Книга матери: Книга: «Матери» — Жереми Фель. Купить книгу, читать рецензии | Helena | ISBN 978-5-04-109703-5

Содержание

Наталья Степанова — Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги читать онлайн бесплатно

Наталья Ивановна Степанова

Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги

Эта книга станет для вас добрым другом на долгие годы

Человеческая история насчитывает уже не одно тысячелетие. Многое было сделано за это время, далеко шагнула наука: полеты в космос, выполняющие тяжелую работу машины, чудодейственные лекарства, способные справиться даже с самыми тяжелыми болезнями и продлить молодость… Чему только не научились люди, вот только по-прежнему не существует механизмов, способных изменить судьбу, сделать человека удачливее и счастливее… Хотя, может быть, такой механизм есть, просто мы – люди нового тысячелетия – подчас считаем старинные заговоры и обряды бабушкиными сказками. Восхищаясь достижениями технического прогресса, мы постепенно забываем о силе слова, а ведь именно оно спасало наших предков, помогало им выжить, победить беды и болезни.

Каждая мать всем сердцем желает защитить своего ребенка от зависти и злобы, уберечь от бед и несчастий, позаботиться о здоровье и помочь стать счастливым. Вот только как этого можно добиться? Как уговорить судьбу быть благосклонной к малышу?

Книга, которую вы держите сейчас в руках, появилась не случайно. На адрес Натальи Ивановны Степановой, потомственной сибирской целительницы, чьи предки на протяжении столетий самоотверженно помогали людям, приходит очень много писем от матерей, которые просят уделять детской теме как можно больше внимания. Исполняя ваши пожелания, мы создали книгу, включающую в себя удивительные по силе заговоры, история возникновения которых насчитывает не одну сотню лет. У Натальи Ивановны вышло уже много книг, и подчас, когда необходимо срочно решить ту или иную проблему, среди огромного количества заговоров так сложно найти тот, который нужен именно вам. В данной книге мы постарались собрать все заговоры на детей, которые когда-либо публиковались в книгах Натальи Ивановны и в газете. Вы узнаете, кому молиться при желании родить мальчика, как защитить новорожденного от колдовства в роддоме, заговорить ребенка на счастье и удачу, уберечь от обидчиков и происков злых сил, отчитать от болезней, сделать его добрым и послушным. А в конце вы сможете прочитать о приметах и поверьях, связанных с беременностью, родами и воспитанием детей.

Интересна эта книга будет и матерям, чьи дети уже давно выросли, ведь с ее помощью вы узнаете, как отчитать ребенка от пристрастия к спиртному, освободить от дурных друзей и устроить его личную жизнь.

Мы искренне надеемся, что это издание станет вашим добрым другом и советчиком на долгие годы.

Будьте счастливы.

Для беременных женщин и кормящих матерей

Молитва при желании родить мальчика

Ребенок – это всегда дар Божий, который нужно принимать благодарно и смиренно. Поэтому не так уж и важно, какого пола родится ребенок, главное – что он родится и появится на свет именно у вас. Тем не менее в старину матери часто молились именно о рождении мальчиков, так как они были прекрасными помощниками в доме и, в отличие от девочек, не уходили со временем в чужую семью, а, напротив, приводили в дом жену, которая помогала свекрови по хозяйству. Я обещала делиться с вами, мои дорогие читатели и ученики, всем, что знаю сама, поэтому я расскажу вам и об этой молитве, обращенной к преподобному Александру Свирскому. Слова ее следующие:

О, священная главо, ангеле земный и человече небесный, преподобне и богоносне отче наш Александре, изрядный угодниче Пресвятыя и Единосущныя Троицы, многия милости живущим во святей обители твоей и всем, с верою и любовию притекающим к тебе, являяй. Испроси нам вся к житию сему временному благопотребная, паче же к вечному спасению нашему нужная. Пособствуй предстательством твоим, угодниче Божий, правителем страны нашея России. И да в мире глубоце пребудет святая православная Церковь Христова. Буди всем нам, чудотворче святый, во всякой скорби и обстоянии скорый помощниче. Наипаче же в час кончины нашея явися нам, заступниче благосердый, да не предани будем на мытарствах воздушных власти злобнаго миродержца, но да сподобимся непреткновеннаго восхода в Царствие Небесное. Ей, отче, молитвенниче наш присный! Не посрами упования нашего, не презри смиренных молений наших, но присно о нас пред Престолом Живоначальныя Троицы предстательствуй, да сподобимся вкупе с тобою и со всеми святыми, аще и недостойны есмы, в селениих райских славити величие, благодать и милость Единаго в Троице Бога, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Молитвы беременных женщин о благополучном разрешении от бремени и о рождении здоровых детей

Существует несколько молитв (большинство из них, естественно, обращены к Пресвятой Богородице – Покровительнице и Заступнице всех матерей) о благополучном разрешении от бремени и о рождении здоровых и крепких детей. Вот эти молитвы.

Молитва Пресвятой Богородице перед Ее иконой «Целительница»

Приими, о, Всеблагословенная и Всемощная Госпоже Владычице Богородице Дево, сия молитвы, со слезами Тебе ныне приносимыя от нас, недостойнех раб Твоих, ко Твоему цельбоносному образу пение возсылающих со умилением, яко Тебе Самой зде сущей и внемлющей молению нашему. По коемуждо бо прошению исполнение твориши, скорби облегчаеши, немощным здравие даруеши, разслабленныя и недужныя исцеляеши, от бесных бесы прогоняеши, обидимыя от обид избавлявши, прокаженныя очищаеши и малыя дети милуеши; еще же, Госпоже Владычице Богородице, и от уз и темниц свобождаеши и всякия многоразличныя страсти врачуеши: вся бо суть возможна ходатайством Твоим к Сыну

Твоему, Христу Богу нашему. О, Всепетая Мати, Пресвятая Богородице! Не престай молитися о нас недостойнех рабех Твоих, славящих Тя и почитающих Тя, и поклоняющихся со умилением Пречистому образу Твоему, и надежду имущих невозвратну и веру несумненну к Тебе, Приснодеве Преславней и Непорочней. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Молитва Пресвятой Богородице перед Ее иконой «Скоропослушница»

Кстати, если у женщины не хватает молока, чтобы вскормить ребенка, она может обратиться к Пресвятой Богородице с этой же молитвой. Слова молитвы следующие:

Преблагословенная Владычице, Приснодево Богородице, Бога Слова паче всякаго слова на спасение наше рождшая, и благодать Его преизобильно паче всех приявшая, море явльшаяся Божественных дарований и чудес приснотекущая река, изливающая благость всем, с верою к Тебе прибегающим! Чудотворному Твоему образу припадающе, молимся Тебе, Всещедрей Матери человеколюбиваго Владыки: удиви на нас пребогатыя милости Твоя и прошения наша, приносимая Тебе, Скоропослушнице, ускори исполнити все, еже на пользу во утешение и спасение коемуждо устрояющи. Посети, Преблагая, рабы Твоя благодатию Твоей, подаждь недугующим цельбу и совершенное здравие, обуреваемым тишину, плененным свободу, и различными образы страждущих утеши. Избави, Всемилостивая Госпоже, всяк град и страну от глада, язвы, труса, потопа, огня, меча и иныя казни временныя и вечныя, Матерним Твоим дерзновением отвращающи гнев Божий; и душевнаго разслабления, обуревания страстей и грехопадений свободи рабы Твоя, яко да непреткновенно во всяком благочестии поживше в сем веце, и в будущем вечных благ сподобимся благодатию и человеколюбием Сына Твоего и Бога, Емуже подобает всякая слава, честь и поклонение со Безначальным Его Отцем и Пресвятым Духом. Ныне и присно и во веки веков. Аминь.

Читать дальше

Наталья Степанова: Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги

Наталья Ивановна Степанова

Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги

Эта книга станет для вас добрым другом на долгие годы

Человеческая история насчитывает уже не одно тысячелетие. Многое было сделано за это время, далеко шагнула наука: полеты в космос, выполняющие тяжелую работу машины, чудодейственные лекарства, способные справиться даже с самыми тяжелыми болезнями и продлить молодость… Чему только не научились люди, вот только по-прежнему не существует механизмов, способных изменить судьбу, сделать человека удачливее и счастливее… Хотя, может быть, такой механизм есть, просто мы – люди нового тысячелетия – подчас считаем старинные заговоры и обряды бабушкиными сказками. Восхищаясь достижениями технического прогресса, мы постепенно забываем о силе слова, а ведь именно оно спасало наших предков, помогало им выжить, победить беды и болезни.

