Лабиринт секретное слово сентябрь 2020: СЕКРЕТНЫЕ СЛОВА и КНИЖНЫЕ СКИДКИ 2022: sonnenspiel — LiveJournal

Содержание

Блог о детском развитии — развивающие книги, игры, поделки и занятия для Вашего малыша

Море исследовали, теперь отправляемся в горы! Вторая книга Петра Карского очень-очень крутая! Мне она понравилась даже больше морской ❤️

Читать дальше…

Вы задумывались, как будут выглядеть учебники через несколько десятков лет? Уже сейчас я наблюдаю насколько учебная литература в испанской школе отличается от книг моего детства. Она красочная и наглядная, в ней можно и писать, и рисовать.

Читать дальше…

Друзья, ловите тематическую подборку осенних книг! Сохраняйте, делитесь с друзьями и добавляйте свои любимые книги! Буду рада вашей обратной связи!

Читать дальше.
.. Читать дальше…

По многочисленным просьбам показываю, что мы читали с Лерой с 3-х лет и по настоящий момент. Для удобства все картинки с обложками книг из этой подборки кликабельны. Можно посмотреть отзывы и развороты.

Читать дальше…

Не все знают, что английский писатель и натуралист Джеральд Даррелл писал в жанре фэнтези. И хочу сказать, это отлично у него получалось!

«Говорящий свёрток» — небольшая повесть о приключениях трёх детей, отправившихся спасать сказочную страну Мифландию от власти злых и грубых василисков.

Читать дальше. ..

Посмотрели сегодня с девочками второй фильм про медвежонка Паддингтона и снова в полном восторге! ❤️

Читать дальше… Читать дальше… Читать дальше…

‼️СЕКРЕТНЫЕ СЛОВА ЛАБИРИНТ ИЮНЬ

📚 СКИДКИ
📍 ЛЕТОСКНИГОЙ — скидка 22% на книги изд-ва «КомпасГид»
📍 МУРАКАМИ — скидка 20% на книги «Европокет. Мараками-мания»
📍 OZZY — скидка 20% на книгу «Я — Оззи. Всё, что мне удалось вспомнить»
📍 TOBOLATOR — скидка 20% на книгу Евгения Комаровского «365 советов на первый год жизни вашего ребенка»
📍 КЕЙБЛ — скидка 20% на комиксы изд-ва «Комильфо» из секретного списка. По 10 июня.

Читать дальше…

СП КНИГ: все издательства! Заказ книг из Лабиринта, Майшопа, Озона — скидки до 30%. Склад наличия! | Сторінка 6

Доброго времени суток!)
​ Меня зовут Ирина. Я очень люблю книги! Думаю,что Вас ко мне в тему привели похожие чувства! Я отлично ориентируюсь на рынке детской художественной литературы и знаю, где книги можно купить дешевле: что-то дешевле в интернет-магазинах, что-то выгоднее привезти из издательства. Всегда подскажу оптимальный вариант покупки!

Цель создания СП (она же миссия) — приобрести качественные, интересные и редкие книги и сэкономить на доставке .

Здесь Вы можете заказать книги как украинских, так и российских , которые не купить в книжных магазинах и те, что есть почти везде, но все-же немного дешевле, чем в магазинах . Список издательств ОГРОМЕН: Речь, МИФ, Махаон, АСТ, Эксмо, Клевер, МИФ, Видавнитство Старого Лева и море других — все и не перечислить!

А возможность работы с интернет-магазинами Лабиринт, Майшоп, Озон дает возможности привезти практически любую книгу, игрушку, сумку, прочее. .!
Спрашивайте… для нас нет ничего невозможного.. или практически ничего. С удовольствием помогу с выбором книги!

ВСЕГДА БОЛЬШОЙ ВЫБОР КНИГ В НАЛИЧИИ,
Наличие есть в двух вариантах: у меня и на складе. Т.е. эти книги вы можете получить уже на следующий день (те, что у меня) или через 2-3 дня (со склада)


!!! Важный момент !!! Цену уточняйте, не стесняйтесь, с удовольствием подскажу. Т.к. курс валют крайне нестабилен. И та цена, которую я озвучила вчера, сегодня может быть как приятнее, так и грустнее)
Возможно посчитать цену и самостоятельно, ориентируясь на курс Приватбака. Курс можно посмотреть здесь.

Как сделать заказ:
Заказ оформляем в бандлере, здесь.
Сведения об оплате тоже вносим в бандлер с указанием времени и даты оплаты.

Сроки исполнения заказов:

Книги из наличия отправляю сразу или на следующий день после оплаты, наличие на складе — 2-5 дней, изд. Махаон — 5-7 дней, книги из Лабиринта идут 2. 5-3 недели, Майшоп — 3 — 4 недели, Озон и издательства РФ — в р-не 4-х недель.

Цены на книги уточняем непосредственно в теме. В любую цену включена доставка до Днепропетровска.
Как забрать книги:
1. Регулярные раздачи в Днепропетровске (центр, вокзал, Аполло)
2. Самовывоз с ул. Рабочей по предварительной договоренности, ежедневно.
3. Отправляю по городу и Украине Новой почтой: быстро и надежно. Запись на раздачу/отправку в форме чуть ниже.

Форс-мажор:
Иногда встречается типографский брак, книга может повредиться при транспортировке, по накладным едет, по факту — отсутствует, товар стоит на таможне и т.п. Из любой нестандартной ситуации мы найдем выход: дайте пару дней для решения вопроса и мы постараемся сделать так, чтобы вы остались удовлетворены. Я очень хочу, чтобы вы получили удовольствие от покупки!

Со своей стороны гарантирую порядочность и оперативность. Отказов, после того , как книги заказаны, не принимаю, поэтому совершайте заказы обдуманно.

Отзывы о моей работе можно посмотреть на днепровском форуме , где уже три года радую новыми книгами детей и их родителей!
Отзывы на ШУ здесь: https://shu.com.ua/threads/otzyvy-o-posrednikax-i-organizatorax-sp.3540/page-39

Контакты:

Для гостей форума для связи оставляю эл. адрес: [email protected]

Мой тел. 098 030 один 7 15 Ирина


***************************************************************************************
КНОПКИ ДЛЯ ЗАКАЗА, ЗАПИСИ НА ОТПРАВКУ/РАЗДАЧУ


Заказ книг

Раздача, отправка, самовывоз


Список книг в наличии тут (жми)
Наличие на складе (в работе)
*********************************************
Хотите, чтобы ваши дети выросли успешными, образованными и счастливыми людьми — читайте им книги! Давайте вместе сделаем наших детей умнее и счастливее)

 

Красный Путь | MAGIC: THE GATHERING

Примечание: Это 1 часть истории, продолжение следует. . .

В глубоком ущелье реки Умары на канатах с крюками летели двое. Закаленная девушка-кор и высокий стройный мерфолк были недвижимы только в мгновения между прыжками. В эти моменты невесомости казалось, что мир сам движется им навстречу. В Зендикаре такое возможно.

Двое были в дороге уже много дней. Последняя остановка была в порту Магоси, расположенном в нескольких днях пути от берегов Халимара, где их родной город, Мореград, противостоял бушующим водам океана. Они преследовали слухи о падшем эдре — артефакте потерянного мира.

Их полет, отрицающий законы природы, кормил одно опасение и скрадывал другое: когда малейшая невнимательность могла отправить вниз в объятия бурной реки, мысли очищались от эзотерики.


Тропа Чистой Воды | Автор: Daarken

Ведущий крюк Акири зацепил кольцо, канат натянулся, и она полетела вниз со спокойствием того, кто знает, что точно не коснется земли. В нижней точке ее прыжка весь мир казался мешаниной из звуков и цветов: изумрудно-белая ревущая река внизу, размытые багрово-янтарные стены ущелья по сторонам, свист ее корского каната, рассекающего воздух. Для нее лететь означало уметь удержаться.

Акири и ее друг Зарет поднимались по ущелью реки Умары — протяженной и ровной долине, высеченной рекой за долгие тысячелетия. Стены ущелья, достигавшие сотен футов от реки до верхнего края, были усеяны природными и искусственными кольцами для зацепки. Лучшие из них были выкрашены в яркие цвета и предназначались для метателей канатов, которые не любят терять время. Суровый ветер несся по ущелью, создавая идеальные условия для плывущих по течению кораблей, спешащих в бухту Халимар. Это был каньон для полетов, одно из немногих стабильных мест во всем Зендикаре. Для искусной Акири путешествие по ущелью было не сложнее обычной прогулки.

Акири заканчивала прыжок, используя инерцию для подброса себя вперед и вверх. Одно движение запястья — и она свободна, как птица. Момент между полетом и падением крайне важен, чтобы перевести дыхание. В начинающемся падении Акири выбрала следующее кольцо и бросила вспомогательный крюк.

Сущая мелочь. Но страх, старый друг, никогда не уходит. Если крюк промажет (что невозможно) или скала обломится (что возможно, но маловероятно, учитывая породу ущелья), то Акири перестанет лететь и начнет падать, а это стопроцентная смерть. Еще один кор, проглоченный Умарой. Еще один кор, забывший, как теперь к ним относится Зендикар. Даже рожденные ходить иногда спотыкаются.

Крюк Акири долетел до кольца и зацепился. Рывок дернул канат и через ее руку отозвался в самом сердце, и она без страха начала следующий прыжок. В этом прыжке она не будет медлить: она будет лететь.

Крики позади напомнили Акири, что не каждый в полете достигает медитативного состояния.

Зарет, ее старый друг и товарищ, восклицал каждый раз, когда взлетал вверх, радовался, когда его ведущий или вспомогательный крюк цеплялся за кольцо, и громко подбадривал ее.

«Акири! — закричал Зарет, — Красный! Красный Путь!»

Красный Путь был сложным, но быстрым маршрутом вверх по ущелью реки Умары. Акири хорошо его знала — она сама проложила этот путь для своей команды искусных метателей во времена Битвы. Тогда он был нужен для того, чтобы избежать голодных зверей и отпрысков Эльдрази, прятавшихся наверху ущелья. Сейчас метатели гоняют по Красному, чтобы разрешить спор или повыделываться. Изменения к лучшему.

Пара прыжков для ускорения инерции, и она готова. На вершине следующего прыжка она задержала бросок и обернулась на Зарета, глядя сквозь бьющие по лицу белые волосы.

Летящий позади нее Зарет был все тем же долговязым мерфолком-воришкой, когда-то пытавшимся украсть ее крюки, только теперь у него постарела чешуя и появился свой набор крюков. Юность покидает многих, но в нем живет до сих пор.

«За мной!» — крикнула Акири своему другу. В падении она развернулась и швырнула оба своих крюка перед собой: Красный Путь имел кольца с обеих сторон, и теперь ей требовалась сила обеих рук, чтобы преодолеть его. Она была уверена, что Зарет повторяет ее движения, вероятно, даже сможет угнаться за ней.

Несомненно, страх присутствовал всегда. Но кроме него была… свобода!

Веселые возгласы Акири и Зарета эхом гуляли по ущелью реки Умары. Впереди ждала опасность. Это обычное дело для Зендикара, особенно если учитывать, что они выполняли задание Мореграда исследовать слухи об упавшем эдре. Но сейчас это казалось очень далекой перспективой.

Акири и Зарет летели дальше, вместе.


Акири, Бесстрашная Странница | Автор: Ekaterina Burmak

Тем же вечером Акири и Зарет устроили привал на краю ущелья. Туманное ярко-оранжевое солнце яичным желтком растеклось по горизонту, а далеко внизу нескончаемым ревом шумела Умара. Равнины наверху ущелья простирались в бесконечность, разделенные только рваными клинообразными горами на далеком севере, где равнины уступали место сначала предгорьям, а затем покалеченной тьме Оплота. Подножья гор парили над горизонтом, будто кто-то взял горсть камней и подбросил в воздух, только чтобы заморозить их в падении.

