Мелик пашаев: Издательство Мелик-Пашаев — каталог 2021-2022 в интернет магазине WildBerries.ru

Содержание

Мелик-Пашаев

Наши партнеры

Мелик-Пашаев

Дата рождения Вашего издательства..
2009 год.

Контакты Вашего издательства.
Сайт — http://melik-pashaev.ru
Вконтакте — http://vk.com/melik_pashaev_publishers
Фэйсбук — https://www.facebook.com/melikpashaevbooks
Телефон — +7 (495) 767-42-84

Глава издательства и интересные люди издательства
Издательство «Мелик-Пашаев» – это творческий союз двух художников, выпускниц Московского полиграфического института (МГУП) – Татьяны Руденко и Марии Мелик-Пашаевой.
Татьяна Руденко Несколько лет работала художественным редактором издательства «Книга». Одна из основателей детской творческой мастерской при Третьяковской галерее на Крымском Валу, в течение многих лет трудилась в качестве художника-педагога в отделе научно-методической работы Третьяковской галереи.

Художник, дизайнер книг.
Мария Мелик-Пашаева — Художник-иллюстратор книг, живописец – участник многих выставок, исследователь и разработчик рукописных шрифтов, коллекционер детской книги.

Об издательстве.
С чего начинается детская книга? Конечно, с картинок! И кому же заниматься изданием книг для самых маленьких, как ни художникам. С этой мысли и началось наше издательство.

Какие книги и для кого выпускает Ваше издательство.
Издательство «Мелик-Пашаев» выпускает превосходно иллюстрированные книги для детей от 1 года до 10 лет. Разноплановые по текстам и стилю рисования, они не только интересны и полезны, но и прививают детям художественный вкус. Издательство отдает предпочтение советской классике, книгам современных зарубежных и отечественных авторов с новым оформлением. Возьмите в руки любую из книг «Мелик-Пашаева»

— вы оцените высочайшее качество издания, которого достоин ваш ребенок.

Александр Мелик-Пашаев.

«Рыцарь советской оперы»Александр Мелик-Пашаев

Всю свою сравнительно недолгую жизнь он отдал опере — более 40 лет, 30 из которых — в Большом театре, где последние 10 был его руководителем.

23 октября исполнилось 115 лет со дня рождения замечательного советского дирижера и композитора Александра Шамильевича Мелик-Пашаева.

С его именем связан наивысший расцвет московского Большого театра, совпавший с серединой прошлого века, когда там блистали выдающиеся певцы Лемешев, Вишневская, Архипова, Петров, Анджапаридзе и другие, спектакли ставил знаменитый режиссер Покровский, а за пультом стояла плеяда прекрасных дирижеров — Голованов, Хайкин…

Одной из главных фигур в этом созвездии артистов был, безусловно, сам Александр Шамильевич, особенно в «золотое десятилетие» его художественного руководства главной музыкальной сценой страны.

При его непосредственном участии было поставлено множество интереснейших спектаклей, почти каждая премьера становилась важнейшим культурным событием, вызывавшим жгучий интерес публики и высокую оценку критиков, а труппа не уступала по уровню ведущим зарубежным коллективам.

Не случайно, именно Мелик-Пашаева упоминают чаще всего, когда речь заходит о важнейших этапах развития Большого театра.

Галина Вишневская: “Никто никогда не видел меня пикирующей вниз”

Он родился в столице Грузии Тифлисе (сейчас Тбилиси). Младший из шести сыновей, он вместе с братьями учится музыке частным образом на дому, а в свободное время регулярно посещает городской оперный театр, слушает местных и приезжих исполнителей, и вскоре становится его завсегдатаем, наизусть знающим арии из многих классических опер. В 16 лет он уже работает там пианистом-аккомпаниатором, а в 18 начинает дирижировать спектаклями, оставаясь в этом деле абсолютным самоучкой.

Заметив успехи юного музыканта, руководство молодой кавказской республики посылает его учиться в Ленинградскую консерваторию, где он за 2 года проходит полный 5-летний курс обучения у знаменитого профессора Гаука, воспитавшего также Светланова, Мравинского и других известных отечественных дирижеров. Уже через год после получения диплома Мелик-Пашаев навсегда покидает родной город и поступает работать в Большой театр СССР, с которым будет связан до конца жизни.

Ирина Архипова: “Музыка жизни продолжает звучать…”

Его дебют на московской музыкальной сцене в «Аиде» Верди стал началом новой эпохи в истории советского оперного искусства. 26-летний маэстро наизусть проводит весь спектакль, ставший одним из лучших в его репертуаре, и сразу же покоряет столичную публику своим высочайшим мастерством.

Далее следуют всё новые премьеры и постановки, среди которых и жемчужины оперного наследия — «Отелло», «Князь Игорь», «Пиковая дама», и произведения современных композиторов — «Катерина Измайлова», «Броненосец „Потёмкин“», «Абесалом и Этери»… Он творчески и вдохновенно подходит к каждому выступлению, оттачивая все детали исполняемой музыки, сам часто готовит с певцами их партии, при этом никогда не дирижирует двумя операми подряд, чтобы избежать автоматизма, механичности исполнения.

За 30 с лишним лет работы в Большом им проведено свыше двух тысяч спектаклей, не считая симфонических концертов. Даже во время войны, когда Мелик-Пашаев вместе с театром был эвакуирован в Куйбышев (ныне Самару), он продолжает работать, выступать, и даже сочинять. Им, в частности, написаны 2 оперы, симфония и ряд других произведений.

Кроме того, он дирижирует конкурсом на создание нового Государственного гимна, и в ночь на 1 января 1944-го этот шедевр Александрова впервые звучит по Всесоюзному радио под его управлением.