Каждая мать всем сердцем желает защитить своего ребенка от зависти и злобы, уберечь от бед и несчастий, позаботиться о здоровье и помочь стать счастливым. Вот только как этого можно добиться? Как уговорить судьбу быть благосклонной к малышу?

Книга, которую вы держите сейчас в руках, появилась не случайно. На адрес Натальи Ивановны Степановой, потомственной сибирской целительницы, чьи предки на протяжении столетий самоотверженно помогали людям, приходит очень много писем от матерей, которые просят уделять детской теме как можно больше внимания. Исполняя ваши пожелания, мы создали книгу, включающую в себя удивительные по силе заговоры, история возникновения которых насчитывает не одну сотню лет. У Натальи Ивановны вышло уже много книг, и подчас, когда необходимо срочно решить ту или иную проблему, среди огромного количества заговоров так сложно найти тот, который нужен именно вам. В данной книге мы постарались собрать все заговоры на детей, которые когда-либо публиковались в книгах Натальи Ивановны и в газете. Вы узнаете, кому молиться при желании родить мальчика, как защитить новорожденного от колдовства в роддоме, заговорить ребенка на счастье и удачу, уберечь от обидчиков и происков злых сил, отчитать от болезней, сделать его добрым и послушным. А в конце вы сможете прочитать о приметах и поверьях, связанных с беременностью, родами и воспитанием детей.

Интересна эта книга будет и матерям, чьи дети уже давно выросли, ведь с ее помощью вы узнаете, как отчитать ребенка от пристрастия к спиртному, освободить от дурных друзей и устроить его личную жизнь.

Мы искренне надеемся, что это издание станет вашим добрым другом и советчиком на долгие годы.

Будьте счастливы.

Для беременных женщин и кормящих матерей

Молитва при желании родить мальчика

Ребенок – это всегда дар Божий, который нужно принимать благодарно и смиренно. Поэтому не так уж и важно, какого пола родится ребенок, главное – что он родится и появится на свет именно у вас. Тем не менее в старину матери часто молились именно о рождении мальчиков, так как они были прекрасными помощниками в доме и, в отличие от девочек, не уходили со временем в чужую семью, а, напротив, приводили в дом жену, которая помогала свекрови по хозяйству. Я обещала делиться с вами, мои дорогие читатели и ученики, всем, что знаю сама, поэтому я расскажу вам и об этой молитве, обращенной к преподобному Александру Свирскому. Слова ее следующие:

О, священная главо, ангеле земный и человече небесный, преподобне и богоносне отче наш Александре, изрядный угодниче Пресвятыя и Единосущныя Троицы, многия милости живущим во святей обители твоей и всем, с верою и любовию притекающим к тебе, являяй. Испроси нам вся к житию сему временному благопотребная, паче же к вечному спасению нашему нужная. Пособствуй предстательством твоим, угодниче Божий, правителем страны нашея России. И да в мире глубоце пребудет святая православная Церковь Христова. Буди всем нам, чудотворче святый, во всякой скорби и обстоянии скорый помощниче. Наипаче же в час кончины нашея явися нам, заступниче благосердый, да не предани будем на мытарствах воздушных власти злобнаго миродержца, но да сподобимся непреткновеннаго восхода в Царствие Небесное. Ей, отче, молитвенниче наш присный! Не посрами упования нашего, не презри смиренных молений наших, но присно о нас пред Престолом Живоначальныя Троицы предстательствуй, да сподобимся вкупе с тобою и со всеми святыми, аще и недостойны есмы, в селениих райских славити величие, благодать и милость Единаго в Троице Бога, Отца и Сына и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Читать дальше

Книга «Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги» Степанова Н И

Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги

Каждая мать всем сердцем желает защитить своего ребенка от зависти и злобы, уберечь от бед и несчастий, позаботиться о здоровье и помочь стать счастливым. Вот только как этого можно добиться? Как уговорить судьбу быть благосклонной к малышу? Из новой книги потомственной сибирской целительницы Натальи Ивановны Степановой вы узнаете, кому следует молиться при желании родить мальчика, как защитить новорожденных от колдовства в роддоме, заговорить ребенка на счастье и удачу, уберечь от обидчиков и происков злых сил, отчитать от болезней, сделать его добрым и послушным, узнать о приметах и поверьях, связанных с беременностью, родами и воспитанием детей.

Поделись с друзьями:
Издательство:
Рипол Классик
Год издания:
2010
Место издания:
Москва
Язык текста:
русский
Тип обложки:
Твердый переплет
Формат:
84х108 1/32
Размеры в мм (ДхШхВ):
200×130
Вес:
335 гр.
Страниц:
384
Тираж:
15000 экз.
Код товара:
478169
Артикул:
149603
ISBN:
978-5-386-01493-3
В продаже с:
01.10.2009
Аннотация к книге «Книга матери. Заговоры, приметы, поверья, обереги» Степанова Н. И.:
Каждая мать всем сердцем желает защитить своего ребенка от зависти и злобы, уберечь от бед и несчастий, позаботиться о здоровье и помочь стать счастливым. Вот только как этого можно добиться? Как уговорить судьбу быть благосклонной к малышу? Из новой книги потомственной сибирской целительницы Натальи Ивановны Степановой вы узнаете, кому следует молиться при желании родить мальчика, как защитить новорожденных от колдовства в роддоме, заговорить ребенка на счастье и удачу, уберечь от обидчиков и происков злых сил, отчитать от болезней, сделать его добрым и послушным, узнать о приметах и поверьях, связанных с беременностью, родами и воспитанием детей.
Читать дальше…

Книга матери и ребенка – Огонек № 8 (5553) от 04.03.2019

За последние год-два многие мои друзья издали книжки своих матерей. Это не совпадение и не мода, просто уходит время, а сыновьям самим уже вокруг 60.

Виктор Лошак

Книга матери и ребенка

Они знали, кому дарить эти книжки. Сколько себя помню, я живу с любопытством к отношениям своих друзей с матерями. Сам я вырос без матери. Папа был мне и отцом, и матерью. У меня никогда не было зависти: что не дано — то не дано. Сам я, журналист, не успел записать воспоминания отца. Да что там, толком не расспросил его про собственных родителей и дедушек-бабушек. Всегда казалось: успею. Мои друзья умнее, предусмотрительнее. А может быть, мать, в принципе, более открыта и диалог с ней глубже, разнообразней.

Конечно, я знал, что Стас Намин — он же Анастас Микоян, названный в честь деда — одного из руководителей СССР, председателя Президиума Верховного Совета Анастаса Микояна. Но спросить, почему псевдоним именно такой, много лет не приходило в голову. Потом появилась книга воспоминаний матери Стаса -— Нами Микоян «Своими глазами с любовью и печалью…» и все стало ясно. Мама и посвятила книгу Стасу и его сестре Нине: «Дорогие мои, проходит жизнь, в которой главным для меня всегда была любовь к вам».

Жизнь каждой матери — это история страны, прожитая ею, ее родителями и ее детьми.

В кругу знакомых Нами Микоян (ее муж Алексей Микоян был летчиком, генералом) были Берия, Хрущев, Брежнев, Андропов, Горбачев и Примаков… Она вспоминает, как девчонкой вместе со Светланой Аллилуевой и сыном Берии — Серго подглядывали в оставленную между штор щелочку за ужином Сталина и Берии на госдаче в Гаграх. Но, видимо, чем выше в советской системе поднимались люди, тем чаще и безжалостнее давил их сталинский каток. «Летом 1937 года моего отца назначили заместителем председателя Совнаркома Грузии,— вспоминает Нами Микоян.— Он стал молчалив, замкнут. Как-то в конце октября с балкона я смотрела на улицу. Отец возвращался с работы, шел он медленно и задумчиво, заложив руки за спину под пальто. Такая у него была привычка. Больше на работу он не ходил… Вечером в ночь на 30 октября 1937 года отец позвал меня к себе. Мы сели на тахту. В углу стояли собранные вещи, бумаги, на столе лежало ружье. Он поцеловал меня и сказал: «Что бы ни случилось, верь в партию». Ночью я проснулась от оглушительного звука — это был выстрел: папа вышел на веранду, взял зеркало, чтобы не промахнуться, и выстрелил в себя».

Уговорить маму рассказать подробно о своей жизни глава ИМА-групп Андрей Гнатюк решил после смерти отца. На писание, диктовку, редактуру ушло почти два года. Табель Гершевна (мы все знаем ее как Татьяну Григорьевну) во имя памяти родителей не вняла практичным советам и не поменяла имя и отчество. «Табель — это голубка, так красиво». Книгу она назвала популярной фразой из детства «Не просят у бога добавки». Простая жизнь со счастьем любви и большой трагедией войны: «Маминых родителей расстреляли в августе 41-го. Мы уехали, а они, мой дед с бабкой, остались в Бобринце под Кировоградом… Нам рассказали, как в последний раз шел дед по улице, а рядом, держась за футляр скрипки, семенила бабушка. Они шли на расстрел мимо собственного дома. Евреям сказали: берите самое дорогое, что у вас есть. Дед и взял скрипку».

