Петрановская кризис 3 лет: Как пережить кризис 3 лет: лекция петрановской: Психология

Содержание

Как пережить кризис 3 лет: лекция петрановской: Психология

Рывок к самостоятельности

Мы не считаем детей в этом возрасте учениками, но на самом деле именно сейчас они впитывают все знания. Ребенок не строит башню в том смысле, как это делает пятилетка, то есть как часть игры, а строит ее для того, чтобы распознать все свойства этих предметов.

Если представить, что мы живем в мире без техногенных опасностей, то трехлетний ребенок может быть автономным. Что мы и наблюдаем в архаичных культурах: он захотел попить — пошел и попил, захотел есть — пошел и взял себе кусок, замерз — подошел ближе к очагу и так далее. Мы так, конечно, не можем себе позволить, так как живем в условиях большого города со всеми его опасностями. Но главное, мы можем сделать вывод, что ребенок в этом возрасте обретает автономию.

Однако вместе с этой самостоятельностью приходит головокружение от успеха. Малыш может вести себя так, как будто хочет сказать: «Нечего меня тут ограничивать, я уже все умею сам!».

Откуда приходит кризис

Кризис — это рывок сепарации. Ребенок в районе 9-10 месяцев слазит с ручек родителей и начинает увеличивать автономию. И если раньше малыш мог лишь плакать, чтобы к нему пришли, то теперь он обнаруживает, что милости от родителей уже можно не ждать, а лучше действовать самому.

Такой ребенок живет будущим, он видит себя на опережение. Психологи проводили следующий эксперимент: они задавали детям вопрос «Ты большой или маленький?».

Трехлетки отвечали «Я большой!». А пятилетки говорили «Я маленький». Это происходит потому, что критичность сильно отстает от рывка к автономии.

Когда трехлетка сидит и крутит крышку от кастрюли, воображая, что это руль от машины, то он искренне верит, что он может водить машину не хуже, чем его отец. А пятилетка уже понимает, что крышку-то он крутит, но машина — это совсем другое дело.

И этот рывок к автономии толкает ребенка на ощущение, что ему море по колено. Истерика в период кризиса трехлетки — это апокалипсис. Он происходит сам по себе, и иногда ребенок обнаруживает себя катающимся в луже и сам не помнит, как он там оказался, так как у него еще не работает тот участок мозга, который отвечает за самоконтроль и торможение импульсов.

Почему кризисы трехлеток проходят по-разному

У одних детей случаются истерики пару-тройку раз за период с двух до трех лет. А у других кризис начинается в 1,9 — и до 3,5 лет родители живут, как на вулкане. Это врожденное качество нервной системы. Дети — не конструкторы, они рождаются со своими особенностями, а наша задача — научиться справляться со слабыми сторонами характера.

Глава 4 Кризис 3 лет. Нет, не хочу и не буду

Глава 4

Кризис 3 лет. Нет, не хочу и не буду

Мама поломалась

Примерно к трем годам, а возможно, немного раньше, иногда уже в два, ребенок вдруг меняется. Милый сладкий крошка, такой нежный, такой легко управляемый, в один прекрасный день закатывает первый скандал по пустяковому поводу. Сам повод значения не имеет. Не в той чашке дали молоко. Надели шапку, а он не хотел. Не купили в магазине чупа-чупс, а он хотел. Помогли с чем-то, а он собирался сам.

Совсем недавно, если ребенок хотел чего-то, что вы не собирались давать, его было легко унести, уговорить, отвлечь. И если не хотел, то тоже можно было щекотать, болтать, петь – и он сам не заметит, как уже одет или помыт. Но теперь все эти номера не проходят. Он может настаивать на своем и протестовать и полчаса, и час, и ни на какие уговоры и фокусы не поддается. В первый и второй раз вы утешаете себя тем, что, наверное, это он просто сегодня устал, или у него режутся зубы. После того, как скандалы становятся практически обязательной частью семейной жизни, и редкий день удается прожить без воплей, слез, кидания на пол предметов – или самого себя, вы понимаете, что тот самый

кризис негативизма, о котором вы читали и слышали, пришел к вам. И жизнь ваша в обозримой перспективе станет очень насыщенной и эмоционально разнообразной.

«Кризисом негативизма» это время называется потому, что самыми главными словами этого периода становятся НЕТ, НЕ хочу и НЕ буду. По любому поводу и без: нет, нет, нет. Иногда ребенок отвечает НЕТ раньше, чем вы успели договорить. Иногда вы прямо видите, что он на самом деле очень хочет – есть, пить, спать, но твердит: не хочу, не буду. Дети, которые уже хорошо говорят, могут разнообразить репертуар: «Не хочу чистить зубы! Хочу, чтобы болели! Не хочу новой пастой! Противная паста! Не буду! Уйду от вас! Я тебя не люблю! Ты плохая!» и все в таком духе.

Надо сказать, что не все дети используют свое право на кризис негативизма на полную катушку. У кого-то все сводится к паре-тройке эпизодов, у кого-то длится несколько месяцев, а есть и такие, что начинают «зажигать» около двух и вся семья живет как на вулкане почти до четырех. Но в том или ином виде это бывает у всех: ребенок вдруг начинает упорно противиться воле родителей, не слушаться. Словно программа следования начинает давать сбой. Наблюдательные родители часто замечают, что особенно острые проявления негативизма бывают связаны по времени с рывками в развитии: до или после ребенок вдруг скачком, на глазах, взрослеет, становится более самостоятельным. Поэтому кризис негативизма еще называют кризисом сепарации, то есть отделения от родителя. Ребенок как бы выходит из блаженного слияния с ним и противопоставляет свою волю – воле родителя.

Это очень важный и интересный момент с точки зрения развития привязанности, здесь есть и новые возможности, и большие риски, поэтому стоит рассмотреть его подробнее.

Что происходит, когда ребенок не слушается? Почему не включается следование? Если мы внимательно понаблюдаем, то убедимся, что непослушание практически всегда случается, когда ребенок вовсе не считает наше поведение поведением привязанности, то есть защиты и заботы. Например, он играет себе, а мы тут приходим: «Пора зубы чистить и спать». Или он хочет вон ту интересную штуку с кнопками, а мы не даем.

Или ему совсем не холодно, а мы ему велим надевать колготки, свитер, шапку, куртку, только потому, что холодно где-то там – на улице, куда мы собираемся идти. Это забота или издевательство? В такие моменты ребенок словно выпадает из привязанности, родитель становится для него не источником любви и поддержки, а источником фрустрации.

Понятно, что чем больше предписаний и запретов в жизни семьи, тем чаще возникают подобные ситуации. Архаично живущие племена, которые умиляют исследователей своими почти всегда довольными и спокойными младенцами, имеют очень мало что запрещать или предписывать маленьким детям. Замерзнет – придет греться, проголодается – протянет руку, захочет спать – заснет, если надо что-то сделать, скажем, по части гигиены, мать просто делает это сама. Да и всяческих техногенных опасностей нет, мир хорошо изучен и понятен, вещи просты и их не так легко сломать младенцу, ценностей особых нет. Поэтому и привязанность редко подвергается испытаниям; многих проблем просто не существует, никто не старается предугадывать потребности ребенка, например, превентивно одевать его, чтобы не замерз, следить за его правильным питанием и пичкать полезными, но нелюбимыми продуктами, укладывать спать строго в определенное время, водить на специальные занятия, на осмотр к врачу и т.

 п.

Наша жизнь иная. Мы часто вынуждены заставлять и запрещать, то есть делать то, что для ребенка, для его подсознательного восприятия привязанности переводит нас из ряда своих в ряд чужих, тех, кто обижает или не хочет помочь. Соответственно, он не слушается, мы сердимся, заставляем еще больше, то есть становимся еще более «чужими», он упирается еще крепче, и вот скандал готов.

Родителям несладко в такие моменты, но для ребенка происходящее вообще кошмарно. Вся его жизнь до этого строилась на том, что родители приходят на зов и удовлетворяют его потребности. Он поверил им. Колесо заботы исправно крутилось. Все говорило о том, что так будет всегда. Да, случаются сбои, но к этому времени он уже знает, почему: иногда они просто не сразу понимают, чего именно он хочет.

Есть такой период в жизни почти любого ребенка, когда он говорит уже много, но очень неразборчиво. И как же он сердится, когда взрослые его не понимают! Повторяет снова и снова, громко, с выражением: ну, догадайтесь уже! Само его рвение говорит о том, что к этому возрасту он хорошо понимает «цену вопроса». Он верит, что как только его поймут, тут же и сделают, что он хочет. Потому и старается. Наконец, речь его становится лучше, но начинают происходить поистине странные вещи.

Вот он ясно и четко, на русском литературном языке сказал маме: «Хочу конфету прямо сейчас!». Это невозможно было не понять. Но вместо того, чтобы немедленно дать конфету, мама начинает вести себя странно. Она говорит: «Сейчас нельзя, только после обеда» И не дает. Что же это делается, люди добрые! Мама поломалась! Мы не так договаривались! Ребенок в сильном смятении, для него мир рушится. Как это так: мама мне не дает того, чего я очень-очень хочу? Как это так: я и мама можем хотеть разного? Мама ведет себя как чужая? Как тут не заорать, не зарыдать, не упасть на пол – ведь катастрофа случилась! И мы получаем вместо милого ребеночка маленького монстрика, который может плеваться, драться, кусаться и кидаться предметами, от которого можно услышать: «Уходи!», «Я тебя не люблю!», «Ты дура!».

При этом мозг ребенка еще незрел, негативные эмоции захватывают его полностью, никаких разумных доводов он в это время не слышит и не воспринимает, он затоплен протестом, гневом и горем. Вместо родителя – Чужой! Просто сюжет из фильма ужасов.

Как же с этим быть?

Просто. Эффективно. Опасно.

Один из способов стар как мир, и широко использовался родителями всех времен и народов, столкнувшимися с непослушанием ребенка. Как включить у него программу привязанности, а с ней – поведение следования? Да просто – создать ситуацию угрозы. Причем угрозы, которая будет посерьезней дискомфорта от чистки зубов или прекращения игры. Представьте себе, что во время вашего с ребенком конфликта вдруг появляется кто-то чужой и страшный. Как бы ваш юный протестант ни скандалил из-за неполученной конфеты, в этот момент он все забудет и бросится к вам.

Поэтому один из распространенных способов – позвать из кустов Бармалея. «Вот сейчас тебя заберет ба-бай (милиционер, волк)». Если ребенок верит и пугается, у него сразу включается поведение следования, а с ним и послушание. Можно пригрозить оставлением: «Вот я сейчас уйду от тебя, раз ты такой, сиди здесь один». Как мы помним, для ребенка остаться одному практически равно смертному приговору. Еще бы он не испугался! Можно сделать то же самое не словами, а действием: закрыть его в комнате, или выйти самому и закрыть дверь. Наконец, можно ребенка ударить. Боль и угроза повторного удара пугают его – он инстинктивно ищет защиты у родителя, а значит, включает следование и выполняет требование. Можно на него громко крикнуть – тоже примерно тот же эффект.

Это действительно работает, иначе такими приемами не пользовались бы на протяжении тысячелетий. Шлепок, крик, запирание в туалете и Баба-Яга работают не потому, что ребенок осознал неправильность своего поведения и сделал выводы. Он ничему не научился в этой ситуации, ничего не понял. Родитель просто сумел грубым воздействием запустить программу следования, подобно тому, как раньше чинили забарахливший ламповый телевизор – шарахнув по нему кулаком.

Есть ситуации, в которых не остается ничего другого, и лучше крикнуть и шлепнуть, чтобы ребенок немедленно послушался, чем дать ему возможность, дальше беззаботно бежать в сторону проезжей части или высовываться из окна.

Только не надо питать иллюзии, что в этот момент вы его воспитываете – вы просто прекращаете прямо сейчас неприемлемое поведение грубым, но действенным способом.

Конечно, можно перестараться, испугать слишком сильно – и тогда вместо следования включится более ранняя программа, с которой мы уже знакомы: «оставайся на месте и кричи». Остановить таким способом ребенка, чтобы не бежал – можно, заставить убрать игрушки – нет. Он проваливается в возраст младше года – какая уборка? Тогда родитель пробует ударить или крикнуть сильнее. Ребенок еще глубже проваливается в стресс, становится еще меньше способен выполнить требования, и уж тем более «перестать орать немедленно». Тут недалеко и до беды – именно так происходят несчастья, когда родители серьезно травмируют детей, потому что «он ничего не понимает и назло орет».

Но если не случается самых ужасных последствий, к сожалению, последствия все равно есть. С каждым ударом и окриком происходит девальвация привязанности. Одна из нитей в канате рвется.

От образа родителя, как источника защиты и заботы, отваливается небольшой кусочек. У привязанности большой запас прочности, за один раз ничего не случится. И за пять. И за десять. А за сколько случится – никто не знает. Никто не может посчитать, сколько раз именно вашему ребенку хватит таких вот случаев, когда ради сиюминутного послушания вы вышли из роли того, кто защищает и заботится, и стали бить, орать, угрожать, оставлять. Сколько повторений нужно именно ему, чтобы утратить чувство защищенности рядом с вами, доверие к вам, чтобы продолжать сохранять привязанность и естественное послушание. Можно заставить телевизор ударом кулака прямо сейчас заработать лучше. Но починить – нельзя. И каждый удар приближает тот момент, когда от сложного прибора останется бесполезная куча деталей.

Так много взрослых людей на вопрос психолога «Были ли для Вас родители источником поддержки, защиты и заботы?» удивленно поднимают глаза и пожимают плечами: «Нет, конечно. А что, так бывает? Они орали в основном. Били иногда. Хотелось только, чтобы отстали».

Не думаю, что кто-то из нас мечтал о таких отношениях со своими детьми.

Быть тренером

Так как же пережить это непростое время без урона для привязанности?

Прежде всего, важно помнить, что ребенок 2–3 лет ничего не делает назло. Делать назло – крайне сложно, на самом деле. Если мы ставим себе цель кого-то «низводить и укрощать», мы должны как минимум точно знать, как этот кто-то воспримет те или иные наши действия, какие чувства они у него вызовут, и что он будет делать под влиянием этих чувств. Ребенок трех лет на все это не способен, что достаточно дотошно доказано многочисленными исследованиями. У него просто еще не созрели те зоны мозга, которые отвечают за взгляд на ситуацию со стороны другого человека и прогнозирование действий и реакций другого. Эта способность появится у него только годам к 6–7. То есть, как бы ужасно ни вел себя наш трехлетка, он никогда не делает это против нас, он с нами не воюет. Хорошо бы и взрослым об этом помнить и не выходить на тропу войны с малышом.

Что происходит на самом деле? Ребенок стремительно растет и развивается. Он так много всего может сам – каждый день больше, чем вчера. Естественно, от такого невероятного продвижения вперед, начинается головокружение от успехов. Когда ты вдруг столько всего начал уметь, так продвинулся, то кажется, что ты вообще сам-сусам и море тебе по колено. Уверенность в своей возможности справляться, в своем праве хотеть и достигать желаемого растет. А мозг пока по-прежнему некритичен, всей сложности ситуации не видит, всех обстоятельство учесть не может.

Психологи проводили очень остроумный и простой эксперимент: детям разного задавали вопрос: «Ты большой или маленький?».

И вот трехлетки, все как один, отвечают: «Я большой!» А пятилетки: «Я маленький» Потом это повторится в подростковом возрасте, при следующем кризисе сепарации.

В тринадцать лет все уверяют: «Я уже совсем взрослый». А в шестнадцать: «Еще нет».

Трехлетка уже так много умеет, но критичность еще не развита, он уверен, что когда он сидит на скамеечке и крутит крышку от кастрюли, то он практически как папа ведет машину. А если возит внутри этой кастрюли ложкой, но это он как мама варит суп.

В пять лет он уже понимает: нет, это не то же самое. Машина не та, и суп не тот. Как папа и как мама он еще не может.

В тринадцать кажется, что если ты уже знаешь, откуда берутся дети, научился курить и материться и сам решаешь, что надеть и куда пойти, ты уже совсем взрослый. А к шестнадцати начинаешь понимать, что нет. Не готов ты еще сам справляться с жизнью, мир сложный и большой, нужно еще многому научиться.

Так и происходят конфликты: ребенок сильно хочет (или не хочет) чего-то, и уверен, что вполне может сам сделать или решить, а родители видит ситуацию шире, со всеми привходящими, и согласиться с ним не могут. Налицо конфликт. Когда один человек говорит «да», а другой «нет» – это конфликт, столкновение интересов, и посмотреть на кризис негативизма интересно именно через призму конфликта как одного из довольно частых видов взаимодействия между людьми вообще.

Все мы время от времени конфликтуем: с родными, соседями, коллегами, властью и даже с самими собой (внутренний конфликт). Это не хорошо и не плохо, это нормально. Везде, где есть люди и их интересы, возможны ситуации, в которых эти интересы не совпадут. Вот и конфликт. Не всегда конфликт – это крик и драка. Это может быть спор в суде, торг на рынке, это может быть вполне корректная и доброжелательная переписка с коллегой, это может быть обсуждение воскресным утром, куда сегодня пойдем (если есть разные мнения) или торг при покупке.

Люди в конфликтах ведут себя по-разному.

Наверное, каждому встречались те, кто конфликтов очень не любит, даже боится, и никогда не может настоять на своем. Всегда уступают, входят в чье-то положение, даже если им предложенный вариант неудобен, неприятен, да и просто не нравится. Окружающие такую черту характера быстро распознают и начинают на человеке «ездить» – сваливать на него неприятные обязанности, решать за его счет свои проблемы, ставить перед фактом, не спрашивая вообще его мнения. Словом, относятся как к «тряпке». Человек обижается, но терпит. Конфликт, противостояние связанные с ними гнев или даже недовольство другого пугают больше, чем потеря от уступки. Они обижаются внутри себя, но терпят, хотя изредка могут выдавать неожиданные всплески обиды. Хотя чаще просто болеют.

Встречаются и люди противоположного типа, они готовы конфликтовать и спорить всегда: надо или не надо, стоит того или не стоит, в любой ситуации не могут «поступиться принципами» и «качают права».

С ними окружающие предпочитают не связываться, не только не спорить, а и вообще не иметь дела по возможности. Никогда не знаешь, где у такого упертого товарища окажутся «принципы», уступать или договариваться он не любит и не умеет, кому нужна жизнь как на вулкане? Ну, а если он повстречает другого такого же, то может все закончиться как в детском стихотворении: «В нашей речке утром рано утонули два барана». Со здоровьем у упертых обычно тоже не очень – слишком много времени проводят в состоянии мобилизации, отравляя организм стрессом.

Конечно, это крайние полюса – люди, которые всегда уступают и люди, которые всегда упираются. У них однотипная стратегия на все случаи жизни, и ничего хорошего в этом нет. Жизнь сложная, ситуации разные. Есть случаи, когда стоит упереться. Если на кону твои ценности, твое самоуважение, или безопасность других людей, или долг и честь, взрослый человек должен быть способен сказать: «На том стою и не могу иначе» и не прогибаться под давлением. Есть ситуации в жизни, когда очень глупо упираться – либо вообще это бесполезно, либо вопрос того не стоит, и хорошо бы это понимать. Бывают случаи, когда отношения важнее, чем конкретное решение вопроса, и взрослый человек должен быть способен уступить и не злиться потом, не таить обиду. Иногда нужно найти компромисс: не по моему будет и не по вашему, а посередине, здесь вы уступите, а здесь я. Иногда проявить изобретательность и найти решение, выгодное для всех: ты не любишь готовить, но любишь наводить порядок, а я наоборот, давай разделим дела. То есть хорошо, когда у взрослого человека в запасе есть целая колода разных стратегий поведения в конфликте. В конкретной ситуации он как бы раскладывает колоду перед собой и думает: уступать? упираться? торговаться? придумать что-то еще? Он гибок, адаптирован к жизни, его шансы быть успешным в работе и в отношениях высоки.

Если ребенка наказывают за любую попытку протеста, или если, наоборот, родители так боятся его расстроить, что никогда с ним не спорят, он просто не сможет освоить всего разнообразия стратегий. Его реакцией на стресс – а конфликт с родителем это прежде всего стресс – будут уже знакомые нам два варианта: либо избегание мобилизации, отказ от защиты своих интересов – позиция «тряпки», либо застревание в мобилизации, невозможность уступить и смириться – позиция «барана».

Получается, что кризис негативизма это не просто испытание для родительских нервов, данное нам за неизвестно какие грехи. Это время, когда ваш ребенок учится настаивать на своем, конфликтовать. И вы, как опытный тренер, можете помочь ему освоить разные стратегии поведения в конфликте. Вы не боретесь с ним, вы не противник – вы тренер, спарринг-партнер. Невозможно же научиться играть в теннис в одиночку. Вот и конфликтовать тоже – можно научиться только с партнером, который подскажет, поможет, примет удар и даст подачу.

Трехлетка вдруг открывает для себя мир конфликта, он обнаруживает, что родитель хочет не того же, что он. Да, сначала у него шок и протест, а потом, если родитель не прерывает ситуацию искусственно шлепком или криком, он начинает учиться с этим как-то обходиться, осваивать разные стратегии. Ребенок учится жить в мире, в котором его воля ограничена волей других людей, в котором его желания и желания значимых для него людей не всегда совпадают. В этом главная задача этого возраста.

NВ! Важно, чтобы в процессе столкновений с вами ребенок получал разный тип ответных реакций. Чтобы когда-то ему уступали, а когда-то не уступали, чтобы когда-то переводили в игру, а когда-то договаривались, а когда-то еще по-другому, чтобы как в жизни, были разные варианты. Это довольно естественно: есть что-то, чего вы не разрешите никогда, хоть он весь день ори. Например, совать пальцы в розетку. И есть вещи, в которых вполне можно уступить: ну, не хочет он такую кашу, не нравится ему, можно и не давать. И еще много ситуаций, когда может быть по-разному. Вместе собрать игрушки. Поспорить с папой, что ребенок не успеет одеться, пока вы считаете до десяти и с треском проиграть. Понять, что Луну с неба достать никак не выйдет, и поплакать про это.

Ну, и помнить, что этот кризис не будет вечным.

Очень большая собака

Кризис негативизма испытывает на прочность не только терпение родителя, но и саму привязанность. Остается ли поведение взрослого в конфликте поведением сильного, поведением защиты и заботы? Не начинает ли он «бодаться» с малышом на равных, либо пасовать перед угрозой истерики? Или, говоря прямо, может ли взрослый остаться взрослым?

Особенность отношений привязанности в том, что они иерархичны, это отношения между сильным и слабым, между доминирующим и зависимым. Ребенок – Очень Маленькое Существо, он нуждается во взрослом, получает защиту и заботу, а в ответ следует и слушается… Ну, кроме тех случаев, когда не слушается. ?

Во второй половине прошлого века, отойдя от ужасов Мировой войны и открывая для себя радости близких, теплых семейных отношений, на волне свободных 60-х, многие европейские и американские родители прошли через искушение отказаться от иерархии в воспитании детей. Стал популярен либеральный подход, который предлагал относиться к детям как к равным, общаться с ними по-дружески, ничего не запрещать и не приказывать. Дети называли родителей по имени, спорили с ними на равных, сами решали, что им есть, что носить и как проводить время. Это было реакцией на усталость после веков жесткого патернализма в семьях, с беспрекословным подчинением старшим, суровыми наказаниями и описанными Диккенсом «холодными домами», в которых выросли многие – и своим детям того же не хотели.