После войны начинается новый этап в карьере музыканта. Он назначается главным дирижером Большого театра и доводит его спектакли до идеального уровня. Маэстро приглашают на гастроли за рубеж, и он первым среди своих коллег пробивает в «железном занавесе», созданном вокруг советской страны, музыкальное «окно в Европу».

Своеобразным ответом на его прорыв стал приезд в Москву в 1959 году знаменитого тенора из миланского театра «Ла Скала» Марио дель Монако, который триумфально поет в опере «Кармен» с нашей восходящей звездой Ириной Архиповой под блестящее оркестровое сопровождение Мелик-Пашаева.

Еще через 5 лет уже вся эта легендарная итальянская труппа посетила СССР, но дирижер не дожил буквально трех месяцев до их визита, состоявшегося осенью 1964 года.

Он похоронен на Новодевичьем кладбище вместе со своими соратниками по сцене — Лемешевым, Головановым, Самосудом, Покровским, Архиповой, Вишневской.

А на следующий год после его смерти запись оперы «Борис Годунов» под управлением Мелик-Пашаева получила американскую премию «Грэмми». Таким образом, он оказался первым советским дирижером, удостоенным этой престижной награды.

Первым же ее обладателем среди всех отечественных исполнителей стал чуть раньше, в 1961-м, пианист Святослав Рихтер.

Анатолий Лысенков, “Орфей”

книги, источники, описание и отзывы

Издательство «Мелик-Пашаев» существует относительно недавно. Несмотря на «ретроназвание», создано оно было в недалеком 2008 кризисном году. С тех самых пор здесь создаются книжки для детей с рождения и до 10 лет с чудесными иллюстрациями. Из чего складываются книжки, способные привить малышам художественный вкус и чувство прекрасного? Писатели и художники, работающие над книгами издательства «Мелик-Пашаев», точно знают ответ на этот вопрос.

История создания и логотипа

Издательство «Мелик-Пашаев» создано двумя художницами-соосновательницами. Это объясняет их пристальное внимание прежде всего к иллюстрациям.

Мария Мелик-Пашаева — живописец, иллюстратор, участник большого количества выставок, коллекционер детской книги, специалист по рукописным шрифтам.

Татьяна Руденко — дизайнер книг, основатель творческой мастерской при Третьяковской галерее. Много лет она проработала в издательстве «Книга» художественным редактором.

Почему выбрано такое, казалось бы, «недетское» название и логотип? Дело в том, что изначально издательство было камерным и предназначалось для узкого круга интеллигенции. Финансировала проект семья Мелик-Пашаевых. Фамилия звучная. Александр Мелик-Пашаев — дирижер, имя которого у многих на слуху, Альбер Мелик-Пашаев — руководитель детской студии «Театрон». Все это склонило создателей в пользу выбора именно такого «ретроназвания».

Переиздания любимых книг

Неизменно горячий прием у читателей встречают переиздания старых полюбившихся книг. Большая часть отзывов о детищах книжного дома — просьбы переиздать произведения, полюбившиеся в детстве, с теми же иллюстрациями, но в современном качестве. Постепенно «Мелик-Пашаев» стали воспринимать как издательство, дающее неустаревающей классике новую жизнь. И это имеет под собой основания: в свет вышло довольно много переизданий. Татьяна Руденко считает это одной из сторон своей работы: она видит свою работу в том, чтобы издавать хорошо иллюстрированные книжки для дошкольников. И неважно, будет это переиздание или какая-то ранее не издававшаяся литература. Главное, чтобы книга нравилась ребенку. А понять, какая книга полюбится именно малышу довольно сложно, ведь авторы — взрослые люди, да и покупают книжки родители. Но свою задачу издатели видят именно в этом. «Ретро ради ретро, ради коммерции мы не издаем» — заявляет Мария Мелик-Пашаева.

«Мелик-Пашаев» — издательство, которое переиздало книги таких великих мастеров, как Владимир Лебедев и Юрий Васнецов, Лев Токмаков и Николай Радлов, Владимир Конашевич и многих других. В коллекции издательского дома «Мелик-Пашаев» книги Корнея Чуковского, Николая Носова именно в том варианте, в котором они запомнились и полюбились когда-то современным взрослым.

Веселые картинки

Отдельно хочется отметить серию книг по журналу «Веселые картинки». Собранные воедино лучшие советские иллюстрации к журналу непременно заинтересуют ребенка 3-5 лет и вызовут ностальгические настроения у большинства мам, пап, бабушек и дедушек. Ироничные и веселые, поучительные и наставляющие «Веселые картинки» создавались годами лучшими иллюстраторами Советского Союза, теперь их отреставрировали, отобрали понятные современному ребенку сюжеты.

У детской книги два равноценных автора — писатель и художник

Гармонично соединить труд писателя и художника — задача непростая. Если при переиздании книги эта задача была уже тщательно проведена и проверена временем, то при выборе художника для новой книги в издательстве собирают целый консилиум. Ведь «правильный» рисунок для детской книги первостепенен. Например, он должен быть детализирован ровно настолько, чтобы ребенку было понятна суть предмета. При этом не должно быть излишней детализации, которой грешат многие современные книги, ориентированные на родителей.

Книга, по мнению руководителей издательства, должна быть именно такой, какой ее задумали автор и художник. Нельзя менять ее формат, увеличивать или уменьшать количество страниц. Хотя это и влетает порой в копеечку.

Еще одна концепция издательства — не делать искусственно созданных серий. Все книги «семейства» должны быть задуманы художниками изначально, а не быть просто вставленными в общую рамку и одинаковый формат.