Старшая в большой семье Гнатюков будто сохраняет в ладонях тепло, которое было в жизни всех советских поколений — ее, моих, ваших. Подробности у каждого свои и вместе с тем так похожи. Жили в наукограде под Томском. Зимой в мороз и снег нужно было до работы одного сына в садик, другого — в ясли. Одного — за руку, другого — на сани…

Господи, чего только не сохраняет мамин архив: первое фото с будущим мужем, записки из роддома, самодельная книга по обучению игре в бридж, Андрюшины школьные дневники с пятерками…

На самом деле у материнских воспоминаний сложная литературная задача: сделать интересным для других то, что, кажется, вызывает любопытство лишь у близкого родственного круга. Любовь к матери — опасная зона сентиментальности, гитарного надрыва «ждет меня старушка-мама у окна». С другой стороны, сын как никто может чувствовать мать и это позволяет ему, как в свое время Валентину Юмашеву, быть особо чутким к ее воспоминаниям и литературным опытам. Книга Александры Полининой «Летающая среди звезд» не новинка, но пример деликатно написанной автобиографической повести, где в Илье Борисовиче можно узнать Валентина Борисовича, а в Даше — его дочь Полину. Литературный такт Юмашева, до начала политической карьеры журналиста «Огонька» и «Комсомолки», помог писательству матери.

Простые вещи, сказанные матерью или о матери, порой трогают больше, чем изыски литературы. Михаил Гусман под рубрикой «Формула власти» опубликовал несколько книг своих интервью с президентами, королями и премьерами, но особенно задела многих именно его последняя книга «Формула жизни». Удивительно, что книгу о матери и отце он написал лишь сейчас. Те, кто дружит с Мишей, пожалуй, многое из книги знали и до ее выхода. «С каждым из них и с ними обоими я мысленно общаюсь каждый день»,— пишет известный журналист о своей непрекращающейся связи с родителями. Он не устает сравнивать свое время с временем, когда они всей семьей жили в Баку, часто вспоминает отца и мать, свой дом на улице Петра Монтина. Дом был настоящим интернациональным клубом, где азербайджанцы, русские, армяне, евреи зазывали друг друга к себе на праздники, разносили по квартирам домашние сладости. Есть память и есть реликвии: посвященные маме стихи отца от 6 октября 1940 года; листы маминой трудовой книжки, где совсем мало записей, и ее же диплом доктора педагогических наук; заметка военврача Соломона Гусмана в «Бакинском рабочем» о Москве 1941 года…

Мы все в той или иной степени романтизируем родителей, что-то додумываем об их судьбе. «По одной из главных улиц города, Большой Морской, где в сторону Приморского бульвара и обратно к центру прогуливался весь бакинский бомонд, широким шагом в модном тогда светлом парусиновом костюме шел с работы высокий молодой мужчина. Это мой будущий папа. Ему 32 и он уже главный врач поликлиники Каспийского пароходства. Навстречу папе в сторону бульвара и моря шли три девушки в легких платьях. Из чего выросшие в хороших семьях девушки шили тогда платья? Из креп-жоржета? Из шифона? Невозможно представить, чтобы три грации не встретились с папой. Ведь одна из них — моя будущая мама». Неважно, было ли так или автор просто представил себе первую встречу родителей. Бульвар, море, юная актриса, легкий шифон, широкий мужской шаг…

«Мама могла часами импровизировать,— вспоминает Гусман,— она произносила тосты в образе какой-то колхозницы или партийной активистки… В ее импровизации не было ни грани пошлости». Невольно вспомнишь, что старший из братьев Гусманов, Юлий,— признанный король сатирической импровизации. В свое время бакинское чемпионство в КВН и было в значительной степени следствием этого его таланта. Теперь понятно, от кого он ему достался.

Книги матерей и о матерях — тяжелая работа. Люди вообще трудно переводят личное в публичное. Для некоторых охрана собственного мира от постороннего взгляда становится едва ли не условием жизни. Не обязательно все должны броситься записывать и издавать воспоминания матерей и бабушек. Но факт, что с историей семьи легче понимаешь не только историю страны, но и друг друга. В семьях, как и в стране, многое повторяется.

У автора скандальной книги о «матери-тигрице»​ Эми Чуа неприятности

Эми Чуа прогремела на весь мир благодаря своей книге «Боевая песнь матери-тигрицы» (2011), где на собственном опыте сравнивала американский и азиатский тип воспитания. Чуа попала в США в детстве и сумела построить вполне завидную карьеру, став профессором права в Йельском университете. Двух дочерей она воспитывала так же, как и ее саму ее родители. Ее дети должны быть лучшими во всем, за что берутся, включая занятия музыкой. Что им изучать, решают родители. Наказание и оскорбления вполне допустимы, если дают результат. Дети с детства должны совершенствоваться, чтобы преуспеть, когда станут взрослыми. Если дочь подарит вам на день рождения открытку, сделанную своими руками, вы наверняка ее похвалите. Чуа – разругала в пух и прах, посчитав, что в открытку было вложено недостаточно усилий. Развлечения, по мнению матери-тигрицы, только отвлекают. Для Чуа было естественным забрать дочь с дня рождения одноклассницы через час-другой, чтобы та занялась дома учебой. Однажды она отпустила дочь-подростка на вечеринку с ночевкой к подруге, и это был первый и последний раз: дочь долго не могла войти в рабочее настроение. Надо ли говорить, что ни телевизор, ни видеоигры детям не разрешались.

Со старшей дочерью метод тигрицы работал, хотя они часто бурно ссорились, а потом обе плакали и мирились. У младшей оказался характер-кремень, и, став тинейджером, она в конце концов сумела перебороть мать. Чуа стала относиться к дочерям мягче и даже разрешила самостоятельно выбирать, в какие кружки ходить.

Книга произвела эффект разорвавшейся бомбы. Одни требовали привлечь Чуа к ответственности и даже слали угрозы («загубленное детство», «жестокое обращение с детьми»). Другие отмечали, что дочери Чуа и впрямь выросли успешными (у многих ли дети давали концерт в Карнеги-холле?). Когда ее дочери сами стали выбирать увлечения, то воспитанная матерью работоспособность помогла им преуспеть и в новой сфере. С карьерой у них тоже не предвидится проблем. В США хватает выходцев из Азии с такими же методами воспитания, предупреждали сторонники Чуа, когда они вырастут, не выкинут ли на обочину нынешних изнеженных американских детей?

Чуа воспитывали тоже в строгости, и она тоже переспорила родителей. Когда ей было четыре (!) года, отец сказал: «Ты выйдешь замуж за некитайца только через мой труп!» Сейчас Чуа замужем за американским евреем Джедом Рубенфельдом. «Мой отец и мой муж – лучшие друзья», – замечает она. Джед в воспитание детей особо не вмешивался. Но Чуа с удивлением признавала, что, хотя мужа воспитывали в гуманистическом стиле, он был в чем-то даже успешнее ее.

«Боевая песнь матери-тигрицы» не единственная книга Чуа, вызвавшая бурные споры. The New York Times писала: «Чуа приближается к запретным зонам, где обычно все ходят на цыпочках. Когда сигнализация взрывается воем сирен, Чуа мягко говорит: «Ой, извините, так это было табу?»

Поступки Чуа оказались такими же провокационными, как и ее книги. Они с мужем стали париями в Йеле, пишет New York Magazine. Правда, большинство ее учеников, бывших и нынешних, поддерживают Чуа. Но, как она рассказывала Financial Times (FT), в какой-то момент с ней перестали разговаривать около 80% коллег. Кому-то не нравились ее взгляды, а кто-то боялся общественного неодобрения. Сейчас, когда ситуация немного успокоилась, эта цифра упала примерно до одной пятой. Почему же так вышло?