Увы, довольно скоро выяснилось, что любая палка о двух концах, даже либеральная. Отсутствие иерархии в отношениях с родителями входило в противоречие с программой привязанности, вызывало у ребенка чувство незащищенности, тревоги: если мои взрослые – такие же, как и я, то есть дети, то кто же нас всех защитит от опасностей мира? Психологи стали отмечать рост детских неврозов, «вседозволенность» вовсе не делала детей счастливыми. До России эта волна докатилась позже, примерно к 90-м, и результаты оказались ровно те же. Детям нужны взрослые, сильные и уверенные, а не просто партнеры по играм и развлечениям.

Ответом на суровость и жестокость предшествующей модели родительства должно быть не безответственное «равенство», а властная забота — забота сильного и ответственного, доминирование, которое используется не для того, чтобы подчинять и угнетать, а для того, чтобы помогать и защищать. И кризис негативизма – как раз тот момент, когда способность к властной заботе проходит первую серьезную проверку. Довольно легко не сердиться на беспомощного младенца. А вот этот своевольный, вопящий, брыкающийся? Получится ли не перейти к насилию, но и не спасовать? Здесь очень важны оба компонента: и доминирование, и забота, потому что ребенку в равной мере будет страшно и плохо как с родителем инфантильным, беспомощным, так и с суровым, не чутким к потребностям ребенка. Если мама и папа меня не защищают, а обижают – кто меня защитит? Если мама и папа меня и моих криков боятся – что они станут делать, если придет саблезубый тигр?

Можно уступить с позиции сильного, можно сказать: «Ну, вообще-то я думаю, что этого не стоит делать, но я вижу, что тебе очень хочется пойти в новом платье гулять, поэтому я тебе разрешаю, потому что я тебя люблю» или «Я считаю, что овсяная каша очень полезна, но ты говоришь, что ты ее ненавидишь, поэтому, хорошо, мы не будем ее есть, я не буду заставлять тебя». Это уступка как проявление защиты и заботы, проявление надежной привязанности.

А можно уступить с позиции слабого: «Да отстань уже, да отвяжись, весь мозг мне уже вынес! На и замолчи, это невозможно…». Это не защита и забота, а капитуляция, выталкивание ребенка в доминантную роль, к которой он не готов и которой на самом деле не хочет. Он конфету хочет, а не в начальники.

Отказывать тоже можно из позиции заботы, а можно из позиции насилия. Можно запрещать, но при этом сочувствовать ребенку, сохранять с ним доброжелательный контакт. Можно предложить контейнирование: «Я понимаю, как тебе хочется еще мультик, но нам пора спать. Ты расстроился? Иди ко мне, я тебя пожалею». Можно предложить свою помощь в перемещении доминанты внимания, чтобы завершить удовольствие было легче: «Как ты думаешь, ты сможешь сам нажать на правильную кнопку, чтобы выключить? Какого она цвета, помнишь? А поможешь мне на стол накрыть – скоро папа придет?»

Если родитель не чувствует себя вправе запретить, если он не в доминантной ответственной роли, то он должен для того, чтобы запретить, «раскочегариться», разозлиться: это я не просто так тебе запрещаю, а потому, что ты плохой, ты виноват. «Тебе лишь бы смотреть мультфильмы бесконечно! Ты совсем от рук отбился! Как тебе не стыдно капризничать – такой большой мальчик!» – и все в таком роде. И сразу запрет перестает быть поведением защиты и заботы, он воспринимается ребенком как нападение, вызывает обиду.

Кризис негативизма – действительно сложный момент. Очень многие родительско-детские отношения дают первую трещину именно в это время. Некоторые родители даже так и говорят: «У нас до двух с половиной лет все было хорошо, а потом он стал невозможным, начал меня раздражать». Раздражение – это признак того, что родителя вынесло из взрослой позиции, из позиции защиты и заботы.

Видели ли вы когда-нибудь такую сцену? Лето, двор. Посреди него лежит большая-большая старая собака, на солнышке, греется. И вокруг нее носится щенок. Он бегает, он весь полон сил, ему хочется общаться, он ее то за ухо куснет, то на нее залезет, то гавкнет у нее над ухом, так, что она вздрогнет. И конечно же, он ей мешает, конечно же она предпочла бы, чтобы он этого всего не делал. Но разве можно себе представить, что она раздражается? Она не раздражается, она слишком большая. Она смотрит на это с совершенно другого масштаба: ну, вот он такой, он щенок, что с него взять.

Когда взрослый чувствует себя очень большим, его тоже дети не раздражают. Он расплескал воду в ванной, неаккуратно ест, долго одевается, скачет и вопит – ну, так он же маленький. Можно что-то попытаться с этим сделать, если очень нужно, но сердиться то на что? Взрослый, который раздражается, перестал быть большим. Вот эта расплесканная вода стала больше его, эта размазанная каша, это опоздание в детский сад, этот шум в квартире. Его вынесло из взрослой роли.

NВ! Иногда, если терпения не хватает и раздражение на ребенка или отчаяние при виде его слез, захлестывают, очень полезно спросить себя: «А сколько мне сейчас лет?». И если вы чувствуете, что явно не столько, сколько в паспорте, то самое лучшее в этот момент – отойти немножко в сторону от ребенка и заняться собой. Взять паузу, подышать, умыться, выпить чаю с шоколадкой, сделать несколько энергичных движений.

Спросить себя: мне сейчас плохо – почему? Услышать свой ответ: «Потому что я устала, потому что я представляю, что мне сейчас вытирать это разлитое молоко, потому что вообще-то я сейчас хотела лечь спать, а не вытирать молоко. Сил никаких нет!» И после этого искренне себя пожалеть. Мысленно обнять, взять себя на ручки: «Ах ты моя бедняжка, так устала, а тут еще молоко разлили». Сразу становится полегче.

Наверное, совсем от этого никто не застрахован. Сложно всегда оставаться большой доброй собакой. Жизнь наша совсем не собачья, кроме детей, в мире так много всего, что вполне может оказаться больше нас: болезни, безденежье, конфликты с близкими, просто хроническая усталость – а тут еще и он вопит и требует. Важно, можем ли мы вовремя понять, что вылетели из взрослой роли и поскорее в нее вернуться.

После войны

Мы говорили о том, что ребенок переживает довольно болезненное открытие: я и родители можем хотеть разного, мы отдельные люди. Психологи говорят, что в этот момент происходит разрыв симбиотической связи, представления о себе и родителях как едином целом. Симбиоз не может быть вечным, ведь ребенку предстоит вырасти и отделиться от родителей полностью. Нужно же когда-то начинать. На самом деле в его жизненном багаже уже есть два мощных акта сепарации: роды, отделение от тела матери, и кризис одного года, когда он слез с рук и обрел свободу перемещения. Но тогда он был мал, не осознавал, что происходит, а теперь ему страшно. Он переживает конфликты с родителями как угрозу привязанности, как риск остаться без их любви. Ему страшно, он злится, при этом он не может не спорить, не сепарироваться, этого требует программа развития, но как же ему тяжело!

Если родитель остается заботливым взрослым, пусть даже он в процессе конфликта рассердился, он постарается дать понять ребенку, что ссора ссорой, но с привязанностью все в порядке. Обнимет, вытрет слезы, поможет умыться, собрать разбросанное. Такой опыт выхода из ссоры дает ребенку важнейшее знание: привязанность перекрывает конфликт, она сильнее, ссоре ее не разорвать. Можно хотеть разного, можно поругаться, можно рассердиться друг на друга, наговорить обидных слов – но отношения никуда не делись, любовь мамы ко мне не разрушить, всего лишь сказав ей: «Ты дура!». Это плохо, маме это не понравилось, но меня она по-прежнему любит. И я теперь, когда уже не сержусь, тоже очень ее люблю. Важнейший посыл на всю жизнь, основа всех будущих прочных отношений: можно быть разными, можно сердиться, но все равно любить. Бывает, что рассердишься и сделаешь что-то плохое, но потом можно помириться, попросить прощения.

Но что, если родитель после конфликта превращается в сурового неумолимого, холодного судью, чье прощение нужно долго вымаливать? Или мама становится обиженной маленькой девочкой с надутыми губками, а то и плачет? В некоторых семьях считается очень важным добиться от ребенка извинений после ссоры. «Пока не извинишься – не подходи!» – гордо заявляет родитель и начинает ребенка подчеркнуто игнорировать, в полной уверенности, что учит того признавать свои ошибки.

Однако для ребенка это звучит иначе. Получается, что его вышвырнули из отношений, привязанность поставили под вопрос. Теперь ему нужно ее обратно завоевывать, заслуживать, он больше никогда не сможет быть в ней уверен. Ему сказали по сути: «теперь ты отвечаешь за то, чтобы мы были вместе, ты решаешь, когда наша привязанность вернется и вернется ли вообще, я с себя эту ответственность снимаю». То есть, если говорить прямо, родитель уволился с роли родителя.

В мире ведь так не устроено, чтобы дети заводили себе родителей и строили с ними отношения. Все наоборот – это взрослые заводят детей и отвечают за отношения с ним. Для ребенка все эти «пока не извинишься – не подходи» означают, что родитель заявил: «Все, я больше не родитель. Ты меня теперь нанимаешь. Не я тебя в ребенки взял, а ты меня зовешь на роль родителя. Будет предложение – озвучивай, подходи». Это полностью переворачивает всю конструкцию, и вот тут может начать формироваться искаженная, перевернутая привязанность[4].

Это отношения, в которых ребенок был вытолкнут в доминантную роль и вынужден стать главным. Не от хорошей жизни – просто выхода нет, родитель-то уволился. Дети, конечно, очень этого не любят, долго сопротивляются, но если раз за разом родители всучивают им ответственность за отношения, позволяют себе детскую реакцию обиды, рано или поздно ребенок смиряется: ну, уволился, так уволился, что же делать. Придется самому.

Иметь дело с таким ребенком очень тяжело. Следование не работает – за кем следовать, если взрослый больше не взрослый? Мы ему слово – он нам десять. Мы ему что-то говорим – а он и не собирается слушать. Мы его что-то просим – он плевать хотел. Грубит, требует, а то и угрожает.

Помните маленького барчонка-деспота из фильма про Красную шапочку, за которым ходила целая толпа нянек, а он всех грозил избить плетками? При этом было видно, насколько этот невыносимый ребенок одинок и несчастен, каким незащищенным себя чувствует среди всего этого подобострастного потакания. Попавшая в этот странный дом девочка-подросток оказалась, похоже, самым взрослым человеком, которого малыш (на самом деле малышка) видел в своей жизни. Когда Красная Шапочка не спасовала перед его гневом и пожалела, проявила доминантную заботу, ребенок потянулся к ней всей душой.

Перевернутая привязанность – малоприятное явление, причем не только для взрослых, но и для самого ребенка. Он будет качать права, бунтовать, строить взрослых – и чувствовать себя глубоко несчастным, потому что за доминантную роль заплатит чувством защищенности, заплатит своим детством.

А воспитывать как?

Действительно, как? Нужно же ему объяснить, что драться, плеваться и обзываться – нехорошо, даже если ты очень сердит? Он же решит, что так и нужно, если его только целовать и обнимать?

Вопрос важный, и, чтобы на него ответить, нам нужно разобраться в том, как устроен мозг и где в нем хранится привязанность.

Мозг человека устроен сложно, в нем есть части очень древние, отвечающие за нас как за просто тело, которое дышит, движется, питается – это ствол. Есть верхняя, самая продвинутая и молодая часть – кора с ее извилинами, которая делает из нас собственно человека разумного, способного читать, считать, рассуждать, сопоставлять, изобретать новое. А между ними есть лимбическая система – средний мозг, или внутренний мозг. И вот она отвечает за все, что между миром природы и миром разума. Там живут эмоции и бессознательные реакции, там живут программы, обеспечивающие выживание и продолжение вида. Это прежде всего программа самосохранения – отслеживание угроз и мобилизация в ответ на угрозу, программа продолжения рода: поиск партнера, желание быть с ним, сексуальное поведение, и программа выращивания потомства – та самая программа привязанности, о которой мы ведем речь. Взрослому эта программа предписывает поведение защиты и заботы, чувство ответственности, а ребенку – зависимость, доверие и следование. Программы реализуются бессознательно, в простых жизненных условиях даже люди с очень невысоко развитым интеллектом (с диагнозом умственной отсталости) могут быть хорошими родителями и вырастить детей в защите и заботе – при условии, что сами были выращены так же.

Между разумным, верхним мозгом и лимбической системой есть определенная связь. Когда лимбическая система спокойна, не видит угрозы, верхний мозг работает в штатном режиме. Мы в ясном сознании, думаем о делах, решаем повседневные задачи, или с удовольствием развлекаемся и отдыхаем. Но как только получен сигнал опасности, в кровь выделяются гормоны стресса. Мы все прекрасно знаем по личному опыту, что в ситуации стресса способность размышлять затруднена. Можно думать о поисках выхода из конкретной ситуации, но не более того. Это похоже на объявление военного положения в государстве – в это время парламентские дискуссии, разработка новых законов, проведение экономических реформ неуместны, власть переходит к силовым ведомствам, развитие и строительство нового временно прекращаются, все решения принимаются исходя из одной цели: преодолеть угрозу. Процветание и развитие снимаются с повестки дня – на кону выживание.

Также и ребенок – когда его лимбическая система в тревоге: он испуган, болен, устал – он прекращает деятельность по познанию мира и ищет близости с родителем, чтобы чувствовать себя в безопасности рядом со своим взрослым. Понятно, что конфликт с этим самым взрослым для него – вдвойне стрессовая ситуация, мы помним, что привязанность – витальная потребность, и угроза привязанности переживается так же серьезно, как угроза жизни. А тут такой ужас происходит: мама или папа сердятся на меня, кричат, дают понять, что я не такой, как им надо, как будто я больше не их. И это еще если родитель не начинает драться или прямо угрожать отвержением: «Уходи от меня, ты мне такой не нужен!» – а тоже ведь бывает.

В таком состоянии все силы ребенка мобилизованы на то, чтобы пережить стресс. Ни на какое обучение, освоение новых правил и норм, у него нет сил, кортикальный, обучающийся, мозг передал бразды правления, отошел в сторону. А значит, все ваши умные и правильные слова, все нравоучения ребенку в эти минуты не то что в одно ухо влетят, в другое вылетят, – они даже не влетят, просто не попадут в его голову, останутся пустым звуком. Когда дети злы, испуганы, растеряны, когда они в сильных эмоциях – бесполезно в эти моменты сеять разумное, доброе, вечное с помощью слов. Слова – язык верхнего, кортикального мозга. А он в вынужденном отпуске.

NВ! Если мы хотим, чтобы ребенок нас услышал и понял, нам важно прежде всего успокоить его лимбическую систему. Вывести из стресса, дать понять, что мы по-прежнему его родители, и по-прежнему готовы защищать и заботиться. Обнять, утешить, проговорить его чувства, чтобы он понял, что вы с ним на связи, понимаете и чувствуете его.

Если ситуация только еще начала накаляться, можно ее попробовать разрядить: потормошить, пощекотать, дать много тактильного контакта, можно предложить игру, увлечь каким-то вопросом.

Если скандал уже разгорелся, деваться некуда – надо ждать, пока стресс стихнет и хотя бы не подливать масла в огонь криком, угрозами и невыполнимыми требованиями типа «прекрати орать», «немедленно успокойся», «замолчи сейчас же». (Вы сами-то захотели бы такое услышать, когда рыдаете – от мужа, например?) Просто остаемся рядом, если дается – обнимаем, гладим, что-то говорим. Смысл слов не очень важен, он все равно не очень понимает, важнее интонация, присутствие, прикосновение. Конечно, очень важно ваше собственное состояние, если вас трясет, вы ребенка не успокоите. Поэтому прежде всего вспоминаем про большую собаку, дышим, успокаиваемся сами – иногда этого достаточно, чтобы стресс ребенка пошел на снижение. Такое явление, как бессознательная эмоциональная подстройка ребенка и родителя мало изучено, но оно явно существует: по нашему дыханию, голосу, выражению лица, возможно, запаху дети довольно точно определяют наше эмоциональное состояние и начинают менять свое, чтобы звучать в унисон с родителем. Поведение следования, еще одно проявление.

А все поучения, нравоучения, рассуждения о том, как надо было, обучение новым технологиям общения – исключительно после того, как ребенок уже поплакал, расслабился, утешился, слезы высохли, военное положение отменено, кортикальный мозг вернулся к исполнению своих обязанностей, готов учиться. Вот теперь – самое время: рассказывайте, как не надо было, как можно было иначе, обсуждайте, формулируйте правила поведения и просите их запомнить на будущее. То есть говорите все, что вы хотите, чтобы было действительно ребенком услышано, а не просто вы для себя птичку поставили, что родительскую работу выполнили, повоспитывали. Все это говорится только в спокойном и доверительном состоянии, когда вы можете сесть рядом, обнять ребенка, заглянуть ему в глаза, назвать ласковым именем – вот в этот момент привязанность сделает свое дело, включится следование, и воспитание пойдет успешно.

Хотите, чтобы он умел просить прощения? Просите сами, покажите пример выхода из ссоры и признания ошибок. Если с привязанностью все будет в порядке – у него включится подражание и он тоже научится, сам, без нравоучений.

* * *

Как мы видим, кризис негативизма – такое время, когда ребенок и ваши с ним отношения могут много приобрести, но могут и серьезно пострадать.

Поэтому самое лучшее, что вы можете сделать для своих детей, когда они начнут с вами скандалить – скандалить с ними качественно. Разнообразно по репертуару, из позиции силы и заботы, и обязательно восстанавливая потом отношения, показывая, что наши отношения конфликт не может разрушить.

Зато если вы справились, если смогли убедить ребенка, что ваша с ними привязанность прочна и надежна, то вас ждет награда – следующий прекрасный возраст, когда к вам снова вернется покладистый, милый ребенок.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Людмила Петрановская: возрастные кризисы у детей

Самое важное из лекции психолога Людмилы Петрановской о детских кризисах.

Суть каждого детского кризиса – получение с каждым разом все большей автономии от родителей. И завершение всех кризисов – это полная автономия от семьи (наступает примерно к 18-ти годам).

Детские кризисы – это неотъемлемая часть взросления человека. Если мы хотим, чтобы наш ребенок стал взрослым, мы должны помочь ему пережить все кризисы, а не противиться им и не пытаться оградить от них детей.

1 кризис – рождение

Резкий скачок автономии от мамы, самый мощный кризис за всю жизнь человека. Как говорит Петрановская: «Если уж ребенок пережил кризис рождения, научился сам дышать и есть, то все остальное для него — ерунда».

2 кризис – 9 месяцев

Ребенок начинает самостоятельно перемещаться. Обычно этот кризис не доставляет проблем.

3 кризис – 3-ех лет

Один из самых бурных кризисов. Формируется сознание «Я – это я». Кризис проявляется в том, что устойчивость в желаниях и требованиях у ребенка уже есть, а механизмов саморегуляции еще нет: он не может ждать, терпеть и т.д. Таким образом, если трехлетка что-то хочет и не получает, его полностью заполняет эмоция (злость, гнев) и начинается истерика. Ребенок ничего не может поделать со своими желаниями, и это очень тяжелый период для самого ребенка.

Как предотвратить истерику трехлетки

Это можно сделать только на этапе «разбега», так как потом будет поздно. В период перед главным «концертом» вы можете его обнять, отвлечь, покормить и т.д.

Но если истерика уже началась, то единственное, что вы можете сделать, — это «поработать» с собой, поуговаривать себя: «Это истерика трехлетки, она не смертельна, она пройдет».  Экономьте силы на то, чтобы после истерики пожалеть ребенка и поговорить с ним. Ему ведь самому непросто.

Есть еще один метод — напугать ребенка, чтобы новый стресс «перебил» предыдущий стресс. Но к этому методу нежелательно прибегать часто, так как можно спровоцировать другие проблемы. Он лишь для крайних случаев, когда нужно экстренно успокоить ребенка.

Помните: он делает это НЕ НАЗЛО. Он просто не может, не умеет пока по-другому.

Что не нужно делать во время истерики:
  1. Уговаривать (это не поможет).
  2. Призывать к совести: «Хорошие мальчики не плачут». Это можно сделать только «для показухи», если вы находитесь на людях.
  3. Ругать, кричать и бить. Ему и так плохо, а вы еще усугубляете его стресс. Это все равно что в тлеющий пожар плеснуть керосину.

Более того, такие ваши реакции приведут к так называемому эмпатическому провалу между вами и ребенком. Эмпатический провал – когда близкий человек, на которого ребенок рассчитывает, делает не то, что он от него ожидает в трудной ситуации. На взрослом примере: когда вы в истерике, а вам кто-то близкий говорит: «Успокойся». Вы это совершенно закономерно расцениваете как «Мне плевать».

Лучшее, что можно сделать после истерики: ПРОГОВОРИТЬ эмоции, которые только что испытал ребенок. «Тебе было грустно, ты рассердился. Но сейчас уже все хорошо». Это начало формирования эмоционального интеллекта.

Задачи кризиса 3-ех лет (а следовательно, и истерик)
  1. Научиться смиряться с тем, что не все желания исполняются.
  2. Осознавать, что от того, что он не получит желаемое, мир не рухнет (в момент истерики ему кажется именно так).

4 кризис – 7 лет

Это не ярко выраженный кризис, но с точки зрения созревания психики это грандиозный рывок. В этом возрасте у ребенка начинают развиваться навыки, которые до этого не могут быть развиты по определению:

  1. Принятие решений
  2. Планирование
  3. Управление своим поведением

Отлично прокачивает ребенка и готовят его к школе ролевые игры. К сожалению, сейчас их очень мало присутствует в жизни детей. Именно в ролевой игре он учится присваивать предметам роли, договариваться с другими участниками игры, брать на себя ответственность за ту или иную роль.

Кризис подросткового возраста

В этот кризис человек становится самостоятельным.

Признаки кризиса: формируется критическое мышление (не воспринимает слова взрослых).

Послушный подросток – удобный подросток, но незрелый. Покладистость подростка должна насторажить вас.

Самоидентификация – главное в этом кризисе. Подросток хочет говорить только о себе. И его главная проблема в том, что ему не с кем поговорить о себе. Родители, как правило, говорят с ним лишь о том, что ему нужно делать.

Роль родителя во время любого кризиса – не жертвы и не цербера, а тренера. Ребенок должен потренироваться на родителях и прокачать свои навыки, чтобы взрослеть дальше.

Вам будет интересно:

Возрастные кризисы по версии Валентины Паевской

Людмила Петрановская: умный ребенок — это какой?

Кризис 3-х лет

На третьем году жизни у детей обычно проявляется кризис, который выражается в упрямстве, «скандальном» поведении и негативном отношении к взрослым. Самая популярная фраза в этом возрасте «Я сам!».

Давайте попробуем разобраться, в чём суть этого кризиса, как он проявляется и чем можно помочь ребёнку.

Прежде всего, хочется отметить, что это необходимый для развития кризис. Так или иначе, все дети проходят через него. Кризисы помогают нам перейти на новую ступеньку развития. Кризис 3-х лет – это важный этап в становлении психического развития ребёнка. Это кризис социальных отношений ребёнка.

Кризис может быть как ярко выраженным, так и слабо, но он обязательно должен наступить. Когда наступит – радуйтесь,- ваш ребёнок развивается нормально.

Первые признаки кризиса нередко можно заметить уже в 1,5 года, а пик его приходится на возраст около трёх лет (2,5-3,5 года).

Основные симптомы кризиса 3-х лет


1. Негативизм. Его надо отличать от обычного непослушания. При непослушании дети отказываются делать то, что не хотят делать. При негативизме дети отказываются делать даже то, что хотят делать (т.е. им важно сделать именно наперекор тому, что требует взрослый). Негативизм – это такие проявления в поведении ребёнка, когда он не хочет что-либо делать только по тому, что это предложил кто-то из взрослых.

