставлении убежища.

Его зовут Байрон. Ему девять лет. В заключении он получил перелом бедренной кости, который не лечили в течение трех дней. Никто не заметил, как это произошло. Когда Байрон приехал сюда в прошлом году, он не говорил ни по-английски, ни по-испански — он говорил на киче, — поэтому после того, как его забрали у отца, он не мог ни с кем разговаривать или понимать. Он взял немного испанского от других детей.

Пограничный юрист по имени Рикардо де Анда взялся за дело и в частной группе в Твиттере, частью которой мы являемся, сообщил, что он ищет квалифицированную американскую семью, которая могла бы проверить политику Управления по расселению беженцев выпускать детей только людям, с которыми у них была семейная связь до того, как они попали в тюрьму.Холли вскочила. Они выиграли.

Хорошо, вернемся к заданным мною вопросам. Что, если ребенок был из Гватемалы? Что, если бы это был не круглосуточный магазин, а вместо этого, ну, скажем, несколько коммерческих центров содержания под стражей, которые в настоящее время не выставлены на торги, построенных для размещения 225 000 детей в разных местах по всей территории Соединенных Штатов?

Это не реалити-шоу. Это происходит:

https://qz.com/1620064/ice-plans-to-transport-225000-immigrant-kids/

Что мы будем делать?

Я не верил в подвески.Потом мою дочь ударили по лицу.

Спросите меня, что я думаю о школьной дисциплине, и я дам вам ответ, рожденный в те времена, когда я был погружен в образовательный чай.

Десять лет назад я проводил кампанию в школьном совете, говоря, что считаю, что дети должны иметь безопасные, упорядоченные и строгие школы, которые готовят их к хорошей жизни. На вопрос родителей об отстранении учащихся от занятий я ответил, что «количество отстранений от занятий в школе должно быть точно равно количеству совершенных правонарушений, подлежащих отстранению от занятий».Ни больше ни меньше.»

Я подумал, что это умный способ сказать, что последствия неприемлемого поведения в школе должны быть разумными, но фиксированными.

Обеспокоенные моим догматизмом, окружные лидеры в частном порядке предложили мне сеансы сбора данных, которые показали, что отстранение от занятий использовалось в качестве инструмента управления для исключения определенных групп детей из классов по неясным причинам, таким как «неповиновение», и применение дисциплинарных правил варьировалось в зависимости от расы детей. учитель и ученик. Схема была достаточно заметна, чтобы мы могли столкнуться с судебными разбирательствами по гражданским правам.

Это все усложняло, и я делал то, что делают политики, я развивался.

Да, я начал со старой школьной веры в то, что сильная дисциплина является первым компонентом успешных школ, но я стал видеть контуры и нюансы проблемы до такой степени, что меня легко можно было принять за либерала (я нет).

Теперь у меня есть признание.

Лучший способ объяснить мою дилемму — это использовать грубый фрейм и сказать, что я узнал, что в этом мире есть разные виды дерьма.Есть SIS, о том дерьме, о котором я говорю.

Есть SID, или я говно делаю.

И, самое загадочное из всех типов дерьма, есть SIT, или дерьмо, я думаю.

Что касается дисциплины в государственных школах, то SIS больше не соответствует SIT.

Я говорю хорошую игру о справедливости в образовании, о необходимости сократить отстранение от занятий вне школы и о гражданских правах учащихся, которых выгнали из школы за плохое поведение. Я цитирую стандартные исследования, которые понимают такие люди, как я (те, кто не говорит на академическом греческом языке), и я сурово отталкиваю менее значимых людей, которых не тронула мощь моего генератора цитирования.

Если вы осмеливаетесь говорить неправильно об этих проблемах, я могу писать вам в Твиттер всевозможные зловония, пока вы не отключите меня.

«Жесткая школьная дисциплина — проявление системного расизма в государственном образовании».

Это SIS.

SIT заключается в следующем: вся эта барабанная дробь социальной справедливости и восстановительного правосудия может резонировать в моей душе власти над людьми, но, давайте будем честными, мои провозглашенные ценности сталкиваются с гладиаторской битвой против реальности, которую я вижу на земля.

Если быть точным, один из моих сыновей ежедневно становится свидетелем незначительных и серьезных форм издевательств между расами и классами учеников в его новой школе. Некоторые из них сводятся к разнообразным оскорблениям в стиле «дети будут детьми», например, безжалостному высмеиванию размеров ушей, носа или других неизменных характеристик.

В других случаях это неприятные преступления, такие как преднамеренная порча его личного имущества чужими детьми.

И слишком часто для моего утешения это угроза насилия или фактическое насилие.

В большинстве таких случаев я даю своим детям все плохие советы, которые мне давали в эпоху диско.

«Палки и камни могут сломать мне кости, но слова никогда не повредят мне».

«Никогда не начинайте драку, всегда заканчивайте ее».

«Если вы чувствуете, что собираетесь проиграть бой, убедитесь, что ваш противник получит столько шрамов, что он больше никогда не захочет с вами сталкиваться».

И, самое известное, «уважай всех, но если они возьмутся за тебя, ты дашь им в горло.

К счастью, я женат, и моя жена предлагает нашим детям ответственные стратегии, которые они могут использовать, когда у них возникают проблемы в школе.

Тот факт, что нам нужно так пристально сосредоточиться на работе с нашими детьми, чтобы ориентироваться в школьной среде, где взрослые слишком мало контролируют, является знаком, на котором написано «выход».

Но становится еще хуже. Моя дочь младшего школьного возраста сообщает нам, что ее били кулаками, таскали за волосы и плевал на нее мальчик из ее класса.

Время игры окончено.

Здесь SIS трансформируется в SIT и SID.

Мы написали по электронной почте учительнице нашей дочери, и она ответила довольно длинным ответом, в котором подробно описала все замечательные вещи, которые она делает для обеспечения безопасности наших детей.

Замечательные вещи, которые по-прежнему позволяют бить кулаками, дергать за волосы и непроизвольно обмениваться жидкостями.

Неудовлетворенные таким ответом, мы обострили проблему к директору, что привело к встрече со специалистом по поведению в школе, который мог предложить только словесный салат из воспитательной речи, ни один из которых не признал недопустимость насилия со стороны сверстников в классе нашей дочери.

В этот момент я нахожусь в моральном, политическом и духовном конфликте.

Все отягчающие заявления, по словам правых, становятся в центре внимания именно в такой момент.

«В то время как вы сосредоточены на меньшинстве непослушных учащихся, как насчет прав непослушных учащихся, которые заслуживают образования»?

Это имеет смысл. А как насчет учеников в классе моих дочерей, которым постоянно мешают одни и те же несколько учеников, некоторым из которых требуется несколько взрослых, чтобы вытащить их из класса?

Стандартные прогрессивные ответы здесь не работают.

Нет, учителя не будут предлагать уроки настолько увлекательные, что это увлечет ученика, который бросает ножницы, переворачивает парту, постоянно перебивает и угрожает своим одноклассникам.

Нет, тот факт, что отстранение или исключение не сработает для метателя ножниц, опрокидывания парты, прерывания и угрозы, не перевешивает чувство безопасности и порядка у 25 других учеников в этом классе.

И, нет, многие дети, склонные к плохому поведению, чудесным образом не переворачиваются от непрекращающихся подсказок об их хорошем или плохом выборе.

Тем не менее, я разрываюсь, потому что знаю, что ученики с проблемами с саморегуляцией не являются «плохими» или одноразовыми. Они не запоздалая мысль. Они имеют непревзойденную ценность. Мы знаем, что в жизни детей происходит многое, чего взрослые не видят. Когда они плохо себя ведут, мы видим только внешние проявления, отыгрывание, поведенческие призывы о помощи от маленьких людей, пытающихся понять плохие обстоятельства.

Итак, когда мои консервативные двоюродные братья доходят до того, что говорят, что дисциплина учащихся является причиной неуправляемых школ (или того хуже), я думаю, что они забывают о ряде школьных административных факторов, которые делают некоторые условия более безопасными, чем другие, даже если у них сходное население.

И я думаю, что они подозрительно невежественны о том, как раса и класс определяют наказания и решения для слишком многих учеников.

Либералам тоже нужна обратная связь. Им будет трудно продать свой портфель рецензируемых исследований об ужасах высоких поведенческих ожиданий в школах, если это означает, что такие родители, как я, должны подвергать наших дочерей и сыновей неоднократным нарушениям их личного пространства и права на безопасность и собственность.

Истина, как мне видится, где-то посередине.Программы восстановительного правосудия могут изменить дисциплинарные результаты, но только в том случае, если они хорошо реализованы и корректируются до тех пор, пока не приведут к желаемому результату. Тем не менее, время и опыт доказали мне, что все, что требует компетентности в реализации, обречено в большинстве школьных округов. Мое дитя не может дождаться, когда вы обучите, оцените и проконтролируете своих сотрудников в достаточной степени, чтобы узнать, помогают ли ваши разговорные кружки и комнаты правосудия учащимся вести себя как люди.

Это не я говорю.Конечно, нет. Я просто думаю про себя, что думают люди, медленно покидающие государственные школы. В процессе они исповедуют ценности, которые должны исповедовать и мы все, но это не мешает им спокойно действовать в соответствии с противоречивыми вещами, о которых они думают.

«Мой ребенок не в безопасности» — это гигантская вещь, которая мотивирует думать.

И, к сведению, пристыдить нас в данном случае не получится, потому что — говоря от имени меня и моих — в мире недостаточно стыда, чтобы я мог пожертвовать безопасностью и потенциалом своих детей.