«А ведь правда, — подумала Акири.Это, должно быть, недалеко от истины».

Она сидела у ствола маленького деревца и натирала уставшие руки мазью для метателей. Зарет стоял неподалеку, наблюдая за закатом. На фоне опускающегося огненного шара мерфолк представлял собой темный силуэт, отбрасывающий длинную и резкую тень.

Снова участвовать с Заретом в одном деле было волнительно для нее. Его возвращение в Мореград было радостным событием, но принесло с собой тяжелые воспоминания. Воспоминания не только о судьбе Тазима, но и всего Зендикара. Воспоминания о тех, кто совершил деяние, о людях, способных танцевать между мирами, озарять своим ярким светом и уходить, оставив за собой руины.

Солнце село, и стало прохладнее. Акири вспомнила прохладу тени, которая окутала Мореград, когда явился скинувший свои древние оковы монстр Уламог.

Она поежилась. Как долго эта тварь была заточена под землей, и как это заточение повлияло на мир? И кто сделал ее мир тюрьмой для пожирателей миров?

Ее охватил порыв ярости, но она сдержалась. «Вот из-за чего, — подумала она, — Мореград, подъем в Мурасу. Вот из-за чего ты это делаешь!»

Воспоминания утомляли не меньше, чем Красный Путь Умары. Акири попыталась расслабиться. Надо просто дышать. Иначе не заметишь, какой хороший выдался вечер. Чистое небо омрачали лишь обломки Эмерии, один из которых парил так низко, что было видно, как за ним тянется длинная вуаль водопада, бесконечно изливающаяся вниз. Островок зеленых деревьев виднелся внизу — оазис среди низкой травы. Вокруг него кружили птицы, однако их пронзительный щебет был едва слышен за бурлящей Умарой. Зендикар-тюрьма, Зендикар-руины. Их израненный мир все же иногда бывает прекрасным.

«Акири, — окликнул ее Зарет, — та штука, за которой мы охотимся…»

«Эдр?»

«Как думаешь, почему он упал?»

«Рискну предположить, — Акири взглянула ввысь, в сторону Эмерии, — что просто взял и упал».

Зарет фыркнул. Проследил за взглядом Акири. «Столь упорядоченные вещи так просто не падают».

«Верно», — сказала Акири.

Ученые Мореграда много рассуждали о происхождении эдров и механизмах, удерживающих их в воздухе. Они смотрели на них в телескопы и фиксировали каждое вращение и колебание, отправляли экспедиции — некоторые из них Акири даже возглавляла — по маршрутам, восходящим прямо в Эмерию, и спорили о названиях слоев и небесных отметинах. Но могли ли они знать, почему эдры парили, и почему они упали? Нет. Как и не могли знать, для чего они предназначались и кто их создал.

Но Акири мало волновали заботы ученых. Библиотеки и учебные залы Мореграда были полезны только тем, что в них бесплатно кормили следопытов, путешественников и метателей канатов экспедиционного дома. Хотела ли она узнать ответы? Разумеется, да. Боялась ли их? Так же, как боятся внезапной смерти. И да, и нет.

«С такой гипотезой далеко пойдешь, Зарет,» — улыбнулась Акири. Она встала и бросила Зарету мешочек с мазью. Он поймал. «Когда вернешься в Мореград, я познакомлю тебя с учеными, изучающими эдры, — сказа Акири. — У них обязательно найдется пара-тройка книг на эту тему. Можно выгодно продать». Она говорила весело и нежно.

Зарет усмехнулся. «Да, — сказал он. — слыхал об этом».

Акири поверила ему. Тот Зарет исчез много лет назад. В экспедиционный дом вернулась уже другая личность, из другого времени.

Но она надеялась.

За походным ужином — густым рагу из дикого лука, нарезанного картофеля, копченого мяса и сорванной неподалеку травы — Акири и Зарет отдыхали после тяжелого дня.

«Тебе неплохо дался Красный Путь, — сказала Акири Зарету, который размешивал кипящее рагу. — Но нужно поработать над отцеплением вспомогательного крюка. Завтра выберем Зеленый Путь, чтобы ты потренировался».

Зарет кивнул. Он попробовал рагу и подсыпал в котел немного соли. «Плечо мешает. Сломал, пока учился метать.» Он двинул плечом, и Акири заметила скованность движения, слегка преувеличенную для правдоподобности. «Иначе это я был бы самым быстрым на Красном», — сказал Зарет с улыбкой.

Акири так не считала, но промолчала. Она указала на крюки, пристегнутые к его поясу. «Это не обычные крюки. Где ты их взял?»

«Они из небесного анклава. Я достал их у кор, правителей Разломов Онду», — ответил Зарет. Он отстегнул от пояса один из крюков. «Смелые метатели канатов находят такие в руинах, — сказал он, бросая крюк Акири. — Больше таких нигде не найдешь. Либо ты смелый, либо дорог тому, кто смелый».

Акири присмотрелась к крюку. Он был покрыт мелкой повторяющейся гравировкой — геометрическим узором, напоминавшим закрученный спиралевидный лабиринт. Прямые углы, ромбы и идеальные квадраты. Сделанный явно не природой, а рукой неизвестного ей мастера.

«Ты его нашел?» — спросила Акири.

«Нет, — ответил Зарет, — оказался дорог тому, кто смелый». По его лицу пробежала улыбка. «В любом случае… Они никогда не подводят,» — сказал Зарет.

«А как же…» — вскинула бровь Акири.

«Плечо? Да-да. Никогда никому не верь на слово,»

— произнес Зарет с ухмылкой. Акири знала это не по наслышке. Наверное, у него был приступ смеха, вот он и упал.

«Красивый, — сказала она, возвращая Зарету крюк. — Что на нем за узор?»

«Точно такие же на поверхности эдров. — ответил Зарет. — Я много таких видел в Онду, один даже висел очень близко к земле». Он перевернул крюк и снова слегка улыбнулся. «Держи, — сказал он, протягивая крюк Акири, — Этот твой, остальные мои».

«Спасибо, Зарет, — сказал Акири, взяв подарок. Она дотянулась до рюкзака, вынула главный канат и прицепила к нему крюк. Она не стала уточнять, как именно он его заполучил. «Честно говоря, — подумала она, — лучше не знать». Акири сложила крюк в рюкзак и вернулась на место с холщовым чехлом, из которого достала карту. Она развернула ее на земле и прижала углы камнями.

Зарет разложил ужин по тарелкам и сел с другой стороны карты. «Завтра или послезавтра?» — спросил он.

«Завтра,» — ответила Акири. «Всего шесть миль до этого водопада, — сказала она, указывая на карте на отмеченный, но безымянный водопад. — Эдр должен быть у его истока».

«А что если появятся «они»?» — спросил Зарет.

На мгновение Акири замешкалась, но затем…

Громадный титан, затмевающий солнце. Водопады океанской воды стекают с его массивной фигуры. Он разводит руке шире, чем горизонт, и Мореград повергается в пекло.

…она поняла.

«Нет, — сказала Акири, — они исчезли из этого мира. Мы победили». Лишь от одной мысли о них у нее пересохло в горле.

Зарет ел, глядя на карту. Точнее, глядя сквозь нее. Она знала этот взгляд: взгляд тех, кто видел такое, что не каждый выдержит…

Ночь, наполненная оранжевым огнем, вонью гниющих трупов и криками живых. Ее тяжелый меч, скользкий от кипящей крови. Эльдрази убивали одним только прикосновением, а некоторые — лишь присутствием. Ее товарищи рассыпались белым пеплом, а воздух застревал в груди. Первая волна выводков едва не сокрушила их, но каким-то чудом они удержались. Затем воздух наэлектризовался, и в них врезалась следующая волна.

…она вспомнила, насколько неопытным был Зарет во время Битвы. Его вынудили освобождать Мореград только потому, что он был способен держать копье. Его определили в ее отряд, потому что тот нес большие потери. Даже в том возрасте он уже был высок ростом, и другие призывники почитали его за опытного бойца.

Она была всего на несколько лет старше Зарета. Девушка-кор, считавшая себя неуязвимой, потому что научилась летать подобно предкам, обращаясь с крюком, канатом и самим Зендикаром, как с игрушками. Она искусно обращалась с мечом, став одним из лучших воинов. Ее мастерство и грация заслужили ей признание всего Зендикара. Она решила, что вышла за рамки возможностей. Поддерживаемая родней и командой, она не дрогнула, когда впервые услышала новость о том, что из-под земли вырвались титаны. Еще один шанс искупаться в лучах славы. Со своим отрядом она присоединилась к силам Живых, чтобы торжественно броситься навстречу этим существам, называемым «богами», и спасти мир.

Таков был план.

«Акири, — сказал Зарет, прерывая ее поток мыслей, — мне жаль, что я сбежал». Акири не знала, что он способен говорить так тихо. «Я не вынес тишины. Думал, что сбежав, смогу освободиться. От Мореграда, Казы, Ораха. От всего, — он вспоминал старую боль, и мышцы его рта подрагивали. — И от тебя».

Шум неспокойного океана. Грязные и жестокие битвы людей, кор и мерфолков против испепеляющих трутней Эльдрази и их выводков. В небе — грохот и вспышки заклинаний Planeswalker-ов, разящие ужасных чудищ.

Она могла разозлиться на него. Могла рассердиться за то, что он сбежал, прихватив несколько чужих вещей. За то, что заставил Казу плакать. Орах проклинал Зарета за побег и обещал убить парня, если тот вернется, но зная Ораха, Акири понимала, что это лишь спектакль, скрывающий его горечь и страх. Она могла разозлиться на него. Акири узнала цену побега не попрощавшись еще в юности, но также она поняла, насколько бесценна способность прощать. В Зендикаре, их израненном маленьком мире, лечение не происходит само собой — для этого надо прикладывать усилия. Будь то восстановление мира или исправление себя, лечение было работой. Как и прощение.

«Зарет, — сказала она, — я рада, что ты вернулся».

Зарет поднял на нее глаза. Впервые после его возвращения в Мореград она увидела в них своего старого друга.

«Это первый раз, когда я куда-то вернулся, — сказал Зарет. — Мореград хорош. Ощущение, что все налаживается. Я понял, что мы сделали больше, чем просто выжили».

«Мы не просто выжили, — сказала Акири, — Мы спасли мир. Теперь мы должны дать людям силу».

Зарет слегка улыбнулся. Некоторое время оба молчали, затем вернулись к еде. Вместе они сидели под деревом на краю ущелья реки Умары и обсуждали всякие мелочи, а убывающий свет солнца скользил по далекому горизонту.


На следующий день они добрались до места падения эдра. Водопад, вопреки слухам, не пересох.

«Ну, — выдохнул Зарет, согнувшись пополам, — здесь ничего нет». Он выпрямился и оглядел вершину шпиля, на который они поднялись. Вершина имела форму чаши и приютила небольшой пруд без видимого источника, из которого шел неглубокий ручей, стекавший в ущелье. Вокруг все было в тумане, и яркий свет дня на вершине был нестерпимым. Здесь было мало растительности, кроме редких островков спутанной травы. Вопреки ожиданиям, это место мало походило на оазис, а учитывая окружающий пейзаж, казалось и вовсе неуместным.

«Эй, Акири! — крикнул он. — Где большой камень?»