Пример непослушания: ребёнок играет во дворе. Его зовут домой обедать, но ему хочется погулять ещё, поэтому он отказывается (обратите внимание, ребёнок отказался именно по тому, что ему хочется погулять ещё).

Пример негативизма: ребёнок играет во дворе. Его зовут домой обедать, но он отказывается (хотя сам уже давно нагулялся и хочет есть). Т.е. он отказался от того, чего на самом деле хочет, но отказался только по тому, что это просит взрослый.

При негативизме на первый план выступает социальное отношение, отношение к другому человеку. Т.е. негативизм адресован к человеку, а не к содержанию того, о чём ребёнка просят.

Итак, суть негативизма заключается в отказе от выполнения вашей просьбы лишь из-за желания делать наперекор взрослому.

2. Упрямство. Упрямство – это такая реакция ребёнка, когда он настаивает на чём-либо не потому, что ему этого очень хочется, а потому, что он это потребовал. Упрямство нужно уметь отличать от настойчивости, когда ребёнок хочет чего-нибудь и настойчиво добивается этого.

Пример настойчивости: ребёнку нравится кататься на санках, и поэтому он отказывается от предложения мамы пойти домой.

Пример упрямства: мама зовёт гуляющего во дворе ребёнка домой. Ребёнок отказывается. Мама приводит ему разумные доводы (он с ними согласен). Но ребёнок всё равно отказывается идти (по тому, что он уже отказался).

3. Протест. Ребёнок бунтует против норм воспитания, установленных для ребёнка. Протест против текущего образа жизни. Т.е. ребёнок бунтует против того, с чем он имел дело раньше.

4. Своенравие, стремление к самостоятельности.

5. Обесценивание. Ребёнок перестаёт ценить то, что ценил раньше. К этому относятся и люди, и вещи, и даже собственные переживания. В лексиконе ребёнка появляются слова, которые обозначают всё плохое, отрицательное. Эти слова ребёнок употребляет по отношению к таким вещам, которые сами по себе неприязни не вызывают. В этот период дети могут начать грубить тем взрослым, которых до этого очень уважали. Например, ребёнок может сказать своему дедушке, что он его сейчас побьёт или «превратит в мясо». Маме ребёнок может сказать, что она дура. По поводу игрушки, которой ещё недавно восхищался, может сказать, что она некрасивая и неинтересная.

6. Деспотизм (в семьях с одним ребёнком.) У ребёнка появляется стремление проявлять власть по отношению к окружающим. Например, ребёнок может требовать, чтобы мама не ходила на улицу, а сидела дома, как он сказал.

7. Ревность (в семьях с несколькими детьми). Проявляется по отношению к братьям и сёстрам. В основе этой ревности лежит то же стремление к господству и деспотизму, что и в предыдущем пункте.

Суть кризиса 3-х лет

  • Ребёнок бунтует против тех норм воспитания, которые сложились, считая что он «вырос из них».
  • Стремление к самостоятельности
  • Изменения в социальных отношениях ребёнка с окружающими людьми
  • Происходят изменения аффективно-волевой сферы
  • Изменяется отношение ребёнка к себе и людям
  • Ребёнок начинает мотивировать свои поступки не содержанием самой ситуации, а отношениями с другими людьми
  • Перестраивается социальная позиция ребёнка к авторитету матери и отца.
  • Ребёнок хочет проявлять свою личность. Многие поступки мотивируются не мгновенным желанием, а связаны с проявлением личности ребёнка.
  • С одной стороны ребёнок хочет признания своей самостоятельности и независимости, а с другой – к такой форме поведения он ещё не готов.

Как усугубить ситуацию или вредные советы родителям

  • Настаивайте на своём, вы же правы!
  • Сломите детское упрямство (тогда у ребёнка либо будет заниженная самооценка, либо он перестанет слышать ваши замечания).
  • Не давайте ему ничего делать самостоятельно (он же ещё маленький и глупый)!
  • Покажите ребёнку, что его мнение никто в расчёт не берёт.
  • Постоянно ругайте.

Выполняйте эти вредные советы и тогда у ребёнка довольно быстро возникнут невротические симптомы. Ребёнок вырастит безвольным и малоинициативным (либо упрямым и жестоким).

Что делать при кризисе 3-х лет

Предоставьте ребёнку самостоятельность. Пусть посильные дела делает сам. Предусматривайте в своём расписании запас времени на самостоятельные попытки ребёнка сделать то, что вы собирались сделать сами.

Разберём две ситуации:

1 Нужно одеваться и выходить на улицу в поликлинику. В процессе одевания ребёнок говорит «Я сам!» и начинает пытаться одеваться самостоятельно. Мама раздраженно отвечает: «Нет! Сейчас ты начнёшь копошиться, и мы опоздаем. Я сама тебя одену».

2 Нужно одеваться и выходить на улицу в поликлинику. Предусмотрительная мама начала этот процесс на 10 минут раньше срока. В процессе одевания ребёнок говорит «Я сам!» и начинает пытаться одеваться самостоятельно. Мама отвечает: «Хорошо, одевайся». Далее мама не мешает ребёнку одеваться самостоятельно. В конце она ему поможет.

В первом случае раздражается и мама и ребёнок. К тому же, ограничивая активность и самостоятельность ребёнка, мама усугубляет кризис трёх лет. Во втором случае и у мамы и у ребёнка сохраняется хорошее настроение. Учитывайте, что ребёнку на выполнение всех дел нужно больше времени, чем взрослому.

Родителям стоит научиться переключать внимание ребёнка. Если вы предполагаете поехать в гости к бабушке и ожидаете, что это предложение ребёнок встретит отрицательно, то предложите ребёнку выбрать наряд, в котором он поедет. В результате внимание ребёнка будет сконцентрировано не на решении, ехать к бабушке, или нет, а на выборе наряда, в котором он поедет. Или вместо того, чтобы сказать ребёнку: «Сейчас мы пойдём гулять», можно спросить: «Мы пойдём гулять на детскую площадку или в парк?».

Негативизм ребёнка можно использовать в своих целях. Например, если вы хотите пойти с ребёнком на прогулку, то можно предложить ему остаться дома. Ребёнок, естественно, вам возразит и скажет: «Нет! Пойдём гулять!».

Если ребёнок начал капризничать, отвлеките его.

Поощряйте инициативу и самостоятельность малыша. Если ребёнок пытается начать делать то, что ему пока не под силу, помогите ему. Научившись выполнять что-то в сотрудничестве со взрослым, вскоре ребёнок это сможет делать самостоятельно.

Почаще пересматривайте свои требования к ребёнку. Возможно, некоторые уже неактуальны.

Не акцентируйте внимание на капризах и истериках ребёнка. Во время истерики не стоит удовлетворять требование ребёнка (иначе такое поведение ребёнок будет демонстрировать всё чаще и по меньшим поводам). Если начать ругать ребёнка во время подобной истерики, то это только усугубит кризис. Поэтому в такие моменты постарайтесь переключить внимание ребёнка на что-то другое и не замечайте его истерик. Просто продолжайте выполнять свои дела. Не видя вашей ответной реакции, ребёнок быстро успокоится.

Периодически просите малыша вам в чём-нибудь помочь. Это поможет ему стать самостоятельнее и ответственнее. Плюс, это будет являться хорошим примером социального взаимодействия между людьми.

Не забывайте про творчество – больше рисуйте с ребёнком, лепите из пластилина, вместе делайте поделки, играйте в песок. Творчество очень хорошо помогает справиться с эмоциями.

Режим дня полезен для структурирования жизни ребёнка. Он помогает формировать волю, которая так нужна для овладения своим поведением. Режим дня можно наглядно отразить на плакате в виде пиктограмм. Иногда родители поступают так: скручивают лист ватмана в трубочку. На этой трубочки в виде пиктограмм рисуют последовательность действий. Из другого листа бумаги делают кольцо большего диаметра. Его используют для отражения текущей позиции.

Ведите себя с малышом как с равным вам человеком. Благодарите его за помощь. Спрашивайте разрешение, когда хотите взять его игрушку. Относитесь к ребёнку не как начальник-подчинённый, а как к равному партнёру. Уважайте личность ребёнка. Ребёнок в этом возрасте хочет, чтобы родители знали, что рядом с ними находится не ребёнок, а взрослый человек.

Признайте право ребёнка на совершение ошибок. Если вы видите, что ребёнок что-то делает не правильно, не нужно тут же вмешиваться и показывать, как правильно. На ошибках учатся.

Ингода родителям всё же нужно сказать резкое «нет». Это необходимо делать, когда действия ребёнка нарушают технику безопасности, например, если ребёнок засовывает ножницы в розетку или поворачивает ручки газовой плиты.

Не ждите, что ваши рациональные объяснения различных запретов ребёнок поймёт с первого раза.

Запаситесь терпением.

Желание ребёнка быть взрослым можно использовать в своих целях. Например, если нужно перейти дорогу, то можно попросить ребёнка вас перевести. Это намного лучше стандартного: «Так, дай сюда руку, сейчас будем переходить дорогу». В первом случае все останутся довольными, а во втором случае вы подпортите настроение ребёнку (а он вскоре вам).

Если ребёнок начал истерику в людном месте (а дети любят работать на публику), то лучше всего его перенести в другое, менее людное место. Например, если ребёнок на детской площадке лёг на землю и стучит кулаками (в истерике), то лучше его взять и перенести в сторону. Там его следует положить в такое же положение и подождать пока истерика закончится (если вы не будете реагировать на истерику, то она быстро закончится). Во время подобных истерик бесполезно что-либо объяснять ребёнку. Дождитесь окончания.

Следите за собой. Многие слова и поступки ребёнок копирует у своих родителей.

Используйте игровой момент. Например, если ребёнок не хочет есть, возьмите куклу. Кормите их по очереди. Или пусть кукла попросит ребёнка проверить, не горячий ли суп. Кстати, приблизительно в 3 года ролевые игры становятся ведущими у детей. Это значит, что ребёнок в рамках игры может вживаться в разные роли. Для родителей игра может быть хорошим способом заинтересовать ребёнка в выполнении какого-либо дела. Например, ребёнок может не хотеть идти гулять. Но пойти выгуливать любимого мишку он согласиться с удовольствием.

Озвучивайте для ребёнка его переживания и чувства. Это позволит ему лучше понять свои чувства и увидеть, что вы понимаете его состояние. Если вы видите, что ребёнок упал и плачет, скажите ему, что он упал, ударился, ему больно, и поэтому он плачет. Если ребёнок играл и сломал любимую игрушку, скажите: «Ты расстроился из-за того, что сломал игрушку. Тебе жаль её. Поэтому ты заплакал». Если ребёнок радуется тому, что у него получилось что-то сделать, так и скажите: «Ты нарисовал хороший рисунок и очень рад. Тебе приятно, что ты смог нарисовать такой рисунок. Ты гордишься». И так далее. Озвучивание эмоций и чувств поможет ребёнку разобраться в них и лучше понять себя.

Любите ребёнка не за что-то, а просто так. Любите его всяким: и счастливым и заплаканным, и во время истерик и во время достижений, и настойчивым и упрямым. Любите его всегда. Пусть он это знает и видит.

А как проявил себя ваш ребёнок во время кризиса трёх лет?  Поделитесь своим опытом в комментариях к этому сообщению.
 

Кризисы развития ребенка до школы

Маргарита Носкова

психолог и мама

Профиль автора

Когда у ребенка меняется поведение, родители часто впадают в ступор или панику. Еще вчера малыш был покладистым и улыбчивым, а сегодня плачет весь день и отказывается выполнять просьбы.

Я тщательно готовилась к рождению сына: читала много литературы по воспитанию, интересовалась опытом подруг и знакомых. Еще просто вспоминала, что когда-то изучала, — я психолог по образованию. Но когда родился сын, мне вдруг показалось, что я ничего не знаю и вообще не понимаю, что делать дальше.

Первые месяцы жизни сына я вспоминаю с легким содроганием: он мало спал и много кричал, до трех с половиной месяцев вообще не слезал с рук. Когда сын пошел самостоятельно, ежедневная рутина стала интереснее и немного легче, поэтому кризис первого года жизни прошел почти незаметно. Сейчас мой ребенок — двухлетка с активной жизненной позицией, о которой периодически сообщает диким ором. К счастью, теперь я уже понимаю, как с этим справляться.

В статье расскажу о первых кризисах в жизни ребенка и о том, как действовать родителям, когда наступит сложный период.

УЧЕБНИК

Курсы Тинькофф Журнала

Ясно и просто обо всем, что касается ваших денег: от инвестирования до экологии

Начать учиться

Почему возникают кризисы развития

Дело в том, что кризисы в жизни ребенка связаны со значительными переменами в его жизни. Как правило, больше всего на это влияют три фактора: изменение социальной ситуации развития, смена ведущей деятельности или появление у ребенка новых умений. Расскажу об этом подробнее.

Социальной ситуацией развития называют отношения между ребенком и средой, которая его воспитывает и окружает. На практике это любое общение между ребенком и взрослыми вокруг него: родителями, родственниками, друзьями семьи, воспитателями, учителями.

Кризис возникает тогда, когда социальная ситуация меняется. Ребенок взрослеет, и ему уже становится недостаточно общения только с родителями, он начинает интересоваться и другими людьми, хочет играть с другими детьми. Попытки установить контакт не всегда бывают успешными — это может расстраивать ребенка.

Кризис возникает тогда, когда ребенок переключается на новый вид занятий, начинает исследовать мир, но сталкивается с тем, что ему не все позволено и не все предметы поддаются воздействию. Например, дети могут расстроиться даже от того, что большие предметы не влезают в рот, а твердые не гнутся.

Новые умения, или психические новообразования — так их называют психологи — тоже могут стать причиной нового кризиса. Новые умения могут поначалу пугать ребенка, потому что он еще толком не понимает, как это применять, но очень старается. Например, кризис случается, когда ребенок начинает говорить: малыша могут не всегда понимать, а еще словарного запаса иногда не хватает, чтобы выразить все, что хочется, — это огорчает.

Все дети по-разному проживают такие периоды изменений. Один ребенок будет капризничать при столкновении с любыми сложностями, другой — обижаться, отказываться общаться и угрюмо сидеть в углу, а третий станет просто очень требовательным и неотступным, но без истерических выходок. Родителям тоже может быть нелегко пережить эти периоды изменений, но чем дольше они стараются сохранять старый уклад жизни, тем сложнее детям дается новый виток развития.

Дальше я расскажу об основных кризисах, с которыми сталкиваются родители с рождения ребенка и до школы.

Кризис новорожденности

Как проявляется. Новорожденный ребенок беспомощен и полностью зависит от взрослых, но сообщить о своих потребностях может только криком. Проблема в том, что родителям сложно понять, что именно обозначает крик в тот или иной момент, — приходится догадываться с помощью интуиции и логики. Пока родители не поймут, что именно нужно сделать, малыш может беспокоиться и кричать, а значит, нервничать и расстраиваться будет вся семья.

Сроки. Официально считается, что кризис новорожденности длится с момента рождения ребенка до двух месяцев. За это время родители обычно находят общий язык с младенцем. Но все индивидуально — кризис может идти дольше.

Как быть родителям. Не относиться к плачу младенца как к капризам. Даже если малыш сыт, выспался и в сухом подгузнике, его плач может сигнализировать о недостатке внимания родителей. Дело в том, что телесный контакт с родителями — базовая потребность новорожденных, а непосредственное эмоциональное общение с ними — ведущая деятельность. Все это помогает сформировать качественную привязанность и послужит опорой в дальнейшей жизни ребенка. В этом возрасте дети не манипулируют криком и их невозможно приучить к рукам.

Правда, не стоит забывать о другой ключевой задаче этого периода — дать маме восстановиться после родов. Для этого ей важно разделять заботы о малыше с кем-то еще. Мне в практике встречались ситуации, когда пережить кризис новорожденности семье помогали родственники или няни. Не бойтесь просить о помощи, если вы в ней нуждаетесь.

Бессонные ночи тоже могут сказаться на самочувствии мамы, а значит, и на ее возможностях полноценно заботиться о ребенке. Если малыш плохо спит по ночам, попробуйте разные варианты организации сна, проконсультируйтесь с педиатром и попросите помощи у консультантов по сну. Справиться с кризисом новорожденности будет легче, если вся семья высыпается.

Что купить. В этот период важно освободить себя от других забот и делегировать часть функций родственникам или специально обученным людям. Например, заказывать клининг или покупать готовую еду. Если малыш все время проводит на руках у родителей, возможно, стоит попробовать купить качели или шезлонг, чтобы облегчить себе жизнь.

Использование качелей не навредит формированию привязанности: важно не только количество, но и качество времени, которое родители проводят с ребенком. Если вы каждый день общаетесь с малышом, то дневной сон не на маминых руках, а, например, в качелях никому не повредит.

Электрические качели вполне способны заменить качание на руках и дать маме или папе отдохнуть. Такая модель стоит 25 900 Р, но есть и более бюджетные варианты — от 2000 Р. Источник: akusherstvo.ru

Как я проходила кризис. Я приходила в себя около четырех месяцев. Мой ребенок часто плакал и просыпался 8—12 раз за ночь. Спасти остатки сна помогла приставная кроватка, а затем и совместный сон.

Поскольку сын первое время спал исключительно на мне, я научилась организовывать пространство под свои потребности. Обычно держала ребенка одной рукой и опиралась корпусом на спинку дивана, вторую руку всегда оставляла свободной, чтобы, например, поесть, взять кружку, посидеть в телефоне или что-то поделать на компьютере. В три с половиной месяца малыш резко «повзрослел» и вдруг стал интересоваться происходящим вокруг, слез с рук, с удовольствием лежал на полу и трогал игрушки. Так что этот период нужно было просто переждать.

Примерно до четырех месяцев жизни малыши не просыпаются от шума в комнате, поэтому я могла спокойно смотреть фильмы и сериалы со звуком — это скрашивало рутину.

Кризис одного года

Как проявляется. Молодые родители часто слышат фразу «После года станет легче» — это правда и миф одновременно. Миф, потому что малыши и после года все так же требуют много внимания и от них не получится надолго отойти. Правда, потому что к году дети уже более самостоятельны и осознанны: они умеют ползать, а некоторые — ходить, показывать пальцем на интересные предметы, понимать обращенную к ним речь, держать в руках какие-то предметы.

Благодаря этому ребенок понимает, что с каждым днем умеет больше, что не обязательно звать маму, чтобы взять интересующую вещь. В этот период ему становится особенно важно хватать предметы, самому ими управлять и понимать, что можно сделать с помощью той или иной вещи. И в этом кроется основная причина кризиса: малыш хочет сделать много, а умеет пока мало.

Понять, что кризис наступил, довольно просто: ребенок начинает требовать к себе больше внимания и перестает слушаться взрослых. Он упрямится и ведет себя активнее, чем раньше, капризничает на ровном месте, отказывается от привычных дел, например прогулки, купания или чистки зубов. Если в 8—10 месяцев ребенок мог хотя бы изредка играть сам 5—10 минут, ползал самостоятельно и не звал на помощь, то к моменту кризиса он снова начинает требовать постоянного присутствия взрослого рядом. Иногда возможны даже вспышки агрессии, но такое встречается редко.

Сроки. Кризис первого года может начаться и раньше, условно в 10—11 месяцев, а к полутора годам он обычно заканчивается. К этому моменту малыш принимает правила игры: понимает, что сделает сам, а в каких случаях еще все-таки надо позвать взрослого на помощь. Некоторые двигательные навыки закрепляются.

Как быть родителям. В кризисный период важно, будут взрослые ограничивать ребенка и все запрещать или же, наоборот, дадут умеренную свободу в действиях. Дело в том, что через соотношение свободы и запретов у ребенка начнет формироваться базовое доверие к миру. Он сделает выводы, безопасен и открыт к нему мир или, наоборот, он страшный и опасный, раз родители запрещают все подряд.

Под умеренной свободой я подразумеваю, например, разрешение самому поесть ложкой или руками, копаться на прогулке в камнях и песке, заходить в лужи, залезать дома в ящики и комоды. При этом родители должны строго ограничить опасные действия: залезать на подокнонник нельзя, даже если очень хочется посмотреть на улицу.

Некоторые родители продолжают делать все за годовалого ребенка, полагая, что он еще маленький. Вот только при такой стратегии взрослым грозят частые истерики, а еще велик риск в будущем получить беспомощного ребенка: он просто смирится и привыкнет, что все делают за него.

Поесть самому руками — прекрасная идея. Я не переживала, что сын испачкается: стиральная машинка все стерпит

Конечно, самостоятельно ребенок все будет делать дольше. Когда сын идет сам вместе со мной по делам, а не едет в коляске или на руках, то короткая дорога превращается в долгую прогулку. Это может бесить. Иногда родителям хочется прикрикнуть, поругать малыша за нерасторопность или ошибки.

К ругани родители обычно прибегают от бессилия или усталости, но при этом у ребенка происходят изменения не только психологического характера, но даже на физиологическом уровне: учащается сердцебиение, начинает вырабатываться гормон кортизол. То есть его организм воспринимает крик как опасность — он считает, что нужно бежать или замереть, но никак не слушать и делать выводы.

Еще родителям важно уже в этот период объяснить ребенку первые правила поведения и выставить границы норм. Правила должны быть одинаковыми для всех и действовать не только дома, но и в гостях у бабушек и дедушек: только так ребенок не запутается. Например, кусаться и бить нельзя никого, даже если дедушка не против шуточных тумаков от внука. Будьте готовы повторять одно и то же изо дня в день: ребенок не сразу захочет слушаться и выполнять все, что от него требуют.

Что купить. Ближе к году дети осваивают большинство двигательных навыков и отрабатывают их даже ночью. В этом возрасте они иногда будут просыпаться, пытаться сесть, встать и выйти из кроватки. Это может быть опасно. Уберечь ребенка от падений помогут высокие бортики у кровати — они должны доходить малышу до подмышек, если он стоит.

Чтобы наблюдать за спящим ребенком в течение дня и поздним вечером, родителям пригодится видеоняня или камера с ночным видением. Видеоняни стоят от 5000—6000 Р. Видеокамеры чуть дешевле — от 2000—3000 Р. У меня была видеокамера.

Чтобы позволить ребенку проявлять больше самостоятельности, нужно подготовить для этого квартиру: заблокировать окна, розетки и шкафы с бытовой химией, оборудовать пространство для игр, например постелить коврик, на котором ребенку будет не холодно играть, и поставить стеллаж с игрушками. Это недорого: заглушки стоят около 100 Р за комплект из шести штук, блокираторы для шкафов — от 80 Р за штуку, а для окон — от 200 Р.

В комплект с радионяней обычно входит экран для наблюдения за ребенком, но бывают и другие дополнения. Например, монитор дыхания или колонка, которая реагирует на плач и включает малышу белый шум. Источник: akusherstvo.ru Если в квартире мало места, можно купить коврик-сумку. Во время игр малыш на нем сидит, а когда заканчивает, коврик легко сложить и убрать вместе с игрушками. Такой коврик стоит от 700 Р. Источник: akusherstvo.ru

Как я проходила кризис. У сына кризис начался, когда ему было 11 месяцев. Он стал особенно активен, постоянно просился на руки и требовал, чтобы я несла его к конкретным предметам. В коляске он тоже сидеть не хотел — выдерживал максимум 20 минут, а потом орал и пробовал из нее вылезти.

В ответ я изменила подход к прогулкам. Теперь мы иногда выходили без коляски. Когда сын начал ходить сам, я стала иногда просить его помочь маме везти коляску, чтобы он шел рядом со мной, а не ехал на руках. По возможности брала его на руки и была рядом столько, сколько могла, чтобы он насытился вниманием и быстрее переключился на более интересные занятия. И еще не кричала на ребенка, хотя иногда очень хотелось это сделать, — в этом мне помогли растительные успокоительные капли.