Переводы бестселлеров

«Мелик-Пашаев» — издательство, в котором к переводчикам предъявляют очень высокие требования. Например, при переводе одной из книг имя персонажа Перси преобразовали в дядю Вилли потому, что Перси в русском языке очень похоже на «перси», что может вызвать путаницу в голове у малыша. Вообще, пристальное внимание к мелочам — то, что выделяет книги издательства «Мелик-Пашаев» на фоне многих других российских изданий.

За время своего существования издательский дом «Мелик-Пашаев» выпустил следующие серии иностранных книг:

  • Бобер Кастор.
  • Карлхен.
  • Кошка Мяули.
  • Сторож Вилли.
  • История в картинках.
  • Морские приключения Тима.
  • Мой кот.
  • Мишка Бруно.
  • Мулле Мек.
  • Зебренок Зу.
  • Эрнест и Селестина.

Книжки для малышей — картинки с подписями

Российскому взрослому читателю далеко не всегда хочется покупать распространенные на западе picture books: в них так мало текста, одни картинки. Но ведь ребенку именно это и нужно, когда под каждой иллюстрацией две-три строчки текста. Он будет рассматривать книгу без родителей много-много раз.

Одной из первых работ издательства «Мелик-Пашаев» была история Вильгельма Буша про Макса и Морица, стоящая у истоков детской книги. «Мелик-Пашаев» пересказал эту старую немецкую сказку, ориентируясь только на картинки. На постсоветском пространстве известен перевод Хармса: «Плих и Плюх». В издательстве же решили предоставить возможность современному автору Андрею Усачеву посоревноваться с великим поэтом.

Многие читатели жалуются на дороговизну книг этого издательства. Но учитывая, какая гигантская работа проводится при создании каждой книги, сколько внимания уделяется каждому «чуть-чуть», становится понятным, почему так происходит и почему их книги так часто становятся самыми любимыми во многих семьях.

‎Александр Мелик-Пашаев в Apple Music

‎Александр Мелик-Пашаев в Apple Music

«Ретро ради ретро, ради коммерции мы не издаем»

Текст: Сергей Алексеенко

Иллюстрации из книг и фотография Марии Мелик-Пашаевой (слева) и Татьяны Руденко предоставлены издательством «Мелик-Пашаев»

Издательство «Мелик-Пашаев» возникло в кризисном 2008 году, но, несмотря на все трудности, быстро пришло к успеху. Это небольшой коллектив, выпускающий исключительно иллюстрированные книги. В их активе есть и оригинальные издания («Над водой, на воде, под водой» Николая Ватагина), и переводы мировых бестселлеров («Эрнест и Селестина» Габриэль Венсан, серия о бобре Касторе Ларса Клинтинга), и — что встречает неизменно теплый прием у читателей — качественные переиздания шедевров советской детской книги с иллюстрациями таких мастеров, как Владимир Конашевич, Владимир Лебедев, Юрий Васнецов, Владимир Сутеев, Николай Радлов, Лев Токмаков и многих-многих других. Внимание к иллюстрации закономерно, ведь издательство основано двумя художниками — Татьяной Руденко и Марией Мелик-Пашаевой. С ними мы и встретились.

Большинство отзывов в Сети на издательство «Мелик-Пашаев» — просьбы. «Переиздайте книгу, которая у меня была в детстве!» Вас в основном воспринимают как издательство, дающее старым книгам новую жизнь.

Татьяна Руденко: Это лишь одна из сторон нашей работы. Наша цель — издавать хорошие иллюстрированные книги для детей дошкольного возраста. Книги, где текст и иллюстрации становятся единым целым. Что это будет — переиздание, новая отечественная литература, переводная — уже второй вопрос.

Значит, мода на ретро для вас совсем не важна?

Мария Мелик-Пашаева: Важно, чтобы это было интересно современному ребенку. Нужна по-настоящему неустаревающая классика. Ретро ради ретро, ради коммерции мы не издаем.

Как же определить, что интересно современному ребенку?

Татьяна Руденко: Это, конечно, очень трудно делать, когда ты взрослый и все забыл.

Мария Мелик-Пашаева: Многие художники и издатели ориентируются в основном на родителей, ведь покупают книжки они. А 90% родителей не помнят, как они воспринимали книгу в 3 года, в 5 лет. Они смотрят сейчас: ах, как мило, как интересно. А будет ли это интересно пятилетнему?..

Татьяна Руденко: Вот мы и пытаемся

увидеть книжку глазами маленького ребенка.

Хотим, чтоб тексты были интересные и неупрощенные. То же с картинками. Можно взять крайне детализированную графику и порадовать взрослых. А ребенку нужно совсем другое. И в этом состоит наша концепция: выдерживать возраст читателя.

Мария Мелик-Пашаева: И никаких заигрываний с родителями! Мы понимаем, что детей в раннем возрасте необходимо привлечь к книге, а сделать это можно только книгой очень хорошей. Для маленьких — это иллюстрация плюс текст.

Так что у книги два автора: художник и писатель.

И они идут на равных. Важно это понимать.

Условия ясны. Как выглядит результат?

Мария Мелик-Пашаева: Вот одна из наших первых книг. Называется «Ехали машины». Ее мы заказали одному из мощнейших современных живописцев и скульпторов, Николаю Ватагину. Книжка от года до четырех. Казалось бы, полно книг про машинки. Но это только так кажется. Представьте себе: ребенку год. А мальчишка уже интересуется машинками. Сидит в коляске, и когда мимо проезжает автомобиль, он уже тянется за ним, как змея из кувшина, всё внимание туда. А книг для этого возраста практически нет. Есть издания, которые совмещают в себе и книжку, и игрушку — ну, какая-нибудь книжка с колесиками-гуделками, но это еще паллиатив. А мы заказали настоящую книгу. В ней рассказано обо всех машинках — о пожарной, о скорой помощи, даже про эвакуатор есть. Всё нарисовано просто и ясно, без засорения деталями. Хотя все основные составляющие каждой машины на месте.