Но это только я.

Первоначально это было опубликовано Гражданином Стюартом на странице его блога.

Работа с детьми, наносящими ущерб имуществу

Пробивание отверстий в стене. Ломать и бросать вещи. Разбить лобовое стекло вашего автомобиля. Большинство из нас никогда не ожидают столкнуться с таким поведением от наших детей, но это слишком часто случается с непослушными детьми и подростками.

Мы видим много детей, которые намеренно уничтожают семейное имущество из гнева или из злобных, мстительных побуждений.И когда это происходит, родители, естественно, испытывают различные обидные и негативные эмоции.

Это похоже на удар в живот. Сначала приходит шок. Как мой ребенок может делать это со мной? Далее следуют гнев, обида и чувство вины. Что я сделала не так, что мой ребенок стал таким?

Почему дети портят имущество? И что нам с этим делать?

Почему некоторые дети прибегают к деструктивному поведению

Дело в том, что большинство детей уничтожают собственность, чтобы выжить. Они не могут справиться со своими разочарованиями и крайними чувствами, а уничтожение имущества — это своего рода освобождение. Это заставляет их чувствовать себя лучше, хотя бы на время.

Но это ужасный способ справиться. Это приведет к ужасным последствиям в будущем, когда ваш ребенок станет взрослым. И к этому нужно отнестись очень серьезно.

Во-первых, что привело их в это экстремальное место?

Деструктивное поведение и низкая толерантность к фрустрации

Дети обычно известны своей низкой терпимостью к фрустрации.Они хотят, чтобы все шло своим чередом. Когда происходит что-то неожиданное, разочаровывающее или требующее использования навыков преодоления трудностей, многим детям трудно эффективно справляться с такими ситуациями. Некоторые дети старшего возраста и подростки все еще впадают в истерику намного старше того возраста, которого мы могли бы ожидать. Почему?

Чаще всего они еще не умеют справляться со стрессом, который испытывают. Физическое высвобождение этой энергии помогает им на время ослабить страдания, даже если это неприятно для всех вокруг.Это особенно верно для детей с сопутствующими заболеваниями, такими как СДВГ, оппозиционно-вызывающее расстройство (ODD), синдром Аспергера или расстройство настроения.

Отец 10-летнего ребенка с диагнозом СДВГ однажды поделился со мной:

«Моему ребенку очень тяжело, когда планы меняются. Если бы мы собирались в кино и нам пришлось бы отменить его из-за плохих дорожных условий, она бы начала разбрасывать свои вещи по комнате. Она знает, что это не изменит ситуацию, но она просто так злится, когда разочаровывается, что взрывается.

Деструктивное поведение как запугивание

Иногда деструктивное поведение служит другой цели: запугиванию. Ребенок может понять, что, ломая вещи, пробивая дыры в стене и проявляя насилие, он может напугать родителей и заставить их делать то, что они хотят.

Один подросток рассказал о терапии: «Я знаю, как избавиться от заземления. Я просто начинаю разбрасывать вещи по гостиной, а мама говорит мне, чтобы я убирался из дома».

Запугивание родителей и членов семьи также может дать ребенку, который чувствует себя бессильным, чувство контроля.Важно отметить, что подростки и дети старшего возраста, которые уничтожают имущество в рамках общей модели нарушения прав других (кража, разрушение, насилие, нарушение закона), перешли от оппозиционно-вызывающего расстройства к тому, что психологи называют расстройством поведения . . (Пожалуйста, смотрите ссылки в конце этой статьи для получения дополнительной информации о ОВР и расстройствах поведения.)

Родители — это выход ребенка или подростка для вентиляции

У вас когда-нибудь был плохой день, и вы возвращались домой и затевали спор с «безопасным человеком»? Под безопасным мы подразумеваем кого-то, кто, как вы знаете, вряд ли отвергнет вас из-за вашего поведения, например, супруга.Подумайте об этом, мы часто говорим нашим «безопасным» близким вещи, за которые нас бы уволили, если бы мы сказали то же самое начальнику.

Наши дети чувствуют и делают то же самое. Когда ваш ребенок чувствует себя несчастным, он, вероятно, не поделится этим с соседом. Они выберут вас, потому что знают, что вы их любите и не отвергнете.

А с подростками все может быстро обостриться. Прежде чем вы это заметите, ваш ребенок начнет выражать свои чувства физически, а не только вербально.

Подлое деструктивное поведение

Часто самая неприятная ситуация возникает, когда ребенок ведет себя пассивно-агрессивно или скрытно. Они могут ломать вещи из мести за гнев, который испытывают по отношению к родителю.

Вы можете обнаружить, что что-то из вашего сломано, возможно, что-то особенно сентиментальное или ценное. И вы знаете, что это сделал ваш ребенок, но вы не можете этого доказать. Ваш ребенок будет отрицать свою ответственность до тех пор, пока в его теле не останется дыхания.Тем не менее, ваша интуиция подсказывает вам, что они расплачиваются за то, чем не хотят или не могут поделиться с вами.

Сопутствующее содержание: Пассивно-агрессивное поведение ребенка

Что я могу сделать с деструктивным поведением моего ребенка?

Рекомендуется подождать, пока ваш ребенок успокоится, прежде чем наказывать его за последствия.

Не говорите ребенку: «Ну, надеюсь, тебе понравилась ваза, которую ты только что разбил, потому что она стала твоим рождественским подарком!» Это, скорее всего, приведет к обострению ситуации и может привести к еще большим разрушениям.Вместо этого подождите, и когда все станет спокойнее, дайте им знать, как они возместят ущерб.

Ниже приведены некоторые идеи о последствиях и способах ведения разговора.

Убедитесь, что ваш ребенок знает правила

Скажите ребенку, что уничтожение имущества неприемлемо ни в вашем доме, ни в остальном мире. Будьте ясны в своих ожиданиях и о том, какие последствия будут, если ваш ребенок уничтожит вашу собственность. Четко объясните, что разочарование не является оправданием для уничтожения имущества.

Предложить альтернативное поведение

Поговорите с ребенком в спокойной обстановке о том, что он может сделать, вместо того, чтобы ломать вещи, когда он расстроен или расстроен. Если им нужно высвободить некоторую физическую энергию, какими неразрушающими действиями они могут заняться? Как они могут научиться более эффективным способам справляться со своими эмоциями?

Одна мама рассказала нам, что у ее 12-летней дочери есть батут, на который она прыгает, чтобы высвободить накопившуюся энергию. Другой родитель купил своему ребенку мячики для снятия стресса, чтобы сжимать их, когда он чувствует, что вот-вот потеряет контроль.Ребенок мог использовать их и в школе.

Вы также можете дать ребенку понять, что он может считать в уме, пока не исчезнет негативное чувство. Это поможет им осознать, что, в конце концов, чувство разочарования и гнева действительно начинает ослабевать само по себе, даже если они не предпринимают никаких действий. Ваш ребенок также может использовать ведение дневника, музыку, рисование, пластилин или любую другую неразрушающую деятельность, которая может его заинтересовать, чтобы высвободить чувства.

Определите, достаточно ли естественных последствий

Некоторые дети ломают свои вещи, когда расстроены или злы.Если ваш ребенок разозлится, бросит свой телефон и он сломается, естественным следствием будет то, что у него больше нет телефона. Не покупайте им новый. Мы называем это естественным следствием, и это одна из лучших возможностей для вашего ребенка понять, что его поведение имеет значение.

Связанный контент: Как дать детям эффективные последствия

Привлеките вашего ребенка к ответственности

Независимо от причины поведения вашего ребенка, он должен нести ответственность. Если ваш подросток проделает дыру в стене, ремонт которой стоит 100 долларов, как вы вернете эти деньги? Вы можете предложить им возможность «отработать» работу по дому.

Если ваш ребенок искренне раскаивается в своем поведении, он будет готов с этим справиться. Если нет, вам нужно использовать более творческие способы возмещения этих денег.

Сколько ты обычно тратишь на школьную одежду в торговом центре? 200 долларов? Что ж, если ваш ребенок не хочет отрабатывать свой долг, вы можете вместо этого дать ему 100 долларов на одежду. Они по-прежнему будут покупать одежду, но, возможно, в менее дорогом магазине. Ношение безымянных джинсов может сделать их неудобными достаточно, чтобы остановиться и подумать, прежде чем они снова что-то сломают в будущем.

Потратьте минутку и определите, как — даже в незначительной степени — вы тратите деньги на своего ребенка. Подумайте о вещах, которые не являются необходимостью. Помните, что есть разница между потребностями и желаниями. Вашему ребенку нужно , чтобы поесть. Но они хотят McDonald’s. Как их родитель, вы обязаны кормить их, но не обязаны платить за McDonald’s. Дома достаточно бутерброда с арахисовым маслом и желе.

Когда следует привлекать полицию

Скорее всего, вы отреагируете на деструктивное поведение вашего ребенка, основываясь на нескольких факторах: возрасте вашего ребенка, степени причиненного ущерба и частоте деструктивного поведения вашего ребенка.Вы даже можете написать заявление в полицию, если разрушение вашей собственности достаточно серьезное или достаточно частое.

Что делать, если ваш 12-летний ребенок разозлится и сломает в доме лампу? Вы можете решить, что достаточно, чтобы он принес свой обед в школу (вместо того, чтобы платить за горячие обеды), пока предмет, который он сломал, не будет оплачен.