Акири стояла неподалеку у края пруда, откуда проистекал водопад, по которому они взбирались большую часть дня. Не будь ее руки и предплечья измазаны мелом, никто бы и не догадался, что она много часов карабкалась в гору. Акири нахмурилась. Уперев руки в бока, она осмотрелась вокруг. Может, какое-то заклинание? Или эдр скрыло остаточное действие Вала?

Пруд с вытекающим водопадом красиво переливался цветами, и это было единственной приметной чертой это голой вершины. Озаренная яркими оттенками красного, голубого, зеленого и желтого, кристально чистая вода была недвижна, словно затаенное дыхание. Было очевидно, что Зарет прав.

«Это не камень, это артефакт», — откликнулась Акири. Три дня сложного пути, метание канатов, восхождение сюда — и все зря. Даже камня нет.

«Зато пруд симпатичный», — сказал Зарет.

Акири фыркнула. Симпатичный. «Только не пей оттуда»,— сказала она.

«Ядовит?»

«Не исключено». Акири подобрала с берега камень и швырнула в пруд. Как только он коснулся воды, сразу исчез. «Похоже на магию», — сказала она.

«Может, то же самое случилось с эдром?»

«Вполне вероятно».

Они постояли и позволили ветру заполнить тишину. Тот, в свою очередь, одиноко просвистел.

«Что теперь?» — спросил Зарет.

Акири посмотрела на Зарета, а затем позади него. Там простирался Тазим, окутанный золотым туманом ветренной осени. Ответ был скрыт от ее взгляда.

«Возвращаемся в Мореград,» — сказала Акири.

Отсюда невозможно было увидеть маяк, но она ясно представляла его, как и город у его подножья. Яркий, далекий, но полный надежды. Сияющий город в пасти бухты Халимар.

«У нас еще осталась работенка, — произнесла Акири. — Там. Наверху».

Зарет смотрел вместе с ней, ища восточный горизонт. «Между тем, хороший вид, — сказал он. — Все не так плохо, хоть мы и не закончили дело».

Акири взглянула на него с нежной улыбкой. «Ну пойдем, Зарет, — сказала она. Пойдем домой».


Хотя и далекий от Мореграда и размером не более одной улицы с домами по сторонам, порт Магоси был единственным оплотом цивилизации в глубине дикой природы. Он располагался наверху могучего водопада и являлся местом отдыха путешественников и купцов, выбравших безопасный маршрут вверх или вниз по Умаре, а также лагерем и стоянкой для исследователей.

В порту всегда был слышен отдаленный рокот водопада Магоси. Это был самый высокий водопад в ущелье, образовавшийся в месте, где Умара делает резкий спуск на три сотни футов. Здесь миру была нанесена древняя геологическая травма, поднявшая вверх одну сторону и обрушившая вниз другую. Многие века это препятствие было непреодолимым, но после освобождения Мореграда его инженеры вырезали в стене извилистые серпантины. Хотя и непростые, эти дороги позволяли путникам совершать относительно безопасный подъем из нижней части ущелья в верхнюю. Водопады Магоси отражали историю Зендикара: что-то доисторическое совершило что-то ужасное, кто-то погиб, большинство выжило, ничего не изменилось, и Зендикар продолжил сотрясаться в своей лихорадке. Затем и мир, и люди приспособились.

Акири и Зарет впервые за долгое время сидели за столом на крепких деревянных стульях, принимая поданную им пищу и расплачиваясь монетами, полученными за продажу трофеев с экспедиций. Они потягивали холодные напитки и слушали музыку, которую играл ансамбль отважных мерфолков, стараясь перекричать постоянный рокот водопада Магоси. Десятки кор, мерфолков и людей наполняли главную улицу, споря о цене мелких товаров и обмениваясь новостями и сплетнями, накопленными за время путешествий. Ветер доносил топот, голоса и запахи привязанных снаружи стайных животных, которых можно было арендовать для поднятия до следующего порта в милях отсюда.

«Цивилизация,» — вздохнул Зарет, допивая кружку. Он съел пару льдышек и потер затылок. «Возьму еще, — сказал он, звеня кружкой, — а потом еще раз ополоснусь. Я и забыл, как теплая вода приятна для чешуи». Зарет взял их совместный кошелек и потянул за шнурок, чтобы открыть.

Акири, доедая свою порцию, кивнула в сторону кошелька. «Тебе придется использовать все мастерство следопыта, чтобы найти там что-нибудь, — сказала она. — Мы потратили последнее на этот ужин и на припасы». Акири скривила бровь и посмотрела на сумку Зарета, лежащую на большом столе рядом с ее снаряжением. «По крайней мере, из того что мне известно».

«Жаль, ты не разрешаешь мне обчищать здесь карманы,» — сказал Зарет.

«Мы представители Мореграда, Зарет. Мы больше не голодные призывники».

»«Ну да. Голодные представители Мореграда,» — проворчал Зарет. — Ученые получают налоги за содержание, а мы чем хуже?»

«Ученые получают налоги за выполненную работу, — сказала Акири, убирая свою посуду со стола. — Так же, как и мы. Кстати об этом». Акири запустила руку в свою сумку и достала оттуда маленький мешочек, который бросила на стол перед Заретом. Мешочек тяжело упал, звякнув золотом.

«Неужели ты…» — засмеялся Зарет. Он взял мешочек, открыл и достал из него монету.

«Я нашла нам работу. Половина сейчас, половина потом, — сказала Акири. — Караван в Коралловый Шлем, отправляется завтра».

«Это хотя бы по пути,» — ответил Зарет. Он вынул еще пару монет из мешочка и завязал его. «Уходим рано утром?»

«Разве бывало иначе?»

Зарет усмехнулся. «Хорошо, я пошел еще за выпивкой». Он встал.

«Зарет,» — сказала Акири, останавливая его. Она перевернула их общий кошелек, и оттуда посыпались камешки. Зарет рассмеялся, подняв руки.

«Попался, — сказал он. — Значит, я угощаю?»

«И возьми еще этих пельменей, — ответила Акири. — Которые с соусом».

Зарет ушел и вернулся с едой и напитками. Он сел, протянул ей ее заказ и оба приступили к еде.


Позднее, когда сгустилась ночь и людей стало еще больше, Акири и Зарет сидели на площадке над скалой, доедая последнюю порцию соленой еды и допивая прохладные напитки. Они потратили немало времени на то, чтобы за разговором наверстать упущенное. Возможно, всему виной были прохладные напитки или непринужденная атмосфера после утомительного дня. В ходе их легкой беседы Зарет задал Акири вопрос, ставший кульминацией этой ночи.

«Когда вернемся в Мореград, — сказал Зарет, — ты хочешь взяться за секретное задание. Экспедицию в один из небесных анклавов». Зарет откинулся в кресле. «Вот почему мы охотились на этот эдр, да?»

Акири не отрицала. «Мураса, — сказал она. — Мореград думал, что в упавшем эдре найдется что-то интересное. Увы, он не учел, что эдра может не быть на месте».

«А что можно найти в Мурасе? — спросил Зарет. — Эти небесные анклавы стары и мертвы».

«Я не знаю, — сказала Акири. — Наша покровительница ставит много золота на то, что там что-то есть. Что-то мощное».

«Неужели передо мной Акири? — спросил Зарет. — Ставит мечту на кон из-за простого предчувствия».

Акири кивнула. «Платят много, — сказала она. Столько денег не ставят на предчувствия. Это ставка на то, что найденное в Мурасе поможет излечить наш мир».

«Это у меня уже вошло в привычку, но… — Зарет наклонился вперед и прошептал, — мы могли бы уехать среди ночи и отправиться в другие земли. Ты и я, твой навык и мой шарм. Больше нам ничего не нужно».

Акири покачала головой. «Каким бы больным он ни был, это наш мир. Излечить нанесенный ему урон — это наша задача, наша обязанность, наш долг, — сказала Акири. — Мы не можем сбежать».

«Уйдя туда, мы можем не вернуться,» — парировал Зарет.

«Да, — произнесла Акири. — У нас такая же участь. . . как у цветов после долгой зимы: сотни из нас погибнут в поздний мороз или будут срезаны жадным садовником, но ради остальных настанет весна. Мы должны попытаться несмотря ни на что».

«А если ничего не найдем?»

Акири глотнула из кружки.

«По крайней мере, ты можешь принести обратно надежду, — предложил Зарет. — Люди должны о чем-то мечтать».

«Надежду? Нет, — сказала Акири жестко. — Нельзя из надежды выковать жаркий клинок, нельзя превратить ее в искусный нож». Акири покачала головой. «Я не хочу давать людям надежду, я хочу дать им силу. Дать нашим людям — всем людям Зендикара — способ превратить свою боль в оружие и с его помощью излечить этот мир,» — сказала она.

Зарет сменил свою заговорщицкую позу. Акири была тверда, серьезна.

«Слушай, по-моему, мне хватит,» — сказала Акири, сбрасывая градус напряжения. Она показала на пустые чашки и тарелки. «Я иду спать. Увидимся завтра?»

«Я буду здесь, Акири,» — тихо произнес Зарет.

«Правда?»

«Ты попросила меня остаться, — сказал Зарет, — вот я и останусь».

Мгновение, долгое мгновение Акири смотрела на Зарета. Зарет видел в ней не Бесстрашную Странницу, не орденоносного ветерана или легендарную метательницу канатов, а безымянного корского офицера, протащившую его через бои Мореграда. С серой кожей, покрытой пеплом погибших друзей и тлеющей земли. С глазами, озаренными огнем и полными страха — но все же тянущую его вперед. В тот день она вложила ему в руку копье мертвого солдата и сказала, что он должен бороться, иначе никто не останется в живых после этой Битвы.

«Я буду здесь, Аки,» — повторил Зарет.

«Хорошо,» — сказала Акири. «Хорошо,» — тихо повторила она, уходя.

Ночь была долгой, но ни на мгновение Зарет не сомкнул глаз.

Мир фантастики №133 (Сентябрь 2014) | Журнал

Артуровский номер: британский миф во всех проявлениях.

— юбилей Мэри Стюарт,
— ретроспектива Артурианы в кино,
— кое-что о Святом Граале,

Статья-лабиринт
10 лучших опенингов к телесериалам

Экстремальная кулинария для крепких духом
Отрывок из романа «Марсианин» и два рассказа Евгения Лукина

Рецензии на фильмы «Стражи галактики», «Превосходство», «Черепашки-ниндзя», «Геракл» и другие • на аниме Persona 4 • на новые книги Лукьяненко, Дивова, Зонис и других • на комиксы «Сага», «Мстители: Противостояние» и «Человек-паук: Последняя охота Крэйвена» • на игры The Wolf Among Us • Sacred 3 и др. • на новые настольные игры BattleLore, «Древний ужас» и др. • на новые альбомы Linkin Park, Mastodon, Sonata Arctica • 10 самых-самых королей • 7 самых странных лабиринтов мира • Эпиграф Петра Бормора • Комикс Александра Ремизова • и многое другое!

Полное содержание номера

1 Слово главного редактора 8 Содержание DVD 9 Эпиграф
Пётр Бормор «Рокировка»

Спецматериалы

10 Эволюция Артуровского мифа в фантастике
Краеугольный камень жанра фэнтези, на который до сих пор опираются многие авторы, — сказания о короле Артуре, маге Мерлине и рыцарях Круглого Стола. Эта легендарная история или историческая легенда привлекла самых разных писателей и заложила множество основ — прежде всего основу классического фэнтези. О литературной артуриане мы и поговорим.