И такой стиль соблюдается во всех ваших изданиях?

Татьяна Руденко: Нет. Мы не придерживаемся какого-то одного стиля. Книжки-то разные! Там восточные сказки, здесь современная, тут почти что философская притча, здесь чистый комикс. И стиль рисования всюду свой.

А какой должна быть, на ваш взгляд, детская иллюстрация?

Мария Мелик-Пашаева: Буквально сегодня прочла очень хорошее высказывание художника Владимира Лебедева, классика детской книги, на эту тему. Он говорит, что иллюстрация должна быть таким же орешком, как и для взрослого, только скорлупа у него не должна быть слишком твердой. Дело в том, что у детей еще очень маленький жизненный и визуальный опыт. Появляется в сказке карета, а ребенок не знает, что это.

Значит, карету надо нарисовать так, чтобы было понятно, что это такое за приспособление, как в нее запряжены лошади.

Но в то же время, без натурализма — вот что значит лебедевская скорлупа. Нужен художественный образ кареты, той, что только что из тыквы.

Татьяна Руденко: Иллюстрация, если дословно переводить, происходит от слова «просветлять», «прояснять». Она поясняет текст, притом даже на уровне эмоций. Если про плачущего зайку написано, а на рисунке он с хлопающими глазками и бриллиантовыми слезками, ребенку это ничего не скажет. А если будут три штриха, но видно, что он плачет, будет понятно. Ну и рисунки должны непременно следовать тексту. Художники любят возражать: «А я так вижу!» Прекрасно, нарисуй картину и выставляй в зале.

При таком подходе нелегко выбрать художника для книги…

Татьяна Руденко: Да, это тяжёлое дело — гармонично соединить труд автора и художника. Классические книжки, которые мы переиздаём, в этом смысле тщательно делались. И мы их примеру следуем: собираем целое совещание и сидим, перебираем, кому заказать иллюстрации.

Мария Мелик-Пашаева: Возьмите переписку К. Чуковского и В. Конашевича — там просто роман. Чуковский пишет: у вас несоответствие, у вас Муха одета в человеческое платье, а ручки у нее, как у противного насекомого, а Конашевич ему возражает… И такая работа шла постоянно: и ругались, и спорили, и юморили. Два аса, два талантища.

Татьяна Руденко: У нас был случай: работаем над книжкой дома. Что-то бурно обсуждаем, а мой муж сидит в этой же комнате и слушает краем уха. Потом повисает тишина, и раздается: «Образ зайчика не раскрыт». А мы все это время смотрели на одну картинку, гадали, что же в ней не так.

Мария Мелик-Пашаева: В общем, образ зайчика надо раскрывать — везде, в каждой книге по-своему. Потому что в одной книжке зайчик-дурак, в третьей — наглец, в четвертой вообще побегайчик. Везде разные зайчики.

Сказывается ли такая индивидуальная работа на издательском процессе?

Мария Мелик-Пашаева: Безусловно. И мы с этим мучаемся! Увы, печатать книги с индивидуальными характеристиками обходится издательству очень дорого. Сделали одну книгу квадратной — еще более невыгодно получается.

Татьяна Руденко: Постоянно обсуждаем, как удешевить процесс. И единственный выход — загонять в серии, сборники. А у нас, допустим, в книжке 32 страницы. Нам разгонять её на 48 или делать 24? И решили: нет, какой книгу задумал художник, такой она и должна оставаться. Представьте, если бы в музее все картины были одинакового размера.

Мария Мелик-Пашаева: И одним художником написанные!

Тем не менее, свои серии у вас есть. ..

Мария Мелик-Пашаева: Тут надо пояснить: мы против искусственно сделанных серий. Знаете, когда просто делают какую-то рамку, пишут на ней название серии и всё. У нас такого нет. Есть серийные книги английского издательства, есть ретро-издания. Все они были так задуманы художниками изначально. Мы не уродовали эти книги, чтобы втиснуть их в единый формат.

Как вы выбираете книги для ретро-серии, в общем, понятно. А как работаете с иностранными?

Татьяна Руденко: Переводные серии у нас те, что уже опробованы. И потом, это не значит, что мы купили все выходившие в них книжки.

И как была опробована, скажем, известная серия о бобре Касторе?

Мария Мелик-Пашаева: Ох уж этот бобер Кастор! Это тот случай, когда мы забыли, какими мы были детьми.

Татьяна Руденко: Мы эту серию увидели давно и как-то не решились её брать. В итоге «Кастора» выпустило другое издательство. И тут понеслось.

Мария Мелик-Пашаева: У меня старшему внуку пять лет. Боже мой, мы в семье недоумевали: ну с какой стати мы должны читать по сто раз про то, как бобер Кастор шьет фартук? Что тут может цеплять? А ребенок-то по-другому, оказывается, воспринимает.

C переводом вы работаете так же серьезно?

Мария Мелик-Пашаева: О, вы не представляете, сколько мы сидим с переводом. Иногда мы заказываем работу одному переводчику, а потом, читая текст, понимаем, что не справился, не его это книжка. Ничего не поделаешь,

приходится расплачиваться с ним, а работу передавать другому.