Еще мы организовали безопасное детское пространство в доме. В своем уголке сын играл и сам расставлял игрушки на полках-гаражах. Это было хорошо для всех: у ребенка была свобода творчества, а у меня — спокойствие, что он не разносит всю квартиру.

Мы не могли выделить ребенку отдельную комнату, поэтому я организовала для него уголок в зале

Кризис двух лет

Такого понятия нет ни в одной классической возрастной периодизации, тем не менее родители часто сталкиваются в этот период с чем-то похожим на кризис. Я наблюдала это и как мама, и как специалист.

Как проявляется. Основной симптом — негодование и расстройство, когда что-то идет не так, как задумал ребенок. Например, он хотел сам нажать кнопку в лифте, а это сделала мама. Или он хотел весь килограммовый кусок сыра, а не тот кусочек, который отрезали ему. Причем это именно особенности мышления, а не просто желание вредничать.

Еще дети воспринимают целые предметы как правильные и хорошие. Например, если родители отламывают кусочек печенья, то для ребенка оно уже становится испорченным, бракованным, — это повод расстроиться.

Сроки. Четких границ нет, но на практике детское упрямство, истерики и расстройства по любому поводу чаще встречаются в 2—2,5 года.

Как быть родителям. Старайтесь спрашивать у малыша, чего он хочет и в каком виде. Если ребенок пока не говорит, предлагайте ему варианты и попросите показать на тот, что ему нравится. Если просьба ребенка выполнима, то просто сделайте так, как он хочет. Например, разрешите взять с собой плюшевого динозавра на прогулку или самому открыть дверь ванной после купания.

Если просьбу осуществить нельзя, то подробно объясните ребенку почему, но при этом будьте готовы к слезам и истерике. Помните, что истерики не длятся вечно, — они заканчиваются, даже если малыша не удается переключить на что-то другое.

По возможности делите продукты на части вне поля зрения детей и приносите уже порезанные или сразу давайте целиком.

Как я проходила кризис. В моем случае кризис еще продолжается — сейчас активная фаза. Ребенок очень требователен, начинает кричать, если что-то важное для него идет не по плану.

Сын уже достаточно хорошо разговаривает, поэтому я твердым голосом прошу его перестать кричать и сказать словами, что он хочет, иначе я его не пойму. Иногда это срабатывает. В других ситуациях я просто пережидаю истерику, а потом рассказываю ему, что он расстроился, так бывает, и это нормально, но сейчас нужно успокоиться. Для успокоения я предлагаю ему подышать, обняться или начать во что-нибудь играть. Срабатывает через раз, но и это уже большой успех.

Недавно я стала договариваться с сыном. Например, он перед сном просит пойти на кухню, чтобы что-нибудь взять, хотя уже лежит в кровати, а я читаю ему книжки. Тогда я проговариваю, что сейчас мы сходим на кухню, он возьмет, что хочет, а потом сразу пойдет обратно в комнату спать. Затем спрашиваю: «Договорились?» Он подтверждает. Затем на кухне я напоминаю ему о договоре и согласии, и мы возвращаемся обратно. Конечно, это тоже не всегда срабатывает, но попытаться все равно стоит.

К сыру ребенок предъявляет ультимативные требования: только весь, никаких кусочков

Кризис трех лет

Как проявляется. Это самый знаменитый в народе детский кризис. Среди характерных симптомов — упрямство, своеволие, обесценивание взрослых и стремление к деспотизму, то есть проявлению своей власти над взрослыми. Часто встречается негативизм — это когда на все предложения и просьбы ребенок отвечает «нет».

Основной посыл кризиса — «я сам». Дети стремятся к автономии и проверяют, насколько крепки границы дозволенного. Они начинают понимать, что обладают своей волей и могут не слушаться взрослого абсолютно во всем.

Ведущей деятельностью этого периода становится игра, в ходе нее происходит основное развитие. Социальная ситуация также меняется — ребенок начинает интересоваться другими людьми, теперь он готов воспринимать детей как партнеров по играм.

Сроки. Тут сроки тоже размыты. Начала можно ожидать и в два с половиной года, и позже, вплоть до трех с половиной лет. Сам кризис длится не 1—1,5 месяца, а дольше.

Как действовать родителям. Самостоятельность, умение говорить «нет», способность формировать и отстаивать свое мнение зарождаются как раз в возрасте трех лет. Их дальнейшее развитие отчасти определяется тем, какую стратегию воспитания выберут в этот момент родители.

Клиентам я рекомендую занять партнерскую позицию по отношению к ребенку, но с элементами властной заботы, как обозначает Людмила Петрановская. Это означает, что вы воспринимаете ребенка как отдельного человека со своими потребностями, вкусами и интересами, готовы учитывать его мнение, вести диалог, заботитесь об удовлетворении его нужд, но определяете правила и границы поведения.

Есть ряд универсальных рекомендаций — я обсуждаю их практически со всеми клиентами, которые хотят помочь себе пройти этот период.

Будьте спокойны и последовательны, насколько это возможно. Если вы начинаете закипать, то это повод попросить подменить вас на какое-то время — так, чтобы вы переключились.

Также я не стала бы игнорировать такой ресурс, как мультики. Они увлекут ребенка на какое-то время, а вы сможете просто посидеть, выпить чаю или расслабиться. ВОЗ разрешает тратить на мультфильмы 60 минут в день, а час дополнительного времени для себя бесценен. Если кроме телевизора в жизни ребенка есть достаточное количество живого общения со взрослыми, игры и активности, то мультфильмы вряд ли смогут каким-то образом навредить.

Рекомендации ВОЗ по вопросам физической активности, малоподвижного образа жизни и сна у детей до пяти лет

Совместные игры со своими детьми — залог их гармоничного развития

В этом возрасте не стоит использовать директивные указания. Если сказать ребенку: «Надень серые штаны», велика вероятность услышать в ответ четкое «нет». Чтобы этого избежать, предложите ему варианты: «Ты хочешь надеть серые штаны или черные с машинкой?», «Будешь на обед брокколи или рис?» Такая тактика дает ребенку понять, что вы готовы предоставить ему самостоятельность в выборе, пусть и немного мнимую. В психологии такое явление еще называют выбором без выбора.

Отвлекайте и переключайте ребенка. Если сначала вопрос или просьба вызвали протест, но все еще остаются актуальными, спросите снова через 5—10 минут, когда ребенок отвлечется на что-то другое. Еще можно видоизменить вопрос и подставить любимых персонажей — так шансы на успех вырастут. Например, если упрямец не хочет принимать витамин D, спросите: «А как бы свинка Пеппа проглотила эту витаминку? Покажи!»

Разрешайте малышу делать самому то, что не опасно для его жизни и здоровья. Он так учится, оттачивает свои навыки, пробует силы. Если действие не получается, это повод сказать «Попробуй еще» — так вы показываете, что одной попытки иногда бывает недостаточно, и формируете зачатки мотивации. Если у ребенка все получилось, похвалите его: «Вася, у тебя отлично получилось почистить кукурузу, ты смог все сделать аккуратно» или «Смотри, как хорошо ты схватился пальцами за молнию, сам смог расстегнуть куртку».

Умение есть самому — важный навык. Если ребенок не просит помощи, то пусть ест сам, даже если это займет много времени

Самое сложное в этот период — научиться выдерживать истерики ребенка. Во время самой истерики можно выйти из комнаты и тем самым лишить его зрителей. Или, наоборот, можно сидеть рядом и ждать, обнимать или гладить малыша, если он дает это сделать. А вот уже после стоит рассказать ребенку, что вы его любите любым, но вести себя нужно по-другому. Привести примеры, как можно было сделать иначе.

В три года уже можно ввести первые права и обязанности. Так, ребенок уже способен отнести свою тарелку в раковину после еды или убрать ботинки на полку после прогулки. Такие мелкие бытовые дела полезны для дисциплины и дают ребенку ощущение включенности в семейные дела. Не забывайте и о наградах. Он согласился надеть теплые шапку и перчатки вместо тонких, поэтому может на полчаса дольше гулять и копаться в песочнице. Это похоже на торг, но торговаться с трехлеткой бывает полезно.

Что купить. В этом возрасте можно попробовать кружки и секции: они позволят дать выход лишней энергии. Самое важное, что увлекать будете уже не вы, а тренер или педагог.

С трехлетками я рекомендую больше задуматься про спорт и физическую активность. Например, подойдут батуты, гимнастика, бассейн, первые пробы в футболе или хоккее. Безусловно, если ребенок просится на тихую активность вроде рисования, не нужно ему отказывать.

Как я планирую проходить кризис. Сыну три года будет только в следующем году. Пока я запасаюсь стратегиями поведения в разных ситуациях, которые смогу быстро вытащить из памяти и применить на деле.

Что будет дальше

Когда кризис трех лет закончится, наступит передышка. Это не означает, что вы получите идеально послушного ребенка на ближайшие несколько лет. Конфликты все равно будут возникать, как и истерики, и эпизоды непослушания. Но следующий серьезный кризис ожидается только к семи годам — к тому моменту, как ребенок пойдет в школу. До этого социальная ситуация развития и ведущая деятельность ребенка уже не изменятся.

Справиться с трудностями в период с трех до семи лет помогут простые правила: давайте ребенку выражать эмоции, но будьте рядом и поддерживайте его, а если нужно, проговаривайте ситуацию и вместе ищите решение. Помните, что ребенок уже способен вас понять: можно договориться или объяснить, почему вы поступили так, а не иначе. Возможно, будет непросто, но все получится.

Запомнить

  1. Кризисы проходят, а новые умения и отношения с ребенком остаются.
  2. Спокойствие и выдержка родителей — один из ключевых залогов успешного прохождения через все детские кризисы.
  3. Гибкость — наш помощник. Не стремитесь сохранять все как есть, смело меняйте устоявшийся уклад с учетом новых потребностей и умений ребенка.
  4. Просите помощи, если понимаете, что закипаете. Заранее обсудите с родственниками важные аспекты воспитания и смело делегируйте ребенка, когда есть такая возможность.
  5. Ребенок — тоже человек со своими желаниями и интересами. Слушайте его, спрашивайте, разговаривайте и договаривайтесь.
  6. Одна из основных задач воспитания — помочь ребенку стать самостоятельным. Давайте умеренную свободу, вводите правила, постепенно делегируйте подросшим детям мелкие обязанности.

ППМС — Центр Мурманск — КРИЗИС ТРЁХ ЛЕТ ПРОЖИВАЕМ ВМЕСТЕ С РЕБЁНКОМ

Кризис трёх лет — возрастной кризис, возникающий при переходе от раннего возраста к дошкольному, характеризующийся резкой и кардинальной перестройкой сложившихся личностных механизмов и становлением новых черт сознания и личности ребёнка, а также переходом к новому типу взаимоотношений с окружающими.

 

 

 

 

 

 

Поведение ребёнка, которое может свидетельствовать о начале кризиса трёх лет:

    • Ребёнок становится истеричным, даже без особой на то причины;
    • Ребёнок постоянно пытается перейти границу дозволенного, проверить реакцию взрослых: не реагирует на запреты или просьбы, понятия «нельзя» для него не существует;
    • Ребёнок отвечает на все предложения негативно, ему всё не нравится;
    • На прогулке может убежать в противоположное направление движения и спрятаться;
    • Пытается самостоятельно одеться, поесть, но столкнувшись с трудностями или препятствиями, закатывает истерику;
    • Попытки поговорить с ребенком не заканчиваются положительным результатом, он в любом случае все делает по-своему.

 

 Основные симптомы кризиса:
    • Негативизм
      Это не просто непослушание и нежелание выполнить просьбы взрослых, а стремление все делать наоборот, вопреки их просьбам.
    • Упрямство
      Если ребенок хочет какой-то предмет и упорно его добивается, это не упрямство, а настойчивость. Но даже если эта вещь ему не очень-то нужна, малыш может ее требовать из чистого упрямства.
    • Строптивость
      Это центральный симптом кризиса 3 лет. Строптивость безлична, протест направлен против образа жизни. Раньше ребенок чистил зубы, умывался, спокойно одевался и совершал другие привычные действия, а сейчас отказывается это делать.
    • Своеволие
      Ребёнок хочет делать всё сам, стремится к самостоятельности во всём. Это стремление часто не соответствует возможностям ребёнка и вызывает дополнительные конфликты со взрослым.
    • Обесценивание
      Обесценивается то, что было привычно — правила поведения, привязанности к вещам. Меняются привычки ребёнка.
    • Протест-бунт и деспотизм
      Проявляются в частых ссорах с родителями. Ребёнок стремится диктовать всем свою волю, он пытается быть главным. Возникает ощущение, что ребёнок находится в состоянии войны с окружающими.

 

Сколько времени длится кризис трех лет?

Длительность этого периода индивидуальна для каждого ребенка и во многом зависит от реакции родителей на детское поведение. Некоторые дети довольно быстро проходят через все трудности этапа, другие долго мучаются, пытаясь доказать окружающим свою самостоятельность. В любом случае, кризис 3 лет считается отправной точкой формирования личности. Очень важно в этот период не терять самообладания и искренне любить своего ребёнка, независимо от его поступков.

 

В этом возрасте у вашего ребёнка возникают следующие новшества:

    • Происходит формирование поведения «против-воли», что выражается в желании делать всё по-своему. Ребёнку предстоит осознание себя как самостоятельного человека. Отделяясь от взрослых, пытается установить с ними новые, более глубокие отношения.
    • Проявления осознания себя как отдельного человека будут выражаться в его потребности отвергать почти всё, что предлагают родители, и делать что-то самому, даже если ему этого не очень хочется или пока не по силам. Ребёнок даёт негативную реакцию не на само действие, которое он отказывается выполнять, а на требование или просьбу взрослого. При этом ребёнок может слушать одного родителя и во всем противоречить другому.
    • Появляется возможность действовать не под влиянием любого случайно возникшего желания, а действовать исходя из других, более сложных и стабильных мотивов. Это является важным завоеванием в его развитии и следующим шагом в обретении самостоятельности.
    • Возникает насущная потребность общаться не только с матерью и членами семьи, но и со сверстниками. Ребёнок осваивает правила взаимодействия через обратные реакции как взрослых, так и детей на его поступки.
    • Игра становится всё более коллективной. Игра с предметами может иметь уже какое-то сюжетное наполнение. В ней ребёнок воображает себя кем угодно и чем угодно и соответственно действует. Но в этом возрасте ребёнку достаточно поиграть 10-15 минут, потом ему хочется переключиться на что-то другое.
    • Дети в игре со сверстниками учатся чувствовать и защищать свои личностные границы и воспринимать их наличие у других людей. Ребёнок вынужден учитывать желания и чувства партнеров по игре, иначе рискует остаться в одиночестве и скучать.
    • Появляется много новых слов. Ребёнок активно осваивает речь, придумывая несуществующие слова, придавая уже известным словам свой особенный личный смысл.  

 

Рекомендации для родителей:

    • Поощряйте самостоятельность ребёнка.
      Если ребёнок что-то хочет сделать сам, не нужно препятствовать или пытаться контролировать его действия — это вызовет ещё большее раздражение у ребёнка. Лучше просто обеспечить его безопасность во время выполнения задачи и похвалить, когда у него все-таки получится задуманное.
    • Старайтесь сохранять спокойствие.
      Чем спокойнее вы реагируете на выходки малыша, тем меньше у него будет желания досадить вам. Крик и ругань провоцируют ребенка еще больше раздражаться и отстаивать свое мнение, поэтому необходимо взять себя в руки и реагировать спокойно, даже если малыш ведет себя отвратительно.
    • Предоставляйте ребёнку выбор.
      Попробуйте во время прогулки или совместного отдыха дать право выбора места или вида деятельности ребёнку. Например: «Куда мы пойдем сначала – на горки или качели?» Или разрешите ему самостоятельно решить, что кушать на завтрак: кашу или бутерброд, кашу манную или гречневую. Так он будет чувствовать себя полноценным членом семьи со своими желаниями и потребностями.
    • Анализируйте ситуацию.
      После каждой истерики, устроенной ребенком, разговаривайте с ним. Делать это лучше, когда малыш немного успокоится. Объясните ребёнку, почему вас расстраивает его поведение, и попросите его поделиться своими переживаниями или попытайтесь озвучить переживания за него.
    • Ругайте только за проступок.
       Нельзя обзывать ребенка такими словами, как жадина, дурак, глупый, бестолковый, вредина. Ругать можно только за неправильный поступок, но ни в коем случае не критиковать личность ребенка. Лучше сказать, «Ты поступил нехорошо», а не «Ты такой вредина!».
    • Просто любите ребенка.
      Несмотря на все некрасивые поступки, вы все равно будете любить своего малыша, поэтому не забывайте напоминать ему об этом.

 

Три года — это возраст, который можно рассматривать как определённый рубеж развития ребёнка с момента его рождения, этап, знаменующий переход на новую ступеньку детства.


 Кризис трех лет завершает период «слияния» с матерью, малыш всё больше начинает осознавать собственную «отдельность». Помните, что такое поведение — это процесс обучения!!!

 Материал подготовлен педагогом — психологом ППМС-Центра Кириченко К.В.

Используемая литература: Петрановская Л. «Кризис трех лет: как выстоять в этот период?»;   Млодик И. «Кризис трёх лет. Возрастные особенности детей 3-4 лет»; https://psy.su/feed/6163/

Кризис негативизма, или как остановить истерику? – Православный журнал «Фома»

Приблизительное время чтения: 3 мин.

Трехлетний сын не слушается взрослых. Может лечь на пол в магазине, или в лужу на улице, требуя своего. Что делать? Отвечает Людмила Петрановская, педагог, психолог, лауреат премии Президента Российской Федерации в области образования.

Это типичное проявление «кризиса трех лет», или «кризиса негативизма». В этот период ребенок начинает осознавать, что он с мамой не одно целое, что он способен действовать независимо от нее. Начинают формироваться представления о себе и собственных желаниях. Но поскольку ребенок еще неопытен, ему трудно справиться с новыми знаниями и скорректировать свое поведение. Он не умеет управлять волей и порой, пытаясь настоять на своем, говорит «нет», даже если ему до слез хочется, чтобы было «да».

«Кризис трех лет» — очень важный опыт. В этот период закладывается умение человека владеть своей волей. Если ситуации «кризиса» разрешаются неверно, то это грозит формированием у ребенка однобокого поведения, что чревато в будущем проблемами в ситуациях столкновения интересов. Иначе говоря, человек становится либо конфликтным — готов спорить по пустякам, либо ненормально гибким, неспособным сказать «нет». Причина такого поведения — в родителях, которые слишком жестко пресекали любую попытку проявления самостоятельности или, наоборот, демонстрировали свою слабость в столкновениях с волей ребенка.

Родителям важно научиться воспринимать «кризис трех лет» как тренинг, где ребенок учится справляться со всеми своими «хочу — не хочу» и где родители выступают в качестве спарринг-партнеров.

В этот период ребенок должен освоить три варианта реакций на ситуации.

Во-первых, он должен понять, что есть ситуации, в которых по его желанию не будет никогда. Прежде всего это касается безопасности и грубого нарушения прав других людей. Например, нельзя играть на проезжей части, нельзя подходить к спящему папе и стучать ему кубиком по голове. Родители заранее должны продумать свое поведение в таких случаях, научиться реагировать незамедлительно и без колебаний. Именно колеблющийся взрослый, испытывающий вину за сказанное, разрушает ребенка.

Во-вторых, ребенок должен освоить ситуации, требующие проявления упорства и настойчивости, когда взрослые вынуждены услышать и сделать то, что он считает нужным. Например, можно разрешить посмотреть мультфильм в неурочное время, съесть лишнее печенье. Уступать надо сразу, при этом озвучив: «Я с этим не согласен, но вижу, что тебе этого очень хочется, потому иду тебе навстречу». Ваши слова не должны восприниматься, как признание поражения. Они должны звучать с позиции сильного взрослого, который разумно принимает решение в пользу ребенка из любви и желания порадовать его.

Наконец, в-третьих, ребенок должен научиться не расстраиваться из-за мелочей. Здесь задача родителя, проявляя изобретательность и фантазию, суметь перевести спорный момент в режим игры. Например, родители, чтобы заставить ребенка убрать, начинают при нем спорить:

«А я говорю, он уберет, пока я досчитаю до пяти. — Нет, не уберет…».

Ребенок, освоивший все три ситуации, обычно легко и максимально эффективно преодолевает «кризис негативизма» (обычно он проходит к 4-5 годам). Дети, у которых он проходил особенно бурно, обретут внутренний стержень, устойчивость к чужому влиянию, в том числе групповому.

Всё сказанное относится как к кровным, так и к усыновленным детям, если последние попали в семью вскоре после рождения. Если ребенок, появившись на свет, провел без семьи несколько месяцев, во время кризиса он может быть более склонен к истерикам как способу привлечения внимания.

Те дети, которые в два-три года находились в госучреждении, как правило, не переживали этого кризиса. Но, оказываясь в нормальной семье, даже если они взяты в более старшем возрасте, также проходят через него. Одиннадцатилетний может вести себя, как трехлетний. В данной ситуации и родителям нужно вести себя с ним, как с трехлетним. И лишь когда «уровень» будет пройден, а пустота заполнена, он сможет пойти дальше.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она ставила помощь детям, оставшимся без попечения. Теперь вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейного устройства. На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем удачи в этом нелегком деле.По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочтите книгу секретной поддержки. Нежность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, сложив в этой удивительной книге весь свой жизненный опыт, мастерство психолога и огромный талант педагога. Особенность книги в невозможности примерного родительского опыта в среднестатистической российской семье.Если бы вы купили книги мам западных учителей, они часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль воспитания не вписываются в реалии России. Если вы хотите прочитать книгу Mysteryproof бесплатно На наш сайт — заходите, нажав на кнопку справа. Наш потрясающий ридер настраивается под любое разрешение и устройство.

Скачать книгу тайна поддержки

Помимо актуальности, книга очень хорошо написана. Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имея в виду малыша от 3 лет, до восемнадцатилетних малышей).Структура книги распределена именно в возрастных рамках, когда поведение, психика и развитие нуждаются в корректировке со стороны родителей. Для скачать книгу Людмила Петрановская Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка Нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Всем привет! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала. Это психологическая литература и автор ее Людмила Петрановская.Называется книга Секретная поддержка. Мне посоветовала ее подруга, мамина чудесного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так получилось, что мы психологи. Тем не менее, все описано все очень доступно и дружелюбно. Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу.Не только это, конечно. Разных книг по воспитанию детей еще очень много, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Раскрывает всю суть взаимодействия с ребенком от его рождения и до вылупления взрослого. Я не буду описывать полностью всю информацию, которую я получил в этой книге, но она очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, какие потребности у годовалого человечка может общаться и гасить конфликты с трехлеткой. -Год первый, как наладить отношения И заняться воспитанием школьника и подростка и как лучше матери постепенно отпустить кровь в зрелом возрасте.

Все описано на жизненных примерах, из которых женщина или мужчина, прочитавший эту книгу, может сделать вывод о том, как ему поступить в непростом деле воспитания своего чада. Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку необходимо больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно подарить любому взрослому мужчине, даже когда семья воспитывает детей по какой-либо технике или без нее. Если прочитать книгу тайной поддержки Людмилы Петрановской, то можно найти лучший совет Для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Книга подойдет не только родителям. Пусть читатель уже взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его, личного, отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, близких и коллег.

Здесь много времени уделяется кризисному развитию ребенка.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно с каждым часом своей жизни, ведь самый младший возраст, отличается от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие по миру. Его положительный опыт общения с родителями и их любовь в раннем детстве составляет прочную основу для становления его, как личности. Во взрослую жизнь он выходит психологически подготовленным, чувствуя родительскую любовь и родительское отношение, И его тайной опорой становится оценка его поступков, его личности и поддержки.