Чем нехороша демократия

Чуа родилась 26 октября 1962 г. в Иллинойсе в семье китайцев, иммигрировавших в США с Филиппин. Отец рассказывал ей, как в 1945 г. американцы выгнали с островов японцев и они с друзьями бегали за джипами, аплодируя изо всех сил, а янки кидали детям банки «Спама» (марка ветчины). В Америке отец сумел стать профессором Калифорнийского университета в Беркли и числится среди разработчиков теории нелинейных цепей и теории клеточных нейронных сетей. Дома говорили на хоккиене – одном из диалектов китайского. Если у Чуа вырывалось хоть слово на английском, мать била ее палочками для еды, рассказывала она FT. В школе дети смеялись над ее акцентом и дразнили косоглазой. Чуа пожаловалась родителям, но сочувствия не нашла: «Мать сказала, что мы родом из древней цивилизации, а эти школьники – глупцы, о которых не стоит и думать». Может быть, поэтому ей теперь так важно ощущать, что она нравится студентам, признавалась Чуа The New Yorker. Корреспондента FT поразил контраст между Чуа-матерью и Чуа-профессором. Судя по книге, она суровая и авторитарная мать. Но со студентами совсем другая: поддерживающая и воодушевляющая, почти идеальная мать. Ее дочери тоже упоминали об этом контрасте.

Чуа окончила Гарвардский университет с дипломом юриста. Поработав в судебной системе и юрфирме Cleary, Gottlieb, Steen & Hamilton, она решила начать академическую карьеру. Отказ в приеме на работу от 40 учебных заведений ее не смутил. В 1994 г. она устроилась на работу в Университет Дьюка, а в 2001 г. вслед за мужем оказалась в Йельском университете, где и работает до сих пор.

В 2003 г. у Чуа вышла первая книга – «Мир в огне: как экспорт демократии свободного рынка порождает этническую ненависть и глобальную нестабильность» (World on Fire: How Exporting Free Market Democracy Breeds Ethnic Hatred and Global Instability), которая стала бестселлером и вошла в список лучших книг года по версии The Economist.

Главная идея книги: во многих развивающихся странах небольшое этническое меньшинство часто пользуется непропорциональной экономической властью. Например, китайцы на Филиппинах составляют 1% населения, но в их руках сосредоточена более чем половина богатств. То же самое в той или иной степени верно для Индонезии, Бирмы, Таиланда, Лаоса, Малайзии и Вьетнама. В Латинской Америке экономическая и политическая власть сосредоточена в руках немногочисленной белой элиты. В таких странах не работает западная идея, что демократия формирует более либеральное и терпимое общество. Наоборот, считает Чуа, попытка установить демократию часто обостряет противоречия в обществе и ведет к катастрофе, Она убеждена, что резня тутси в Руанде и хорватов на Балканах отчасти связана с тем, что они были успешнее хуту и сербов.

Вторая книга Чуа – «День Империи: как сверхдержавы достигают мирового господства и почему падают» (Day of Empire: How Hyperpowers Rise to Global Dominance – and Why They Fall, 2007) – была не менее провокационной. Чуа утверждала, что все успешные империи в истории, в том числе Персия, Рим, Древний Китай, Монгольская и Британская империи и США, достигли могущества благодаря одному: «Каждая [сверхдержава] по стандартам своего времени была чрезвычайно плюралистична и терпима [к расовым, этническим и религиозным различиям]». «Больше, чем их кровожадность, монголам позволила добиться мирового господства и сохранить его этническая и религиозная терпимость», – писала Чуа. Она в шутку сравнивает монгольскую армию и ближайшее окружение ханов с кастингом для рекламы Benetton.

Когда терпимость сменялась требованиями расовой или религиозной чистоты, это становилось началом конца. Например, испанская инквизиция в конце концов привела к краху Испании. Чуа задавалась вопросом, как изменилась бы история ХХ в., если бы Гитлер оказался толерантным завоевателем: «Убив миллионы завоеванных подданных и сотни тысяч немецких граждан, нацисты лишили себя неисчислимой рабочей силы и человеческого капитала. Германия потеряла множество блестящих ученых, в том числе Альберта Эйнштейна, Теодора фон Кармана, Юджина Вигнера, Лео Сциларда, Ганса Бете, Эдварда Теллера и Лизу Мейтнер».

США всегда были терпимы к выходцам из разных стран и разным верованиям, писала Чуа (правда, обходя стороной вопрос с индейцами). В наши дни Америка отходит от идей терпимости, предупреждала она. Вторжение США в Ирак – пример того, как не следует поступать завоевателю. Американцам стоило бы брать пример с Александра Македонского, которого благодаря его толерантности приветствовали в Вавилоне, советует Чуа.

Если первые две книги Чуа становились предметом бурных споров среди высоколобых людей, то вышедшая в 2011 г. книга «Боевая песнь матери-тигрицы» (Battle Hymn of the Tiger Mother, в России издана АСТ в 2013 г.) стала бестселлером во многих странах: ведь она затрагивала тему воспитания детей. В Китае она вышла под названием «Воспитание профессором права Йеля: как растить детей в Америке» и, по общему мнению, Чуа справилась с родительскими обязанностями на отлично, пишет FT. А вот в западной культуре она вызвала настоящую бурю и обвинения в жестокости.

Когда Чуа выпустила книгу, ее старшей дочери Софи было 17 лет. Сейчас ей 28, она окончила Йель и делает карьеру юриста в американской армии. Лулу было 14 лет, сейчас ей 25, она учится в юридической школе Гарварда.

Лулу несколько лет назад призналась: она по-новому взглянула на жесткий стиль воспитания. «Я определенно стану мамой-тигрицей, – цитирует ее The Sydney Morning Herald. – Давить на детей не так плохо. Это может означать, что вы действительно верите в своего ребенка». В отличие от некоторых коллег у нее никогда не было синдрома самозванца, поскольку она была уверена, что заслужила свой успех.

Сама Чуа до сих пор эксплуатирует популярность своей книги. Она носит одежду и медицинскую маску с принтом в виде тигровой шкуры.

Когда в 2014 г. вышла очередная книга, написанная Чуа в соавторстве с мужем, от нее ожидали скандальных откровений. И Чуа не подвела. «Тройной набор: как три неожиданные черты объясняют взлет и падение культурных групп» (The Triple Package: How Three Unlikely Traits Explain the Rise and Fall of Cultural Groups) анализирует причины, почему некоторые религиозные и этнические группы намного более успешны, чем другие. А точнее, почему в США мормоны, кубинские мигранты, американцы нигерийского происхождения, американцы индийского происхождения, американцы китайского происхождения, американские евреи, американцы иранского происхождения и американцы ливанского происхождения обычно успешнее и богаче, чем остальные. По мнению супругов (каждый из которых представляет одну из вышеперечисленных групп), дело в «тройном наборе». Во-первых, свойственный этим группам комплекс превосходства. Во-вторых, чувство неуверенности в своем положении в обществе и в завтрашнем дне. В-третьих, самоконтроль. Чуа приводит в пример стэнфордский зефирный эксперимент. Детям предлагали съесть что-то вкусное прямо сейчас или повременить 15 минут и получить вдвое больше угощения. Точно так же представители восьми перечисленных групп более терпеливы и готовы жертвовать сиюминутным удовольствием ради долгосрочного результата. В Америке с ее больным вопросом расизма книга буквально взорвала общество.

В своей последней книге, вышедшей в 2018 г., «Политические племена: групповой инстинкт и судьба народов» (Political Tribes: Group Instinct and the Fate of Nations), Чуа попыталась объяснить провалы США во Вьетнаме, Ираке и Афганистане. Вашингтон игнорирует тот факт, что в мире огромное значение имеет этническая и религиозная лояльность, пишет Чуа. Например, прокапиталистические инициативы США во Вьетнаме споткнулись о то, что предпринимателями в этой стране были этнические китайцы, которых ненавидели как северные, так и южные вьетнамцы. В Ираке американцы проигнорировали религиозное разделение. А все потому, считает Чуа, что Америка считает себя демократическим государством, в котором все различия смазываются общей сущностью: афроамериканцы, мигранты из Китая, этнические итальянцы и т. д. в первую очередь американцы. Как отмечает Чуа, это скорее миф, чем реальность. Трайбализм существует и внутри Америки, Трамп это понял и отлично на нем сыграл.

2018 год оказался переломным в жизни Чуа и ее мужа, но отнюдь не из-за книги. В том году Трамп представил к назначению в Верховный суд США судью Бретта Кавано. В сентябре Чуа написала статью в его поддержку, а чуть позже Кавано был обвинен в сексуальных домогательствах. Якобы, когда ему было 17 лет, он пытался изнасиловать 15-летнюю девушку. Разобраться, что произошло три с лишним десятка лет назад, оказалось невозможным. Кавано был утвержден сенатом. В разгар скандала многие отвернулись от него, но не Чуа – она продолжила его поддерживать. Одним из ее аргументов был тот факт, что ее собственная дочь когда-то работала в аппарате судьи Кавано.

История с Кавано изменила отношение к Чуа. Одни стали ее ненавидеть, другие избегали контактов, опасаясь осуждения со стороны большинства.