А книжка, между тем, — пять строчек под картинкой. Зато, я считаю, у нас нет ни одной плохо переведенной книжки. Не то что плохо — необразно. Всё надо учитывать. В одной книге был персонаж, которого звали Перси, и это слишком похоже по звучанию на «персик». И мы всей редакцией придумывали, как его переименовать. Потом мне переводчик звонил: «Еще немного — и я повешусь! Не могу так долго думать над одним именем». В итоге получился дядя Вилли. Такой типично английский дядюшка.

В одном из ваших первых проектов, издании Вильгельма Буша, и вовсе был не перевод, а пересказ…

Татьяна Руденко: Дело в том, что истории Буша про Плюха и Плиха, то есть и Макса и Морица — это истоки детской литературы, любимые книги, например, Александра Блока. По сути это картинки с подписями. Нам этот принцип нравится, но сами тексты, надо признать, очень устарели. Даже немцам трудно сейчас это читать. Самый известный русский перевод осуществил Хармс — это были «Плюх и Плих». У нас все тексты сделаны Андреем Усачёвым. На оригинальные подписи он не ориентировался, а только на картинки. Сначала мы даже не хотели издавать «Плюха и Плиха», потому что всем известен перевод Хармса. А потом подумали: почему нет? Пусть современный поэт посоревнуется с большим мастером.

Мария Мелик-Пашаева: К тому же мы взяли из сюжетов Буша только те, которые интересны современному ребенку. Такого издания нет и у немцев.

Однако, среди выбранных вами сюжетов есть и довольно суровые — героев даже запекают заживо. Как вы обосновываете допустимость таких историй в детской книге?

Мария Мелик-Пашаева: Об этом любят рассуждать не очень профессиональные психологи! Можно обо всем, если талантливо!

А вообще, случаются проблемы с восприятием иностранного материала у нашей аудитории?

Мария Мелик-Пашаева: Случаются. Например, наш читатель не привык к тому, что на Западе называется picture books. Когда много иллюстраций, и под каждой — три строчки текста. Наши родители открывают и говорят: «Да тут читать нечего! На один раз книжка». Хотя это как раз и делается с расчетом на то, что двухлетний-трехлетний ребёнок просто сто раз посмотрит картинки без мамы и папы!

Надо сказать, для издательства, ориентированного на дошкольников, у вас очень необычное название. И мужчина такой серьезный на логотипе…

Мария Мелик-Пашаева: Начиналось всё с нас, двух художников-однокурсников. Финансирование — из семьи Мелик-Пашаевых. А фамилия? Мы думали, что будем работать для узкого круга интеллигенции. И здесь фамилия Мелик-Пашаев хороша — запоминающаяся, знаменитая. Дирижер Мелик-Пашаев у многих на слуху, это цепляет. И дядька на логотипе именно поэтому.

Как вы перешли от столь камерного проекта к более обширной деятельности?

Татьяна Руденко: Вы знаете, это само собой произошло. Сейчас можно найти много вполне приличных переизданий. Семь лет назад, когда мы начинали, на рынке дела обстояли иначе. Названий была масса, но это в основном были попсовые издания. И вот мы участвуем в выставке Non/Fiction. У нас всего шесть названий, этого не хватает, чтобы заполнить крошечный прилавок. А к нам выстраивается очередь. Мы ничего не делали для этого, просто покупатели соскучились по качественной книге.

Пользуются ли успехом ваши оригинальные издания?

Татьяна Руденко: По-разному. «Ехали машины», например, продается медленно. Многим взрослым не нравится — манеру рисования не воспринимают. Зато в доме, где она есть, непременно становится любимой.

А что расходится лучше всего?

Мария Мелик-Пашаева: То, что хорошо знакомо. Классика. Это трагедия, я считаю, потому что

есть очень хорошие книги, но родители о них просто не знают.

И продавцы, которые могли бы посоветовать, — тоже.

Почему так происходит?

Мария Мелик-Пашаева: Чтобы с книгой познакомиться, родителю нужно ее прочитать самому. Где? Как? Не может же он штудировать в «Лабиринте» или в магазине кучу книг, он просто с ума сойдет. А как иначе? Через какие-то блоги, какие-то сайты? К тому же надо разобраться, для какого возраста предназначена книга, это очень трудно.

Читатели, судя по отзывам в интернете, нередко жалуются и на дороговизну ваших книг…

Татьяна Руденко: Мы вкладываем в каждую книгу массу ручного труда и отдаем ее в печать только тогда, когда она полностью сделана. Сроки себе практически не ставим. Главное для нас — качество, а качественный продукт по определению не может быть дешевым. Мы, конечно, пробовали удешевлять процесс, например, печатать в других типографиях, здесь, в России, подешевле. И получили… ну, не явный брак, но работу совсем не того уровня, к какому мы привыкли. Книжка же состоит из мелочей.

Мария Мелик-Пашаева: Чуть-чуть черновато, чуть-чуть замызгано, чуть-чуть сэкономили на цветокоррекции. Три «чуть-чуть» — и нет произведения искусства.

Что происходит в нашей современной детской иллюстрации?

Мария Мелик-Пашаева: Туда пришло огромное количество людей, не понимающих, что такое книга как предмет. Очень много работ живописных, с глубоким пространством, с безумными деталями, всюду напичканными узорами, и всё это непродуманно, не по-книжному. Люди не знают, чем книжное пространство отличается от пространства живописного.

Татьяна Руденко: И экранного. Многие современные художники рисуют на компьютере. То, что хорошо на экране, не обязательно будет так же выглядеть на бумаге. Кроме технических проблем — сам цвет на мониторе и в печати по-разному передается! — есть еще и то самое особое пространство книги. Бывает, получаем книжку и видим: а шрифт-то надо было взять другой. Хотя на экране он смотрелся гармонично.