Избранное Отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует иметь детей. Еще задолго до рождения ребенка самому нужно подготовиться. Также советую ее всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцев, хоть подростков, хоть взрослых школьников. Прочитав эту книгу, вы всегда будете нужны своему ребенку, всегда будете понимать его и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, не будут считать вас ретроградами, будут ссылаться на ваши суждения, как на мудрые суждения вечноязычных, а не на болтовню неродственных предков. Однако нужно не только казаться такими детьми, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать на них только положительные и правильные вещи.

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(рейтинги: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная поддержка.Нежность в жизни ребенка

О книге «Тайная опора. Нежность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — успешный педагог, семейный психолог, блогер, а также автор разнообразные книги в области психологии детского воспитания. «В класс пришел приемный ребенок», «трудный возраст», «что делать, если…», — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Людмила Владимировна Петрановская противник интерната, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то семьи кровные или приемные.Также показано его негативное отношение к уровню исполнения в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству подготовки усыновителей и специалистов в этой области.

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» — книга из разряда «Почему я не знал о ней, когда мне было 18 лет». Почему вы спрашиваете? Все очень просто! «Тайная опора» — это совершенно особая энциклопедия реальной жизни. Образ жизни семьи, воспитание, взросление, общение матери и ребенка.Нет, это не та энциклопедия, которая заставляет мочиться, при поиске нужной информации. Логистические книги построены очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взросления. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, способов их преодоления, — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Достоинство книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше информации и ничего не уточнять. Людмила Петрановская — профессионал высокого класса, ссылается на собственный опыт материнства и на полках делает акцент на понятиях «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «Плато».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем папам, мамам (даже на стадии беременности и тем, кто собирается создавать семью), детям и бабушкам.И если вы все-таки «сломали файрлы» своим шансом, не расстраивайтесь. Хотите действительно узнать что-то новое в детской психологии, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Тайная опора» легко и просто поможет вам в решении спорных и важных проблем, связанных с рассмотрением и самоутверждением детей.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Нежность в жизни ребенка

Близкие люди
Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: Психология отношений». Книга будет полезна не только молодые мамы, но и те, кто хочет переосмыслить отношения со своим, возможно, уже повзрослевшим ребенком

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любила тебя без всяких причин
За то, что ты дочь
За то, что ты сын
За то, что малыш
За то, что растет
За то, что папа и мама похожи.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется тайной твоего тела.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители мамы не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

Если смотреть с этой точки зрения, то человек и в самом деле — венец творения. Потому что самое беспомощное юное и самое длинное детство на планете — четверть жизни — у нас. Прежде чем ребенок сможет обходиться без взрослых, пройдут годы. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что увеличивается существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, а он, как тараканы, и строит свою жизнь, думает об устройстве вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, дерзает, Верит, любит, — одним словом, существо разумное и свободное, нужен довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом пристрастившись к свободе, она представляет собой полную изначальную неспособность к миру, заключающуюся в способности видоизменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. На это идут все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом от рождения до взрослой жизни и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной. Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить ее исследованиям, и каждое одобрение проверять.Но второй жизни у меня нет, и в этой я решил практиковаться. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из вашей жизни, из историй клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности — теория вполне научная, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования. Но я вполне осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения в этой книге полностью научно подтверждены, но это вообще сложно проверить.Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг ей посвящено пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю этого момента. Подход к изучению человека, изучению детства, подход к воспитанию и психотерапии более глубокий, точный и действенный в практической работе. Множество проблем, отравляющих жизнь многим людям, просто не создавались бы, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями.И многие уже созданные и даже знакомые можно было бы решить вполне успешно и надежно. Уверен, когда-нибудь это будет осознанно, феномен привязанности будет изучен на самом деле глубоко, и мы откроем много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но у моих клиентов и читателей дети растут прямо сегодня, и они не могут ждать. Поэтому делюсь прямо сегодня с вами, чем могу, не выдавая написанного за правду в последней инстанции.Читайте, смотрите, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в ваших отношениях с ребенком что-то пойдет не так, не стоит сразу пугаться и искать, где вы ошибаетесь. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему так может быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности характера, могут быть сейчас в жизни сейчас или какое-то время назад особые обстоятельства, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты видишь, чувствуешь себя никем, даже если тебе кажется, что ты совсем ничего не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышлений, это способ увидеть свою ситуацию как бы возможностью увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиций и даже эволюции нашего вида.Но решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган – только вам, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит не о том, что книга – это слушать интуицию.

В книге мы пройдем вместе с ребенком и его родителями через все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы построим «дорожную карту» взросления и рассмотрим роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношения со «своими» взрослыми, каковы они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой — повлиять на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап – это новые вызовы возраста, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш проезжий путь будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете тупить из книги и вспоминать одни и те же — или непохожие ситуации, в которых вы были или за которыми наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. А может быть, он хочет что-то перечитать или пересмотреть под новым углом зрения.

Иногда мы будем как бы подниматься над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как он устроен. Если тема покажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать рассказ терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослым, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся привязанностью и успешно превратил его в независимость. И для того, чтобы тебе с ним было легче и счастливо, и отцовство требовало самоотверженности со счастьем, а не Каторогой или вечно сданным кем-либо экзаменом со страхом ошибок.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, станет первой частью серии «Близкие люди», посвященной разным аспектам привязанности. В этом, в первом, мы пройдем от начала до конца «хорошее» детство, детство без всяких проблем и катаклизмов, и попробуем понять, что оно дает человеку опыт привязанности, как отношения с их взрослые помогают создать личностный стержень, во многом определяющий всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Поняв логику развития его отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе и хорошего поведения, и успешного раскрытия потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и вместе мы в этом убедимся, пройдем шаг за шагом по детству.

Вторая книга «Дети, раненые в душу» будет более грустной — в ней пойдет речь о том, что бывает, если удар судьбы или трудные обстоятельства прервали благополучный, задуманный природой маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм, никто не застрахован, и самая благополучная в социальном смысле семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие обстоятельства, очень чувствительные к ребенку. Родители тоже не всегда умеют заботиться: они не могут понять или обидеть ребенка, даже если захотят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как они могут помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому я буду часто присылать ее сюда, а сюда — ей.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, называется «если тяжело с ребенком». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, как быть, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Оно приглашено в происходящее с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже были готовы и заверили, что это работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там кратко изложена суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет необязательной и параллельной третьей, и называться, соответственно, «если есть жесткий родитель».Я к ней еще даже не приступала, но очень хочу, потому что за много лет работы с родителями хорошо знаю, как это тяжело. Как прикрыть собственные раны привязанности, как трудно выдержать пресс общества и собственной семьи, отстаивая своего ребенка и свое право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия изменить себя родители совершают ради детей. Чем больше я работаю, тем больше люблю и уважаю родителей, таких разных и таких самоотверженных в нашей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу только для них, о том, как можно стать для своих детей лучшим родителем, чем собственный.

Возможно, со временем в серии появятся и еще какие-то книги, но эти четыре я считаю MUST DONE для себя и очень постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие детством по пути привязанности, давайте начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И стартует у всех одинаково.

Двое, которые максимально тесно связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видятся в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных подгонок — и несколько тяжелых часов на переход из мира в мир, на то, чтобы покинуть теплую вселенную материнского тела и отделиться.

Наконец, они смотрят друг другу в глаза.Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от достоинства, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный. Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатление в глубине памяти главного человека в его жизни, личности человека, который станет демиургом своего мира, который распустит тучи в этом мире, подарит блаженство или изгонит из Рая, наладит мир чудовищами или ангелами, казнить или миловидных Забрать, но скорее всего — и то, и другое, и наоборот.Есть с чего быть серьезным.

Так давно начинается история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина. Удерживая за эту связь, он будет выпущен как космонавт, связанный с открытым космосом. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждый ребенок.Она идет не от брюха к желудку, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Детеныши человека рождаются очень маленькими и незрелыми. Вот и эволюция решила бросить ей вызов: соединить напряжение (а значит, узкий таз) матери и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Нужно было как-то выкручиваться. Поэтому перед лицом нашего вида использовалась обновленная и усовершенствованная технология, придуманная для образцов. Огромная кенгуру рождает крохотного, с креветку размером, детеныша, который еще не способен отделиться от матери. А потом какое-то время останавливает его в мешке. Если он не упадет сразу в сумку матери — очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, приходящий в мир, на глубинном, инстинктивном уровне знает правила игры.Они просты и суровы.

Правило первое. Сами по себе вы не арендатор. Если есть взрослый человек, который возьмет тебя к себе, будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и защищать — ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого средства — значит, для вас нет места, извините, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе — потребность жизненная, жизненная. Это не про «ну», не про «без мамы одиноко и грустно», это про жизнь или смерть. Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, — и есть наша «сумка», предназначенная для передачи ребенку, своеобразная внешняя матка, переходные ворота между рождением и выходом в мир.Она заложена в тех глубоких отделах мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, кувшинках или детских домиках. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, высечено на скребках: Стань кем-то — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости — максимальный. Без этого не жить.

С этим обстоятельством связано правило.Если вдруг не окажется взрослого, или он не спешит заботиться и защищаться, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризный, вы боретесь за жизнь, есть неуместная деликатность. Не приходит — зови громче. Не хочет — сделай. Забыл — напомни. Не уверен в этом — еще раз перепроверь, является ли он все еще твоим взрослым и считает ли тебя своей. Здесь важна бдительность. Скорость высокая. Драться!

И это второе важное, о чем стоит помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в своей привязанности, он будет искать подтверждения связи, стремиться сохранить ее и укрепить любой ценой.Любой. Потому что на Кону — его жизнь.

Вот почему, едва появившись на свет, малыша тут же принимают за дело. Нужно найти своего взрослого и привлечь его к ласке. Приведи к себе, да сильнее. В нем есть все необходимое для этого, природа его снаряжает, как Джеймса Бонда, для особо сложной миссии.

Без зубов, но вооружен

Крик — это, конечно, главное оружие новорождённого. А что еще он может? Пока даже собственных рук-ног не наблюдается.Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а кричать. Писать. Yell

Объективно плач новорожденного — звук не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого Города, который постоянно живет в шуме — ну как может убить его крохотный человечек по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​ревом взлетающих самолетов, треском мотоцикла, грохотом отовсюду музыки? Однако от любого из этих звуков, хоть и неприятных, можно как-то абстрагироваться.Научиться не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди и под канонаду сыпались. И от плача младенца мы не можем абстрагироваться. Он проникает «в печень», он «мертвого поднимет», он попадает в какой-то такой частотный диапазон, который пробуждает инстинкт осторожного взрослого человека и голос этого инстинкта неотвратимо. Неважно, что ты устал и хочешь спать, или болен, не важно, что ты занят чем-то другим, неважно, хочешь ли ты, ты можешь, «быстро, щас все бросил, встал и пошел к ребенку.Действует, даже если плачет чужой ребенок: смотрим, волнуемся, а если наш, то готовы на все, лишь бы он остановился: покормить, обогреть, помыть, покачать — все, что нужно, чтобы ребенок был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под влиянием изменяющих психику веществ: алкоголя, наркотиков) или стойко (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда крик ребенка либо не может пробиться сквозь дурман, он остается бесследным, либо вызывает патологическую реакцию, не предусмотренную природой: ярость или отчаяние.Вот и трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащий ребенок бьется об стену или мать выбрасывается в окно послеродовой депрессии.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место и во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в поездах очень развитых и благополучных стран пытались устанавливать звукоизолирующие боксы для младенцев. Это были такие закрытые коробки с толстыми стенками и вентиляционными отверстиями, куда родителей просили укладывать плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все же пожалели, хотя в наши дни бурные гневные дискуссии на тему «Избавьте нас от этого звука, носите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними».

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Ответы на самые сложные вопросы именно там. У вас ранняя разработка или начинать все на самонеке? Отдать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если …», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров на тему отношений в семье и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: Психология отношений». Предыдущая Книга «Если ребенку трудно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с их, возможно, уже повзрослевший ребенок.Вы узнаете:
— Как формируется привязанность ребенка к родителям с раннего возраста до подросткового возраста;
— Почему роль наставника и родителя далеко не одно и то же;
— Как стать вашим алиментом в жизни.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Ответы на самые сложные вопросы именно там. У вас ранняя разработка или начинать все на самонеке? В детский сад отдашь или оставишь с бабушкой? Наказываете ли вы по просьбе учителя и есть ли в этом смысл? Вы дали подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом пройдя детство вместе с Людмилой Петрановской.

Скрыть

Кнопка выше «Купить бумажную книгу» Вы можете купить эту книгу с доставкой по России и аналогичные книги по лучшей цене в бумаге на сайтах официальных интернет-магазинов.

По кнопке «Купить и скачать электронную книгу» Вы можете купить эту книгу в электронном виде в официальном интернет-магазине «Литрес», а затем скачать ее на сайте Литрес.

По кнопке «Найти похожие материалы на других сайтах» вы можете искать похожие материалы на других сайтах.

По кнопкам выше вы можете купить книгу в официальных интернет-магазинах Лабиринт, Озон и других. Также Вы можете искать похожие и похожие материалы на других сайтах.


Тайная опора, привязанность в жизни ребенка, Петрановская Л.В., 2015.

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа появляются на свет уже неотличимыми от «родителей», им ничего не нужно от предков.Чуть более сложные родители только помещаются в благоприятную среду, а там и сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Как и некоторые насекомые. Отдельные виды рыб их мальков уже охраняются. Многие рептилии охраняют кладку яиц и присматривают за вылупившимся потомством. Но птицы уже обязательно садятся, кормят и обучают птенцов, иногда совершают чудеса самопожертвования ради потомства. Млекопитающие не выживают со взрослыми без ухода, и их детство длиннее, чем у птенцов.Родители мамы не только кормят, охраняют и учат – с ними играют, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

От рождения до года. Приглашение в жизнь.
И запускается у всех одинаково. Двое, которые как можно теснее связаны, но при этом совершенно не знают друг друга, даже не видели в лицо. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания.Девять месяцев накопления роста, причудливых изменений и тонких взаимных корректировок — и несколько тяжелых часов на переходе из мира в мир. Это. Покинуть теплую Вселенную Материнского Тела и Отделиться. Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости. От упреков, от облегчения, от жалости. И взгляд новорожденного (если он родился без проблем, не изнурен родами и не накачан лекарствами) — Серьезный, ясный и сосредоточенный.Полные столбцы.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Запечатлив в глубине памяти главного человека в своей жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит тучи в этом мире, или устроит жестокие ямки, подарит блаженство или изгонит из Рая . Населить мир монстрами или ангелами, казнить или помешать, дать или отнять, а скорее всего — и то и другое. Есть с чего быть серьезным. Так начинается долгая история, история общения, которое связывает ребенка и мать почти так же прочно, как пуповина.Держась за эту связь, он придет в мир. Как выйти в открытый космос космонавту, связанному с кораблем. В отличие от пупочного пупочного. Эта связь не материальна, она носится от психических актов: от чувств, от решений, от поступков, от улыбок и взглядов, от мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя и каждого ребенка. Она не от брюха к желудку», а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так красивее звучит).Вложение. Чудо не меньше, чем сама беременность. И не меньше самой жизни.

  • Большое обучение, Развитие ребенка 4-5 лет, Мои первые уроки, Беля А.В., 2008
  • Особенности обучения и воспитания детей, рожденных в результате экстракорпорального оплодотворения, Орлова О.С., Петенин В.А., 2019

привязанность в жизни ребенка


Любил тебя без особой причины
Потому что ты дочь
Потому что ты сын
За то, что ты ребенок
За взросление
Потому что он похож на маму и папу.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни — это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами.Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят их к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.

Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю на данный момент подхода к изучению человека, изучения детства, подхода к воспитанию и психотерапии более глубокого, точного и эффективного в практической работе.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой стороны влияют на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап приносит новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами бывали или которые наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. . Или, может быть, вы хотите что-то перечитать или пересмотреть под новым углом.

Иногда мы как бы приподнимаемся над нашим путем для небольших теоретических отступлений, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся привязанность и успешно превращает ее в независимость. И чтобы с ним было легче и счастливее, и родительство было бы для тебя счастьем, требующим самоотдачи, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается бог знает кому со страхом ошибки.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем «хорошее» детство от начала и до конца, детство без особых проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю последующую жизнь.Отсюда и название: тайная поддержка». Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития. потенциала ребенка.Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший жизненный старт – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за детством.

Вторая книга, «Дети, раненые в душу», будет печальнее — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой благополучный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют обеспечить заботу: они могут не понять или обидеть ребенка, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как они покрывают собственные травмы привязанности, как это тяжело противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя прилагают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей , такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем были ваши собственные.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие через детство по пути привязанности, то начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И все начинают одинаково.

Двое максимально близких родственников, но совершенно не знакомых друг с другом, даже не видевшихся вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных приспособлений – и несколько тяжелых часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полная коллекция.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывается в глубинах памяти главный человек в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или миловать, отдавать или отнимать, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история всей жизни, история связи, которая свяжет ребенка и мать почти так же крепко, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт выходит в открытый космос, связанный с кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждого ребенка.Он идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: совместить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Я должен был как-то выбраться. Поэтому в нашем виде использовалась обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, которого пока не удается разлучить с матерью. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Тоже дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Первое правило . Вы сами не житель. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослой заботе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы неплохо», не про «одиноко и грустно без мамы», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для вынашивания ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубинных частях мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, инкубаторах и домиках для младенцев. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости — максимальный. Не могу без этого жить .

С этим обстоятельством связано правило два . Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за свою жизнь, деликатность здесь неуместна. Не приходит — зови громче. Если он не хочет, заставьте его. Забыл — напомни. Если вы не уверены в нем, перепроверьте, является ли он все еще вашим взрослым и считает ли он вас своей.Здесь важна бдительность. Ставки высоки. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжи к себе, да крепче. Для этого у него есть все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Беззубый, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — ну как его крохотный человечек может удивляться по сравнению с соседской буровой, грохотом метро, ​​грохотом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыка гремит отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем игнорировать плач ребенка. Он проникает «до самой печени», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что вы устали и хотите спать, или что вы больны, неважно, что вы заняты чем-то другим, неважно, хотите ли, можете ли, быстро, прямо сейчас , бросай все, вставай и иди к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если даже и свой, то готовы на все, лишь бы это прекратилось: покормить, согреть, помыть, сцедить – все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психотропных веществ: алкоголя, наркотиков) или навсегда (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без присмотра, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать в состоянии послеродовой депрессии выбрасывают в окно.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века в очень развитых и благополучных поездах пытались установить звуконепроницаемые боксы для младенцев. страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все-таки пожалели, хотя и сегодня то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Однако не все же с кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни, в один прекрасный момент, ребенок делает это. То, от чего родители теряют всякое самообладание, они начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня впервые улыбнулся.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка растянуло беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримасе мягкий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимой блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что отныне взрослые готовы разорваться в лепешку, чтобы он сделал это снова. И далее. И далее. Мы снова готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку шуршать газетой — да что угодно, лишь бы он почаще смеялся.Просто чтобы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все необходимое для роста и развития, вознаграждая родителей за труды моментами неземного блаженства. Так же работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Подобно тому, как секс доставляет удовольствие, чтобы мы не поленились плодиться и размножаться, забота о ребенке также вознаграждается в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже не делать ничего особенного, он все равно вызывает у нас симпатию — одним только своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие ручки и ножки — все это адресовано инстинкту заботы. А как сладко пахнет…

Известно, что при случайном попадании в поле зрения фигуры с инфантильными пропорциями мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт – присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с инфантильными пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться им. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании фирменных картинок, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Этой же цели — поддержанию контакта со взрослым — служат рефлексы, унаследованные людьми от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко цепляется за палец или за волосы взрослого, а если его опустить и поставить слишком резко, вскидывает вверх ручки и ножки, как бы пытаясь обнять лапу взрослого.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

близких человека
Людмила Петрановская, автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров о семейных отношениях и лауреат премии Президента , представляет продолжение серии «БЛИЗКИЕ ЛЮДИ: психология отношений.Книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, подросшим ребенком.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя за без особых причин
Потому что ты дочь
Потому что ты сын
За то, что ты малыш
За взросление
Потому что он похож на маму и папу
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой .

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков.Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят их к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков за миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве вселенная, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Все, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошли этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и уж тем более не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой стороны влияют на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап приносит новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами бывали или которые наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. . Или, может быть, вы хотите что-то перечитать или пересмотреть под новым углом.

Иногда мы как бы приподнимаемся над нашим путем для небольших теоретических отступлений, чтобы понять, как он работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся с привязанностью и успешно превращает ее в независимость. И чтобы с ним было легче и счастливее, и родительство было бы для тебя счастьем, требующим самоотдачи, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается бог знает кому со страхом ошибки.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем «хорошее» детство от начала и до конца, детство без особых проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за детством.

Вторая книга, «Дети, раненые в душу», будет печальнее — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой благополучный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, резкие перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют обеспечить заботу: они могут не понять или обидеть ребенка, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как они покрывают собственные травмы привязанности, как это тяжело противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя прилагают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей , такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем были ваши собственные.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие через детство по пути привязанности, то начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И все начинают одинаково.

Двое максимально близких родственников, но совершенно не знакомых друг с другом, даже не видевшихся вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных приспособлений – и несколько тяжелых часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полная коллекция.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывается в глубинах памяти главный человек в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или миловать, отдавать или отнимать, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история всей жизни, история связи, которая свяжет ребенка и мать почти так же крепко, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт выходит в открытый космос, связанный с кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждого ребенка.Он идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Я должен был как-то выбраться. Поэтому в нашем виде использовалась обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, которого пока не удается разлучить с матерью. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое. Вы сами не житель. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы неплохо», не про «одиноко и грустно без мамы», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для вынашивания ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубинных частях мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, инкубаторах и домиках для младенцев. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей.Привязанность – жизненная потребность, уровень значимости – максимальный. Без этого не живут.

С этим обстоятельством связано второе правило. Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за свою жизнь, деликатность здесь неуместна. Не приходит — зови громче. Если он не хочет, заставьте его. Забыл — напомни. Если вы не уверены в нем, перепроверьте, является ли он все еще вашим взрослым и считает ли он вас своей.Здесь важна бдительность. Ставки высоки. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжи к себе, да крепче. Для этого у него есть все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Беззубый, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, постоянно живущего в шуме — ну чем может его впечатлить крохотный человечек по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​грохотом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыка гремит отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем игнорировать плач ребенка. Он проникает «до самой печени», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что вы устали и хотите спать, или что вы больны, неважно, что вы заняты чем-то другим, неважно, хотите ли, можете ли, быстро, прямо сейчас , бросай все, вставай и иди к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если даже и свой, то готовы на все, лишь бы это прекратилось: покормить, согреть, помыть, сцедить – все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психотропных веществ: алкоголя, наркотиков) или навсегда (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без присмотра, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать в состоянии послеродовой депрессии выбрасывают в окно.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в очень развитых и благополучных поездах пытались устанавливать звуконепроницаемые боксы для младенцев. страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все-таки пожалели, хотя и сегодня то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она сделала помощь детям, оставшимся без попечения родителей. Сейчас вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейной организации.На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем вам удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочитать книгу Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, вложив в эту удивительную книгу весь свой жизненный опыт, навыки психолога и большой талант педагога.Особенность книги — до невозможности близкий родительский опыт среднестатистической российской семье. Если вы покупали книги матёрых западных педагогов, то часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль обучения совершенно не вписываются в российские реалии. Если вы хотите прочитать книгу The Secret Support бесплатно на нашем сайте — переходите, нажав на кнопку справа. Наш удивительный ридер адаптируется к любому разрешению и устройству.