Книжный ряд

18 Новости литературы
Разнообразные премии, политические аналогии Вестероса, сюрприз от «Росмэна», а также магический студент поневоле, новый ученик ведьмака, пьяный ангел и юные охотники за демонами. 20 Контакт
Борис Кузнецов
Издательство «Росмэн» первым выпустило на русском цикл о Гарри Поттере. Но и расставшись с этой популярной вселенной, оно продолжает открывать новые имена — на этот раз среди русскоязычных авторов. Мы спросили у директора «Росмэна» Бориса Кузнецова, чем отличается детская фантастика от взрослой и как правильно готовить проекты для подростков. 24 Книги номера
Сергей Лукьяненко, Алекс де Клемешье «Участковый» • Олег Дивов «Настоящие индейцы» • Юлия Зонис «Скользящий по лезвию» • Ханну Райаниеми «Фрактальный принц» • Энди Вейер «Марсианин» • Стивен Танни «Стопроцентно лунный мальчик» и другие книги, а также советы читателям. 38 Фантастика на иностранных языках
Авторская колонка Николая Кудрявцева
При всей своей многогранности англо-американская фантастика остаётся жанровой литературой, где эксперименты не слишком поощряются. Когда накапливается корпус интересных текстов, которые трудно позиционировать, появляются литературные движения, «узаконивающие» эти странные произведения. Сейчас новых движений пока не видно, но романы, доставляющие издателям немало хлопот, по-прежнему выходят.
Рецензии: Кристофер Голт «Библейский», Ннеди Окорафор «Лагуна», Пол Парк «Все исчезнувшие машины» 40 Классики
Мэри Стюарт
Артуриана — один из столпов фэнтези. Количество историй, где артуровская мифология используется как вольная основа сюжета, не поддаётся подсчёту. Да и книги о самом легендарном британском короле исчисляются сотнями. Но есть среди них тексты, которые признаются каноническими. Романы о Мерлине британской писательницы Мэри Стюарт — из таких. Учитывая личность автора, в этом нет ничего удивительного… 44 Комиксы
Авторская колонка Дмитрия Злотницкого
Самый яркий фантастический комикс последних лет наконец добрался до России. Заслуживает ли он тех восторгов, которые вызвал у западных критиков? Ответ ждёт вас в сентябрьской колонке о комиксах.
Рецензии: Брайан К. Вон «Сага. Книга Первая», Джефф Джонс, Дэн Юргенс, Майк Грилл «Мстители: Противостояние», Жан-Марк Дематтейс «Человек-паук: Последняя охота Крэйвена» 46 Детская фантастика
Авторская колонка Андрея Щербака-Жукова
В сентябре 2003 года не стало Кира Булычёва, и премия «Алиса» осиротела. Но оргкомитет решил премию не закрывать. И благодаря этому открыл немало хороших детских авторов.
Рецензии: Андрей Макаревич «Неволшебные сказки», Ирина Горюнова «Король-рысь», Ольга Лукас «Золушки на грани», Александр Житинский «Хранитель планеты»

Видеодром

48 Новости кино
Четыре главных новости Comic-Con International, перезапуск «Мумии», многообещающие экранизации «Всадников Перна» и «Вампирских хроник», герои-враги Человека-паука, а также воспоминания о Робине Уильямсе. 50 Съёмочная площадка
«Бегущий в лабиринте»
Антиутопия-ловушка по мотивам популярного романа — от молодого режиссёра, с юными актёрами и свежей идеей. 52 После финальных титров
Стражи галактики • Превосходство • Черепашки-ниндзя • Геракл • Оз: Возвращение в изумрудный город • Судная ночь 2 • Побудь в моей шкуре 58 Ретроспектива
Артуриана в кино
Что за чёрная магия окружает артуровский миф? Почему так мало режиссёров преуспело в его экранизации? МФ вспоминает фильмы, пересказывающие вечную легенду о рыцарях Круглого Стола. 64 Аниме
Будущее студии Ghibli без Хаяо Миядзаки, свежие аниме по вселенной Fate/, а также сериалы про поднявших мечи революционеров, современных монстров и супергероев.
Рецензия: Persona 4

Игровой клуб

66 Новости видеоигр
Рассуждения о том, почему цена имеет значение, краткие итоги Gamescom, новые проекты Мишеля Анселя, подробности об очередной части ужастика Fatal Frame для Wii U, пара свежих MOBA и целая пачка горячих японских игр для PlayStation Vita. 68 Лучшие видеоигры
The Wolf Among Us • Sacred 3 • Abyss Odyssey • Oddworld: New ’n’ Tasty! • Xenonauts • WildStar • Lifeless Planet • One Piece: Unlimited World Red 74 Фантастика из пластика
Terminator 2 — T-800 Battle Damaged Deluxe
«Терминатор 2» популярен не только из-за экшена и поразительного «жидкого» робота. Во многом это заслуга самого Терминатора, из машины для убийства превратившегося в защитника людей. В этой номере мы повертим в руках шикарную фигурку Терминатора, который пожертвовал собой ради будущего человечества.

Настольные игры

76 Новости настольных игр
Новые локализации, вторжение инопланетян на наши столы, битвы байкеров, викингов и динозавров, а также вокруг света за 80 игр, краткая история ролевых вселенных и небольшой обзор новой версии D&D, показывающий, что не только металл-группы любят возвращаться к корням. 78 Лучшие настольные игры
BattleLore • Древний ужас • Да, Тёмный Властелин!

Музыкальный центр

82 10 самых-самых опенингов к телесериалам
Театр начинается с вешалки, а каждый эпизод любимого телесериала — с опенинга. «Мир фантастики» вспоминает десяток культовых заставок, которые показали, как надо создавать настроение перед просмотром. 84 Лучшая музыка
Linkin Park — The Hunting Party • Lux Occulta — Kolysanki • Deathstars — The Perfect Cult • Lindsey Stirling — Shatter Me • Mastodon — Once More ‘Round the Sun • Agalloch — The Serpent & the Sphere • Xandria — Sacrificium • Gamma Ray — Empire of the Undead • Careless Juja — Professor Layton & the Bay Harbor Butcher • Thy Disease — Costumes of Technocracy • Sonata Arctica — Pariah’s Child

Врата миров

88 Информаторий
Откуда есть пошли шапочки из фольги, что Питер Джексон будет снимать после «Хоббита» и сколько частей ожидается у «Аватара». 90 Доска почёта
10 самых-самых монархов
Трудно сделать выбор между правителями, которые по определению являются первыми (правда, лишь в своём государстве). Тем не менее мы попробовали их сравнить — и самая острая борьба развернулась между первым и вторым местами… 98 Реальность фантастики
Статья-лабиринт
Ловушки поджидают нас везде: в лесной хижине и на островах, на городских улицах и во сне… И, конечно же, в лабиринтах! 106 Конвент
Старкон-2014
«Старкон» начинался в 1999 году как конвент фанатов «Звёздных войн», но за последние три года он расширил тематику, переехал из столицы в Питер и превратился в колоссальное по масштабу мероприятие, на данный момент не имеющее себе равных.

Машина времени

108 Новости науки
Летающий автомобиль, сканирующая ручка, слишком умный будильник, экзоскелет для грузчиков, а также жизнь во вращении, звезда-зомби, горячая Луна, сомнения в сингулярности, восстановление нервов и размышления о том, как приблизить светлое будущее. 110 Вперёд в прошлое
Экстремальная кулинария
Экзотические блюда, которые стоят сегодня огромных денег, появились из-за нищеты. Пятьсот лет назад богатеи ели мясо, а всякие устрицы, мидии, потроха и ядовитые рыбы были уделом бедняков. Встречаются среди подобных блюд и образцы экстремальной кулинарии, от которой нормальные люди держатся подальше. 115 История одной легенды
В поисках Святого Грааля
Рыцарь, отправляющийся на поиски Святого Грааля, — классический сюжет средневековых легенд. Этот рождённый в XI веке символ оказался настолько мощным, что затронул не только литературу и искусство, но и психологию, и, кажется, даже реальность. Каждый из нас — рыцарь, которого где-то в туманной дали дожидается собственный Грааль. Чем он станет — зависит только от нас. 120 Удивительные вещи
7 лучших лабиринтов мира
Лабиринты окружены ореолом мистики и опасности, но в реальности служат разве что для развлечения публики. Однако и для этой цели архитекторы порой проявляют недюжинную фантазию. «Мир фантастики» приглашает вас в путешествие по семи самым необычным лабиринтам мира. Не заблудитесь!

Зона развлечений

122 Рассказы
Евгений Лукин «Они тебя защитят»
Евгений Лукин «Четвёртое ахау»
Энди Вейер «Марсианин» (отрывок из романа) 139 Конкурсная площадка
Призы этого номера — роман Энди Вейера «Марсианин», трилогия Теренса Уайта «Король былого и грядущего», а также фильм «Первый мститель: Другая война» на видео. 142 Почтовая станция
Рассказываем, в чём отличие рыночной цензуры от идеологической, почему из книг и фильмов практически исчез сюжет о дружбе мужчины и женщины, отчего серьёзные авторы идут в С.Т.О.Ч.К.Е.Р.ы и куда подевались хорошие фантастические художники. 144 Зона комикса
Александр Ремизов «Всё будет немного сложнее…»

Пиранези Сюзанны Кларк – Черные врата


Piranesi
(перепечатка Bloomsbury в мягкой обложке, 28 сентября 2021 г.)

Я давно перестал извиняться за то, что предпочитаю старые книги новым. В конце концов, одна из лучших вещей в чтении заключается в том, что это царство, над которым вы являетесь абсолютным сувереном. Ты один можешь награждать Орденом Подвязки; только вы можете кричать: «Отрубить им головы!»

Тем не менее, несмотря на то, что от низших существ требуется постоянство, монархи не должны принимать его во внимание, и поэтому я постановил, что первой книгой, которую я прочитаю в 2022 году, будет фантазия Сюзанны Кларк Пиранези , которая была опубликована немногим более года назад, в сентябре 2020 года.В этом я просто сдержал обещание, данное несколько лет назад здесь, по адресу Черные Ворота , когда я восхвалял предыдущий роман Кларка, Джонатан Стрэндж и мистер Норрелл . Тогда я сказал, что когда Кларк закончит свою следующую книгу, я выстроюсь в очередь, чтобы прочитать ее в день ее публикации. Я думаю, что подошел достаточно близко; что я пропустил это на пятнадцать месяцев, я всегда могу обвинить COVID. Почему, черт возьми, нет?

Кларк сказала, что действие ее нового романа будет происходить в той же волшебной Англии эпохи Регентства, что и Джонатан Стрэндж , и станет приквелом к ​​ее первой книге.Однако синдром хронической усталости помешал ей завершить эту историю (я искренне надеюсь, что она была лишь временно отложена, а не заброшена), и вместо нее Кларк написал « Пиранези », произведение в четверть длины « Джонатан Стрэндж » и очень отличается по тональности, но, тем не менее, имеет сильное сходство с более ранней работой. Джонатан Стрэндж — один из величайших фэнтезийных романов, которые я когда-либо читал, и в меньшем масштабе то же самое можно сказать и о Пиранези .

Поскольку Пиранези является относительно новым и по большей части представляет собой головоломку, которую рассказчик и читатель решают вместе, я постараюсь быть более осторожным, чем обычно, в описании его сюжета, но я не могу обещайте не раскрывать ничего существенного . Пусть читатель остерегается.

Пиранези, рассказывающий свою собственную историю, живет (почти) один в огромном доме с огромными пустыми залами и огромными извилистыми лестницами, населенными лишь бесчисленными статуями (Ангел, зацепившийся за розовый куст, Женщина, несущая улей, король с макетом города-крепости в одной руке), бесчисленный, потому что дом больше, чем просто огромен, больше, чем просто необъятен — он, по сути, бесконечен.Дом (который Пиранези всегда использует с большой буквы и который он считает своим благожелательным родителем и кормильцем — он называет себя «Любимым Дитя Дома») — это мир, а мир — это Дом. Вне его нет ничего, кроме солнца, луны и звезд, которые видны сквозь высокие окна залов.