Мария Мелик-Пашаева: Что уж говорить о том, что в наши дни редко встретишь в книге то, что было в ней всегда: буквицы, концовки, оформление титула, форзаца…

С кем из современных иллюстраторов вы работаете?

Татьяна Руденко: Мы работаем с Петром Багиным — это старшее поколение, с Николаем Ватагиным, с Анной Власовой. Мария Сутягина, совсем молодая художница, нам сделала недавно книгу.

И все-таки издания с современными иллюстрациями у вас в меньшинстве…

Татьяна Руденко: Чтобы сделать такие иллюстрации, какие нам нужны, художнику приходится работать долго. Пётр Багин у нас делает книжку уже второй год. Надеюсь, в этом году сдадим.

Мария Мелик-Пашаева: И дело тут не в том, что он медленно рисует, а в том, что

редакция работает вместе с художником.

Он приходит со своими работами, мы обсуждаем, поправляем, придумываем что-то новое, отвергаем старое, меняем формат…

А что современные писатели? Есть кого иллюстрировать?

Мария Мелик-Пашаева: Сегодня не так уж много литераторов работает для маленьких. Если еще есть поэты, то назовите мне, пожалуйста, хорошего современного прозаика, которого не печатают — мы бросимся его издавать. Ищем, ищем, и никак не найдем. Чуковского второго очень хочется. Зато мир стал шире, можно закупать за границей.

Александр Мелик-Пашаев- Биография, Альбомы, Картинки – Naxos Classical Music.

Композитор и дирижер, Александр Мелик-Пашаев сначала учился у Николая Черепнина в Тбилисской консерватории и поступил в Тбилисскую оперу в 1921 году в качестве репетитора и руководителя оркестра, а затем был назначен дирижером в 1924 году. обучение дирижированию у Александра Гаука в Ленинградской консерватории последовало между 1928 и 1930 годами, когда Мелик-Пашаев вернулся в Тбилисскую оперу в качестве главного дирижера.Он пришел в Большой оперный театр в Москве в качестве дирижера в 1931 году, дебютировав с оперой Верди « Аида », и стабильно работал там до 1953 года, когда он сменил Николая Голованова на посту главного дирижера после его бесцеремонного увольнения.

В отличие от двух своих предшественников, Самосуда и Голованова, Мелик-Пашаев дирижировал значительным числом опер из западного репертуара таких композиторов, как Верди, Бизе, Массне, Пуччини и Леонкавалло, а также русских композиторов. Он также много сделал для введения в репертуар Большого театра новых опер, дирижировал, в частности, произведениями Шапорина и Кабалевского, а в 1954 году дирижировал первым исполнением увертюры Шостаковича « Фестивальная увертюра ». У Мелик-Пашаева действительно были очень высокие стандарты: когда известного немецкого дирижера Германа Абендрота пригласили продирижировать « Fidelio » Бетховена в Большом, он был ошеломлен исключительным качеством постановки труппы. Дебютировав в Королевском оперном театре Ковент-Гарден с оперой Чайковского « Пиковая дама » в 1961 году, Мелик-Пашаев вернулся в следующем году, чтобы дирижировать чрезвычайно захватывающим и превосходно пропорциональным исполнением оперы Верди « Аида » с Галиной Вишневской в ​​названии. роль.

Его правление в Большом театре неожиданно закончилось в 1962 году, когда он, как до него Самосуд и Голованов, был без промедления отправлен в отставку. Однажды, заглянув к афише Большого на следующий месяц, он не увидел там своего имени и понял, что это оно: его сменил Евгений Светланов, который через два года умер. К счастью, очень значительное искусство Мелик-Пашаева сохранилось благодаря относительно большому количеству полных записей оперных постановок из Большого театра.К ним относятся Фиделио Бетховена, Кармен Бизе (концертная запись с Ириной Архиповой и Марио дель Монако), Князь Игорь Бородина, Жизнь за царя Глинки , версии Мусоргского, Борис Годунов (версии Бориса Годунова). басы Джордж Лондон и Иван Петров в главной роли), «Война и мир » Прокофьева, «Демон» Рубинштейна, «Декабристы» Шапорина, «Пиковая дама» Чайковского и «Туфельки» Фальстаф .Он также разделил дирижирование прекрасной довоенной записи Евгений Онегин с Александром Орловым. Неоперные записи Мелик-Пашаева были немногочисленны, но включали исключительно задорный счет Реквиема Верди с оркестром Ленинградской филармонии и тонко вылепленное прочтение Симфонии № 6 «Патетическая» Чайковского с оркестром Большого театра в Москве.

© Naxos Rights International Ltd. — Дэвид Патмор ( AZ of Conductors , Naxos 8.558087–90).

Карта сайта

К сожалению, запрошенная вами страница не найдена. Пожалуйста, проверьте адрес или воспользуйтесь картой сайта.
  • Мелодия
    • О нас
    • История
    • Партнеры
    • Наша команда
    • Контакты
  • Каталог
    • Поп/рок
    • Джаз
    • Фольклор
    • Классический
    • Для детей
    • Аудиокниги
    • компакт-диск
    • ДВД
    • LP
    • Архив
    • Художники
  • Личности
  • Часто задаваемые вопросы

Кармен/Паяцы (Мелик-Пашаев; Архипова, Дель Монако, Лисициан, Масленникова) (3-Мыто 053.