Ситуацию усугубил скандал с ее мужем. Дом супругов был чем-то вроде салона: там собирались студенты, судьи, писатели и телепродюсеры, чтобы за бокалом и закуской порассуждать на животрепещущие темы, а заодно и завести полезные знакомства, пишет The New Yorker. Но весной 2018 г. Рубенфельда обвинили в том, что во время таких вечеринок он приставал к ученикам. После внутреннего расследования он был в 2020 г. на два года отстранен от преподавания без сохранения заработной платы – одно из самых суровых наказаний, которые может получить штатный профессор Йеля. Рубенфельд все обвинения отрицает.

В ходе расследования изучались и обвинения в адрес Чуа – якобы она злоупотребляла выпивкой на вечеринках и говорила студентам оскорбительные вещи. Чуа действительно бывала чересчур откровенна, рассказывал The New Yorker один из посещавших ее вечера студентов. Например, могла рассказывать подробности личной жизни других профессоров или известных юристов и судей. А как-то поведала о странных сексуальных пристрастиях ее бывшего бойфренда. «Одна из моих ошибок – я выражаюсь чересчур прямо и спонтанно, – написала Чуа в ответ на журналистский запрос издания. – Иногда говорю что-то глупое, чтобы заполнить неловкое молчание. Я пытаюсь измениться».

В итоге Чуа в 2019 г. выплатила денежный штраф университету и обещала не приглашать студентов к себе домой или куда-нибудь еще, чтобы вместе выпить.

Рейтинг одобрения курса Чуа прошедшими его студентами необычайно высок – 98%, отмечает FT. Студент Йеля рассказывал The New Yorker, что это привлекло его и он решил записаться на курс Чуа в начале 2020 г. «Но когда я упомянул об этом, [реакция окружающих] была как будто я собираюсь учиться у Гитлера Холокосту». Он все равно пошел на курс, но остерегался говорить об этом окружающим.

В апреле этого года среди студентов Йеля стал гулять pdf-файл, озаглавленный «Хронология событий». Он был сделан как копия уголовного дела. В нем говорилось, что как минимум трое студентов приходили в дом Чуа, выпивали и знакомились с федеральными судьями, чтобы те присмотрелись, кого взять в будущем на работу. И все это в разгар пандемии. История выплеснулась на страницы федеральных изданий – о ней писали The New York Times, Fox News, Slate, New York Post. Чуа сдавала позиции по одной. Сначала уверяла, что не было никаких гостей. Потом признала, что заходила парочка студентов, но алкоголь не употребляли. Наконец, что было вино, но никакие судьи не приезжали, а гости сидели в нескольких метрах друг от друга в гостиной с распахнутыми окнами. В итоге Чуа пришлось обещать деканату, что в новом учебном году она не станет набирать группу первокурсников.

Недавно Чуа призналась FT, что иногда чувствует себя настолько подавленной, что едва может встать с постели. Затем проявляется ее естественный оптимизм. «[Прежде] я была занята работой в различных комитетах и важными административными делами, а теперь все закончилось. Теперь у меня есть время, чтобы читать романы». К тому же у нее есть замыслы еще нескольких книг, одну из которых она думает назвать «Рассказ об отверженности и униженности: самая счастливая жизнь на свете». Что же, тигр авторитарен и поэтому обречен на одиночество, писала она в своей книге о матери-тигрице. Даже когда ее собственная мать поинтересовалась, не слишком ли Чуа строга с дочерьми, она ответила: «Я придерживаюсь китайского пути. Он работает лучше. И мне наплевать, что никто меня не поддерживает. Вам промыли мозги ваши западные друзья».

Книга «Мать. И снова ответы Матери»

Язык: русский

Год: 1998

Издатель: Литагент «Адити»

ISBN: 5-7938-0001-8

Город: Санкт-Петербург

Переводчик: Ю. М. Пинчук

Добавил: Admin 10 Июл 15 Проверил: Admin 10 Июл 15 События книги

Формат:  FB2, ePub, TXT, RTF, PDF, HTML, MOBI, JAVA, LRF

КУПИТЬ
ЧИТАТЬ онлайн фрагмент книги для ознакомления
СКАЧАТЬ фрагмент книги

Рейтинг: 0.0/5 (Всего голосов: 0)

Книга: Матери — Жереми Фель

  • Просмотров: 3184

    Последняя Академия Элизабет Чарльстон

    Ника Ёрш

    «Последняя Академия Элизабет Чарльстон» – фантастический роман Дианы Соул и Ники Ёрш,…

  • Просмотров: 1995

    Слушай песню ветра. Пинбол 1973…

    Харуки Мураками

    Харуки Мураками (р. 1949) – самый известный из ныне живущих японских писателей, автор…

  • Просмотров: 1278

    Убийца возвращается дважды

    Анна Князева

    Подполковник столичной полиции Анна Стерхова приехала в командировку для расследования…

  • Просмотров: 1156

    Музыка ветра

    Татьяна Томах

    В жизни 14-летней Вероники Мурашовой все разладилось: родители расстались, а у ее верного…

  • Просмотров: 786

    Мой сталкер

    Лиза Лазаревская

    Ей важны чувства. Ему важно завладеть ее чувствами. Лиза – первокурсница с травмирующим…

  • Просмотров: 670

    Мамаша Бармалей

    Дарья Донцова

    Если жизнь загнала тебя в угол, сделай из бумаги разноцветные фонарики, укрась ими этот…

  • Просмотров: 641

    Остров для белых

    Михаил Веллер

    Новый роман Михаила Веллера – «метароман», как определил жанр автор, огромен по охвату…

  • Просмотров: 626

    Снова почувствуй

    Мона Кастен

    «Снова почувствуй» – третья книга серии «Абсолютный бестселлер Моны Кастен». История…

  • Просмотров: 617

    Дом с неизвестными

    Валерий Шарапов

    Получивший назначение в столичный Наркомат Анастас Мирзаян неожиданно обнаруживает в…

  • Просмотров: 608

    Золотое сияние Холинсу

    Влада Ольховская

    Планета Глизе всегда считалась одной из лучших для колонизации. Она очень похожа на…

  • Просмотров: 528

    Карма

    Садхгуру

    Эта книга – подробный путеводитель по измерению кармы, а также «инструкция» по обращению…

  • Просмотров: 502

    Детективная весна

    Татьяна Устинова

    Эта книга по-настоящему весенняя! Специально для этого сборника самые яркие звезды…

  • Просмотров: 437

    Вакцина от одиночества. Истории,…

    Ника Набокова

    Есть люди, которые говорят, что найти классные отношения, «своего» человека, любовь –…

  • Просмотров: 397

    Подлинная история Анны Карениной

    Павел Басинский

    «Анна Каренина» – наверное, самое загадочное произведение Льва Толстого. Почему оно до…

  • Просмотров: 396

    В сентябре вода холодная

    Анна Князева

    Анна Стерхова собиралась в отпуск. И ничего, что море еще холодное – зато она наконец…

  • Просмотров: 347

    Мертвые хризантемы

    Марина Крамер

    В тихом Осинске один за другим погибают молодые симпатичные мужчины – все приезжие, с…

  • Просмотров: 338

    Стрела любви

    Моника Маккарти

    Отправляясь воевать за свободу родной Шотландии под знаменами мятежного короля Роберта…

  • Просмотров: 297

    Лучшие романы

    Герберт Уэллс

    Герберт Уэллс (1866–1946) – популярнейший английский писатель, автор таких известных…

  • Просмотров: 294

    Золушка на час

    Лина Филимонова

    Он – избалованный вниманием женщин молодой миллионер. Она – современная Золушка,…

  • Просмотров: 292

    Пропасть смотрит в тебя

    Инна Бачинская

    Новый детективный роман Инны Бачинской «Пропасть смотрит в тебя» входит в авторский цикл…

  • Просмотров: 289

    Путешествие к центру себя.…

    Ольга Берг

    Чаще всего мы воспринимаем себя через призму других людей – семьи, друзей, коллег. И так…

  • Просмотров: 286

    Жизнь между мирами. Как найти ресурс в…

    Джеймс Холлис

    Каждая историческая эпоха бросает человечеству вызов, как и каждый жиз-ненный этап…

  • Просмотров: 286

    Побег

    Анабелль Штель

    За одну ночь привычный мир Лии рушится. Она становится объектом насмешек и пристальных…

  • Просмотров: 284

    Вечно Алая

    Изабель Ронин

    – Алая, – прошептал он, – знаешь, что я чувствовал, когда ты ушла от меня? – Я подняла…

  • Дебютный роман «Матери» уже производит фурор

    За годы, которые мисс Беннетт потратила на написание романа, повествование трансформировалось из узкой истории, сосредоточенной на Обри, Люке и Наде, в многослойный портрет сообщества. Она смоделировала обстановку своего родного города, многонационального прибрежного города в округе Сан-Диего с большим военным населением, который часто казался ей удушающе маленьким.