Скачать книгу Секретная поддержка

Книга не только актуальна, но и очень хорошо написана.Здесь не будет общих советов о том, как воспитывать ребенка (имеется в виду малыш от 3 лет, до восемнадцатилетнего). Структура книги распределена именно по возрастным рамкам, когда поведение, психика и развитие нуждаются в коррекции со стороны родителей. По номеру скачать книгу Людмилы Петрановской Secret Support. Вложение в жизни ребенка нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Здравствуйте! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала.Это психологическая литература, и ее автор Людмила Петрановская. Книга называется Секретная поддержка. Мне порекомендовала подруга, мама замечательного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так уж получилось, что мы с подругой психологи. Тем не менее, все описано очень доступно и дружелюбно.Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только этот, конечно. Есть так много других книг о воспитании детей, но эта книга — настоящая жемчужина такой литературы.

Здесь раскрывается вся суть того, как правильно взаимодействовать с ребенком от его рождения до взрослого воплощения. Я не буду полностью описывать всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, какие потребности есть у годовалого человечка, как общаться и гасить конфликты с трехлеткой, как строить отношения и заниматься воспитанием школьника и подростка и как лучше маме постепенно выпускать свою маленькую кровь во взрослую жизнь.

Все описано на жизненных примерах, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавшие эту книгу, могут сделать вывод о том, как ему следует поступать в нелегком деле воспитания своего ребенка. Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку нужно больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно давать любому взрослому, даже когда семья воспитывает детей по какой-то методике или без таковой. Если прочитать книгу «Тайная опора Людмилы Петрановской, », то вы сможете найти лучшие советы для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Эта книга предназначена не только для родителей. Пусть читатель взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его личных отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо. Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, родственников и коллег по работе.

Здесь много времени уделяется кризисам в развитии ребенка.Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно, с каждым часом своей жизни, после более молодого возраста отдаляется от родителей, погружаясь в самостоятельное путешествие в мир. Его положительный опыт общения с родителями и их любви в раннем детстве составляет прочную основу для его развития как личности. Он входит во взрослую жизнь психологически подготовленным, ощущая родительскую любовь и родительское отношение, а оценка его поступков, его личности и опоры становится его тайной опорой.

Избранные отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует завести детей. Еще задолго до рождения самого ребенка нужно быть готовым. Также советую его всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцам, хоть подросткам, хоть взрослым детям-студентам. После прочтения этой книги ваш ребенок всегда будет нуждаться в вас, вы всегда будете его понимать и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, они не будут считать вас ретроградом, они будут относиться к вашим суждениям как к мудрым суждениям старших людей, а не болтовне несовременных предков. Однако необходимо не только казаться таковым своим детям, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать им только положительное и правильное.

Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(рейтинги: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная база.Привязанность в жизни ребенка

О книге «Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — успешный педагог, семейный психолог, блогер, автор многих книг в области психологии воспитания . «В класс пришла приемная дочь», «Трудный возраст», «Что делать, если…», — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Петрановская Людмила Владимировна является противником интернатной системы, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то кровные или приемные семьи.Также она отрицательно относится к уровню работы в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству образования приемных родителей и специалистов в этой области.

«Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка — почему я не знала об этом в 18 лет. Почему, спросите вы? Все очень просто!» «Тайная поддержка» — особенная энциклопедия реальной жизни. Семейная жизнь, воспитание, взросление, связь матери и ребенка… Нет, это не та энциклопедия, которая заставит вас страдать в поисках нужной информации.Логистика книги выстроена очень просто и понятно: описание всех периодов жизни и проблем, возникающих в разные периоды, осуществляется в хронологическом порядке — от рождения до взросления. Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, способов их преодоления — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Преимущество книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни.Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше заумной информации и ничего не объяснять. Людмила Петрановская – профессионал высокого класса, которая ссылается на собственный опыт материнства и раскладывает для вас понятия «кризис трех лет», «кризис подросткового возраста», фаза «плато».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем отцам, мамам (даже на этапе беременности и тем, кто собирается создать семью), детям и бабушкам.А если вы все-таки «наломали дров» с ребенком, не расстраивайтесь. Хотите действительно узнать что-то новое в психологии ребенка, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Секретная поддержка» легко и непринужденно поможет вам в решении спорных и важных проблем, связанных со взрослением и самоутверждением детей.

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы.Стоит ли заниматься ранней разработкой или пустить все на самотек? Отдавать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская, автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента РФ, представляет продолжение из серии «Близкие люди: психология отношений». Предыдущая книга «Если ребенку трудно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, подросшим ребенком. Вы узнаете:
— как формируется привязанность ребенка к родителям с самого раннего возраста до подросткового возраста;
— почему роли Наставника и Родителя далеко не одинаковы;
— как стать опорой в жизни своему ребенку.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы.Стоит ли заниматься ранней разработкой или пустить все на самотек? Отдать в детский сад или оставить с бабушкой? Наказывать ли по требованию учителя и есть ли в этом смысл? Можно ли дать подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом следуя за своим детством с Людмилой Петрановской.

Скрыть

Людмила Петрановская Секретное приложение поддержки.»Секретная поддержка

Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы. Стоит ли заниматься ранним развитием или пусть все идет своим чередом? Отдавать ли в детский сад…

Читать полностью

Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров по семейным отношениям и лауреат премии Президента РФ, представляет продолжение сериал «Близкие люди: психология отношений».Предыдущая книга «Если с ребенком сложно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей.
Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения с, возможно, уже повзрослевшим ребенком. Вы узнаете:
— как формируется привязанность ребенка к родителям с самого раннего возраста до подросткового возраста;
— почему роли Наставника и Родителя далеко не совпадают;
— как стать опорой в жизни своему ребенку.
Если вы поймете своего ребенка, вам будет легче строить с ним отношения. Там лежат ответы на самые сложные вопросы. Должны ли мы заниматься ранним развитием или оно должно идти своим чередом? Отдать в детский сад или оставить бабушке? Стоит ли наказывать по требованию учителя и есть ли в этом смысл? Нужно ли давать подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый?
Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом следуя за своим детством с Людмилой Петрановской.

Скрыть


Людмила Владимировна Петрановская

Тайная опора: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя просто так
За то, что ты дочь
За то, что сын
За то, что он3 растущий 9052 как мама и папа.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой. Берестов


Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве.Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только ставят в благоприятную среду, а там и ты сам. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства.Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни.Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллионы его предков миллионы лет и его, как каких-то тараканов, а строит свою жизнь, думает об устройстве вселенная, задающая вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит, — словом, разумному и свободному существу необходимо длительное время полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Все, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошли этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, пока меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто

Людмила Петрановская — автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров на тему семейных отношений и лауреат премии Президента РФ представляет продолжение серии «Близкие люди: психология отношений».Предыдущая книга «Если с ребенком сложно» стала бестселлером для родителей и дала ответы на самые популярные вопросы в воспитании детей. Новая книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, повзрослевшим ребенком. Вы узнаете: — как формируется привязанность ребенка к родителям с самого раннего возраста до подросткового возраста; — почему роли Наставника и Родителя далеко не совпадают; — как стать опорой своему ребенку в жизни.ЕСЛИ ВЫ ПОНИМАЕТЕ СВОЕГО РЕБЕНКА, ВАМ БУДЕТ ЛЕГЧЕ ПОСТРОИТЬ ОТНОШЕНИЯ С НИМ. Там лежат ответы на самые сложные вопросы. Должны ли мы заниматься ранним развитием или оно должно идти своим чередом? Отдать в детский сад или оставить бабушке? Стоит ли наказывать по требованию учителя и есть ли в этом смысл? Нужно ли давать подростку желаемую свободу? И, наконец, как сохранить отношения с ребенком, когда он уже взрослый? Найдите ответы на эти вопросы, шаг за шагом следуя за своим детством с Людмилой Петрановской.

О книге

  • Имя: Секретная поддержка. Любовь в жизни ребенка
  • Людмила Петрановская
  • Жанр: Педагогика
  • Серия:
  • ISBN: 978-5-17-084861-4, 978-5-17-086158-3
  • Страницы: 45
  • Перевод:
  • Издатель: AST, Times 2
  • Год: 2015

Электронная книга

Любил тебя без особой причины

За то, что ты дочь

За то, что ты сын

За то, что ребенок

Для выращивания

Потому что он похож на маму и папу.

И эта любовь до конца твоих дней

Останется вашей секретной поддержкой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птички уже обязательно насиживают, кормят и…

Любил тебя без особой причины

За то, что ты был дочерью

За то, что был сыном

За то, что был ребенком

За то, что рос

Потому что он похож на маму и папу.

И эта любовь до конца твоих дней

Останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители лишь помещают их в благоприятную среду, а потом и самих себя. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Это делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков.Многие пресмыкающиеся охраняют кладки яиц и присматривают за вылупившимися детенышами. Но птицы уже обязательно насиживают, кормят и обучают птенцов, иногда совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Детеныши млекопитающих не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители детенышей не только кормят их, охраняют и обучают — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство в двенадцать лет заканчивалось точно, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, что вырастает существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллионы его предков миллионы лет и его, как каких-то тараканов, а строит свою жизнь, думает об устройстве вселенная, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Все, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошли этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы еще одну жизнь параллельно посвятить исследованиям и проверке каждого утверждения. Но у меня нет второй жизни, и в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из которых я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории и уж тем более не все утверждения этой книги полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И очень жаль, потому что я не знаю на данный момент более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии… Многих проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если бы знать, как устроены отношения ребенка с родителями. И многие уже созданные и даже знакомые вполне могли бы быть успешно и надежно решены. Я уверен, что когда-нибудь это осознается, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и мы откроем для себя много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей и не могут ждать.Поэтому сегодня делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая списанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и тестируйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то идет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой проработанной теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе, а то и с точностью до наоборот – просто подумайте, почему такое могло быть.У ребенка может быть свой темп развития или особенности личности, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не то, что написано в книге, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем с ребенком и его родителями все детство: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развития все остальное, с другой — влияет на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап означает новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой держится его личность, как на стержне.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами были или которые наблюдали, и пытаться их анализировать с точки зрения прочитанного. Или, может быть, вы хотите перечитать или пересмотреть что-то под новым углом.

Иногда мы как бы поднимемся над нашим путем для небольших теоретических экскурсов, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, имеет смысл найти и прочитать книги, на которые я ссылаюсь.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомянуть только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с замыслом природы, наполнялся с привязанностью и успешно превращает ее в независимость. И чтобы тебе с ним было легче и радостнее, и воспитание детей было для тебя самоотверженным счастьем, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается кому-то со страхом ошибки.

«Тайная поддержка» Достаточно популярная книга среди родителей. В Интернете, на различных родительских форумах, на сайтах с отзывами о книгах и в нашем флешбуке «Читариум» можно прочитать много хороших отзывов и рекомендаций! С большим удовольствием присоединяюсь к восторженным читателям! 😉

Как и после прочтения очередной книги Людмилы Петрановской, снова хочу отметить атмосферу рассказа, благодаря которой читаешь и понимаешь, что «здесь меня понимают, не винят и хотят помочь!»

Книга написана доступным и понятным каждому родителю языком, с различными примерами из жизни, фильмов и книг, научными фактами и личным жизненным опытом автора.

Полная противоположность таким книгам, как Французские дети не плюются едой Памелы Друкерман и «Материнская любовь» Некрасова , так как основана на теории привязанности. Он был основан английским психиатром и психоаналитиком Джоном Боулби.

Цитата: «Теория привязанности впечатляет меня тем, что позволяет увидеть механизм превращения полной зависимости, с которой начинает свою жизнь человеческий младенец, в автономного взрослого человека.

Понимая, как работает привязанность, мы можем буквально видеть и слышать, как она происходит день за днем, год за годом в вполне знакомые моменты общения родителей и детей. Это значит, что за ярлыками «капризы», «избалованность», «агрессия», «вредный характер», «лень» мы можем увидеть суть происходящего — реакцию ребенка на угрозу привязанности. И понять, как ему помочь, чтобы он рос и развивался, а не тратил силы на борьбу за нашу любовь.»

В книге суть теории привязанности иллюстрируется следующим образом:

Как-то волшебные образы, с каждым главным вас посещает чувство спокойствия и одновременно улетучивается чувство вины, которое часто возникает после прочтения других «родительских» книг именитых психологов и педагогов (добавьте сюда: давление со стороны родных, общественность и приступы самобичевания «Я мать-гадюка, все делаю не так! )».

Цитата: «Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть нашу ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида. Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, говорит что-то не из книги, прислушайтесь к своей интуиции.

Формат и содержание книги

Это издание от издательства «АСТ» достаточно сипатое, в мягкой, приятной на ощупь обложке и достаточно высокого качества.

В книге всего 8 глав, каждая из которых посвящена определенному веку:

1. От рождения до года. ПРИГЛАШЕНИЕ В ЖИЗНЬ.

2. Кризис 1 год. СВОИ И ВСЕ ДРУГИЕ.

3. От года до трех. ЗАВОЕВЫВАЯ МИР.

4. Кризис 3 года. НЕТ, НЕ ХОЧУ И НЕ БУДУ.

5. С 4 до 7. МЛАДКИЙ ВОЗРАСТ.

6. Кризис 6-7 лет. ВМЕСТЕ НАВСЕГДА.

7.С 7 до 12. НА ПУТИ В БОЛЬШОЙ МИР

8. С 12 до 15. ПОДРОСТОК: ПРЫГАЙ В ПРОБЕЛ

И последняя глава После детства.

На вопрос «когда читать»: лучше всего начинать читать во время беременности и потом обращаться к книге по мере взросления родителя и малыша (думаю, увлеченные папы тоже должны читать и быть «в курсе педагогических мероприятий»).

Лейтмотив книги — важно с первых дней жизни малыша оказать ему поддержку (ту самую безусловную материнскую любовь и заботу), которая создаст прочный фундамент его личности и будет поддерживать его на протяжении всей жизни!

Это так ясно и знакомо? Неужто… непросто иногда во всех ситуациях воплотить это в жизнь? Благодаря таким книгам, как «Тайная опора», вы сможете посмотреть на семейную ситуацию под другим углом, понять и принять своего ребенка, его истинные потребности (а также понять, как совместить свои потребности и жизнь в обществе).

Цитата: « … благополучие ребенка зависит не от условий, в которых он живет, а от отношений, в которых он находится.

Эта мысль очень хорошо иллюстрируется в книге различными примерами из жизни детей-сирот и детей из благополучных, внешне благополучных семей.

В Интернете можно посмотреть фильма «Джон» и «Лора» , которые были сняты англичанами Джеймсом и Джойсом Робертсонами, продолжение теории привязанности Боулби.

Если вам интересно, то можете почитать блог Людмилы Петрановской, где много интересных мыслей и статей по психологии. А также, посмотрите ее вебинаров и лекций на YouTube:

  • «Как наладить отношения с ребенком. Теория привязанности»
  • «Если мама на нуле. Эмоциональное выгорание родителей »
  • «Мы, наши дети и травмы старшего поколения»
  • «Особенности воспитания подростков»
  • «Мама просит помощи»
  • «Успех и развитие ребенка через семейные отношения»

В конце книги есть небольшой список книг, которые посвящены теории привязанности (я продублирую, возможно вам будет интересно с ними ознакомиться):

1.«Нежность» Дж. Боулби

2. «Маленькие дети и их мамы» Д.В. Винникот.

3. Герхардт С. «Как любовь формирует мозг?»

4. Я.Корчак «Как любить ребенка?»

5. Ньюфельд Г., Мэйт Г. «Не упустите своих детей».

6. Мелиа М. «Главный секрет первого года жизни»

П.С. Эта статья защищена авторским правом и предназначена для частного использования. Публикация и использование текста и фотографий на других сайтах возможно только с письменного согласия авторов блога «Мамы своими руками» и с активной ссылкой на первоисточник.

Коммерческое использование запрещено.

© DIY Moms. 2016-2017 гг. Все права защищены.

привязанность в жизни ребенка Петрановская тайна

секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка Людмила Петрановская

(рейтинги: 1 , среднее: 5,00 из 5)

Название: Секретная база. Привязанность в жизни ребенка

О книге «Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка» Людмила Петрановская

Людмила Петрановская — успешный педагог, семейный психолог, блогер, автор многих книг в области психологии воспитания .«В класс пришла приемная дочь», «Трудный возраст», «Что делать, если…», — и это лишь малая часть произведений, вышедших из-под ее пера.

Петрановская Людмила Владимировна является противником интернатной системы, выступает за то, чтобы дети росли и воспитывались в семьях, будь то кровные или приемные семьи. Также она отрицательно относится к уровню работы в системе защиты прав детей-сирот, к низкому качеству образования приемных родителей и специалистов в этой области.

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка — вот почему я не знала об этом в 18 лет. Почему, спросите вы? Все очень просто! Тайная опора — особенная энциклопедия реальной жизни. Семейная жизнь, воспитание, взросление, связь матери и ребенка. Нет, это не та энциклопедия, которая заставит вас мучиться при поиске нужной информации. Логистика книги очень проста и понятна: описание всех периодов жизнь и проблемы, возникающие в разные периоды, проводится в хронологическом порядке — от рождения до взросления.Простое и понятное описание кризисов в отношениях родителей и детей, способов их преодоления — все это подкреплено наглядными иллюстрациями.

Преимущество книги в том, что это не переводное издание, а адаптированное к нашим реалиям жизни. Переводные зарубежные издания основаны на ином фундаменте, на иной системе ценностей в воспитании детей. Стратегия автора состоит в том, чтобы не давать как можно больше заумной информации и ничего не объяснять.Людмила Петрановская – профессионал высокого класса, которая ссылается на собственный опыт материнства и раскладывает для вас понятия «кризис трех лет», «кризисный подростковый возраст», фазы «плато».

«Тайная опора. Привязанность в жизни ребенка» рекомендуется к обязательному прочтению всем отцам, мамам (даже на этапе беременности и тем, кто собирается создать семью), детям и бабушкам. А если еще «Ломать дерево» с ребенком, не переживайте. Хотите действительно узнать что-то новое в психологии ребенка, а не просто бездумно проецировать на него свое «взрослое» поведение? «Тайная поддержка» легко и непринужденно поможет вам в решении спорных и важных проблем, связанных со взрослением и самоутверждением детей.

Людмила Владимировна Петрановская

Секретная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

близких человека
Людмила Петрановская, автор серии книг для детей «Что делать, если…», известный психолог-педагог, руководитель вебинаров о семейных отношениях и лауреат премии Президента , представляет продолжение серии «БЛИЗКИЕ ЛЮДИ: психология отношений». Книга будет полезна не только молодым мамам, но и тем, кто хочет переосмыслить свои отношения со своим, возможно, подросшим ребенком.

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особых причин
Потому что ты дочь
Потому что ты сын и папа.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве.Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства.Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых.Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков за миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве вселенная, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Все, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошли этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и уж тем более не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение эксперта — важная информация для размышлений, это способ увидеть нашу ситуацию со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой стороны влияют на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап приносит новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами бывали или которые наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. . Или, может быть, вы хотите что-то перечитать или пересмотреть под новым углом.

Иногда мы как бы приподнимаемся над нашим путем для небольших теоретических отступлений, чтобы понять, как он работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся с привязанностью и успешно превращает ее в независимость. И чтобы с ним было легче и счастливее, и родительство было бы для тебя счастьем, требующим самоотдачи, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается бог знает кому со страхом ошибки.

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем «хорошее» детство от начала и до конца, детство без особых проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю последующую жизнь. Отсюда и название: «Секретная поддержка».Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе и хорошего поведения, и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за детством.

Вторая книга, «Дети, раненые в душу», будет печальнее — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой благополучный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют обеспечить заботу: они могут не понять или обидеть ребенка, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как они покрывают собственные травмы привязанности, как это тяжело противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя прилагают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей , такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем были ваши собственные.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие через детство по пути привязанности, то начнем.

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И все начинают одинаково.

Двое максимально близких родственников, но совершенно не знакомых друг с другом, даже не видевшихся вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных приспособлений – и несколько тяжелых часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец, они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полная коллекция.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывается в глубинах памяти главный человек в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или миловать, отдавать или отнимать, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история всей жизни, история связи, которая свяжет ребенка и мать почти так же крепко, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт выходит в открытый космос, связанный с кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждого ребенка.Он идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Я должен был как-то выбраться. Поэтому в нашем виде использовалась обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, которого пока не удается разлучить с матерью. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Также дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Правило первое. Вы сами не житель. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослом уходе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы неплохо», не про «одиноко и грустно без мамы», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для вынашивания ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубинных частях мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, инкубаторах и домиках для младенцев. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей.Привязанность – жизненная потребность, уровень значимости – максимальный. Без этого не живут.

С этим обстоятельством связано второе правило. Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за свою жизнь, деликатность здесь неуместна. Не приходит — зови громче. Если он не хочет, заставьте его. Забыл — напомни. Если вы не уверены в нем, перепроверьте, является ли он все еще вашим взрослым и считает ли он вас своей.Здесь важна бдительность. Ставки высоки. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжи к себе, да крепче. Для этого у него есть все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Беззубый, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, который постоянно живет в шуме — ну как его крохотный человечек может удивиться по сравнению с соседским строем, грохотом метро, ​​грохотом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыкой грохот отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем игнорировать плач ребенка. Он проникает «до самой печени», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что вы устали и хотите спать, или что вы больны, неважно, что вы заняты чем-то другим, неважно, хотите ли, можете ли, быстро, прямо сейчас , бросай все, вставай и иди к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если даже и свой, то готовы на все, лишь бы это прекратилось: покормить, согреть, помыть, сцедить – все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием изменяющих сознание веществ: алкоголя, наркотиков) или навсегда (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без присмотра, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать в состоянии послеродовой депрессии выбрасывают в окно.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне приличном обществе, например, в начале 20 века в очень развитых и благополучных поездах пытались устанавливать звуконепроницаемые боксы для младенцев. страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все-таки пожалели, хотя и сегодня то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Людмила Владимировна Петрановская

Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка

Любил тебя без особой причины, Потому что ты дочь, Потому что ты сын, За то, что ты ребенок, За то, что рос, Потому что он похож на маму и папу.И эта любовь до конца твоих дней останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни есть эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами. Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду.Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и уж тем более не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

Текущая страница: 1 (всего в книге 12 страниц) [доступный отрывок для чтения: 8 страниц]

Шрифт:

100% +

Людмила Владимировна Петрановская


Тайная поддержка: привязанность в жизни ребенка


Любил тебя без особых причин
Потому что ты дочь
Потому что ты сын Мама и папа.
И эта любовь до конца твоих дней
Она останется твоей тайной опорой.

В. Берестов

Введение

Вся эволюция жизни — это эволюция родительской заботы о потомстве. Самые примитивные живые существа рождаются уже неотличимыми от своих «родителей», им ничего не нужно от предков. Чуть более сложные родители только помещают в благоприятную среду, а там и они сами.Еще сложнее — они впервые пытаются оставить еду. Так делают некоторые насекомые. Некоторые виды рыб уже защищают своих мальков. Многие рептилии охраняют яйца и заботятся о детенышах. Но птицы уже обязательно высиживают, кормят и обучают птенцов, порой совершая чудеса самопожертвования ради потомства. Молодые млекопитающие не выживают без заботы взрослых, и их детство длиннее, чем у птенцов. Родители молодняка не только кормят, защищают и обучают их — они играют с ними, ласкают, утешают, разрешают конфликты между братьями и сестрами, готовят к общению в стае.