Потолки верхних залов часто скрыты облаками (которые иногда проливают дождь), а нижние уровни Дома полностью залиты водой («Затонувшие залы»), образуя море с приливами, которые поднимаются и опускаются, и что Пиранези дотошно зафиксировал и может достоверно предсказать (и которые обеспечивают его пищей в виде рыбы и водорослей), а некоторые залы и вестибюли Дома заполнены стайками птиц, которые гнездятся на руках статуй, многие из которые имеют гигантские размеры.

Сюзанна Кларк

Пиранези «почти» одинок в своем мире только потому, что его периодически посещает его единственный друг, вспыльчивый и властный человек, которого Пиранези называет Другим, который дает ему для выполнения научные задачи наблюдения и измерения; оба мужчины верят, что это поможет Другому в его поисках давно утерянного «Великого и Тайного Знания», знания, которое наделит Другого огромной силой. Помимо услуг, которые он выполняет для Другого, Пиранези заполняет свои дни рыбалкой, исследованием Дома, писательством и любовным уходом за тринадцатью скелетами, которые он нашел в разных залах.Эти останки привели его к выводу, что все человечество когда-то состояло из шестнадцати человек — тринадцати мертвых, его самого, Другого и номера Шестнадцать, неизвестного человека, для которого он пишет.

Не так уж много будет выдано, если я завершу свое резюме цитатой из пресс-релиза издателя: «Пиранези записывает свои открытия в свой журнал. Затем начинают появляться сообщения; все не то, чем кажется. Ужасная правда раскрывается, когда появляются доказательства существования другого человека и, возможно, даже другого мира за стенами Дома.

Это медленное раскрытие правды о мире Пиранези составляет основное действие романа, но, как ни увлекательна эта история (и она действительно переворачивает страницы), Пиранези больше всего запоминается резонансной атмосферой, которую Кларк создает вокруг своей необычайной обстановка, и большая часть этой атмосферы зависит от того, что было раньше, в истории и в литературе. Как залы Дома эхом отдаются шагам Пиранези, так и Пиранези звучат аллюзиями и намеками, которые почти до предела заполняют кадр повествования, одним из первых и важнейших является имя самого главного героя.

Пиранези знает, что это не его ныне забытое настоящее имя; вместо этого это имя, данное ему Другим, возможно (он иногда подозревает) в насмешку. Пиранези не знает Джованни Баттиста Пиранези, итальянского художника и архитектора восемнадцатого века, наиболее известного своими замысловатыми гравюрами воображаемых и похожих на лабиринты тюрем. Зная это (а мне пришлось поискать, не разбираясь в итальянских архитекторах восемнадцатого века), вы сразу же получите ключ к пониманию реального положения нашего Пиранези.

Джованни Баттиста Пиранези

Одна из самых захватывающих вещей в Piranesi заключается в том, что он функционирует как литературная эхо-камера, и чтение его заставит вас думать о многих других книгах и авторах, особенно о К. С. Льюисе. Кларк начинает роман с цитаты из книги «Племянник волшебника» , а в нескольких других местах ссылается на книги «Нарния ». (В какой-то момент статуя фавна наводит Пиранези на мысль о маленькой девочке, разговаривающей с таким существом в заснеженном лесу, — образ, который он не понимает, но в котором мы можем распознать Люси, встречающую мистера Флэша.Тамнус в Лев, колдунья и платяной шкаф , после того, как она прошла через портал из нашего мира в Нарнию.)

Помимо отсылок к Льюису, обширная, самодостаточная мировая структура, в которой живет Пиранези (и готические атрибуты его затруднительного положения), неизбежно наводит на ум книги « Горменгаст » Мервина Пика, как и многие подобные истории — «Лавкрафт». Посторонний», «Вечерняя примула» Джона Кольера и романы «Солнечные часы » и « Потерпевший кораблекрушение » Ширли Джексон и Джеймса Гулда Коззенса соответственно.Переходя к более высокому плану, намеки Кларка на то, что каждая из статуй Дома соответствует реальности в другом мире, могут быть косвенной отсылкой к Платону и его идеальным формам.

В дополнение к Льюису и этим другим авторам, которых больше всего напоминает Пиранези , является аргентинский баснописец Хорхе Луис Борхес, писавший о лабиринтах гностического знания (« Лабиринты » — название его самой знаменитой книги), и поиск Великого и Тайного Знания в лабиринте Дома оказывается жизненно важным для заговора Пиранези .Дом часто прямо описывается как лабиринт, и одна из его центральных комнат (на самом деле она оказывается ключевой комнатой Дома) населена колоссальными статуями минотавров, легендарного монстра из греческих мифов, которого выследил Тесей. центр лабиринта, где он обитал.

Хорхе Луис Борхес

Несмотря на то, что книга полна ими, ни одно из этих упоминаний, отголосков или намеков не является властным или вопиющим. Они никогда не заглушают собственный голос Кларк, не притупляют ее индивидуальное видение и не отвлекают нас от достижения ее цели; скорее она использовала их, чтобы вышить и обогатить уникальный мир, который во многом принадлежит ей.

Подобно Джонатану Стрэнджу и мистеру Норреллу , Сюжет Пиранези оказывается основанным на конфликте между двумя эгоистичными магами, и, как и в предыдущей книге, он также глубоко озабочен тем, как мы формируем и формируем миры. что мы строим. Как нам попасть в этих миров и как нам выбраться из из них, и что лучше выбрать? Проблема не становится легче, когда мы признаем, что самые непонятные лабиринты — это те, которые мы создаем сами.Хотя это и фантастика, Piranesi основан на фундаментальных вопросах жизни, с которыми все мы сталкиваемся каждый день.

В то время как Пиранези проблемы мало чем отличаются от первого романа Кларк, ему почти полностью не хватает остроумия и юмора, которые так оживляли Джонатана Стрэнджа и мистера Норрелла . Если бы « Пиранези » была такой же длинной, как « Джонатан Стрэндж », я мог бы счесть это недостатком, но « Пиранези » — гораздо более короткая, динамичная и менее дискурсивная книга, и она заканчивается почти до того, как вы замечаете разницу.Более трезвый тон полностью соответствует сюжету, и я не думаю, что отсутствие более светлых моментов является его недостатком.

Джонатан Стрендж и мистер Норрелл

То, что Пиранези не хватает в приподнятом настроении, более чем компенсирует глубиной чувства; это глубоко медитативное, меланхоличное произведение, залитое янтарным светом памяти и пронизанное настроением одиночества и утраты.

В конце концов, более чем сладкий, потерянный сам Пиранези, его дилеммы и его приключения, более чем изящные аллюзии книги и сложные загадки, что я унесу с собой, так это сам мир Пиранези, с его молчаливыми, невозмутимыми, бесчисленными статуями, его мраморные лестницы, поднимающиеся в облака и спускающиеся в воду, его гулкие, наполненные птицами, пропитанные приливом залы, уходящие в бесконечность.Это красивое, безмятежное, зловещее, странное и, в конечном счете, необъяснимое место, которое останется со мной навсегда. Из этого я начинаю угадывать принцип, который подтверждается, когда я созерцаю все другие великие фэнтезийные земли литературы, которые я посетил, от Уттербола до Средиземья, от Земноморья до Эльфландии и мира Моста.

«Фантазия дворца» Джованни Баттиста Пиранези

Принцип можно было бы сформулировать так: сотворенный мир есть основополагающее чудо, более таинственное, более удивительное, более волнующее и, в конечном счете, более значимое, чем все, что происходит в нем на самом деле.Я подозреваю, что это верно даже для мира за пределами книжных обложек, и уникальная ценность фантазии может заключаться именно в ее способности помочь нам распознать эту истину. Я думаю, что, возможно, Сюзанна Кларк согласна; по крайней мере можно прочитать Пиранези как иллюстрацию этого принципа.

Но, пожалуйста, не верьте мне на слово. Прочтите эту замечательную книгу сами, и когда вы закончите, вы сможете сказать вместе с Пиранези и со мной: «В моем уме все приливы, их времена года, их отливы и отливы.В моем сознании все залы, их бесконечная вереница, запутанные тропы».

Когда вы перевернете последнюю страницу Пиранези , вы овладеете Великим и Тайным Знанием, которое может дать только высшая работа фантазии; тогда вы тоже будете любимым ребенком в доме.


Томас Паркер — уроженец Южной Калифорнии, страстный поклонник научной фантастики, фэнтези и детективов. Когда он не развращает следующее поколение в качестве учителя четвертого класса, он собирает фильмы Роджера Кормана, комиксы Серебряного века, двойников Эйса и отчаянные взгляды своей жены.Его последняя статья для нас была «Неприличное разоблачение: место водителя» Мюриэль Спарк

.

Мораг Фрейзер рецензирует «Лабиринт» Аманды Лори

В письме 1954 года своей племяннице Пиппе кочевник-художник Ян Фэйрвезер сетовал на то, что не может писать с достаточной аналитической отстраненностью, чтобы оглянуться на свою жизнь и «увидеть в ней закономерность». ( Ян Фэйрвезер: Жизнь в письме s, Text Publishing, 2019). Ирония судьбы в том, что один из самых глубоких и интуитивных создателей моделей в австралийском искусстве, к сожалению, не может «видеть» формирующие структуры и повторения своей полной жизни, не осталась незамеченной Амандой Лори.« Лабиринт », ее новый запоминающийся роман, представляет собой размышление о фундаментальных закономерностях в природе и семейных отношениях, а также о нашем переживании их во времени. Но это роман, а не трактат, его повествование настолько бодряще — как соленые брызги, обжигающие лицо, — что тебя неумолимо несет вперед, как будто пойманный в прибрежную полосу, которая является одним из самых мрачных мотивов романа. Это произведение нужно читать медленно и перечитывать, чтобы его метафорические узоры могли сфокусироваться, а запутанные узлы структуры ослабли и распутались.

(Если вы не разбираетесь в лабиринтах, мой искренний совет: потратьте пять минут на исследование, а затем нарисуйте себе простую модель-образец. Подобно предварительному списку имен и отчеств в русском романе, это будет необходимым Только не становитесь навязчивой, как персонаж Лори.)

Эпиграф книги одновременно и пророческий, и назидательный: «Лекарство от многих болезней, — заметил Юнг, — это построить что-то». рассказчик романа, Эрика.Марсден, главный врач и психиатр приюта Мелтон-Парк («ухоженный сумасшедший дом», где выросли Эрика и ее брат Аксель), твердо придерживался терапевтической эффективности создания, строительства: «Человек, который не использует свои руки, — разум ничем не ограничен, он сказал бы: когда вы делаете что-то, вы становитесь заклепкой в ​​ткани реального», — повторяет Марсден эпиграф Юнга. А рассказчица Эрика добавляет в скобках: «(хотя в противном случае он считал его шарлатаном)».Эрика — скептик, следователь. Она также заядлая ученица, открытая и уязвимая в мире, где все идет наперекосяк или «боги думали иначе». Отец обучает ее латыни и подбадривает греческого: «Вскоре стало ясно, что у меня есть способности, дар полностью погрузиться в другой мир, будь то Мелтон-парк или боги на Олимпе, это не имело значения».

Меня поразило это предложение (как и многие другие в этой напряженной, искусно отредактированной работе): Эрика разделяет со своим автором язвительный ум и «способность» к сочувствию.Я помню поразительное эссе Лори ( Голосование за Иисуса: христианство и политика в Австралии (Ежеквартальное эссе 22) , 2006), в котором она берет интервью у группы молодых христиан-евангелистов. Соблазн сатиры был значительным, но он сопротивлялся без интеллектуального компромисса. Результат был откровением.