    «У меня были люди, которые были шокированы тем, что действие книги происходит не на юге или в каком-то северном городском городе, но чернокожие существуют везде», — сказала миссис Кейн.— сказал Беннет. «Есть способ, которым у нас есть эти знакомые ожидания от черных повествований, того, где они происходят и о чем они будут, и я не чувствовал, что должен сопротивляться или что-то в этом роде, но я хотел представлять место, откуда я родом, и людей, которых я знал».

    Выросшая в Оушенсайде, г-жа Беннетт, младшая из трех сестер, была серьезным и целеустремленным ребенком, который начал писать, когда ей было 7 или 8 лет. Ее ранние работы включали пьесу о койоте и рассказ о коренном американце. мальчик, чей дом разрушен.Прежде чем она начала писать «Матери», она написала еще один полноценный роман о группе старшеклассников и учителе, который пытается изменить их жизнь.

    Ее родители беспокоились, что ее амбиции стать писательницей нецелесообразны. Ее отец, адвокат, который был первым чернокожим городским прокурором в Оушенсайде, и ее мать, которая работала в департаменте шерифа аналитиком по отпечаткам пальцев, надеялись, что она поступит в юридическую школу. В колледже, когда ее друзья и одноклассники готовились к экзаменам по химии или создавали приложения, она временами задавалась вопросом, правы ли ее родители.

    «Я знала, что у них были определенные ожидания в отношении меня, но у меня также были определенные ожидания в отношении себя, и я думаю, что отчасти это связано с тем, что быть одним поколением из бедности может быть похоже на то, чтобы быть американцем в первом поколении», — сказала она. «Моя мама выросла издольщиной в Луизиане, а мой папа вырос в Южно-Центральном Лос-Анджелесе, и они оба смогли почесать и поцарапать и поступить в колледж, так что какое у меня оправдание?»

    В Стэнфорде она посещала уроки творческого письма и нашла наставников, которые убедили ее получить степень магистра изящных искусств.Летом она продолжала работать над последовательными набросками «Матерей».

    В леденящем кровь дебютном романе матери находятся под наблюдением и в реабилитационном центре для родителей

    Сюжет о «неправомерно обвиненном человеке» ужасен, потому что он драматизирует два чрезвычайно распространенных сценария: быть неправильно понятым и быть проигнорированным. В основе каждого фильма, такого как «39 шагов» или книги, такой как «Граф Монте-Кристо», лежит парень, протестующий против того, что мир все понял неправильно, и если бы все хотя бы на секунду послушали его…

    Джезамин Дебютный роман Чан «Школа хороших матерей» представляет собой хитрый и завораживающий поворот в этом жанре.Фрида Лю, 39-летняя мать-одиночка, имеет респектабельную, но скучную работу в Пенсильванском университете и имеет 18-месячную дочь по имени Харриет. В приступе иррациональности, вызванной бессонницей, Фрида оставляет Харриет дома одну на два часа и попадает под стражу в полиции за отказ от ребенка. Обвинение не является технически неправильным; она действительно оставила Харриет без присмотра. Проблема в том, что когда Фрида пытается покаяться, каждое слово и жест ее последующего невинного поведения интерпретируется властями как свидетельство разврата.

    Период наблюдения следует за отказом. Мужчины из Службы защиты детей устанавливают камеры во всех комнатах дома Фриды, кроме ванной; ее звонки и сообщения отслеживаются и анализируются. Когда она спрашивает, почему назначенный судом психолог снимает их сеанс, ее упрекают в паранойе. Когда она признается, что воспитывает Харриет не на двух языках — родители Фриды китайцы, — социальный работник спрашивает, почему Фрида «отказывает Харриет в важной части ее наследия.Когда она обнимает Харриет после визита под присмотром, она получает лекцию о «границах». Адвокат Фриды советует ей не доверять ни родителям, ни друзьям, ни коллегам. Информатором мог быть кто угодно.

    На судебном заседании судья рассматривает доказательства неправомерного поведения Фриды и отдает Харриет под опеку бывшего мужа Фриды. Что касается самой плохой матери, то ее приговаривают к одному году в экспериментальном реабилитационном центре, где малейшее нарушение — украденная затяжка сигаретой, незаконный глоток пива — может привести к бессрочному лишению родительских прав.В реабилитационном центре брокколи промокли, нижнее белье выдано государством, а камеры повсюду.

    «Это не женская тюрьма», — говорит себе Фрида, маршируя в сапогах и комбинезоне на свой обязательный родительский урок. Конечно, там есть охрана и электрифицированный забор, и вы не можете уйти, а звук плача женщин настолько распространен, что он регистрируется как белый шум, но это не тюрьма. (Это тюрьма!)

    Джезамин Чан, чей дебютный роман называется «Школа хороших матерей». Кредит… Беовульф Шихан

    Преступления других матерей включают в себя разрешение ребенку играть одному на заднем дворе, неадекватную защиту от детей в квартире, положительный результат теста на употребление марихуаны (мама, а не ребенок) и «нянька», которая считается «разновидностью эмоционального насилия.Каждой женщине выдается ребенок-робот, с которым она должна практиковать свои родительские навыки, такие как объятия в течение определенного периода времени, поддержание непрерывного зрительного контакта и поцелуи в щеки и лоб, но не в губы (слишком «по-европейски»).

    Роботы питаются от вонючей синей слизи. Как настоящие дети, они едят, плачут и блюют. В отличие от настоящих детей, они собирают и передают данные о назначенных им мамочках тюремным инструкторам. Эти данные показывают, что поцелуям Фриды «не хватает огненной сердцевины материнской любви.Фрида хотела бы сказать инструкторам, чтобы они поцеловали ее огненное ядро, но это бесполезно; это будет просто еще одна лопата земли из могилы, которую она безуспешно копает.

    Чан задает мрачный вопрос: что происходит с человеком, когда у него нет возможности победить невыносимую систему и нет возможности избежать ее? В реабилитационном центре нет побед, только бесконечные способы проиграть. Дежуря на кухне, Фриду ругают за то, что она неэффективно четвертует виноград и держит нож «враждебной хваткой». Когда группу некачественных отцов импортируют из учреждения для братьев и сестер, Фрида находит общий язык с заключенным и получает пощечину за «кокетливый язык тела».В тех редких случаях, когда ей разрешают контакт с дочерью, Фрида должна следовать жесткому сценарию. Всего этого достаточно, чтобы отправить любую мать в спираль безумия или еще более сложную форму — ленту Мёбиуса безумия, октаэдр безумия.

    Тем временем Харриет живет со своим отцом Гастом, который бросил Фриду во время беременности ради независимо богатой 28-летней инструктора по пилатесу по имени Сюзанна. Сюзанна — демон идеальной домашней жизни: великолепна в шелковых крестьянских платьях, подает домашнюю яблочную крошку без глютена, восхваляет крем для подгузников на растительной основе, публикует фотографии Харриет в Instagram с подписью #блаженство.Родители Фриды называют Сюзанну «злым яйцом» и «белым призраком».

    Темы репрессий и технологий в романе напоминают «Не отпускай меня» Кадзуо Исигуро; его чувство обреченности и нарушенной автономии, работа Филипа К. Дика, если бы Дик глотал меньше амфетаминов; его вездесущая атмосфера несправедливости, Харрисон Форд в роли доктора Кимбла в «Беглеце», стучащего кулаком по столу в комнате для допросов, когда детектив с тревожно уложенными волосами говорит: «Закажите его».

    Но роман Чана слишком оригинален, чтобы показаться смесью влияний.Она передает загнанное в угол животное сознание Фриды в отрывистой и дерганой прозе настолько эффектно, что мне приходилось делать паузу каждые несколько страниц, чтобы разжать кулаки. В реабилитационном центре Фриду учат, что она совершила грех не воспитания, а онтологии: воспринимая себя как дочь, любовницу, служащую и гражданку, а не только как мать, она нарушила новый кодекс материнской этики. Таким образом, корректирующее действие, которое она должна предпринять, состоит в том, чтобы уничтожить все лишние «я».

    Идеи Чан бледны, но ее проза холодна по температуре, а эффект препарата пролонгированного действия не достигает пика, пока вы его не проглотите.Одним из тестов спекулятивной фантастики является то, вызывает ли она у вас кошмары или нет, и когда пришел мой — я знал, что они будут — это была целая неделя после того, как я закончил эту книгу с бомбой замедленного действия. «Это безопасное место, дамы», — говорил мне во сне безликий похититель. Ужасающий.