Но что, если ваш 15-летний ребенок разобьёт лобовое стекло вашего автомобиля, причинив ущерб на тысячи долларов? Вы можете решить, что это требует полицейского отчета. И это может быть что-то, что требует такого отчета в целях страхования.

Решение о привлечении полиции можете принять только вы как родитель. Преимущество составления отчета заключается в том, что вы начинаете бумажный след, даже если вашему ребенку не предъявлено обвинение. Этот бумажный след необходим, если ваш ребенок все же окажется в судебной системе, и вам нужны письменные доказательства, чтобы подкрепить ваши требования и предоставить им услуги, которые могут им понадобиться.

Предположим, ваш ребенок находится в состоянии ярости, ломает вещи направо и налево, и кажется, что он становится опасным для себя или других. В этом случае в качестве меры предосторожности уместно вызвать полицию.

Если вы сомневаетесь, спросите себя: «Что бы я сделал, если бы это был соседский ребенок?» Если 11-летний сын вашей соседки причиняет небольшой ущерб вашему имуществу, и это первое правонарушение, вы можете попытаться что-то решить с его родителями. Но как насчет более серьезных проблем? В какой момент вы сочтете ущерб достаточно серьезным, чтобы написать заявление в полицию? И как, по-вашему, сосед отреагировал бы на вашего ребенка , если бы они продемонстрировали такой же уровень материального ущерба, находясь в в своем доме ?

Связанное содержание: Когда звонить в полицию по поводу вашего ребенка

Последствия — это возможность обучения

Попробуйте относиться к уничтожению имущества как к возможности для обучения.Ваша задача как родителя – подготовить ребенка к взрослой жизни. Для взрослых, если вы уничтожаете имущество, есть последствия. Иногда эти последствия являются финансовыми, а иногда и юридическими. Вы хотите отреагировать на деструктивное поведение вашего ребенка таким образом, чтобы не оставалось никаких сомнений в том, что он испытает, если будет вести себя подобным образом за пределами вашего дома.

Один из родителей поделился своим нежеланием давать последствия за деструктивное поведение своего ребенка:

«Она очень расстроилась, когда пробила дыру в стене.После этого она чувствовала себя ужасно».

Может быть и так, и это нормально, если ваш ребенок раскаивается в своих действиях, но он все равно должен нести ответственность. Во взрослой жизни, если та же самая юная леди предстанет перед судьей после того, как разбила задние фонари своего бывшего парня, и скажет: «Мне очень жаль, ваша честь. Я просто была так расстроена», — это не спасет ее от последствий.

Держи свои эмоции под контролем

Родители часто злятся и даже злятся, когда их ребенок портит их имущество.Это совершенно понятно. Уничтожение собственности — это личное насилие, и очень больно, когда ребенок относится к тому, ради чего мы так много работали, с таким небольшим уважением. Тем не менее, напоминайте себе, что речь идет о плохом самочувствии вашего ребенка, а не о вас лично. Это заставит вас реагировать более эффективно. И это заставит вас чувствовать себя лучше.

Одна мама сказала мне:

«Думаю, я так разозлилась, потому что смотрела, как мой сын пробивал дыру во входной двери.Я думал: «Мне придется за это заплатить». Но я обнаружил, что стал меньше злиться, когда решил, что буду считать его ответственным за все, что он намеренно разрушил. Меня осенило, что я могу заставить его платить за вещи, контролируя деньги, которые я обычно трачу на него. В результате я отреагировал более спокойно, потому что знал, что он будет привлечен к ответственности. И как только он узнал, что заплатит за ущерб, ему потребовалось всего несколько раз, чтобы решить поступить по-другому.

Помните, если вы не возлагаете на ребенка ответственность за его поведение, вы не делаете ему никаких одолжений, когда он готовится к реальному миру. Привлечение вашего ребенка к ответственности за ущерб, причиненный вашему имуществу, осуществляется из любви и уважения. Суть в том, что вы учите здоровым ограничениям и границам, когда вы требуете от них ответственности.

Будьте настойчивы и терпеливы

Примените эти предложения на практике сегодня, но будьте терпеливы. Вашему ребенку потребуется время и практика, чтобы улучшить свои навыки преодоления трудностей.Поэтому, насколько это возможно, спокойно и настойчиво привлекайте ребенка к ответственности. Эти вещи могут занять время, но усилия того стоят.

Связанный контент:
Когда дети проявляют насилие: «Нет оправдания жестокому обращению»

Сын женщины пережил синдром встряхнутого ребенка, «Он выжил не просто так» — Love What Matters

«Джон и я поженились в 2012 году, и вскоре после того, как мы поженились, мы начали пытаться завести ребенка. Все, что я когда-либо хотел, это ребенок, и Джон хотел его не меньше.Мне было всего 19, когда я вышла замуж. Три года мы пытались забеременеть, и мне никак не удавалось. Мы с мужем ночами плакали и молились о ребенке. У меня была запланирована встреча с моим акушером-гинекологом после того, как у меня были кисты на яичниках, чтобы обсудить получение лекарства от бесплодия, чтобы забеременеть. Буквально за несколько дней до этой встречи мы узнали, что я беременна. У меня была довольно здоровая беременность, если не считать сильной тошноты и ежедневного утреннего недомогания в течение всего дня, из-за чего я потеряла 40 фунтов, прежде чем мы принесли в мир то, что наша семья любит называть «горячим беспорядком».

Предоставлено Шелби

Она была идеальной 6-фунтовой девочкой по имени Джейдин Мэй. Мы оба были так счастливы наконец родить ребенка, и она была настоящим благословением. Однако со мной дела обстояли не так уж хорошо. У меня развилась послеродовая депрессия вскоре после рождения Джейдин. Когда Джейдин было 5 месяцев, нас ждал огромный сюрприз! Помню, у меня задержались месячные, больше чем на месяц. Мама сказала мне: «Ты беременна». Я сказала: «Не сходи с ума, я не беременна! Я только что родила». Однако мой разум был не в лучшем состоянии, и я знала, что не принимала противозачаточные таблетки, как должна была.Итак, после еще нескольких дней отрицания, я, наконец, сделала тест на беременность. Не буду врать, я плакала, когда увидела положительный знак. Все еще в отрицании. У меня были смешанные чувства: «Как мы собираемся завести еще одного ребенка, если у нас только что родился ребенок?» Я помню, как позвонил бабушке и спросил ее, не разочарована ли она во мне из-за того, что я снова беременна. Ее ответ был: «Конечно, нет. Ребенок — это всегда благословение». Это запало мне в душу. Все эти ночи, проведенные в слезах и молитвах о ребенке, были не напрасны. Я помню, как шел на работу, и одна женщина, в частности, сказала мне: «Бог считает тебя такой замечательной матерью, что он благословляет тебя дважды и дает тебе еще одного ребенка».Прошло несколько месяцев, и мы узнали, что на этот раз у нас будет мальчик. Мы выбрали имя Вятт.

Помнишь, я говорил, как у меня был послеродовой период с Джейдин? Ну, теперь я снова беременна, всего через несколько месяцев после рождения ребенка. Мои гормоны заставили мои эмоции полностью подняться в этот момент. Я работала домработницей в доме престарелых для ветеранов, где проработала около 3 лет. Когда я была примерно на 6 месяце беременности Вяттом, все стало плохо. Со мной начал работать парень по имени Дэниел.Я помню, как впервые заговорил с ним и подумал: «Что за придурок». Почти всем, с кем я работал, не нравился этот парень.

Где-то через месяц он оказался со мной в одном отряде. Он знал, что на самом деле я не забочусь о нем, и однажды он сказал мне: «Если мы собираемся работать вместе, ты можешь начать говорить со мной, и мы постараемся, чтобы рабочий день прошел быстрее». знал это, я рассказывал этому парню всю свою историю жизни, и с каждым днем ​​мы, казалось, становились все ближе. Я обучал его большинству вещей, так как он был новеньким, и я помню, как некоторые девочки дразнили его за то, что он всегда следовал за мной, как потерянный щенок.Шли дни, и мы становились ближе, даже слишком. Он даже приносил мне подарки для моей дочери и оставлял конфеты в моем почтовом ящике на работе, говоря, что это для меня и Вятта. В то время я не могу сказать, что мой разум был в правильном состоянии, и я был очень уязвим.

Через несколько месяцев Дэниел убедил меня, что я несчастлива, и убедил меня, что, возможно, мне следует уйти от мужа. В то время мы с мужем много ссорились, и мои эмоции и гормоны были повсюду.В декабре 2015 года я ушла от мужа. Что ж, это было именно то, чего хотел Даниэль. Может быть, неделю спустя, когда мы убирались в комнате, он схватил меня и поцеловал. Все развивалось быстро, мой муж съехал, и теперь я была на восьмом месяце беременности Вяттом.

Через несколько недель мы с Дэниелом начали встречаться.

Дэниел был там в день рождения Вятта. Он вошел и поцеловал меня прямо перед тем, как я родила Вятта, и ждал снаружи в приемной с моим мужем. Вы можете себе представить эту неловкость и то, как, должно быть, был зол мой муж.Я, однако, был совершенно без ума от этого парня и думал, что хочу быть с ним. Я разрушил свою семью, и я всегда буду жалеть об этом всю оставшуюся жизнь.