С этой точки зрения человек действительно является венцом творения. Потому что с нами самые беспомощные детеныши и самое длинное детство на планете — четверть жизни. Проходят годы, прежде чем ребенок может обходиться без взрослых. Причем с ходом истории период зависимости постоянно удлиняется, когда-то детство заканчивалось ровно в двенадцать, а теперь в двадцать два — не всегда.

Получается, выросло существо, которое не просто реализует программы, записанные в генах, как миллиарды его предков миллионы лет, да, как какие-то тараканы, а строит свою жизнь, думает об устройстве своего вселенной, задает вечные вопросы бытия, имеет ценности, смеет, верит, любит — словом, разумному и свободному бытию необходим довольно длительный период полной беспомощности и зависимости.Каким-то чудесным образом именно зависимость переплавляется в свободу, это полная изначальная неспособность адаптироваться к миру — в способность творчески изменить этот мир.

Каждый, кто родился человеком и вырос, так или иначе прошел этот путь. Ей следуют все, кто воспитывает детей. В этой книге мы пройдем его шаг за шагом, от рождения до взрослой жизни, и попытаемся понять: как это работает?

Сразу хочу сказать: эта книга не является строго научной.Хотелось бы параллельно иметь еще одну жизнь, чтобы посвятить ее исследованиям, и проверять каждое утверждение. Но у меня нет второй жизни, а в этой я выбрал быть практиком. Так что я, на свой страх и риск, просто рассказываю, как я это вижу, чувствую, понимаю. С примерами из собственной жизни, из рассказов клиентов и читателей моего блога, из наблюдений на улице и на детских площадках.

Конечно, сама суть, теория привязанности, это вполне научная теория, по ней есть много интересных исследований и публикаций, на некоторые из них я буду ссылаться по ходу повествования.Но я прекрасно осознаю, что не все утверждения этой теории, и уж тем более не все утверждения этой книги, полностью научно подтверждены, а некоторые вообще сложно проверить. Теория привязанности пока не является мейнстримом психологической науки, исследований и книг, посвященных именно ей, гораздо меньше, чем хотелось бы. В России теория привязанности просто малоизвестна. И это очень жаль, потому что на данный момент я не знаю более глубокого, точного и эффективного в практической работе подхода к изучению человека, изучению детства, подхода к воспитанию и психотерапии.Массу проблем, отравляющих жизнь многим людям, можно было бы просто не создавать, если знать, как устроены отношения ребенка с родителями. А многие уже созданные и даже знакомые можно было вполне успешно и надежно решить. Я уверен, что когда-нибудь это будет осознано, феномен привязанности будет изучен по-настоящему глубоко, и нам откроется много нового и важного, что изменит жизнь людей к лучшему.

Но мои клиенты и читатели сегодня воспитывают детей, и они не могут ждать.Поэтому сегодня я делюсь с вами тем, чем могу, не выдавая написанное за истину в последней инстанции. Читайте, наблюдайте, слушайте себя, сомневайтесь и проверяйте. Если в вашей жизни, в отношениях с ребенком что-то пойдет по-другому, не стоит сразу пугаться и искать, где вы не правы. В тексте книги невозможно описать все возможные варианты и ситуации, а реальная жизнь всегда сложнее самой развитой теории. Если с вашим ребенком что-то происходит позже или раньше, чем написано, если с ним происходит иначе или даже с точностью до наоборот — просто подумайте, почему это может быть так.У ребенка может быть свой темп развития или черты характера, у вас могут быть особые обстоятельства в жизни сейчас или некоторое время назад, наконец, я просто могу ошибаться. Всегда доверяйте себе больше, чем любой книге, и эта не исключение. Ты родитель своего ребенка, ты любишь его, ты знаешь, ты понимаешь, ты чувствуешь себя никем другим, даже если тебе порой кажется, что ты совсем не понимаешь. Мнение специалиста – важная информация для размышления, это способ увидеть свою ситуацию как бы со стороны, возможность увидеть проблемы в более широком контексте культуры, традиции и даже эволюции нашего вида.Но только вам решать, что делать прямо сейчас с собственным малышом, который плачет, дерется или напуган, и если ваша интуиция, движимая любовью и заботой, не говорит того, что говорит книга, прислушайтесь к своей интуиции.

В книге мы пройдем все детство вместе с ребенком и его родителями: от рождения до взрослой жизни. Мы создадим дорожную карту для взросления и посмотрим на роль привязанности в этом процессе. Конечно, развитие ребенка многогранно, его тело, его интеллект и способности изменяются и развиваются, но мы остановимся только на одной линии: его отношениях со «своими» взрослыми, как они, с одной стороны, зависят от развитие всего остального, с другой стороны влияют на это развитие.Каждая глава книги – это очередной этап детства. Каждый этап приносит новые возрастные задачи, новые потребности ребенка, новые возможности, но и новые риски, если потребности не будут удовлетворены. Попытаемся понять логику: как зависимость и беспомощность переходят в зрелость, как наша любовь и забота год за годом формируют в ребенке тайную опору, на которой, как на стержне, держится его личность.

Наш путь по дорожной карте будет сопровождаться примерами и наблюдениями из жизни, а иногда из литературы или кино.Будет здорово, если вы каждый раз будете делать небольшой перерыв в книге и вспоминать похожие — или непохожие — ситуации, в которых вы сами бывали или которые наблюдали, и пытаться анализировать их с точки зрения прочитанного. . Или, может быть, вы хотите что-то перечитать или пересмотреть под новым углом.

Иногда мы как бы приподнимаемся над нашим путем для небольших теоретических отступлений, чтобы понять, как это работает. Если тема кажется вам особенно интересной, есть смысл найти и прочитать книги, на которые я даю ссылки.Обещаю не перегружать повествование терминами и упомяну только самые, на мой взгляд, ключевые для нашей темы.

По мере продвижения по маршруту время от времени будем делать практические выводы: как вести себя взрослому, что делать и чего не делать, чтобы ребенок развивался в соответствии с планом природы, наполнялся привязанность и успешно превращает ее в независимость. И чтобы с ним было легче и счастливее, и родительство было бы для тебя счастьем, требующим самоотдачи, а не каторгой или экзаменом, который всегда сдается бог знает кому со страхом ошибки.

* * *

По замыслу книга, которую вы держите в руках, будет первой частью серии «Близкие люди», посвященной различным аспектам привязанности. В этой, в первой, мы пройдем «хорошее» детство от начала и до конца, детство без особых проблем и катаклизмов, и попытаемся понять, что дает человеку опыт привязанности, как отношения со своими взрослыми помогают создать ядро ​​личности, во многом определяющее всю дальнейшую жизнь.Отсюда и название: «Секретная поддержка». Понимая логику развития ваших отношений с ребенком, вы сможете сделать их лучше, и как мы увидим, именно хорошие отношения, глубокая и надежная привязанность лежат в основе как хорошего поведения, так и успешного развития потенциала ребенка. Не «развивающие методики», а отношения с родителями дают детям наилучший старт в жизнь – и мы вместе увидим это, шаг за шагом следуя за детством.

Вторая книга, «Дети, раненые в душу», будет печальнее — в ней будет рассказано о том, что бывает, если удар судьбы или тяжелые обстоятельства нарушили задуманный природой благополучный маршрут.Мы поговорим о травмах привязанности и расстройствах привязанности. Эта тема мне очень близка, потому что я много лет работаю с приемными родителями, родителями раненых в душу детей. Однако никто не застрахован от травм привязанности, и наиболее социально благополучная семья переживает потери, разлуки, разводы, болезни, внезапные перемены и другие очень чувствительные для ребенка обстоятельства. Родители тоже не всегда умеют обеспечить заботу: они могут не понять или обидеть ребенка, даже если любят.Мы поговорим о том, что происходит с детьми в таких ситуациях и как им можно помочь. Эта книга будет очень тесно связана с первой, поэтому в ней я буду часто ссылаться здесь, а здесь на нее.

Третья книга — так уж вышло — уже вышла, она называется «Если с ребенком трудно». Она практическая, посвящена всем тем ситуациям, когда мы не знаем, что делать, когда теряется контакт с ребенком, когда мы запутались в собственных воспитательных установках и методах.Предлагается понять происходящее именно с точки зрения теории привязанности, поэтому некоторые моменты перекликаются с тем, о чем здесь пойдет речь. Многие родители уже прочитали его и утверждают, что он работает. Да, это работает. Если вам срочно нужна помощь, если вам стало сложно с ребенком, можете начать с него, там вкратце изложена сама суть теории привязанности.

И, наконец, четвертая книга — она ​​будет дополнительной и параллельной третьей, и будет называться соответственно «Если трудно быть родителем.«Я еще даже не начала, но очень хочу, потому что после многих лет работы с родителями я очень хорошо знаю, как им бывает тяжело. Как они покрывают собственные травмы привязанности, как это тяжело противостоять давлению общества и собственной семьи, защищая своего ребенка и его право расти в привязанности, какие героические, беспримерные усилия по изменению себя прилагают родители ради детей.Чем больше я работаю, тем больше я люблю и уважаю родителей , такие разные и такие самоотверженные в своей любви к детям.И мне бы очень хотелось написать книгу именно для них, о том, как вы можете стать лучшим родителем для своих детей, чем были ваши собственные.

Возможно, со временем в серии появятся еще какие-то книги, но эти четыре я считаю обязательными для себя и постараюсь написать их в обозримом будущем. И если вы готовы совершить это путешествие через детство по пути привязанности, то начнем.

Глава 1

От рождения до года. Приглашение в жизнь

И все начинают одинаково.

Двое максимально близких родственников, но совершенно не знакомых друг с другом, даже не видевшихся вживую. Девять месяцев полного слияния: общая кровь, общий воздух, общие переживания. Девять месяцев накопления и роста, причудливых изменений и тонких взаимных приспособлений – и несколько тяжелых часов перехода из мира в мир, выхода из теплой вселенной материнского тела и разделения.

Наконец они смотрят друг другу в глаза. Взгляд матери затуманен слезами, от усталости, от умиления, от облегчения, от жалости.А вид новорожденного (если он родился без проблем, не измучен родами и не накачан лекарствами) серьезный, ясный и сосредоточенный. Полная коллекция.

В эти минуты и часы он смотрит в лицо самой судьбе. Отпечатывается в глубинах памяти главный человек в его жизни, лицо человека, который станет демиургом своего мира, который разгонит в этом мире тучи или устроит жестокие потопы, подарит блаженство или изгонит из рая, населит мир чудовищ или ангелов, казнить или миловать, отдавать или отнимать, а скорее всего — и то, и другое вперемежку.Есть к чему серьезно относиться.

Так начинается история всей жизни, история связи, которая свяжет ребенка и мать почти так же крепко, как пуповина. Держась за эту связь, он выйдет в мир, как космонавт выходит в открытый космос, связанный с кораблем. В отличие от пуповины, эта связь не материальна, она соткана из психических актов: из чувств, из решений, из поступков, из улыбок и взглядов, из мечтаний и самопожертвования, она общая для всех людей и уникальна для каждого родителя. и каждого ребенка.Он идет не от живота к животу, а от сердца к сердцу (на самом деле, конечно, от мозга к мозгу, но так звучит красивее).

Приложение. Чудо не меньшее, чем сама беременность. И не меньше, чем сама жизнь.

Вопрос жизни и смерти

Человеческий младенец рождается очень маленьким и незрелым. Так эволюция решила стоящую перед ней непростую задачу: соединить прямохождение (а значит, и узкий таз) матери, и развитый мозг (а значит, и объемный череп) ребенка.Я должен был как-то выбраться. Поэтому в нашем виде использовалась обновленная и улучшенная технология, изобретенная для сумчатых. У огромного кенгуру рождается крохотный, размером с креветку, детёныш, которого пока не удается разлучить с матерью. А потом какое-то время носит его в сумке. Если он сразу не попадет в сумку к матери, то очень быстро умрет от голода и холода.

Тоже дети. Каждый младенец, появившийся на свет, знает правила игры на глубоком, инстинктивном уровне.Они просты и суровы.

Первое правило . Вы сами не житель. Если есть взрослый, который будет считать тебя своим, который будет заботиться о тебе, кормить, обогревать и оберегать, ты будешь жить, расти и развиваться. Нет такого — значит, нет тебе места в этой жизни, извини, попытка не удалась.

Потребность ребенка во взрослой заботе является насущной, насущной потребностью. Это не про «было бы неплохо», не про «одиноко и грустно без мамы», это про жизнь и смерть.Программа привязанности, обеспечивающая эту заботу, является нашей «сумкой», предназначенной для вынашивания ребенка, своего рода внешней маткой, переходными воротами между рождением и выходом в мир. Он заложен в тех глубинных частях мозга, которые ничего не знают о молочных смесях, инкубаторах и домиках для младенцев. Там, в очень малоизученных глубинах психики новорожденного, именно это и высечено на табличках: стань кем-то другим — или умри. Третьего не дано.

Это первое и очень важное свойство привязанности, которое многое объясняет в поведении детей. Привязанность — жизненная потребность, уровень значимости — максимальный. Не могу без этого жить .

С этим обстоятельством связано правило два . Если вдруг рядом нет взрослого, или он не спешит заботиться и защищать, ты, малыш, не сдавайся сразу. Вы не просто капризничаете, вы боретесь за свою жизнь, деликатность здесь неуместна. Не приходит — зови громче. Если он не хочет, заставьте его. Забыл — напомни. Если вы не уверены в нем, перепроверьте, является ли он все еще вашим взрослым и считает ли он вас своей.Здесь важна бдительность. Ставки высоки. Драться!

И это второе, что важно помнить: если ребенок не уверен в своем взрослом, в его привязанности, он будет искать подтверждение связи, стремиться сохранить и укрепить ее любой ценой. Любой. Потому что на кону его жизнь.

Именно поэтому, едва появившись на свет, младенец сразу берется за дело. Нужно найти своего взрослого и вовлечь его в ласку. Привяжи к себе, да крепче. Для этого у него есть все необходимое, природа подготовила его как Джеймса Бонда для особо сложной миссии.

Беззубый, но вооруженный

Крик, конечно, главное оружие новорожденного. Что еще он может сделать? Пока что даже собственные руки и ноги его не слушаются. Поэтому, чтобы привлечь внимание взрослого, он кричит. Нет, не просто кричать, а КРИЧАТЬ. Кричит. Кричать.

Объективно плач новорожденного не такой громкий и резкий. Особенно для жителя большого города, постоянно живущего в шуме — ну чем может его впечатлить крохотный человечек по сравнению с соседской дрелью, грохотом метро, ​​грохотом взлетающих самолетов, грохотом мотоцикла, музыка гремит отовсюду? Однако от любого из этих звуков, пусть и неприятного, мы можем как-то абстрагироваться.Научитесь не слышать, не замечать и даже спать под ними. Говорят, во время войн люди засыпали под канонаду. И мы не можем игнорировать плач ребенка. Он проникает «до самой печени», он «поднимает мертвых», он попадает в какой-то частотный диапазон, пробуждающий в нас инстинкт заботливого взрослого и голос этого инстинкта неумолим. Неважно, что вы устали и хотите спать, или что вы больны, неважно, что вы заняты чем-то другим, неважно, хотите ли, можете ли, быстро, прямо сейчас , бросай все, вставай и иди к ребенку.Это работает и в том случае, если плачет чужой ребенок: оглядываемся, переживаем, а если даже и свой, то готовы на все, лишь бы это прекратилось: покормить, согреть, помыть, сцедить – все, что нужно для того, чтобы малыш был жив и здоров.

Бывает, что инстинкт заботы нарушен временно (например, под воздействием психотропных веществ: алкоголя, наркотиков) или навсегда (вследствие психического расстройства, собственного крайне травмирующего опыта, органического поражения головного мозга). Тогда плач младенца либо не может пробиться сквозь дурман, остается без присмотра, либо вызывает не предусмотренную природой патологическую реакцию: ярость или отчаяние.Так происходят трагические случаи из криминальной хроники, когда кричащего ребенка бьют об стену или мать в состоянии послеродовой депрессии выбрасывают в окно.

Однако попытки сломить инстинкт, вместо того, чтобы подчиниться ему, имели место во вполне респектабельном обществе, например, в начале 20 века в очень развитых и благополучных поездах пытались установить звуконепроницаемые боксы для младенцев. страны. Это были такие закрытые ящики с толстыми стенками и отверстиями для воздуха, куда родителей просили положить плачущих детей, чтобы они не мешали отдыху других пассажиров.От идеи быстро отказались — детей все-таки пожалели, хотя и сегодня то и дело вспыхивают бурные гневные дискуссии на тему «избавьте нас от этого звука, перевезите детей как-нибудь отдельно или посидите с ними дома».

Однако не все же с кнутом, есть в распоряжении ребенка и пряники.

Обычно на втором месяце жизни, в один прекрасный момент, ребенок делает это. То, от чего родители теряют всякое самообладание, они начинают возбужденно звонить друг другу, бегать по квартире в поисках фотоаппарата, звонить родным и рассказывать друзьям, что их ребенок сегодня впервые улыбнулся.

Казалось бы, что это? Крошечное существо слегка растянуло беззубый рот. А чуть позже я научился добавлять к этой гримасе мягкий звук — смеяться. Однако у взрослых улыбка младенца вызывает состояние эйфории, ни с чем не сравнимой блаженства и счастья. Это такое удовольствие, что отныне взрослые готовы разорваться в лепешку, чтобы он сделал это снова. И далее. И далее. Мы снова готовы носить, качать, подпрыгивать, целовать, махать погремушкой, петь, кукарекать и фыркать, заставлять кота работать зоопарком, а дедушку шуршать газетой — да что угодно, лишь бы он почаще смеялся.Просто чтобы снова испытать этот ни с чем не сравнимый кайф.

Угадайте, как это выглядит? Природа позаботилась о том, чтобы мы сели на этот крючок. Ребенок получит все необходимое для роста и развития, вознаграждая родителей за труды моментами неземного блаженства. Так же работают инстинктивные программы заботы о потомстве. Подобно тому, как секс доставляет удовольствие, чтобы мы не поленились плодиться и размножаться, забота о ребенке также вознаграждается в виде выброса в кровь гормонов удовольствия.

На самом деле ребенок может даже не делать ничего особенного, он все равно вызывает у нас симпатию — одним только своим видом. Большая голова, пухлое лицо, нос-кнопка, большие глаза, короткие руки и ноги — все это обращено к инстинкту заботы. А как сладко пахнет…

Известно, что при случайном попадании в поле зрения фигуры с инфантильными пропорциями мы задерживаем на ней взгляд чуть дольше, чем на любой другой. Инстинкт – присмотреться и убедиться, что с ребенком все в порядке.Кроме того, фигуры с инфантильными пропорциями всегда вызывают невольную симпатию, мы запрограммированы на то, чтобы нравиться им. Это свойство психики активно используется в рекламе и создании фирменных картинок, вспомните хотя бы Микки Мауса или Олимпийского мишку.

Этой же цели — поддержанию контакта со взрослым — служат рефлексы, унаследованные людьми от далеких предков-приматов. Новорожденный цепко цепляется за палец или за волосы взрослого, а если его опустить и поставить слишком резко, вскидывает вверх ручки и ножки, как бы пытаясь обнять лапу взрослого.Это помогало нашим предкам не терять детеныша, если им приходилось быстро убегать от хищника в густых зарослях или по веткам деревьев.

Только родившийся ребенок уже может узнать свою мать по звуку ее голоса, запаху и вкусу молока, и сразу после рождения, если чувствует себя хорошо, пристально смотрит на лицо матери, запечатлевая его в глубине своей памяти — это инстинктивная программа импринтинга (импринтинга), которая существует у млекопитающих и птиц.

Импринтинг животных — простая и поэтому очень негибкая программа привязанности.Например, австрийский исследователь Конрад Лоренц описал случай, когда вылупившиеся из яиц гусята увидели в первые минуты своей жизни не гусыню-матушку, а его башмачки. После этого они считали туфли мамой и повсюду следовали за ними. Человеческий инстинкт гораздо сложнее, иначе с момента появления родильных домов все дети считали бы своими родителями только врачей в белых халатах, а родителей игнорировали бы. К счастью, это не так, и дети, по тем или иным причинам, не получившие опыта послеродового импринтинга, все равно любят тех взрослых, которые все равно о них заботятся.

Не менее важен в первые часы после рождения тактильный контакт малыша с матерью не только для него, но и для нее. Ведь материнский организм и психика тоже заточены природой на заботу о ребенке. Ее груди наполняются молоком, и если не приложить к ней ребенка, они набухают и болят. Ее растянутая и кровоточащая послеродовая матка сокращается и заживает быстрее в ответ на сосание ребенка. Матерям необходимо слышать дыхание малыша, чувствовать его кожей, нюхать, целовать, это доставляет удовольствие и приносит утешение.Если ребенок разлучен с матерью, она беспокойна, не находит себе места, ее мучают тревожные фантазии о том, что с ним что-то случится, что его украдут, подменят, что он заболеет, умрет . Она хочет быть с ним, все ее мысли и чувства о ребенке, она достаточно легко просыпается по его зову, даже если устала от родов.

Есть даже гипотеза 1
Это лишь одна из возможных причин. Послеродовая депрессия иногда развивается у женщин, имевших контакт с ребенком после родов, и чаще всего ее не бывает, даже если контакта не было.Однако в некоторых случаях, видимо, механизм именно такой. Подробнее о возможных последствиях послеродовой депрессии и о том, как помочь маме и малышу, пойдет речь в книге «Дети, раненые в душу».

Что такое тяжелое психическое расстройство, подобное послеродовой депрессии, связанное с практикой разлучения новорожденного с матерью после родов «ради отдыха» женщины или для медицинского ухода за ребенком. Если мать лишена возможности держать ребенка у груди, смотреть на него, вдыхать его запах, то глубокие, инстинктивные слои ее психики интерпретируют это как смерть младенца.Вы родили, а его нет — значит, ребенок умер. Ведь никакие «отдельные палаты для новорожденных» в древней программе не предусмотрены. И начинается переживание потери ребенка, горя, тоже очень глубокая древняя программа, которая есть у многих млекопитающих, например, мы можем наблюдать ее у кошек и собак, потерявших свое потомство. Мать первое время мучается от мучительного беспокойства, мечется, не находит себе места. Затем он погружается в депрессию и отчаяние, прерываемое вспышками гнева.

Однако ребенок жив, возвращается домой, за ним нужно ухаживать, окружающие ждут от женщины счастливого и заботливого материнства. Но для глубоких слоев ее психики ребенок мертв. Он не. А это какой-то другой, инопланетный, наверное. И почему она должна заботиться о нем? Ребенок не радует, не любит, не вызывает умиления, его беспомощность и требовательность раздражают до ярости. Семья и окружающие обычно не понимают, что происходит, а сама женщина не решается признаться, что не любит ребенка, которого ждала и хотела.В самых тяжелых случаях страдания настолько невыносимы, или страх собственной ярости по отношению к ребенку настолько пугает, что мать может даже попытаться покончить с собой.

Если материнский инстинкт в порядке, мать готова и хочет принадлежать ребенку, стать для него своими взрослыми, взять на себя ответственность за новую жизнь. Это странное чувство — она не принадлежит себе, она не свободна, привязана всеми своими чувствами к этому пищащему комку — и она счастлива.Если ребенок первый, это новое состояние может быть ошеломляющим.