    The Mothers by Brit Bennett обзор – впечатляющий дебют совершеннолетия | Художественная литература

    T Матери — первая книга 25-летней американки Брит Беннетт, которая привлекла наше внимание благодаря своему эссе 2014 года «Я не знаю, что делать с хорошими белыми людьми», в котором личная точка зрения скорбит о серьезный характер застенчивого белого антирасиста.Но ее первый полнометражный дебют — это не личное отношение к текущим событиям; это фантастика.

    В интервью о Матери она прокомментировала, что «Когда вы начинаете книгу с аборта, вы начинаете с чего-то законченного, что вызывает определенные проблемы с точки зрения сюжета», но дело обстоит наоборот. для ее главной героини Нади Тернер. Роман начинается летом после самоубийства матери Нади. Кратковременный роман с сыном местного пастора, Люком, приводит к нежелательной беременности, и она ставится перед необходимостью прерывания беременности.Влияние ее решения следует за ней до конца книги.

    О том, что аборт может негативно сказаться на жизни женщины в долгосрочной перспективе, рассказывают обычно самые яростные активисты движения против выбора. Спорный вопрос окружает роман, и это заслуга Беннетт, что он так тщательно рассматривается в ее повествовании. Надя не хочет беременеть, поэтому делает аборт и продолжает жить. Но она не делает вид, что этого никогда не было. «Матери » не являются явно феминистскими, так же как это не является явно романом о «черном опыте».Он делает все необходимое, не будучи очевидным. С такой несложной легкостью, с которой может справиться только черный писатель, все в книге черные, если не указано иное.

    Хотя аборт Нади нелегко разделить на части, Матери — это гораздо больше, чем поучительная история о подростковом сексе. Вместо этого мы прослеживаем пути взросления трех подростков: Нади, Люка и Обри. Противостоящие друг другу своим сообществом (Обри набожен, прост и ориентирован на семью, а Надя гедонистична, отстранена и сосредоточена на образовании), Надя и Обри вряд ли будут лучшими друзьями.

    Приближаясь к взрослой жизни в социально консервативной чернокожей христианской общине, каждый начинает роман с чувства потерянности. Их жизнь неизгладимо отмечена травмой — самоубийством матери, жестоким обращением в семье и спортивной травмой, положившей конец карьере. В отсутствие собственных матерей они ищут суррогатную мать, иногда находя ее друг в друге.

    Действие игры The Mothers происходит в южной Калифорнии, где родился Беннетт. Он идеально отражает ограничения маленького городка, где чье-то дело — общее дело.Примером этой угнетающей атмосферы являются бдительные глаза матерей общины, которые вмешиваются в события романа хором в греческом стиле, всегда осуждающим. Через слова почти каждого персонажа в романе передаются невероятно сильные сообщения о вине, стыде, о том, что ожидается от женского тела, и о том, что происходит, когда чернокожие женщины не ведут себя должным образом.

    Матери ’ чернокожее консервативное христианство – это суровая атмосфера, в которой растет девочка.Поскольку девочки считаются хранительницами репутации семьи, Надя несет на себе всю тяжесть коллективного осуждения даже в свои 20 лет. Различия в том, как обращаются с ней и Люком, вызывают гнев (хотя Люк имеет дело со своими проблемами, связанными с мужественностью). Действия персонажей Беннета легко разочаровывают, но эти несовершенные люди с нюансами оставались со мной еще долго после того, как я закончил книгу, пока я пытался понять мотивы их поведения.

    Пока 17-летняя Надя сбегает в колледж и продолжает свою жизнь, люди в ее родном городе остаются на месте.Несмотря на то, что она отсутствует много лет, мы очень мало знаем о дальнейшей жизни Нади; вместо этого повествование возвращается к внутренним монологам тех, кого она оставила позади. Спустя годы Надю затаскивают домой по семейным обстоятельствам, и она снова оказывается в сообществе, которого она так старалась избегать, вынуждена связать нити, которые она оставила висящими.

    Описывая возвращение Нади, Беннет рисует картину знакомства с оттенком ревности и противоречивых эмоций, которые возникают, когда все, кого вы оставили, продолжают свою жизнь без вас.Ее продолжительное возвращение делает некоторые из лучших сцен в книге, поскольку персонажи борются с недосказанными вещами. «Матери » — прекрасно написанная, грустная и затяжная книга — впечатляющий дебют для такого молодого писателя.

      Матери  опубликовано Dialogue. Книжный магазин Guardian бесплатно в Великобритании на сумму более 10 фунтов стерлингов, только онлайн-заказы. Минимальный размер заказа по телефону составляет 1,99 фунта стерлингов.

    Матери Брит Беннетт: Краткое изложение и обзоры

    Краткое изложение книги

    Великолепный дебютный роман от захватывающего нового голоса, Матери — это удивительная история о юной любви, большом секрете в небольшом сообществе — и вещах, которые в конечном итоге преследуют нас больше всего.

    Завораживающий первый роман Брит Беннетт, действие которого происходит в современной черной общине Южной Калифорнии, представляет собой эмоционально проницательную историю о сообществе, любви и амбициях. Он начинается с секрета.

    «Все хорошие секреты имеют вкус, прежде чем их рассказать, и если бы мы потратили время на то, чтобы прополоскать рот этим, мы могли бы заметить кислый вкус незрелого секрета, слишком рано сорванного, украденного и переданного прежде, чем его сезон».

    Это последний сезон школьной жизни Нади Тернер, мятежной, убитой горем семнадцатилетней красавицы.Оплакивая недавнее самоубийство собственной матери, она встречается с сыном местного пастора. Люку Шеппарду двадцать один год, он бывшая звезда футбола, из-за травмы которого ему приходится работать официантом в закусочной. Они молоды; это не серьезно. Но беременность, возникшая в результате этого подросткового романа, и последующего сокрытия, окажет влияние, выходящее далеко за рамки их юности. Поскольку Надя скрывает свой секрет от всех, включая Обри, своего богобоязненного лучшего друга, годы летят быстро. Вскоре Надя, Люк и Обри стали полноценными взрослыми и все еще живут в долгу перед тем выбором, который они сделали тем летом на берегу моря, оказавшись в любовном треугольнике, в котором они должны тщательно маневрировать, и преследуемые постоянным, ноющим вопросом: что, если они выбрал по-другому? Возможности неиспользованного пути неумолимо преследуют.

    В завораживающей лирической прозе Матери задается вопросом, может ли «что, если» быть более сильным, чем само переживание. Если по прошествии времени мы всегда должны жить в рабстве у решений самих себя в молодости, у сообществ, которые нас воспитали, и у решений, которые мы принимаем, которые навсегда формируют нашу жизнь.

    Отрывок
    Матери

    В темноте клуба ты мог бы остаться наедине со своим горем. Ее отец бросился в Верхнюю Комнату.Он ходил на обе службы по воскресеньям утром, на изучение Библии вечером в среду и на репетицию хора в четверг вечером, хотя он не пел, хотя репетиции были закрыты, но ни у кого не хватило духу отказать ему. Ее отец возложил свою печаль на скамью, а она поместила свою печаль в места, которые никто не мог увидеть. Бармен пожал плечами на ее фальшивое удостоверение личности и налил ей напиток, а она сидела в темных углах, потягивая ром с колой и наблюдая за женщинами с битыми телами, кружащимися на сцене. Ни тощие молодые девушки — клуб приберегал их на выходные или на ночь — только пожилые женщины, думающие о списках продуктов и уходе за детьми, их тела растянулись и изрыты от старости.Ее мать пришла бы в ужас от одной мысли — она в стриптиз-клубе, при свете дня, — но Надя осталась, медленно потягивая водичку. Ее в третий раз в клубе пожилой негр пододвинул стул…

    Имейте в виду, что данное обсуждение может содержать спойлеры!
    Ключевые темы для обсуждения

    Личность подростка: Главная героиня, Надя, единственная в своей семье, кто учится в колледже, и одна из немногих членов ее церковной общины, которые бросили школу после школы.Она амбициозна — отчасти для того, чтобы компенсировать ограничения, наложенные ее собственным существованием на ее мать, — но ее также заставляют чувствовать себя некомфортно из-за того, что ее амбиции делают ее другой. Как вы думаете, в какой степени ее беспокойство по поводу своих амбиций вызвано только ее мыслями, и в какой степени, по вашему мнению, ее сообщество из-за этого считает ее аутсайдером? Почему уехать из дома так революционно для Нади? Что ее академические достижения могут дать ей, чего не может дать ее родное сообщество?