311) OP0910. КАРМЕН (на русском языке [кроме дель Монако [на итальянском языке]) Живое выступление, 13 июня 1959 г., ж.Мелик-Пашаева ул. Ансамбль Большого театра; Ирина Архипова, Марио Дель Монако, Ирина Масленникова, Павел Лисициан и др.; ПАЛЬЯЧЧИ (на русском языке (кроме дель Монако)), Живое выступление, 20 июня 1959 г., w.Tieskovini Cond. Ансамбль Большого театра; Марио дель Монако, Леокадия Масленникова, Алексей Иванов и др.; Марио дель Монако: Арии и сцены из оперы «Тоска», «Паяцы» и «Отелло» — Живые выступления, 1959, Москва.(Словения) 3-Мыто 053.311. Давно распроданные, окончательные экземпляры! — 608974503116

ОТЗЫВЫ КРИТИКОВ:

«Ирина Архипова училась у Савранского в Московской консерватории и с 1954 по 1956 год пела в Свердловской опере, где ее партии включали Марину в «Борисе Годунове», Эболи в «ДОН КАРЛОСЕ», Шарлотту в «ВЕРТЕРЕ» и Марфу в «ХОВАНЩИНЕ». Ее первое выступление в Большом театре состоялось в 1956 году в партии Кармен, ставшей одной из самых известных ее ролей, Большой стал ее оперным домом, где она спела все свои величайшие партии. В Большом театре ее особенно отметили по ролям в спектаклях «ПИКНАЯ ДАМА», «ВОЙНА И МИР», «ЦАРСКАЯ НЕВЕСТА» и «МАСЕППА», а также более ранние роли в спектаклях «БОРИС ГОДУНОВ», «ДОН КАРЛОС» и «ХОВАНЩИНА». После 1960 года она стала выступать за пределами России и впервые завоевала известность как Кармен в Неаполе. Она спела Елену в опере Прокофьева «Война и мир» в Театре Ла Скала в 1964 году, а в более поздних сезонах она спела Марину в «Борисе Годунове» и Марфу в «Хованщине».

Ее первое выступление в Америке было сольным концертом в Анн-Арборе, штат Мичиган, с Джоном Вастманом в качестве аккомпаниатора.Ее сенсационное исполнение партии Азусены на фестивале апельсинов в 1968 году принесло ей еще большее международное признание. Ее дебют в опере Сан-Франциско состоялся в 1972 году в партии Амнерис. В 1975 году она дебютировала в Королевском оперном театре Ковент-Гарден в роли Азусены. а в 1988 году она вернулась в Лондон в роли Ульрики в «БАЛе ООН в масках». Хотя она несколько раз пела в Метрополитен-опера с Большим театром, она не пела в Метрополитен-опера до 1997 года, когда она спела Филиппьевну в «ЕВГЕНИИ ОНЕГИНЕ» в возрасте семидесяти двух лет. Она также выступала в оперных театрах Берлина, Парижа, Гамбурга, Лиона, Марселя, Белграда и на фестивале в Савонлинне. Когда она вышла на пенсию, она поставила несколько оперных постановок.

Была замужем за холостяком Владиславом Пьявко. В 1993 году на ее имя был организован голосовой конкурс

Голос Архиповой был полным, богатым меццо-сопрано с большой силой и интенсивностью. Она не теряла качества при перемещении между вокальными регистрами, понимала, в чем заключаются ее сильные вокальные данные, и не пыталась выйти за рамки своего лучшего репертуара.В ее голосе была некоторая резкость, которая часто встречается в славянских голосах, но это помогло придать ее голосу индивидуальность, которой сегодня очень не хватает многим певцам.

Ее записанное наследие огромно, но большая его часть доступна только в России. В то время как ее Марина в «БОРИСЕ ГОДУНОВЕ» была переиздана «Мелодией», ее Эболи в «ДОН КАРЛОСЕ», Жанна в «ОРЛЕАНСКОЙ ДЕВУШКЕ» Чайковского и Лаура в «КАМЕННОМ ГОСТЕ» Даргомыжского до сих пор недоступны. Почти ни один из ее замечательных сольных концертов песен в настоящее время не доступен.В частности, песни Чайковского, Рахманинова и Мусоргского выявляют лучшее в ее исполнительском искусстве».

— Richard LeSueur, allmusic.com

непревзойденный блеск и мощь. Однако его часто критиковали за то, что он пел без особого изящества, за безжалостное использование своей силы. Это никогда не было правдой (многочисленные записи его прямых трансляций еще более убедительно свидетельствуют о его способности петь светом и тенью)�.Меня захватывало чистое звучание голоса, самоотверженность и страсть, с которыми он пел. Что удивит многих, так это разнообразие динамики и красок, которые тенор привнес в свое пение. Критикам легко комментировать метод певца и забывать самое главное — звук голоса… Его дикция была образцом ясности и четкости, его интонация почти всегда была сосредоточена, а ритмичность пульс был очень сильным. Во многих случаях человек слушает такое пение и тоскует по прошедшим дням, когда были такие певцы. …старожилы… вспоминают один из великих оперных теноровых голосов, которые можно было услышать в 1950-х и 60-х годах, а молодые слушатели узнают, как звучит великий «tenore di forza». Сегодня у нас нет ничего похожего на него.»

— Генри Фогель, FANFARE

«Марио дель Монако был одним из наиболее широко записываемых певцов 1950-х и 60-х годов, и в те годы его насыщенная оперная карьера была разделена между Европой и Америкой. Сэр Рудольф Бинг, тогдашний менеджер Метрополитен-оперы, услышал дебют г-на дель Монако в партии Радамеса в опере Верди «Аида» в Опере Сан-Франциско в 1950 году и попросил тенора остановиться в Нью-Йорке, чтобы выступить в качестве гостя в Метрополитен-музее в опере Пуччини «МАНОН ЛЕСКОТ» в 1950 году. свой обратный путь в Европу.Пение г-на дель Монако произвело отчетливое впечатление и принесло ему долгие и процветающие отношения с Метрополитеном, начавшиеся в следующем году. В нью-йоркской труппе с 1951 по 1959 год он спел 102 раза, в 16 ролях. Он участвовал в туре Метрополитена 38 раз. Его последнее выступление в Метрополитене было в партии Канио в опере Леонкавалло «Пальяччи» в 1959 году. Но через три года он вернулся в Карнеги-холл с концертом арий и дуэтов с Габриэллой Туччи.