В Лабиринт связанная с этим способность воздерживаться от суждений позволяет Лори создавать ярких, открытых персонажей, а не просто типов. Они удивляют, обезоруживают, разочаровывают, интригуют.И идеи, как шары жонглера, танцуют в воздухе романа. Опасные идеи, идеи, которые должны быть тщательно изучены, просеяны на предмет их ценности.

Сюжет романа суров, непоколебим, готичен без изысков. Эрика Марсден, подстрекаемая лабиринтной мечтой, бросает свою городскую раздробленную жизнь — отец умер, мать сбежала, любовник-художник ушел, а сын-художник Дэниел в тюрьме — и уезжает на побережье Нового Южного Уэльса, прибрежное во всех смыслах.

В Лабиринт связанная с этим способность воздерживаться от суждений позволяет Лори создавать ярких, открытых персонажей, а не просто типов.

Там, в перерывах между мучительными визитами к Дэниелу в его деревенской тюрьме, Эрика пытается собрать воедино объяснение, образ жизни. Из своего студенческого греческого языка она извлекает слово kairos , «означающее не время, а своевременность… правильный или подходящий момент для действия», kairos в отличие от chronos , «что является простой арифметикой». А на продуваемой ветром и морем паровой земле рядом с купленной ею лачугой из гемютлихового волокна Эрика набрасывает набросок лабиринта и находит другого одиночку по имени Джерко, перемещенного европейского каменщика, у которого «есть глаз», чтобы помочь ей построить его.Если вы когда-нибудь наблюдали за работой искусного мастера по каменной кладке, то знаете, что нет ничего волшебного в том, чтобы иметь «глаз», а скорее сосредоточенное умение делать — с камнем, краской, масляной пастелью, которую Эрика покупает для Даниэля. -в тюрьме – или словами. И все созидание несет в себе потенциал как разрушения, так и созидания.

Но краткое изложение не отражает тонкости и силы письма Лори, так же как и «основные идеи» (да, вы можете найти их в Интернете) Эдипа Рекса читаются как фарс.Каждая страница этого густонаселенного романа с его врезанным пейзажем переливается. Событием становится мелкая тихоокеанская чайка, собирающая щепки, «клюв которой направлен с полным намерением»; старый клен — приветственная лекция в обоснованной форме. Запутанные размышления Эрики разделяют некоторые безумные чудеса цеталогических глав Мелвилла в Моби Дике , и ее этимологические раскопки углубляются:

Слово лабиринт происходит от греческого слова labrys , двуглавого каменного топора, который, как говорят, был оружием амазонок и символизировал ранние формы матриархального общества.Говорят также, что это был ранний символ акта творения, techne и ручного изготовления …

В форме классического лабиринта, или семенного узора, его отверстие, как говорят некоторые, напоминает женские половые губы, его внешний край — шейку матки, его кольца — внутренние стенки матки.

И записка Эрики: «Чрево и топор лабриса. Самка и самец: мать и отец. За исключением того, что нет причин, по которым женщина не должна владеть топором.

Вернее, ручку. Шотландцы называли своих поэтов макарами. Аманда Лори хорошо сидит в их темной, остроумной компании.

Лабиринт кино — Rotten Tomatoes

Setouchi Kinema, единственный кинотеатр на набережной Ономити, вот-вот закроется. Его последняя ночь существования станет ночным марафонским просмотром японских фильмов о войне. Когда в театр ударяет молния, трое молодых людей из аудитории оказываются отброшенными назад во времени, в мир внутри экрана.Трио участвует в войне Босин, Второй китайско-японской войне, битве за Окинаву и, наконец, в Хиросиме накануне атомной бомбардировки. Там они знакомятся с труппой бродячего театра «Сакура-тай». Но смогут ли они изменить ход судьбы, чтобы спасти труппу?

  • Жанр:

    Война, драма, Комедия, Фантазия, Научная фантастика

  • Исходный язык:

    японский

  • Директор:

  • Производитель:

  • Писатель:

  • Дата выхода (в кинотеатрах):

     ограничено

  • Время выполнения:

  • Дистрибьютор:

    Дом Крещендо

  • Соотношение сторон:

    Квартира (1.85:1)

5+ лабиринтов для посещения в Мичигане

Кто еще любит лабиринты? Знаете ли вы, что в Мичигане есть несколько лабиринтов? Вот список из пяти лабиринтов (включая пару лавандовых лабиринтов), с которыми я недавно столкнулся, исследуя этот прекрасный штат!

Не забудьте закрепить этот пост для дальнейшего использования!

 

В Мичигане найдено 5+ лабиринтов!

О-о-о, я немного одержим лабиринтами с тех пор, как посетил утопическое сообщество New Harmony (дом с двумя прекрасными лабиринтами) в Индиане.С тех пор во время своих путешествий я открывал лабиринты по всей стране.

Лабиринт Гармонистов в Нью-Хармони, Индиана,

Сегодня я хотел бы поделиться пятью лабиринтами, которые я обнаружил прямо здесь, в моем родном штате, включая два лавандовых лабиринта в Мичигане.

РАСКРЫТИЕ:  Этот пост содержит партнерские ссылки Amazon. Если вы совершите покупку по любым ссылкам Amazon в этом посте, я получу небольшую комиссию (без каких-либо дополнительных затрат для вас).

 

Что такое лабиринт?

Но сначала давайте проясним несколько вещей. В этой статье речь не идет о лабиринтах в Мичигане. Вместо этого он освещает лабиринты. Позвольте мне сказать вам, в чем разница.

Лабиринт — это длинный извилистый единственный путь. В лабиринте невозможно заблудиться, так как есть только один путь. Этот длинный извилистый путь предназначен для поощрения созерцания, духовности и/или медитации.

С другой стороны, лабиринт представляет собой взаимосвязанную сеть из множественных путей. Это головоломка, чтобы найти свой путь.

«Вы входите в лабиринт, чтобы потерять себя, и в лабиринт, чтобы найти себя». – Идя по священному пути , доктор Лорен Артресс

Кстати, не все лабиринты — это дорожки изгороди. Путь лабиринта может быть обозначен аккуратно подстриженными изгородями, стенами или даже просто линиями, нанесенными на землю.

 

Найдите дзен в лабиринте Мичигана

Независимо от того, ищете ли вы внутренний покой или просто заинтригованы, вот пять лабиринтов Мичигана, которые я наткнулся на вас и которые вы, возможно, захотите посетить.

 

Лавандовый лабиринт фермы Черри-Пойнт (фото предоставлено фермой и рынком Черри-Пойнт)

Ферма и рынок Черри-Пойнт Лавандовый лабиринт

Добавьте посещение Лавандового лабиринта на ферме и рынке Черри-Пойнт в свой Летний список дел в Мичигане ! Этот лавандовый лабиринт в Мичигане восхитителен!

Этот лабиринт состоит из спиральной дорожки, состоящей из растений лаванды и насыпи земли. В центре этого лабиринта находится травяной сад геометрической формы с каменными бордюрами и большим кругом беседок.

Блуждать по лабиринтам и исследовать впечатляющий сад с травами можно бесплатно. Сезонная ферма Cherry Point расположена по адресу 9600 W. Buchanan Road в Шелби.

БОНУСНЫЙ СОВЕТ:   Зайдите на рынок фермы Cherry Point, чтобы купить свежие фрукты и овощи с фермы, а также вкусную выпечку!

 

Лабиринт фермы Лавендер-Хилл

Лабиринт фермы Лаванд-Хилл

Ферма Lavender Hill в Бойн-Сити — прекрасное место для изучения.Мы были особенно рады обнаружить небольшой лабиринт с дорожками, обсаженными растениями лаванды во время нашего визита.

Lavender Hill Farm расположена по адресу 7354 Horton Bay Road N в Бойн-Сити, штат Мичиган. Работает сезонно, вход свободный. Тем не менее, мы настоятельно рекомендуем заплатить очень небольшую плату за 30-минутный тур на тележке для гольфа.

БОНУСНЫЙ СОВЕТ:   Потратьте немного денег во время посещения! Побалуйте себя холодной газировкой с лавандой и лавандовым печеньем из сувенирного магазина.

 

Общественный лабиринт Петоски

Общественный лабиринт Петоски

Во время посещения Северного Мичигана зайдите в районную библиотеку Петоски, чтобы посетить Общественный лабиринт Петоски во внутреннем дворе библиотеки. Лабиринт представляет собой традиционную конструкцию, созданную из серых и красных кирпичей для мощения вдоль земли.

Общественный лабиринт Петоски можно найти на территории библиотеки, расположенной по адресу 500 E. Mitchell Street в Петоски.Вход в этот открытый лабиринт бесплатный.

СВЯЗАННЫЕ:   Бесплатные занятия во время посещения Петоски

 

Лейла Дендрарий Мир Лабиринт

Лейла Дендрарий Мир Лабиринт

Лабиринт мира в Дендрарий Лейлы представляет собой извилистую дорожку в красивом цветочном саду. Трудно не чувствовать себя в гармонии с природой, пока вы медленно идете по этой круговой дорожке, усаженной многолетними цветами.

Вход в Дендрарий Лейлы (включая Лабиринт Мира) бесплатный и открыт ежедневно.Он расположен по адресу 928 West Michigan Avenue в Батл-Крике.

ДОПОЛНИТЕЛЬНЫЙ ПОДСКАЗКА:    Находясь в Дендрарии Лейлы, обязательно посетите Сказочный лес и сады Калейдоскоп.

 

Лабиринт тела и духа Castle Farms

Лабиринт тела и духа Castle Farms

Во время посещения Замковых Ферм в Шарлевуа несколько лет назад мы были рады наткнуться на уникальный лабиринт среди королевских достопримечательностей и территорий этого замка Северного Мичигана.Проходя по красочному пути Лабиринта Тела и Духа, вы время от времени сталкивались со словами. Каждое слово было предназначено для того, чтобы побудить вас задуматься о собственном здоровье и самочувствии.

Я знаю, что за годы, прошедшие с момента нашего визита, в Замковых фермах проводились различные реконструкции, и я часто ловлю себя на мысли, что лабиринт все еще там. Если будете там, дайте мне знать, если увидите! (Во время вашего визита обязательно ознакомьтесь с удивительным поездом, драконом Нормом, огромными шахматными досками, прекрасными садами и многим другим!)

Замковые фермы расположены по адресу 5052 M-66 в Шарлевуа.Открыт в большинство дней, вход платный.

СВЯЗАННЫЕ:   Замковые фермы и другие развлекательные однодневные поездки в Мичиган

 

Богато украшенный центр лабиринта из гранита

Другие лабиринты в Мичигане

Перечисленные выше пять лабиринтов — это лишь те, на которые мне посчастливилось наткнуться. Быстрый поиск по Лабиринтному локатору показывает, что по всему Мичигану разбросано гораздо больше лабиринтов.

Вот еще несколько лабиринтов Мичигана, которые я хотел бы когда-нибудь посетить:

  • Россман Парк – Аллеган, Мичиган
  • Первая конгрегационалистская церковь – Шарлотта, Мичиган
  • Belle Isle Riverfront – Детройт, Мичиган
  • Сад лабиринтов Эллсворта – Эллсворт, Мичиган
  • Церковь Орчард-Хилл – Гранд-Рапидс, Мичиган
  • Прогулка Джейн – Гросс-Пойнт-Вудс, Мичиган
  • Лютеранская церковь Святого Креста – Ливония, Мичиган
  • Spirit Space – Саугатак, Мичиган
  • Епископальная церковь Святой Троицы – Вайоминг, Мичиган

Если вы хотите найти ближайший к вам лабиринт, посетите веб-сайт Labyrinth Locator .