    Расовая и культурная принадлежность: Надя — …

    Удивительные истории о величайших матриархах в истории

  • Ада Блэкджек (1898-1983)

    Единственная выжившая в злополучной научной экспедиции, эта инуитка провела два года на отдаленном арктическом острове, чтобы получить деньги на лечение больного сына.

  • Анджела Хименес (1896-1982)

    сорванец, дочь, шпион, солдат, приемная мама, трактирщик, золотоискатель, медсестра, активистка; ветеран: Анжеле Хименес нужен не столько фильм, сколько мини-сериал.

  • Арва ас-Сулейхи (ок. 1048-1131)

    Величайшая правительница в истории Йемена, она победила своих многочисленных врагов и ввела страну в золотой век.

  • Белла Абзуг (1920-1998)

    Громкий, гордый, бескомпромиссный: этот смелый политик помог реализовать Раздел IX, Закон о свободе информации и Поправку о равных правах, а также многое другое.

  • Беназир Бхутто (1953-2007)

    Изгнанная дочь свергнутого правителя, она могла бы быть сказочным мостом между мирами, но сказки не реальны.Беназир, чье имя означает «безупречная», была совсем не такой.

  • Каролина Мария де Хесус (1914-1977)

    Дерзкая, забавная и трудная, эта мать троих детей сумела вырваться из крайней нищеты своим бескомпромиссным взглядом на бразильское общество – и за это ее то хвалили, то ругали. Это.

  • Cut Nyak Dhien (1848-1908)

    Когда ее (второй) муж-мятежник был убит, эта героиня индонезийской революции взяла на себя борьбу с голландцами.

  • Fannie Lou Hamer (1917-1977)

    Эта необразованная, обедневшая активистка подверглась невероятному насилию на пути к голосованию, но это ее не остановило.

  • Фунмилайо Рансоме-Кути (1900-1978)

    За годы неумолимого протеста этот нигерийский учитель сверг короля, завоевал право женщин голосовать и научил всю Африку протестовать.

  • Илона Зрини (1643-1703)

    Когда ее мужа-мятежника посадили в тюрьму, она продолжила движение, удерживая замок в осаде три долгих одиноких года.

  • Ирена Сендлер (1910-2008)

    Эта польская медсестра пожертвовала своей безопасностью, своим браком, своей семьей, чтобы спасти 2500 еврейских детей из Варшавского гетто во время Холокоста.

  • «Школа хороших матерей» Джессамин Чан рецензия на книгу

    С этого момента каждый человек, наделенный властью, считает Фриду небрежной и некомпетентной, недостойной своего ребенка. Бывший муж Фриды, Гаст, который бросил ее ради более молодой женщины вскоре после рождения дочери, забирает Харриет, и дом Фриды оборудован камерами, чтобы Служба защиты детей могла наблюдать за каждым ее шагом и решать, следует ли ей вернуть ребенка.Ее визиты к Харриет контролируются социальным работником, который угрожающе снимает их встречи. В конце концов, в суде судья сообщает Фриде, что ее отправляют на новую реабилитационную программу, которая очень похожа на лагерь перевоспитания, потому что, по сути, так оно и есть.

    Эта очевидная школа для хороших матерей расположена на территории закрытого частного гуманитарного колледжа, у которого закончилось финансирование. Эта и другие детали, разбросанные по всей книге, указывают на очень близкое будущее с немного модернизированными технологиями, чуть более серьезными климатическими катастрофами и чуть более драконовскими мерами наблюдения, чем сейчас.Книга кажется не столько спекулятивной, сколько неизбежной, что тем более ужасает.

    На самом деле, хотя книга не позиционируется как роман ужасов, во время чтения я постоянно чувствовал себя напуганным, обеспокоенным, но вдохновленным отличным темпом Чана. Матерей, отправленных в учреждение, вскоре объединяют с поразительно реалистичными (и более или менее анатомически правильными) куклами-роботами. Каждый из них разработан так, чтобы смутно напоминать и имитировать в развитии настоящего ребенка, которому мать причинила вред или которым пренебрегала мать, прежде чем отправить сюда.Инструкторы объясняют, что помимо «своей роли доверенных детей, куклы будут собирать данные. Они оценят любовь матерей. Частота сердечных сокращений матерей будет контролироваться, чтобы судить о гневе. Их моргание и выражения будут отслеживаться для выявления стресса, страха, неблагодарности, обмана, скуки, амбивалентности и множества других чувств, в том числе того, отражает ли ее счастье счастье ее куклы». Мамы тренируются с куклами каждый день в серии учебных блоков («Основы ухода и воспитания»; «Игра среднего и продвинутого уровня»), за которыми следуют практические экзамены на время.

    Любой, у кого есть дети — или, действительно, когда-либо встречал ребенка или был ребенком — знает, что настоящие дети не всегда предсказуемы, что не существует универсальной методики воспитания. Тем не менее, школа учит материнству, как будто это еще один аспект капиталистической культуры труда, оптимизированный навык, который нужно совершенствовать, дополненный собственным жаргоном, таким как «последовательность объятий». Уроки также имеют оттенок «Оставь это Биверу» и «Степфордские жены» , поскольку они требуют, чтобы матери всегда были доступны для своих детей и излучали постоянное счастье и спокойствие.

    История продолжается под рекламой

    Тщеславие романа, безусловно, является основной частью шумихи вокруг него (в работах уже есть экранизация сериала, и это выбор книжного клуба шоу «Сегодня»), а Чан подробно описывает нелепости, которые могут быть забавно, если бы они не были так удручающе близки к реальным ожиданиям, которые наша культура и институты возлагают на матерей. Но личное путешествие Фриды увлекло меня гораздо больше, чем иногда знакомые антиутопические элементы. Она сложный персонаж, остро осознающий расовую и гендерную динамику группы женщин, с которыми она (она единственная азиатка в учреждении), а также ужасную несправедливость ситуации, в которой они все находятся.Но, несмотря на то, что она находится в заключении, за ее поведением следят, она чаще всего предпочитает не поднимать голову и изо всех сил старается играть по правилам. Что еще она может сделать?

    «Школу хороших матерей» можно сравнить с «Рассказом служанки» , , , но там, где чрезвычайно жесткая социальная структура Галаада может показаться ужасающе неузнаваемой, обстановка Чана слишком близка для комфорта. Родители, обвиняемые CPS в жестоком обращении или пренебрежении, уже сталкиваются с тяжелыми битвами, чтобы вернуть своих детей, а бедные родители и чернокожие родители непропорционально часто становятся объектами расследований.Легко судить — и читатели могут быть по понятным причинам обеспокоены поведением некоторых, размещенных в учреждении, — но дебют Чана проливает свет на человечность его матерей, ошибки и все такое.

    Илана Масад — критик и автор книги «Все любовники моей матери».

    Школа хороших матерей

    Саймон и Шустер. 336 стр. $27

    Книга Матери всех матерей

    Описание

    Есть несколько книг, в которых рассматривается тяжесть вины и стыда, которые несет с собой скорбящая мать после потери ребенка.Глубокое чувство неудачи, которое сопровождает потерю ребенка, может нанести вред сердцу, разуму и душе. Возобновление жизни после потери и попытка снова найти кусочек надежды — это непрекращающаяся битва, в которой ни одна мать, потерявшая близких, не должна путешествовать в одиночку. Независимо от возраста или причины смерти, независимо от истории, эта книга для вас, милая мама. Это книга, за которой можно дотянуться посреди ночи, когда тебе кажется, что никто не понимает твоей боли. Это книга, которую вы можете носить с собой везде и всюду, чтобы дать вам надежду, луч света во тьме.Это бальзам для твоего разбитого сердца, утешение для твоей больной души. Это эликсир для борьбы с чувством неудачи, способ поднять свое сердце и душу снова и снова, всякий раз, когда это необходимо, с нежной, любящей поддержкой от кого-то, кто знает. Это способ заменить коварную ложь правдой, которая будет резонировать со всеми вашими осколками, правдой, которая проникнет глубоко в каждую щель вашего существа. Будь то сегодня или через много лет, когда-нибудь, каким-то образом, я надеюсь, ты знаешь то, что я знаю как правду: ты действительно мать всех матерей — мама-воительница до мозга костей.
    . . .

    СПАСИБО каждой маме, папе, социальному работнику, терапевту, медсестре, врачу, человеку, больнице, церкви, центру поддержки горя и некоммерческой организации, которые помогли нам донести эту книгу до каждого больного сердца. Мы не смогли бы сделать это без вас!

    Это больше, чем просто книга, это движение.

    На сегодняшний день эта книга утешила сердца более 35 000 скорбящих семей по всему миру.

    Добавить комментарий

    Ваш адрес email не будет опубликован.