Действительно, когда господина дель Монако любили, это было за блестящий, зычный голос, а не за его тонкость фразы или умение действовать.А в профессии, где часто работают теноры с избыточным весом, г-н Дель Монако обладал классическим профилем и красивой внешностью, что делало его привлекательным на сцене.

Марио дель Монако родился во Флоренции в 1915 году и вырос в соседнем Пезаро, где его отец работал в городском правительстве. Его родители были склонны к музыке и поощряли его пение. Хотя у него были некоторые уроки, он был в основном самоучкой. Г-н дель Монако дебютировал на профессиональном уровне в опере Пуччини «МАДАМА БАТТЕРФЛИ» в Милане в 1941 году.Военные годы провел в итальянской армии. После войны карьера г-на дель Монако расцвела и распространилась на миланскую Ла Скала и лондонский Ковент-Гарден, а также на оперные театры Рима, Неаполя, Барселоны, Лиссабона и Стокгольма. В 1946 году он пел в Буэнос-Айресе и Рио-де-Жанейро, переехал на север в Мехико, а затем в Сан-Франциско для своего американского дебюта. Отношения г-на дель Монако с Метрополитен-опера закончились в 1959 году, как сообщается, по обоюдному согласию, но он записывался до конца 1960-х годов.В 1973 году он присоединился к собранию выдающихся теноров в Неаполе, чтобы отметить столетие Карузо, и в сообщениях прессы говорилось о его «личном гламуре и все еще захватывающем динамизме».

В конце 1973 года г-н дель Монако удалился на свою виллу недалеко от Венеции и занялся преподаванием. У г-на дель Монако и его жены Рины Федоры, бывшей певицы, было двое сыновей. Один из них, Джанкарло, в настоящее время является режиссером в европейском оперном мире».

— Бернард Холланд, «Нью-Йорк Таймс», 19 октября 1982 г.

Большой.Он был выдающимся интерпретатором баритоновых партий Чайковского, возможно, лучшим Онегиным своего времени. Он также создал несколько партий в произведениях Прокофьева и восхищался своей интерпретацией главных партий в операх Верди, Гуно, Бизе и Пуччини. Голос был в высшей степени красивым инструментом, с фразировкой и чувствительностью прекрасного инструменталиста».

— Вивиан А. Лифф, AMERICAN RECORD GUIDE, январь/февраль 2011 г. Жена, собственный капитал, семья

Возраст, биография и вики

Александр Мелик-Пашаев (Александр Шамильевич Мелик-Пашаев) родился 23 октября 1905 года в Тифлисе, Российская империя [ныне Тбилиси, Республика Грузия], актер, музыкальное отделение.Откройте для себя биографию Александра Мелик-Пашаева, возраст, рост, физические данные, знакомства / дела, новости о семье и карьере. Узнайте, насколько Он богат в этом году и как Он тратит деньги? Также узнайте, как Александр Мелик-Пашаев заработал большую часть нетуорта?

Популярный как Александр Шамильевич Мелик-Пашаев
Род занятий актер, музыкальный отдел
Возраст 59 лет
Знак зодиака Весы
Дата рождения 23 октября 1905 г.
День рождения 23 октября
Место рождения Тифлис, Российская империя [ныне Тбилиси, Республика Грузия]
Дата смерти 18 июня 1964 г.
Место смерти Москва, СССР [сейчас Россия]
Национальность Республика Грузия]

Мы рекомендуем вам ознакомиться с полным списком известных людей, родившихся 23 октября.Он является членом известной группы Актер в возрасте 59 лет .

Александр Мелик-Пашаев Рост, вес и параметры

В 59 лет Александру Мелик-Пашаеву сейчас недоступной высоты. Мы обновим рост, вес, параметры тела, цвет глаз, цвет волос, размер обуви и платья Александра Мелик-Пашаева в ближайшее время.

Физическое состояние
Высота Недоступно
Вес Недоступно
Размеры тела Недоступно
Цвет глаз Недоступно
Краска для волос Недоступно

Статус знакомств и отношений

В настоящее время он не женат. Он ни с кем не встречается. У нас мало информации о прошлых отношениях Хе и его предыдущих помолвках. Согласно нашей базе данных, у него нет детей.

Семья
Родители Недоступно
Жена Недоступно
Родной брат Недоступно
Дети Недоступно

Александр Мелик-Пашаев Чистая стоимость

Его собственный капитал значительно вырос в 2020-2021 годах.Так сколько же стоит Александр Мелик-Пашаев в возрасте 59 лет? Источником дохода Александра Мелик-Пашаева в основном является успешный актер. Он из Республики Грузия]. Мы оценили состояние, деньги, зарплату, доход и активы Александра Мелик-Пашаева.

Чистая стоимость в 2021 году 1 миллион долларов — 5 миллионов долларов
Заработная плата в 2020 году На рассмотрении
Чистая стоимость в 2019 году В ожидании
Заработная плата в 2019 году На рассмотрении
Дом Недоступно
Автомобили Недоступно
Источник дохода Актер

Александр Мелик-Пашаев Социальная сеть

Инстаграм
Ссылка на
Твиттер
Facebook
Википедия
ИмБД

Хронология

Он известен своей работой над The ​​Grand Concert (1951) и Pierlequin (2001).

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.