Я хорошо помню день, когда родился мой сын. Это был еще старый советский роддом, детей куда-то увозили и потом целый день не привозили («у вас отрицательный резус, это вредно для ребенка»). Я видела его после рождения всего пять минут. Он был маленький, злой и как-то совсем бедный.

Позже, среди ночи, я очнулась от легкого сна, и тут случилось это.Центр мира вышел из меня, откуда-то из области солнечного сплетения, и медленно поплыл из палаты, по больничному коридору — туда, где, предположительно, лежали дети. Где был мой. Это странное чувство, когда центр мира, точка отсчета системы координат уплывает от тебя. Ни хорошо, ни плохо, а просто неизбежно, и ты понимаешь, что уже никогда не будет прежним.

Итак, уже с первых минут жизни ребенка между ним и матерью начинают стремительно завязываться нити будущих отношений.Каждое кормление, каждый взгляд, каждое прикосновение, каждое дуновение неповторимого запаха – это тонкая, но крепкая нить, которая связывает их навеки, прорастает в их души. Нитей становится все больше, они переплетаются, накладываются друг на друга, и теперь мать и ребенок связаны новой, не материальной, а психологической пуповиной, по которой теперь от матери к ребенку будут идти защита и забота, и от него к ней — доверие и безоглядная любовь. Вот что такое привязанность — психологическая пуповина, глубокая эмоциональная связь между родителем и ребенком .

Однажды на детской площадке я наблюдала такую ​​сцену: малыш двух с половиной лет стал испуганно озираться — он потерял маму из виду, куда-то отошел, и уже палец вошел в рот, а губы задрожал, теперь он будет реветь. И тут девочка чуть постарше повернулась к стоявшим вокруг взрослым и так, даже топнув ногой, потребовала: «Где мама этого мальчика?!»

Так дети видят устройство мира. Каждый ребенок имеет право на свою мать, вместе они составляют одно целое, набор.

Но мы все о маме. Но как насчет папы? А другие члены семьи? О том же самом. Их взаимозависимость с ребенком менее физиологически обусловлена, но принцип тот же: каждый акт защиты и заботы со стороны взрослого завязывает нить, каждый раз, когда ребенок просит о помощи и получает ее, каждый раз, когда ему отвечают взгляд на взгляд, улыбка на улыбку, объятия на протянутых ручках — ниточка завязана. И с папой, и с бабушкой и дедушкой, и с сестрами и братьями.И с приемными родителями, если так получилось, что ребенок остался без матери.

Формирование привязанности не только к матери, но и к другим заботливым взрослым — это стратегия природы для выживания младенца. Мы рожаем редко и тяжело, обычно вынашиваем по одному плоду. Цена ребенка для нашего вида очень высока, поэтому на заботу ориентированы не только женщины детородного возраста, но и мужчины, и мало подросшие дети, и пожилые люди. На них также непреодолимо действует и крик, и улыбка, и внешний вид малыша, и они также крепко привязываются к малышу, обеспечивая ему защиту и заботу всей семьи.

Стадия ношения — врата между мирами

В большинстве культур, в самых разных странах мира новорожденный еще не считается полностью появившимся на свет. Часто в первые месяц-два ему не дают имени, не показывают его посторонним, не выводят из дома.

В некоторых традициях даже запрещено говорить о том, что родился ребенок, и все делают вид, что ничего подобного не было, родителей начинают поздравлять только после сорокового, а то и сотого дня.Чтоб злые духи не узнали и не навредили.

Конечно, у наших предков были основания для опасений, детская смертность всегда была высокой. Злые духи и опасные заразы не дремали. Но все не сводится к суевериям и страхам. Новорожденные действительно выглядят как «не от мира сего». Они как бы глубоко погружены в себя, или витают в каких-то далеких сферах, большую часть дня спят, другими не интересуются, понять их тоже непросто: плачут — чего хотят, что не так ? Если честно, новорожденный больше похож на что-то не совсем одушевленное под названием «плод», а не на ребенка.Он еще не полностью здесь, он еще не пришел по-настоящему в наш мир.

Помните, в детстве, а иногда и у взрослых это переживают, просыпаясь в каком-то новом месте, в поезде, на вечеринке, в новом доме? Ты слышишь голос: «Вставай, пора», и кажется, что ты уже проснулась, но еще не совсем, ты еще больше там, чем здесь, сон еще продолжается и ты не сразу понимаешь, что это вокруг, где ты и кто ты, тело не сразу подчиняется, и нужно полежать какое-то время, побыть между мирами, чтобы «опомниться».Хорошо, если они просыпаются медленно и ласково, если мама первая гладит, держит за ручки. Если пахнет блинчиками. Если солнце светит сквозь занавеску. Потом можно постепенно впускать в мир свет, звуки, запахи. Медленно пересечь мост любви и заботы оттуда сюда, полежать немного, прищурить глаза и войти в день и мир, спокойный и полностью присутствующий.

А если тебя резко вырвет из такого сна, и надо сразу вскакивать и действовать? Потому что «не на что лечь», или «поспал, поздно», или что-то случилось? А мир вокруг темный, холодный, ничего радостного не обещающий.У взрослых это очень частое явление в жизни, у некоторых каждый день. После такого пробуждения еще долго остаются проблемы с координацией и вниманием, как будто какая-то часть сознания не вернулась, где-то застряла, и нам иногда нужен допинг в виде кофе или холодного умывания, чтобы полностью проснуться. Каждое такое пробуждение — это стресс для организма, если оно случается изредка — ничего, переживем, если постоянно — стресс отразится на здоровье. Все доводки и переналадка программ внутренних органов, которые действовали во сне, в условиях отключения от внешнего мира, не будут выполнены корректно, будут грубо, принудительно прерваны, а это не полезно даже для обычного компьютера, не говоря уже о таком сложном устройстве, как человеческое тело.

Людмила Петрановская — удивительный человек. Целью своей жизни она сделала помощь детям, оставшимся без попечения родителей. Сейчас вместе с коллегами она создала совершенно особенный проект – Институт развития семейной организации. На плечи этих специалистов легла задача преобразовать систему, которая занимается распределением детей и работой с приемными семьями. Желаем вам удачи в этом нелегком деле. По широкому кругу Людмила – известный психолог, чьи книги помогли десяткам тысяч семей по всей России.

Прочитать книгу Тайная поддержка. Привязанность в жизни ребенка

Людмила Петрановская создала совершенно необычный для нас образовательный проект, вложив в эту удивительную книгу весь свой жизненный опыт, навыки психолога и большой талант педагога. Особенность книги — невероятно близкий родительский опыт к среднему. Русская семья. Если вы покупали книги матёрых западных педагогов, то часто могли разочароваться — их опыт, образ жизни и стиль обучения совершенно не вписываются в российские реалии.Если вы хотите прочитать книгу The Secret Support бесплатно на нашем сайте — переходите, нажав на кнопку справа. Наш удивительный ридер адаптируется к любому разрешению и устройству.

Скачать книгу Секретная поддержка

Книга не только актуальна, но и очень хорошо написана. Не будет общих советов, как воспитывать ребенка (имеется в виду малыш от 3 лет, до восемнадцатилетнего малыша). Структура книги распределена именно по возрастным рамкам, когда поведение, психика и развитие нуждаются в коррекции со стороны родителей.По номеру скачать книгу Людмилы Петрановской Secret Support. Вложение в жизни ребенка нужно нажать на кнопку справа от этого текста и перейти.

Обзор

Здравствуйте! Сегодня я хочу рассказать вам о новой книге, которую я прочитала. Это психологическая литература, и ее автор Людмила Петрановская. Книга называется Секретная поддержка. Мне порекомендовала подруга, мама замечательного мальчика. Она читала ее для того, чтобы лучше понять своего ребенка, правильно его воспитать.

Эта книга рассчитана на абсолютно обычную женщину, для этого не обязательно получать профильное психологическое образование, но так уж получилось, что мы с подругой психологи. Тем не менее, все описано очень доступно и дружелюбно. Женщине, которая планирует стать матерью, следует прочитать эту книгу. Не только этот, конечно. Есть много других книг о воспитании детей, но эта книга – настоящая жемчужина такой литературы.

Здесь раскрывается вся суть того, как правильно взаимодействовать с ребенком от его рождения до взрослого воплощения.Я не буду полностью описывать всю информацию, которую я получил в этой книге, но она там очень доступна: начиная с описания того, как взаимодействовать с малышом, какие потребности есть у годовалого человечка, как общаться и гасить конфликты с трехлеткой, как строить отношения и заниматься воспитанием школьника и подростка и как лучше маме постепенно выпускать свою маленькую кровь во взрослую жизнь.

Все описано на жизненных примерах, с помощью которых женщина или мужчина, прочитавшие эту книгу, могут сделать вывод о том, как ему следует поступать в нелегком деле воспитания своего ребенка.Допустим, много внимания уделяется тому, что в младенчестве ребенку нужно больше демонстрировать свою любовь. И много других полезных советов.

Их можно давать любому взрослому, даже когда семья воспитывает детей по какой-то методике или без таковой. Если прочитать книгу «Тайная опора Людмилы Петрановской, », то вы сможете найти лучшие советы для любого жизненного этапа ребенка и любой стратегии его воспитания.

Эта книга предназначена не только для родителей. Пусть читатель взрослый, но у него много своих «тараканов в голове», которые касаются его личных отношений с родителями, которые гарантированно способствуют воспитанию своих детей, а это не всегда хорошо.Благодаря этому пособию вы сможете не только понять психологическую подоплеку своего поведения, но и распознать причины поведения своих друзей, родственников и коллег по работе.

Здесь много времени уделяется кризисам в развитии ребенка. Как пережить эти этапы, как положительно повлиять на развивающуюся личность. Ребенок постепенно, с каждым часом своей жизни, после более молодого возраста отдаляется от родителей, погружаясь в самостоятельные путешествия по миру.Его положительный опыт общения с родителями и их любви в раннем детстве составляет прочную основу для его развития как личности. Он входит во взрослую жизнь психологически подготовленным, ощущая родительскую любовь и родительское отношение, а оценка его поступков, его личности и опоры становится его тайной опорой.

Избранные отзывы

Очень рекомендую прочитать эту книгу. Для тех, кто планирует завести детей. Еще задолго до рождения самого ребенка нужно быть готовым.Также советую его всем родителям, независимо от возраста их детей — хоть младенцам, хоть подросткам, хоть взрослым детям-студентам. После прочтения этой книги ваш ребенок всегда будет нуждаться в вас, вы всегда будете его понимать и влиять на него только положительно, не ограничивая его собственного развития, а перенимая от вас все самое лучшее.

Ваши дети будут слушать своих родителей, они не будут считать вас ретроградом, они будут относиться к вашим суждениям как к мудрым суждениям старших людей, а не болтовне несовременных предков.Однако необходимо не только казаться таковым своим детям, но и действительно мудро относиться к воспитанию своих детей и транслировать им только положительное и правильное.

Почему россияне тоскуют по Советскому Союзу

Если бы вы читали российские новости и следили за дебатами в Интернете, вы бы подумали, что Россия стоит на пороге гражданской войны, если бы вы не знали лучше. Как и в других гражданских войнах, линия фронта проходит между коллегами, друзьями и даже членами семьи.Разделение происходит из-за присоединения Крыма и отношения к Украине.

«Старые друзья разрывают отношения, дети перестали общаться с родителями, и я даже слышала о разводах. Это безумие», — написала в своем ЖЖ известный психолог Людмила Петрановская.

Для многих россиян, особенно для тех, кто родился после распада СССР, Советский Союз — всего лишь мифический золотой век великой державы, способной обеспечить стабильность нескольким поколениям.

Президент Владимир Путин задал агрессивный тон дискуссии в своем выступлении в Крыму две недели назад, назвав новую украинскую власть «неонацистами и русофобами». Более того, он назвал россиян, выступающих против аннексии, «национальными предателями» — термин, который Гитлер особенно использовал в отношении тех, кто с ним не соглашался. Его слова моментально нашли отклик в официальных СМИ и прокремлевских блогах.

В Государственной Думе группа депутатов обвинила Илью Пономарева, единственного депутата, проголосовавшего против присоединения Крыма, в «измене Родине» и потребовала лишить его этого мандата.

Крымскую линию фронта пересекли обычные партийные дивизии. Судя по всему, в России есть только две партии: партия войны и партия мира. Популярный, когда-то либеральный муниципальный депутат Елена Ткач шокировала многих сторонников, когда потребовала внести поправки в Конституцию, позволяющие принять новый закон о наказании «национал-предателей» путем лишения их гражданства. Тем временем разоблачитель Алексей Навальный, которого многие считают националистом, выступил категорически против аннексии Крыма и поддержал западные санкции против путинского ближайшего окружения.

Лидеры левого толка однажды громко критиковали «олигархический режим», а на следующий день всецело поддержали его. Даже Сергей Удальцов, лидер Левого фронта, которого судят по обвинению в организации беспорядков в 2012 году, написал обращение к украинцам в поддержку кремлевского плана самоопределения на востоке Украины.

«Я родился в Советском Союзе, — написал Удальцов на сайте своего движения, — и он всегда будет моей родиной. Те, кто его разрушил, и их сторонники сегодня всегда будут моими политическими оппонентами.Необходимо, важно и неотложно возрождение Советского Союза в новых формах».

Журналистка «Комсомольской правды» Ульяна Скойбеда, претендующая на известность благодаря прошлогоднему скандалу, когда она пожалела, что предки сегодняшних активистов еврейской оппозиции не были убиты нацистами, была в восторге от аннексии Крыма.

«Слушая речь Путина о Крыме, я крепко обняла своего ребенка и сказала: «Смотри, сынок. Ты запомнишь это на всю жизнь», — написал Скойбеда.«Вступить в конфликт со всем миром, чтобы защитить свои права и интересы, — это СССР. И быть готовым жить в нищете — это тоже Советский Союз. Ну и что, если Россию выкинули из «большой восьмерки»? Союз всегда жил в изоляции. Моя родина вернулась».

Значительная часть населения России разделяет взгляды Скойбеды. Почти все, кто поддерживает применение силы против Украины, видят в этом прежде всего путь к возрождению Советского Союза. Это можно объяснить тем, что большинство этих людей никогда не жили в США.ССР и не помните об этом. Для них это просто мифический золотой век великой державы, способной обеспечить стабильность нескольким поколениям россиян.

Советский диссидент Валерия Новодворская ответила на них на сайте Грани.ру, который теперь официально заблокирован правительством, но по-прежнему доступен для пользователей Интернета, которые могут получить доступ к сайту с помощью простых средств обхода. «Сторонники Путина выбрали Советский Союз. Так что вернемся в 1990-е, когда в Москве можно было купить только чушь и масло по карточке — 200 граммов в месяц — время, когда не было ни бутиков, ни айфонов, ни шикарные кафе или иномарки.»

Конечно, Новодворская помнит и репрессии советского периода; ее много раз сажали в тюрьму за его диссидентскую деятельность. Но для многих людей эти репрессии являются частью советского очарования. Депутаты Московской Думы планируют направить в Госдуму законопроект, предусматривающий наказание авторов блогов с критикой аннексии Крыма за «экстремизм». В сочетании с законопроектом в Государственной Думе о строительстве специальных политических тюрем для террористов и «экстремистов» этот закон наверняка приблизит Россию в опасную близость к «империи зла».»

Несмотря на все это, отношение к Украине не так просто. Хотя, согласно опросу Левада-центра, 86 процентов респондентов приветствовали «добровольное присоединение» Крыма к России — любимый эвфемизм Кремля для «аннексии», — только 24 процента поддержали российские войска в других регионах Украины. Более того, 83 процента заявили, что обеспокоены военным конфликтом с Украиной.

Возможно, эта рациональная забота — удержать российские танки от Донецка, Луганска и Харькова.Несмотря на усилия официальной пропаганды по разжиганию ненависти к украинцам, русские слишком долго жили с ними и слишком много внутрисемейных связей, чтобы считать друг друга врагами.

Один из сторонников партии мира, ветеран рок-музыки Андрей Макаревич написал на своей странице в Facebook: «Когда закончится национальный психоз, мы все вспомним, что Украина — наш сосед и ближайший родственник, что мы еще вчера дружили. И мы поймем, кто заставил нас воевать: не Украина и не США.S. Угадай, кто это был?»

Сегодня над этим вопросом задумываются немногие россияне. Но когда период слепоты закончится, ответ будет ясен всем.

Виктор Давыдов – московский писатель и журналист, который следит за российской блогосферой в выходящей раз в две недели колонке.

Как преодолеть предсказуемые кризисы роста Крис Зук

Одна из первых вещей, которые мне понравились в этой книге, была резюмирована многими с помощью этой общей темы резюме.Это будет читать что-то вроде этого. «Вся эта книга дает вдохновляющие примеры того, как любой лидер, не только основатель, может привить и использовать менталитет основателя во всей своей организации и найти устойчивый и прибыльный рост».

Полностью согласен!

Итак, в этой книге поднимается вопрос: «Как можно реагировать на кризисы роста?» Как вы могли бы возродить страсть к

? Одна из первых вещей, которые мне понравились в этой книге, была резюмирована многими с помощью этой общей темы резюме.Это будет читать что-то вроде этого. «Вся эта книга дает вдохновляющие примеры того, как любой лидер, не только основатель, может привить и использовать менталитет основателя во всей своей организации и найти устойчивый и прибыльный рост».

Полностью согласен!

Итак, в этой книге поднимается вопрос: «Как можно реагировать на кризисы роста?» Как вы могли бы возродить страсть и вдохнуть новую энергию в организацию, которая сейчас страдает от перегрузки, застоя или свободного падения? Зук и Аллен в своей книге «Ментальность основателя: как преодолеть предсказуемые кризисы роста» утверждают, что возвращение к своим корням имеет решающее значение.

Они определяют корни Менталитета Основателя как:

1. Повстанческое движение
2. Одержимость передовой
3. Мышление владельца

Зук и Аллен (стр. 35) также предоставляют краткий обзор и более подробную информацию для каждого из этих корней. как конкретные способы восстановить критические элементы Менталитета Основателя.

В завершение этого обзора я оставлю вас с вопросом и ответом Зука и Аллена (это может быть расценено как предупреждение о спойлере, поэтому действуйте с осторожностью или нажмите сейчас и идите за книгой, чтобы открыть для себя).

Последний вопрос. Как вы, как лидер своей организации, можете направлять и помогать своей управленческой команде распознавать кризисы роста и восстанавливать Менталитет Основателя?

Потенциальный ответ из 9 действий, которые вы можете предпринять, Zook and Allen, стр. 165-183):

1. Преследовать «противоположности» одновременно – это нелегко сделать, но успешный растущий бизнес должен иметь возможность увеличивать свой размер. (т. е. расти) и оставаться гибкими (т. е. реагировать на меняющиеся рыночные условия и ожидания клиентов).

2. Скажи «нет», чтобы сказать «да». Тщательно оцените возможности, которые находятся за пределами ваших основных областей деятельности и компетенций/способностей, и зарезервируйте свои ресурсы для тех возможностей, которые лучше всего соответствуют тому, в чем вы действительно хороши.

3. Инвестируйте в 10 раз больше – не поддавайтесь тенденции слишком широко и узко распределять свои финансовые и человеческие ресурсы. Будьте готовы сделать «большую ставку», чтобы обновить и оживить свое ядро.

4. Выявление первопричины. Мы часто наблюдаем симптомы неприемлемой производительности и не копаем достаточно глубоко, чтобы выявить первопричину остановки роста.Используйте процесс вопросов «пять почему», чтобы углубиться в настоящую причину проблемы.

5. Инвестируйте значительные средства в лидерство следующего поколения – «поседение» управленческой команды в большинстве агрокомпаний в сочетании с исторически недостаточным инвестированием в менеджеров среднего звена в слишком многих случаях приводили к вакууму управления следующего поколения.

6. Предварительно инвестируйте в создание новых возможностей. Наряду с необходимостью инвестировать в лидерство нового поколения критически важными являются также более широкие инвестиции в возможности и способности нынешних сотрудников.Дифференциация и конкурентное преимущество будут все чаще исходить из «мягких» активов, а не из «твердых», и лидерство и управление талантами будут необходимы для создания этих активов.

7. Сосредоточьтесь на долгосрочных целях и горизонтах — мы все боремся с синдромом непосредственности — краткосрочные цели окупаемости и показатели финансовой эффективности, стремление к быстрым результатам, инвестирование в краткосрочные проекты, которые могут не создать долгосрочных результатов. стоимость. По мере замедления роста наблюдается тенденция к удвоению расходов на проекты/мероприятия/инвестиции, которые приведут к быстрому увеличению текущей прибыли или доли рынка.Менталитет основателя признает, что краткосрочное выживание необходимо, но основное внимание всегда уделяется созданию долгосрочной ценности.

8. Станьте хранителями скорости и маневренности — теперь это дихотомия — поддерживайте и улучшайте способность быстро реагировать на изменяющиеся условия и способность быть гибким, а не бюрократическим в процессе принятия решений. При этом сосредоточившись на долгосрочных целях, а не на краткосрочных финансовых результатах.

9. Распределите бремя лидерства по всей организации – лидерство может и должно исходить от всех уровней организации; от вспомогательного персонала, отдела продаж, исследовательской лаборатории, производственного цеха, погрузочной площадки, водителей грузовиков, и не только от высшего руководства.

Мне очень понравилась эта книга, и я надеюсь, что вам она тоже понравится.

(PDF) Стратегия и тактика поведения субъектов и объектов исторической травмы

Analele Universităţii din Craiova. История, Anul XXIV, Nr. 2(36)/2019

153

СТРАТЕГИЯ И ТАКТИКА ПОВЕДЕНИЯ СУБЪЕКТОВ

И ОБЪЕКТОВ ИСТОРИЧЕСКОЙ ТРАВМЫ

Додонова Вера И.*, Додонов Роман А.**, Александрова О.С.2

5***, 9000 Попович Елена В.****, Омельченко Юрий В.****

Реферат

Целью данной статьи является социально-философское обобщение ведущих стратегий

поведения акторов исторической травмы для достижения толерантного отношения между социальными группами,

обществ и государств.Базовой методологической посылкой исследования является тезис о дискурсивной природе исторической травмы, таким образом, основным методом является метод дискурсивного

анализа. Эти теоретические обобщения были сделаны на основе сравнительного анализа

общественно-политических дискурсов Центральной и Восточной Европы, России и Украины. Осязаемое место в этом дискурсе принадлежит тематизации Холокоста, Голодомора, сталинских репрессий и т.п.Авторы пришли к выводу о необходимости дифференцировать поведение субъектов и объектов исторической травмы. Если первые (субъекты)

выбирают в качестве основных

стратегий своего поведения отрицание вины, самооправдание, осознание ответственности, раскаяние, то вторые (объекты) могут выбирать стратегии забвения (молчания),

проявления, прощение. При этом стратегия проявления делится на

несколько тактик, среди которых тактики «говорения правды», «восстановления справедливости», «мщения»

и «оправдания потерпевшими действий своих обидчиков ” описаны.Стратегии преодоления исторической травмы должны способствовать восстановлению социального и духовного

здоровья общества. Наиболее эффективными стратегиями в этом отношении являются покаяние и

прощение. В то же время прощение — прерогатива потерпевших, как и раскаяние

— прерогатива виновных.

Ключевые слова: жертвы, репрессии, вина, раскаяние, прощение

Введение

В ХХІ веке очень трудно найти народ, проживший цветущую и

ровную жизнь, полную взлетов и побед, жизнь лишенный страшных трагедий и катаклизмов.

Исторические травмы, вызванные двумя мировыми и многочисленными локальными войнами, репрессиями,

депортациями, «чистками», конфликтами и т.п., известны практически каждому социальному

сообществу, независимо от того, этнос это, нация или иное социальное группа.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.