Через несколько месяцев мой муж начал встречаться с другими женщинами, и в мае 2016 года мы с Даниэлем стали жить вместе. В июле 2016 года меня впервые в жизни ударил по лицу мужчина, который утверждал, «люби меня так сильно». Это был один из самых страшных моментов в моей жизни, а затем он сказал: «Сейчас я позвоню маме, чтобы она пришла и закончила работу.Мать Даниэля сошла с ума, и я подумала: «Они меня убьют». Наконец я встала, и Дэниел схватил меня сзади за рубашку и держал за лямку лифчика, когда она лопнула, что позволило мне вырваться. Я выбежала за дверь и всю дорогу кричала соседям, к счастью, они спасли мне жизнь. Соседи вызвали полицию. Через несколько минут мать Даниэля появилась по соседству и вбежала в дом. Появились копы, подошли и поговорили со мной и с соседями. Затем они подошли и поговорили с Даниэлем.Они вернулись и были немного грубы со мной, спрашивая, ударила ли я Даниэля по лицу. Я сказал: «Нет, не видел». Они сказали, что у него на лице была царапина, которая выглядела так, как будто она могла быть от кольца, которое у меня было на пальце. Я объяснил, что это могло произойти только в том случае, если бы я поцарапал его лицо, пытаясь убежать, когда он несколько раз ударил меня по лицу. Я никогда не участвовал в каких-либо бытовых спорах. Полиция объяснила, что если я выдвину обвинения, он тоже выдвинет обвинения.

В этот момент я боюсь его и его матери.Я вернулся домой, а он появился через несколько часов, очень извинялся и снова и снова говорил мне, как сильно он меня любит. Глупый я, я повелся на его извинения, к тому же я был в ужасе. Он заставил меня дистанцироваться от всей моей семьи. Он заставил меня бросить работу и многое другое. Он начал контролировать меня, но больше никогда не проявлял ко мне физического насилия.

Перенесемся в конец августа, мой сын Вятт заболел. Он был очень худым, и его вырыгивало почти каждую бутылку, которую он ел.Я водил его к врачу несколько раз, и в конце концов нас отправили в детскую больницу, которая находилась примерно в 2 часах езды. Мы пошли, и врачи провели множество анализов и так и не смогли найти ничего плохого в Вятте. Они поставили ему диагноз «отставание в развитии» и посадили его на специальную формулу. Мы вернулись домой после того, как пролежали в больнице больше недели, и Вятт был измучен и спал. Я спросил Дэниела, не против ли я взять с собой дочь, и мы побежали в магазин за продуктами, а он остался с Вяттом.Он спал в гостиной, и я не ожидала, что он проснется, пока не вернусь домой. Я никогда не оставляла своих детей наедине с Дэниелом.

Я добираюсь до магазина, и мне звонит он, чтобы поскорее вернуться домой, потому что он высадил Вятта с лестницы. Я оставляю тележку посреди прохода и бегу, чтобы посадить дочь в машину и как можно быстрее вернуться домой. Когда я возвращаюсь домой, Вятт был в порядке. У него была небольшая царапина на чеке, и все. С ним все было в порядке, и Дэниел объяснил, что думал, что Вятту будет удобнее наверху в своей кроватке, и когда он вел его наверх, он уронил соску и наклонился, чтобы взять ее, а затем бросил Вятта вниз по лестнице.Я позвонил и спросил бабушку Дэниела, которая была медсестрой, не думает ли она, что мне следует отвести его к врачу и все ли с ним в порядке. Она сказала мне, что я не должен везти его в отделение неотложной помощи, потому что они могут подумать, что мы жестоко обращались с ним. Я подумал, что это было немного странно, но поскольку она была медсестрой и сказала, что он, вероятно, в порядке, и он вел себя нормально, я не взял его. Прошло несколько недель, и Вятту действительно стало лучше. Он хорошо переносил новую формулу и даже немного прибавил в весе.

20 сентября 2016 года — день, который я никогда не забуду.

Это было вполне нормально, Вятт и Джейдин остались на день с сестрой Дэниела, которая присматривала за ними в те дни, когда их не было у моего бывшего Джона или моей мамы. Я доверяла его сестре и действительно думала, что она и ее муж хорошо ладят с моими детьми.

Предоставлено Шелби

Мы пошли на работу, мы недавно вместе получили новую работу. Представьте себе, мы буквально были вместе весь день каждый день. В тот день мы поехали забрать Джейдина и Вятта, и там была мама Дэниела с его сестрой. По дороге домой перед нами остановился пожилой джентльмен, что привело Даниэля в ярость. Он развернулся и пошел обратно к заправке и пошел на старика. Мужчина выглядел растерянным, насколько это возможно. Я даже не уверен, что это был тот самый парень. После этого мы пошли в магазин, я купила подгузники, а потом мы пошли домой. В тот день у меня болела голова, и я весь потел после работы. Я сказал Дэниелу, что собираюсь принять душ, а потом приготовлю ужин. Я подумал, что Вятт был немного суетлив из-за того, что у него режутся зубки.Он был в своих ходунках, которые были его любимой вещью, и моя дочь тоже играла в гостиной. Я спросил его, хочет ли он, чтобы я затащил Уайатта с собой в ванную, так как он был немного суетливым, и он сказал мне: «Нет, все в порядке», и он может наблюдать за ними, пока я быстро принимаю душ.

Я не был в душе больше 3-4 минут, когда Дэниел входит и открывает дверь со словами: «Что-то не так с Вяттом». Я такой: «Что? Он был просто в порядке». Я открываю занавеску в душе и вижу, как Дэниел держит Вятта, и я подумал, что у него сломана шея. Я тут же останавливаю душ и выпрыгиваю из себя. Я надеваю рубашку и шорты, даже не застегнутые и не застегнутые, и говорю: «Сейчас нам нужно в отделение неотложной помощи». Я не стала вызывать скорую, потому что в нашем городе это занимает вечность. Даниэль говорит мне идти вперед и взять его, и он останется с моей дочерью. Я сказал нет! Тебе придется вести машину, а мне придется держать Вятта». В конце концов он соглашается, сажает мою дочь в автокресло и едет в отделение неотложной помощи. В конце концов он проходит мимо скорой помощи, ругается и кричит на меня, говоря, что мне нужно успокоиться.Вятт был очень бледен, его глаза закатывались на затылок, его дыхание было очень поверхностным, а шея виляла.

Он высаживает меня у скорой, и я вбегаю внутрь со словами: «Помогите, помогите!» Там стояла медсестра, как ангел, и она тут же берет его и бежит. Они не позволили мне вернуться, и я был так напуган, не зная, жив ли он или что. Я оставил свой телефон дома и даже не был в обуви. Заходит Дэниел с дочерью, и я прошу его позвонить моей маме.Он не хотел, чтобы у нас с мамой были отношения, но позвонил ей. Моя мама говорит, что он позвонил и сказал: «Тебе нужно срочно ехать в отделение неотложной помощи». Вятт упал и получил травму». Наконец социальный работник отводит меня обратно в небольшой конференц-зал. Социальный работник задает мне несколько вопросов о том, что произошло, и я рассказываю ей все, что могу вспомнить, и все, что я знаю, это то, что я был в душе, и Дэниел утверждал, что уронил его. Однако мои материнские инстинкты чувствовали, что это неправильно. Она спросила, хочу ли я, чтобы кто-нибудь вернулся.Я сказал: «Да, моя мама и дочь». Они вернулись и сели со мной. Я сказал маме позвонить Джону и еще нескольким членам семьи.

Через несколько минут пришла бабушка и тоже вернулась в комнату. Потом приходит врач и говорит нам, что мой сын в плохом состоянии и что у него были судороги, рвота и похоже, что у него возможно повреждение головного мозга, и его везут пожизненно в ближайшую детскую больницу.

Пока этот доктор занят этим, Дэниел врывается, требуя знать, что происходит, и называя Вятта своим сыном! Моя бабушка садится рядом с ним и кладет руку ему на колено только для того, чтобы сказать ему, чтобы он успокоился и что все в порядке.Именно тогда мать Даниэля кричит: «Не трогай моего сына!» Затем начинает набрасываться на мою бабушку и маму, угрожая им. Я закричала и сказала: «Немедленно уберите их отсюда!» Охрана и полиция стояли у дверей, удерживая его и его мать. Полиции пришлось их вытаскивать. Джон, наконец, добрался туда сразу после того, как все это произошло. Никогда в жизни я не был так счастлив видеть его. Это был самый травмирующий день в моей жизни, но также и день, когда я проснулась.

Они спасли Вятта, и моя мама отвезла нас с Джоном в больницу.Мы приехали туда, и первым делом нас встретил социальный работник. Она, конечно же, задала мне те же вопросы, которые мне уже задавали, и извинилась перед Джоном за то, что не смогла рассказать ему подробности по телефону. Он спрашивает ее: «О чем ты говоришь? Я сюда не звонила». Она говорит: «Ну, ему несколько раз звонил какой-то джентльмен, представившийся Джоном, отцом Вятта». Выяснилось, что это звонил Дэниел и притворялся Джоном. Следующие несколько часов были напряженными. Нас не пустили к Вятту и вызвали Чаплина.У нас была комната ожидания, полная нашей семьи, и наша дочь была с мамой Джона. Наконец, около 4 утра, нас отпустили к Вятту. Он был подключен ко всевозможным машинам, и было так тяжело видеть его таким.

Предоставлено Шелби

Он всегда был таким игривым и счастливым. На его лице всегда была улыбка. Прошло несколько дней, и благодаря нашим врачам и социальным службам мы, наконец, узнали о случившемся ужасном поступке. У Вятта была неслучайная черепно-мозговая травма, также называемая синдромом тряски ребенка.На тот момент Дэниел рассказал около 15 разных историй друзьям, коллегам, моей семье, и даже случайные люди в отделении неотложной помощи рассказывали разные версии того, как Вятт пострадал.