 

Вы давно посещали лабиринт?

Вас тоже интересуют лабиринты? Вы посещали один в последнее время? Я хочу услышать все об этом. (Возможно, я захочу добавить его в список пожеланий!)

Нравится:

Нравится Загрузка…

«Лабиринт духов» Карлоса Руиса Зафона (Обзор. Тайна. Нуар)

Приблизительное время чтения: 6 минут

Краткое содержание

Кладбище забытых книг Вселенную, глубоко исследующую темные и готические улицы Барселоны и диковинки, которые они хранят. The Labyrinth of the Spirits , Zafon завершает серию рассказом о молодом инспекторе, пытающемся расследовать исчезновение министра культуры Испании. Мало ли она знает, это только вершина айсберга заговора… и ее дорога к истине усеяна мертвыми.

Последняя поездка Карлоса Руиса Сафона в Барселону

Возможно, он никогда не подозревал об этом, когда начинал свои усилия, но Карлос Руис Сафон действительно создал нечто восхитительное и великолепное в своей серии под названием «Кладбище забытых книг» , переносящей читателя о незабываемых приключениях в самом сердце готической Барселоны.С каждой книгой мы все глубже заглядываем в город, во все его ужасы и красоты.

Как оказалось, последняя книга знаменует собой конец широко известной серии, и она называется Лабиринт духов . Как и все предыдущие романы, он представляет собой самостоятельную историю и даже может послужить чьей-то точкой входа в сериал. Тем не менее, со времен первой книги создавалось сложное повествование, а это означает, что чтение предыдущих принесет дополнительный уровень удовольствия.

На объяснение этой истории уйдет много времени, но я постараюсь сделать ее как можно более краткой. Сначала мы знакомимся с нашей главной героиней, Алисией Грис, двадцатидевятилетней следователем, которая потеряла родителей, когда ей было девять лет, и город подвергся бомбардировке фашистами. Она хочет оставить свою работу в тайной полиции Мадрида, но ее начальник убеждает ее остаться для одного последнего дела: исчезновения министра культуры Испании.

Вместе со своим напарником Хуаном Мануэлем Варгасом Алисия отправляется на очень долгое расследование, которое приведет ее к печально известной тюрьме, редкой книге, демонам времен Второй мировой войны и, конечно же, обширному заговору с бесчисленными убийствами и похищениями. связан с режимом Франко.Излишне говорить, что раскрытие правды, за которой охотится Алисия, подвергает большой опасности не только ее жизнь, но и жизнь ее друзей, и только вместе они могут надеяться преодолеть надвигающуюся тьму, охватившую город.

Угроза неизвестности

Как и следовало ожидать и надеяться, книга переносит нас обратно в Барселону, полную готических и нуарных тайн, которую мы так глубоко знаем и любим. Как и в предыдущих романах, изображение города Зафон само по себе является достаточным основанием для того, чтобы рекомендовать Лабиринт духов всем, кто хотя бы отдаленно интересуется литературой в целом.

Кажется, что каждый квадратный дюйм оживает, когда его описание касается его, улицы, наполненные дымом, тенями и обманом, дополняются темной и зловещей архитектурой, возвышающейся над всем. Еще раз осмелюсь сказать, что город становится самостоятельным персонажем, постоянно меняющейся зловещей силой природы, благословляющей одних и пожирающей других.

У историй нет ни начала, ни конца, есть только двери, через которые в них можно войти.

– Карлос Руис Сафон, Лабиринт духов

Атмосфера, царящая в городе, безусловно, окрашивает и даже в определенной степени определяет путь наших персонажей.Автор проделывает великолепную работу по сохранению вещей в темноте и постепенно освещает тайну, чтобы сбалансировать нашу тягу к знаниям.

В свою очередь, это также помогает создать у наших главных героев чувство опасности, страх перед неизвестным, который преследует их по мере того, как они приближаются все ближе и ближе к конечной тревожной истине. В конечном счете, мы позволяем нашему воображению выполнять изрядную часть работы, и с самими персонажами мы зачарованы всеми ужасными возможностями, которые несет с собой неопределенность.

Мне особенно понравился подход Zafon к изображению агентства тайной полиции на хвосте наших главных героев. Нам всегда кажется, что они могут нанести удар из тени в любой момент, и ужасы, которые они могут причинить, лучше не исследовать.

Завершение круга с любовью к литературе

С точки зрения повествования и структуры истории, все построено довольно нелинейно, постоянно перенося нас назад во времени, рассказывая истории внутри историй, которые последовательно раскрывают дополнительные мелкие детали. о мире и его людях.В первой половине я чувствовал, что такой темп немного сбивает с толку, так как казалось, что все идет довольно медленно, и некоторые события, казалось, ничего не значили сами по себе.

Однако по мере того, как история разворачивается во второй половине, все эти настройки становятся все более полезными, поскольку тщательно спланированные повороты прыгают на вас со всех сторон. Другими словами, это почти так, как если бы первая половина книги была потрачена на создание игры и ее правил, а во второй половине вы действительно играете в нее.

В Лабиринт духов это во многом выражается в нашем повторном представлении Даниэлю Семпере, книготорговцу и любителю тайн из первого романа серии. Через него и его семью мы исследуем красоту, которую представляет письменное слово, бесконечные возможности, которые оно открывает во времени и пространстве для каждого человека. Кроме того, мы видим, что история, начавшаяся в первой книге, доведена до своего завершения, что, на мой взгляд, может сделать финал этой серии книг одним из самых удовлетворительных, с которыми я когда-либо сталкивался.

Кроме того, эта более медленная первая половина дает автору время сделать что-то очень важное: пройти полный круг. Если вы не читали предыдущие книги, это может показаться не таким уж большим делом, но в этой серии присутствует постоянная тема любви к литературе. На самом деле у вас не остается никаких вопросов в конце, только гора пищи для личных размышлений, которую вы можете пережевывать всю свою жизнь… или, возможно, даже дольше.

СТРАНИЦЫ ИЗДАТЕЛЬ ПУБЛ.Дата ISBN
816 Harpercollins 9069 978-1443453998
9 Лабиринт духов на Carlos Ruiz Zafon впечатляющее окончание одной из самых уникальных и очаровательных книжных серий за последнее время. Он опирается на своих предшественников всеми правильными способами, но при этом следует своему собственному оригинальному пути к величию.Это песня о любви к литературе, а также ода нуарной стороне Барселоны, конец незабываемого путешествия, которое обязательно найдет свое место среди великих классиков литературы.

Как вы уже догадались, я настоятельно рекомендую вам прочитать эту книгу, а также другие книги этой серии; это одни из немногих произведений, которые имеют шанс бросить вызов личным предпочтениям и могут понравиться даже тем из вас, кто избегает таких историй. Поэтому я считаю, что каждый должен дать им шанс.

Вы свободны только до того момента, когда игнорируете правду.

– Карлос Руис Сафон, Лабиринт духов

Карлос Руис Сафон

(25 сентября 1964 г. – 19 июня 2020 г.) Mist принес ему литературную премию Эдебе за художественную литературу для молодежи. Его последующие романы, в том числе Полуночный дворец и Марина , в конечном итоге принесли Зафону честь быть самым успешным современным испанским писателем, его книги были опубликованы более чем в 45 странах и переведены на 40 языков.

Развлечение с Python #1: Генератор лабиринтов | Орестис Зекай | Стартап

Добро пожаловать в «Веселье с Python», часть 1. В этой части мы автоматизируем создание лабиринта, используя рандомизированный алгоритм Prim.

Каждый хоть раз в жизни пытался пройти лабиринт. Как определено в Википедии, лабиринт — это путь или набор путей, обычно от входа к цели. Другими словами, есть вход и выход, и, начиная от входа, вам нужно пройти через сложные пути и стены и найти путь к выходу.

Конечно, есть вариации этой простой игры. Например, у вас может быть несколько входов или выходов, у вас может быть несколько путей, ведущих к выходу, и многое другое. В этой статье мы рассмотрим простейшую форму. Один вход и один выход.

Даже если очень большая часть всех, кто читает это, решила (или, по крайней мере, пыталась решить) лабиринт, лишь небольшой процент создал лабиринт из ничего. Еще меньше задавались вопросом, как можно создать «хороший» лабиринт.Существует несколько алгоритмов, которые можно использовать для создания лабиринтов. Здесь мы рассмотрим алгоритм рандомизированного Прима.

Рандомизированный алгоритм Прима состоит из следующих шагов:

  1. Начните с сетки со стенками
  2. Выберите ячейку, отметьте ее как часть лабиринта. Добавить стены камеры к стенам списка
  3. Пока в списке есть стены:
    1. Выбрать случайную стену из списка. Если посещается только одна из двух ячеек, которые разделяет стена, то:
    а) Сделать стену проходной и отметить непосещенную ячейку как часть лабиринта
    б) Добавить соседние стены ячейки в список стен.
    2. Удалите стену из списка

Давайте посмотрим и посмотрим, как мы можем это автоматизировать.

Во-первых, нам нужен лабиринт. Сначала наш лабиринт будет пуст. Мы еще не решили, будет ли блок лабиринта клеткой или стеной. Мы будем обозначать стены буквой «w», ячейки буквой «c» и непосещенные блоки буквой «u». Итак:

 ячейка = 'c' 
стена = 'w'

Для фиксированной высоты и ширины мы создадим функцию, которая создает пустой лабиринт.

 def init_maze(ширина, высота): 
лабиринт = []
для i в диапазоне (0, высота):
строка = []
для j в диапазоне (0, ширина):
строка.append('u')
maze.append(line) return maze

В целях отладки мы также создадим функцию, которая печатает лабиринт в удобном для пользователя формате. Чтобы можно было легко различать стены, клетки и непосещенные блоки, каждую букву мы раскрасим разным цветом, в зависимости от буквы. Для этого мы будем использовать colorama .

 from colorama import init, Fore# colorama должна быть инициализирована, чтобы ее можно было использовать. , len(лабиринт[0])): 
, если лабиринт[i][j] == 'u':
print(Fore.БЕЛЫЙ, f'{maze[i][j]}', end="")
elif maze[i][j] == 'c':
print(Fore.GREEN, f'{maze[i][ j]}', end="")
else:
print(Fore.RED, f'{maze[i][j]}', end="")
print('\n')

Настройка высота = 11 и ширина = 27 мы получаем следующий результат:

 U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U UU U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U U 

Конечно, вы не можете видеть здесь цвет, но если вы запустите его, то увидите, что все блоки белые.И это подводит итог первому шагу.

Во втором шаге нам нужно выбрать место в лабиринте и установить его как свободное место. А затем добавить стены его в список. Итак, сначала давайте выберем наши начальные точки:

 start_height = int(random.random()*height) 
start_width = int(random.random()*width)

Нам нужно убедиться, что мы не начинаем на блок, который находится на краю лабиринта:

, если начальная_высота == 0: 
начальная_высота += 1
, если начальная_высота == высота-1:
начальная_высота -= 1, если начальная_ширина == 0:
начальная_ширина += 1
, если начальная_ширина == ширина-1:
начальная_ширина -= 1

Итак, теперь мы пометим этот блок как путь и добавим окружающие стены в список стен:

 лабиринт[начальная_высота][начальная_ширина] = ячейка 
стены = []
стены.append([начальная_высота-1, начальная_ширина])
walls.append([начальная_высота,начальная_ширина-1])
walls.append([начальная_высота,начальная_ширина+1])
walls.append([начальная_высота+1,начальная_ширина])

Чтобы выполнить второй шаг, нам нужно обозначить блоки вокруг стартовой клетки как стены:

 лабиринт[начальная_высота-1][начальная_ширина] = стена 
лабиринт[начальная_высота][начальная_ширина-1] = стена
лабиринт[начальная_высота ][starting_width+1] = стена
лабиринт[starting_height+1][starting_width] = стена

Шаг третий является сложным в этом алгоритме.Давайте сломаем это.