В этот момент врачи не надеялись на Вятта и не ожидали, что он выживет. Если бы он это сделал, он был бы овощем, живущим на машинах. Это очень огорчило всю мою семью. Мои бедные бабушка и дедушка только что потеряли своего единственного второго внука из-за СВДС за несколько недель до этого! Вы, наверное, думаете: «Как так много всего может случиться с одной семьей?» Ну, мы еще даже не прошли половину истории.

Вятт начал дышать самостоятельно и бил машину, к которой его подключили. В конце концов, они удалили вентиляцию, и врачи, конечно, не ожидали, что он будет нормально дышать самостоятельно! Они сказали, что он никогда не будет плакать, смеяться или что-либо делать, он не почувствует боли, единственная работающая часть его мозга — это часть, которая говорит ему дышать.

Предоставлено Шелби

Примерно через неделю мне пришлось вернуться домой, чтобы пойти в суд. Мы с мамой вернулись домой, а бабушка и Джон остались в больнице.Сначала нам пришлось поговорить с детективом. Он уже побеседовал с Дэниелом, социальным работником, который занимался нашим делом. Дэниел сказал им, что я трясла Вятта по пути в отделение неотложной помощи, чтобы попытаться разбудить его. Социальный работник сказал, что он утверждал, что очень любит меня и детей. Она спросила, думает ли он, что я намеренно трясла Вятта, и он сказал: «Нет, я не думаю, что она хотела причинить Вятту боль», но все же утверждал, что у него синдром детского трясения из-за того, что я пыталась его разбудить. Я сказал им, что никогда не тряс Уайатта, я никак не мог этого сделать, потому что его шея была такой гибкой, что я думал, что она сломана.Я похлопал его по спине, прижимая к груди, говоря ему, что все будет хорошо, и думая про себя: «Пожалуйста, не умирай».

В конце концов детектив и социальный работник рассказали мне, что Дэниел так сильно тряс Вятта, что его голова оказалась между лопатками. Это было одной из самых тяжелых вещей, чтобы услышать о вашем ребенке. Как он мог это сделать? И он сделал это так быстро, пока я была в душе? Как он мог так расстроиться всего за несколько минут? Все, о чем я мог думать, это милое невинное лицо Вятта. Я подал заявление о запрете контактов с Дэниелом. Мы обратились в суд, и в тот же день он был удовлетворен. По окончании суда Даниэль был арестован. К сожалению, судья установил залог только в размере 2000 долларов, и Дэниел был освобожден в течение дня. Через несколько дней нам в больницу позвонил прокурор округа, который получил сотни звонков от нашего сообщества, требуя, чтобы Дэниела вернули за решетку и повысили его залог. Через несколько дней мы вернулись в суд, и мне показалось, что меня судят. В конце концов, судья увеличил залог, но только до 10 000 долларов, тогда как мы просили как минимум 20 000 долларов.Он снова попал в тюрьму, и на этот раз отсидел всего 12 дней, прежде чем его семья нашла деньги, чтобы снова его освободить.

Мы наконец-то вернулись домой с Вяттом после 30-дневного пребывания в больнице.

Предоставлено Shelby

Вятт уже делал больше, чем думали врачи. Он плакал, двигал ногами и чувствовал боль.

Мой муж Джон и я снова сошлись. Каким-то образом эта трагедия сблизила нас, и мы сблизились так, как никогда раньше.

Courtesy of ShelbyCourtesy of Shelby

В течение 18 месяцев мы продолжали сражаться в суде. Наконец, в январе 2018 года, когда мы как раз собирались предстать перед судом, он захотел заключить сделку со следствием. Мы все, наконец, согласились на 8 лет. К сожалению, он может выйти на досрочное освобождение, так как он получает условно-досрочное освобождение каждые 18 месяцев. Мы будем ходить на каждое заседание совета по условно-досрочному освобождению и каждый раз будем писать письма. Я молюсь и надеюсь, что он прослужит полные 8 лет и чему-нибудь из этого научится. Он по-прежнему утверждает, что невиновен даже после признания вины.

Сейчас Вятту 2 года, и он посещает несколько сеансов терапии в неделю. Физиотерапия, трудотерапия, терапия зрения, кормление и логопедия. У него есть зонд для кормления, он прошел через фазу, когда у него были такие сильные припадки, что их было более 100 в день. Наконец-то мы взяли их под контроль, и в настоящее время он принимает два разных противосудорожных препарата. Он в инвалидной коляске. Единственные слова, которые он говорит, это «Па» и «Ма». Однако он улыбается и смеется. Он любит слушать, как люди кашляют, и считает это забавным.Он любит обниматься и разговаривать с ним. Он очень запаздывает и так будет всегда. Мы не знаем, что будет в будущем и какие чудеса совершит Бог, но я верю, что у Уятта есть цель, и что он выжил не просто так.

Предоставлено Шелби

Дэниел провел в тюрьме 5 месяцев, и жизнь начала налаживаться. У нас также есть новый ребенок, которого сейчас зовут Эйвери. Моя дочь Джейдин, которой 3 года, самая большая поклонница Вятта и всегда помогает заботиться о нем. Она называет его своим супергероем.

Предоставлено Шелби

Она всегда была здорова и никогда не болела до последних нескольких месяцев. В июне Джейдин проснулась от рвоты и жалоб на боль в ногах и лихорадку. Я отвез ее в травмпункт. Они не могли найти с ней ничего плохого, но и не проводили много анализов. Анализ крови вообще не брали. Они отправили нас домой, сказав, что это, скорее всего, болезни роста, и что с ней все в порядке.

Прошло несколько недель, и Джейдин снова проснулась с рвотой и лихорадкой, жалуясь, что у нее болят ноги.Я подумал, что, возможно, это боли роста, поэтому дал ей тайленол, и в итоге она почувствовала себя лучше. Две недели спустя мы отвезли Вятта к окулисту. Джейдин и Эйвери пошли с нами, и все утро Джейдин вел себя уставшим. Мы вернулись домой, а у нее была температура и рвота. Я снова дал ей Тайленол. Она едва могла ходить. Я позвонила маме и мужу и сказала им, что собираюсь отвести Джейдин к врачу. На этот раз я повезла ее не в отделение скорой помощи, а в скорую помощь. Я теперь так благодарен, что сделал.

Врач решила сделать рентген, но она ничего на них не нашла, поэтому отправила нас в другую клинику сдавать кровь.Примерно через час мне позвонили и сказали, что количество лейкоцитов у Джейдин зашкаливает, что она страдает анемией и ей нужно попасть в ту же больницу, где лежал мой сын. Мы с мамой взяли ее, а Джон остался с детьми. Я начал гуглить ее симптомы вместе с результатами анализов крови. Мы получили сокрушительные новости, что они были на 99 процентов уверены, что у Джейдина лейкемия. Я был потрясен. Может ли это быть реальным? Я надеялся, что они скажут, что у нее просто инфекция или что-то вирусное… Не рак!

На следующий день сделали анализ костного мозга, и в тот же вечер было подтверждено, что у моей дочери острый лимфобластный лейкоз типа В.На следующий день у нее была операция по установке порта. Это был вихрь, и все шло быстро. Прежде чем я это понял, она получила свою первую дозу химиотерапии. Джейдин каким-то образом заразилась стафилококком, и ее порт заразился. Ей сделали операцию и поставили новый порт. Наконец-то через две недели мы поехали домой.

Martina Fox/Fox Photography

На прошлой неделе мы пошли к врачу и узнали, что у Джейдин ремиссия после месяца лечения. На данный момент рак полностью исчез.Тем не менее, нам еще предстоит пройти долгий путь в отношении химиотерапии и процедур. Мы будем совершать двухчасовые поездки каждую неделю в течение следующих 3 лет.

Джейдин энергична и говорит, что «рак — отстой», и что она надирает раку задницу. Она потеряла большую часть своих волос, но с этим все в порядке, и она говорит, что ее волосы снова отрастут. Она действительно одна из самых сильных детей, кроме ее брата, которых я когда-либо видел.

Martina Fox/Fox PhotographyMartina Fox/Fox Photography

Многие люди говорят нам, что у Бога должен быть большой план для нашей семьи, и что он дает свои самые тяжелые сражения только своим самым сильным солдатам.Наша семья задалась вопросом: как все это могло случиться с нашей семьей? Нашим детям? Это несправедливо и не имеет смысла. Но у нас нет другого выбора, кроме как быть сильными и пройти через все это вместе. Все только сделало нас с Джоном ближе к Богу. Мы так сильно выросли в своей вере и доверяем Богу исцелить обоих наших младенцев».

Martina Fox/Fox Photography

Эта история была представлена ​​Шелби из Кентукки в журнал Love What Matters. Отправьте свою историю здесь и подпишитесь на наши лучшие истории в нашей бесплатной рассылке здесь.

Читайте больше таких историй:

‘Он так нервничал. Из темноты коридора выходит маленький кудрявый мальчик, уставший от всех этих людей». Пара усыновила близнецов, выживших после синдрома встряхивания ребенка, потеряла сына всего за 2 года до своего «вечного дома»

‘Вы бы согласились усыновить двухмесячного мальчика? На него жестоко напал его отец». Пара военных усыновила «воина», пережившего синдром тряски ребенка

‘Мама, я ‘сейчас’ выпила!’ Сына покусали, задушили и морили голодом.У него было 15 сломанных костей». Пара усыновила пережившего синдром тряски младенца, «он всегда был нашим, теперь у нас есть документы, подтверждающие это»

«С кем, черт возьми, Вятта оставили наедине?!» Мне сказали, что его травмы соответствуют синдрому встряхивания ребенка. Я не мог поверить в то, что слышал». Женщина понимает, что ее сын стал жертвой жестокого обращения с детьми

Знаете ли вы кого-нибудь, кому эта история может быть полезна? Пожалуйста, ПОДЕЛИТЕСЬ на Facebook, чтобы сообщить им, что сообщество поддержки доступно.

Она ударила меня по лицу, попала мне в глаз и нос…

Марк,

Просматривая информацию в Интернете, я не наткнулся на что-либо, говорящее о том, что ваш ребенок проявляет насилие по отношению к вам на том уровне, который я только что испытал. Есть ли в программе раздел, посвященный этому вопросу?

Воскресенье, моя дочь вышла из-под контроля, разозлилась, потому что я начала стирать ее одежду, которая была по всей ее комнате, мокрая и вонючая, и больше не могла выносить запах, исходящий из ее комнаты.В то утро мой муж сказал ей убраться в своей комнате, и когда я увидел ее, она лежала в своей постели и ничего не делала. Так что я начал стирать ее белье. Она очень разозлилась и начала оскорблять меня, поэтому я ничего не ответил и не сказал ей. Я загрузил белье в машину, и когда я вернулся в ее комнату, она стояла в дверях, кричала на меня и отказывалась двигаться. Когда я попытался пройти мимо нее, она толкнула меня, и моя рука в нескольких местах поцарапалась о какую-то фурнитуру на дверной панели.

Я позвала своего мужа, потому что не хотела ссориться с ней еще раз, и когда он пришел, она шевельнулась. Она начала хлопать предметами в своей комнате, побежала в ванную, хлопнула и заперла дверь. Мы забеспокоились, что она делает в ванной, потому что еще в сентябре она пыталась покончить с собой, и мы ее чуть не потеряли. Поэтому я открыл дверь в ванную, и она попыталась меня не впустить. Я спросил ее, что она делает в ванной, и она просто продолжала кричать.

Она начала бить меня дверью, когда я стоял между дверной панелью и дверью, чтобы она не закрыла ее.Она распахнула дверь в стеклянную дверь душа и приоткрыла дверь, к счастью, не разбив стекло. Я повалил ее на пол, чтобы она не навредила себе, мне или разрушила что-нибудь еще. Я спросил ее, закончила ли она и что, когда она успокоится, я смогу ее отпустить. Когда я позволил ей встать, она ударила меня кулаком по лицу, попав в глаз и нос. Она подскочила ко мне сзади и вонзила пальцы мне в глаза, к счастью, мой муж вышел из-за угла и схватил ее.

Это была нелепая ситуация.Затем она ушла от моего мужа и позвонила в полицию, заявив, что я ее избиваю. Мы позволим полиции прийти, как нам много раз приказывали делать раньше, когда она проявляла агрессию. Единственная разница на этот раз заключалась в том, что звонила им она. Только она не осознавала, что в милицию были записаны длинные протоколы ее действий за последний год. Из 3-х прибывших офицеров двое уже бывали у нас дома и были полностью осведомлены об истории нашей дочери.

Полиция предложила отвезти ее в больницу для психологической экспертизы, но когда я сказал им, что потерял работу и у меня нет страховки.Они вывели Алекс из ее комнаты и попытались поговорить с нами обоими. Конечно, история Алекса сильно отличалась от того, что мы с мужем описали им, и они перешли от разговора с нами обоими к просто Алексу. Я спросил полицейского перед ней, если бы один из его детей встал ему в лицо, крича и крича, а затем ударил бы его, какова была бы его реакция, он заявил, что будет телесное наказание, и тогда этого ребенка больше не будет. живущий в его доме.

Она заявила, что, может быть, если я перестану пытаться все контролировать и оставлю ее и ее комнату в покое, все будет не так плохо.Если я позволю ей тусоваться со своими друзьями, даже если они накурятся, это не значит, что она делает это все время, и в чем тут большое дело. Она упомянула, что мне нужна работа и жизнь, и что я отказался от работы, потому что сказал ей, что не могу быть так далеко. Я не мог поверить, что она говорила трем полицейским, что нарушает закон, употребляя наркотики и рассказывая о нашем финансовом положении. Офицеры и мой муж остановили ее и спросили, какое отношение к этому имеет мой статус занятости, и что она не взрослая и не может полностью понять причины любого выбора моего мужа, который я делаю.Я просто сидел в шоке и неверии.

Эта ужасная сцена закончилась тем, что полицейские и мой муж сказали нашей дочери, что если она положит на меня еще одну руку, то она будет арестована, и DCFS заберет ее, потому что она не будет оставаться в этом доме, будет жестокой и крайне агрессивной. контроля над своей матерью, а также если она будет поймана с этими другими людьми, даже если она не употребляла в то время, что она будет арестована. Перед отъездом они пожелали нам удачи и что, если она не изменится и не получит помощь, закон вмешается и преподаст ей уроки, которые ей нужно усвоить.

Марк, все это так ошеломляет, даже когда ты пытаешься сохранять спокойствие. Все стало реактивным, а не проактивным. Я понимаю, что будет то, что будет, и что я не могу контролировать то, что она делает, хотя полиция постоянно твердит мне, что мы должны контролировать нашего ребенка (ирония судьбы), прежде чем они это сделают. Ни один родитель, по крайней мере из тех, кого я знаю, не растит своих детей так, чтобы они стали угрозой для общества. Хотя наши дети могут не стать врачами, юристами и т. д., это не означает, что мы не можем, по крайней мере, ожидать, что они не станут угрозой.Во что, как мы боимся, превращается наша дочь.

Я буду продолжать работать над программой, потому что я все время думаю об утверждении «вы не можете контролировать своего ребенка, но вы определенно хотите влиять на его решения». Меня определенно уволили с должности ее менеджера, но в ее возрасте я больше не должен быть менеджером, я должен быть тренером, к которому она может обратиться, и если я действительно буду следовать здесь маленьким шагам, то, может быть, это может случиться. . Единственное — это насилие. Как нам справиться (как мне справиться) с насилием и не позволить себе охладеть к ребенку, которого я родила и вырастила до сих пор.

Я отправил это вам в надежде, что вы можете дать совет в этой очень нестабильной ситуации.

С уважением,

Т.

««««««««««««

Привет Т.,

Re: При просмотре веб-информации я не встречал ничего, что говорило бы о том, что ваш ребенок проявляет насилие по отношению к вам на уровне, который я только что испытал. Есть ли в программе раздел, посвященный этому вопросу?

Это описано в главе «Управление гневом» электронной книги [онлайн-версия], но позвольте мне уточнить.Это на самом деле очень простая проблема для решения.

Во-первых, ваша дочь должна пройти всестороннее психиатрическое обследование, если она еще не прошла его. Некоторые лекарства для стабилизации настроения могут быть нужны (по крайней мере, временно).

Во-вторых, скажите ей заранее, что в следующий раз, когда она совершит «домашнее насилие» (а именно это и произошло), вы (а) позвоните в полицию и напишите заявление и (б) пойдете в ближайший отдел пробации для несовершеннолетних и предъявите обвинение в нанесении побоев. . Тогда она может ответить перед судьей.И, скорее всего, суд направит ее на лечение, за которое вам, возможно, придется платить, а может и не платить.

Сказав это, в идеале вы должны избегать этих кризисов до того, как они начнутся. Опять же, все это описано в разделе электронной книги «Управление гневом».

Re: Потом она ушла от моего мужа и позвонила в полицию, заявив, что я ее избиваю.

Но опять же, избежать ситуаций, в которых ребенок пытается навлечь на родителя неприятности с законом, намного проще, чем пытаться объяснить властям, что вы, родитель, являетесь жертвой.

Агрессивное поведение у детей и подростков может включать широкий спектр действий:

· попытки причинить вред другим
· жестокость по отношению к животным
· вспышки гнева
· драки
· поджог
· мысли об убийстве
· преднамеренное уничтожение имущества
· физическая агрессия
· угрозы
· применение оружия
· вандализм

Многочисленные исследования пришли к выводу, что сложное взаимодействие или сочетание факторов приводит к повышенному риску агрессивного поведения у детей и подростков.Эти факторы включают:

· Быть жертвой физического насилия и/или сексуального насилия
· Повреждение головного мозга в результате черепно-мозговой травмы
· Сочетание стрессовых семейных социально-экономических факторов (бедность, тяжелые лишения, распад семьи, одинокое воспитание, безработица, потеря поддержки) от расширенной семьи)
· Подверженность насилию в средствах массовой информации (ТВ, кино и т.д.)
· Подверженность насилию дома и/или в обществе
· Генетические (наследственность) факторы
· Наличие огнестрельного оружия в доме
· Предыдущая агрессивность или агрессивное поведение
· Употребление наркотиков и/или алкоголя

Детей, имеющих несколько факторов риска и демонстрирующих следующие виды поведения, следует тщательно обследовать:

· Легко расстраиваются
· Крайняя импульсивность
· Крайняя раздражительность
· Частая выходка из себя или взрывы
· Сильный гнев

Всякий раз, когда родители t или другой взрослый человек должен немедленно организовать всестороннее обследование квалифицированным специалистом в области психического здоровья. Раннее лечение у профессионала часто может помочь. Цели лечения обычно сосредоточены на том, чтобы помочь ребенку:

· нести ответственность за свои действия
· принять последствия
· выражать гнев и разочарование надлежащим образом
· научиться контролировать свой гнев

Кроме того, семейные конфликты , школьные проблемы и проблемы сообщества должны быть решены.