Пока в списке есть стены, выберите случайную стену из списка

Это достаточно просто, чтобы начать и развивать это по мере продвижения: )*len(walls))-1]

Следующая инструкция:

Если посещается только одна из двух ячеек, которые разделяет стена

На самом деле это условие. Нам нужно проверить окружающие блоки стены, которую мы сейчас обрабатываем.Помните, что мы выбрали стену наугад в предыдущем шаге. Нам нужно проверить, является ли двумя ячейками, которые разделяет стена . Но как стена разделяет две клетки?

У нас есть две возможности. Сначала нам нужно проверить блоки слева и справа от стены, которую мы обрабатываем, а затем нам нужно проверить блоки выше и ниже стены. Давайте визуализируем его, чтобы понять:

 Случай 1 (проверяем блоки слева и справа от выбранной стены): u 
u w c
uCase 2 (проверяем блоки выше и ниже выбранной стены). стена):
u
uwu
c

Это 2 случая, в которых будет выполняться наше условие.Конечно, его можно отзеркалить, так что у нас 4 случая в целом. Давайте добавим эту проверку в наш код:

 в то время как стены: 
rand_wall = стены[int(random.random()*len(walls))-1] если лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]-1] == 'u' и лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]+1] == 'c': if maze[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] == 'u' и лабиринт [rand_wall[0]+1][rand_wall[1]+1] == 'c': если лабиринт[rand_wall[0]+1][rand_wall[1]] == 'u' и лабиринт[rand_wall[0] -1][rand_wall[1]] == 'c': если лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]+1] == 'u' и лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]- 1] == 'c':

Здесь нужно быть особенно осторожным.Мы получаем доступ к данным внутри списка, используя индексы. Нам нужно убедиться, что мы всегда обращаемся к правильному индексу. Это означает, что если выбранная стена находится в первой строке лабиринта, мы не можем пойти и проверить ячейку над ней, так как это создаст IndexError в Python. Итак, давайте добавим эти проверки:

 в то время как стены: 
rand_wall = стены[int(random.random()*len(walls))-1] if rand_wall[1] != 0:
if maze[rand_wall[0]] [rand_wall[1]-1] == 'u' и лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]+1] == 'c': if rand_wall[0] != 0:
, если лабиринт[rand_wall[ 0]-1][rand_wall[1]] == 'u' и лабиринт[rand_wall[0]+1][rand_wall[1]+1] == 'c': if rand_wall[0] != height-1 :
if maze[rand_wall[0]+1][rand_wall[1]] == 'u' и maze[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] == 'c': if rand_wall[1] != ширина-1:
, если лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]+1] == 'u' и лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]-1] == 'c':

Теперь, когда мы добавили эту логику, мы можем продолжить.Если любое из четырех условий выполнено, то:

Сделайте стену проходом и отметьте непроходимую ячейку как часть лабиринта

Эта часть немного сложна. Нам нужно убедиться, что каждая стена, которую мы собираемся превратить в проход, не имеет вокруг себя более одной ячейки. Если мы не проведем такую ​​проверку сейчас, то получим лабиринт с группами проходов, и лабиринт не будет хорошим. Поэтому мы добавим дополнительную проверку, если окружающих ячеек меньше двух.Но сначала нам нужно создать функцию, которая проверяет, что:

 def окружениеCells(rand_wall): 
s_cells = 0
if (maze[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] == 'c'):
s_cells += 1
if (лабиринт[rand_wall[0]+1][rand_wall[1]] == 'c'):
s_cells += 1
if (лабиринт[rand_wall[0]][rand_wall[1]- 1] == 'c'):
s_cells += 1
if (maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]+1] == 'c'):
s_cells += 1 return s_cells

Итак, теперь мы можем включить этот код в основную функцию:

, в то время как стены: 
rand_wall = стены[int(random.random()*len(walls))-1] if rand_wall[1] != 0:
if maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]-1] == 'u' и maze[rand_wall[0] ][rand_wall[1]+1] == 'c':
s_cells = окружениеCells(rand_wall)
if s_cells < 2:

Для простоты и удобства чтения я добавляю дополнительный код, необходимый только в первом случае. Но то же самое относится и к остальным.

После выполнения всех этих условий мы наконец можем превратить эту стену в проход, а окружающие стены превратить в лабиринт:

 а стены: 
rand_wall = стены[int(random.random()*len(walls))-1]if rand_wall[1] != 0:
if maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]-1] == 'u' и maze[rand_wall[0] ][rand_wall[1]+1] == 'c':
s_cells = окружение ячеек (rand_wall)
, если s_cells < 2:
maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]] = 'c'

, если (rand_wall [0] != 0):
if (лабиринт[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] != 'c'):
лабиринт[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] = 'w'
if ([rand_wall[0]-1, rand_wall[1]] не в стенах):
walls.append([rand_wall[0]-1, rand_wall[1]])

Снова для простоты , я добавляю только одну из окружающих стен.Конечно, нам также нужно проверить, пытаемся ли мы получить доступ к недопустимому индексу и не добавляем ли мы уже существующие стены в наш список. Приведенный выше код также выполняет следующий шаг:

Добавить соседние стены ячейки в список стен

Наконец, нам нужно удалить этот обработанный блок из списка стен. Затем нам нужно продолжить следующую итерацию. Давайте создадим для этого функцию:

 def delete_wall(rand_wall): 
для стены в стенах:
if (wall[0] == rand_wall[0] and wall[1] == rand_wall[1]):
стены.remove(wall)

Добавьте эту функцию в наш код. Если стена, которую мы обрабатываем, не попадает ни в один из 4-х случаев, которые у нас были ранее, нам также нужно удалить ее из списка:

 в то время как стены: 
rand_wall = стены[int(random.random()*len(walls ))-1]if rand_wall[1] != 0:
if maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]-1] == 'u' и maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]+ 1] == 'c':
s_cells = окружение ячеек (rand_wall)
, если s_cells < 2:
maze[rand_wall[0]][rand_wall[1]] = 'c'

, если (rand_wall[0] != 0) :
if (maze[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] != 'c'):
maze[rand_wall[0]-1][rand_wall[1]] = 'w'
if ([ rand_wall[0]-1, rand_wall[1]] не в стенах):
стен.append([rand_wall[0]-1, rand_wall[1]])
delete_wall(rand_wall)
continue
continue

Если вы распечатаете лабиринт, когда список стен пуст, вы заметите, что некоторые ячейки останется незамеченным. Вам нужно сделать их стенами:

 def make_walls(width, height): 
для i в диапазоне (0, высота):
для j в диапазоне (0, ширина):
if (maze[i][j] = = 'u'):
maze[i][j] = 'w'

Наконец, нам нужно создать вход и выход для лабиринта:

 def create_entrance_exit(width, height): 
для i в диапазоне( 0, ширина):
if (maze[1][i] == 'c'):
лабиринт[0][i] = 'c'
break
для i в диапазоне (width-1, 0, -1 ):
if (maze[height-2][i] == 'c'):
maze[height-1][i] = 'c'
break

Если мы определим цикл while как функцию (давайте назовите его create_maze ), затем мы можем собрать все это вместе и протестировать наш скрипт: , высота)
print_maze(лабиринт)starting_height = int(random.random()*height)
начальная_ширина = int(random.random()*ширина)начальная_высота == 0:
начальная_высота += 1
если начальная_высота == высота-1:
начальная_высота -= 1если начальная_ширина == 0:
начальная_ширина += 1
, если начальная_ширина == ширина-1:
начальная_ширина -= 1maze[начальная_высота][начальная_ширина] = ячейка
стены = []
стены.добавление([начальная_высота-1, начальная_ширина])
стены.добавление([начальная_высота , start_width-1])
стен.append([starting_height, start_width+1])
стен.append([начальная_высота+1, начальная_ширина])лабиринт[начальная_высота-1][начальная_ширина] = стена
лабиринт[начальная_высота][начальная_ширина-1] = стена
лабиринт[начальная_высота][начальная_ширина+1] = стена
лабиринт[начальная_высота+ 1][starting_width] = wallcreate_maze()
make_walls(ширина, высота)
create_entrance_exit(ширина, высота)print_maze(лабиринт)

Вот и все! Давайте запустим его и посмотрим, что получится!

Последний лабиринт

Как видите, у нас есть лабиринт! Конечно, вы можете изменить ширину и высоту, чтобы создать лабиринт большего или меньшего размера.Кроме того, изменив порядок, в котором мы проверяем, 4 случая могут изменить структуру нашего лабиринта. Не стесняйтесь пробовать различные варианты и дайте мне знать о результатах, которые вы получите.

Полный функциональный код можно найти здесь.

Надеюсь, вам понравилась статья, и вы попробуйте сами. А пока вы можете найти остальную часть серии «Веселье с Python» здесь.

новых названий — 26 сентября 2020 г. « Transreal Fiction

Новые названия — 26 сентября 2020 г.

в большом формате:

Shiela Williams (редактор) – Entanglements новая антология с работами Annalee Newitz , Mary Robinette Kowal и Nancy Kress (среди прочего) вдохновленная новыми технологиями и тем, как отношения могут быть затронуты

в форме «В»:

Валери Вальдес Prime Deceptions – продолжение Chilling Effect быстро движущаяся космическая опера
Ян Макдональд Река богов один из шедевров Голланца С.Ф.Первоначально опубликовано в 2004 г.
Ян Р. Маклауд Песня времени Обладатель премии Артура Кларка в 2009 г. Его не было в наличии уже много лет!
Джордж Р. Стюарт Earth Abides хорошее новое издание с введением Ким Стэнли Робинсон . Классика после катастрофы 1949 года

Филип Пуллман Тайное Содружество том 2 Книги Пыли; продолжение La Belle Sauvage
Элис Джеймс Grave Secrets Тони Виндзор просто хочет освоить крокет, остепениться и вести идеальную деревенскую жизнь, но сначала нужно раскрыть убийство, а сначала разобраться с зомби и вампирами… Выглядит хорошо весело!
Пол Магрс Игра старух последняя из его Тайн Бренды и Эффи.Более ранние книги также были переизданы

.

арт и др:

Henry McCausland Eight-Lane Runaways странный h/c с 8 бегунами и множеством проблем, приключений и испытаний, пока они бегут и бегут. И беги!
Лабиринт Джима Хенсона – Коронация, том 2 Мягкая обложка, в которой собраны выпуски 5–8 комического приквела к фильму. Включает галерею обложек и эскизы

PS Art Books Softee — The Phantom Witch Doctor включает 3 выпуска: Beware (1952), PWD (1952) + Night of Mystery (1953).Четырехцветный комикс в квадратном переплете
PS Art Books Softee — Monster включает 4 выпуска Amazing Ghost Stories (13–16; 1954/5) + 2 выпуска Monster (1+ 2; 1953). Четырехцветный комикс в квадратном переплете
[названия, которые я использовал, основаны на обложке каждого тома и могут отличаться от того, как их называют в других магазинах и т. д.]

______
Подпишитесь на Transreal Fiction в Твиттере @transrealshop

текущее время работы магазина:
вторник – пятница: 12.00 – 17.00
суббота: 11.00.00 – 17.00
или по договоренности

Нравится:

Нравится Загрузка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.