Научные исследования показали, что в большинстве случаев агрессивное поведение можно уменьшить или даже предотвратить, если значительно уменьшить или устранить вышеперечисленные факторы риска.

Отметка

Нажмите, чтобы получить дополнительную помощь ==> Мой неуправляемый ребенок

Выбивание: когда родители бьют

Основные моменты истории

  • Даже сдержанные родители набрасываются, но понимание причин может помочь вам убедиться это больше не повторится
  • Родители могут переутомляться, испытывать стресс и терять контроль, как и их дети
  • Риск ударить ребенка уменьшается, если вы решите искать альтернативный ответ на гнев

Вот признание: я ударил моих детей.

Я был зол, когда сделал это — даже неконтролируемо. Это пугало моих детей, и меня тоже. Это также наполнило меня стыдом.

Это может быть худшим из всех маленьких грязных секретов отцовства — хуже, чем когда мы покупали нашему сыну шоколадный батончик, чтобы он был счастлив в супермаркете, когда мы позволяли нашей дочери смотреть мультфильмы все утро чтобы мы могли поговорить по телефону. Как бы мы ни делились с друзьями своим раздражением из-за носков и игрушек, разбросанных по полу, или разочарованием из-за кучи белья, которое никогда не убирается, это одно из испытаний родительства, от которого многие из нас страдают в одиночестве.Я годами считала, что если я когда-нибудь расскажу подруге, как я иногда кричала на своих детей, не говоря уже о том, что я ударила своего сына, она подумает, что я плохая мать.

Parenting.com: 8 дисциплинарных ошибок, которые допускают большинство родителей

Не только наши дети становятся переутомленными, подверженными стрессу и временами неуправляемыми. Мы тоже. На самом деле мало что может вызвать эти чувства с большей вероятностью, чем круглосуточная работа по воспитанию маленьких детей. Но в то время как мы все признаем и принимаем, что время от времени наши дети будут вести себя неадекватно, немногие родители вообще позволяют себе хоть какое-то пространство для подобных слабостей.

Прошли годы с тех пор, как я ударил свою дочь или младшего сына. Я пообещала себе и своим детям, что больше никогда этого не повторю. Для меня ключевой частью обучения тому, как не поддаваться этому импульсу, было понимание того, как он развивается, и, что наиболее важно, обсуждение этого вопроса с другими родителями.

Удивительно, но почти все, с кем я разговаривал, хоть раз били своих детей. И почти для всех это было источником стыда. Родители, о которых я говорю, — это не те, кто обычно шлепает своих детей или которые не могут совершить поездку в супермаркет, не накричав на них, не дергая их за руки и не обзывая их.Я говорю о родителях, которые будут с ужасом и шоком смотреть на тех, кто жестоко обращается с их детьми, о родителях, которые, вероятно, даже сделали сознательный выбор не шлепать.

Меня очень утешило простое открытие, что я далеко не единственная такая мать, которая в гневе подняла руку на своего ребенка. Самое главное, было много поддержки в опыте родителей, которые столкнулись с проблемой удара ребенка и узнали, как этого избежать.

С самого младенчества мой сын Вилли был самым сложным из моих троих детей.Моя дочь Одри добровольно отправляла себя в свою комнату, когда она немного провинилась (даже будучи малышкой), и вам нужно было только сказать слово «нет» моему первому сыну Чарли и его нижней губе. начинал дрожать, он так стремился угодить нам. Но Вилли рано проявил себя как боец. Почти с момента своего рождения он, казалось, стремился определить границы, которые мы установили, и рискнуть выйти за них. Скажи ему держать еду на тарелке или во рту, и он бросит горсть на пол.Скажи ему держаться подальше от кукольного домика его сестры, и он рванет к нему прямиком.

Я попробовал спокойный, рациональный подход: два предупреждения с четко описанными последствиями и их выполнением в случае необходимости. Когда это никак не повлияло на его поведение, я решил изменить свою политику отказа от порки.

Опасность порки, как я узнал, может быть связана не столько с самим актом порки, сколько с духом, в котором это делается. В моем случае это сработало, когда я полностью контролировал себя и нанес не более пары быстрых сильных похлопываний по попе.Но если я был расстроен, вместо того, чтобы восстановить контроль и порядок, порка становилась еще одним неконтролируемым поведением. Он ударил своего брата; Я ударил его. Это действительно то сообщение, которое я хотел отправить? Я решил, что это не так.

Но, конечно, даже когда родитель делает сознательный выбор не шлепать своего ребенка, ситуации, которые могут привести к этому, не исчезают. Как и чувства, которые может испытывать родитель, побудивший его наброситься на своего ребенка.

Parenting.com: Секреты того, почему малыши закатывают истерики

«Я прочитала много книг о воспитании детей и твердо убеждена, что бить ребенка неправильно», — говорит Шелли Уимер*, мать троих детей, из Пасадены, Калифорния. .«Но стресс от того, что я тороплю детей в школу, а я на работу вовремя, или мой гнев из-за того, что дети не могут мирно играть вместе в течение трех минут, иногда превращали меня в монстра». Однажды она признается: «Я так разозлилась из-за того, что ехала в пробке, пока они втроем дрались на заднем сиденье, что сломала себе передний зуб, сжимая челюсти».

В то время как эта мать сдерживала свое разочарование достаточно сильно, чтобы повредить рот, многие женщины обнаруживают, что происходит обратное.«Раньше я все сдерживала в себе», — говорит Дженнифер Кэтрелл, мать пятерых детей в возрасте от 2 до 8 лет, работающая полный рабочий день, из Нашуа, штат Нью-Гэмпшир. «Но оно продолжало накапливаться, как вода против плотины. Один из детей начинал сдирать обои со стен, а потом и другие. Вдруг давление как будто достигло критической массы, и я просто взорвется. Тогда я отшлепаю одного из них».

Она всегда жалела об этом. «От ударов мне стало только хуже», — говорит она. «Я обняла их, а потом извинилась и провела дополнительное время с тем, на кого вышла из себя. »

Деннис Филдер из Батон-Руж, штат Луизиана, говорит, что единственный раз, когда он ударил своего сына, которому сейчас 7 лет, это произошло, когда он помещал свою стареющую мать в дом престарелых и продавал ее дом. «Тим сделал мне этот комментарий. о том, как ему не очень нравилось быть рядом со своей бабушкой, потому что она всегда жаловалась и рассказывала одни и те же истории снова и снова, — говорит он. — Я даже не подумал — я просто шлепнул его. Это пришло ко мне только после того, как Тим на самом деле сказал вслух все, что я чувствовал сам, вещи, за которые я чувствовал себя невероятно виноватым.»

Из всех родителей, с которыми я разговаривал об этом, никто не причинил своему ребенку реального физического вреда. Ущерб заключался в чувствах, которые сопровождали насилие, и в потенциальном ужасе маленького ребенка при виде своего родителя. и главный защитник поворачивается к нему

Мы все знаем, что наши дети время от времени будут демонстрировать неподобающее, разочаровывающее и даже сумасшедшее поведение (другими словами, они будут вести себя как дети). Родители должны спросить себя: что мне делать, когда это происходит? И какие ситуации, скорее всего, спровоцируют неадекватную реакцию с моей стороны?

вышла из-под контроля, и я была в необычном стрессе», — говорит Клара Рекниц, мать двоих детей, из Черри-Хилл, штат Нью-Джерси.«На самом деле, время от времени они будут выходить из-под контроля. И я часто буду в состоянии стресса. Так что же помешает мне вести себя так же в следующий раз?»

Parenting.com: Исследование показывает, что родители шлепают детей за то, что они дети.

Волшебного решения, конечно, не существует, но риск ударить ребенка значительно снижается, если вы приняли сознательное решение искать альтернативную реакцию на гнев. Когда мои собственные дети были маленькими, и я чувствовал, что опасно устаю (обычно в конце дня), я объявлял, что у меня тихое время.Для меня это означало сидеть на определенном стуле на нашей кухне с чашкой чая. Может быть, из-за того, что я экономно использовала время для тишины и сохраняла его до тех пор, пока в нем больше всего нуждалась, мои дети почти всегда уважали его.

Другая мать сидит в шкафу с беспроводным телефоном и звонит сестре. «У нас с ней есть код, который мы используем друг с другом», — говорит мать двоих дошкольников, работающая дома полный рабочий день, в Пенсаколе, Флорида. «Я набираю ее номер и говорю «красная тревога», и она включает передачу.Дело не в том, что она хочет сказать мне что-то новое или удивительное — это всегда «Приготовь чашку чая и включи тихую музыку». Но просто услышать звук ее голоса и поговорить о том, что я чувствую, обычно достаточно, чтобы меня успокоить». важный элемент в восстановлении контроля.Другие направляются в эпицентр бури, обнимая своего ребенка, а не отделяясь от него.Одна мать говорит, что гуляет с сыном и дочерью, когда чувствует, что может сойти с ума. Другой залезает в ванну с дочерью или спит с ней. Один отец двоих детей говорит, что, когда он чувствует, что рискует потерять контроль, он загружает всех в машину и направляется в детскую комнату городской библиотеки: «Думаю, то, что я ищу, когда я это делаю, спокойствие, которое приходит от совместного чтения книг. Но отчасти я хочу, чтобы меня окружали свидетели».

Parenting.com: 13 гениальных трюков с дисциплиной от учителей

Одна из самых полезных вещей, которые я сделал с моим сыном Вилли, заключалась в том, чтобы остановить все (что когда-то означало бросить переполненную тележку в супермаркете и выйти из магазина) и войти в нашу машина.Не водить машину — просто сидеть там, в тихой, знакомой, контролируемой обстановке, вдали от всего, что происходит, и нечего делать, кроме как сидеть, переводить дыхание и смотреть в окна. Иногда мы заканчивали тем, что разговаривали. В другое время я бы держал его. В другое время мы просто сидели там. Я бы закрыл глаза. Он может плакать. Но рано или поздно, может быть, от скуки и отсутствия раздражителей, он успокаивался. Затем мы вставали и возобновляли нашу жизнь.

На самом деле даже самые разумные стратегии не всегда работают.Я ударил свою дочь два или три раза, когда она говорила мне такие неуважительные вещи, что я чувствовал себя так, будто меня ударили ножом. Я дважды ударила своего младшего сына, оба раза в тот момент, когда, даже более болезненно, чем если бы он бросил мне вызов, он полностью меня проигнорировал.

Когда я ударил одного из своих детей, я понял, почему я никогда больше не хочу этого делать. Я хочу, чтобы они росли, веря, что могут доверять мне. Когда ребенок испытывает ощущение того, что его более крупный, сильный и могущественный родитель поднимает на него руку, он может не чувствовать себя с ней в полной безопасности.

Есть еще одна неприятная вещь, которая случается, когда вы бьете своего ребенка в гневе: вы значительно подрываете свою способность эффективно бороться с неподобающим поведением. Каждый раз, когда я бил одного из своих детей, мои действия были ответом на их действия, которые действительно заслуживали того, чтобы их оспорить. Но каждый раз я извинялся вместо того, чтобы добиться извинений, которых требовали их действия.

Что делать, если это произойдет? Что делает родитель, когда она ударила своего ребенка, и она знает, что не должна была этого делать, и ее тошнит от чувства вины, сожаления и стыда по этому поводу?

Поговорите об этом со своим ребенком.Это не испортит впечатление. Но когда его удар разрывает вас двоих на части, когда вы обнимаете его, говорите ему, что сожалеете, и позволяете ему сказать вам, что он чувствует, может снова свести вас вместе.

Моему сыну Вилли было 7 лет, когда я ударила его так сильно, что на его щеке остался красный след. Потом — после гневных слов, извинений, слез — мы лежим вдвоем на диване, просто обнявшись, долго ничего не говоря. Я знал, что хочу пообещать ему, что это никогда больше не повторится, и я хотел большего, чем слова, чтобы скрепить свое обещание.Итак, мы вышли на улицу и погуляли. Мы пошли по нашей улице к ручью, где росли полевые цветы, где мы несколько раз плавали на лодках, когда он был моложе. Мы по-прежнему не разговаривали. «Давайте всегда будем помнить это мгновение», — сказала я ему и застыла в голове: шум воды, солнце на деревьях, запах воздуха, воспоминание о слезах сына и о моих собственных. Потому что иногда, я думаю, лучшая страховка от повторения ошибки — это вспомнить, как она заставила вас чувствовать себя в первый раз.

Я помню. И я никогда больше не бил своего сына. Он тоже помнит, я знаю. И он верит моему слову. Он знает, что его мать иногда ошибается (что еще нового?), но он также знает, что я учусь на них: он видел, как я меняюсь. И он изменил свое поведение тоже.

Я знаю, что у него всегда может быть в голове картинка, как я шлепаю его. Но у него будет и другая фотография — фотография нас двоих, обещающих в будущем стать лучше.

* Все имена и идентификационная информация изменены.

Parenting.com: Могут ли ужасные двойки быть мифом?

Бить и кусать: что нужно знать родителям

Представьте себе: вы в магазине со своим малышом, загружаете пакетики с яблочным пюре и туалетную бумагу, когда ваш милый ангел вонзает в вас зубы без предупреждения (музыка Челюсти ). Вы шокированы, может быть, злы, затем запаниковал, что ваш ребенок направляется к жизни неприятностей.

Прежде чем записать их в учебный лагерь для малышей, сделайте вдох и поймите, что кусаться и бить детей – обычное дело.Ваш ребенок проверяет ограничения и стратегии привлечения внимания, что совершенно нормально.

Почему дети бьются или кусаются?

Ударить или укусить ничего не значит. Будучи взрослыми, мы хотим придать смысл всему поведению, но полезнее сосредоточиться на том, что дети пытаются сообщить своими действиями и какой цели они служат. У детей (и взрослых) основные функции любого поведения — получить то, что вы хотите, убежать или избежать чего-то, чего вы не хотите, привлечь внимание других или сделать что-то только потому, что вам это нравится.

Не верьте этим распространенным мифам о том, почему дети бьются или кусаются:

  • Поведение всегда целенаправленное.
  • Ребенок злой.
  • Ребенок вырастет, чтобы причинять боль другим.
  • Такое поведение происходит из-за того, что вы «плохой родитель» или у вас «плохой ребенок».
  • Дети с особенностями развития кусаются по другим причинам, чем другие дети.

Повторяйте за мной: малыши неразумны. Малыши не рациональны.Большая часть их поведения — это просто взаимодействие со своим миром и наблюдение за тем, что происходит. Постарайтесь запомнить это в следующий раз, когда он укусит, ударит или устроит истерику из-за хлебных корок.

В каком возрасте можно бить или кусать?

Для ребенка в возрасте 2 или 3 лет очень характерно начинать бить или кусать, чтобы выразить разочарование или получить то, что он хочет. Малыши лучше владеют моторикой, чем младенцы, но у них еще недостаточно языка, чтобы сообщить о том, что им нужно или чего они хотят.Разочарование является нормальным и ожидаемым. Это не значит, что его не следует решать. Если у вашего ребенка есть отклонения в развитии, такое поведение может начаться в более позднем возрасте в соответствии с возрастом его развития. Они также могут сохраняться после этих возрастов. Независимо от того, сколько лет ребенку, очень важно правильно реагировать на его стадию развития и функцию поведения.

Что вы должны ответить?  

Чего нельзя делать:

  • Бить или кусать в ответ.
  • Потеряй хладнокровие.
  • Встретьтесь с ними.
  • Шлепать.
  • Много читайте лекции или говорите.
  • Попробуйте научить их альтернативному поведению, пока они еще расстроены. Они не могут учиться в состоянии высокой эмоциональности.
  • Обратите внимание на это поведение. Детям все равно, положительное это внимание или отрицательное. Внимание подкрепляет поведение.
  • Дайте слишком серьезное и совершенно не связанное с этим последствие.

Эти вещи не помогут, а могут усугубить ситуацию.

Что делать вместо

Сейчас

  • Сделайте короткую и приятную словесную поправку, например, «не бить» или «использовать мягкие прикосновения».
  • Обеспечить немедленное последствие, как правило, удаление внимания или желаемого предмета на короткий период времени. Уйдите ненадолго, если это необходимо.
  • Продемонстрируйте свою собственную способность переносить разочарование, сохраняя спокойствие. Отправляйтесь в свое ментальное «счастливое место», если можете.
  • Не принимай это на свой счет.Если бы они могли использовать другой, более простой и быстрый способ выразить себя или получить то, что они хотят, они бы это сделали.
  • Постарайтесь сохранить чувство юмора по поводу абсурдности детской логики. Напомните себе: «Это не будет длиться вечно».
  • Подайте сигнал партнеру или другому опекуну, когда вам нужен перерыв, и они должны вмешаться.
  • Если они ударят или укусят другого ребенка, разделите детей и обязательно обеспечьте надлежащий присмотр, чтобы предотвратить повторение подобного.

В другое, более спокойное время

  • Научите их подходящему альтернативному поведению, которое поможет удовлетворить их потребности.
  • Помогите им выучить слова и другие полезные способы общения (язык жестов, изображения и т. д.).
  • Хвалите их за любые попытки выразить сложные эмоции.
  • Практикуйте «нежное прикосновение» в любое время, кроме случаев, когда ребенок бьет или кусает.
  • Отвечайте положительно, когда они добиваются вашего внимания надлежащим образом.
  • Создайте условия для их наилучшего поведения: убедитесь, что ребенок не слишком голоден, устал или возбужден.
  • Вместе читайте книги о том, как справляться с трудными эмоциями.
  • Заботьтесь о себе (спите, занимайтесь спортом и т. д.), чтобы поддерживать здоровое душевное состояние.
  • Если проблема не устранена, обратитесь за помощью к учителям, педиатрам и другим людям, которые вложили свой вклад в успех вашего ребенка.

Нужно ли заставлять детей извиняться за то, что они бьют или кусают?

Это зависит от

  • Принуждение двухлетнего ребенка к извинениям ничему его не учит. Это также может перезапустить их истерический цикл.
  • С ребенком старшего возраста, который способен понимать чувства других, более уместно учить их извиняться. Брать на себя ответственность за свои действия — важный навык, которому нужно учиться. Позвольте ребенку успокоиться, прежде чем он извинится.

Запомнить

Как бы мы, родители, ни хотели найти лекарство от ударов и укусов, этого, вероятно, не произойдет. Что мы можем сделать, так это изо всех сил стараться сохранять спокойствие, поощрять позитивное поведение и помнить, что этот этап (и следы укусов) не будут длиться вечно.Мы собираемся пройти через это. Я верю в нас.

Чтобы получить больше подобного контента, подпишитесь на Parent-ish

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.